Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Большой подлог

Как правильно понимать события минувшего

Большой подлог

Новое сообщение ZHAN » 08 сен 2020, 20:12

Начну с одного предположения касательно будущей работы Комиссии по предотвращению фальсификации истории. При всем том, что на нашу страну порой накатываются волны самой разнообразной лжи, и при том, что создание противофальсификационной Комиссии — насущный шаг, вряд ли в результате ее работы будут выявлены существенные искажения, фальсификации каких-либо собственно исторических фактов.

Содержание международных договоров, фамилии их подписантов, исходы сражений… кто, когда взял, сдал какие города, крепости, столицы… все эти корпуса данных, и вообще говоря — факты, останутся, по-моему, почти неизменными. Ну не ждете же вы, что в тексте Версальских, Мюнхенских, Ялтинских соглашений, других договоров обнаружатся следы стираний, вписываний, вырванных или наоборот вклеенных дополнительных страниц. Или что, допустим, в редакциях «Радио России» и ВВС лежат противоречащие друг другу версии исторических документов. Вроде как, например, по известному «Разделу VI, «О Польше », ялтинских соглашений 4–11 февраля 1945 г., гласящего:
— Главы трех Правительств считают, что восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлениями от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши …
…вдруг пошли бы, представьте, споры:
— Нет, в Шестом Разделе стояло: 105 километров в пользу Польши!
— Нет, 5 километров!
— Нет …

Ведь и ВСЯ ЯЛТИНСКАЯ СИСТЕМА, все соглашения, декларации, ее составившие, все последующие конкретизирующие договора — каждой с каждой из полусотни стран, Устав ООН, — все столь же тщательно кодифицировано, вроде тех «пяти-восьми километров в пользу Польши…».

И при этом «Ялта» — одна из самых спорных тем сегодняшней Европы…
Так в чем же тогда могут быть «фальсификации»? :unknown:
Изображение

Интерпретации. Такой временный, «рабочий» термин. «Различные интерпретации » — так я отвечал, когда на пресс-конференциях или в телепрограммах вопросы доходили «до первоисточников», до самых исходных пунктов фальсификаций и споров. Все споры — фактически споры вокруг интерпретаций, истолкований (часто взаимоисключающих) одной и той же зафиксированной цифры, одного и того же документированного сторонами факта.

Это при том, что сегодня у спорящих стран вроде бы нет «господствующих идеологий» (оставлены на предыдущем витке противостояния) — а есть: «принимаемые ценности». Вот об этом феномене, о том, как идеологии, которых нет, заслоняют факты, которые есть, — об этом и будет рассказано в теме. И прежде всего, о меняющемся восприятии Второй мировой войны, вполне едином ранее (до не столь уж давнего времени), и — двоящемся в наши дни…

А то, что, как выясняется, борьба против фальсификаций, за правду истории фактически перенеслась в сферу интерпретаций, истолкований фактов, это и означает… да-да, все ту же «идеологическую борьбу », как ни надоела она некоторым за время позднего, «развитого», или можно сказать «брежневского» социализма.

Один фактурный, выразительный пример я сейчас все же заимствую из книги «Вторая мировая Перезагрузка » (2-е издание, июль 2007, глава 10), где подробно, прямо в деталях исследован вопрос: как именно следует интерпретировать соучастие Европы в нападении на СССР? Здесь же я уделю ближайшие страницы — тем «Перезагрузочным тезисам»:
1) Кейтель в Нюрнберге признал, что Чехословакия в 1938 году была просто неуязвима, была в военном отношении абсолютно недостижимой целью для вермахта. Судеты — это горы, где с 1920 года шли уникальные по размаху фортификационные работы.

2) Заговор генералов («Черная капелла»), выстреливший в 1944 году, составился именно в 1938 — как реакция на абсолютно безнадежную затею Гитлера с Чехословакией. И только «Мюнхен» позволил Гитлеру, образно говоря, показать язык немецким военным занудам и педантам…

3) Немецкие танки за полгода до «Мюнхена» в апреле 1938 года на парад по случаю аншлюса Австрии — подвозили по железной дороге. (Тоже недооцененный еще историками факт). Просто сломались. 200 км до Вены по мирному шоссе — было недоступным для них усилием.

4) Чехословакия в тот период занимала первое место в мире по экспорту вооружений. Чешские танки, лучшие тогда, продавались по всему миру. Они и составили основу бронетанковой мощи Германии. («Тигры» появились лишь летом 1943-го, на Курской дуге).

5) И — апофеоз сегодняшних интерпретаций. Гениальный, по сути, фрагмент из официальной истории завода «Шкода». Там после долгих свидетельств рекордного качества их танков идет следующий пассаж:

«До 1939 года заводом «Шкода» было выпущено 295 танков. К несчастью, после оккупации Чехословакии ее танки были включены в состав немецко-фашистских частей и участвовали в захвате Польши, Франции, в войне против Советского Союза. Последний танк чешского производства был уничтожен 10 декабря 1941 года при освобождении подмосковного города Клин ».
То есть нечто вроде корпоративного (а в перспективе и национального!) праздничка намечается у шкодных чехов: 10 декабря — «День окончания ответственности за танки »…

И я заранее могу сказать нашей «Противофальсификационной исторической комиссии»: На командировке в Прагу вполне можно сэкономить! В смысле — не ездить, не перепроверять чешскую танковую фактуру. ФАЛЬСИФИКАЦИЙ НЕ БУДЕТ! Скорее всего, окажется, действительно: не 1000, не 750, и не 350, а именно 295 «шкодовских» танков невыстрелившими сдали они Гитлеру. И последний из них, чешского производства… похоже, и вправду был… уничтожен 10 декабря 1941 года под подмосковным городом Клин …

Но… что старый запас танков (295 штук, сделанных еще для чешской армии ) закончился к 10 декабря 1941 года — это самая обычная практика, реальность войны. Ротация. «Расход» собственно немецких танков Т-II был даже выше — качество, качество!

Но… с 1939 года «Шкода», переименованная в Немецкую промышленную группу Hermann-Goering-Werke («Герман Геринг Верке») всю войну выпускала те же танки, но уже под немецким именем Pz Kpfw 135 (а тут уже счет на тысячи!), внедорожники, газогенераторные грузовики, тяжелые гусеничные тягачи… Но… Чехия-то — «правовое государство», не чета нам, здесь уважают — юридические формулировки. И, строго юридически говоря, они за свой «главный офис », находившийся в Германии — НЕ отвечают. Ну или не хотели бы отвечать.

Да, это их интерпретация Второй мировой войны. Понятно, «их» — не значит только шкодовская. Был, кстати, и другой знаменитый гигант, «ЧКД-Прага», ставший немецким концерном ВММ . Производили на «ЧКД»:

— Лучший, среди легких и средних танков вермахта Pz Kpfw-38 (это чешский танк ИМНР-Б, мировой лидер продаж) — изготовлено 1411 штук.

— Самоходное орудие «Мердер»,

— Лучшую противотанковую самоходку Второй мировой войны «Хертцер», тираж — 2584 штук…

А если далее ступить на «фактурные поля»… критик В. Николаев, разбирая в статье «О чердаках и подвалах Большой войны» книгу «Вторая мировая Перезагрузка» посоветовал «не зацикливаться на танках», напомнив и о самом ненавистном для советской пехоты «немецком» самолете.
Кстати, какой это самолет?
Как, наверно, и многие, я полагал, что это бомбардировщик «Юнкерс». Но нет, выверенная, просуммированная оценка называет… — «Фокке-Вульф-189» («Рама»), разведчик-корректировщик, чье появление означало неминуемый и высокоточный вражеский артобстрел. А артобстрелы, точные, «удачные» (для немцев), наносили в итоге больше урона, чем бомбардировки. (Просто сцены бомбардировок, с их видеорядом и характерным ревом-визгом бомб… — более кинематографически «выигрышны», что и повлияло на наше восприятие).

Так вот, этот разведчик-корректировщик «рама» — был высотный, чрезвычайно маневренный и практически несбиваемый самолет. А производился тот «Фокке-Вульф-189»… на заводах «Верк-3», во французском городе Бордо (привет нынешним там изготавливаемым «аэробусам»! Вот что значит забота о сохранении своей недвижимости и промышленного потенциала!)… а еще и на заводе «Аэро» в… Праге. Ну, опять этот «Город мастеров »!

Только отчаянные бомбардировки союзников в марте — апреле 1945 года! — снизили на 50 % производительность чешских промышленных гигантов…

И все эти… тысячи пражских, французских танков, самолетов, сделанных в 1939–1945 годах — до сих пор в военных справочниках зачисляются как немецкая продукция!

Ну и как же им после этого не любить, не держаться за… «строго юридические, правовые » подходы — одним мановением, предъявлением юридических документов, превращающие французское и чешское (и далее, все «объединенно-европейское») вооружение в — немецкое «гитлеровское». Вот она — разница в подходах, интерпретациях, которая дала мне основание назвать нашу правду «Континентальной правдой ».

У нас больше внимания к грубым материальным вещам: танкам, орудиям, самолетам. В Европе — к юридическим нюансам, правовым коллизиям. Потому-то в памятном 1968 году при угрозе выхода Чехословакии из советской сферы влияния мы и ввели свои войска. «Вы-то, пане чехи, мастера-оружейники всемирные — за себя-то не очень отвечаете. Опять, скажете, что главный офис был где-то там, далеко. Опять вас освобождать, бомбить …»

Ужасные, неправовые слова — «сфера влияния»? Но и это ведь — «ялтинский термин». Продукция в равной мере Британии, США, СССР.

Равно, кстати, как и ООН. И выделять ООН как оазис демократии правового миропорядка, противопоставлять ее тем же «сферам влияния»…

Этот пацифистский концерт можно пресечь одной только справкой:
Проект ООН на столах ее создателей лежал где-то посреди планов: «Багратион», «Оверлорд», проектов Тегеранских и Ялтинских повесток, «Проекта Манхэттен» (атомная бомба). ООН — отнюдь не нежный росток, взлелеянный демократами и пацифистами, но детище войны, такое же, как и штурмовик Ил-2, танк «тигр», «спитфайер», «катюша»…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

За вашу и нашу Ялту!

Новое сообщение ZHAN » 09 сен 2020, 20:00

К общеизвестной оценке, что «СССР стал мировой державой благодаря Ялтинской системе », добавлю лишь оттеняющий микрокомментарий: «НЕ Победа во Второй мировой», как таковая, дававшая лишь моральное удовлетворение, да еще с оттенком горечи (потери!), а именно — Система, дом, крепость… выстроенные на фундаменте Победы.

Большинство дипломатов и юристов признают Ялтинскую систему — частью, продолжением Вестфальской модели международных отношений, базирующейся на идее государственных суверенитетов. И хотя основной стержень «Ялты» — биполярность миропорядка исчезла в… (чаще называют 1991), сохранились многие ее элементы, фиксированные в международных договорах, стабилизирующие международные отношения. Можно сказать, что «Ялта» задала правила — и ведения Холодной войны, и выхода из нее. И хотя в этом смысле Ялтинская система явление более широкого порядка, воспринимают ее как реальность, данную в ощущениях холодной войны.

В хоре нынешних критиков «Ялты» легко различить два голоска, назовем условно: дискант пацифистов и фальцет восточноевропейских лимитрофов. А основной мотив критики — сублимационный: когда неудобно лишний раз ругнуть Россию — ругают «Ялтинскую систему».

И вот сегодня с неким уже — признаем — оттенком абсурда… защищая «Ялту» как Систему, мы все же должны повторять и повторять:

1) Настоящая оценка Ялтинской системы международных отношений возможна только в сопоставлении ее с предшественницей — Версальско-Вашингтонской системой. Критикам можно возражать попунктно, сравнивая все детали Версальского и Ялтинского механизмов, вплоть до сравнения действий и действенности Лиги Наций и ООН. Но при этом, нельзя выводить из поля сравнений «конечный продукт их деятельности», забывать, что главной продукцией Версаля была: Вторая мировая война.

2) Да, можно сравнивать «Ялтинскую встречу» с… Фестивалем в Сан-Ремо, с хиповой тусовкой Вудстока, со Всемирным конгрессом пацифистов, с Барселонской Олимпиадой, с выборами Мисс Вселенная — что по сути и делается, с суровым выводом, что «Ялта» — гораздо более суровое, циничное, грубое мероприятие… Но настоящая, добросовестная оценка Ялтинской системы международных отношений возможна, и т. д. см. Пункт 1.

Главный куш, «яблоко раздора», известны: те самые восточноевропейские «сувенирные» суверенитеты, так щедро отсыпанные «Версалем» и ущемленные ялтинским принципом «сфер влияния». Да, по «Версалю» не было «сфер влияния», хотя были «подмандатные территории» — но это ж где-то там… Ближний, Дальний… вообще — Востоки!
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Плавающий курс» суверенитетов

Новое сообщение ZHAN » 10 сен 2020, 20:54

Да, само признание странами-победителями наличия «сфер влияния» — по определению ограничивало суверенитеты, но ведь они и раньше имели — эдакий, плавающий курс .

Например, узнав про соглашение (еще тегеранское) союзников о послевоенном включении Прибалтийских республик в СССР, Гитлер тут же парировал: объявил Латвию, Эстонию — независимыми. Но самое интересное — его историческая мотивировка: независимость в 1918 году Латвия-Эстония получили фактически из рук фон дер Гольца, вытеснившего красные войска. Потом это свое завоевание (латышско-эстонскую независимость) Германия отдала в 1940 году — Советскому Союзу, а сейчас, в 1943 вольна забрать обратно. И прибалты приняли и эту аргументацию и «независимость» в 1943-м, собственно, уже второй раз, считая от 1918 года. Добавилось несколько вывесок у комендатур в Таллине и Риге.

О чем это говорит, кроме того, что цена той прибалтийской «независмости» — «пфенниг в базарный день»?
Да, именно: по пол-пфенинга на Эстонию и Латвию.

Нельзя же не признать, что «Ялтинская система», отвечая за ход холодной войны — и выход из нее, мирно преподнесла Риге и Таллину суверенитет — реально стоящий, гораздо более, чем те два германских подарка 1918 и 1943 годов…

В статье «Масса греха», в книге «Вторая мировая Перезагрузка» приводились ключевые примеры:

Литва в марте 1939 г. (почти за полтора года до присоединения к СССР), оказала огромную, а если соотнести с величиной помогающего государства, то и рекордно огромную в Европе помощь гитлеровской Германии. Об этом подробнее будет в сюжете: «Литовский дивертисмент». Здесь же кратко скажем, что важнейший балтийский военный порт — Мемель с округой, переназванный Клайпедой, и принятый в Версале Литвой под международные гарантии , более даже внушительные, чем те, что имела Польша в сентябре 1939 (в дополнительных гарантах у Литвы были и Япония с Италией) был все же литовцами сдан «на первый окрик» Гитлера. Современные литовские историки вывод делают вполне философский: «Конечно, больно, когда рубят руку, но глупо подставлять еще и голову… »… И Гитлер в марте 1939 юридически безупречно вошел в Мемель.

И Литва, по-своему, в доступной ей форме, но тоже — опровергла «Версаль».

Так что большой ошибкой будет сведение всех геополитических издержек — к действиям Великих держав.

И Литва за полтора года ДО присоединения к СССР сработавшая на Гитлера своим «Мемельским делом», и Чехословакия, и бежавшее польское правительство (тоже — ДО вхождения советских войск)…

Вывод: рисков, сопряженных с жизнью нормальных суверенных государств, восточноевропейцы тогда нести не пожелали!

В общем — дилемма. Это ведь сначала Страсбург (столицу ПАСЕ), Прагу и Вильнюс надо освободить, чтобы там потом смогли обосноваться те умники, которые расскажут, КАК правильно надо было их освобождать, и какие пени полагаются за нарушение их правил.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Одним парадом меньше

Новое сообщение ZHAN » 11 сен 2020, 21:33

Был такой популярный штамп времен Горбачева — Донахью: «Диалог поверх барьеров », траектория же моего исследования — скорее «под барьерами». Возможные сопоставления с сапером, кротом не отменят моего интереса к глубинным, тектоническим сдвигам, трещинам. Для меня примером такой трещины послужил один не очень вроде бы громкий факт.

По сложившейся традиции в Европе широко празднуются годовщины (кратные десяти) открытия Второго фронта. В 2004 году на 60-летие Россия была приглашена, выслушала комплименты о своей «выдающейся роли в общей Победе»… Все прекрасно. Оставалась одна небольшая червоточина, а именно: на предыдущий юбилей, на 50-летие, в 1994-м, французы-распорядители Россию почему-то не пригласили. Казалось бы: ну, юбилейным парадом больше — или меньше…

Однако, любопытно было все же: а что означала сия разница в списках участников торжеств 1994 и 2004 годов?
Вскрылись какие-то новые факты о той войне?
Или (в нынешней актуальной терминологии): разоблачены какие-нибудь попытки фальсификации истории в ущерб интересам России? Например, французы как раз к 2004 году, — вдруг разузнали, что вот… была, оказывается, такая «Сталинградская битва», поспособствовавшая общей Победе, их, французов, освобождению.
И, разузнав это, решили пригласить русских?

Так нет же! Еще… 9 февраля 1943 года, знаменитый французский писатель Жан Ришар-Блок утешал из Лондона по радио своих «униженных и оскорбленных» соотечественников:
— Слушайте, парижане! Первых трех дивизий, которые проникли в Париж в июне 1940 года и осквернили нашу столицу, этих трех немецких дивизий — 100-й, 130-й и 295-й — не существует больше! Они уничтожены под Сталинградом! Русские отомстили за Париж! Русские отомстят за Францию !..

В общем, понятно, что собственно военных подробностей и фактов — не очень-то добавилось в тот «послемиллениумный» период, да и вряд ли они, «факты», даже будь отысканы, заинтересовали бы кого-то из суетливых французских оргкомитетов «торжеств» 1994 и 2004 годов…

Или может они… эдакие интеллектуалы, эстеты, а Россия-1994 — так малоприглядна, и они просто не пожелали видеть, как наш пьяный президент-дирижер вдруг попробует себя на параде еще и… тамбур-мажором? Или может, наоборот, они — такие прагматики: позвали Россию-2004, а при 250 долларах за баррель — пригласили бы на Парад, как «героев Второго фронта » и Кувейт с Эмиратами?!

Вот второе предположение и ближе к истине, правда не в такой полемически-заостренной форме, «с Кувейтами-Эмиратами», а в том смысле, что именно ПОСЛЕ-военные реалии, политико-экономические условия, идеологические бои, интерпретации… и формируют нынешние оценки даже в сугубо военно-исторических сферах, то оставляя одних ветеранов войн — за бортом, то выводя других на первую линию торжественных Парадов Победителей.

Хотя сказать, что история Второй мировой войны фальсифицируется, интерпретируется исходя из сугубо ПОСЛЕ-военных политических и даже экономических интересов, — это еще не Бог весть какое открытие. Но историческая динамика этих фальсификаций — вот что особенно интересно проследить!

Проще говоря: свои, и глубоко различные, и даже антагонистические интересы у Британии, США и СССР были все эти годы, начиная, может с самого 1946-го, однако ж, попытка приравнять Сталина к Гитлеру, СССР к фашистской Германии, эта «интерпретация» — продукт самого недавнего времени . Уточню, речь идет о приравнивании СССР к фашистской Германии не на уровне каких-либо предвыборных, агитационных заносов, перехлестов в речах кандидатов, бывших в тот момент все же частными лицами. Речь идет о таких вещах, как например, резолюция комитета ПАСЕ лета 2009 года, уравнявшей «сталинизм и фашизм».

Подобных обвинений, со стороны наших западных оппонентов НЕ БЫЛО, практически до конца 1980-х годов. Давние упреки к СССР-России, (Чехия-68… танки, Венгрия-56… танки… ), озвучиваемые европарламентариями, правозащитниками, лицами и корпорациями, осваивающими натовские бюджеты, и т. д., именно в последние 15–20 лет достигли этого уровня.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

1054 год — Великое разделение церквей

Новое сообщение ZHAN » 12 сен 2020, 13:11

В поисках самых первых разделительных пунктов с нашими давними оппонентами, снимая археологический слой за слоем, доходя до самых первых трещин, расходящихся континентов, так или иначе придешь — к Великому разделению церквей 1054 года. И потом к двум важнейшим событиям уже разделенной истории, довершившими в XIII веке этот раскол, оформившими его и сделавшими, похоже, необратимым:

1. 1204 год. Четвертый крестовый поход, вдруг весьма неожиданно развернулся в сторону союзника по первым трем. Внезапно был захвачен богатейший город тогдашнего мира — православный Константинополь. Именно его богатства легли в основу европейских банковских домов, и прежде всего ломбардских. Историки давно зафиксировали следующий вывод (или обвинение): католический Запад в ту эпоху не делал различия между мусульманами, язычниками и схизматиками (так они называли православных). НО… есть еще один уникальный момент, доселе исследователями как-то не отмечаемый. Ведь мусульманам, по всем крестоносным планам грозило: только лишь отнятие Иерусалима, Святой Земли !.. Никогда НЕ планировалось идти дальше, например: уничтожать Мекку, Медину, окатоличивать арабов! А вот православие по римским планам — должно быть уничтожено полностью (как исповедание). На него Крестоносные походы шли не за овладение одним определенным пунктом, а по всему фронту: от Новгорода до Константинополя . Вот о каком парадоксе я предлагаю задуматься, восстанавливая историческую картину.

2. Выбор Александра Невского, 1240–1251 год: «Союз на Востоке — оборона на Западе». Я привязываю этот выбор к 1240–1251 годам, от первого отраженного Александром крестового похода на Северную Русь — до поездки его в Орду, братания с сыном Батыя Сартаком. Выбор важнейший для формирования нашей идентичности, по сути решивший, что вот: на этом месте будет Россия, а не еще одна Польша. Об этом будет отдельный рассказ.

Одна из гипотез, наиболее часто повторяемых в конце XX века, объясняла различие «Цивилизированной Европы» и «Дикой Азии» — наследием Римской империи. Суммирующий тезис этой гипотезы часто формулировался так:
«Куда только дошли римские легионы, где установилось римское право — там и правопорядок, там и выросла демократия».
Понятно, «…куда только дошли римские легионы » — несколько запальчивый образ, все же в виду имелись регионы твердого, устойчивого и долговременного римского правления. Но… переводя на современные географические титулы: до Ирана, Азейбарджана те «римские легионы» доходили, но Сирия, Ливан, Турция, половины Ирака-Иордании-Армении, и вся Северная Африка — как раз и были зонами устойчивого многолетнего римского правления. А вот восточная Германия, Силезия, Польша, Скандинавия, наоборот: там эти «римские легионы» даже «не ночевали».

Не стоит абсолютизировать (тоже популярная версия) и «римское право, как основу западноевропейской цивилизации, демократии, правовых государств …» и, в конечном (и самом важном для некоторых) счете, — материального благополучия.

Римским-то оно зовется — от «Рима Второго».

Именно Константинопольский римский император Юстиниан кодифицировал и передал миру то, что называется: Римское право. Те, кого мы привычно именуем: «византийцы», в действительности откликались на обращение: «ромеи» (римляне). А вот на территориях тогдашних Италии, Германии, Британии, Франции как раз в это самое время бродили и только-только рассаживались варвары. А юридический процесс, например, в районе тогдашнего Рима Первого, представлял собой короткую перепалку какого-нибудь лангобарда или вандала, а потом — поединок, для выяснения правоты. Юридическими атрибутами и аргументами тогдашнего «перворимского права» были: дубины, палицы, мечи…

Это все она, политкорректность вынуждает тот простой и ясный факт, что Европейская цивилизация создана Христианством — обходить кругами (в угоду то ли мусульманам, то ли атеистам). И на этих кругах перебирать: римские легионы, римское право. Христианство создало «Европу», Христианство же ее и разделило, разделившись само, и вот в этом самом разделе интересно заметить следующее: Девятьсот пятьдесят лет НЕ вместе.

Начну с того, что, возможно, покажется парадоксом. Возвышение римских пап, если добраться до самых-самых пред-пред-посылок, было вызвано их захолустным, окраинным положением в период становления христианства. Доказательства? Да вы откройте самую обычную карту «Путешествия апостолов », что прилагается почти к каждому изданию Евангелий, и гляньте на города, где проповедовали апостолы. На Востоке: Антиохия, Афины, Эфес, Фессалоники, Милет, Родос, Атталия, Александрия, Сидон. На Западе — только Рим… Говорят: «Все дороги ведут в Рим »? — возможно, — Но НЕ дороги апостолов! И общий вид карты подтверждает: роение христианской жизни — на Востоке. И только где-то далеко, там, за западной околицей — один-одинешенек Рим.

Те города, удостоенные посещения апостолов, стали именоваться «апостольскими кафедрами». Причем некоторые из них были (и оставались) совершенно ничтожными в экономическом, политическом значении, по численности населения. До Великого разделения еще почти тысяча лет, но первый из Предопределенных шагов уже сделан…

Следующий, двести лет спустя, шаг к разделению церквей — это первые ереси и борьба с ними. Как ни странно — ведь в этой борьбе с гностицизмом, арианством Запад и Восток были абсолютно едины. Но и в этой совместной борьбе, был сделан следующий шаг к будущему разделению. Дело в том, что главными в спорах с еретиками были не метафизические аргументы — а сугубо исторические.

К примеру, александрийский заумник Арий, отец самой опасной из ересей — арианства, отрицал единосущность Троицы в таких хитроумных метафизических построениях, разобраться в которых могли, что тогда, что сейчас — считанные десятки людей. Но еще тот Арий, оказывается, писал популярные песни (!!!), в которые и вставлял свои краткие лозунги. Песни уже без всякой метафизики, но, наверное, с немалым «драйвом». Поразительный факт — ведь это за тысячу семьсот лет до мормонской рок-группы «Осмондс», до американских поющих телепроповедников, до Рона Хаббарда и прочих!

Почти все германские племена приняли христианство — в арианской… аранжировке. Два Вселенских церковных собора яростно боролись с Арием и арианством. И поскольку аргументы в спорах, как упоминалось, были в основном исторические: Какой апостол, Где? Что? Когда говорил? — по поводу, например, единосущности Троицы — то резко поднялось значение тех самых «апостольских кафедр», которые раньше ничем в церковной иерархии не отличались от обычных — епископских. Так епископы апостольских кафедр и выделились, стали патриархами.

И когда — это уже третий шаг! — Римская империя окончательно разделилась, почти по ровной прямой линии, (представить которую на современной карте можно проведя отрезок от столицы Слободана Милошевича — до столицы Муаммара Каддафи), в Восточном государстве остались: Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский патриархи, а в Западном только — Римский. Такие разнородные обстоятельства и поставили Римского патриарха в уникальное, а можно сказать — изолированное, а можно и — монопольное положение. Так было положено основание тому, что историки назовут — папоцезаризм.

До раскола церквей еще пятьсот лет, но уже в глубине формируется… свои разные стили восприятия мира, действия. Там (Восток) — соборность, (споры, толчея), тут (Рим) — одинокие размышления на отшибе.

Более важными, более глубинными причинами разделения судеб континентов представляются те различия положений церкви. А самым интересным — то, как образ мыслей и действий первосвященников проецировался на народ.

На какие виды подразделяются Разделения?

Тонкость предмета требует сугубого внимания к формулировкам. Церковь признает два типа разделений:
Разделение по поводу догматов — ереси.
Разделение по поводу церковного управления — схизмы (расколы).

Так вот описываемое 1000-летнее разделение с западной точки зрения — схизма, (а мы, соответственно: «греческие схизматики»), а с Восточной точки зрения — ересь. («Латинская ересь»). Со временем точность определений стала непозволительной роскошью и оба термина стали одинаково ругательными. Но то, что католики нас не считали еретиками, по-моему, следует еще из такого факта, как Уния: православные Западной Украины не изменили ничего в обрядах и догматах, лишь признали главенство Пап (2-й пункт) — и были «приняты в католики».

Первым и главным пунктом разделения является догмат о филиокве (filioque — латинское: «и от сына»). Православные считают, что Дух Святой исходит от Отца, католики — «от Отца и от Сына».

А кто, собственно, прав?

Истории Великого разделения посвящены многие тысячи работ и книг, наивны попытки в одном посте ответить на поставленный вопрос. Но… если задать, как на экзамене, «наводящий вопрос»: Кто более неправ: схизматик или еретик? — иными словами, что важнее: единство догматов или единство управления? А если еще и пренебречь политкорректностью и удобством гладких, симметричных ответов («и вашим и нашим»), то следует все же «рубануть с плеча»: правы — православные.

Даже базируясь на нейтральные источники — наши издания эпохи государственного атеизма, можно констатировать: Никео-Цареградский символ веры, принятый в 325 году на Вселенском соборе всем христианским миром, фиксирует: «Святой Дух — от Отца». Тогда все патриархи (и Римский) назывались православными — в противовес накатывавшим волнам ересей: гностиков, ариан, монофелитов, монофизитов (несториан). В соборе Святого Петра, в Риме, папа Лев III установил две серебряные таблицы с Никейским символом веры на латыни и греческом, и подписью:
«Я, Лев, поставил это по любви к православной вере и для охранения ее».
Догмат о филиокве, ранее называемый «испанское новшество», впервые «засветился» лишь в VIII веке на Толедском соборе. Можно сказать, что в смысле отступления от Никейского кредо — Римские папы позиционировали себя так же, как когда-то ариане и прочие. Изменение догмата они сочли несущественным по сравнению с принципом единства, единоначалия пап. А откуда взялось это едино началие — показано ранее.

Писатель Александр Сегень в романе об Александре Невском зачерпнул древнее, народное и удивительно точное понимание сути филиокве. В совершенно мимоходном, досужем разговоре по поводу проезжающих мимо рыцарей Тевтонского ордена, один дружинник спрашивает: «А правда, что те папежники двум Святым Духам веруют?»

Какое точное слово, нечаянный афоризм людей, никогда не участвовавших в богословских спорах! Если по-римски: и Отца и от Сына, это ж значит: ДВА Святых Духа!

Но самым интересным, думаю, будет какой-либо намек на отношение нас, нынешних к тем давним разделениям. Вот свидетельство очевидца о Цареграде V века, о греках, от которых мы «веру восприяли». Пишет Григорий Нисский, младший брат святителя Василия Великого, известный в частности еще и тем, что отрицал реальность Зла (зло — просто отсутствие Добра).
«Все здесь полно людей рассуждающих о непостижимых предметах. Спросишь, сколько заплатить оболов? — философствует о Рожденном и Нерожденном. Спросишь о цене на хлеб — отвечают: «Отец больше Сына!». Справляешься, готова ли баня? — говорят: «Сын произошел из ничего»».
Ну как тут с умилением не узнать себя? Не признать — ну это же мы, точно — мы, Господи! :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Хронология конфликта

Новое сообщение ZHAN » 13 сен 2020, 14:37

Сам процесс «развода» затянулся на 200 лет, примерно с 867 по 1054 год, так что в 2004 году, строго говоря, исполнилось 950 лет разделению. Для наглядности я свел события в такое подобие таблицы, отмечая: годы, действия, имена Римских Пап, Константинопольских патриархов — и еще императоров (увидите почему):
Изображение

Через двести лет, во время Четвертого Крестового похода крестоносцы захватят и разграбят Константинополь. Еще через двести лет осажденный мусульманами Константинополь откажется от помощи на условии присоединения к Риму (Известный клич: «Лучше чалма, чем тиара!») — и будет захвачен. Храм Святой Софии превращен в мечеть.

История пронзительной поучительности. Восточная церковь совершенствовала метафизику, личную этику, учение о божественной сущности, в организационных вопросах полагаясь на «симфонию» с императорами, падения которых тянули за собой и церковь. Колорит — даже в простом перечне имен: Михаил III Пьяница, Лев VI Философ. «Философ», в погоне за четвертым браком свергающий Патриарха — да уж, «философский взгляд» на жизнь!

Римский же папа выстраивает свою собственную «вертикаль власти» (за издержки и грехи этого строительства Иоанн-Павел II недавно приносил извинения). Там споры, соборы, четыре патриарха, а здесь, «на отшибе» — один. Первый, по сути — западный индивидуалист, идея «личной ответственности»… и т. д.

В русле этой темы, важно показать, как за эти «950 лет НЕ вместе» разошлись мировоззрение, критерии оценки — в том числе оценки исторических событий, в том числе событий Второй мировой войны…

Вернусь к первой идее. Борясь «с фальсификациями» — мы столкнемся не с вырванными или вставленными страницами, не со следами выскобленных и нововписанных цифр — а с различиями в интерпретации, в понимании одних и тех же фактов. Систематизируя эти разночтения, мы доберемся до периода формирования различных мировоззрений, симпатий, фобий.

Выше мы говорили о самых начальных предопределенностях, разведших католичество и православие. Но именно бурный XIII век превратил религиозные расхождения в глубокую политическую пропасть. И начиная с XIII века религиозные и политические конфликты стали впечатываться в народное сознание. Мы, Россия и Европа, зажили совершенно разной жизнью.

Дитер Гро, книга «РОССИЯ ГЛАЗАМИ ЕВРОПЫ. 300 лет исторической перспективы » говорит: …о той духовной работе, потребовавшейся, чтобы одно географическое понятие, Европа, могло быть противопоставлено России, — причем выясняется, что… всем другим оно, (Европа) — нейтрально.

Всякий, пишущий на эту тему, разумеется, не может обойти и величественную, необъятную книгу Данилевского «Россия и Европа». Тут, в выражении «не обойти» есть два смысловых оттенка: не обойтись без нее, и — не обойти, не проскочить мимо. Я, рассматривая все различие русской и европейской судьбы, характера — избираю траекторию параллельного (Данилевскому) движения: в том же, надеюсь, направлении, но чуть-чуть по другому полю, по другим фактурным кочкам.

Вот и на первом «русско-европейском» этапе, кратком исследовании религиозных исходных точек, как бы замеряя дистанцию этого параллельного хода, отмечаю лишь небольшую разницу.

Данилевский:
«Католичество зародилось, собственно, со времен Карла Великого, когда он своим покровительством утвердил власть римского епископа во всем своем государстве, границы которого почти совпадали с тем, что, собственно, должно называть Европою. До этого времени римские первосвященники пользовались только тем уважением, которое сопряжено было с именем Рима…

Христианство в чистой форме православия, прилаживаясь к свойствам романо-германского народного характера, обратилось чрез это в католичество…»
Я абсолютно согласен, силовое давление императора Карла Великого — было первым, первичным моментом расхождения католического и православного континентов. Только чуть добавляя, что был и некий предопределенный, досиловой момент: монопольное положение римских пап — как изнанка их «христианской захолустности».

Вот на такой небольшой дистанции и пролагается путь нашего путешествия… по водораздельному хребту «Россия — Европа». Существенное расхождение только в самых дальних посылах, выводах: Данилевский верил в грядущий панславянский триумф, мне кажется более надежной целью — евразийство.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Обретение континента

Новое сообщение ZHAN » 14 сен 2020, 20:01

Итак, переходим от дальних, расходящихся кругов («маршруты римских легионов», «римское право») — к упомянутым двум пунктам твердого размежевания. Четвертый крестовый поход уже упоминался, хотя и как увертюра. Другое важнейшее событие православно-католического раскола стоит ближе к главному сюжету этой темы: «Выбор Александра Невского».

Да, тяжело начинался русский XIII век. 1204 год. Запредельная подлость Четвертого похода, внезапного удара по христианскому союзнику, разграбление величайшего мирового города, нашей духовной столицы, конечно повлияла на мировоззрение Александра, во времена его юности это была свежая рана. Далее: 1238 г. — поход Батыя. 1240 г. — шведы (а точнее там были и датчане, и много еще кто). 1242 г. — немецкий крестовый поход…

Но был у Александра Невского и еще один важный предтеча. Святослав. Тут многие возможно удивятся: ведь, как известно, выбор Александра Невского означал: «Союз на Востоке — Оборона на Западе », а главное деяние Святослава, разгром Хазарского каганата, это вообще говоря — нападение «на Восток». И тем не менее. По сути, это были движения в одном направлении: навстречу Азии, и навстречу, получается — евразийству. Ведь ту войну князя Святослава, точнее ее результат, называют еще: «Открытие дверей», «Открытие шлюзов». Имеется в виду важнейшее следствие разгрома Хазарского каганата (966–977 гг.): исчез заслон от кочевых орд Азии, и с тех пор пошло …

Гарвардский историк, столп советологии, Ричард Пайпс, (утверждая при том, что его книга «Россия при старом режиме » — сочувственное к нам сочинение), описывает этот момент так:
«В пылу спора о контроле над единственной группой славян еще платящей дань хазарам… безрассудным поступком Святослав… открыл шлюзы, через которые немедленно хлынули враждебные тюркские племена… Сперва печенеги, потом половцы, потом …»
Пайпс здесь суммирует мнение многих историков. Хазарский каганат, действительно, лет 180 был надежнейшей «заслонкой» от азиатских орд. Мало того, за безрассудство походов Святослава упрекала, как хорошо известно, и его мать, Ольга, в письме из позабытого сыном Киева… Собственно и сама гибель Святослава на Днепре, при возвращении из Византийского похода, от руки печенегов (одни из первых, вломившихся в «открытые шлюзы ») — свидетельствует о том же.

Точности ради, следует сказать, что добивал Хазарский каганат уже Святославов сын Владимир.

Но интересна, согласитесь, эта игра интонаций: вот западный историк нам сочувствует. Да, мы часто, взвешивая исторические результаты, упускаем важность моментов, кажущихся побочными, вроде этой разницы: Запад сочувствует, а у нас-то безрассудный Святослав, практически — идеал князя-воина. Святославовы: «Иду на вы », «Мертвые сраму не имут » — это же единственные фрагменты прямой речи, долетевшие сквозь тысячу лет до нашего мира. Задумаешься тут — через всю толщу веков, из десятого (века) в наш обиход вошли только две известные прямые цитаты, и оказалось, это фразы не, допустим, Ярослава Мудрого, а вояки Святослава. Кто из государей того периода сравнится с ним, безрассудным ?

А дело в том, что его «безрассудство» — это был шаг античного героя… шаг навстречу Судьбе, Року! Да, «выход в открытый космос» Азии был лучше, чем сидение за такой «заслонкой», как Хазарский каганат. Но и все последующее, включая «Выбор Александра Невского», рождение козачества, походы Ермака, Хабарова, Дежнева и Моторы — процесс, который называют «Покорение Сибири»… вплоть до недавнего завистливого вздоха Мадлен Олбрайт «Несправедливо, что все богатства Сибири принадлежат русским », и Бжезинского: «Сибирь — главный геополитический приз для Америки » — все это, если разобраться, едва ли не самая лучшая иллюстрация к важному принципу, сформулированному, хотя и мимоходом, Фридрихом Ницше: Amor fati («Амор фати» — Любовь к судьбе).

Тут и у нашего Пушкина (историческую проницательность которого отмечает тот же гарвардский Ричард Пайпс) известная формула: «России определено было высокое предназначение, ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы» — это менее, чем полуправда. Да, героическое сопротивление, заслонение собой Европы — было. Но Миссия России оказалась гораздо глубже и богаче последствиями. И выше. И длительней. Собственно, длится она и по сей день.

Есть у меня одно предположение, относительно «Выбора Александра Невского». Точнее, некая гипотетическая, драматургическая сцена надстраивается, но — поверх вполне достоверных фактов. Которые, в общем, просты и общеизвестны. Русь в середине XIII века — данница Батыевой Орды. Сама Орда — часть Улуса Джучиева. Который тоже — не самый верх. Улус — часть великой империи Чингисидов, верховный хан которой сидит где-то в Карокоруме. Почти — на другой планете. Далее, говорят, лежит какой-то Китай, тоже: Улус другого Чингисида, Хубилая.

И вот князь Александр в 1247 году едет к хану Батыю, к устью Волги, в Сарай. Становится побратимом ханского сына Сартака. За Александром уже тогда слава его великих побед, а воинскую славу татары чтут более всего. Батый отправляет Александра еще дальше, к великому хану в Монголию. Возможно, Батый гордится, желает предъявить великому хану своего именитого данника. Для Александра же это значит — еще двухлетнее путешествие, через всю Сибирь.

В 1258 году Невский опять едет в Орду. Тяжело ему оставлять Россию — именно в эти десятилетия монгольские набеги сочетаются с натиском шведов, европейских крестоносцев, мощно поднимающейся Литвы… Самые, может, тяжелые десятилетия в жизни Руси.

Папа Иннокентий IV присылет к Александру двух кардиналов. Папская булла предлагала, говоря в современно-кратком стиле («нефть в обмен на продовольствие»): военную помощь в обмен на католичество. Летописец приводит гордый ответ Невского, одну из прекраснейших фраз в русской истории:
«си вся съведаем добре, а от вас учения не приимаем »…
А гипотеза моя, «надстроенная» над этими фактами сцена, выходит такая. Александр едет из маленькой, скорчившейся на самом краю монгольского континента Руси, цепляющейся за жизнь от набега до набега. Едет через Поволжье, Южно-Уральские степи, пересекает Иртыш, Обь. Минует Алтай, Монголию… Едет в этот невероятный Карокорум. Гадает: как-то его там встретит Великий хан — Господин его Господина…

И вдруг… допустим это для зрительного образа — где-то, перевалив через Урал… или — миновавши Алтай… Александр вдруг ясно представляет, духовным зрением видит всю эту великую, на два года пути, диковинную страну — своей, Русской империей!

Видит, что, выражаясь кратко, Русь освободится от Орды — вместе с Ордой (в придачу). Александр Невский видит своих потомков, рассылающих губернаторов на Волгу, на Урал, Иртыш, на Енисей. Видит и других своих, еще более дальних потомков, для которых эта земля станет главной опорой, защитой и кормилицей!..

Какие ж могут быть основания для подобной «сцены-видения»?
Да те самые, что князь Александр был «…Канонизирован в лике благоверных при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 года».
И если понимать причисление к лику святых не просто, как … «награждение посмертно», «присвоение почетного звания», а — признание каких-то особых… — не заслуг (это, повторю — не награда!), а именно — особых свойств человека, признанного Святым, то это и означает — признание возможности подобного Александрова видения. Признание того, что он мог не только мысленно прочертить на Чудском льду — стрелочки карты сражения, за несколько часов до самого сражения, как «простой великий полководец »… Но, как святой — мог заглянуть духовным взором и гораздо далее.

И то, что частица мощей святого князя сегодня почитается в Храме Александра Невского в городе София, в освобожденной его потомком Болгарии — это все части того мысленного купола, простершегося над князем Александром. В 2009 году «Именем России» стал Александр Невский — все помнят, как его кандидатуру отстаивал Митрополит (ныне — Патриарх) Кирилл.

Русский водораздел прошел именно по «хребту» Евразийской миссии. Некая душевная широта, способность увидеть: то, что ранее было только источником страха и ненависти, считалось «карой господней», оказалось более сложным явлением: и наказанием, и испытанием. Былинный, сказочный, «архетипичный», как теперь выражаются, сюжет. Выдержать удар, и не озлобиться, не дойти до тупой национальной ненависти: татары, через 130 лет побежавшие на Русь, спасаясь от «Великой Замятии» — русскими принимались великодушно. Тут важно и необычайно интересно подметить, что это приятие шло на всех уровнях. К примеру, великий князь московский принимает мурзу Чета — и от этого нового русского витязя пошли будущие Сабуровы, Годуновы. Но в то же время, где-то в степи, за сотни верст от южной границы Московии — робята из Чернигова, Рязани… ушедшие «козаковать» — принимают в свою ватагу татарина, тоже бежавшего «за волей». Их-то, этих беглецов в Диком Поле, принявших татарина, уж трудно заподозрить в дальних, мягко говоря, политических расчетах. То принятие, наоборот, было скорее лишним поводом для ханов, темников устроить облаву на козацкую ватагу, притянувшую их воинов. В такой борьбе и родился гордый и грозный лозунг: «С Дону — выдачи нет!». Наверно, был и «…с Днепра».

Казаки-козаки (вольные головы , тюрк.) — прекрасный аналог тех самых более энергичных электронов на внешних орбитах, что своей активностью обеспечивают «сплав» химических элементов, металлов.

Сибирь. Великая страна и Великое Приключение. Пятьсот человек прошