Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Большой подлог

Как правильно понимать события минувшего

Большой подлог

Новое сообщение ZHAN » 08 сен 2020, 20:12

Начну с одного предположения касательно будущей работы Комиссии по предотвращению фальсификации истории. При всем том, что на нашу страну порой накатываются волны самой разнообразной лжи, и при том, что создание противофальсификационной Комиссии — насущный шаг, вряд ли в результате ее работы будут выявлены существенные искажения, фальсификации каких-либо собственно исторических фактов.

Содержание международных договоров, фамилии их подписантов, исходы сражений… кто, когда взял, сдал какие города, крепости, столицы… все эти корпуса данных, и вообще говоря — факты, останутся, по-моему, почти неизменными. Ну не ждете же вы, что в тексте Версальских, Мюнхенских, Ялтинских соглашений, других договоров обнаружатся следы стираний, вписываний, вырванных или наоборот вклеенных дополнительных страниц. Или что, допустим, в редакциях «Радио России» и ВВС лежат противоречащие друг другу версии исторических документов. Вроде как, например, по известному «Разделу VI, «О Польше », ялтинских соглашений 4–11 февраля 1945 г., гласящего:
— Главы трех Правительств считают, что восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлениями от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши …
…вдруг пошли бы, представьте, споры:
— Нет, в Шестом Разделе стояло: 105 километров в пользу Польши!
— Нет, 5 километров!
— Нет …

Ведь и ВСЯ ЯЛТИНСКАЯ СИСТЕМА, все соглашения, декларации, ее составившие, все последующие конкретизирующие договора — каждой с каждой из полусотни стран, Устав ООН, — все столь же тщательно кодифицировано, вроде тех «пяти-восьми километров в пользу Польши…».

И при этом «Ялта» — одна из самых спорных тем сегодняшней Европы…
Так в чем же тогда могут быть «фальсификации»? :unknown:
Изображение

Интерпретации. Такой временный, «рабочий» термин. «Различные интерпретации » — так я отвечал, когда на пресс-конференциях или в телепрограммах вопросы доходили «до первоисточников», до самых исходных пунктов фальсификаций и споров. Все споры — фактически споры вокруг интерпретаций, истолкований (часто взаимоисключающих) одной и той же зафиксированной цифры, одного и того же документированного сторонами факта.

Это при том, что сегодня у спорящих стран вроде бы нет «господствующих идеологий» (оставлены на предыдущем витке противостояния) — а есть: «принимаемые ценности». Вот об этом феномене, о том, как идеологии, которых нет, заслоняют факты, которые есть, — об этом и будет рассказано в теме. И прежде всего, о меняющемся восприятии Второй мировой войны, вполне едином ранее (до не столь уж давнего времени), и — двоящемся в наши дни…

А то, что, как выясняется, борьба против фальсификаций, за правду истории фактически перенеслась в сферу интерпретаций, истолкований фактов, это и означает… да-да, все ту же «идеологическую борьбу », как ни надоела она некоторым за время позднего, «развитого», или можно сказать «брежневского» социализма.

Один фактурный, выразительный пример я сейчас все же заимствую из книги «Вторая мировая Перезагрузка » (2-е издание, июль 2007, глава 10), где подробно, прямо в деталях исследован вопрос: как именно следует интерпретировать соучастие Европы в нападении на СССР? Здесь же я уделю ближайшие страницы — тем «Перезагрузочным тезисам»:
1) Кейтель в Нюрнберге признал, что Чехословакия в 1938 году была просто неуязвима, была в военном отношении абсолютно недостижимой целью для вермахта. Судеты — это горы, где с 1920 года шли уникальные по размаху фортификационные работы.

2) Заговор генералов («Черная капелла»), выстреливший в 1944 году, составился именно в 1938 — как реакция на абсолютно безнадежную затею Гитлера с Чехословакией. И только «Мюнхен» позволил Гитлеру, образно говоря, показать язык немецким военным занудам и педантам…

3) Немецкие танки за полгода до «Мюнхена» в апреле 1938 года на парад по случаю аншлюса Австрии — подвозили по железной дороге. (Тоже недооцененный еще историками факт). Просто сломались. 200 км до Вены по мирному шоссе — было недоступным для них усилием.

4) Чехословакия в тот период занимала первое место в мире по экспорту вооружений. Чешские танки, лучшие тогда, продавались по всему миру. Они и составили основу бронетанковой мощи Германии. («Тигры» появились лишь летом 1943-го, на Курской дуге).

5) И — апофеоз сегодняшних интерпретаций. Гениальный, по сути, фрагмент из официальной истории завода «Шкода». Там после долгих свидетельств рекордного качества их танков идет следующий пассаж:

«До 1939 года заводом «Шкода» было выпущено 295 танков. К несчастью, после оккупации Чехословакии ее танки были включены в состав немецко-фашистских частей и участвовали в захвате Польши, Франции, в войне против Советского Союза. Последний танк чешского производства был уничтожен 10 декабря 1941 года при освобождении подмосковного города Клин ».
То есть нечто вроде корпоративного (а в перспективе и национального!) праздничка намечается у шкодных чехов: 10 декабря — «День окончания ответственности за танки »…

И я заранее могу сказать нашей «Противофальсификационной исторической комиссии»: На командировке в Прагу вполне можно сэкономить! В смысле — не ездить, не перепроверять чешскую танковую фактуру. ФАЛЬСИФИКАЦИЙ НЕ БУДЕТ! Скорее всего, окажется, действительно: не 1000, не 750, и не 350, а именно 295 «шкодовских» танков невыстрелившими сдали они Гитлеру. И последний из них, чешского производства… похоже, и вправду был… уничтожен 10 декабря 1941 года под подмосковным городом Клин …

Но… что старый запас танков (295 штук, сделанных еще для чешской армии ) закончился к 10 декабря 1941 года — это самая обычная практика, реальность войны. Ротация. «Расход» собственно немецких танков Т-II был даже выше — качество, качество!

Но… с 1939 года «Шкода», переименованная в Немецкую промышленную группу Hermann-Goering-Werke («Герман Геринг Верке») всю войну выпускала те же танки, но уже под немецким именем Pz Kpfw 135 (а тут уже счет на тысячи!), внедорожники, газогенераторные грузовики, тяжелые гусеничные тягачи… Но… Чехия-то — «правовое государство», не чета нам, здесь уважают — юридические формулировки. И, строго юридически говоря, они за свой «главный офис », находившийся в Германии — НЕ отвечают. Ну или не хотели бы отвечать.

Да, это их интерпретация Второй мировой войны. Понятно, «их» — не значит только шкодовская. Был, кстати, и другой знаменитый гигант, «ЧКД-Прага», ставший немецким концерном ВММ . Производили на «ЧКД»:

— Лучший, среди легких и средних танков вермахта Pz Kpfw-38 (это чешский танк ИМНР-Б, мировой лидер продаж) — изготовлено 1411 штук.

— Самоходное орудие «Мердер»,

— Лучшую противотанковую самоходку Второй мировой войны «Хертцер», тираж — 2584 штук…

А если далее ступить на «фактурные поля»… критик В. Николаев, разбирая в статье «О чердаках и подвалах Большой войны» книгу «Вторая мировая Перезагрузка» посоветовал «не зацикливаться на танках», напомнив и о самом ненавистном для советской пехоты «немецком» самолете.
Кстати, какой это самолет?
Как, наверно, и многие, я полагал, что это бомбардировщик «Юнкерс». Но нет, выверенная, просуммированная оценка называет… — «Фокке-Вульф-189» («Рама»), разведчик-корректировщик, чье появление означало неминуемый и высокоточный вражеский артобстрел. А артобстрелы, точные, «удачные» (для немцев), наносили в итоге больше урона, чем бомбардировки. (Просто сцены бомбардировок, с их видеорядом и характерным ревом-визгом бомб… — более кинематографически «выигрышны», что и повлияло на наше восприятие).

Так вот, этот разведчик-корректировщик «рама» — был высотный, чрезвычайно маневренный и практически несбиваемый самолет. А производился тот «Фокке-Вульф-189»… на заводах «Верк-3», во французском городе Бордо (привет нынешним там изготавливаемым «аэробусам»! Вот что значит забота о сохранении своей недвижимости и промышленного потенциала!)… а еще и на заводе «Аэро» в… Праге. Ну, опять этот «Город мастеров »!

Только отчаянные бомбардировки союзников в марте — апреле 1945 года! — снизили на 50 % производительность чешских промышленных гигантов…

И все эти… тысячи пражских, французских танков, самолетов, сделанных в 1939–1945 годах — до сих пор в военных справочниках зачисляются как немецкая продукция!

Ну и как же им после этого не любить, не держаться за… «строго юридические, правовые » подходы — одним мановением, предъявлением юридических документов, превращающие французское и чешское (и далее, все «объединенно-европейское») вооружение в — немецкое «гитлеровское». Вот она — разница в подходах, интерпретациях, которая дала мне основание назвать нашу правду «Континентальной правдой ».

У нас больше внимания к грубым материальным вещам: танкам, орудиям, самолетам. В Европе — к юридическим нюансам, правовым коллизиям. Потому-то в памятном 1968 году при угрозе выхода Чехословакии из советской сферы влияния мы и ввели свои войска. «Вы-то, пане чехи, мастера-оружейники всемирные — за себя-то не очень отвечаете. Опять, скажете, что главный офис был где-то там, далеко. Опять вас освобождать, бомбить …»

Ужасные, неправовые слова — «сфера влияния»? Но и это ведь — «ялтинский термин». Продукция в равной мере Британии, США, СССР.

Равно, кстати, как и ООН. И выделять ООН как оазис демократии правового миропорядка, противопоставлять ее тем же «сферам влияния»…

Этот пацифистский концерт можно пресечь одной только справкой:
Проект ООН на столах ее создателей лежал где-то посреди планов: «Багратион», «Оверлорд», проектов Тегеранских и Ялтинских повесток, «Проекта Манхэттен» (атомная бомба). ООН — отнюдь не нежный росток, взлелеянный демократами и пацифистами, но детище войны, такое же, как и штурмовик Ил-2, танк «тигр», «спитфайер», «катюша»…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

За вашу и нашу Ялту!

Новое сообщение ZHAN » 09 сен 2020, 20:00

К общеизвестной оценке, что «СССР стал мировой державой благодаря Ялтинской системе », добавлю лишь оттеняющий микрокомментарий: «НЕ Победа во Второй мировой», как таковая, дававшая лишь моральное удовлетворение, да еще с оттенком горечи (потери!), а именно — Система, дом, крепость… выстроенные на фундаменте Победы.

Большинство дипломатов и юристов признают Ялтинскую систему — частью, продолжением Вестфальской модели международных отношений, базирующейся на идее государственных суверенитетов. И хотя основной стержень «Ялты» — биполярность миропорядка исчезла в… (чаще называют 1991), сохранились многие ее элементы, фиксированные в международных договорах, стабилизирующие международные отношения. Можно сказать, что «Ялта» задала правила — и ведения Холодной войны, и выхода из нее. И хотя в этом смысле Ялтинская система явление более широкого порядка, воспринимают ее как реальность, данную в ощущениях холодной войны.

В хоре нынешних критиков «Ялты» легко различить два голоска, назовем условно: дискант пацифистов и фальцет восточноевропейских лимитрофов. А основной мотив критики — сублимационный: когда неудобно лишний раз ругнуть Россию — ругают «Ялтинскую систему».

И вот сегодня с неким уже — признаем — оттенком абсурда… защищая «Ялту» как Систему, мы все же должны повторять и повторять:

1) Настоящая оценка Ялтинской системы международных отношений возможна только в сопоставлении ее с предшественницей — Версальско-Вашингтонской системой. Критикам можно возражать попунктно, сравнивая все детали Версальского и Ялтинского механизмов, вплоть до сравнения действий и действенности Лиги Наций и ООН. Но при этом, нельзя выводить из поля сравнений «конечный продукт их деятельности», забывать, что главной продукцией Версаля была: Вторая мировая война.

2) Да, можно сравнивать «Ялтинскую встречу» с… Фестивалем в Сан-Ремо, с хиповой тусовкой Вудстока, со Всемирным конгрессом пацифистов, с Барселонской Олимпиадой, с выборами Мисс Вселенная — что по сути и делается, с суровым выводом, что «Ялта» — гораздо более суровое, циничное, грубое мероприятие… Но настоящая, добросовестная оценка Ялтинской системы международных отношений возможна, и т. д. см. Пункт 1.

Главный куш, «яблоко раздора», известны: те самые восточноевропейские «сувенирные» суверенитеты, так щедро отсыпанные «Версалем» и ущемленные ялтинским принципом «сфер влияния». Да, по «Версалю» не было «сфер влияния», хотя были «подмандатные территории» — но это ж где-то там… Ближний, Дальний… вообще — Востоки!
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Плавающий курс» суверенитетов

Новое сообщение ZHAN » 10 сен 2020, 20:54

Да, само признание странами-победителями наличия «сфер влияния» — по определению ограничивало суверенитеты, но ведь они и раньше имели — эдакий, плавающий курс .

Например, узнав про соглашение (еще тегеранское) союзников о послевоенном включении Прибалтийских республик в СССР, Гитлер тут же парировал: объявил Латвию, Эстонию — независимыми. Но самое интересное — его историческая мотивировка: независимость в 1918 году Латвия-Эстония получили фактически из рук фон дер Гольца, вытеснившего красные войска. Потом это свое завоевание (латышско-эстонскую независимость) Германия отдала в 1940 году — Советскому Союзу, а сейчас, в 1943 вольна забрать обратно. И прибалты приняли и эту аргументацию и «независимость» в 1943-м, собственно, уже второй раз, считая от 1918 года. Добавилось несколько вывесок у комендатур в Таллине и Риге.

О чем это говорит, кроме того, что цена той прибалтийской «независмости» — «пфенниг в базарный день»?
Да, именно: по пол-пфенинга на Эстонию и Латвию.

Нельзя же не признать, что «Ялтинская система», отвечая за ход холодной войны — и выход из нее, мирно преподнесла Риге и Таллину суверенитет — реально стоящий, гораздо более, чем те два германских подарка 1918 и 1943 годов…

В статье «Масса греха», в книге «Вторая мировая Перезагрузка» приводились ключевые примеры:

Литва в марте 1939 г. (почти за полтора года до присоединения к СССР), оказала огромную, а если соотнести с величиной помогающего государства, то и рекордно огромную в Европе помощь гитлеровской Германии. Об этом подробнее будет в сюжете: «Литовский дивертисмент». Здесь же кратко скажем, что важнейший балтийский военный порт — Мемель с округой, переназванный Клайпедой, и принятый в Версале Литвой под международные гарантии , более даже внушительные, чем те, что имела Польша в сентябре 1939 (в дополнительных гарантах у Литвы были и Япония с Италией) был все же литовцами сдан «на первый окрик» Гитлера. Современные литовские историки вывод делают вполне философский: «Конечно, больно, когда рубят руку, но глупо подставлять еще и голову… »… И Гитлер в марте 1939 юридически безупречно вошел в Мемель.

И Литва, по-своему, в доступной ей форме, но тоже — опровергла «Версаль».

Так что большой ошибкой будет сведение всех геополитических издержек — к действиям Великих держав.

И Литва за полтора года ДО присоединения к СССР сработавшая на Гитлера своим «Мемельским делом», и Чехословакия, и бежавшее польское правительство (тоже — ДО вхождения советских войск)…

Вывод: рисков, сопряженных с жизнью нормальных суверенных государств, восточноевропейцы тогда нести не пожелали!

В общем — дилемма. Это ведь сначала Страсбург (столицу ПАСЕ), Прагу и Вильнюс надо освободить, чтобы там потом смогли обосноваться те умники, которые расскажут, КАК правильно надо было их освобождать, и какие пени полагаются за нарушение их правил.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Одним парадом меньше

Новое сообщение ZHAN » 11 сен 2020, 21:33

Был такой популярный штамп времен Горбачева — Донахью: «Диалог поверх барьеров », траектория же моего исследования — скорее «под барьерами». Возможные сопоставления с сапером, кротом не отменят моего интереса к глубинным, тектоническим сдвигам, трещинам. Для меня примером такой трещины послужил один не очень вроде бы громкий факт.

По сложившейся традиции в Европе широко празднуются годовщины (кратные десяти) открытия Второго фронта. В 2004 году на 60-летие Россия была приглашена, выслушала комплименты о своей «выдающейся роли в общей Победе»… Все прекрасно. Оставалась одна небольшая червоточина, а именно: на предыдущий юбилей, на 50-летие, в 1994-м, французы-распорядители Россию почему-то не пригласили. Казалось бы: ну, юбилейным парадом больше — или меньше…

Однако, любопытно было все же: а что означала сия разница в списках участников торжеств 1994 и 2004 годов?
Вскрылись какие-то новые факты о той войне?
Или (в нынешней актуальной терминологии): разоблачены какие-нибудь попытки фальсификации истории в ущерб интересам России? Например, французы как раз к 2004 году, — вдруг разузнали, что вот… была, оказывается, такая «Сталинградская битва», поспособствовавшая общей Победе, их, французов, освобождению.
И, разузнав это, решили пригласить русских?

Так нет же! Еще… 9 февраля 1943 года, знаменитый французский писатель Жан Ришар-Блок утешал из Лондона по радио своих «униженных и оскорбленных» соотечественников:
— Слушайте, парижане! Первых трех дивизий, которые проникли в Париж в июне 1940 года и осквернили нашу столицу, этих трех немецких дивизий — 100-й, 130-й и 295-й — не существует больше! Они уничтожены под Сталинградом! Русские отомстили за Париж! Русские отомстят за Францию !..

В общем, понятно, что собственно военных подробностей и фактов — не очень-то добавилось в тот «послемиллениумный» период, да и вряд ли они, «факты», даже будь отысканы, заинтересовали бы кого-то из суетливых французских оргкомитетов «торжеств» 1994 и 2004 годов…

Или может они… эдакие интеллектуалы, эстеты, а Россия-1994 — так малоприглядна, и они просто не пожелали видеть, как наш пьяный президент-дирижер вдруг попробует себя на параде еще и… тамбур-мажором? Или может, наоборот, они — такие прагматики: позвали Россию-2004, а при 250 долларах за баррель — пригласили бы на Парад, как «героев Второго фронта » и Кувейт с Эмиратами?!

Вот второе предположение и ближе к истине, правда не в такой полемически-заостренной форме, «с Кувейтами-Эмиратами», а в том смысле, что именно ПОСЛЕ-военные реалии, политико-экономические условия, идеологические бои, интерпретации… и формируют нынешние оценки даже в сугубо военно-исторических сферах, то оставляя одних ветеранов войн — за бортом, то выводя других на первую линию торжественных Парадов Победителей.

Хотя сказать, что история Второй мировой войны фальсифицируется, интерпретируется исходя из сугубо ПОСЛЕ-военных политических и даже экономических интересов, — это еще не Бог весть какое открытие. Но историческая динамика этих фальсификаций — вот что особенно интересно проследить!

Проще говоря: свои, и глубоко различные, и даже антагонистические интересы у Британии, США и СССР были все эти годы, начиная, может с самого 1946-го, однако ж, попытка приравнять Сталина к Гитлеру, СССР к фашистской Германии, эта «интерпретация» — продукт самого недавнего времени . Уточню, речь идет о приравнивании СССР к фашистской Германии не на уровне каких-либо предвыборных, агитационных заносов, перехлестов в речах кандидатов, бывших в тот момент все же частными лицами. Речь идет о таких вещах, как например, резолюция комитета ПАСЕ лета 2009 года, уравнявшей «сталинизм и фашизм».

Подобных обвинений, со стороны наших западных оппонентов НЕ БЫЛО, практически до конца 1980-х годов. Давние упреки к СССР-России, (Чехия-68… танки, Венгрия-56… танки… ), озвучиваемые европарламентариями, правозащитниками, лицами и корпорациями, осваивающими натовские бюджеты, и т. д., именно в последние 15–20 лет достигли этого уровня.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

1054 год — Великое разделение церквей

Новое сообщение ZHAN » 12 сен 2020, 13:11

В поисках самых первых разделительных пунктов с нашими давними оппонентами, снимая археологический слой за слоем, доходя до самых первых трещин, расходящихся континентов, так или иначе придешь — к Великому разделению церквей 1054 года. И потом к двум важнейшим событиям уже разделенной истории, довершившими в XIII веке этот раскол, оформившими его и сделавшими, похоже, необратимым:

1. 1204 год. Четвертый крестовый поход, вдруг весьма неожиданно развернулся в сторону союзника по первым трем. Внезапно был захвачен богатейший город тогдашнего мира — православный Константинополь. Именно его богатства легли в основу европейских банковских домов, и прежде всего ломбардских. Историки давно зафиксировали следующий вывод (или обвинение): католический Запад в ту эпоху не делал различия между мусульманами, язычниками и схизматиками (так они называли православных). НО… есть еще один уникальный момент, доселе исследователями как-то не отмечаемый. Ведь мусульманам, по всем крестоносным планам грозило: только лишь отнятие Иерусалима, Святой Земли !.. Никогда НЕ планировалось идти дальше, например: уничтожать Мекку, Медину, окатоличивать арабов! А вот православие по римским планам — должно быть уничтожено полностью (как исповедание). На него Крестоносные походы шли не за овладение одним определенным пунктом, а по всему фронту: от Новгорода до Константинополя . Вот о каком парадоксе я предлагаю задуматься, восстанавливая историческую картину.

2. Выбор Александра Невского, 1240–1251 год: «Союз на Востоке — оборона на Западе». Я привязываю этот выбор к 1240–1251 годам, от первого отраженного Александром крестового похода на Северную Русь — до поездки его в Орду, братания с сыном Батыя Сартаком. Выбор важнейший для формирования нашей идентичности, по сути решивший, что вот: на этом месте будет Россия, а не еще одна Польша. Об этом будет отдельный рассказ.

Одна из гипотез, наиболее часто повторяемых в конце XX века, объясняла различие «Цивилизированной Европы» и «Дикой Азии» — наследием Римской империи. Суммирующий тезис этой гипотезы часто формулировался так:
«Куда только дошли римские легионы, где установилось римское право — там и правопорядок, там и выросла демократия».
Понятно, «…куда только дошли римские легионы » — несколько запальчивый образ, все же в виду имелись регионы твердого, устойчивого и долговременного римского правления. Но… переводя на современные географические титулы: до Ирана, Азейбарджана те «римские легионы» доходили, но Сирия, Ливан, Турция, половины Ирака-Иордании-Армении, и вся Северная Африка — как раз и были зонами устойчивого многолетнего римского правления. А вот восточная Германия, Силезия, Польша, Скандинавия, наоборот: там эти «римские легионы» даже «не ночевали».

Не стоит абсолютизировать (тоже популярная версия) и «римское право, как основу западноевропейской цивилизации, демократии, правовых государств …» и, в конечном (и самом важном для некоторых) счете, — материального благополучия.

Римским-то оно зовется — от «Рима Второго».

Именно Константинопольский римский император Юстиниан кодифицировал и передал миру то, что называется: Римское право. Те, кого мы привычно именуем: «византийцы», в действительности откликались на обращение: «ромеи» (римляне). А вот на территориях тогдашних Италии, Германии, Британии, Франции как раз в это самое время бродили и только-только рассаживались варвары. А юридический процесс, например, в районе тогдашнего Рима Первого, представлял собой короткую перепалку какого-нибудь лангобарда или вандала, а потом — поединок, для выяснения правоты. Юридическими атрибутами и аргументами тогдашнего «перворимского права» были: дубины, палицы, мечи…

Это все она, политкорректность вынуждает тот простой и ясный факт, что Европейская цивилизация создана Христианством — обходить кругами (в угоду то ли мусульманам, то ли атеистам). И на этих кругах перебирать: римские легионы, римское право. Христианство создало «Европу», Христианство же ее и разделило, разделившись само, и вот в этом самом разделе интересно заметить следующее: Девятьсот пятьдесят лет НЕ вместе.

Начну с того, что, возможно, покажется парадоксом. Возвышение римских пап, если добраться до самых-самых пред-пред-посылок, было вызвано их захолустным, окраинным положением в период становления христианства. Доказательства? Да вы откройте самую обычную карту «Путешествия апостолов », что прилагается почти к каждому изданию Евангелий, и гляньте на города, где проповедовали апостолы. На Востоке: Антиохия, Афины, Эфес, Фессалоники, Милет, Родос, Атталия, Александрия, Сидон. На Западе — только Рим… Говорят: «Все дороги ведут в Рим »? — возможно, — Но НЕ дороги апостолов! И общий вид карты подтверждает: роение христианской жизни — на Востоке. И только где-то далеко, там, за западной околицей — один-одинешенек Рим.

Те города, удостоенные посещения апостолов, стали именоваться «апостольскими кафедрами». Причем некоторые из них были (и оставались) совершенно ничтожными в экономическом, политическом значении, по численности населения. До Великого разделения еще почти тысяча лет, но первый из Предопределенных шагов уже сделан…

Следующий, двести лет спустя, шаг к разделению церквей — это первые ереси и борьба с ними. Как ни странно — ведь в этой борьбе с гностицизмом, арианством Запад и Восток были абсолютно едины. Но и в этой совместной борьбе, был сделан следующий шаг к будущему разделению. Дело в том, что главными в спорах с еретиками были не метафизические аргументы — а сугубо исторические.

К примеру, александрийский заумник Арий, отец самой опасной из ересей — арианства, отрицал единосущность Троицы в таких хитроумных метафизических построениях, разобраться в которых могли, что тогда, что сейчас — считанные десятки людей. Но еще тот Арий, оказывается, писал популярные песни (!!!), в которые и вставлял свои краткие лозунги. Песни уже без всякой метафизики, но, наверное, с немалым «драйвом». Поразительный факт — ведь это за тысячу семьсот лет до мормонской рок-группы «Осмондс», до американских поющих телепроповедников, до Рона Хаббарда и прочих!

Почти все германские племена приняли христианство — в арианской… аранжировке. Два Вселенских церковных собора яростно боролись с Арием и арианством. И поскольку аргументы в спорах, как упоминалось, были в основном исторические: Какой апостол, Где? Что? Когда говорил? — по поводу, например, единосущности Троицы — то резко поднялось значение тех самых «апостольских кафедр», которые раньше ничем в церковной иерархии не отличались от обычных — епископских. Так епископы апостольских кафедр и выделились, стали патриархами.

И когда — это уже третий шаг! — Римская империя окончательно разделилась, почти по ровной прямой линии, (представить которую на современной карте можно проведя отрезок от столицы Слободана Милошевича — до столицы Муаммара Каддафи), в Восточном государстве остались: Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский патриархи, а в Западном только — Римский. Такие разнородные обстоятельства и поставили Римского патриарха в уникальное, а можно сказать — изолированное, а можно и — монопольное положение. Так было положено основание тому, что историки назовут — папоцезаризм.

До раскола церквей еще пятьсот лет, но уже в глубине формируется… свои разные стили восприятия мира, действия. Там (Восток) — соборность, (споры, толчея), тут (Рим) — одинокие размышления на отшибе.

Более важными, более глубинными причинами разделения судеб континентов представляются те различия положений церкви. А самым интересным — то, как образ мыслей и действий первосвященников проецировался на народ.

На какие виды подразделяются Разделения?

Тонкость предмета требует сугубого внимания к формулировкам. Церковь признает два типа разделений:
Разделение по поводу догматов — ереси.
Разделение по поводу церковного управления — схизмы (расколы).

Так вот описываемое 1000-летнее разделение с западной точки зрения — схизма, (а мы, соответственно: «греческие схизматики»), а с Восточной точки зрения — ересь. («Латинская ересь»). Со временем точность определений стала непозволительной роскошью и оба термина стали одинаково ругательными. Но то, что католики нас не считали еретиками, по-моему, следует еще из такого факта, как Уния: православные Западной Украины не изменили ничего в обрядах и догматах, лишь признали главенство Пап (2-й пункт) — и были «приняты в католики».

Первым и главным пунктом разделения является догмат о филиокве (filioque — латинское: «и от сына»). Православные считают, что Дух Святой исходит от Отца, католики — «от Отца и от Сына».

А кто, собственно, прав?

Истории Великого разделения посвящены многие тысячи работ и книг, наивны попытки в одном посте ответить на поставленный вопрос. Но… если задать, как на экзамене, «наводящий вопрос»: Кто более неправ: схизматик или еретик? — иными словами, что важнее: единство догматов или единство управления? А если еще и пренебречь политкорректностью и удобством гладких, симметричных ответов («и вашим и нашим»), то следует все же «рубануть с плеча»: правы — православные.

Даже базируясь на нейтральные источники — наши издания эпохи государственного атеизма, можно констатировать: Никео-Цареградский символ веры, принятый в 325 году на Вселенском соборе всем христианским миром, фиксирует: «Святой Дух — от Отца». Тогда все патриархи (и Римский) назывались православными — в противовес накатывавшим волнам ересей: гностиков, ариан, монофелитов, монофизитов (несториан). В соборе Святого Петра, в Риме, папа Лев III установил две серебряные таблицы с Никейским символом веры на латыни и греческом, и подписью:
«Я, Лев, поставил это по любви к православной вере и для охранения ее».
Догмат о филиокве, ранее называемый «испанское новшество», впервые «засветился» лишь в VIII веке на Толедском соборе. Можно сказать, что в смысле отступления от Никейского кредо — Римские папы позиционировали себя так же, как когда-то ариане и прочие. Изменение догмата они сочли несущественным по сравнению с принципом единства, единоначалия пап. А откуда взялось это едино началие — показано ранее.

Писатель Александр Сегень в романе об Александре Невском зачерпнул древнее, народное и удивительно точное понимание сути филиокве. В совершенно мимоходном, досужем разговоре по поводу проезжающих мимо рыцарей Тевтонского ордена, один дружинник спрашивает: «А правда, что те папежники двум Святым Духам веруют?»

Какое точное слово, нечаянный афоризм людей, никогда не участвовавших в богословских спорах! Если по-римски: и Отца и от Сына, это ж значит: ДВА Святых Духа!

Но самым интересным, думаю, будет какой-либо намек на отношение нас, нынешних к тем давним разделениям. Вот свидетельство очевидца о Цареграде V века, о греках, от которых мы «веру восприяли». Пишет Григорий Нисский, младший брат святителя Василия Великого, известный в частности еще и тем, что отрицал реальность Зла (зло — просто отсутствие Добра).
«Все здесь полно людей рассуждающих о непостижимых предметах. Спросишь, сколько заплатить оболов? — философствует о Рожденном и Нерожденном. Спросишь о цене на хлеб — отвечают: «Отец больше Сына!». Справляешься, готова ли баня? — говорят: «Сын произошел из ничего»».
Ну как тут с умилением не узнать себя? Не признать — ну это же мы, точно — мы, Господи! :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Хронология конфликта

Новое сообщение ZHAN » 13 сен 2020, 14:37

Сам процесс «развода» затянулся на 200 лет, примерно с 867 по 1054 год, так что в 2004 году, строго говоря, исполнилось 950 лет разделению. Для наглядности я свел события в такое подобие таблицы, отмечая: годы, действия, имена Римских Пап, Константинопольских патриархов — и еще императоров (увидите почему):
Изображение

Через двести лет, во время Четвертого Крестового похода крестоносцы захватят и разграбят Константинополь. Еще через двести лет осажденный мусульманами Константинополь откажется от помощи на условии присоединения к Риму (Известный клич: «Лучше чалма, чем тиара!») — и будет захвачен. Храм Святой Софии превращен в мечеть.

История пронзительной поучительности. Восточная церковь совершенствовала метафизику, личную этику, учение о божественной сущности, в организационных вопросах полагаясь на «симфонию» с императорами, падения которых тянули за собой и церковь. Колорит — даже в простом перечне имен: Михаил III Пьяница, Лев VI Философ. «Философ», в погоне за четвертым браком свергающий Патриарха — да уж, «философский взгляд» на жизнь!

Римский же папа выстраивает свою собственную «вертикаль власти» (за издержки и грехи этого строительства Иоанн-Павел II недавно приносил извинения). Там споры, соборы, четыре патриарха, а здесь, «на отшибе» — один. Первый, по сути — западный индивидуалист, идея «личной ответственности»… и т. д.

В русле этой темы, важно показать, как за эти «950 лет НЕ вместе» разошлись мировоззрение, критерии оценки — в том числе оценки исторических событий, в том числе событий Второй мировой войны…

Вернусь к первой идее. Борясь «с фальсификациями» — мы столкнемся не с вырванными или вставленными страницами, не со следами выскобленных и нововписанных цифр — а с различиями в интерпретации, в понимании одних и тех же фактов. Систематизируя эти разночтения, мы доберемся до периода формирования различных мировоззрений, симпатий, фобий.

Выше мы говорили о самых начальных предопределенностях, разведших католичество и православие. Но именно бурный XIII век превратил религиозные расхождения в глубокую политическую пропасть. И начиная с XIII века религиозные и политические конфликты стали впечатываться в народное сознание. Мы, Россия и Европа, зажили совершенно разной жизнью.

Дитер Гро, книга «РОССИЯ ГЛАЗАМИ ЕВРОПЫ. 300 лет исторической перспективы » говорит: …о той духовной работе, потребовавшейся, чтобы одно географическое понятие, Европа, могло быть противопоставлено России, — причем выясняется, что… всем другим оно, (Европа) — нейтрально.

Всякий, пишущий на эту тему, разумеется, не может обойти и величественную, необъятную книгу Данилевского «Россия и Европа». Тут, в выражении «не обойти» есть два смысловых оттенка: не обойтись без нее, и — не обойти, не проскочить мимо. Я, рассматривая все различие русской и европейской судьбы, характера — избираю траекторию параллельного (Данилевскому) движения: в том же, надеюсь, направлении, но чуть-чуть по другому полю, по другим фактурным кочкам.

Вот и на первом «русско-европейском» этапе, кратком исследовании религиозных исходных точек, как бы замеряя дистанцию этого параллельного хода, отмечаю лишь небольшую разницу.

Данилевский:
«Католичество зародилось, собственно, со времен Карла Великого, когда он своим покровительством утвердил власть римского епископа во всем своем государстве, границы которого почти совпадали с тем, что, собственно, должно называть Европою. До этого времени римские первосвященники пользовались только тем уважением, которое сопряжено было с именем Рима…

Христианство в чистой форме православия, прилаживаясь к свойствам романо-германского народного характера, обратилось чрез это в католичество…»
Я абсолютно согласен, силовое давление императора Карла Великого — было первым, первичным моментом расхождения католического и православного континентов. Только чуть добавляя, что был и некий предопределенный, досиловой момент: монопольное положение римских пап — как изнанка их «христианской захолустности».

Вот на такой небольшой дистанции и пролагается путь нашего путешествия… по водораздельному хребту «Россия — Европа». Существенное расхождение только в самых дальних посылах, выводах: Данилевский верил в грядущий панславянский триумф, мне кажется более надежной целью — евразийство.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Обретение континента

Новое сообщение ZHAN » 14 сен 2020, 20:01

Итак, переходим от дальних, расходящихся кругов («маршруты римских легионов», «римское право») — к упомянутым двум пунктам твердого размежевания. Четвертый крестовый поход уже упоминался, хотя и как увертюра. Другое важнейшее событие православно-католического раскола стоит ближе к главному сюжету этой темы: «Выбор Александра Невского».

Да, тяжело начинался русский XIII век. 1204 год. Запредельная подлость Четвертого похода, внезапного удара по христианскому союзнику, разграбление величайшего мирового города, нашей духовной столицы, конечно повлияла на мировоззрение Александра, во времена его юности это была свежая рана. Далее: 1238 г. — поход Батыя. 1240 г. — шведы (а точнее там были и датчане, и много еще кто). 1242 г. — немецкий крестовый поход…

Но был у Александра Невского и еще один важный предтеча. Святослав. Тут многие возможно удивятся: ведь, как известно, выбор Александра Невского означал: «Союз на Востоке — Оборона на Западе », а главное деяние Святослава, разгром Хазарского каганата, это вообще говоря — нападение «на Восток». И тем не менее. По сути, это были движения в одном направлении: навстречу Азии, и навстречу, получается — евразийству. Ведь ту войну князя Святослава, точнее ее результат, называют еще: «Открытие дверей», «Открытие шлюзов». Имеется в виду важнейшее следствие разгрома Хазарского каганата (966–977 гг.): исчез заслон от кочевых орд Азии, и с тех пор пошло …

Гарвардский историк, столп советологии, Ричард Пайпс, (утверждая при том, что его книга «Россия при старом режиме » — сочувственное к нам сочинение), описывает этот момент так:
«В пылу спора о контроле над единственной группой славян еще платящей дань хазарам… безрассудным поступком Святослав… открыл шлюзы, через которые немедленно хлынули враждебные тюркские племена… Сперва печенеги, потом половцы, потом …»
Пайпс здесь суммирует мнение многих историков. Хазарский каганат, действительно, лет 180 был надежнейшей «заслонкой» от азиатских орд. Мало того, за безрассудство походов Святослава упрекала, как хорошо известно, и его мать, Ольга, в письме из позабытого сыном Киева… Собственно и сама гибель Святослава на Днепре, при возвращении из Византийского похода, от руки печенегов (одни из первых, вломившихся в «открытые шлюзы ») — свидетельствует о том же.

Точности ради, следует сказать, что добивал Хазарский каганат уже Святославов сын Владимир.

Но интересна, согласитесь, эта игра интонаций: вот западный историк нам сочувствует. Да, мы часто, взвешивая исторические результаты, упускаем важность моментов, кажущихся побочными, вроде этой разницы: Запад сочувствует, а у нас-то безрассудный Святослав, практически — идеал князя-воина. Святославовы: «Иду на вы », «Мертвые сраму не имут » — это же единственные фрагменты прямой речи, долетевшие сквозь тысячу лет до нашего мира. Задумаешься тут — через всю толщу веков, из десятого (века) в наш обиход вошли только две известные прямые цитаты, и оказалось, это фразы не, допустим, Ярослава Мудрого, а вояки Святослава. Кто из государей того периода сравнится с ним, безрассудным ?

А дело в том, что его «безрассудство» — это был шаг античного героя… шаг навстречу Судьбе, Року! Да, «выход в открытый космос» Азии был лучше, чем сидение за такой «заслонкой», как Хазарский каганат. Но и все последующее, включая «Выбор Александра Невского», рождение козачества, походы Ермака, Хабарова, Дежнева и Моторы — процесс, который называют «Покорение Сибири»… вплоть до недавнего завистливого вздоха Мадлен Олбрайт «Несправедливо, что все богатства Сибири принадлежат русским », и Бжезинского: «Сибирь — главный геополитический приз для Америки » — все это, если разобраться, едва ли не самая лучшая иллюстрация к важному принципу, сформулированному, хотя и мимоходом, Фридрихом Ницше: Amor fati («Амор фати» — Любовь к судьбе).

Тут и у нашего Пушкина (историческую проницательность которого отмечает тот же гарвардский Ричард Пайпс) известная формула: «России определено было высокое предназначение, ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы» — это менее, чем полуправда. Да, героическое сопротивление, заслонение собой Европы — было. Но Миссия России оказалась гораздо глубже и богаче последствиями. И выше. И длительней. Собственно, длится она и по сей день.

Есть у меня одно предположение, относительно «Выбора Александра Невского». Точнее, некая гипотетическая, драматургическая сцена надстраивается, но — поверх вполне достоверных фактов. Которые, в общем, просты и общеизвестны. Русь в середине XIII века — данница Батыевой Орды. Сама Орда — часть Улуса Джучиева. Который тоже — не самый верх. Улус — часть великой империи Чингисидов, верховный хан которой сидит где-то в Карокоруме. Почти — на другой планете. Далее, говорят, лежит какой-то Китай, тоже: Улус другого Чингисида, Хубилая.

И вот князь Александр в 1247 году едет к хану Батыю, к устью Волги, в Сарай. Становится побратимом ханского сына Сартака. За Александром уже тогда слава его великих побед, а воинскую славу татары чтут более всего. Батый отправляет Александра еще дальше, к великому хану в Монголию. Возможно, Батый гордится, желает предъявить великому хану своего именитого данника. Для Александра же это значит — еще двухлетнее путешествие, через всю Сибирь.

В 1258 году Невский опять едет в Орду. Тяжело ему оставлять Россию — именно в эти десятилетия монгольские набеги сочетаются с натиском шведов, европейских крестоносцев, мощно поднимающейся Литвы… Самые, может, тяжелые десятилетия в жизни Руси.

Папа Иннокентий IV присылет к Александру двух кардиналов. Папская булла предлагала, говоря в современно-кратком стиле («нефть в обмен на продовольствие»): военную помощь в обмен на католичество. Летописец приводит гордый ответ Невского, одну из прекраснейших фраз в русской истории:
«си вся съведаем добре, а от вас учения не приимаем »…
А гипотеза моя, «надстроенная» над этими фактами сцена, выходит такая. Александр едет из маленькой, скорчившейся на самом краю монгольского континента Руси, цепляющейся за жизнь от набега до набега. Едет через Поволжье, Южно-Уральские степи, пересекает Иртыш, Обь. Минует Алтай, Монголию… Едет в этот невероятный Карокорум. Гадает: как-то его там встретит Великий хан — Господин его Господина…

И вдруг… допустим это для зрительного образа — где-то, перевалив через Урал… или — миновавши Алтай… Александр вдруг ясно представляет, духовным зрением видит всю эту великую, на два года пути, диковинную страну — своей, Русской империей!

Видит, что, выражаясь кратко, Русь освободится от Орды — вместе с Ордой (в придачу). Александр Невский видит своих потомков, рассылающих губернаторов на Волгу, на Урал, Иртыш, на Енисей. Видит и других своих, еще более дальних потомков, для которых эта земля станет главной опорой, защитой и кормилицей!..

Какие ж могут быть основания для подобной «сцены-видения»?
Да те самые, что князь Александр был «…Канонизирован в лике благоверных при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 года».
И если понимать причисление к лику святых не просто, как … «награждение посмертно», «присвоение почетного звания», а — признание каких-то особых… — не заслуг (это, повторю — не награда!), а именно — особых свойств человека, признанного Святым, то это и означает — признание возможности подобного Александрова видения. Признание того, что он мог не только мысленно прочертить на Чудском льду — стрелочки карты сражения, за несколько часов до самого сражения, как «простой великий полководец »… Но, как святой — мог заглянуть духовным взором и гораздо далее.

И то, что частица мощей святого князя сегодня почитается в Храме Александра Невского в городе София, в освобожденной его потомком Болгарии — это все части того мысленного купола, простершегося над князем Александром. В 2009 году «Именем России» стал Александр Невский — все помнят, как его кандидатуру отстаивал Митрополит (ныне — Патриарх) Кирилл.

Русский водораздел прошел именно по «хребту» Евразийской миссии. Некая душевная широта, способность увидеть: то, что ранее было только источником страха и ненависти, считалось «карой господней», оказалось более сложным явлением: и наказанием, и испытанием. Былинный, сказочный, «архетипичный», как теперь выражаются, сюжет. Выдержать удар, и не озлобиться, не дойти до тупой национальной ненависти: татары, через 130 лет побежавшие на Русь, спасаясь от «Великой Замятии» — русскими принимались великодушно. Тут важно и необычайно интересно подметить, что это приятие шло на всех уровнях. К примеру, великий князь московский принимает мурзу Чета — и от этого нового русского витязя пошли будущие Сабуровы, Годуновы. Но в то же время, где-то в степи, за сотни верст от южной границы Московии — робята из Чернигова, Рязани… ушедшие «козаковать» — принимают в свою ватагу татарина, тоже бежавшего «за волей». Их-то, этих беглецов в Диком Поле, принявших татарина, уж трудно заподозрить в дальних, мягко говоря, политических расчетах. То принятие, наоборот, было скорее лишним поводом для ханов, темников устроить облаву на козацкую ватагу, притянувшую их воинов. В такой борьбе и родился гордый и грозный лозунг: «С Дону — выдачи нет!». Наверно, был и «…с Днепра».

Казаки-козаки (вольные головы , тюрк.) — прекрасный аналог тех самых более энергичных электронов на внешних орбитах, что своей активностью обеспечивают «сплав» химических элементов, металлов.

Сибирь. Великая страна и Великое Приключение. Пятьсот человек прошли до Камчатки, покорив за семьдесят лет треть всего известного на тот момент мира . Отчего? Ловкие стрелки Ермака и Хабарова, Дежнева и Моторы? Но тогда и вся наша история превращается в невыносимо пошлый американский вестерн: «Ермак быстрее всех выхватывал эту… пищаль и стрелял от бедра ». Того гляди, замаячат где-то у Байкала болтающиеся дверцы «салуна».

«Русский водораздел» (русскими назывались жители нынешней Украины вплоть до XIX века, в том числе и ставшие униатами)…

В самом обобщенном виде критерии разделения сводились к следующему:
«Внуренний». Принятие/непринятие — простоты (внутреннего обустройства).
«Внешний». Принятие/непринятие — простора (распространенности вовне).

Признаться, термин «простор» взят мною из числа других возможных: «размеры территорий», «колонизация» «результаты экспансии», «большая площадь страны»… — дабы самим созвучием подчеркнуть некоторую взаимосвязанность, неабсолютную, но все ж — взаимообусловленность внутренней «Простоты» и внешнего «Простора».

В самом общем случае, в Средние века складываются государства двух типов:
1) трехуровневое: Монарх — Нарочитые люди — Народ
2) двухуровневое: Монарх — Народ.

«Нарочитые люди» — это умышленно взят самый общий эпитет. Значительные, именитые, обильные… Нарочитыми людьми были: русские бояре, торговая аристократия Новгорода. Нарочитыми людьми были английские бароны, выбившие у Иоанна Безземельного Великую Хартию Вольностей. И уж совершенно нарочитыми были польские паны, выбившие себе конституцию с «либерум вето» (любой шляхтич мог заблокировать решение короля)…

А вот русские бояре/дворяне от момента потери «права ухода» и до подписания роковой «Жалованной грамоты дворянству » 1762 года — не были «нарочитыми». В смысле «правосубъектности» они были, вообще говоря — «народом», в этой крайне упрощенной схеме.

Не будем вдаваться в подробности того, как Аллоды русского боярства стали Феодами, гораздо интереснее следующее. В принципе, всякий монарх хотел бы упрочить, увеличить свою власть, сделать аллодиалов своего государства — феодалами (зависимыми земледержателями). До XIX века — это была политическая программа (или мечта) любого монарха. И того же Иоанна Безземельного и Филиппа Красивого и Мстислава Киевского, и Романа Галицкого, и Юрия Долгорукого. И самое интересное, что на Руси — вектор «сбытия» этой мечты, реализации абсолютистских планов был направлен строго на Северо-Восток.

А здесь важно сказать — о сочетании влияния Простоты и Простора, о том, что именно государство такой модели оказалось способным раздвинуть свои пределы до Тихого океана и… принять в себя Улус Джучиев, созданный по схожей, двухуровневой модели!

И сегодня люди с подобным менталитетом, с внутренней способностью шагнуть в Евразийский простор, перешагнув — не только Волгу — но и собственные обиды! (допустим, на бывших ордынцев), страхи… эти люди живут по обе стороны той черты, которую нынче многие мечтают сделать восточной границей НАТО! И это еще непременно скажется.

Описывая «водораздел» — упомянем и о другой стороне. Конечно, живут там — не «великаны, оборотни… люди с песьими головами», а такие же люди, а из них поближе к «водоразделу» и вовсе — славяне, НО с другой моделью поведения, со следами вдавления другой матрицы-пуансона. По «нашу сторону» человек, в конечном счете, признает власть, авторитет (кроме духовной власти Церкви) — только государя. По ту сторону — почитается еще и Пан (боярин, магнат). И как следствие — должна почитаться еще и система Договоров, Контрактов, Уставов, Конституций, Хартий Вольности, зафиксировавших такое положение Пана.

И далее, как следствие же, — должны почитаться и юрист, адвокат, записавшие и монопольно толкующие те договора и хартии. (По этому пункту можно особенно долго предъявлять друг другу обвинения: наших «правовых нигилистов», о которых сокрушался президент Медведев, или их команды адвокатов, подбивающих детей вчинять иски родителям и разворачивающих на этом юридически безупречные процессы).

По эту сторону — потомки решившихся на самый первый Уход от Пана — в эпоху киевских смут — это был Уход на Северо-Восток, на земли неведомой «Мери». А потом — на Волгу, на Урал, и далее…

По ту сторону — оставшиеся, не рискнувшие (и Пан не велел уходить, и, вообще там — неведомо что).

И что весьма симптоматично — веру, изначально: общую православную, удержали — «Эти». А у «Тех»: или Пан перешел в католичество, или пришедший Пан-поляк — согнал Пана-русского-литвина — НО, выход в любом случае один: покряхтеть, да и подчиниться, например — принять Униатство.

Казаки своей силой и удалью подкрепляли, можно сказать — выразительно иллюстрировали сибирским татарам (так называли бурятов, якутов, алтайцев, тувинцев и т. д.) факт: столица Улуса Джучиева поменялась, теперь она в Москве, ясак платить надо туда, и молиться за здравие — царя Ивана Васильевича.

Как двести лет до того русские крестьяне молились за «Доброго царя Джанибека». (Эта формула, устойчивое словосочетание «Добрый царь Джанибек» сохранилось в русском фольклоре. Ханы и были наши первые цари. Их дети — царевичи. Памятен и царевич Арапша. Фольклор — не обманешь!) Центр силы в Улусе Джучиевом перемещался — легитимность оставалась.

И еще — по поводу геополитических страхов, нависших над Сибирью полутора миллиардах (китайцев )… Китайские чиновники сотни лет писали богдыхану: «пограничные люди бегут к монголам, ибо у них веселее жить ». Великая Китайская Стена — работала «в оба конца»: и от набегов, и от побегов. Похоже, сибирские татары будут последние, кто сможет ужиться по китайским порядкам. Эти народы: китайцы и татары и разошлись на водоразделе Великой Стены по самым изначальным, глубинным качествам души. Как в Библии: «Если ты направо — то я налево»! Некоторые китайские авторы утверждали, что и само имя «татары» северянам дали они, и что значит оно по-китайски — нечто обидное. Помня о вечной угрозе с Юга и вышли сибирские татары навстречу казакам Хабарова, радостные, что империя Чингисхана жива…

Для этой национальной идеи не нужно ничего выдумывать, наоборот — лишь честно сказать с какого языка переводятся фамилии: Шереметев, Юсупов, Беклемишев, Басманов, Годунов, Кочубей, Батурин, Салтыков, Ушаков, Строганов?

Надо признать факт преемственности России — Улуса Джучиева — Российской империи. Да, русские князья целовали сапог хана, точно как и татарские князья целовали тот же сапог. Этикет такой. Римскому Папе целуют туфлю, королям — руки. Да, русские князья, владевшие одной из провинций империи Джучиевой, не попадали в Великие Ханы, в отличие от некоторых татарских князей. Так не сразу ж! На Куликовом поле русские и татарские князья разбили ногайского узурпатора, темника Мамая. То был великий день, означавший, что внутри империи родилась и сформировалась новая великая нация, заступающая на главную, почетную и уж совсем не «сахарную» службу. И начиная с Ивана IV мы получили «своего» Великого Хана, столицу в Москве и почетную обязанность собирать и охранять.

Ведь многие предшествующие племена (монголы) изнемогли на этой службе. Но не будем измерять значение русско-татарского союза лишь воинскими успехами, фамилиями Шереметьевско-Ушаковского списка. Есть еще Карамзины, Татищевы, Тургеневы, Тимирязевы, Бехтеревы, Бичурины, Аксаковы, Ахматовы, Рахманиновы, Корсаковы, Чаадаевы, Милюковы, Гучковы. А красоту сего сплава легко представить, взглянув на фото Алсу, Алины Кабаевой.

Еще Великое Приключение. Этнографы подтвердят: в эпосах чувашей, эрзья поход на помощь осажденной Казани занимает столь же почетное место, что и Олегов щит, Царь-град у славян. Но минуло всего шестьдесят лет после штурма Казани. Поляки в Москве, и все Поволжье, в том числе «герои казанской обороны» пошли отбивать свою новую столицу.

Вот гениальная тема для исторических писателей: какой-нибудь воин, доживи он лет до 75 — действительно мог поучаствовать и в обороне Казани и в походе Минина! А сам Минин? Отец — Мина Анкундинов. Правильное ФИО героя: Козьма Минич Анкундинов!

Сейчас выходят работы поволжских историков, колоритный момент — одни говорят с гордостью: Минин был татарин, другие: Минин был эрзья! Ну в точь, как семь греческих городов спорили за право считаться родиной Гомера. Да… были и у нас Великие Совместные Приключения.

Отношения Европы и Азии — главный вопрос мировой истории. С этого вопроса как раз и начинается «История» Геродота. Он, Геродот, никак не отвлекаясь большей длительностью, и даже большей интенсивностью, жестокостью внутриевропейских войн, главной пружиной мировой истории полагал евро-азиатский вопрос, и начал свою Историю — с заходов финикиян (азиатов) в греческие порты и с Троянской войны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

По ту сторону водораздела

Новое сообщение ZHAN » 15 сен 2020, 21:02

Подкрепит идею решающей важности XIII века, для формирования пары: Россия — Европа, конечно же — взгляд с той стороны. В Европе нашествие монголо-татар оставило тяжелый след, память страха и бессильной ярости. Батый-хан преследуя половецкую орду хана Котяна прошел Венгрию, Чехию, Моравию, Польшу, Хорватию, Северную Италию даже быстрее, чем Россию. Польско-немецкая армия была разгромлена при Лигнице, венгерско-хорватская при Шайо. Венгерские феодалы убили Котяна, но это не спасло, так как прежде были убиты монгольские послы, а Чингисова Яса в этом случае требовала беспощадной кары.

Момент дополнительной обиды и досады наступает, когда все же выясняется: Европу проходит как нож сквозь масло, громит — отдельный монгольский корпус, имеющий третьестепенную задачу. В это же время шло куда более важное для монголов покорение Китая, Персии, и только один пунктик какой-то там неведомой Ясы (законодательства и политической программы Чингисхана) требовал привлечения в империю всех тюрков. Уклонение половцев рассматривается как их дезертирство и одному из корпусов, одного из улусов (Джучиева) приказывается поймать половцев. Те бегут на Русь, принимаются там — значит, громится Русь, в Европу — и Европа. Все европейские (и русские) дела, планы, рейтинги могущества — вдруг сметаются напрочь.

Римский папа Иннокентий IV, бежавший из Рима в Лион, выпускает анафему на хана Батыя. Правда, бежал он при непосредственной угрозе со стороны императора Фридриха II, который вступил в соглашение с татаро-монголами. Который даже писал, что готов, как знаток соколиной охоты, служить сокольничим в свите Батый-хана… но на его императорское счастье подтвердилось, что половцы до Германии не добежали и его страна сразу потеряла для монгол всякое значение.

Так одна папская анафема и накрыла тогда Фридриха с Батыем. :D
(Еще раз повторю, картина полного разгрома и сепаратных переговоров с татарами — на Руси в тот момент точно такая же.)

А дойдя до северо-итальянского Удине (туда бежали остатки венгров с уже остатками остатков куманов-половцев), татаро-монголы вдруг так же стремительно возвращаются. И не потому, что вдруг обнаружили какое-то там европейское сопротивление (тут уже некая изящная аналогия с европейским «Движением псевдо-сопротивления» — Гитлеру). Нет, произошло событие неизмеримо более важное для монголов: в далеком Каракоруме умер Великий Каан Угеде, а та же Яса требует присутствия на выборах нового Каана — всех монголов. И они исчезают, оставив смятение в умах. И, что важно! — запустив в этих европейских умах различную, разнонаправленную мозговую работу.

Словно в уютной кухне Папы Карло за прорванной картинкой в очаге оказалась — целая страна. Одни задумались об этой стране (и о неизмеримости мира Божьего, непостижимости путей Его), а другие негодуют (и по-своему, справедливо!), что кухня стала менее уютной…

Страх и ненависть Европы — они с тех самых пор. Татария, сотни лет, на всех европейских картах — пишется только как «Тартар » (Tartar — одно из названий ада).

Книга Дитера Гро, «РОССИЯ ГЛАЗАМИ ЕВРОПЫ. 300 лет исторической перспективы », суммирует сотни геополитических пассажей вроде этого:
«Тема Польши как защитной стены Запада против «варварской» России была политически актуальной… От польского короля ожидали, что он «разотрет ногами всех московитов и татар»…»
И так вплоть до наших «основоположников». Лондон… Карл Маркс на митинге, посвященном 4-й годовщине польского восстания:
«Снова польский народ, этот бессмертный рыцарь Европы, заставил монгола отступить ».
И исходя из вышесказанного, абсолютно ясно, предсказуемо, какие, например, акценты расставят в своих челобитных робко стоящие, мнущиеся на пороге Европы новые украинские самостийники.

К 700-страничной «Иллюстрированной истории Украины » Михаила Грушевского, первого Председателя Ментальной Рады 1918 года, последнюю главу «Украина под игом тоталитаризма», о периоде и событиях после смерти их главного Укр-Геродота — дописывал Владислав Верстюк. И начинает свою главу он с попытки разрешения именно этой сверхзадачи: отойти как можно дальше от «русско-татарской» истории:
«Русские историки XIX века, исповедывая государственную доктрину, называли его (Московское княжество) преемником Киевской Руси. Грушевский возражал этому, относя Киевское государство к украинской истории. По части возражения он был, несомненно, прав. Разделяя эту точку зрения, сошлемся на авторитет известного этнолога современности Л. Гумилева… На формировании Московского государства, считает Гумилев, прежде всего отразилось влияние кочевого Востока. Два столетия пребывания в сфере политических интересов Золотой Орды не могли не сказаться на молодом государстве. После угасания Золотой Орды Московское государство выступило в роли преемника. Овладение евразийским пространством стало одним из мощных постоянно действующих факторов геополитики московских правителей — князей, царей, императоров, генеральных секретарей и президентов».
Замечаете всю хитрость щирого Верстюка? Он ведь абсолютно правильно передает Гумилева, но с какой наивной сверхзадачей!! Дескать, была в Киевский период у нас общая история, общее имя, но… раскололись мы на два государства, русские подпали под татарское влияние, а украинцы — НЕТ! — и точно Хома Брут в повести «Вий», спешно чертит меловой круг: «Они — да, с тюркским элементом. Это и сам Гумилев у них признал! А мы — нет-нет-нет !»

Тут еще припоминают и известную фразочку Вольтера: «Поскреби хорошенько русского — и ты увидишь татарина».

В чем сверхзадача Грушевского-Верстюка, и всего нынешнего западенского, униатского официоза? Они не возражают, проглатывают эту фразу целиком, только уточняют — для Европы (Вольтеру уже все равно):
«Вот вы, вельможные господа, европейцы, говорите, что надо все ж поскрести? Так вот мы, украинцы и есть этот самый соскреб! Мы — вольтеровские поскребши! То есть, та часть русского тела, которая — чисто европейская, точно не татарская, которую нужно соскрести, а после уж останется тот москаль-татарин!»
Тут-то я и спрашиваю у Грушевского-Верстюка: А что ж тогда, Панове, делать с вашим украинским гимном?! Где в «Пристве» (Припеве) поется:
Душу й тiло ми положим за нашу свободу,
I покажем, що ми, браття, козацького роду.

(Официальный текст гимна Украины, утвержденный законом Украины «Про государственный гимн Украины»).

Ведь для Украины отказаться от козацства — это уж не то, что очередной раз пожаловаться Европе на Москаля — это практически вынуть и растоптать свою душу, или, выражаясь официально: всю свою украинскую идентичность. Именно Козацкая республика, во главе с козаком, гетманом Богданом Хмельницким — пришла в Россию (пусть и в размерах в четыре-пять раз меньше нынешних). Ну так и скажите, пане, а что означает слово «Козак»? Или хотя бы: с какого языка его надо переводить? И уж тогда заодно сообщите: а откуда пришли все слова козацкого набора: «атаман», «богатырь», «есаул», «сабля», «кош», «курень»? И даже сам боевой победный клич — «УРА!»?

Все это известные тюркские термины, доказывающие формирование козацства по тюркским матрицам. Буквально один раз, мимоходом Грушевский это все же признает. А под сурдину вбрасываются и альтернативные истолкования («безопасные», как они считают, для Европы)…

…Находя сходство в созвучии слов козак и коза, поляки Пясецкий и Коховский объясняли, что казаками назывались те люди, которые на своих лошадях были быстры и легки, как козы.

Из Кавказа выводил казаков и Симоновский, сближая римское название Гиркании (область на Кавказе) с латинским словом hircus — козел.

Вот уж действительно, достигнут такой градус абсурда и комизма, что можно прямо вслед Тарасу Бульбе спросить: «Что, сынку? Помогли тебе твои ляхи? Как?! Все продать? Стать польским… козлом ?» И миф оборачивается дурным анекдотом…

Итак, завершая краткий поход к первоистокам неприятия (взаимного) Запада и Востока, надо признать решающую роль того монгольского унижения. Это был второй визит тюрков в Европу, так далеко зашедший. Первый — гунны, Аттила, народ и вождь, ставшие равно нарицательными.

Выразительный штрих — британские плакаты Первой мировой войны: в апогее противоборства и ненависти германцы назывались тогда антантовской пропагандой: гунны. Хотя опять же, если вернуться к тем гуннам III–V веков… Ведь это же они (общеизвестный факт) давили с Востока на древнегерманские племена, давили, давили и буквально вдавили их в Европу. Объединили их с Римской империей — именно перед лицом Аттилы древнегерманцы, кельты, римляне стали в один строй. Каталаунская битва, справедливо оцениваемая, как поворотная в истории Европы объединила их в одну нацию. Аттила провидчески называл себя «бичом божьим»… (Потому как слов вроде: «мотор истории», «рука судьбы», «катализатор исторического процесса» он еще не знал).

Ну а в новую, сформированную таким образом Европу — тот поход монголов был первым. А второй и последний: турки, дошедшие до Вены. Правда, тут уже вступает и своеобразная психология: турки-то Европе — «дали отыграться», дали возможность реванша, законной гордости, дали себя разгромить. А те монголы — проткнули Европу и исчезли, став почти наваждением.

А Россия ведь — страна, принявшая оба наследства: от «схизматического», ограбленного Константинополя — Веру. И от этих татаро-монгол — свою новую государственность. Вот оно — Принятие Судьбы…

«Ну и этот их Александр Невский»! — А что Невский? Просто вору не дали зайти во второй раз. Сразу, буквально через несколько лет после удачного вселенского ограбления Константинополя, ткнуться лбом в запертые ворота Новгорода. Обидно это. Понимаем.

Но, перебрав истоки неприятия, все же следует напомнить, что эта Обида, даже Злость — это была лишь одна нота в аккорде. Другие, и часто более важные — ноты взаимного интереса, торгового, научного, человеческого.

Да, история — неостановима. И тем более история европейцев, уже три тысячи лет, как самого мобильного, подвижного отряда человечества. Да, десятью страницами ранее я мимоходом приводил такой сравнительный образ:

…В уютной кухне папы Карло, за прорванной картинкой в очаге, оказалось — целая страна. Одни задумались об этой стране (и о неизмеримости мира Божьего, непостижимости путей Его), а другие негодуют (и по-своему, справедливо!), что кухня стала менее уютной… Ну и как же это сочетается с европейской мобильностью, с теми же «Великими географическими открытиями»?

А в том-то и дело, что европеец в погоне за своим интересом (и не только примитивно-торговым! Была и огромная жажда познания!), да, он являл, порой — верх человеческой отваги и предприимчивости. Он готов был продираться сквозь неведомое, идти в ту же Азию. НО… он принципиально не готов , когда вдруг эта Азия сама приходит к нему. Все его величайшие экспедиции — плод ЕГО расчета, Но когда появляется Нечто, сметающее все расчеты — рациональная часть души его просто вопиет… и порой ломается. И подобные «моменты истины» связаны не только с «визитами Азии»!

Его собственная европейская жизнедеятельность нередко заходила в такие тупики Расчета, из которого своими европейскими силами было не выбраться. К примеру — всего три шага:
(1) Рациональные, гуманные идеи Просветителей;
(2) Французская Революция, как, примерно — завод, фабрика по их реализации, от листов бумаги, «Просветительских» проектов — к железу, изделию. И…
(3) Наполеон, как некое, выражаясь языком XX века, «средство доставки», мощный ракетоноситель для изготовленного продукта.

И все. Три последовательных шага по расширению «сферы рационального, царства разума » — приводят ситуацию к «Европе иррациональной». Талейран, еще будучи «наркомом иностранных дел» Франции на пике ее могущества, фиксирует: эти войны, эти бесчисленные победы — это просто сказка, которую нам рассказывает Наполеон . (И идет на тайную службу царю Александру еще в 1809 году!)

А если без «сказок», то это был просто — взрыв в лаборатории европейского рационализма.

Или еще три известных европейских шажка, заведших Европу в тупик:
(1) Первая мировая война
(2) «Версальское усмирение»
(3) Гитлер.

И каждый раз принимать в себя осколки этих взрывов… Или другое сравнение — вбирать в себя излишки яда… Это ближе к другому нашему случаю, с марксизмом. Тоже идея рациональная, объясняющая, истолковывающая («Вся человеческая история — это борьба за материальный интерес»), и, однако ж, заводящая в полностью иррациональный, НЕобъяснимый, НЕистолкуемый, как сказали бы программисты — Необрабатываемый тупик.

Лет двадцать тому назад еще признавалось, что именно пример России, приявшей в себя весь яд «классовой борьбы» — подвигнул Запад к мирному разрешению социальных противоречий. Но не будем тут идеализировать — Россия обратилась к этой чаше яда отнюдь не как Христос в Гефсиманском саду («…о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет»)… или там, как Пастер, пробуя снадобье на себе по долгу ученого. О российских кризисах, влекущих к подобным принятиям яда, будет другой разговор.

А завершая тему европейского взгляда на Россию, я приведу оценки наиболее важных исторических персон, предварив их, правда, своим собственным гипотетическим образом, моим предположением об их восприятии нас…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россия как сухопутная Атлантика

Новое сообщение ZHAN » 16 сен 2020, 22:11

Два значительных пространства были долгое время границами Европы, ограничивали, брали ее «в скобки» с Запада и Востока: Атлантический океан и Россия. Две великие глади суши и моря в одном были схожи для Европы: это было нечто огромное, что трудно, но все же можно преодолеть. Напряглись и построили аппараты, прорвавшиеся через Атлантику к Индии. И даже «фальш-стена», встреченная (Колумбом) на этом пути, его фальш-Индия, оказалась весьма ценным призом. Россия для значительной части этих устремленных тоже была: пространство, неприятное своей величиной. Европейских купцов интересовал прежде всего транзит в Индию, их мореплаватели гибли в Баренцевом море в поисках знаменитого «Северо-восточного прохода» к Китаю, к Островам Пряностей. Конечно, Архангельск кроме промежуточной стоянки выкатывал и свои товары, но все же, признаем, одна каравелла имбиря или корицы, стоила как целые караваны наших классических «льна, пеньки…».

И только вторым этапом пришло «положительное» восприятие окружавших пространств. Для Васко да Гамы (как и для пассажиров «Титаника») каждая лишняя миля Атлантики была минусом (он потерял два из четырех кораблей, но на своем, вернувшемся — озолотился)… А вот собственно атлантическая рыба стала какой-то ценностью 250 лет спустя.

Может, некоторым покажется странным это сопоставление России и Атлантического океана, но подобие, по-моему, в этих слоях, этапах постижения, в самом первом восприятии, где великость (или просто величина) осознается как фактор отрицательный. Преодолеваемое враждебное пространство.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вехи восприятия

Новое сообщение ZHAN » 17 сен 2020, 21:07

Известный папский посланник Антоний Поссевино прибыл в 1581/82 г. в Россию. Его миссия, зондаж возможностей объединения церквей, кончается, разумеется, неудачей, но:
«Несмотря на все трудности, которые стоят на пути введения католицизма в России, для достижения этой цели не следует пренебрегать никаким средством, ибо Россия благодаря своему географическому положению предлагает несравненные возможности для распространения Христианства в Азии».
То есть мы — средство, но и не Азия — а «дорога в Азию». Другой «козырь России» — и опять внешний, привходящий. Хроническая работа, создание антитурецких коалиций, конечно, не обходит Россию. Здесь первенствуют венецианцы, их посланник Джакомо Зоранцо, отмечает:
«…большая часть населения Балкан принадлежит к греческой церкви и поэтому подчиняются Великому князю Московскому»
(1576). Конечно же, преувеличение (с подчинением). «Глядя из Венеции».

Англичанин Вальтер Ралей в трактате «Максимы о государстве» приводит московское государство на исходе — как прототип тирании. XVI век — у нас Иван Грозный. Но ближе (в географическом и военном отношении) других к царству Грозного лифляндскиие немцы. «Московская страна и правление» Гайнриха фон Штадена имеет приложение — проект нападения на Московию.

Но Мартин Лютер в памфлете против Папы (1520):
«Русские и московиты… эти также являются христианами, а не еретиками потому только, что не дают беспрерывно спускать с себя шкуру».
Еще с протестантского фланга. Губерт Лангет пишет Кальвину, имея в виду Москву:
«Если какое-либо царство в Европе должно возрастать, так только это»
(сентябрь 1558 года).

Здесь, ускоряя развитие сюжета, перейдем от первоисточников к безупречно их суммирующему, плюс выдающему тонкий анализ — Дитеру Гро:
«Это приобретение территории непосредственно влияло на европейскую систему равновесия и как раз в то время, когда Россия стала одним из факторов этой системы. Вся масса территорий, на которые распространялась Россия, была, если посмотреть исторически, как раз противовесом европейского обоснования господства над землей посредством овладения мировым океаном. Европейские захваты земель за океаном и русские территориальные приобретения в Азии не только шли по двум различным зодиакальным направлениям и имели в качестве предпосылки разные технические средства, но они различались также — как указано выше — в своем обратном воздействии на европейскую систему государств. К этому нужно еще добавить то, что экспансия империи Царя развертывалась в пространстве, которое долгое время не интересовало Запад и поэтому едва замечалась… Впечатление этой пространственно колоссально выросшей силы должно было еще усилиться, когда внезапно оказалась замеченной ее протяженность без того, чтобы раньше ее осознали в каких-либо понятиях… Ибо этот континент стран сам по себе уже взрывал своим гигантским размером всякое представление, которое люди привыкли иметь о «европейской» державе, то есть о члене европейской системы государств (…)»
Что важно заметить у Дитера Гро: не какие-то «российские недостатки» — а именно величина России, отводила мысль о единстве.

«Колосс на глиняных ногах». Впервые этот известный библейский образ приклеили к России в анонимно изданной в 1736 г. работе «Московские письма». Петр Великий изображен очень скверно, а русские планы экспансии и господства рассматриваются как доказанные событиями… в Европе создали себе представление о России как о
«…фантоме силы… В действительности же огромные пространства являются для России только обузой и даже могут быть для нее опасны».
Популярная в XVIII веке мысль, что слишком протяженные пространства ослабляют государство, — важный тезис Монтескье, и подтверждал он его — Россией:
«…было бы невозможно существовать этому царству, если бы оно было населено, цивилизованно и культурно. Лишь деспотическое насилие соединяет сегодня вместе все эти обширные пространства».
Табула раса (tabula rasa — гладкая дощечка; лат .) Это не только другой, более благоприятный для России, образ, или, точнее сказать — штамп. Это и новая веха в концептуальном осмыслении страны. Автор того и другого (образа и концепции) — Лейбниц. Пример его духовной эволюции очень важен и прекрасно прослежен Дитером Гро:
«У Лейбница Россия впервые появляется в качестве основной темы историко-философского и политического мышления. Это, конечно, следует приписать не в последнюю очередь действиям Петра Великого. С другой стороны, тот отклик, который они встретили в Западной Европе, может быть понят только из условий, сложившихся в самой Европе. Другими словами говоря, Петр предпринял свои реформы в тот момент, когда на Западе была подготовлена почва для резонирования событиям в России. Она должна была еще выше поднять самосознание постоянно соприкасающейся с все новыми и новыми духовными мирами Европы, чтобы Петр занимался Европой, а не наоборот! Тем самым следовало занять какую-либо позицию по отношению к России и, особенно, делу Петра; уже было недостаточно признать чужое — варварским и таким образом освободить себя от труда взглянуть на это чужое более внимательно. Точно так же и Россия, в свою очередь, увидела себя перед необходимостью духовно заняться Западом. Если на одной стороне пытались обойти эту постановку вопроса при помощи ярлыка «варвары», то на другой имелась возможность — и до XX столетия — понимать Запад как находящийся в упадке: мыслительная установка аутсайдера, которая освобождает его от необходимости усваивать превосходящую культуру. Реформы Петра являются для отношения Европы к России эпохальным событием потому, что отныне как по ту, так и по эту сторону проблема России и Европы не могла больше схватываться без того, чтобы не была занята какая-либо позиция по отношению к реформам Петра».
Впервые Лейбниц упоминает Москву в работе 1669 года «Образец доказательств». По случаю выборов короля в Польше, Лейбниц доказывает, почему московский кандидат не должен быть избран:
«Москва… вторая Турция… Варварская страна. Да, московиты еще хуже турок! Ужасы лифляндской войны клятвенно подтверждались и ставят вопрос, можно ли вообще допустить, что подобные люди являются христианами. Горе нам, если мы откроем им путь в Европу, срыв наш форпост, Польшу!»
В последующие десятилетия Лейбниц с растущим вниманием отслеживает все события, которые связаны с Россией, особенно все шаги юного царя:
«Если столь великая масса его империи будет управляться по обычаю более культурной Европы, то дело Христианства получит из этого много плодов; есть надежда, что они постепенно пробудятся. Царь Петр хорошо знает пороки своих людей и хочет постепенно уничтожить это варварство».
Лейбниц надеется, что Россия станет связывающим звеном между Европой и Китаем. Поэтому Россия должна быть культурно оценена Европой! Путешествие Петра в Европу в 1697 году привело Лейбница прямо-таки в возбуждение. Он собирал все сообщения об этом событии. Тогда-то он впервые и приложил этот образ:
«Поскольку Царь хочет деварваризировать свою страну, он найдет в ней tabula rasa, как бы какую-нибудь новую землю, которую хотят распахать...».
Он попытался вступить в отношения с самим царем или хотя бы с Лефортом:
«Наша обязанность и счастье состоят в том, чтобы, насколько это в нашей власти, способствовать царству Божьему, которое — у меня нет сомнений — заключается в широчайшем распространении настоящей добродетели и мудрости… Одному подобному человеку влить усердие к славе Божьей и совершенствованию людей значит больше, чем победа в сотне сражений».
Но Петр-то, преимущественно занимался этими «сражениями». Лейбниц опасался ослабления протестантской партии из-за поражения шведов. Интересно для нас и то, что Лейбницево понятие «чистой доски» косвенно подразумевает критику Европы — иначе, «чистой» от чего?
«Европа находится сейчас в состоянии перемен и в таком кризисе, в котором она не была со времен империи Шарлемана».
(1712 ). Шарлеман — это император Карл Великий, создатель Европы, с которого и началась русско-европейское противопоставление.

Отдадим должное интуиции Лейбница — феерический финиш XVIII века и крах феодальной Европы он предвидел раньше всех. Дитер Гро:
«После 1702 года вместе с целью введения европейского образования и культуры в Россию появляется (у Лейбница. — И.Ш .) и политическая задача — сохранить политическое равновесие, то есть сбалансировать чрезмерное французское влияние немецко-русским союзом… На сообщение о победе Петра у Полтавы он пишет в письме от 27.8.1709 к русскому поверенному в делах в Вене Урбичу: «Отныне царь будет привлекать внимание всей Европы и играть большую роль в международных делах» (…) Может ли Россия представлять опасность для Европы? Это, по Лейбницу, может случиться только тогда, когда эта страна встретит препятствия в развитии по западному образцу. Очень последовательно он формулирует и здесь свою любимую мысль, что царь должен основать русскую Академию, руководство которой Лейбниц хотел бы принять на себя. В октябре 1711-го давно лелеянное желание Лейбница наконец исполнилось: состоялась встреча между ним и Петром Великим… царь пожелал передать Лейбницу составление нового русского свода законов».
И сегодня обвиняя (часто обоснованно) Век Просвещения во многих грехах, все же надо помнить, что прямой русофобии тогда не было. Вот истинное кредо Лейбница:
«Где к искусствам и наукам лучше всего относятся, там будет мое отечество!»
Из его письма царю:
«Я ни в чем не испытывал такой нужды, как в великом человеке, который достаточно хотел бы приняться за такое дело… Ваше Царское Величество подобными героическими проектами принесете пользу и благодеяния несчетному числу не только современных, но будущих людей… Кажется особым промыслом Божьим, что науки обходят земной круг и вот теперь должны прийти в Скифию и что Ваше Высочество на этот раз избраны в качестве инструмента, ибо Вы, с одной стороны, из Европы, а, с другой, — из Китая берете себе наилучшее; и из того, что сделано обоими посредством хороших учреждений можете сделать еще лучше. Так как поскольку в Вашей империи большей частью еще все, относящееся к исследованию, внове и, так сказать, на белой бумаге, можно избежать бесчисленных ошибок, которые постепенно и незаметно укоренились в Европе; известно также, что дворец, возводимый совершенно заново, выходит лучше, чем если над ним работали многие столетия, возводя, улучшая и многое изменяя… я считаю небо своим отечеством, а всех людей доброй воли его согражданами, поэтому мне лучше сделать много добрых дел у русских, чем мало у немцев или других европейцев».
Растущее сознание того, что Европа сама находится в кризисе, которое усиливалось благодаря политическим событиям и личным разочарованиям, родило в его сознании образ лучшей «Европы» — то есть России, какой он ее представлял себе в будущем. Собственно, как и сам Петр, который ведь тоже все… «ко благу потомков».

Что еще важно сказать об этом европейском «коллоквиуме» по поводу Петра и России? Северная Война была для нас — первой «PR-войной»!.. Это потребовало бы целой отдельной темы — привести всю бурю, царившую в тогдашних европейских газетах. Имело ли это какое-нибудь значение?

Только краткий пример. Часто у нас припоминают, что Англия в 1719–1721 годах заняла резко антироссийскую позицию, высылала против нас даже флот. Но тогда надо и вспомнить, что за 3 года до этого она, Англия приходила и на русскую сторону, и англо-голландский флот присоединялся к российскому, и более того, становился на этот период под командование Петра. И между двумя этими пунктами — только несколько лет усилий пропаганды и контрпропаганды. Была еще, правда авантюра, план одного Карлова министра, феерического барона Гертца, угрожавшая даже высадкой шведского десанта в Англии в поддержку Якова Стюарта. Но в смысле каких-то реальных выделенных для этого шведских сил — абсолютный ноль. Все в итоге вылилось в серию английских газетных кампаний и контр-кампаний… приведших, да, хоть и на короткое время англо-голландский флот — под управление царя Петра. PR — в полный рост.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россия меж двух главных "просветителей"

Новое сообщение ZHAN » 18 сен 2020, 18:47

Самые громкие дебаты о России разгорелись с выходом к трибуне двух главных ораторов того века. Вольтер и Руссо. Лишая себя удовольствия описать все оттенки их поистине великого диспута о России, о реформах Петра, я ограничусь здесь кратким пунктиром.

Руссо: Русские никогда по-настоящему не будут цивилизованы просто потому, что они цивилизовались слишком рано. Петр обладал подражательным гением; у него не было того настоящего гения, который создает и творит все из ничего… Он видел, что у него народ варварский, но он совершенно не понял того, что этот народ не созрел для культуры; он захотел его цивилизовать, тогда как его следовало только закалять для войны… Он помешал своим подданным стать тем, кем они могли бы быть, убеждая их, что они таковы, какими не являются.

Вольтер: Поразительные успехи императрицы Екатерины и всей русской нации являются достаточно сильным доказательством того, что Петр Великий строил на прочном и долговременном основании.

Демократ Руссо — видит народ, естественное развитие которого перечеркнул Петр.

Собеседник монархов Вольтер — видит (на месте Руссовова народа) — материал для планов просвещенного властителя.

Руссо: царь помешал русским стать тем, чем они могли бы быть.

Вольтер: военные успехи русских просто поразительны.

Но если глубже вдуматься, то не так и просто тут решить, кого записать в «наши», кого — в «русофобы»?

Один видит великую славу, а другой видит — нет — (пред)видит! — великую ошибку России. Одно можно сказать точно: для политического руководства России в XIX веке прогноз Руссо был бы стократ полезнее. Если бы был учтен. Он ведь говорит от лица будущей реальной и победительной силы Европы: Революционной Демократии.

Фронты этого будущего великого противостояния тогда, в середине XVIII века, только очерчивались. И Россия на два века попадет в злейшие враги… революционеров, демократов, прогрессистов(?) — названия — не суть, главное: Россия попала во враги тех, кто безоговорочно выиграл.

И еще ладно XVIII век, где, как выясняется, и сам Вольтер не углядел того, что углядел Руссо. Но инерция этой ошибочной политики занесла Россию уже и в XIX веке в такую пропасть, что если добросовестно проследить все следствия, все пружины истории, то надо признать: фанфаронство (на уровне ротмистров) Александра Первого и Николаев обоих бьет по России и до сих пор. Угробить 40 лет усилий целого народа — на «Священный Союз» монархов, смеющихся за спиной у России. На помощь «цесарю» против революции 1848 года… об этом далее и речь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

О русских войнах и инстинктах

Новое сообщение ZHAN » 19 сен 2020, 13:36

Дело в том, что во всех битвах, походах, войнах, российской истории — от похода Дмитрия Донского (владельца территории размером примерно с две нынешние Московские области) — и до Первой мировой войны включительно, — как были пришпилены ярлыки царей, полководцев, пометки («выиграно/проиграно») — так они бездумно и тасуются. Читаешь тома наших историй (особенно войнообильного и галантного XVIII века) — и такое ощущение, что добавь туда пару любовных интрижек, сцену переодевания — и готовый сценарий для каких-нибудь… «Тайн дворцовых переворотов » или «Гардемаринов »… :)

Новой и полезной была бы классификация всех российских войн, и периодов русской истории. Краткие обоснования — это, конечно, лишь эскиз требуемых исследований, но направление все же обозначено. Плюс в завершение будут приложены и как бы «доказательства от противного», в виде цитат из Данилевского и комментариев.

Итак, все войны, которые вела Россия после XIII века можно подразделить на следующие группы:

1. Войны внутри Улуса Джучиева.

Особенности: частые, относительно легкие и самые прочные завоевания — а точнее установление своих правителей. Та же Казань — ДО Ивана Грозного: несколько раз становилась «московской» и даже посылала войска в общие походы (Шиг-Алей)… Или другой пример: 800 «ермаковцев», взявших Сибирь. Известная история, а ведь все сопротивление там держалось на наследнике слепого Кучума — Махметкуле. И после смещения Кучума… Махметкул — через полгода(!) в московской армии «первый воевода полка левой руки» в шведском походе!

Итог: смена династий, Чингизидов — на Рюриковичей.
Итог сегодняшний: Россия — не завоеватель, а легитимный наследник… в том числе Поволжья, Урала, Сибири.

2. Войны по восстановлению Древнерусского периметра. Литовские и Польские.

Особенности: приобретаемые территории имели различные периоды иноцивилизационного существования.

Но:
а) единая православная вера,
б) некоторый тюркский компонент в козаческом квазигосударстве обеспечили «комплементарность» — взаимное притяжение и последующее постепенное сплочение частей Древнерусского наследия.

3. Войны «унаследованные», (от Древней Руси) Шведские и Турецкие.

Особенности: Шведские — унаследованы Россией у домонгольской Руси прямо и непосредственно. Турецкие — наследие старых южных войн (печенеги, половцы) через посредство:
а) крымского хана, подмятого, «взятого на баланс» Турцией,
б) «Фактора Константинополя» (древний пункт славянского грабежа — но и «точка входа» в православный мир) — ставшего Стамбулом. Сохранилась память о старой цели, центре притяжения.

4. «Большие Войны». «Мировые», дошедшие до России, трансформировавшиеся на наших почвах в Отечественные, или — Гражданские.

«Большая война» — это такая, где перестает действовать главный постулат Клаузевица («Война — продолжение политики другими средствами»)… И в мире уже сформировался целый пул историков, базирующихся именно на отрицании Клаузевица. Мартин ван Кревельд (Martin van Creveld), Брюс Кэттон, Джон Киган (John Keegan), Рассел Уигли (Russell Weigley), главный постулат которых: «…война, начавшись, генерирует собственную политику». Это и обосновывает выделение отдельного разряда «Больших войн».

5. Войны прочие, «подражательные», европейско-«имиджевые».

Италия — Швейцария — 1799, Австрия — 1805, Пруссия — 1807, Германия — 1813, Франция — 1814, Венгрия — 1848, Маньчжурия — 1904, Афганистан — 1980…

Вывод.

Первые три разряда — «войны легитимные», понятные народу. Консерватизм, как особенность нашего континентального менталитета (да, мы — жители «хартленда» со всеми органичными минусами и плюсами этого геополитического факта) — не позволял нам роскоши войн атлантического типа: мобильных, с легкой, быстрой сменой направлений ударов и союзников. За эти войны 5-го разряда — Россия всегда жестоко расплачивалась.

И не только внешнеполитическими щелчками, но и сжиганием запаса народного доверия.

Примечание: Войны за полное покорение Польши, переход «за реку Сан» — важного рубежа из народной «геополитической» поговорки, эти войны 1768,1794,1830,1863 годов, на уничтожение польской государственности, — это не продолжение войн 2-го разряда, это НЕ восстановление древнерусского периметра. Это существенное геополитическое Превышение. И война переходит в 5-й разряд.

Эту опасную тенденцию Превышения прекрасно иллюстрирует и Ливонская война. Один из главных споров Ивана Грозного со своей Избранной Радой был: направление усилий после присоединения Поволжья. Рада стояла за поход на Крым, Иван выбрал Ливонию. С ливонцами и их предшественниками, Тевтонским орденом, мы воевали, НО — вопрос уничтожения Ордена никогда не ставился. Действия столетиями строго сводились к «маятнику»: Депрт — Псков, 50–100 км — в обе стороны от границы. Грозный впервые «поднял ставку»: уничтожение Ордена, присоединение всех его земель, начал с крупных военных успехов, столкнулся с коалицией (Первая в истории коалиция против России!), и крупно проиграл. Жаловался, как ребенок, германскому императору на «злого Обатуру» — Стефана Батория, беспощадно перечеркнувшего все царские планы, забравшего Ливонию и вторгнувшегося в Россию.

Войны, открывающие свой разряд (хронологически в нем первые) — те, про которые не скажешь «привычное дело», тоже, как и войны 5-го разряда, в основном были — неудачные. Стресс, беспомощность, паника в незнакомых обстоятельствах. Как и в первом нашем «подражании» колониальным войнам атлантических держав: Манчжурия-1904.

Причем, армия-то, сформированная на «привычных войнах», накопившая в них опыт и потенциал, вырастившая полководцев — могла достигать каких угодно успехов даже и в войнах «подражательных», «экспромтных»! Семилетняя война, Итальянский поход 1799 года, Венгрия-1848, Афганистан-1980… — но далее… дипломатическое, геополитическое обрамление превращали любые военные победы в национальные провалы. Даже и формально «ничейный» результат соотносясь в национальном сознании с затратами, потерями — превращался в проигрыш. Известен пример Семилетней войны, закончившейся галантным вальсом со вчерашним врагом, вальсом, можно сказать, «на костях» десятков тысяч жертв, в единый миг ставших ненужными.

Но нам сейчас важно еще удержать в памяти, что? — именно с Семилетней войны вернулся домой казак дивизии Чернышова — Емельян Пугачев… будущий и т. д.…

Правда потом у него, Пугачева, еще была короткая «командировка» в 1768 году в Польшу (поиск и возвращения в Россию бежавших старообрядцев), но та страна в тот год (рассмотренный уже год подавления восстания Гонты) — могли только усилить его впечатление некоторой прорехи, «ненародности», бессмысленности государственных усилий…

А то, что такие «атлантические», десантные… дистантные (можно и так назвать по аналогии с дистантным обучением) войны — не про нашу честь… — да сравните хоть итоги Вьетнамской и той же Афганской войн. (Где «с гуся вода», а где — крах государства).

Данная, предлагаемая мной классификация российских войн, конечно, несколько уводит от темы. Однако эта предлагаемая «Периодическая таблица русских войн» — по-своему иллюстрирует — механику присоединений территорий, объясняет различную прочность этих присоединений, вхождений. И в частности: почему… пятьдесят лет как присоединенное Поволжье — дружно идет «за Москву», а Северская Украина — со «столетним российским стажем» — столь же дружно против.

Поволжье — это присоединение, результат войны 1-го разряда, (наиболее легитимное присоединение, понятное обеим сторонам, присоединившим и присоединенным); а Северская Украина — 2-го.

То есть завоевание в войне 2-го разряда гораздо (более чем вдвое) дольше инкорпорируется, чем завоевание в войне 1-го разряда.

Более наглядно эта «Таблица» — объясняет тупики российской политики.

Чреда войн 2-го разряда воссоединили Россию и Украину.

Но бездумные игры на покорение исконной Польши (1830, 1863 годов) — то есть классические войны 5 разряда, — они и зародили, тот самый «украинский национализм», сработавший век спустя. Здесь нет возможности уделить достаточно места доказательствам этого факта, но вывод, поверьте, следующий: «Вторичная украинизация Украины», формирование слоя, группы людей, вдруг вновь (200 лет спустя) ощутившими себя отдельным украинским народом — это все XIX век, и следствие попыток полного включения Польши в тело Российской империи.

И касательно периода войн Богдана Хмельницкого и оценки их историками вроде Ульянова. (Он обвиняет уже и Богдана — в первом сепаратизме, измене России). — Эти иллюзии, этот их «требовательный взгляд из XIX–XX веков» как раз и объясняется исторической аберрацией. Под впечатлением псевдоуспехов XIX века, неосмысленных результатов «подражательных войн» они легкомысленно проецируют свои требования и на XVII век.

Наши «непреклонцы» (историки Ульянов, Родин…) выносят вердикт: «Так, по докладу Бутурлина — Переяславская Рада у нас когда была, в 1654-м? Значит в уже 1655-м украинец должен быть — то же, что москвич, ярославец, нижегородец!» Можно приказать, можно отправить его мановением «державной руки» куда угодно. Очень это схоже с линией царей Александра, Николая: упоение могуществом, которое как раз в это время и тает.

(«Головокружение от успехов » — добавил бы кое-кто из середины XX века).

Но, характерно, что тогдашнее, XVII века, московское правительство, с еще живым «инстинктом 1612 года», с хорошей памятью о недавнем крахе (и некоторых его причинах!) — оно не позволяло себе опьяняться могуществом. Обходилось с первыми гетманами предельно ласково, терпеливо.

Ведь российская армия тогда была в сравнении с XVIII веком — просто никакая! Эти стрельцы (что ни отправка из Москвы — то бунт). Эта поместная конница, уступавшая при столкновениях 1 в 1 крымско-тарской и польской. Известный разгром казаками-крымцами — 40-тысячной русской армии у Конотопа. (А послепетровские армии уже спокойно громили 8–10-кратно превосходящих татар, поляков, турок).

Но государственная дипломатическая, геополитическая мудрость, народное одобрение и участие, («инстинкт 1612 года») — оказались в 1654 году важнее прямой военной силы! И результативнее.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Я всех уйму с моим народом, наш царь в конгрессе говорил…»

Новое сообщение ZHAN » 20 сен 2020, 14:53

Или вон Павел — захотел и стал гроссмейстером Мальтийских рыцарей! Всерьез считалось при этом (о, идиотизм!) — что тем самым как бы и остров Мальта уже присоединен!

Недаром Салтыков-Щедрин называет аллегорическую столицу николаевской России — «Непреклонск»! Формула-то правильная была разработана при Николае: «Самодержавие, православие, народность». А безумный поход в Венгрию 1848 года? Спасение русской, народной кровью — Габсбургов, злейших подавителей Православия! (Думаю, 1848 год и сербы оценят так же, как венгры!) Это и получалось, как раз: Самодержавие — против Православия и Народности!

Спусковым крючком Крымской войны, как известно был конфликт Николая I с Наполеоном III, пришедшим к власти во Франции после переворота 2 декабря 1851. Николай I согласовал с королем Пруссии и австрийским императором такую форму «бойкота»: не обращаться к французу по монаршему протоколу «Monsieur mon frère» («Государь, брат мой») и в телеграмме обратился к Наполеону «Monsieur mon ami» («дорогой друг»). А обещавшие свою солидарность пруссак и австриец обманули, (помните, как Коровьев обманул Ивана Бездомного на Патриарших прудах: «Давайте вместе кричать «Караул!!»»), и прислали телеграммы с: «Государь, брат мой». Так что «хриплый крик» Николая раздался столь же одиноко, был расценен как публичное оскорбление французского императора. И, главное — всем французам явлен был аргумент, напоминание: кто свергал Наполеона, кто притащил в 1814 году в Париж на своей шее, самой мощной тогда — остальных «коалиционеров»? Реванш. Прекрасная идея сплотившая нацию со свежевоцаренным Луи-Наполеоном, которому еще вчера припоминали сутенерское и тюремное прошлое. Спасибо, Николай!

Именно Франция и заставила турок забрать ключи от Вифлеемской церкви у православных, на что Николай «двинул войска и т. д».. И доля войск, вклад французов под Севастополем — был примерно равен вкладу русских в кампаниях 1813–1814 гг.

А истоки конфликта с английским Пальмерстоном застал еще Пушкин, запись в его «Дневнике», 2 июня 1834 г.: «Государь не хотел принять Каннинга… (в качестве посла Британии) потому, что, будучи великим князем, имел с ним какую-то неприятность». Пальмерстон не пожелал никого другого назначить послом в Петербург… в ответ Николай отозвал из Лондона русского посла князя Ливена, назначил тоже поверенного в делах, причем выбрал совсем уж ничтожную по значению чиновничью фигуру, некоего Медема…

Но, вообще говоря, царская ответственность — вещь не очень диспутабельная. Царь ответственен перед Богом, и тут будет верен даже и такой корявый, экспромтный афоризм: «Если ты веруешь в Бога, значит, увидишь, как Александр с братьями Николаем да Константином, отчитывается перед Ним. А если НЕ веруешь… то тогда о чем вообще можно с тобой говорить?!»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Об увлечениях и инстинктах

Новое сообщение ZHAN » 21 сен 2020, 20:27

Так задуматься… — очень увлекающиеся люди были цари династии Романовых. Чуть ли не важнейшая сквозная черта. Алексей Михайлович присоединил пол-Украины (осьмушку нынешней Республики Украина), а уж почувствовал себя правителем всех южных православных народов. Готовился! Именно в этом видят причину Раскола. Объяснили ему, что все его без пяти минут подданные украинцы, валахи, молдаване, болгары… крестятся троеперстно и служат по книгам таким-то. И надо России срочно под будущих подданных подреформироваться — Никон скажет как. Потому-то и говорят, что в церковно-обрядовом смысле — это Украина присоединила к себе Россию…

Александр Первый с Константином увлеклись поляками, Петр — Голландией и северо-немецкими княжествами. Павел — вот уж, поистине, «свеча на ветру», самый, наверное, увлеченный — даже и не перечислишь, чем именно. Его Мальта и поход на Индию — только штрихи.

А Николай Первый увлекся «евромонархической солидарностью», да еще в транскрипции… преступного негодяя Нессельроде.

Собственно — Россией был увлечен, пожалуй, только Александр Третий…

Только не сочтите этот перечень за какой-то антимонархический цитатник, где почти ко всем царям наготове претензии. Все эти монархи любили Россию как самое себя, более того, они в определенном смысле и в определенное время и были самой Россией — тут все тома панегирической литературы по-своему правы. И их «разбрасывания» — это и есть «разбрасывания» самой страны, часть энергии, ту, что, слава Богу — не отнять, направляющей все же на внутренний рост, а другую часть, не связанную инстинктом роста и самосохранения, направлявшей… сложно и перечислить, куда только не направлявшей! Разве что… Антарктиду вот открыли, как раз, кстати, в Александрову эпоху и открыли… и забыли. А ведь это была бы более достойная и плодотворная точка приложения сил. Уж гораздо более благодарная, чем их «Священный союз», Польша и Балканы… Это было бы и хорошим неожиданным таким географически-климатическим дополнением к самой популярной, (во всяком случае, самой — растиражированной) мысли Константина Леонтьева: «Россию нужно подморозить».

Ну а если без геополитических обид и досад, то можно просуммировать: благоприятны, успешны были царствования и периоды, когда Россией правили инстинкты: самосохранения и роста … Конечно и в эти «инстинктивные годы» правили, как и положено: правители, правительства, но правили при этом — следуя диктату инстинкта.

Политической линии, спасшей и поднявшей страну с самого дна я предложил наименование — "инстинкт 1612 года".
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Инстинкт 1612 года»

Новое сообщение ZHAN » 22 сен 2020, 21:39

И 1812 год, и 1941–1944 годы — примеры действия этого объединяющего страну инстинкта. Второму, инстинкту роста — трудно подобрать определенное имя, но можно предложить образ: ребенок спит 23 часа в сутки и растет, растет. Большая часть сил идет на рост. И представьте тут умников-педагогов с их инициативами: «А давайте-ка не дадим ему спать. Поведем его на какие-нибудь полезные лекции, занятия».

Ведь вроде же и видят они — объективную, зримую на всех картах уникальность случая России, но и от своих… люксембургских шаблонов и мерок отказаться — не могут.

А «силы, идущие на рост» — не абстракция. Например: потраченных на поход в 1848 году в Венгрию (фактически, поход — по спасению Меттерниха, вдуматься даже жутко) «человеко-дней» и денег — хватило бы дотянуть железную дорогу не только до Царского Села и Москвы, но и до Черного моря. После этого — Крымскую войну уже проиграть было бы просто невозможно.

Вопрос. А когда была построена первая железная дорога в Крыму? И кем? :unknown:

Ответ: В 1855 году. И, оказывается, высадившимися англичанами. От Балаклавы (их порт снабжения) — до окраин Севастополя. Сыграла огромную роль в снабжении армий союзников, осаждавших Севастополь.

Но если и ее, «Крымскую войну» не затевать — можно было бы успеть освоить Амурскую область — и тогда б действительно не отдавать Аляску… и т. д.

Аляску-то у нас любят вспоминать, тема действительно популярнейшая, вплоть до эстрадных песен, «аляскинские страдания». Но не вспоминают при этом, что когда ее, Аляску, отдавали — первые 40 человек только высаживались на месте будущего Владивостока! А ведь без Амурского края и Приморья выход к Тихому океану висел на нескольких якутских охотничьих тропинках. Гляньте только на карту, по сути это — географический и геополитический казус! Тропинки тянулись поперек всех рек ленского бассейна, горных хребтов и выходили к Охотску, который и по сей день выглядит изолированным «острогом» — памятником неподкрепленному героизму первопроходцев. И до середины XIX века, единственный объемный грузопоток на Аляску был — через кругосветные морские экспедиции! Конечно, долго такое продолжаться не могло.

Строгий — не объедешь — выбор. Или-или. Или красоваться в Европе, или строить дороги в Сибири.

Было и еще одно внутриполитическое измерение этой дилеммы. Безработицу в деревне социологи называют «скрытой», перенаселение — «скрытым перенаселением». Сельскохозяйственная занятость — более эластичное понятие и деревня может вмещать все большее число людей. Но после достижения определенного коэффициента перенаселения взрыв становится неизбежен — как во Франции Людовика XVI или в России Николая II. С той только разницей, что в России эта «теорема» могла бы быть решена — при наличии… правильно — все тех же дорог.

Но… опять не успели.

Без Транссиба наши переселенцы крестьяне, казаки тянулись до Приморья по три года(!) — это самый обычный срок, включавший необходимые остановки, добычу пропитания в запас — для следующего отрезка пути. Второй вариант: Черное море — Суэцкий канал, и далее — гирлянда восьми морей, двух океанов до Владивостока. В трюмах грузовых кораблей, с легко представить, какой смертностью.

Именно эти — трехлетние пешеходы, и эти морские страстотерпцы были главные государственные деятели России, настоящие геополитики делавшие в этом инстинктивном режиме самое важное государственное дело в тогдашней России!

Вы справьтесь у ученых — историков и геополитиков: массивы территорий в итоге — всегда тянутся к побережьям. И потеря Приморья, Дальнего Востока — запустила бы процесс отслоения Сибири вплоть до Енисея или Оби. В нескольких своих статьях я как бы мимоходом формулировал лозунг: «Жителям Дальнего Востока нужно платить — уже за сам факт проживания там!». Но трудновато достучаться до граждан нашей… МКАДландии.

Но не поймите этот мой тезис односторонне: просто железных дорог не хватало, бурный рост России, «инфраструктура» не поспевала…

А если вспомнить о иной, духовной, интеллектуальной «инфраструктуре»? :unknown:

Вроде давно описанный феномен: наши семинарии в XIX веке стали рассадниками нигилизма, атеизма, университеты-институты — фабриковали недоучек, террористов, «ходителей в народ» с убогим багажом. Объясняли все это: засильем «вульгарного материализма». Действительно, тогдашних кумиров, всех этих Бюхнеров, Молешоттов, Боклей — сегодня без смеха и не вспомнить. (Как там у Розанова: «…этот Боклишко, этот Спенсеришко»).

Но какова объективная причина распространенности той «матерьялистской попсы»? :unknown:

Ликвидировав все внешние угрозы, Россия вошла в период бурного, уникального в истории демографического роста. Но если крестьяне и казаки расширенно воспроизводили себя, так сказать, «без потери качества», проецируя на все новые и новые земли свои села и станицы, то… «форсированное», расширенное производство учителей, врачей и священников требовало, похоже, совсем другой пропорции затрат и, главное, — влекло за собой совершенно новые риски.

Даже если их «профессиональный компонет» — соответствовал уровню эпохи, то само появление большой популяции образованных людей грозило неизвестными ранее интеллектуальными эпидемиями. С этой точки зрения, наверное, нужно и рассматривать печально известный «Закон о кухаркиных детях»: объемы знаний и получаемый высокий социальный статус врача, учителя, священника, без устойчивого мировозрения — ощущались (справедливо), как потенциальная угроза.

Тысячи новых станиц и деревень — были проекцией, копией своих предшественников. Их «продукция» — хлеб, рекруты, казачьи сотни были такими же качественными.

А десятки новых университетов и семинарий — стали выдавать несколько иную «продукцию», нежели их предшественники. Вдобавок к врачам, учителям, батюшкам — Чернышевских, Ткачевых, Нечаевых…

Вот, к чему я прилагаю этот термин — «инстинкт роста». Роевой, сонный процесс, подобный, как выше сказано — росту ребенка, спящего по 23 часа в сутки. Я сравнивал по старым подшивкам: об этом историческом важнейшем движении на Дальний Восток — статей, упоминаний почти в десяток раз меньше, чем, например, о… Вот, кстати, и пример противоположного рода.

Спасли от резни, освободили Болгарию в 1877–1878 годах. И уже в 1879 году болгары избирают себе монарха — принца Александра Баттенберга, лейтенанта прусской службы. («Ах, какой пассаж !», — воскликнули, наверное, Марьи Антоновны во всех губернских и уездных городах России).

Уже в 1885(!) году Болгария воюет с Сербией. Теперь кого из братьев-славян спасать? И от кого? :unknown:

У нас-то сейчас из мельтешения межславянских войн «проходят» только Вторую Балканскую 1912 года. Но была и та, 1885 года, война, семь лет как освобожденных братьев. Баттенберга свергают. Бежит пруссак, забавная деталь — в Россию.

А в Болгарии регент, злейший ненавистник России, настоящий мотор антироссийской политики: Степан Стамбулов . Фамилия… ну просто добивающая, довершающая картину бессмысленности, если вспомнить, что спасали-то болгар — от «Оттоманского Стамбула».

В 1887 году у болгар новый монарх — Фердинанд Кобургский, австриец. Ну и итог: война Болгарии в союзе с Турцией — против России (в рамках Первой мировой), хороший добавочный аргумент разным агитаторам — «о бездарной внешней политике царизма»…

И не то плохо, что помогали славянам, а то плохо — сколько же об этом наговорили, сколько «мыслей» и идей (и средств!) было вложено в — «Балканскую политическую линию»! Сколько болтовни впустили в это дело.

А простые, инстинктивные движения были куда как более верны. Например, приняли в 1730-х годах братьев-беженцев, и целая страна — «Новая Сербия» возникла на территории Слободской Украины. Послали (точнее — «отпустили»!) добровольцев сражаться на Балканы. Такой случайный но выразительный пример: поссорился Вронский с Анной Карениной — и тотчас (первое, инстинктивное движение!) — пошел добровольцем на Балканы. Вот это — настоящие, ненатужные, может импульсивные, но не измысленные, не измочаленные действия!

Позже бы «освободили славян от турецкого ига»? К какой-нибудь «дате» — не поспели бы?
(У нас ведь столько всего пркрасно-нужного поспевалось — к «датам»!).
Да. Может, и позже освободили бы — да с большим духовным багажом! Не успели бы они и повоевать меж собой в 1885-м. (И в НАТО — чуть позже выстроилась бы очередь). А может бы что-нибудь полезное они усвоили и из примера другого «освобождения».

Как Русь «освободилась от Орды» — вместе с Ордою в придачу…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Доказательства "от противного"

Новое сообщение ZHAN » 23 сен 2020, 23:49

Наверное, трудно сразу принять столь новую «Периодическую таблицу русских войн», да еще со столь краткими обоснованиями. Вот цитаты из книги знакомой, знаменитой, показывающие, какие подпорки только приходится подставлять, что бы объяснить те же события — без этой «Таблицы». Данилевский «Россия и Европа»:
«Но как бы ни была права Россия при разделе Польши, теперь она владеет уже частью настоящей Польши и, следовательно, должна нести на себе упрек в неправом стяжании, по крайней мере, наравне с Пруссией и Австрией. Да, к несчастью, владеет! Но владеет опять-таки не по завоеванию, а по тому сентиментальному великодушию, о котором только что было говорено. Если бы Россия, освободив Европу, предоставила отчасти восстановленную Наполеоном Польшу ее прежней участи, то есть разделу между Австрией и Пруссией, а в вознаграждение своих неоценимых, хотя и плохо оцененных, заслуг потребовала для себя восточной Галиции, частью которой — Тарнопольским округом — в то время уже владела, то осталась бы на той же почве, на которой стояла при Екатерине, и никто ни в чем не мог бы ее упрекнуть. Россия получила бы значительно меньше по пространству, не многим меньше по народонаселению, но зато скольким больше по внутреннему достоинству приобретенного, так как она увеличила бы число своих подданных не враждебным польским элементом, а настоящим русским народом…

Что же заставило императора Александра упустить из виду эту существенную выгоду? Что ослепило его взор? Никак не завоевательные планы, а желание осуществить свою юношескую мечту — восстановить польскую народность и тем загладить то, что ему казалось проступком его великой бабки. Что это было действительно так, доказывается тем, что так смотрели на это сами поляки. Когда из враждебного лагеря, из Австрии, Франции и Англии, стали делать всевозможные препятствия этому плану восстановления Польши, угрожая даже войной, император Александр послал великого князя Константина в Варшаву призывать поляков к оружию для защиты их национальной независимости. Европа, по обыкновению, видела в этом со стороны России хитрость, — желание, под предлогом восстановления польской народности, мало-помалу прибрать к своим рукам и те части прежнего Польского королевства, которые не ей достались, — и потому соглашалась на совершенную инкорпорацию Польши, но никак не на самостоятельное существование Царства в личном династическом союзе с Россией, чего теперь так желают. Только когда Гарденберг, который, как пруссак, был ближе знаком с польскими и русскими делами, разъяснил, что Россия требует своего собственного вреда, согласились дипломаты на самостоятельность Царства. Последующие события доказали, что планы России были не честолюбивы, а только великодушны. Восстание (поляков) ничем другим не объясняется, как досадою поляков на неосуществление их планов к восстановлению древнего величия Польши, хотя бы то было под скипетром русских государей. Но эти планы были направлены не на Галицию и Познань, а на западную Россию, потому что тут только были развязаны руки польской интеллигенции — сколько угодно полячить и латынить. И только когда, по мнению польской интеллигенции, стало оказываться недостаточно потворства или, лучше сказать, содействия русского правительства, — ибо потворства все еще было довольно к ополячению западной России, тогда негодование поляков вспыхнуло и привело к восстанию 1830-го, а также и 1863 года. Вот как честолюбивы и завоевательны были планы России, побудившие ее домогаться на Венском конгрессе присоединения Царства Польского!»
Весь этот государственный бред («сентиментальный », что, по мнению Данилевского, извиняет царя Александра), кроме прочего — еще одно доказательство факта актуального даже и для 2020 года. Все отчуждение сегодняшнее украинцев от русских — родилось из того века держания при себе Польши. Есть серьезные свидетельства, откуда взялись первые «самостийники» в эпоху Александра Первого. Однако продолжим Данилевского:
«Не из-за Европы ли, следовательно, не из-за Германии ли в особенности, приняла Россия на свою грудь грозу двенадцатого года? Двенадцатый год был, собственно, великой политической ошибкой, обращенной духом русского народа в великое народное торжество.

Что не какие-либо свои собственные интересы имела Россия в виду, решаясь на борьбу с Наполеоном, видно уж из того, что, окончив с беспримерной славою первый акт этой борьбы, она не остановилась, не воспользовалась представлявшимся ей случаем достигнуть всего, чего только могла желать для себя, заключив с Наполеоном мир и союз, как он этого всеми мерами домогался и как желали того же Кутузов и многие другие замечательные люди той эпохи. Что мешало Александру повторить Тильзит с той лишь разницей, что в этот раз он играл бы первостепенную и почетнейшую роль?..

Настал 1848 год. Потрясения, бывшие в эту пору в целой Европе, развязывали руки завоевателя и честолюбца. Как же воспользовалась Россия этим единственным положением? Она спасла от гибели соседа (Австрию)…»
Обращаюсь к другому капитальному обвинению против России. Россия — гасительница света и свободы, темная мрачная сила… У знаменитого Роттека высказана мысль, — которую, не имея под рукой его «Истории», не могу, к сожалению, буквально цитировать, — что всякое преуспеяние России, всякое развитие ее внутренних сил, увеличение ее благоденствия и могущества есть общественное бедствие, несчастье для всего человечества. Это мнение Роттека есть только выражение общественного мнения Европы. И это опять основано на таком же песке, как и честолюбие и завоевательность России. Какова бы ни была форма правления в России, каковы бы ни были недостатки русской администрации, русского судопроизводства, русской фискальной системы и т. д., до всего этого, я полагаю, никому дела нет, пока она не стремится навязать всего этого другим…

Итак, состав Русского государства, войны, которое оно вело, цели, которые преследовало, а еще более — благоприятные обстоятельства, столько раз повторявшиеся, которыми оно не думало воспользоваться, — все показывает, что Россия не честолюбивая, не завоевательная держава, что в новейший период своей истории она большею частью жертвовала своими очевиднейшими выгодами, самыми справедливыми и законными, европейским интересам.

Откуда же и за что же, спрашиваю, недоверие, несправедливость, ненависть к России со стороны правительств и общественного мнения Европы? :unknown:

После Венского конгресса, по мысли русского императора, Россия, Австрия и Пруссия заключили так называемый Священный союз, приступить к которому приглашали всех государей Европы. Этот Священный союз составляет главнейшее обвинение против России и выставляется заговором государей против своих народов. Но в этом союзе надо строго отличать идею, первоначальный замысел, которые одни только и принадлежали Александру, от практического выполнения, которое составляет неотъемлемую собственность Меттерниха. В первоначальной же идее, каковы бы ни были ее практические достоинства, конечно, не было ничего утеснительного. Император Александр стоял, бесспорно, за конституционный принцип везде, где, по его мнению, народное развитие допускало его применение. Он был противником и врагом партий, насильственно вынужденных бунтом и революцией…

Корнем всех реакционных, ретроградных мер того времени была Австрия и ее правитель Меттерних, который, опутывая всех своими сетями, в том числе и Россию, заставил последнюю отказаться от ее естественной и национальной политики помогать грекам и вообще турецким христианам против их угнетателей, — отказаться вопреки всем ее преданиям, всем ее интересам, всем сочувствиям ее государя и ее народа. Россия была также жертвою Меттерниховой политики; почему же на нее, а не на Австрию, которая всему была виновницей и в пользу которой все это делалось, взваливается вся тяжесть вины?…

Не влиянию ли Меттерниха приписывается перемена образа мыслей, происшедшая в императоре Александре после 1822 года? Не это ли влияние было причиной немилости Каподистрии, враждебного отношения, принятого относительно Греции и вообще относительно национальной политики, наконец, не это ли влияние было причиной самой перемены в направлении общественного образования во времена Шишкова и Магницкого? А после не в угоду ли Австрии считалась всякая нравственная помощь славянам чуть не за русское государственное преступление?

Ну и как вам? Ощущение: медленный, торжественный въезд в желтый дом… Или — замедленная съемка процесса захождения ума за разум.

Относительно новым для читателя тут будет, наверно, последний пассаж. Что, оказывается, наш самодержец, натянутый как кукла на руку того самого Меттерниха, не только русскую внешнюю политику сложил к ногам Австрии — это еще соответствовало бы хоть какой-то реальности (удавшийся заговор все ж — реальность), хоть какому-то смыслу: ведь выгодно же, одурачив вражескую державу, заставить ее провести несколько войн целиком в свою пользу и во вред ей самой! Но… ТАК использовать эту «насаженность на Меттернихову руку — куклы-монарха», чтобы еще и встрять в содержимое их школьных учебников, расписание занятий в их университетах?!!

Но сколько ни заостряй этот пункт у Данилевского, грустный парадокс в том, что другого объяснения тем Александровым… действиям (слово «политика» тут все же не будем применять) — и вовсе нет.

Вот отчего я особо выделил экспертную оценку именно Жан-Жака Руссо, предсказавшего, что Россия влипнет в конфликт с демократической Европой (которая на тот момент, в середине XVIII века, была еще только в дальнем-дальнем проекте!). И век спустя Данилевский возмущенно констатирует: «Общественное мнение Европы: Россия — бедствие, несчастье для всего человечества».

И 250 лет спустя, мы разве не убеждаемся каждый день: в чьих руках общественное мнение Европы?
Ставка-то, «Священный Союз», была сделана на евромонархов — и вот…

«А упало, Б пропало — кто остался на трубе ?».

Может, сегодня князья Лихтенштейна и Монако, вспомнят о принесенных Россией жертвах евромонархам и помогут? :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Наша полная свобода от "свобод"

Новое сообщение ZHAN » 24 сен 2020, 19:38

Нашу «инаковость» мы начинали исследовать, напоминаю, с географических претензий XVIII века:
«Россия… сама по себе уже взрывала своим гигантским размером всякое представление, которое люди привыкли иметь о «европейской» державе, то есть о члене европейской системы государств ».
И вот на начало XXI века Россия, в общем-то, и не такой уж исключительный, запредельный мировой гигант. Выросли за это время Китай, Индия, Соединенные Штаты. Ну и мы сами постарались, в Беловежской Пуще-1991, в смысле приближения государства — к «удобопредставимым» европейцами размерам. Большой шаг навстречу…

Что ж еще остается из претензий? :unknown:
Оказывается — «Свобода». Именно понятие: «страны свободного мира», стало самым актуальным, легло на рабочие столы политиков. Едва не 95 % всех претензий к России — упреки по пункту «демократических свобод».

Что ж сказать о нашей «свободности»? :unknown:

Вот и Сигизмунд Герберштейн, немец XVI века отметил у нас:
«Люди все считают себя холопами, то есть рабами своего Государя».
И не менее известный маркиз де Кюстин (1843):
«Должен ли подобный народ иметь такое деспотическое правление или же столь жестокое правление создает такой негодный народ?»
Так мы и добрались до самого сложного пункта всей этой темы. А, кроме прочего, и до ответа на главный вопрос той книги Данилевского: «За что нас так не любят?»

Его ответ был: «Просто за то, что мы, славяне, — не Европа». Конечно, из своего 1871 года он не мог предвидеть, что его гипотетическая линия противостояния Европа — Славянство, так существенно развернется и передвинется, что сегодня, в связи со славянством — собственно и говорить уже непонятно о чем.

«Европа» им понималась, как романо-германский продукт, и появление нового понятия «Свободный мир», вышедшего за пределы Европы — вряд ли виделось из 1871-го. Ну, еще можно США посчитать продолжением романо-германства (хотя с нынешним президентом и нынешними демографическими тенденциями это будет интересный постулат), но Япония…

Сегодня, полтора века спустя сохраняется разделение России с Западом, тоже по наборам… но уже не генов, а «ценностей».

Как теперь нам выстраивать отношения с… или встраиваться в… в этот дивный, свободный мир?
Или, хотя бы — тут я сильно снижаю планку до своей частной задачи: как бы мне, к завершению этой темы, не сбиться на примитивную и беспомощную «контрпропаганду», каковую я и сам столько лет наблюдал во всех наших «Правдах»?

Разве что попробовать обратиться, ну хотя б к самому «отцу русофобии», маркизу де Кюстину, книгу «Россия в 1839 году», которого и 120 лет спустя переиздавали в США, «как лучшее пособие по СССР», с предисловием директора ЦРУ Беделла Смита. Попробовать привести несколько цитат из него… и не «опровергать грязные инсинуации», а как бы — «замерить дистанцию восприятия».

Итак, маркиз де Кюстин:
«Это злосчастное мнение Европы — призрак, преследующий русских в тайниках их мыслей; из-за него цивилизация сводится для них к какому-то более или менее ловко исполненному фокусу. Надобно обладать большей силой, нежели Петр Великий, дабы исправить зло, какое причинил первый растлитель русских.

— Две эти нации — Россия, как она есть, и Россия, какой ее желают представить перед Европой. Император менее, чем кто-либо, застрахован от опасности оказаться в ловушке иллюзий. Вспомните поездку Екатерины в Херсон — она пересекала безлюдные пустыни, но в полумиле от дороги, по которой она ехала, для нее возводили ряды деревень; она же, не удосужившись заглянуть за кулисы этого театра, где тиран играл роль простака, сочла южные провинции заселенными, тогда как они по-прежнему оставались бесплодны не столько из-за суровости природы, сколько, в гораздо большей мере, по причине гнета, отличавшего правление Екатерины.

— Учтивость здесь — всего лишь искусство прятать друг от друга двойной страх: страх, который испытывают, и страх, который внушают сами. Под всякой оболочкой приоткрывается мне лицемерное насилие, худшее, чем тирания Батыя , от которой современная Россия ушла совсем не так далеко, как нам хотят представить. Повсюду я слышу язык философии и повсюду вижу никуда не исчезнувший гнет.

— Сколько здешних лесов — всего лишь топи, где вы не нарежете и вязанки хворосту!.. Все расположенные в удалении полки — только пустые рамки, в них нет ни одного человека; города и дороги только замышляются; сама нация доселе — всего лишь афишка, наклейка для Европы, обманутой неосторожной дипломатической выдумкой. Торговцы, из которых составится когда-нибудь средний класс, столь немногочисленны, что не могут заявить о себе в этом государстве; к тому же почти все они чужестранцы. Писателей насчитывается по одному-два в каждом поколении, и столько же живописцев, которых за немногочисленность их весьма почитают, благодаря ей им обеспечен личный успех, но она же не позволяет им оказывать влияние на общество . В стране, где нет правосудия, нет и адвокатов; откуда же взяться там среднему классу, который составляет силу любого государства и без которого народ — не более чем стадо, ведомое дрессированными сторожевыми псами?

— 30 июля 1893 года. Вчера, окончив писать, решился я перечитать переводы некоторых стихотворений Пушкина и утвердился в том своем мнении о нем, какое составилось у меня по первому чтению. Человек этот отчасти заимствовал свои краски у новой западноевропейской школы в поэзии. Не то чтобы он воспринял антирелигиозные воззрения лорда Байрона, общественные идеи наших поэтов или философию поэтов немецких, но он взял у них манеру описания вещей. Так что подлинно московским поэтом я его еще не считаю. Поляк Мицкевич представляется мне гораздо более славянином, хоть и он, подобно Пушкину, испытал влияние западных литератур».
Нет, начать все же придется с небольшого возражения. «Вспомните поездку Екатерины в Херсон » — это Кюстин говорит, как о доказанном, общеизвестном факте, о наших «потемкинских деревнях ». Но невелика тут маркизова вина, когда мы и сами 200 лет спустя повторяем этот штамп. О котором здесь, предельно кратко:

1. Князь Потемкин действительно готовился, ну представляете, как обычно у нас делается к визитам большого начальства.

2. Дома вдоль дороги действительно были приукрашены, плюс разные там арки, гирлянды, картины (аналоги нынешних билбордов и уличных растяжек).

3. Элемент театральности во всем — был, каким он и бывает на подобных демонстрациях, торжествах! Ведь, задумайтесь… теоретически, даже подносимый торжественно полуметровый каравай («хлеб-соль»), можно назвать: «потемкинским караваем», преувеличенным, приукрашенным, так как «в обычные-то дни — пекут в 5 раз меньшие караваи».

4. Но… самый-самый первоисточник этой легенды, саксонский дипломат Георг Гельбиг (книга-памфлет «Потемкин Таврический»), писал ведь, что бутафорским был и Севастополь, куда доехали монархи и… новый флот, стоявший на рейде. Но этот флот через пару лет воевал с турецким флотом и в нескольких битвах полностью разбил его, завладев Черным морем.

5. И главное. У фаворита и наместника князя Потемкина, можно сказать: «по определению» были враги… И Гельбигова легенда была обречена на успех.

Так что здесь разговор с де Кюстином может зайти вообще в мирно-философский диспут о… «О преукрашательстве, преувеличении, торжественности — вообще».

Другой интересный, умно-заумный кюстиновский тезис: «Писателей насчитывается по одному-два в каждом поколении… за немногочисленность их почитают, но она же не позволяет им оказывать влияние на общество»…

То есть: Писательская немногочисленность не позволяющая влиять на общество? Не знаю, что ответить.

Еще один момент, по-моему, иллюстрирует саму суть проблемы «Интерпретации». Днем был спор о Пушкине, и вечером де Кюстин добросовестно перечитывает переводы из Пушкина, обнаруживает заимствованную у Байрона и немецких философов «манеру описания вещей».
Думаете, стоит «защищать» Пушкина, парировать, что и сам Байрон свои взгляды заимствовал, как известно, у Жан-Жака Руссо?
Что Кюстин «очернив» Россию, бросился, «брызгая слюною» и на «наше все»?
Нет, думаю, де Кюстин вполне добросовестно сличал переводы, и нашему пониманию пушкинских творений никак не помешает их принципиальная непонятность для иноязычных. «Трудности перевода». И так не только с Пушкиным, многие наши реалии — «переводятся на зарубежный» с неизбежною погрешностью.

Далее. Мелькающая у него довольно часто тирания Батыя — да, популярный образ. Истории того визита в Европу татаро-монгол уже был уделен пост. И в главном де Кюстин, уж во всяком случае — не клеветник. Он добросовестно сопоставляет: в его Франции король Луи-Филипп, конституционно ограничен, есть выборы, есть свобода выборов.

А царь Николай, как тот Батый — неограничен в своей власти, у подданных нет свободы выборов. Или уж свободы выбора — в таком уже философско-обобщенном смысле. Я ведь взял де Кюстина и эпоху царя Николая — не подумайте, не для того, чтоб спрятаться за 150-летнюю дистанцию, и уйти от аналогичной пары, например: Бжезинский и Путин! Маркиз здесь приведен просто оттого, что его книга, можно сказать — каталог архетипов, к тому же достойно литературно оформленный. Оценки его выверены и сохраняют актуальность до сих пор…

Восстановим еще раз логическую цепочку всей темы. История XX века и прежде всего связанная с 30-ми годами, «мюнхенами», «пактами», Войной, Ялтинской системой — подвергается реальному давлению. Но есть «фальсификации» и… «фальсификации». (С эпитетами, например: «жульнические и концептуальные»).

Чешские заводы извиняются за сотни танков, сделанных для чешской армии и доставшиеся Гитлеру, но тысячи танков, сделанных потом для того же Гитлера, засчитывают, как германскую продукцию, только от того, что вывески на воротах были уже на немецком языке и сопроводительные документы — с немецкими печатями.
Это, конечно, жульническая фальсификация.
Как и у Литвы с ее «версальским суверенитетом», шелушившимся в руки Гитлера. И так далее, вся первая часть темы о подобного рода передергиваниях.

Но есть, похоже, и другие неверные на наш взгляд интерпретации истории, связанные неверной оценкой самой нашей страны. Сегодня в «добросовестном случае», западный историк или политолог пересматривает все детали нашей государственно-политической машины, сравнивает с деталями западного аналога и утверждает: в России нет свободы выбора!

Вот теперь, не отступая к декюстиновским и николаевским временам, можно и признать: да как детали той политической машины, ни Верховный Совет СССР, ни даже нынешняя Госдума — не эквивалентны парламентам Запада. И в партийной системе КПСС — не была аналогом европейских политических партий. И нынешняя «Единая Россия» — сейчас больше похожа не на британскую консервативную партию, не на германскую ХДС, а… да, признаем, — на ту же родимую КПСС!

Но и это еще не самое «страшное признание». Дело в том, что и народ наш в целом, объективно говоря, не так ценит эти самые «свободные выборы», вообще — «свободу выбора», как ценят их европейцы!

На ваш взгляд — это рабство, или, если без оскорблений: НЕпринадлежность русских — к «свободному миру».

Выпущен доклад международной правозащитной организацией «Фридом Хаус»: «Свобода в мире 2010», по которому сегодня: Свободных государств — 89, частично свободных — 58, несвободных — 47, в их числе Россия. Критерии оценки: изменения в школьных программах, подавление свободы СМИ, отсутствие независимости судебно-правовых органов, нарушения в ходе выборов.

Директор по исследованиям «Фридом Хаус», Арч Паддингтон: ухудшение ситуации со свободой в мире связано с тем, что небольшая группа крупных, влиятельных, самодостаточных в геостратегическом отношении стран, таких, как Россия, Китай, Венесуэла, Иран, выступали как пример для подражания и защищали небольшие государства, где правят авторитарные режимы.

То есть 136 государств мира — свободнее, чем Россия. По критериям «Фридом Хаус»…

Действительно, в сложные сферы заплывает вопрос о «фальсификациях истории».

Был такой лозунг «За нашу и вашу свободу!» — это поляки, подсмеиваясь над нашими начиненными (всякой идеологической дрянью) «разночинцами», подбивали их швырять бомбы в губернаторов и царей. Узкоутилитарное применение авторами того лозунга давно изучено, однако остается повод задуматься и более широко.

Да, наверное, все же у нас и у них… — разные свободы.

Полтора тысячелетия отлаживаемый механизм их работает на достижение важнейшей цели: «свободы», «свободы выбора», главных ценностей европейца.

Россиянин тоже любит «свободу выбора». Но… в тех свободах, похоже, есть одно различие: наша свобода, кроме «свободы выбора», включает еще и свободу от выбора!

И это вовсе не какой-то измышленный мною парадокс. Это, действительно российская, ценность — иметь свободу выбора, в том числе имея еще одну свободу: свободу выбирать самому, или передоверить свою свободу выбора кому-то другому (царям, вождям).

Ведь западная политическая свобода требует постоянных усилий по обеспечению этого самого «механизма поддержания свободы». Политическая машина требует постоянного внимания, работы, смазки. Причем, такой работы, что не может быть передоверена каким-нибудь наемным менеджерам. Тут, действительно, требуется постоянная работа всего общества, для каковой работы требуется еще и самоорганизация (еще не легче!!), постоянная самодисциплина всего общества. Самоустранение общества от текущей политики — оно и на Западе чревато потерей их свободы.

Вот эта постоянная политическая работа во имя свободы и ощущается в России — уже как нелегкая, неприятная обязанность.

Такие ли мы уж исключительные в этом своем выборе? :unknown:

Я довольно долго размышлял именно над этим моментом. Эта наша «свобода выбора, со свободой и от выбора» — что это? Найденный какой-то наш альтернативный путь политического развития, имеющий, свои достоинства, которые нам надо как-то пропагандировать или хотя бы защищать? Вроде нет, в наших разговорах, в жизненных коллизиях, в литературных произведениях — нигде я не замечал вокруг этой «Свободы от Свободы» никакого ореола гордости. Более того, эта особенность никогда особо и не формулировалась, оставляя ощущение не альтернативы, а скорее какого-то нюанса.

Важным, хотя и мимоходным пояснением показалась мне одна из формулировок Фомы Аквинского. Да-да, того, чьи труды стали теоретическим основанием, для строительства этой западной политической машины. И вот он, составляя свой перечень молитв, вдруг сформулировал это: благодарность Святому Духу за избавление от необходимости иметь политическое мнение.

Не поручусь за цитату точно, может, та мысль Фомы Аквинского и была связана с какими-то отдельными, частными тогдашними политическими дебатами, но мне показалась потрясающе важной именно эта нюансировка:

Избавление НЕ от политических мнений, (Фома Аквинский вовсе не анархист!), НО избавление именно… от необходимости иметь политические мнения!!

Он может его иметь, но может и не…

И еще об одном слове — «члене» этой формулы Фомы Аквинского, которую я считаю действительно в числе самых важных изречений в истории человечества: … избавление от необходимости иметь политическое мнение. — Теперь я выделяю последнее слово формулы: «мнение».

Оцените еще и этот нюанс! Ведь имея «мнение», можно действовать или нет. Можно как-то выражать это «мнение», ухлопать миллион людей за его торжество, или «оставить его при себе». И Фома Аквинат, понимая первичность «мнения», говорит об избавлении — НЕ от необходимых политических действий, а об избавлении даже от корня всяких действий — от «мнения » вообще. Он словно отвечает тянущим его за рукава, зовущим его (кто на трибуну парламента, кто на митинг протеста): «У меня по этим пунктам — вообще нет никакого мнения!» Единственное его действие — пожатие плеч.

Получается, наш Фома тоже ценит Свободу от политической необходимости, и в специальной молитве благодарит за Свободу передоверить свой выбор Богу (или его помазаннику?). Он и сохраняет ее, эту Свободу — как оттенок, нюанс, как запасной клапан, запасной выход , как страховка от абсолютизма политической машины.

И российское отношение к этому явлению надо видеть сквозь давнее недоверие:
1) к политике,
2) к машинности (рутине, механической повторяемости, к «машинерии вообще»).

Помните, на распутинской Матере, еще в счастливые, непрощальные дни утвердился «каприз, игра, в которую, однако, включились с охотой все»: единственной на острове автомашине …серьезной работы не давали… запрягали поутру коней… а машина сиротливо плелась позади и казалась дряхлей и неуместней подвод. Тут тоже дело в нюансе: протест не против машины! (материнцы — не английские луддиты, разбивавшие станки), а против — абсолютизации машины.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Свобода от "свобод"

Новое сообщение ZHAN » 25 сен 2020, 18:02

Абсолютные монархи, как мы убедились в XX веке — оказались легко свергаемы, но вот абсолютизм политической машины — это совсем другая статья… Сидящих за ее тонированными стеклами даже и разглядеть не получается! У кого-то там пять газет и контрольные пакеты телеканалов, у кого-то — квитанции и «расписки в получении» за подписями «народных трибунов»… и вот уже избирательная масса тянется, как из тюбика, проголосовать за того, кто больше часов был вывешен на телеэкране.

Монарху-то требовалась только наша покорность, а политической машине, еще, как смазка, как необходимый элемент — еще и наша тупость!

Подойдя чуть с другого бока, Оскар Уайльд оформил эту дилемму в стиле своих парадоксов:
«У современной демократии есть только один опасный враг — добрый монарх».
И еще о свободе — как отсутствии. В разных европейских языках есть этот смысловой оттенок. О невозвращающем долги говорят: он слишком свободно понимает финансовую обязательность. Отсутствие моральных ограничений: «либертины», «свободные отношения»… Бесплатность, отсутствие платы: «Free»…

Был ведь уже сформулирован популярный лозунг «Человек — есть то, что он ест!». А лозунг «Человек — есть то, что за что он голосует!» может и не фиксировался на предвыборных билбордах, (хотя, впрочем, и был уже: «Голосуй, а то проиграешь»), но он подразумевается всей политической системой Запада, которой нас обучают, и по которой мы, по вышеприведенной оценке «Фридом Хаус» — отстающие, неуспевающие.

«Свобода от выбора»… то, что я назвал запасным клапаном Фомы Аквинского… — да, признаем, что у нас и большинство агрегатов, узлов нашей российской машины — запасные (второстепенные) в сравнении с тем, «запасным клапаном Фомы Аквината». Вот такой нюанс. Но, отнюдь, не предмет гордости.

Постоянное внимание, контроль, выявление конфликтов, формирование групп по политическим интересам, проверка отчетов политиков, все это — утомительные для нас вещи. Три партии говорят об одном факте совершенно разное — и сопоставление их справок, речей, чтение публикаций с результатами проверок, вплоть до финансовых… тут, не дойдя еще и до половины перечня необходимых хлопот, россиянин начнет зевать или рассеяно оглядываться… :)

Помню, как в школе мы заучивали это:
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день идет за них на бой!
Иоганн Вольфганг Гёте. «Фауст».

Более того, припоминаю: был у нас такой утвержденный перечень великих фраз, которые рекомендовалось брать «эпиграфами» к сочинениям . (Может, из опасений, что какой-нибудь умник шарахнет что-нибудь из Шопенгауэра, а то и Ницше?) И в том списке (выверенные отечественные авторы, плюс Маркс — Энгельс), сия цитата Гете возвышалась гордою скалой.

Наверно и я брал это звучное: Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день идет за них на бой ! (эпиграфом к какому-нибудь сочинению… «Как я провел лето»), и вместе со всеми зазубривал…

И только теперь… столько лет, генсеков, и уже президентов спустя, теперь-то я хорошо представляю настоящее, не выспренное, наше, российское отношение к той гетевской дилемме:

Лишь тот достоин свободы? — Кто… ну еще ладно: «на бой». Но — «каждый день»… «каждый »?!! :%)

Или, еще более страдальчески заведя глаза: «Что, и так — каждый божий день»?! :lol:

Все же надо это сказать. Поверх всех инсинуаций… бжезинсинуаций последних десятилетий о «рабской России». По части того: «на бой … за свободу» — Россию грех не то что упрекать — грех даже сравнивать с вами… (Если, правда, это бой настоящий, не НАТОвская бомбежка Сербии, а, допустим, Наполеон или Гитлер на пороге).

Но. Ох уж эта наша великолепная, само-свободная, но и… нетехнологичная Свобода! И по части, «каждодневности», равномерно-аккуратного поддержания политического механизма обеспечения свободы выбора — здесь русские точно уступят европейцам.

После подобного признания мне так и видится примерно следующий допрос.
— Это ведь получается противоречие русских с европейцами по части понимания свободы?
— Да!!! — ответим.
— А может, это еще и «антагонистическое противоречие»? (Продолжат у нас выпытывать Гегель и все гегельянцы, младогегельянцы, включая Карл Маркса, все коммунисты, все сторонники «диалектики, развития и прогресса».)
…А вот тут уже можно вместо ответа, смело посылать этих, пытающихся «расставить все точки» — посылать на все знакомые буквы.

Ведь сегодня, как мы прекрасно уже видим, «исторические противоречия» не «разрешаются», не «снимаются» по-гегелевски, а просто… «заслоняются » другими противоречиями.

Просто вообще — забываются.

Две армии, советская и американская полвека стояли нацеленные друг на друга, стояли, переминаясь с ноги на ногу, ожидая приказа: разрешить, наконец, их «противоречие», воспринимавшееся, как главное противоречие эпохи, как диалектический источник развития всего мира. И вот, вылезли откуда-то сбоку, какие-то эти… Бен Ладены да Басаевы, и то самое главное противоречие испарилось… Просто стало как-то «не до него».

А противоречие Католицизм — Православие? :unknown:

Девятьсот пятьдесят лет, от анафем и контранафем, войн, крестовых походов — к печатным и телерадиоспорам, диспутам. И все столетия блюлась строгая граница между «каноническими территориями» и царило твердое понимание, что прибыль одного — это убыль другого, вспомните кровавую историю «Униатства»!.. И вот теперь, в эти «наши дни», на обеих «строго соблюдаемых канонических территориях» пролезли, словно черви эти секты, расползающиеся по законам сетевого маркетинга. И, например, я, выразивший свое отношение к этому «противоречию», в том числе в посте «950 лет НЕ вместе», с огромнейшим сожалением, болью читаю статьи о жутком продвижении сектантства, например в Бразилии. Оплот католичества. Гигантский Христос, раскинувший руки над Рио-де-Жанейро, великие бразильские футболисты, скромно стоящие в очереди благословиться у Римского Папы, все это, действительно, так красиво… и тут «эти».

Словно два профессора готовились к историческому диспуту, оттачивали контраргументы, представляли реакцию зала, репетировали жесты. И вот приехав в назначенный исторический день, видят на дверях корявое объявление: «Диспут отменен по технич. причинам. В аудитории протравка мышей».

— Позвольте, а как же ждавшая нас публика? И, кстати, где она?

— Эвона, публика! Да сегодня ж, полвосьмого, по второй программе, семнадцатая серия! Бягите, сердешные, может еще и поспеете.

Наше с Западом противоречие по пониманию свободы и так-то хромало на обе смысловые ноги. Вспомните. Главными критериями, а по сути-то, приманками ! — были объявлены: Экономическое соревнование, Уровень производства, Потребительские стандарты, Достижения.

Я прекрасно помню, как 4 июля 1982 года президент США Рональд Рейган и 45 000 официальных гостей и полмиллиона туристов наблюдали посадку первого космического шаттла на базе ВВС Эдварс. Миллиардная телеаудитория и сама дата этой космической победы — все подогнано как раз к главному празднику: День независимости, день рождения США. И едва дождавшись первой благополучной посадки первого в мире шатла, президент Рейган объявил: «Мы сделали это — потому что мы были … (далее шла шикарная пауза, голивудских киноковбоев, наверное, тоже учили системе Станиславского)… потому что мы были… СВОБОДНЫМИ !!»

Намек на СССР был кристально понятен. Весь мир (кроме, понятно, СССР) транслировал тогда эту рейгановскую фразу, но и наши перестроечные публицисты, производя свои прикидки, уровня своей аудитории, помните, часто повторяли: «Да-да. Учтите, граждане. Без свободы — не бывает и колбасы !!»

И вот уже вырос целый сонм стран, без «западных свобод», но с «западными достижениями». Да и ту жесткую рейгановскую «философскую» привязку Свободы — к первому же удачно приземлившемуся шаттлу… ну как ее вывернуть на другой шаттл, взорвавшийся на второй минуте полета? Или на следующий шаттл, сверзнувшийся огненной кометой? «Это потому что мы — что ?..». Но обнявшиеся господа Рейган и Альцгеймер — уже не ответят на этот контрвопрос. Проехали.

И то, что сейчас на Международную космическую станцию американцы предпочитают летать российскими «Союзами» — это как «обфилософить »? :unknown:

Опять принять фатоватую рейгановскую позу и объявить: «Мы делаем это, потому что мы… СВОБОДНЫЕ!., но и осторожные тоже …». :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Прогресс и Пруссия

Новое сообщение ZHAN » 26 сен 2020, 11:25

Как известно, идею непрерывного мирового прогресса дал нам Гегель:
«Прогресс — это развитие абсолютного духа, познающего свою свободу!»
И гениально выявив все эти «законы диалектики», «переходы количества в качество», «отрицание отрицания», впервые разобрав все источники мирового развития, (те самые «противоречия»), наш Георг не споткнулся даже и на самом главном вопросе, коварном вопросе, выраставшем по мере расписывания всех законов и обстоятельств развития. На вопросе: «Куда?». Если весь мир существует только в развитии, движении, то ведь интересно же: «В движении — куда?»

«Ну так это ж самое простое! — отвечал Гегель, — исторический прогресс, как я вам говорил, есть развитие абсолютного духа, познающего свою свободу! И тот мировой абсолютный дух упорно развивал свою свободу все три мировых исторических периода, в каковые я выделил: Восточный, Античный и Германский. И достиг высшей цели своего Прогресса, а именно: «создания конституционного Прусского королевства»».

Именно так — проверьте. И Брокзауз:
««Философия истории» в школе Гегеля, превратилась в теорию прогресса».
И советские философы, да и вообще все марксисты это (гегелевский прогресс) единодушно признавали. Соглашались, получается и с тем, что у Гегеля после Античного периода был только Германский, то есть: Славяне, с прочей негерманской мелочью — вне Прогресса. И что вершина мирового Прогресса по Гегелю: конституционное королевство Пруссия…

А ведь, знаете… такое приведу сравнение. Каждый раз, щелкая кнопкой электрочайника, мы ведь очередной раз признаем — закон Ома. Вспоминаем или нет, не важно. Главное: нельзя, отвергая принципиально закон Ома, одновременно ждать и нагретия электрочайника. Но ведь точно так же дела обстоят и с прогрессом/Пруссией. Пользуясь разработанным понятием «прогресса», никак нельзя забывать (и не только по причинам авторского права), что, (чуть спрямляя здесь все гегелевские силлогизмы): «Прогресс » — это то, что ведет к Пруссии.

Единственно, чего Георг по объективной причине (собственно смерти) знать не мог, так это: «Новые приключения мирового абсолютного духа». Который, после 1831 года (дата Георговой кончины) все дальше и дальше «прогрессируя»… нанял себе для руководства своим развитием: Отто фон Бисмарка. Присоединил к себе еще две дюжины немецких королевств и княжеств, и назвался… Германским рейхом (Вторым). Потом Прусский мировой абсолютный дух организовал еще что-то там в 1914 году, потом научился говорить все более и более отрывисто и громко, вскидывая правую руку вверх, потом…

Потом-то и произошло самое интересное с точки зрения нашей темы. И в том числе произошли такие территориальные преобразования, что Пруссия была объединена с Россией. Так что теперь Россия владеет как минимум половиной (восточной) всего средоточия «мирового абсолютного духа», данного нам в ощущениях Калининградской области!

И, довершая в том же философическом стиле, — теперь и могила другого великого — Иммануила Канта для нас уже не: «вещь в себе», а вещь … на балансе Правительства Российской Федерации!

Сам проверял, посетив Калининград: состояние, уход — отличны, зер гут.

Грустно, но как это часто случается у нас, именно смерть позволяет правильней оценить какие-то персоны, их эпохи. Недавняя смерть нашего страдальца Егора Гайдара, тоже чуть-чуть продвинула процесс общественного самосознания. И самое ценное признание прозвучало с «демократического фланга». Вот оно, почти дословно: «Более всего навредили пониманию работы Гайдара те окружавшие его ультрадемократы, что несколько лет твердили обществу:
«Нельзя быть немножко беременным!», «Свобода — она или есть, или ее нет!», «Демократия бывает или полная — или никакая !»»
Убогость, какая все же убогость — эти их лозунги! :Yahoo!:

Действительно, лидеры партии «Демократический выбор России», очень навредили пониманию Гайдара, да и всему нашему пониманию сути нашего кризиса. Может, покажется смешно (после вышеприведенного прусско-гегелевского круиза), но Дух, действительно — развивается, познавая свою свободу. И наша свобода, на что я пытался как мог намекнуть, это очень получается такая… свободная свобода, то есть мы… слишком свободны в своих толкованиях свободы.

«Слишком» — на западный взгляд, но и это, процитированное из нашей демвыборороссийской публицистики 1990-х годов: «Свобода — она или есть, или ее нет!», этот убогий их примитив, всероссийски громыхавший штамп, — тоже не соответствует нашей реальной общественной модели.

Это «нуйкины» (что крайне симптоматично для них): «Свободу» — с Шенгенской визой спутали…

Вот «шенгенка », она, действительно: или она есть, или ее нет. Тут вы правы, зачем только дальше-то лезть, к «свободам », в которых вы, как…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Из Гарварда с любовью

Новое сообщение ZHAN » 27 сен 2020, 13:06

Дойти до истоков этой разницы нашей и западной «борьбы за Свободу» и будет небольшой победой над «фальсификацией истории», точнее, над «непонятностью истории». Если уж читатель добрался до этого поста, то, надеюсь, как-то и согласился с главной идеей, или свыкся как с рефреном: набор исторических фактов — что комплект бильярдных шаров. Отшлифованы в бесчисленных описаниях, пронумерованы, и только их комбинации, освещение, понимание их положения — вот предмет борьбы, или игры…

Многие исторические дискуссии (виденные, слышанные, а более — читанные) оставляли ощущение если не бессмысленности, то некой бесформенности. Не только у меня — нет, когда исход этих споров был критически важен, например, в ту же эпоху «поздней Перестройки», многие миллионы махнули рукой: «А ну их! Все это пропаганда»! Тупики выглядели (несколько утрируя) примерно так: оппонент в споре (о Западном ли Берлине, о социалистическом ли лагере, о Ялтинской системе, Афганистане…) выкладывает факты, например, из Бжезинского, Ричарда Пайпса, подкрепляет цитатами из Монтескье, Вольтера…

Ответчик распасовывает: этот, вами приведенный — известный русофоб, тот — антисоветчик… лучше-ка я по данной теме приведу… факты из статьи корреспондента газеты «Красная звезда» за такой-то год.

И хотя действительно, чем хуже наш военкор — Збигнева Бжезинского?! — это все же уход в сторону от законов жанра. Как в детективе: «убийца» должен быть из заранее очерченного круга, факты — из общеизвестного набора. То есть: плодотворным в спорах будет правильное или новое толкование их (а точнее — общеизвестных, признанных) фактов, а не выискивание своих.

А все-таки новые факты? :unknown:

А их должны добывать, «поднимать на-гора», бюрократически выражаясь — совсем другие «министерства»! Максимально удаленные от борьбы, от «комиссий ..», от «активного противодействия попыткам фальсификации истории» и т. д. Более того, это «министерство» добычи фактов должно быть, опять же, выражаясь по-современному — «равноудалено» от спорящих, дискутирующих. Чтоб не превращать архивиста — в пропагандиста, чтоб с порога не обесценивать их труд… Хотя этих «новых фактов»… что-то не очень верится в их обилие и значимость . Где, в каких Помпеях, мы их откопаем?! «…проливающих свет на важнейшие события », «…по-новому рисующих роль… Сталина, Гитлера »… И так уже докопались до позора «Велесовой книги» и прочих «Древнеславянских Атлантид». :lol:

(Собственно говоря, позорны тут только тиражи книг толкователей, строителей «Новой истории», и удельный вес читателей, верящих во все это). :fool:

Потому и в первой, «военной» части темы царил сэр Уинстон Черчилль, во второй, «ялтинской» цитировался Збигнев Бжезинский, в этой «обобщающей» был и одиозный маркиз де Кюстин…

Но самым драгоценным королем цитирования здесь будет уже неоднократно упоминавшийся гарвардский профессор Ричард Пайпс с его книгой «Россия при старом режиме ». Он, Пайпс, кроме многого прочего, еще и признанный добросовестный сумматор, коллектор мнений десятков историков по интересующей нас теме. Приведя в своей книге много доказательств того, что русский менталитет по происхождению — крестьянский (что нам особо доказывать и не надо), отметив и тот парадокс, что «…революция 1917 года, совершавшаяся во имя создания «городской цивилизации», в действительности усилила влияние деревни на русскую жизнь », Пайпс переходит к анализу всей русско-крестьянской цивилизации.
«Исследователи русской деревни часто отмечают весьма резкий контраст между ее жизненным ритмом в летние месяцы и в остальную часть года. Краткость периода полевых работ вызывает необходимость предельного напряжения сил в течение нескольких месяцев, за которыми наступает длительная полоса безделья. В середине XIX в. в центральных губерниях страны 153 дня в году отводились под праздники, причем большая их часть приходилась на период с ноября по февраль. Зато примерно с апреля по сентябрь времени не оставалось ни на что, кроме работы. Историки позитивистского века, которым полагалось отыскивать физическое объяснение для любого культурного или психологического явления, усматривали причину несклонности россиян к систематическому, дисциплинированному труду в климатических обстоятельствах».
Столь же добросовестно Пайпс подверстывает к теме и нашего Ключевского:
«Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии».
(«Курс русской истории».)

А вот и он — выразительный пример той тенденции, обрисованной перед сюжетом «прогресс и Пруссия»! Буквально пять страниц тому назад говорилось, что ныне «противоречия», и даже гегелевские «антагонистические противоречия» — не разрешются, а просто заслоняются другими «противоречиями», и становится просто «не до них»!

Так и противоречие между рабочим ритмом европейца и русского. Сколько книг, памфлетов понаписано о «ленивых русских»! — политкорректный Дитер Гро не сильно касается этой темы, но мы-то все прекрасно помним этот сквозной четырехвековый (считая от Герберштейна) сюжет: «ленивый русский»!! Вот можно теперь и признать, вслед за Пайпсом и нашим Ключевским: Да! Мы … непривычны к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду.

Прекрасно. Но… ведь вокруг этой простой разницы в рабочих ритмах жизни столько строилось и выстроилось теорий! И корректными коллегами Гегеля, и рядовыми фашистскими агитаторами, понукающими Ганса отнять землю у ленивого русского Ивана, «все равно на ней толком не работающего». Признайте, ведь это «Противоречие», «Противопоставление Ганса — Ивана» — было весьма актуальное, «рабочее», движущее, рождавшее кучу теорий и практических планов. Или, если в архитектурных терминах — «несущая конструкция».
И что же? :unknown:

Двадцатый век нашел вам, господа, еще одних работников: японцы, корейцы, китайцы… А теперь уже и малайцы, индонезийцы. Дал им в руки отвертки, а потом и новейшие технологии — и что же выяснилось?! Что по привычке к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду , — европейцы, и сами в сравнении с теми, оказалось — трижды «ленивые русские»! :D

Сотни миллионов уплывших за океан рабочих мест вам скажут об этом! И все эти приставки, типа: Sony перед Ericsson…

И дело здесь не в каком-то там смехотворном нашем «реванше», — ведь русские , похоже, как не считали… размеренность, ровно-умеренность — достоинством, за которое надо бы тягаться, так и по сей день не считают. Но как же быть с тем фундаментальным взлелеянным вами водоразделом, когда вы и сами оказались вдруг — не по ту, не по правильную сторону ?! :unknown:

А по поводу нынешних «противоречий» — есть об этом в одной песне нашей Анны Герасимовой («Умка»): «Он сказал — пРоехали !..». :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Русское "крепостничество"

Новое сообщение ZHAN » 28 сен 2020, 19:31

И далее, Пайпс:
«Каково же было положение русских крепостных? Это один из тех предметов, о которых лучше не знать вовсе, чем знать мало».
Вот за что Ричард Пайпс заслуживает огромного нашего уважения. Это фраза настоящего ученого «пропустившего через себя» тысячи книг, авторов, писавших «о крепостничестве» и отбросившего сотни из них, хотя зачастую и самых громких, раскрученных, но «знающих мало»… Слушаем Пайпса далее:
«Прежде всего следует подчеркнуть, что крепостной не был рабом, а поместье — плантацией. Русское крепостничество стали ошибочно отождествлять с рабством, по меньшей мере еще лет двести тому назад. Занимаясь в 1770-х гг. в Лейпцигском университете, впечатлительный молодой дворянин из России Александр Радищев прочел «Философическую и политическую историю европейских поселений и коммерции в Индиях» Рейналя. В книге одиннадцатой этого сочинения содержится описание рабовладения в бассейне Карибского моря, которое Радищев связал с виденным им у себя на родине. Упоминания о крепостничестве в его «Путешествии из Петербурга в Москву» (1790 г.) представляют собою одну из первых попыток провести косвенную аналогию между крепостничеством и рабовладением путем подчеркивания тех особенностей (например, отсутствия брачных прав), которые и в самом деле были свойственны им обоим. Антикрепостническая литература последующих десятилетий, принадлежавшая перу взращенных в западном духе авторов, сделала эту аналогию общим местом, а от них она была усвоена русской и западной мыслью. Но даже в эпоху расцвета крепостничества проницательные авторы нередко отвергали эту поверхностную аналогию. Прочитав книгу Радищева, Пушкин написал пародию под названием «Путешествие из Москвы в Петербург».
(Пайпс приводил далее и тот пушкинский пародийный отрывок.)
Русский крепостной жил в своей собственной избе, а не в невольничьих бараках. Он работал в поле под началом отца или старшего брата, а не под надзором наемного надсмотрщика. Хотя, говоря юридически, крепостной не имел права владеть собственностью, на самом деле он обладал ею на всем протяжении крепостничества — редкий пример того, когда господствующее в России неуважение к закону шло бедноте на пользу.

Помещик обладал властью над крепостными прежде всего в силу того, что был ответственен перед государством как налоговый агент и вербовщик. В этом своем качестве он распоряжался большой и бесконтрольной властью над крепостным, которая в царствование Екатерины II действительно близко подходила к власти рабовладельца. Он, тем не менее, никогда не был юридическим собственником крепостного, а владел лишь землей, к которой был прикреплен крестьянин. Торговля крепостными была строго запрещена законом. Некоторые крепостники все равно занимались таким торгом в обход законодательства, однако в общем и целом крестьянин мог быть уверен, что коли ему так захочется, он до конца дней своих проживет в кругу семьи в своей собственной избе… крепостной принимал свое состояние с тем же фатализмом, с каким он нес другие тяготы крестьянской жизни. Крестьянин вынес из самой ранней поры колонизации убеждение, что целина — ничья и что пашня принадлежит тому, кто расчистил ее и возделал. Убеждение это еще более усилилось после 1762 г., когда дворян освободили от обязательной государственной службы. Крестьяне каким-то инстинктом чуяли связь между обязательной дворянской службой и своим собственным крепостным состоянием. С того года крестьяне жили ожиданием великого «черного передела»».
Тщательно собирает Пайпс все объективные оценки современников:
«Безо всяких колебаний говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландия. В России изобилие продуктов, они хороши и дешевы, а в Ирландии их недостаток, они скверны и дороги. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами…

И в тех частях Великобритании, которые, считается, избавлены от ирландской нищеты, мы были свидетелями убогости, по сравнению с которой условия русского мужика есть роскошь. Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтет негодными для своей скотины…

— Но тот же Роберт Бремнер (Robert Bremner), один из авторов этих хвалебных оценок продолжает:…Однако, дистанция между ними огромна, неизмерима, выражена быть может двумя словами: у английского крестьянина есть права, а у русского нет никаких!

— В царской России было гораздо меньше крестьянских волнений, чем принято думать. По сравнению с большинством стран, русская деревня эпохи империи была оазисом закона и порядка… На самом деле большинство так называемых крестьянских «волнений» не были сопряжены с насилием и представляли собою просто неповиновение. Они выполняли такую же функцию, как забастовки в современных демократических обществах.
Далее у Пайпса идет блестящий экскурс, как эти «забастовки », нашими пропагандистами и статистическими фокусниками превращались в — «волнения», а затем и в «крестьянские бунты»).
— Особенно важно избавиться от заблуждений, связанных с так называемой жестокостью помещиков по отношению к крепостным… Пропитывающее XX век насилие и одновременно «высвобождение» сексуальных фантазий способствуют тому, что современный человек, балуя свои садистические позывы, проецирует их на прошлое; но его жажда истязать других не имеет никакого отношения к тому, что на самом деле происходило, когда такие вещи были возможны. Крепостничество было хозяйственным институтом, а не неким замкнутым мирком, созданным для удовлетворения сексуальных аппетитов… Тут никак не обойтись одним одиозным примером Салтычихи, увековеченной историками помещицы-садистки, которая в свободное время пытала крепостных и замучила десятки дворовых насмерть. Она говорит нам о царской России примерно столько же, сколько Джек Потрошитель о викторианском Лондоне. Там, где имеются кое-какие статистические данные, они свидетельствуют об умеренности в применении дисциплинарных мер. Так, например, у помещика было право передавать непослушных крестьян властям для отправки в сибирскую ссылку. Между 1822 и 1833 гг. такому наказанию подверглись 1283 крестьянина. В среднем 107 человек в год на 20 с лишним миллионов помещичьих крестьян — не такая уж ошеломительная цифра».
Это ирония гарвардского профессора — по адресу штампов русофобской пропаганды. Тут и нам хороший повод задуматься: а где собственно была максимальная концентрация этих штампов (тщательно здесь вычищаемых гарвардцем)?!

Голод, холод, кровь, царизм… чахотка и Сибирь — последние два слова может уже посредством стихотворного размера напомнят вам об авторе. Да-да… Некрасов, Добролюбов и иже… Наши народнички «к топору-зовители». А еще бы как-нибудь взять да и сравнить удельные концентрации подобных «фактов» на страницах ленинских «Искр» и гебельсовской «Фелькише беобахтер»…

И далее — еще Пайпс:
«Сознание русского крестьянина было, если использовать терминологию старого поколения антропологов вроде Леви-Брюля (Levy-Bruhl), «первобытным». Наиболее выпуклой чертой сознания такого типа, является неумение мыслить абстрактно. Крестьянин мыслил конкретно и в личностных понятиях. Например, ему стоило больших трудов понять, что такое «расстояние», если не выразить оное в верстах, длину которых он мог себе представить. То же самое относится и ко времени, которое он воспринимал лишь в соотнесении с какой-то конкретной деятельностью. Чтобы разобраться в понятиях вроде «государства», «общества», «нации», «экономики», «сельского хозяйства», их надо было связать с известными крестьянам людьми, либо с выполняемыми ими функциями.

Эта особенность объясняет очарование мужика в лучшие его минуты. Он подходил к людям без национальных, религиозных и каких-либо иных предрассудков. Несть числа свидетельствам его неподдельной доброты по отношению к незнакомым людям. Крестьяне щедро одаривали едущих в сибирскую ссылку, и не из-за, какой-то симпатии к их делу, а потому что они смотрели на них как на «несчастненьких». Во время Второй мировой войны гитлеровские солдаты, пришедшие в Россию завоевателями и сеявшие там смерть, сталкивались в плену с подобными же проявлениями сострадания. В этой неабстрактной, инстинктивной человеческой порядочности лежала причина того, что радикальные агитаторы, пытавшиеся поднять крестьян на «классовую борьбу», столкнулись с таким сильным сопротивлением. Даже во время революций 1905 и 1917 г. крестьянские бунты были направлены на конкретные объекты — месть тому или иному помещику, захват лакомого участка земли, порубку леса. Они не были нацелены на «строй» в целом, ибо крестьяне не имели ни малейшего подозрения о его существовании.

Но эта черта крестьянского сознания имела и свою скверную сторону. К числу недоступных крестьянскому пониманию абстракций относилось и право, которое они были склонны смешивать с обычаем или со здравым смыслом. Они не понимали законоправия. Русское обычное право, которым руководствовались сельские общины, считало признание обвиняемого самым убедительным доказательством его вины. В созданных в 1860-х гг. волостных судах, предназначенных для разбора гражданских дел и управляемых самими крестьянами, единственным доказательством в большинстве случаев было признание подсудимого. Это поможет и на «процессы 1930-х годов» смотреть без помощи дьявольщины, мистики или конспирологических окуляров).

— Крестьянин терпеть не мог формальностей и официальных процедур и был не в состоянии разобраться в абстрактных принципах права и государственного управления, вследствие чего он мало подходил для какого-либо политического строя, кроме авторитарного…

— Он верил, что царь знает его лично, и постучись он в двери Зимнего дворца, его тепло примут и не только выслушают, но и вникнут в его жалобы до самой мелкой детали. Именно в силу этого патриархального мировосприятия мужик проявлял по отношению к своему государю такую фамильярность, которой, категорически не было места в Западной Европе. Во время своих поездок по России с Екатериной Великой граф де Сегур (de Segur) с удивлением отметил, насколько непринужденно простые селяне беседовали со своей императрицей».
Я добавлю к сказанному Пайпсом и тот известный факт, что только крестьяне говорили царю — «ты». Нельзя даже вообразить — ухо режет, беседу с монархом крестьянина, обращающегося: «Вы, царь…».

Надеюсь, перечитав, с моими минимальными комментариями, «русофоба» Пайпса, вы не просто отдохнули от настоящих современных клевет, бжезинсинуаций, но и мимоходом выяснили кое-что. Например, кто первый запустил в публику уравнение «крепостничество = рабство».

И тщательное Пайпсово расследование: «Антикрепостническая литература принадлежавшая перу взращенных в западном духе авторов, сделала эту аналогию общим местом, а от них она была усвоена русской и западной мыслью» — поможет понять и ближайшие к нам, буквально сегодняшние события, с перечисления которых и начиналась эта тема.

«Переоценка роли СССР во Второй мировой войне» — феномен тут в том, что даже и в самый разгар холодной войны, в Карибские, Берлинские кризисы, сопровождавшиеся просто бешеной пропагандистской «артподготовкой» — таких попыток не было!

Наталья Нарочницкая как-то указала, как на прецедент — на книги немецкого историка Эрнста Нольте, который писал о фашистских явлениях, возникших на волне погрома Первой мировой войны, разрушении традиционного общества почти во всех странах Европы.

Эта тема в общем-то и прослеживает дальнейший процесс размазывания исторической вины. Когда следующим шагом стали публикации уже из нашей страны, о преимущественной вине СССР.

Такая вырисовывается изящная «трехходовка»:

1. Виноват германский фашизм!

2. Нет, мы все виноваты! Во всей Европе были «фашистские явления».

3. Нет, виноват СССР — его фашистские явления были самыми фашистскими.

Именно внутренний наш кризис, (и, как одно из проявлений, «коротичизм» в публицистике)… запустил этот процесс, зашедший вплоть до приравнения СССР к гитлеровской Германии в пасешной резолюции 2009 года.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Первая остановка - Грузия

Новое сообщение ZHAN » 29 сен 2020, 21:39

Этот, возможно, несколько легкомысленный образ возникает перед мысленным взором, когда задумываешься о процессах протекавших последние лет 20 вдоль российских границ на гигантской дуге от Финляндии до Грузии. Процессы эти определенно связаны с неким лихорадочным строительством, потому и получившиеся результаты я сравнил с широко известным термином современного офисного обустройства. Суть которого: приставленный, привешенный на консолях, рейках новый гипскартонный контур, скрывающий хитросплетения кабелей, шлангов, или, бывает, каких-то архитектурных погрешностей, некрасивостей. «Фальшивый», хрупкий — впереди истинного, капитального, закрывая его. Корень «фальш», в этом, архитектурном случае не несет каких-либо осуждающих отрицательных коннотаций, столь же нейтрален как, например «плинтус». Однако он хорошо сопрягается со сквозным понятием всей этой темы. Фальсификация истории — как подвернувшийся конструкционный элемент (или один из элементов), в строительстве грозди новых государств по российскому периметру. «Фальш-история» — как материал для «фальш-стен».

Пробуя ткнуться в эти исторические фальш-стены, лихорадочно строящиеся с 1991 года, поневоле вспоминаешь о некоторых «архитектурных» предшественниках, возводившихся примерно на тех же рубежах: «Санитарный кордон» 1918–1939 годов, и «Восточный вал» 1941–1944 годов.

Справка: «ВОСТОЧНЫЙ ВАЛ» (OSTWALL) — стратегический оборонительный рубеж немецких войск на линии река Нарова, Псков, Витебск, Орша, река Сож, среднее течение Днепра, река Молочная. «Восточный вал» стал возводиться еще зимой 1941–1942, в связи с провалом операции «Тайфун» и переходом Красной Армии в наступление. 8 декабря 1941 года Гитлер подписал директиву № 39 о повсеместном переходе немецких войск к обороне — начало строительства. Укрепления возводились вдоль всего берега Днепра. Самые серьезные были сконцентрированы в местах наиболее вероятной переправы советских войск: у Кременчуга и Никополя, в Запорожье. В дополнение к оборонительным мерам, СС и вермахт получили приказ полностью опустошать территории, с которых приходилось отступать, чтобы замедлить продвижение Красной Армии и усложнить ее снабжение. Для сооружения рубежа использовали и военнопленных. Есть информация, что руководство строительством «вала» предлагали генералу Д. М. Карбышеву.

Генерал Отто Кнобельсдорф:
«Днепр планировался как линия сопротивления еще после падения Сталинграда… весной 1943 г.; его большая ширина, низкий восточный берег и высокий крутой западный, казалось, должны были стать непреодолимым барьером для русских ».
Германский историк К. Рикер:
«Обладая плодородными районами Западной Украины, железной рудой Кривого Рога, марганцем и цветными металлами Запорожья и Никополя, румынской… венгерской и австрийской нефтью, Германия могла бы продолжать войну длительное время ».
Мой исторический намек — прост. OSTWALL на рубежах примерно совпадающих с нынешней границей РФ, строила вся Европа. Кстати, именно тезисы преемственности и ответственности «Европ» я упорно повторяю, начиная с эссе «Адольф Гитлер как трастовый управляющий ЗАО «Европа»».

В общем, OSTWALL построенный «Объединенной Европой-I» («Берлинская») — из стали и бетона, был в свое время успешно прорван.

Нынешняя «фальш-стена», выстроенная из многих полуправд, клевет, предрассудков и лимитрофных комплексов неполноценностей, — тоже не без участия «Объединенной Европы», теперь уже «Объединенной Европы-II» («Брюссельской»), ждет своей участи.

И дальнейший мой рассказ об исторических фальш-стенах вокруг России, складывался в постоянном соотнесении со всеми предыдущими строительными инициативами, воплощавшимися на этом примерно рубеже.

Да уж, на этом участке строительства «история» — почти единственный беспримесный конструкционный материал. Сегодня Грузию строят, можно сказать: «целиком из истории». Тут есть и дополнительная смысловая закольцовка: история Давида-Строителя (самого знаменитого из грузинских царей) — на службе строительства современной Грузии.

Но главная странность-то в чем?! Уже 20 лет, со времен Звиада Гамсахурдиа спорят: «Добровольно, полудобровольно или недобровольно входила Грузия в состав России?» И главное обвинение Саакашвили в августе 2008 года было: «Они оккупировали Грузию, так же как и в XIX веке».

И НИКТО почему-то не задается простым вопросом: «А какая, собственно, Грузия»? :unknown:

Да, было такое царство Грузия, великая эпоха царей Давида, Тамары. Но еще в 1490 году Дарбази (Совет) зафиксировал распад Грузии на три царства: Картли, Кахети, Имерети и княжество Самцхе. Позже из Имеретии выделились Мегрелия и Гурия. Русская граница тогда проходила в тысяче километров к северу от Грузии, — к большому для нее несчастью: грузины просили о помощи, но все что смогла тогда Россия, это принять первых грузинских беженцев. Грузины веками отбивались от турок на западе, кызылбашей (персов) на востоке, плюс добавились и внутренние феодальные интриги, а итоговый факт прост и неотменим, как закон всемирного тяготения: царство Грузия исчезло с карты в 1490 году.

Результат… представьте карту нынешней Грузии, весьма приблизительно разделенную вертикальными линиями на 3 части: Восток, Центр, Запад. Так вот — тот самый, часто поминаемый Георгиевский трактат был заключен в 1783 между Россией и… Картл-Кахети — восточной третью нашего условного деления!

В Картли оставались свои цари… Но после мучительных раздумий Павел I выполнил просьбу умиравшего Георгия XII, подписал 22 декабря 1800 г. Манифест о присоединении Картл-Кахети к России.

27 лет спустя, в 1810 г. в состав России вошла Имеретия (Центр нашего условного деления). Позже, для обороны Картл-Кахети-Имерети от постоянных набегов, пришлось отвоевывать у турок — тогдашние их, ТУРЕЦКИЕ провинции: Абхазию, Гурию, Аджарию — (Запад нашего условного деления).

Их «График вхождения» в состав России: Гурия — 1828, Сванетия — 1854, Мегрелия — 1857, Абхазия (Сухумский округ) — 1864. Значительную часть мусульманского населения приходилось выселять в Турцию, что было тягостнее любой военной кампании, двадцати сражений!

Так Россия составляла свою грузинскую губернию…

«…после тяжелых раздумий »? — Это я сказал про подписание Павлом в 1800-м Манифеста, но, могу добавить: еще и в продолжение бесед со студентками Нино и Саломе, в Москве 2007-го. Пятилетняя Саломе бежала с мамой из осажденного Сухуми. Красивая, талантливая девушка, влюбленная в русскую культуру. Но еще более она любит Грузию и уже на третьем абзаце нашего разговора пылко переходит: «…Россия получила от Грузии столько! Столько!». И я вижу: это речь не торгаша, а скорее — неисправимого романтика. Ведь было! Да, было! — такое красивое царство: Грузия Давида-Строителя. И царица Тамара — невестка великого князя Андрея Боголюбского, жена его сына Юрия…

Но раздумья… и все обстоятельства места и времени императора Павла были суровы и неромантичны. Православных грузин жалко? — Да. Их в Кахети оставалось всего 60 000. Значит, надо принимать под свой скипетр.

А «грузинское приданое»? — полтора десятка войн с Турцией и Персией! Кстати, одну из тех турецких войн Кутузов чудом завершил за недели до наполеоновского вторжения, а другую (Крымскую) случилось даже и проиграть…

И вновь к истории — горяче-современной. Те беженцы 1992 года из Сухуми карабкаются по ледяным перевалам, мечтая: «Только бы добраться до Гали! В Гали — спасение!». У Саломе и матери из одежды, кроме той, что на себе — одна случайная сорочка. Багаж их соседа — связка книг (трогательная черта грузинского интеллигента) — и сорочку отдали ему, подложить под веревку, резавшую руки. Добрались до Гали, и… там тоже война! Но не с абхазами — а со звиадистами.

Тут сразу и вопрос: «А почему именно так пролегла в 1990-х годах граница Грузии: «Звиадистской» и «Антизвиадистской»?» :unknown:
Да, известно: очень многие грузинки обожали красавца-президента Звиада, но ведь кроме того, оказалось, был и вполне реальный — географический водораздел (не только «гендерный»). Не проступил ли тут «сварной шов» еще царских времен, когда отдельные княжества принимались под Российскую державу — порознь, с интервалами почти 100 лет…

Так входила Картл-Кахетия:
ОБРАЩЕНИЕ ИРАКЛИЯ II К ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ О ПРИНЯТИИ ЕГО СТРАНЫ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ.
1782 г., декабря 21
Всепресветлейшая державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая.
Всемилостивейшими вашего величества указами повелено о принятии под всемилостивейшее вашего величества покровительство нас, и об отправлении войск для подкрепления нас.
За таковые монаршия ваши милости приносим всенижайшую нашу благодарность, и ваше величество всенижайше осмеливаемся просить, дабы всемилостивейше поведено было отправить к нам войска в непродолжительном времени, чтоб милосердием вашего величества могли мы избавлены быть от неверных… и повелеть оному находиться особливо в наших областях, дабы мог я обще с ними действовать против турок.
Но еще более страшная, чем турки с запада, нависала угроза с востока. Да не просто нависала, а практически уже смыла, ликвидировала грузинский этнос. Истории известен итог одного из походов шаха Аббаса I в Кахетию: 100 000 убито, 200 000 угнано в Персию. Истребление грузинского населения, заселение территории племенами из нынешней Туркмении было его целью. И уже очень близкой целью: к моменту вхождения в Россию в Картли оставалось 60 000 человек… — меньше чем на «пол-похода »! — уж если считать по принятой тогда шкале измерения шаха Аббаса.

И главное практическое «приобретение»: у русских появилось новое поле для подвигов. 24 июня 1805 на реке Аскерани — сорокотысячная армия Аббас-Мирзы, шедшая на Тбилиси, была остановлена русским отрядом всего из 500 егерей! А 28 июля русские получив подкрепления, разбили Аббас-Мирзу при Загаме и освободили всю территорию Грузии.

А год-то это был 1805-й! Самый разгар войны с Наполеоном, через пару месяцев — Аустерлиц!

А в 1809-м генерал Котляревский с 2000 солдат разбил при Асландузе 30 000 персов, шедших уже с английскими советниками и английской артиллерией. Сто с лишним лет грузины любовались на выставленные в Тбилиси те трофейные пушки с литыми надписями: «От Короля (Англии) — Шахиншаху». В 2009 году, кстати, был — 200-летний юбилей того уникального, самого спасительного для Грузии сражения! Вот хорошо бы для саакашвильего «Музея русской оккупации» — вновь разыскать те трофеи (английские пушки, отлитые для шахиншаха) и выставить, допустим, рядом с нынешними телеграммами благодарности батоно Мишико — англичанам-спасителям!

Но все вышесказанное — лишь часть правды. Приданое, и немалое, Россия все же получила. Это — сами грузины. Вовлечение в российскую орбиту преобразило их характер. Раньше их герой — царь-мученик Луарсаб: сестры в гаремах, братья — в евнухах, родители и сам Луарсаб — казнены. А потом, в новую эпоху, герой — Багратион — ночь кончилась, Солнце. Среди венков его, Багратиона, признания есть и от Наполеона, и от всей России.

По случаю я знаком с директорами Кизлярского коньячного завода (армянином), и его московским коллегой, ранее работавшим в Кизляре (ингушем). И весь восторг перед памятью великого земляка, кизлярца! всю душу они вложили в линии прекрасных коньяков «Багратион», да еще с лихим рекламным слоганом (знакомые с коньячными брэндами оценят): «На всякий «Наполеон» есть свой «Багратион»!».

Грузины не были робко ждущими своего освобождения, сотни генералов (Орбелиани…) тысячи героев-воинов. Ну а тот ряд имен, где Баланчин, Данелия, Иоселиани: его длить — будет сплошь пафос… Можно, как эксперимент, выделить: «20 самых знаменитых грузин», или: «100 самых знаменитых грузин…», или: «1000 самых знаменитых грузин …». И посмотреть, для скольких грузин из этих рейтинг-листов «площадкой реализации» стала — Россия…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

"За спасение утопающих (в собственной крови)"

Новое сообщение ZHAN » 30 сен 2020, 22:13

Такую примерно медаль объективно заслужила Россия. Каждый из живущих ныне грузин должен бы зримо представлять это: шах Аббас идет смести последнюю горстку, идет с туркменскими племенами (готовый «посадочный материал» для зачищенных площадей) и с английской артиллерией. И ему преграждают путь…

Но в тяжелую эпоху своей спасительницы-России, некоторые, увы, — проявили прыть, которую нынче афишировать как-то стыдно. Во всяком случае, сегодня экс-президент Саакашвили вам ничего не расскажет о генерале Мазниашвили, занявшем в 1918 году — Сухуми, Гагры, Адлер, Сочи! На Парижской мирной конференции 1919 года Грузия так мотивировала притязания на Сочи-Туапсе:
«Присоединение к Грузии территории… которая принадлежала Грузии (при царице Тамаре), не может вызвать возражений. После насильственного выселения отсюда в XIX в. местных кавказских племен этот край уже не имеет определенного этнографического характера».
Замечательно здесь даже не столько само нахальство (границу двинуть до Туапсе!), сколь просто детская наивность лиц, впервые попавших на международную конференцию. Там, конечно, всегда вежливо выслушают любых, даже самых пестро одетых делегатов, даже с кольцами в носу. Но… улыбнутся, переглянувшись за спиной «дикаря»… Апелляция к древним царствам и героям? Ну представьте: Македония в границах царя Александра?… :D

Тому дикарю-делегату в Париже-1919 заглянуть бы в историю: как раз… во времена Давида/Тамары — королевство Дания владело всей Англией …

А он выставляет границы той эпохи — как аргумент! (…)

Тут видится некий скальд, кобзарь, акын, на встрече «реальных» политиков станцевавший с бубном, спевший какую-нибудь «Калевалу», «Махабхарату» и попросивший «по возможности учесть ее при проведении границ».

Но… (тонкая паутинка, сигнал из реального мира): даже и в том парижском грузинском заявлении говорится о… выселении кавказских племен в XIX веке! То есть Абхазия, Гурия, Мингрелия, Имеретия — равно такие же тяжелые приобретения России, через полвека после Георгиевского трактата, как и… Финляндия. Да, в ту эпоху случались завоевания: российские, прусские, французские… Грузинских, завоеваний в XVIII–XIX веках, правда, не было — и как же теперь той горстке последних картлийцев, тонущих, поднятых накануне гибели на борт линкора «Российская империя», претендовать на лавры (и добычу!) всех последующих походов того линкора?..

Мне как-то случилось говорить с самим Зурабом Константиновичем Церетели. Недавно он весьма мудро высказался и по этим нынешним грустным поводам.

Но остаются еще «вопросы»… Вот и студентка Саломе восклицает: Ах, России нужна Грузия без грузин!

— А не выходит ли исторически, что — ровно наоборот ? — ответил я ей тогда, возможно, поспешно. И по некотором размышлении, представляю, что гораздо важнее бы услышать мнение…

Уважаемый Зураб Константинович! Со всем Вашим авторитетом, как Посол Доброй воли ЮНЕСКО , как Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ, ответьте на вопросы, озвучьте, по возможности, на весь мир:

1. Россия, два века имевшая в своем распоряжении гигантский резерв народа, заселяя Сибири, Казахстаны, Кубани (уже близко)… — направляла ли эти потоки на заселение, например, Картли, доставшейся почти пустой (60 000 чел.)?

2. А тех 1 500 000 грузин (население Грузии в Российской империи), и потом 5 000 000 (в СССР), этих, фактически исторгнутых из небытия — правильно ли называть «жертвами оккупации»? Может тогда и все живущие, некоторым образом — «оккупированы Жизнью»?

В этой «оккупации» Россия, да — виновна.

Нация грузинская — Россией была спасена. А по поводу государства Грузии, развалившегося однажды в 1490 году, уместна такая притча:

Некто Ираклий, убегая от бандитов Османа и Аббаса, теребит стоящего у дороги Ивана за штанину: «Спаси! И заодно прибери вот… от моей иномарки остались: руль, приборная доска и чехол от заднего сиденья!».

Через 27 лет еще некто Григол, спасаясь от тех же бандитов, вручает Ивану раму с карбюратором: «Все равно отымут, окаянные, да еще меня прибьют!»…

А через два века некий Мишико звонит правнуку того Ивана: «Э-э… я племянник правнучатый Ираклия! Гдэ мой Мэрс, новый, на ходу полный бак, ну и затанированный канэчно!» :lol:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Настоящий имперский народ

Новое сообщение ZHAN » 01 окт 2020, 20:39

Но наиболее характеризующим грузинскую нацию будет другой случай, в отличие от вышеприведенного гипотетического — абсолютно достоверный.

Один грузинский князь совершенно закрутился, запутался в разных тифлисских интригах, убийствах, покушениях, и тут царь его назначает генерал-губернатором в Сибирь. Правление его совершенно бесподобно по результатам, он основывает ремесла, искореняет взяточничество, сам подавая пример благородного служения. Короче полтора десятка лет на него буквально молятся, и, по известному выражению, «детей заставляют молиться за его здравие».

А потом он возвращается в Тифлис и… те же самые интриги, цепочки кровных местей, кого-то наш герой убивает, а потом убивают и его самого. Все.

В общем-то можно и разыскать фамилию этого грузинского генерала, но это мало что добавит к этому архетипическому сюжету. Похоже, грузины — действительно, имперский народ. Думаю, из контекста всей темы понятно, что «имперский» — ни в коем случае не упрек. Можно «имперскость» назвать и достоинством, но точнее будет — меткой тяжелой судьбы. Русские, испанцы это подтвердят. Грузинам тесно в Грузии. Их творческий потенциал лучше раскрывается на больших пространствах. Для некоторых скульптурных замыслов Церетели нынешней Грузии — просто не достанет площади.

Найду я, конечно, фамилию и того генерал-губернатора, но ведь и Орбелиани, и Цицианов, и Багратион скажут об этом же. (Родители Багратиона, кстати, бежали в Кизляр именно от угрозы того, что потом и случилось с сибирским героем). Ну а если нужны и еще какие-то доказательства, то одна простая шестибуквенная фамилия творца самой грандиозной из империй, можно смело сказать: «закроет тему».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пора доставать часы, Маккейн!

Новое сообщение ZHAN » 02 окт 2020, 21:08

Далее, на этом грузинском участке исторической фальш-стены неизбежно проявятся черты американского проекта. Выявить роль американского влияния в нынешнем повороте грузинской политики — это означает, косвенно оправдать даже и саму природу человека. Будь антироссийская линия — самостоятельным выбором Грузии, из человеческого лексикона пришлось бы вычеркнуть даже сами понятия — «благодарность», «справедливость»…

Когда перед Новым Большим Другом, перед США, имеющими заслуг в спасении грузинской нации — не более чем Новая Зеландия, президент Саакашвили льстиво обыгрывает идентичность названий: Джорджия (Грузия по-английски), и Джорджия (штат США), как это смотрится? Не чувствуется ли лакейский восторг, и только — ах! — маленький изъян: чуточки не хватает до полной идилии!.. Родина царицы Тамары оказалась, к сожалению, тезкой — маленького, не знакового штата, не Родины Больших Бушей! Вот еще б несколько лет власти, борьбы с «Главным оккупантом», переименований… и была бы на берегах Куры: «Техасия»!

Но дальнейшее изучение русско-американо-грузинской политической Розы Ветров потребует привлечения другого персонажа, вынесенного в титул этого поста. Важнейший политический пункт, августовский конфликт 2008 года, оказался плотно вписан в американскую предвыборную кампанию. Конкретнее, в кампанию республиканской партии США. Действующий президент-республиканец Буш, нахватавший войн и конфликтов, к тому моменту достиг такого уникально положения, что необходимым (но не достаточным) условием успеха нового республиканского кандидата Маккейна стала его дистанцированность от политики Буша. Пропустим внутриполитические пункты полемики Маккейна и Обамы, а в сфере внешнеполитической республиканские пиарщики разработали следующий ход. Две зашедшие в тупик войны (иракская и афганская) — пусть так и остаются на балансе уже одиозного Буша, но новый республиканец Маккейн должен быть ассоциирован с другой, быстрой, молниеносной, и главное — очень успешной войной, со «спасением демократической Грузии». Причем действовать, отдавать приказы войскам предстояло — действующему (неизбежная тавтология) президенту США Бушу. Но на ТВ экранах всего мира встречаться с Саакашвили, делать заявления, грозить России — будет кандидат Маккейн.

Это ведь популярный, успешный президент может передать часть своего влияния, появляясь в кадре с кандидатом-однопартийцем, похлопывая его по плечу и т. д. Но президент типа Буша мог «подарить» Маккейну только (а что он мог делать еще?) — еще одну войну. Но успешную.

Как описано уже в сотнях статей и книг весь американо-грузинский план-график Юго-Осетинской войны прокладывался от: 8 августа, открытия Олимпиады в Пекине, до 4 сентября — дня закрытия Республиканского съезда.

И очень характерно, что после августовского грузинского блиц-провала, именно республиканцы приватизировали подвернувшийся ураган «Густав». И обычная федеральная помощь при обычном (в тех краях и в то время года) урагане — пошла уже на фоне телекартинки спасателя и спасителя Маккейна.

Именно PR-функции, которые в итоге перевешенные на третьесортный (как оказалось) мексиканозаливский ураган «Густав» («Маккейн пред лицом бури», «Маккейн и беженцы», «…Маккейн раздает пакеты »)… — указывают, что изначально-то в PR-кампании планировался другой «ураган» — «Мишико», (затихший, как опять-таки оказалось, еще быстрее). Ведь по-настоящему сработали бы на бравого республиканского кандидата именно сцены военной фазы, а не жевание за столами пресс-конференций. Те же Маккейн и Мишико — НО… позади них зачищенные («демократизированные»)

Цхинвали и Сухуми. На батумском (а в успешном варианте и Сухумском) рейде — тот же американский флот, но не с теми памятными коробками сухого молока на эсминцах, а с десантниками, инструкторами, военной помощью. А волны беженцев — в Сочи и Владикавказе. Но из-за того, что опять сработала формула, описанная еще М. Ю. Лермонтовым («Не долго продолжался бой, бежали …») и в войсковом плане помогать стало просто некому — тогда и всплыло то самое сухое молоко на эсминцах.

Когда 9 сентября перед прилетевшим Саркози (в тот момент председательствующим в Евросоюзе), Саакашвили пробормотал «… они нас оккупировали, как и в XIX веке …» — тут, конечно, впору вслед за Пиком Коммунизма — переименовать какой-нибудь из «холмов Грузии» в — Пик Цинизма… (Это все же проверяемый факт: ни один народ еще не был столь великодушно спасен на самом пороге его исчезновения!) Но все же главной, рабочей была связка: Грузия — США. В подборках ИНОСМИ вы найдете немало статей, фиксирующих, что именно саакашвильев провал стоил Маккейну президентства.

Но и сегодня этот роман продолжается и тем самым позволяет нам разглядеть суть треугольников взаимоотношений на многих пунктах придвигаемого американцами к России «Вала». И — «Маккейн» здесь очень удобный случай, своеобразный «меченый атом».

Джон Маккейн считается и сегодня главным лоббистом Грузии в США. Во время войны в Южной Осетии он осудил действия России и произнес ставшую знаменитой фразу «сегодня мы все — грузины ».

С одной стороны, я надеюсь, что грузины не купятся на столь дешевый плагиат — как известно и 40 и 60 лет до Маккейна, многие уже произносили эту фразу «сегодня мы все — …» применительно к другим нациям, регионам, социальным группам — и здесь Джонни просто просунул голову и сфотографировался в старом пляжном трафарете. Вот русский император, посылая против шаха Аббаса спасительную армию, отнюдь не произносил этой банальности.

Но интересно разобраться, что же все-таки явило миру этого… Джона Маккейнишвили — любовь к Грузии или ненависть к России?!

Вдруг все же Любовь, возникшая, пусть — «ситуативно»… его президентская избирательная кампания, август-2008, важнейший информационный повод. Или все же?..

И тут нежданная помощь, ответ — поступает с другой стороны…

Справка 1.
Джон Сидни Маккейн III (John Sidney McCain III) родился 29 августа 1936 года на американской военно-морской базе в зоне Панамского канала. В 1958 году окончил Военно-морскую академию и поступил на службу в военно-морскую авиацию. В 1967 году, в ходе Вьетнамской войны, самолет Маккейна был сбит над Ханоем, и он провел пять с половиной лет в плену. Имеет ряд боевых наград.

Известен как ведущий американский «ястреб»: в ходе конфликта в Косово критиковал администрацию Билла Клинтона за недостаточно решительные действия, при Буше выступал за войну в Ираке до победного конца и увеличение военного контингента США в этой стране.

Эта индексация: «Маккейн III» — указывает на то, что он родом — из давней военной династии. Равно как и место рождения — военно-морская база на Панамском канале. В сверхгрязную историю отъема у Колумбии ее Панамской провинции, и в гражданскую войну, развязанную Штатами ради получения Панамской концессии, здесь углубляться не будем, отметив только: «Почва, однако!»

Кстати, американцы, как давно отмечено, очень любят статистику и фиксации различных рекордов и достижений. И если задуматься, то оказывается, с одним достижением Маккейн вошел, уже навсегда — в историю Америки. Вашингтон — первый президент, Никсон — первый импичментизированный президент… А Маккейн навсегда: первый в истории США кандидат, проигравший выборы — черному кандидату. И отчасти помогший ему в этом Саакашвили — тоже ведь, получается, вошел в историю своего любимого государства…

Справка 2.
10 января 2010 Михаил Саакашвили, на церемонии в Батуми, присвоил бывшему кандидату в президенты США Джону Маккейну звание «Национальный герой» и подарил ему пистолет. Рассказав, что этот пистолет во время войны во Вьетнаме у пленного американского пилота отнял русский генерал. В августе 2008 года этот генерал «продал пистолет одному грузинскому бизнесмену», и вот теперь Саакашвили «замыкает круг», возвращая его Маккейну.

Действительно, какое зримое и веское напоминание Маккейну: «Помни, кто тебя держал в плену, пытал, да еще и забрал твои вещи»!

Так всплывает второй географический пункт. Вьетнам. И грузинам, раскрывшим объятья брату Маккейнишвили, останется только вздохнуть. Нет, не о любви эта песня. Не о любви к Грузии, во всяком случае.

Необходимо дать представление о железной американской логике восприятия тех конфликтов и вывести на арену еще одного персонажа, коллегу и соратника Маккейна.

Техасский конгрессмен Чарльз Вильсон:
«Во Вьетнаме мы потеряли 58 000. Русские в Афганистане потеряли 25 000. Они нам должны еще 33 000 убитых».
Лозунг в США был запущен такой: «Пусть у русских будет свой Вьетнам!»

Правда, этот же Чарльз Вильсон проливал и слезы, «о страданиях афганских детей, ранивших его сердце», выбивая в конгрессе деньги на «Стингеры» для сбивания советских вертолетов. Советские летчики должны посидеть в плену как наш Маккейн!

Так все же: сострадание (к афганцам) или железная арифметика потерь?

Впрочем, как известно, Чарльзу Вильсону делали операцию по пересадке сердца, так что здесь можно оставить и самый мягкий, примирительный вариант:
— В одном из сердец конгрессмена сидела калькуляция тех, еще вьетнамских потерь: «Они нам должны еще 33 000 убитых ».
А в другом конгрессменовом сердце — сострадание к афганцам.

Правда получается, по чарльзвильсоновской же арифметике, по всем правилам арифметических пропорций, для успешного «взыскивания» остатка этого долга (33 000 убитых), — Афганская война должна была протянуться еще 17 лет — равно как 17 лет для этого должны продолжиться и… страдания афганский детей, ранивших его (второе) сердце …

Но самая-то важная моя поправка в другом. Вьетнам и Афган…

Учился-то будущий конгрессмен Вильсон неважненько: второй с конца по результатам экзаменов по истории. (А как Маккейн, честно говоря — не знаю.) И почти извинительно ему не знать, что вьетнамский узел, затянулся еще в его дошкольные годы. И уж к этому СССР — не имел ни малейшего отношения. Да, СССР заваливал потом Северный Вьетнам горами оружия! Да, советской ракетой был сбит будущий республиканский претендент Маккейн.

Но… СССР не провоцировал США влезать во Вьетнам.

Вот главное отличие между сведенными в единый баланс Вьетнамом и Афганистаном! Ибо заманивание СССР в Афганистан — это была удачнейшая американская спецоперация. Збигнев Бжезинский хвастается ею по сей день, изумляя европейских телевизионщиков уровнем американского цинизма.

Как известно, 24 декабря 1979-го советские войска вошли в Афганистан. Но еще 3 июля 1979 года, как свидетельствует сам Бжезинский, он направил докладную записку президенту, в которой высказал мнение, что «помощь противникам афганского режима (Кармаля — Амина) будет побуждать Советский Союз к военному вмешательству». И президент Картер подписал первую директиву о предоставлении тайной помощи противникам режима в Кабуле. И недавнее документированное разоблачение состояло в том, что ранее по американской версии, их помощь моджахедам началась строго после 24 декабря 1979 года («…защита афганских детей, разрывавших второе сердце Вильсона»). И вот Роберт Гейтс и еще несколько чиновников признали, а Бжезинский, так и вовсе — похвастался!! — что помощь началась еще 3 июля 1979 г., и именно с целью спровоцировать советское вторжение в Афганистан.

Вот Бжезинский в интервью французской газете Nouvel Observateur (18–25 января 1998 г. и чуть ранее в интервью телесети CNN 13 июня 1997 г.).

— «Нувель Обсерватер»:
Вы не жалеете о том, что вы содействовали исламскому фундаментализму, что вы снабжали оружием и консультировали будущих террористов?

— З. Бжезинский (как замечают французские интервьюеры — удивляется):
Эта секретная операция была отличной идеей. Ее целью было заманить русских в афганскую ловушку, и вы хотите, чтобы я жалел об этом ?
Что важнее с точки зрения истории мира? Талибаны или падение советской империи ? — (И таких трелей счастливого триумфатора еще 5 страниц…)

Потом США развернул целую кампанию санкций и акций, «заставивших СССР заплатить большую цену» за инспирированную ими авантюру. Бжезинский лично бывал в Пакистане, координировал совместные с этой мусульманской страной усилия и втянул в антисоветскую ось «саудовцев, египтян, англичан, китайцев» (…)

В общем, признаем, разыграно было блестяще, (правда и политический маразм брежневщины помог). Но согласитесь, колоссальнейшая, качественная тут разница со Вьетнамом.

Вьетнамский конфликт — это, собственно на 100 % французская колониальная война, расколовшая страну на Север и Юг еще в самом начале 1950-х.

Это слишком уж громкий, на весь мир прозвучавший разгром французов при Дьенбьенфу (7 мая 1954 года) побудил США сначала помочь союзникам, а потом и постепенно занять освобождавшееся французское место. Влезть в старые колониальные французские дрязги, тянущиеся еще с 1858 года (год влезания французов) — это было сугубо американское решение. Перечитайте историю президента Эйзенхауэра работы Роберта Иванова — там впечатляющая картина, как опытный и мудрый полководец Второй мировой войны всеми средствами препятствовал вползанию США во вьетнамско-французскую столетнюю войну. И что из этого вышло.

Роберт Иванов:
«Воздержаться от интервенции в Индокитае было нелегким делом для Эйзенхауэра. На него оказывалось большое давление внутри страны с требованием нанести по Вьетнаму удар хотя бы с воздуха. Французские союзники США по НАТО, предвидя катастрофу в Дьенбьенфу, где вьетнамцы окружили французские войска, беспрерывно взывали к натовской солидарности, настаивали на прямом военном вмешательстве США в войну во Вьетнаме. Эйзенхауэр… сомневался в том, что удары с воздуха по Дьенбьенфу будут эффективны, и опасался, что они могут стать только прелюдией к обязательству использовать во Вьетнаме американские наземные вооруженные силы… Однако он все же направил во Вьетнам американские бомбардировщики и 200 военных специалистов. С. Амброуз констатировал: «И все же, несмотря на сокращение числа военнослужащих, направляемых во Вьетнам, и установление точной даты их возвращения, Эйзенхауэр оказался тем, кто послал первый контингент американских солдат во Вьетнам ». Именно этот прецедент был использован преемниками Эйзенхауэра в Белом доме, чтобы в дальнейшем ввязаться в одну из самых грязных и кровавых войн».
Что ж, попробуйте привязать русских 1858 года (2 года после окончания Крымской войны), к тому, что французы полезли во Вьетнам? С конгрессмена-то Вильсона (второй с конца по результатам экзаменов по истории) — какой вообще может быть спрос?! Силен только в арифметике: 58 тысяч, 25 тысяч, русские за Вьетнам должны нам еще 33 тысячи…

Однако вот уже пройдено 3 страницы, без единого упоминания Грузии. Только Вьетнам, Афганистан, Вильсон, Маккейн, Бжезинский, 58 000 убитых, 25 000 убитых…

Но в действительности, это страницы, которые я попросил бы перечитать всех, интересующихся именно судьбой Грузии. Хирургическая мгновенность августа-2008, сорвала план США. (Помните Вильсона: «Пусть у русских будет свой Вьетнам!»)

Только предположите, что удалось бы им, втравив Саакашвили, еще и затянуть конфликт, привить, допустим, грузинам вьетнамское и пуштунское упрямство, завалить их оружием, (отчасти выполнено). Вот и добрали бы они, наконец, те «… 33 000 убитых, которые русские должны нам». А Вильсон бы параллельно дооплакивал бы… страдания грузинских детей, ранивших его (уже наверно третье) сердце …

Ведь добирать 33 000 убитых — для этого нужен длящийся конфликт!

И страну трехтысячелетней культуры бросить мелкой гирькой на баланс двухсотлетнего ковбойского режима — это что?
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Финал

Новое сообщение ZHAN » 03 окт 2020, 13:01

Главное, в чем преуспели те ковбои, так это в избирательном влиянии на интеллигенцию древних наций. А еще — в упрощенном, голливудском восприятии истории. Вот на этом, всем знакомом поле я и завершу свою «Маккейновскую главу». Образ его, в общем-то, легкопонятный, и даже — признаем — цельный. Родился в военной семье, на военной базе. Бомбил Вьетнам. Если б не советские зенитные ракеты и инструкторы — сколько бы лет успешных и безнаказанных бомбежек, сколько тонн напалма он бы еще вылил на вьетнамцев! Сколько званий, наград светило бы Маккейну Третьему!.. Почти шесть лет сидел в плену. А рядом с вьетнамскими допрашивающими офицерами, конечно, были и советские. Личные вещи отобрали — (спасибо, Саакашвили хоть пистолетик вернул)…

В общем, все что он думает, что он, Маккейн, вообще может думать о России — столь ясная картина, что и пары строчек тратить жалко… (Представили, думаю, все). Еще только раз повторю, зафиксирую сам корень его русофобии: нарушенная безнаказанность. Ведь как было замечательно: он бомбит, льет напалм — вьетнамцы в бессильной ярости целятся в него из луков. И всю эту ковбойскую идиллию смазывают зенитные комплексы «Made in USSR»! Понимаем Вас, мистер Маккейн!

А с упомянутым киношным восприятием истории — так уж получается, что в соответствующей исторической нише (кластере) — царит не самый идеологически желательный (правильный) фильм, а самый талантливый. И то, что Холокост воспринимают по спилберговскому «Списку Шиндлера» — это совершенно естественно. Ну а кто же сейчас… самый известный киношный вьетнамский пленный?

Подсказка. Самый мощно присутствующий в массовом сознании… он к тому же так элегантно, так филигранно выведен, что запомнился всем, даже и не появившись «лично» на экране. (Как бандит Джавдет, в нашем «Белом солнце пустыни»). И о нем, тем не менее, постоянно говорят, вспоминают…

Да-да, конечно, это отец боксера Буча (Брюс Уиллис), из «Криминального чтива » Квентина Тарантино. Выживший в плену соратник рассказывает маленькому Бучу, какой герой был его отец. И какие героические были те часы, пережившие три войны. И как (и где!) героически прятал их отец Буча все шесть лет вьетнамского плена. И эта реликвия (часы) потом движет весь сюжет фильма (…)

Конечно, Тарантино ведет повествование в своем фирменном, пародийном стиле, однако попробуйте припомнить — ну хотя бы еще. одного киношного вьетнамского пленного, а потом проведите небольшое исследование, опрос: кто из них более известен? Так что мое возведение Маккейна к голливудскому архетипу, «отцу Буча» — вполне обосновано.

Кстати, и тема ушедшего времени, часов, «сверим часы», «в ногу со временем »… очень популярна в политических обозрениях.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Lebensraum и великая (энергетическая) хартия вольностей

Новое сообщение ZHAN » 04 окт 2020, 21:13

Этот пост здесь, что бы убедить даже и «людей практических», быстро теряющих интерес к отвлеченным «историческим дрязгам», убедить простым, проверенным-перепроверенным примером: от фальсификации истории — недолог путь и до настоящего экономического «обсчитывания», как в кабаке, где посчитали клиента «дозревшим».

Рискованный пост… Вроде бы, я намекаю в своем заглавии на некую однопорядковость политики Lebensraum im Osten (нем. — Жизненное пространство на Востоке) и эту уже почти пресловутую Энергетическую Хартию. И этим словно еще раз сопоставляю авторов — то есть фюрера и нынешний Евросоюз. Сложность в том, что некоторые стереотипы въелись в сознание настолько, что и многие европолитики, да и наши сторонники «открытых обществ», пожалуй, совершенно искренне считают отказ России ратифицировать Энергетическую Хартию недопустимым эгоизмом, попыткой давления…

Глава Евросоюза (председатель Европейской комиссии) Жозе Мануэль Баррозу:
«Не дадим сегодня энергоресурсам расколоть Европу, как раньше ее раскалывал коммунизм».
Юрий Вдовин, либерал, эколог, специалист по справедливому распределению ресурсов:
«…ратификация Договора Энергетической Хартии (ДЭХ) неоднократно откладывалась. Формальных причин и поводов выдвинуто достаточно, но главное, видимо, в том, что для России, к сожалению, энергоресурсы превращаются в единственное средство поддержания себя в виде влиятельной международной силы, способной влиять на иностранных потребителей энергоресурсов благодаря их зависимости от наших поставок нефти и газа. Ратификация же ДЭХ вводит этот документы в правовую базу РФ и во многом уравнивает партнеров по договору и ослабляет возможность энергетического шантажа… Других способов подъема благополучия в экономике страны и повышения ее авторитета в мире нынешняя власть не хочет знать, потому что это требует реальных, а не имитационных реформ в экономике, что, в свою очередь, требует и реальной демократизации страны, а не суррогата в виде идиотской суверенной демократии».
Действительно, как России быть хорошим энергопартнером, без дрейфа в энергомонополисты, энергошантажисты? Ведь продавать-то нефтегаз нужно Евросоюзу, где хотим или нет сложились определенные ценности, фобии. Если просто назвать их стереотипами, предвзятыми штампами — делу это не поможет…

Тут нужен пример действительно неожиданный, резко расширяющий мыслительные горизонты. Мне еще в 2005–2006 годах довелось изучать материалы о самом, пожалуй «святом бизнесе» для Европы — Альтернативной энергетике. О мощном триумвирате, Германе Шеере, Клаусе Тиссене и нашем Жоресе Алферове, более других продвинувших солнечную энергетику. О генеральной идее Шеера — создании аналога МАГАТЕ — «Международного агентства по возобновляемой энергии». Сегодня Герман Шеер, создатель IRENA (латинская аббревиатура «Международного агентства по возобновляемой энергии») — принимает совершенно заслуженные поздравления. Агентство работает, тысячи и тысячи солнечных батарей — работают…

Но вот какая цифра времен моей работы над альтернативно-энергетическими статьями мне запомнилась более всего. Она проверяема, да и вообще — очевидна. Одна и та же солнечная электростанция в России в самом среднем исчислении будет давать в 2 раза меньше энергии, чем в Германии.

Это самый объективный показатель, удельная энергия солнца, приходящаяся на квадратный метр, там и там.

И еще информация — тоже на уровне буквально учебника «Природоведения», пятого, кажется, класса. Энергия ветров, рожденных так же от неравномерного прогрева солнцем атмосферы — убывает с Запада на Восток. Поэтому в Европе, особенно в приморской Европе можно ставить ветростанции. А вот до городов Сибири (Кызыл, Иркутск, Красноярск…) — господствующие атлантические ветры доходят столь ослабленными, что главная их проблема — смог. Даже самые малые загрязнения воздуха при многонедельном безветрии накапливаются шапками над городами.

Итог этого — признаю — странного экскурса в «Природоведение»: если подсчитать точнее (и это будет необходимо сделать!), то окажется, что солнечной и ветровой энергией Россия в сравнении с Европой сильно обделена. Наверное, на два-три порядка. (Есть же еще такое понятие: извлекаемая энергия.)

Но что такое наши нефть и газ? — Та же солнечная энергия, только сконденсированная и сбереженная за миллионы лет! Вот до какого убийственно простого вывода пока не доходила европейская мысль. Вот прекрасное новое поле для применения еще Гуго Гроциевого «Естественного права»! — Ничто мне не препятствует свести всю энергетическую коллизию к следующей простой аналогии. У г-на X ящик сгущенного молока, а у г-на Y — цистерна цельного молока. Y говорит: молоко настолько важный особый, жизненный продукт, что в его владении не должно быть место шантажу, монополизму, и потому: давай обеспечим «равный доступ» к твоему ящику сгущенки!

А г-н X, возражает: «Моя сгущенка!» — получая за это обвинения в «сгущеночном эгоизме», «сгущеночном монополизме», «сгущеночном шантаже». И так у всех СМИ навязывается в зубах термин «сгущенка», что все просто забывают (и г-н X, к сожалению, тоже), что «сгущенка» — это все же Молоко. Которого у г-на Y — целая цистерна.

Единственная хитрость в том, что Энергетическая Хартия своим 18-м параграфом вроде бы признает «национальный суверенитет над природными ресурсами». Они только требуют право на покупку, грубо говоря — трубы. Но и трижды суверенные ресурсы под землей будут бесполезны, если выход из этой «подземной кладовой» окажется в чужих руках.

В конце концов — метан есть и на Юпитере! И все его отличие от метана, горящего в вашей конфорке — это наличие — да, газпромовской трубы…

Суверенитет вполне может остаться побрякушкой для аборигенов, вспомните: в то же самое десятилетие Большого выкручивания рук нам навязывали не только ДЭХ, но и СРП (Соглашения о Разделении Продукции). Печальной памяти «Проект Сахалин». В эпоху колониализма этому соответствовало другое памятное название — «Концессии»: земля ваша, можем и флагштоков с вашими государственными флагами натыкать на каждые три метра, но законодательство ваше здесь приостанавливается, получайте долю натурой и уж сквозь наш забор даже и не подглядывайте. Африка, Латинская Америка могут многое вспомнить об «эпохе СРП».

Труба Газпрома — это переносчик углеводородов, бывшей солнечной энергии. Но и солнечные, ветровые электростанции, тоже по сути — переносчики солнечной энергии.

И если б вы установили правило, что каждый второй ветряк, каждая вторая батарея — отдадут свою электроэнергию России, тогда можно говорить и вашем доступе к газпромовской трубе. В аналогичных объемах, в пересчете на те же килокалории солнечной энергии.

Ну ладно, Ирак, имевший ранее программу «Нефть в обмен на продовольствие», сейчас имеет — «Нефть в обмен на демократию».

Но нам-то предлагают: «Газ — в обмен на справедливость»! Так справедливо ли будет напомнить вам о других формах той же энергии?! Кстати, и Норвегия (тоже, кстати, хозяин больших запасов сгущенки) — не ратифицирует эту… Великую Хартию Энергетических Вольностей. Но тут находятся оправдания.

Еще раз — Юрий Вдовин, либерал, эколог, специалист по справедливому дележу энергии:
«Вот тут-то Россия и апеллирует к Норвегии — она тоже не ратифицирует договора. Однако тут много неприличного лукавства. Норвегия действительно не ратифицирует договора. Но Норвегия — демократическое правовое государство. С давними традициями. И мотивация своего отношения к ратификации Договора у нее абсолютно убедительная, не угрожающая ни демократии, ни правам человека, ни рыночным отношениям ни в самой Норвегии, ни в странах Европейского Союза. Меняющиеся на демократической основе норвежские правительства сделали выбор не ратифицировать этот документ. В МИДе Норвегии корреспонденту газеты Aftenposten (22 ноября 2006) сказали, что Хартия открывает возможности для заключения частными фирмами договоров о сотрудничестве, которые могут противоречить норвежской конституции. Иначе говоря, нефтяные компании могут использовать, руководствуясь договором и Хартией, международный арбитраж вместо норвежского суда. Именно это может противоречить норвежской конституции. Но при этом следует помнить, что, в отличие от России, Норвегия является частью внутреннего рынка ЕС, входит равноправным и равнообязанным членом в его единое экономическое пространство и, кроме того, как член ВТО, Норвегия автоматически своими торговыми обязательствами не противоречит, а полностью соответствует в своей деятельности идеям Договора к Европейской Энергетической Хартии. Поэтому формально иностранные инвесторы защищены от возможной дискриминации со стороны норвежских нефтяников и газовиков.

Ситуация с Россией совершенно другая. ЕС беспокоит, что Россия все больше и активнее использует свои энергетические ресурсы в политических целях, что противоречит основной идее Хартии. Кроме этого, страны ЕС обеспокоены и тем, что добыча энергетических ресурсов в России не самая экологически безупречная. И климатические изменения в мире все больше беспокоят сообщество стран ЕС. Обоснованно или не обоснованно — пока второй вопрос. Во всяком случае, именно поэтому ЕС хочет, чтобы Россия открыла свои энергетические рынки для инвестиций иностранных компаний и содействовала бы внедрению их современных и экологически более приемлемых технологий и при этом гарантировала бы им юридическую защиту.

Все это было особенно заметно во время встречи ЕС и России в Лахти, если следовать записям, сделанным представителем испанского МИДа. Эти записи оказались в корзинах для мусора и стали, таким образом, достоянием прессы. Согласно этим записям, канцлер Германии Ангела Меркель указала на то, что, когда Путину напоминают о ратификации договора, он «переводит стрелки» на Норвегию.

Именно тем, что нами не подписан Договор, можно объяснить и «войны» на Сахалине с ТНК BP, и вокруг «Ковыкты». Конечно, может, договор с BP и требовал коррекции, но главное все-таки не в этом, а в потенциальной утрате возможности политического давления на потребителей и партнеров по бизнесу.

Монополизм — вот суть и двигающий мотив набирающей обороты реанимации идеи возврата статуса сверхдержавы для теперешней власти в России, живущей традиционными советскими категориями конфронтации с демократическим миром. Так сладко вспомнить, как мир трепетал в страхе перед непредсказуемой советской ракетно-ядерной сверхдержавой!»
Прослушали «эксперта по экологии и справедливости»? :unknown:

Курсивом я выделил еще один важный пункт претензий. Экология, действительно — тесно связана с энергетикой. И отступить, следуя сути высказанных (не только экспертом Вдовиным!) претензий — сейчас придется далеко, вплоть до знаменитого «Киотского протокола». Но именно здесь я могу предоставить слово ученому, действительно с мировым именем — академику Георгию Голицыну.

Мне посчастливилось много раз беседовать с ним. Он, кстати, правнук князя Владимира Михайловича Голицына, чья «Экспертиза» судьбы СССР приводится позже.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

"Эксперты и тайновидцы"

Новое сообщение ZHAN » 05 окт 2020, 21:36

Ведущий геофизик мира, директор Института физики атмосферы РАН, академик, многолетний член президиума РАН, Георгий Сергеевич Голицын — главный в России научный авторитет по темам как новых, так и старых угроз человечеству. Входил в число 12 экспертов ООН, и знаменитая резолюция об опасности «ядерной зимы», была принята благодаря в том числе его исследованиям. 25 апреля 2005 года Европейский Союз наук о Земле присвоил ему высшую свою награду — медаль Альфреда Вегенера. Нынче работы Георгия Сергеевича стали особенно важны (глобальное потепление, Киотский протокол, квоты на выброс газов, миллиарды долларов и прочее…). В 2007 году, когда президент Путин вручал ему в Кремле орден, он ответил: «Служу России… как и все 600 лет — все поколения Голицыных!»

На обочите генеральной сюжетной линии. Киото

В декабре 1997, в Киото подписан «Протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата». Протокол вступает в силу — по ратификации его странами, суммарный выброс парниковых газов которых превысит 55 % мирового. Главным «мотором» первого в истории глобального соглашения стала «старая Европа», прежде всего: Англия, Голландия, Германия, Франция.

Киотский протокол определяет для каждой страны из «Списка № 1» (38 промышленно развитых государств) квоты на эмиссию парниковых газов на период 2008–2012 годов. России — установлена квота в 100 % от уровня выбросов 1990 г., или 3 млрд. т в год. А 15 государств «старого» Евросоюза суммарно должны сократить свои выбросы по сравнению с уровнем 1990 г. на 8 %. Далее… из-за обвала промышленности действительный размер эмиссии Россией парниковых газов упал более чем на 40 %, и в настоящее время составляет — 2,1 млрд. т в год.

Значит, по алгоритму Киото, Россия в 2008–2012 гг. сможет продавать «излишки», квоты на выброс другим странам. «Парниковыми», «врагами» в Киото признаны 6 газов, главный из которых, конечно — углекислый.

С 2007 г. в Евросоюзе официально действует система торговли квотами на эмиссию углекислого газа (и пяти других «парниковых» газов). Для 12 000 предприятий определены квоты, в случае превышения — штраф, (или покупка сертификата на дополнительные выбросы у тех, кто выбросил меньше, чем имел право). России нужно создать системы учета эмиссии, механизмы для торговли «излишками».

Ну и наконец… цены. Вся страна следит за ценой нефтяного «барреля», скоро, возможно, будем следить за ценой «углекислого». Сейчас это: $10–13 за тонну. Экспертных прогнозов движения цены, как и по нефти, полно: предсказывается и снижение, и рост… до $20/тонну. То есть наш «углекислый» доход, в случае правильных и доказательных измерений от 5 до 100 миллиардов долларов.

— Геоогий Сергеевич, ведь по «Киотскому протоколу», к вам обращалась и Администрация Президента …

— Строго говоря, мы давали экспертное заключение на прогноз директора Института экономического анализа АН Илларионова, известного противника Киотского протокола.

— Так вы «за Киото или Илларионова»? Потепление — природный цикл или вина человека ?

— Я могу говорить лишь о научно-прогностической части этого вопроса. Все серьезные математические модели поведения атмосферы Земли не могут объяснить потепление последних десятилетий без учета техногенных факторов… Природный цикл? На сегодня никаких циклов, кроме годового, на Земле не выявлено. За исключением циклов солнечной активности, квазидвухлетнего внутреннего цикла, и связанного с Эль-Ниньо — это циклы четырех, шести-семи лет. Других выраженных циклов нет, все наблюдаемые изменения, так или иначе связаны с деятельностью человека, повышением доли углекислоты, метана, фреонов, закиси азота.

Не будем «вытягивать» у академика Голицына более сенсационных — в ущерб корректности — оценок. Главная сенсация — не в плоскости «за Илларионова или за Киото?». Оказалось, в работе высоконаучного мирового «Киотского» собрания, делящего квоты на выброс, миллиарды долларов, более всего актуален старый постулат Иосифа Виссарионовича. Применительно к теме:
«Неважно, сколько углекислоты выбросят, важно — как посчитают».
И как вы думаете, сегодня считают «в Киото»? :unknown:

По нескольким замерам дается общепланетная цифра выбросов, затем страны технически оснащенные кладут справки о замерах своих выбросов. «А остальное — ваше!» — «Принимается!»… Все, другой процедуры просто нет.

Неподготовленному читателю может и трудно поверить в столь прямой и простой алгоритм, но это так: «Не смог замерить, доказать свои выбросы — принимай общепланетный уровень». Главное требование «Киото» к России: до 2012 года не превысить уровень выбросов 1990 года. Интуитивно, все понимают: наши леса — главный мировой фильтр, очищающий атмосферу планеты и мы должны получать за это огромные деньги. Но песню «Широка страна моя… много в ней лесов, полей…» к «киотскому протоколу» не подошьешь. «Производство», идущее в РАО «Русский лес», — экстенсивное, чтоб доказать его параметры, надо покрыть всю страну сетью обсерваторий, оснащенных аппаратурой, признаваемой всеми странами, в том числе и потенциальными плательщиками. Стоимость одной станции выдающей признаваемые данные — порядка миллиона долларов, по нашим площадям их нужны сотни…

Ответ ИФАРАН оказался «асимметричным», в стиле эпохи гонки вооружений, когда миллиарднодолларовые угрозы парировались копеечными контрмерами. Передвижная лаборатория, удовлетворяющая всем требованиям, предъявляемым к мировой сети станций-обсерваторий — мониторинг на всей территории России…

Академик Голицын продолжает:
— Итак, мы назвали ее: ТРОИКА (Транспортируемая Обсерватория для Исследования и Контроля Атмосферы). Ее приборы и международные калибровочные средства обеспечивают высокое качество данных, привязку их к мировой сети мониторинга атмосферы. Идея осуществлена совместно с ВНИИ железнодорожного транспорта и Институтом химии Макса Планка (Германия). ТРОИКА проводит регулярные измерения вдоль электрифицированных железных дорог России на маршрутах: Москва — Владивосток, Мурманск — Кисловодск. Обсерватория вошла в международные сети наблюдений Global Atmospheric Watch (GAW) и Network for Detection of Stratospheric Change (NDSC). Наши данные используются для валидации международных научных спутниковых систем контроля атмосферы США и Европы… Господствующий перенос воздушных масс с Запада на Восток, непрерывные замеры дают потрясающую картину, как общий клин загрязнения, тянущийся языком от Европы, — постепенно сужается, истончается над Сибирью. Процесс очищения виден почти наглядно! Над Биробиджаном было засечено огромное превышение концентрации озона, дальнейший мониторинг показал траекторию — муссоный перенос из Японии, источник — их автомобильный парк.

— С экологией видно, как и с демократией — не все просто. Наши автомобили «грешат» элементарным угарным СО, а высокотехнологичные японские, как оказалось — летучей органикой. Рядом, на улицах города вроде все нормально, а последствия — в верхних слоях атмосферы.

— Полученный ТРОИКой корпус данных произвел огромное впечатление в мировом сообществе, к нашей программе присоединилась Лаборатория диагностики и мониторинга климата (США). Подобные передвижные обсерватории захотели получить страны прежде всего с большой территорией: США, Австралия, Канада. Но… их железные дороги — не электрифицированны.

— Да-а. От науки до политики… как от великого до смешного! Тончайшие замеры ТРОИКи просто не могут выполняться в случае тепловозной тяги: шлейф «выхлопа» заслонит. Мы так привыкли за 20 лет к поучениям Запада, в т. ч. по «чистоте технологий», что забываем заглянуть в «конкретику». Так вот «пример навскидку»: железные дороги США, Канады, в сравнении с нашими электрифицированными — грязны и отсталы. (Еще один повод задуматься о мотивах многолетних попреков «грязным российским технологиям»).

Справка. Важнейшие результаты работы ТРОИКи:

1) Определены наиболее загрязненные регионы России. (Район озера Байкал, где из-за устойчивой замкнутой воздушной циркуляции происходит накопление загрязнений в приземном воздухе).

2) Определены основные антропогенные и природные источники предшественников озона, газовых и аэрозольных примесей. Определены характеристики шлейфов от городов.

3) Обнаружено: на территории России концентрации озона в определенных условиях могут возрастать до опасных величин. Это происходит при определенных метеоусловиях и наличии летучих органических соединений. Значительные концентрации, до 340 мкг/м3 формировались в городах Хабаровского края и в Москве летом 2002 в смоговых ситуациях.

4) Показано: высокое содержание метана летом над Западной Сибирью почти целиком вызвано его эмиссиями из увлажненной почвы и болот. То есть — опровергнуты оценки экспертов о значительных утечках природного газа при его добыче и транспортировке из-за использования Газпромом устаревших технологий и оборудования.

5) Обнаружено: высоковольтные линии электропередачи являются источником озона и других радикалов. Но в загрязненных районах ЛЭП активизируют окисление выбрасываемых промышленностью и транспортом органических соединений, т. е. играют роль очистных сооружений. (То есть, «минус на минус — плюс »),

6) В целом по стране определен уровень накопленных в растениях токсичных хлорорганических соединений. Но есть районы (Калмыкия, Байкал, Кольский п-ов), где их содержание настолько велико, что леса находятся в угнетенном состоянии.

Чтобы вы поняли значение одного только пункта № 4 из этого отчета, я расскажу следующую историю. В лихие наши года, одну группу наших ученых наняли (дали грант ЕС) оценить российский, западносибирский выброс метана. И те насчитали 40 мегатонн в год… в местах добычи нашего природного газа — из «дырявых» наших газопроводов. Институт ИФА РАН Георгия Сергеевича Голицына и институт Планка (Германия), возглавляемый нобелевским лауреатом и другом Голицына, да и России Крутценом. Их расчет (не подкрепленный грантом ЕС!) — оказался: 6 мегатонн в год. И вот теперь замеры ТРОЙКи доказали их, Крутцена и Голицына правоту. Шесть мегатонн, и к тому же не из «дырявых газпромовских труб», а из болот! Последнее утверждение (источники выброса) уже всякий помнящий термин «градиент» — может представить: точные замеры легко приводят по нарастанию концентрации — к месту выброса газа.

Великодушный князь, академик Голицын не стал особо «добивать» опровергнутых «экспертов», но нам-то есть о чем тут подумать!

В 6,7 раза ошиблись… Сии насчитанные за грант ЕС 40 мегатонн — это ведь настоящее «топливо», горючее для работы и антигазпромовской и антироссийской машины. Научное подкрепление другой «экспертной оценки», например, Мадлен-Олбрайтовской, что… «несправедливо, что все богатства Сибири принадлежат русским». Получается, «несправедливо» еще и потому, что они там не умеют наладить добычу, транспортировку этих богатств. Вот же, смотрите, «ученые посчитали»: 40 мегатонн парникового газа метана травят в атмосферу…

Опыт последних десятилетий подсказывает, по скольким направлениям такие «экспертные оценки» дожидались-таки своего часа и попадали в «большую политику». Да и в целом как-то тревожно: ученых нам часто преподносят как «надежу», последнюю инстанцию, экспертов, «недреманное око», «совесть нации»… А вдруг у некоторых там, из научного оборудования остались только… долларометры и грантоскопы?..

А имиджмейкеры Газпрома все транслируют, бедняги, по телику ту самую кухонную плиту, конфорку, со знаменитым гнусаво-простуженным: «Газпром — национальное достояние!» (вроде как без газа все будете такими простуженными) и не знают даже, кто и когда по-настоящему защитил имидж их «конторы»…

Ладно, Юрию Вдовину, «эксперту по экологии и справедливости» вроде бы ответили — академик Голицын и нобелевский лауреат Крутцен. Ладно, на Газпром навесили лишних 40 мегатонн/год выбросов — выяснили. Но бесподобно хороши и многие побочные мотивы этого сюжета «Экологических страданий». Вдумайтесь: мимоходом выясняется, что американские железнодорожные магистрали до сих пор НЕ электрифицированы, то есть уступают технолого-экологическому уровню советских ж/д 1960 годов. Что именно современные японские автомобили дают наиболее опасный выхлоп…

Но какая проблема остается? :unknown:
Пропорциональное освещение этих фактов в СМИ. Завтра очередная команда «Грантуемых ученых» заявит о выбросах из наших газопроводов: ртути, мышьяка… и далее со всеми остановками по Таблице Менделеева — согласно пожеланиям «грантующего». И будет это разнесено, озвучено сотнями либеральных СМИ и напрочь заглушит, то, о чем вы сейчас прочитали. Вот вам и еще — реальные «загрязнители окружающей среды» — СМИ. Но это уже по части другого направления, «театра военных действий холодной войны».

Вот и решайте, правомерно ли то сближение в заглавии: Lebensraum и Энергетической хартии?
И яростные пропагандисты последней — кому соответствуют из числа пропагандистов первой? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Остановка №2 "Прибалтийская"

Новое сообщение ZHAN » 06 окт 2020, 21:09

Все тезисы, антитезисы российско-латышской полемики в общем, хорошо известны. Пакт. Ввод войск. Репрессии, НКВД, Сибирь. Lettische SS. Карательные экспедиции… и т. д. Измерять меру относительной правоты — в километрах опубликованных газетных статей, или просто заявить, что у меня российские тезисы вызывают преимущественное доверие — все означает пополнение того моря пропаганды еще одним потоком.

И я здесь попробую привнести один объективный критерий, который, очень надеюсь, признают все стороны. Прозвучит, может несколько неожиданно, но критерий этот — факт наличия тяжелого вооружения, боевых самолетов в национальных воинских частях.

Допустим, СССР вторгся — Германия освободила — СССР опять завоевал. Или наоборот. А если рассмотреть результаты голосования самих латышей — но не бюллетенями в урнах, а штыками в строю? Примерно поровну разломило латышей в эти трагичные годы, в: Lettische SS-Freiwilligen-Legion и в 130-м Латышском гвардейском стрелковом корпусе.

Но есть же еще один, просто убийственный критерий.

Итак.

5 августа 1940 года Латвия вошла в состав СССР, пробыв в этом статусе менее 11 месяцев. («Репрессии, НКВД, Сибирь…» и т. д. ) Ригу немецкие части группы армии Nord заняли стремительно, 1 июля 1941 года. Советские военкоматы просто не успели разослать повестки, и большая часть мужчин призывного возраста оказалась в распоряжении Германии.

10 февраля 1943 года — приказ Гитлера о создании «Латышского добровольческого легиона СС» (Lettische SS-Freiwilligen-Legion).
Весной 1944 года легион из добровольного стал обязательным.

Сформированы 15-я и 19-я дивизии. Командовали дивизиями немцы, генерал-инспектором легиона был латыш, бывший царский и латвийский офицер Рудольф Бангерский.

В конце 1943 года обе дивизии были отправлены под Ленинград. 16 марта 1944 года ими заткнули дыру на линии фронта в Великолукском районе. Там они впервые и встретились с земляками из 130-го Латышского гвардейского стрелкового корпуса и были жестоко разбиты.

В октябре 1944 года пути двух дивизий латышских СС разошлись. 15-я была выведена из Курляндского котла, расстреливала польских пленных в Померании, потом обороняла Берлин. В мае 1945 ее частям с генералом Бангерским удалась (и это практически главное их стратегическое достижение) откочевать под Шверин и сдаться американцам.

А 19-я дивизия, оставшаяся в Курляндии, капитулировала вместе с германской группировкой «Курланд» 9 мая 1945 года — после капитуляции в Берлине.

3 августа 1941 года приказ ГКО СССР о создании 201-й Латышской стрелковой дивизии — из латышей и других национальностей, ушедших вместе с отступавшей советской армией, а также из российских латышей. К осени 1941-го численность: 10 348 человек (51 % латышей, 26 % русских, 17 % евреев, другие национальности — 9 %). На 70 % — из добровольцев. Командир — полковник Янис Вейкин. В декабре 1941 года соединение участвовало в битве под Москвой. Пятидневные бои за село Елагино, в ходе которых был ранен командир дивизии Янис Вейкин и погиб дивизионный комиссар Эдгар Бирзитис, завершились взятием Нарофоминска. В честь этого названа станция «Латышская» Киевской железной дороги.

В канун Нового, 1942, года дивизия в 30-градусный мороз вела бои за город Боровск, освободив его 2 января. После пополнения дивизию перебросили в район Старой Руссы, где она и встретилась со своими соотечественниками, воевавшими на немецкой стороне. (Бои особой жестокости, поражение «немецких латышей»).

С 14 января 1944 года дивизия участвовала в боях за снятие блокады Ленинграда, где прославился подполковник Янис Райнбергс. Командуя сводным лыжным отрядом, он прорвался в тыл противника, захватил господствующую высоту в районе деревни Монахово и удерживал ее до подхода главных сил. Погиб в этом бою.

5 июня 1944 года сформирован 130-й Латышский стрелковый корпус, состоявший из двух дивизий. Командир: генерал-майор, а потом генерал-лейтенант Детлав Бранткалн. Корпус участвовал в освобождении Риги и вплоть до Победы вел бои в Курляндском котле. 18 000 награждены орденами и медалями. Трое — Герои Советского Союза.

Вроде бы симметрия: там и там — по две дивизии. По высоте достигнутых званий: наш генерал-лейтенант Детлав Бранткалн и групенфюрер SS Рудольф Бангерский.

150 000 в германской армии (считая полицейские батальоны). 130 000 в советской (считая 20 000 в партизанах и 30 000 — в подполье).

Даже возможные вопросы к проценту представителей титульной нации в советских латышских дивизиях отпадают: с самого начала возращения территории Латвии удельный вес солдат и офицеров латышской национальности растет, достигая к марту 1945 года — 82,5 %.

Теперь, конечно, следует извиниться перед советскими воинами-латышами войск за появление слова «симметрия». Еще раз подчеркну, я НЕ думаю сравнивать наших воинов с их карателями. Это просто сопоставление количественных начальных условий задачи, которое должны признать все стороны, даже, например, и сегодняшние националисты, даже и бывшая экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, покровительствовашая ветеранам СС…

Далее — две картинки разной судьбы. Две разные войны.

1) В 1941 году сформирован 41 латвийский полицейский батальон по 300 человек каждый. Карательные операции: в Бикерниекском лесу расстреляно 46 500 человек, борьба с партизанами не только в Латвии, в Беларуси, Псковской области, но и вплоть до Кавказа, где действовали 18-й и 27-й батальоны. В Беларуси немецкая полиция передала охрану города Слоним 18-му латышскому полицейскому батальону и его командир Рубенис в тот же час отдал приказ об уничтожении гетто: расстреляно 2000 человек. Операция «Зимнее волшебство», 15 февраля — начало апреля 1943-го, более известная как «Освейская трагедия». 7 латышских полицейских батальонов в Освейском районе Беларуси сожгли 183 деревни и расстреляли 11 383 человека, 14 175 жителей были вывезены на работы: взрослые в Германию, дети в Саласпилсский концлагерь. «Работа» в концлагерях — те же батальоны.

2) Солдаты и офицеры 130 латышского корпуса в первые дни после освобождения Риги участвовали в очистке улиц и площадей от завалов, восстановили водопровод, канализацию. Хлебопекарни Риги не работали, и автотранспорт корпуса взял на себя снабжение города.

Пропагандистская подборка фактов? :unknown:
Но есть ведь и другой предлагаемый мною критерий различия, применение которого, думаю, серьезно пошатнет позиции нынешних прибалтийских русофобов. Каковые позиции сегодня состоят в следующем:

1) Было две оккупации: русская и германская. Приравнивание их — как раз в русле той ПАСЕшной резолюции, уравнивающей СССР и гитлеровскую Германию.

2) Вслед за этим формальным уравниванием — долгая и тонкая работа по созданию впечатления, что русская оккупация была все же хуже и тяжелее германской.

На это работает и первый «Музей оккупации», созданный в Риге в 1993 году, на месте бывшего «Музея красных латышских стрелков». Основная цель музея: «свидетельствовать о том, что происходило с Латвией и латышским народом за время господства оккупационных властей в 1940–1991 гг .». Показан процесс включения Латвии в состав СССР, затем период немецкой оккупации. «Гитлеровская» экспозиция в несколько раз меньше, чем картины «советской оккупации» (которых набралось столько, что в 2005 году музей стали расширять). Сейчас средняя посещаемость музея: около 400 человек в день. В 2005 году музей посетил посол РФ в Латвии Виктор Калюжный. Его оценка (оставленная в книге посетителей): «Экспозиция очень однобокая, выпячивается только один период истории Латвии — советский, но и он изображается исключительно в черных тонах».

Помимо самой экспозиции, в здании действует и «кружок по интересам». Каждый год 1 апреля в музее проходит вечер антисоветских анекдотов. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, посетив Музей апартеида в Йоханнесбурге (ЮАР), рассказала его сотрудникам, что «и в Латвии есть аналогичный Музей оккупации», и выразила надежду на возможный обмен опытом.

Через 10 лет после открытия «Музея оккупации» в Риге подобный музей открылся и в Таллине, где среди экспонатов также «представлены предметы и документы, связанные с репрессиями в отношении мирного населения Эстонии и депортациями в Сибирь в 1941 и 1949 годах».

На это же (уравнивание двух оккупаций) пытается работать и «Комиссия историков Латвии», основанная 13 ноября 1998 года по инициативе бывшего президента Г. Улманиса. В Комиссию вошли профессиональные историки, сотрудники «Музея оккупации» и Канцелярии президента страны. 4 рабочие группы действуют по направлениям:

1. Преступления против человечества на территории Латвии 1940–1941 гг. (руководитель проф. В. Берзиньш);

2. Холокост в Латвии 1941–1944 гг. (руководитель проф. А. Странга);

3. Преступления против человечества на территории Латвии во время нацистской оккупации 1941–1944 гг. (руководитель проф. И. Фелдманис).

4. Преступления против человечества в Латвии во время советской оккупации 1944–1956 гг. (руководитель проф. X. Стродс).

Для вящей объективности, и ознакомления с историко-исследовательскими методами, разработанными на Западе , совместно с Министерством иностранных дел были подобраны иностранные члены комиссии и их включили в состав комиссии. Заседания комиссии с участием иностранных членов проходят два раза в год. Главная задача комиссии — исследование и осмысление темы «Преступления против человечества во время двух оккупаций».

Теперь я и предложу самый простой и убийственно объективный критерий оценки «двух оккупации». Это, как говорилось в начале: «тяжелое вооружение в национальных воинских частях».

Эта мысль у меня зародилась еще в 1990 году, когда я прочел в латвийском журнале «Родник» воспоминания бывших эсэсовцев. Тяжелые и грустные рассказы, даже при том, что самых садистских подробностей карательных операций там не приводилось. Была, однако и характерная, часто повторяемая деталь: их, латышские бунты, или даже просто небольшие конфликты с немецкими хозяевами. Самым характерным была легкость их подавления — и отнюдь НЕ из-за трусости латышских эсэсовцев, как раз наоборот, их угрюмое упорство в боях было широко известно. Типичная картина подавления была такая: вышедшая из повиновения часть окружалась немецкими танками, на них нацеливалась артиллерия, редко-редко по мере надобности подключалась авиация. А у бедолаг латышей — только «шмайссеры » и те самые СС-овские бляхи , которыми так наивно гордятся сегодня на парадах ветераны ваффен-СС. Два-три залпа и все. Руки вверх. Стройся. Зачинщики два шага вперед. Расстрелять. Остальных грузят и перебрасывают куда-нибудь, порой за 300–500 километров (советско-германский фронт большой, позволял). Самым крупным по последствиям был бунт в 19-й дивизии, той, оставшейся в Курляндском котле, в ноябре 1944 года. Восстание против немцев сорвалось из-за предательства. Генерал Янис Курелис вывезен в Германию, его начальник штаба Кристап Упелниекс расстрелян. Один батальон, которым командовал капитан Юрис Рубенис, все же восстал и 18 ноября 1944 года целый день вел бой. Рубенис был смертельно ранен, все попавшие в плен расстреляны…

Это азбучная, фундаментальная военная классификация, понятна, однако, любому, кто даст себе труд задуматься. Есть легкое вооружение: пистолеты, автоматы, пулеметы. Есть тяжелое: минометы, пушки, танки, бомбардировщики и т. д. И соответственно, национальные части в той войне были: как бы «полного цикла» (это, признаюсь, уже не военный термин), то есть — независимые полные боевые единицы, со своей артиллерией и т. д. А было и простое… «пушечное мясо».

И еще важный параметр для сопоставления в этой задачке: время.

Советская власть над Латвией («оккупация») продлилась 11 месяцев, считая от вхождения в СССР до прихода гитлеровцев. Германская власть над Латвией: от 3 до 3,5 лет…

Так вот при всем при этом, оказывается, в советских латышских частях была и своя артиллерия, танки. У меня есть данные по одной из двух наших латышских дивизий, включавших: 224-й артиллерийский полк; 148-я отдельная зенитная батарея; 282-й отдельный истребительный противотанковый дивизион; отдельный минометный батальон.

Более того… Просто невозможно пройти мимо такой красивой и яркой страницы:
15 мая 1943 сформирована 24-я отдельная латышская авиаэскадрилья, в которой состояли 132 летчика. А 17 июля 1943 г. родился и латышский авиационный полк: три эскадрильи и резервное звено. 32 самолета По-2. В составе полка было 70 % латышей. В январе 1945-го полк получил модернизированные По-2.

Командир 313-й Бежицкой авиадивизии:
«Командование и личный состав полка показали образцы выполнения боевых задач по разгрому немецких захватчиков. В историю освобождения Советской Латвии личный состав полка вписал страницы подвигов, мужества и геройства».
С исключительным мужеством и профессиональным воинским мастерством полк выполнял задачи по оказанию помощи партизанам, уничтожил на вражеских аэродромах более 40 самолетов, 58 артиллерийских батарей, 834 автомашины, много другой техники, вооружения и живой силы противника. 167 воинов авиаполка награждены боевыми орденами и медалями.

Даже человек штатский, легко представит всю степень свободы летчика, и соответственно меру доверия к нему. (Вспомним истории из недавней сугубо мирной жизни: захваты самолетов, авиаторы-перебежчики…). В войну же у летчика была еще одна, как ныне говорят «опция»: взлетев — он мог не только приземлиться, где захотел, но и отбомбить — кого захотел.

Вот и мои вопросы уважаемой «Комиссии историков Латвии » со всеми ее «зарубежными членами».

— О чем, по-вашему, говорит отсутствие у эсэсовских латышей, мобилизованных с… три года как покоренных территорий, вооружения мощнее автоматов и пулеметов?

— О чем, по-вашему, говорит, наличие в Советской армии отдельных авиаполков, набранных из латышей с 11-месячным «советским стажем»?

В общем, понятно, что я клоню — к доверию. А взять шире — и к восприятию нации (латышской в данном случае) вообще. Далее на этом пути вас ждут еще более ошеломительные примеры. Такие, как длинный список генералов и высших офицеров — латышей в нашем 130-м гвардейском корпусе, и… полная германизация офицерского корпуса в латвийских дивизиях СС.

Это уравнивание «двух оккупаций» фактически ведет, и я это еще попробую показать, к большому латышскому национальному унижению.

Советские репрессии. Хорошо еще, что никак и никем пока не отрицается их классовый характер. Да, список «антисоветских элементов, подлежащих …» был весьма растянут и включал кроме «капиталистов, кулаков», чиновников, полицейских, айзсаргов (айзсарги — своего рода латышские казаки; примерно та же добровольность зачисления, некоторая социальная обособленность, схожие функции, приграничная служба и т. д).

Но это все же — «классовый», НЕ национальный подход. Г. Тумулас:
«Мы видели, во время советской оккупации, что русские эмигранты (в Латвии) были первые из подвергнувшихся репрессиям».
Кроме того, общеизвестно и высокое доверие, продвижение на все посты в СССР — красных латышских стрелков, членов их семей.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Остановка №2 "Прибалтийская" (2)

Новое сообщение ZHAN » 07 окт 2020, 19:01

А вот пример совсем другого, национального отношения.

Предваряя мемуары ветерана ваффен СС, легионера Петериса Л. (фрагменты будут приведены), доктор исторических наук Оярс Ниедре дает комплексную справку по латышскому легиону (журнал «Родник», № 3,1990 год). Я опускаю военно-статистические подробности, но уж по национальному, немецко-латышскому контексту, добросовестность моего цитирования можно и проверить, фактов противоположного характера в работе Оярса Ниедре — нет.

— В конце января 1943 г. Гитлер… разрешил приступать к созданию латышского легиона. 8 февраля гендиректора принимают решение о призыве лиц 1921–1924 гг. рождения. Представляет интерес высказывание гендиректора Приманиса на состоявшемся в тот день совещании: «Лучше мобилизация, чем нынешний отлов»…

Новобранцы-легионеры весьма отрицательно относились к службе у немцев… 1-й учебный полк, предназначенный для формируемой 19-й дивизии, 1 марта 1944 г. отбыл из Риги на фронт, на участок р. Великой. В полку числилось 3000 человек, в большинстве своем новобранцы. Во время отправки на фронт на территории Латвии сбежало с транспорта более трехсот человек из состава полка. В первой половине 1944 г. дивизией командовал оберфюрер Шульдт, затем штандартенфюрер Бок и бригаденфюрер Штрекенбах. Офицеры латышской национальности командовали подразделениями начиная с полка и ниже. Младшие по чину немецкие офицеры часто командовали старшими по званию латышскими офицерами. Так, в июле 1944 г. командир 2-го гренадерского полка 19-й дивизии полковник Пленснер за неподчинение немецкому оберлейтенанту был предан немецкому военно-полевому суду…

С перенесением военных действий в результате отступления немецкой армии на территорию Латвии, начался процесс стремительного распада легиона. В ходе отступления воинские части хаотично перемешивались, и солдаты, пользуясь неразберихой, стали дезертировать в массовом порядке. 15-я дивизия более не могла продолжать борьбу в качестве дивизии. Ее надо было заново пополнить людьми и полностью перевооружить. В августе дивизию разоружили, вывели в Германию и разместили в Восточной Пруссии. Здесь весь офицерский состав временно был заменен немецкими офицерами.

После отступления немцев в Курземе (Курляндию) в 10-й дивизии проявился моральный кризис, выразившийся во многих случаях дезертирства. Участились случаи перехода бойцов на сторону врага. Внешне дисциплина была образцовой. Однако бойцы потихоньку исчезали, по двое или группками. Из боевых подразделений дивизии подобным образом исчезло около 500 человек, из накопителя пополнения, находившегося в районе Дундаги, число ушедших оценивалось примерно в 2000. Мемуары О. Эглитиса:
«Отношение к немцам в ту пору было далеко не благоприятным, скорее почиталось делом чести ненавидеть немцев, особенно там, где не было настоящего контроля за людьми, покидавшими свои части. Так возникало множество трений и даже стычек между немцами и латышами».
Как показывают немецкие документы, после боя между немецкими подразделениями и батальоном курельцев под началом лейтенанта Рубениса среди павших «нашлось немало награжденных Железным крестом».

Весь штаб дивизии был целиком под властью немцев, и прикомандированные к нему латышские офицеры в большинстве случаев играли роль переводчиков, выполняя малоответственные обязанности по штабной работе. К концу 1944 г. в составе дивизии насчитывалось 19 тыс. человек. После боев в Пруссии и Померании в ней осталось 8 тыс. штыков. В последний месяц войны германское командование собиралось расформировать дивизию, распределив ее состав по немецким подразделениям. Поражение в войне сорвало этот замысел. Остатки дивизии сдались англо-американским войскам.

Этот обширный документальный и мемуарный материал, касающийся легиона и легионеров, не подтверждает воспоминаний Петериса Л. о высокой боеспособности легионеров, которые якобы никогда не дезертировали, но подтверждает сведения о противоречиях и столкновениях с немцами.

Теперь бы перейти и к самим воспоминаниям латышского эсэсовца Петериса Л., но упредительный комментарий все ж необходим. Мне кажется, это невеселое свидетельство станет важным штрихом, несмотря на некоторый парадокс. Каковой (парадокс) состоит в следующем. Вот у меня в распоряжении есть материалы, высказывания: председателя Народного фронта Латвии Дайниса Иванса, «простого латышского эсэсовца» Петериса Л., и допустим… президента Латвии, Вайры Вике-Фрейберги. Поверьте, к России, к русским все трое относятся приблизительно одинаково. И то, что я большую часть места уделяю «простому латышскому эсэсовцу» — вовсе не потому, что он в «простоте» своей как-то принижает позиции латышских националистов, как-нибудь облегчая мне задачу «опровергнуть», «развенчать».

Нет, скажу сразу, не увидел я в этих дышащих неприязнью к России мемуарах, хоть каких либо «проколов», «зацепок», сверх того, что там нашел доктор исторических наук Оярс Ниедре. Все эти неточности связаны в основном с явной, просто гомерической переоценкой боеспособности латышских ваффен-СС:
«…во второй мировой войне один обученный латышский солдат мог выстоять против 20 русских, или 10 немцев, или 5 финнов».
Но и этому я могу подыскать только дополнительное извиняющее пояснение. Помните, как на Курской дуге маршал подмечал:
«…каждому командиру батальона кажется, что главный удар пришелся именно на его участок».
Это своеобразная компенсаторная психическая функция, и парадокс в том, что эта ложь (о собственной боеспособности) — фактически работает на общую достоверность документов. Видно, что говорит вояка, точно прошедший Вторую мировую. (Материал подготовил Имантс Белогрив).

«В легионе я прослужил с первого до последнего дня. И знаю, что это такое, так как призвали меня в 18 лет, в 1942 году. Мобилизацию проводила местная латышская администрация, фактически местное самоуправление. Я сказал бы, большинство этому не сопротивлялось. Но были и такие, кто не хотел идти служить.

Приказ мне прислали на дом. Не пойди я, никто бы меня искать не стал. Но тогда существовала биржа труда, работать был обязан каждый. Точнее, биржа направляла тебя на работу — тунеядствовать не дозволялось: или в легион, или на работу, куда-нибудь прикрепляли. Словом, в повестке, которую я получил, содержался приказ о призыве и предупреждение о том, что за неявку я буду привлечен к суду по законам военного времени. Выходит — принудиловка. Но мне неизвестны случаи, чтобы за уклонение от призыва кого-нибудь судили или расстреляли… С приходом немцев латышские партизаны, скрывавшиеся в лесах, вышли из укрытий, а немцы их разоружили, те очень возмущались. Они же горели желанием воевать с русскими и уже сражались с ними в лесной глуши, но нет, немцы им не доверяли. В качестве организованных подразделений эти партизанские отряды все-таки остались, однако оружие им выдали позднее.

Сама мысль о проведении мобилизации тоже принадлежала местной администрации, конкретно бывшим офицерам Латвийской армии. Зачем понадобился легион? Ситуация могла сложиться по-всякому. Необходим был зародыш новой Латвийской армии. Таков был замысел. Случись что, и он стал бы ядром вооруженных сил — хорошо обученная, мощная воинская часть, которая могла оказать сопротивление обеим сторонам. Настроения в легионе были как антирусские, так и антинемецкие. Вы, наверное, слышали нашу песенку «Побьем сначала вшивых, потом серо-голубых». Бывали и стычки с немцами, но об этом молчали. Я тоже как-то раз попал в передрягу, хотели предать военному суду, но командир полка это дело замял. Бойцы были обозлены и против одних, и против других. Я лично не встречал в легионе никого, кто бы восторгался немцами.

Сначала были организованы батальоны. Создавались они разными путями. Немцы называли их шуцманскими… Фактически, это было воинское подразделение, которое немецкому командованию подчинялось неохотно, по принуждению, несмотря на оказываемое давление. Среди немцев, видимо, не было согласия, куда причислить латышей, — то ли к вермахту, то есть регулярной армии, то ли к полиции или СС. Вначале одно такое подразделение подчинили 8-й танковой дивизии. Выдали вермахтовскую форму. При переходе в другое подчинение начальство менялось, и мундиры тоже. Но бойцы решительно этому противились. Потом был создан полк Вейса. Из 16-го, 17-го и 18-го батальонов. Он был включен в части СС. Бойцы полка всячески пытались скинуть эсэсовские знаки различия, спарывали их эмблемы, пришивали свои, латышские.

Интересна деталь: 60 лет спустя они эти «эсэсовские знаки различия» не спарывают, а наоборот несут гордо и важно перед телекамерами всей Европы.

В части не было ни одного немца. Мы делали, что хотели. Другое положение было у тех, кто служил в русской армии, — там в частях насчитывалось до 90 % русских.

Еще один самообман, работающий, повторюсь — на общую достоверность документа. Современный политловкач, имитируя подобные «венные мемуары» — наверняка заглянул бы в справочники, увидел цифру (85 % латышей в советских частях) и не выдал бы подобной ерунды .

А здесь одни латыши. Немцев мы не видали. На официальные мероприятия приходилось, конечно, самоделки снимать и прикреплять положенные эмблемы. Позже, в 43-м, официальный легион создавался из тех, кто были первыми. Тут уж объявили призыв по всем правилам. В общем, первыми в батальоне были те, кто спасся от советских репрессий, — инструкторы, офицеры Латвийской армии.

Ситуация в 41-м году была вот какая: многие инструкторы-сверхсрочники, солдаты и офицеры упомянутой армии с началом событий ушли в леса. Все они были при оружии. Разразилась война, и пошла вовсю партизанская борьба в тылу. Регулярным частям Красной армии приходилось воевать на два фронта: с немцами и партизанами. Скажем, при отступлении из Цесиса русские напоролись на встречный огонь, главная улица простреливалась из пулеметов даже со шпиля церкви Св. Иоанна. Еще про Цесис: то ли айзсарги, то ли перконкрустовцы сразу же стали выводить из города евреев. В Цесисе, на улице Лигатнес, жило около 100 евреев. Я видел, как их колонной вели по этой улице, конвоиры были в зеленых мундирах.

Немцы еще не пришли, русские толком еще и не ушли, проходили через город, а евреев уже увели. Никто не знал, почему. Люди говорили, что потом на главной улице вывесили надписи «юденфрай », чтоб немцы, как войдут, сразу увидели. Я считаю, это позор.

Легионеров упрекают в том, что они принимали участие в расстрелах мирных жителей. Это неправда. Легион был чисто армейской воинской частью. В основном мы воевали на фронте. Я был в 16-м Земгальском батальоне. Правда, что там происходило в это время в Латвии, я не знаю, но молва дошла бы, если что. Ведь не все время на фронте торчишь, и в отпусках бываешь. В сентябре 42-го мы прибыли в район Даугавпилса, на учебные занятия, до марта, когда был сформирован первый полк. Отныне мы считались легионом.

Фронт стоял у Холма. Мы числились в 8-й танковой дивизии. Потом были под Ленинградом, у Пулковских высот. Меня отправили в тыл — желтуха. Затем легион перебросили в Волхов. Там меня не было. Довольно долго. Сначала отпуск, после отпуска определили в инструкторскую роту. Затем курсы, юнкерское училище. Так по тылу и слонялся.

С официальным созданием легиона нас зачислили в 19-ю дивизию. Скажу несколько слов о ситуации на фронте. На территории Латвии — это уже было после боев в России — легион противостоял Красной армии, от озера Лубанас до Курземе (Курляндии). Русская разведка не дремала, и когда они узнавали, что против них стоит легион, меняли место наступления. Но и у немцев разведка работала. Узнав про готовящееся наступление русских, они ночью делали рокировку. И красноармейцы напарывались на легионеров. А там, где стоял легион, русская армия продвигалась вперед с большими потерями. Если немцы отходили, приходилось отступать и нам, иначе мы как бы повисали в воздухе, ведь они отходили и справа, и слева.

Так было всякий раз. Вечно они ставили нас в экстремальные обстоятельства. Только русские наступают, немцы сразу в тылу рокируются. Старались использовать нас как пушечное мясо. Но русские делали то же самое. Легионеры же в душе страстно надеялись на то, что главные противники обескровят друг друга, и откроется шанс на восстановление Латвийского государства. Вот какая была идея. Другой и быть не могло. Были это реальные чаяния или пустые надежды? Мы шли в бой под девизом: «Латвия, земля священная, сражаться за тебя — наш долг». А врагами были и немцы, и красные. Вся надежда была на профессионального воина.

Профессионал стоит многих призывников. Например, во Второй мировой войне один обученный латышский солдат мог выстоять против 20 русских, или 10 немцев, или 5 финнов. Тыл у нас практически всегда был оголен. Мы располагались в окопах на расстоянии 30–40–50 метров друг от друга. И в тылу никого. Если прорыв, некому остановить врага. Его войска могут дойти до штаба батальона и дальше, пока не наткнутся на отдаленные тыловые резервы. Иногда так и случалось, например, у Берзупе, где выбили с позиций соседнюю седьмую роту. Впоследствии выяснилось, что это сделали… латыши. То есть русские посылали латышей против латышей. В ноябре 44-го. Сами русские ни за что бы эту роту не выбили. Ну, в общем, так случилось, прорыв, отход — и мы остались в промежутке. Русские стали утюжить нас с фланга из противотанковых орудий, танки пошли. И мы отступили, но, перестроившись, бросились в контратаку. Те, что на стороне русских, поняли, видно, что дело плохо, и заорали: «Латыши, не стреляйте, мы латыши!» Мы шли вперед не стреляя. Они отошли просто так, без боя.

Когда мы сталкивались лоб в лоб, то обычно кончалось тем, что бой прекращался. Ну, отступят они, и все, без единого выстрела. Только крикнут нашим, чтобы не открывали огонь. (Опять-таки — очень психологически достоверный момент — это его хвастовство. История-то свидетельствует, что советские латыши разгромили немецких.)

Русские когда сообразили, принимали меры, чтобы латыши не противостояли друг другу. Мы-то сами предпринять ничего не могли, откуда нам знать, кто на нас идет. А сравнение насчет боеспособности латышского воина, оно имело какое-то научное обоснование для высшего начальства и вытекало из навыков ведения боя. Латыш — он такой: если засел в окопе, не отступит, а сидит до последнего. Редко когда отступает, только если скомандуют. А команды нет, не уходит, замаскируется и сидит, пропуская над собой русских. По сути, дивизия организовалась с мыслью о Латвийской армии. 19-я дивизия должна была стать ядром Латвийской армии. В Курземе уже составлялось т. н. правительство Латвии — из армейских чинов, политиков, сколько уж их там было, бог с ними.

Немцы герои, если не встречают сопротивления, иначе они драпают. И еще — немец в лесу, допустим, воевать боится, его на открытую местность тянет. Где угодно, только не в лесу. А нам все равно — в лесу или на открытой местности. Сражались потому, что была надежда. И ненависть. Русские сами ее и вызвали. Именно из-за них был создан легион, против них и воевавший. Мне, скажем, в 41-м удалось избежать высылки. Но в легионе я встречал людей, которые были свидетелями инцидента, допустим, на латвийской границе в 40-м году. Они были злы как черти! У меня в роте был один из тех. Я у него спрашиваю: «Томинь, ты что такой злой?» А он: «Моего отца убили, так что мне с ними тут…» Жив этот парень или нет, не знаю. В последний раз виделся с ним в ноябре 44-го, а потом я из роты попал в больницу. Фамилия его была Томинь, имени не помню.

На учебке я закончил медкурсы, и мне предложили пойти работать в рижский военный госпиталь или же в воинскую часть. Пошел в госпиталь, но, когда увидел все эти ужасы — обмороженных и раненных в зимней кампании 1941/42 годов, — решил, уж лучше в части. Был выбор, в какую идти. Некоторые выбирали не вслепую. А я попал в 16-й батальон и очутился под Холмом, на передовой. В роте, куда меня направили, один, верно, и был старший солдат, остальные — капралы, сержанты, старшие лейтенанты, офицеры, кадеты из Латвийского военного училища. Старший солдат — то же, что в русской армии ефрейтор.

На Курляндский котел русские наступали трижды. Все три раза я участвовал в боях. Каждый бой длился 20–22 дня. Сколько русских пушек нас обстреливало, не знаю. Сами они говорят, что в Курляндском котле было сосредоточено 12 тысяч орудий. Все три боя фактически вынесла на своих плечах 19-я дивизия. Перед тем воевали под Джуксте и Берзупе. Тогда, в 45-м, кажется, в начале года, точно не помню, меня назначили квартирьером, я должен был встретить 15-ю дивизию, не всю, конечно, а некоторую часть, примерно с полк. Кажется, в Мазирбе…

Обычно, узнав, что против нас стоят латыши, мы окопный огонь не открывали. Я даже позволял себе не выполнять целый ряд приказов по нашему полку, если была такая возможность. Полагал, что латышей не так уж и много на свете, чтобы слать их очертя голову в бой, это у русских народу без счета, они пускай и воюют числом. Хотя нас предупреждали — приказы надо выполнять. Так я и выполнял, формально. Но встречались и среди латышских командиров фанатики. Сами ни о чем не думают, только козыряют…»

Ну прямо счастливчик этот ваш «Петерис Л.»! И про карательные акции не слыхал, и вдобавок побеждал везде и всегда. Как-то так уникально внутри разбиваемой и отступающей дивизии — его рота всегда оставалась чистой победительницей, даже великодушно щадившей «советских латышей», умолявших «не стрелять».

И кажется мне, цель этой замечательной публикации (и всех подобных) — как-то попробовать растянуть личную удачу «Петериса Л.» — словно некое безразмерное одеяло и прикрыть им всю эсэсовскую Латвию…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59607
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

След.

Вернуться в Общие вопросы и проблемы исторического знания

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron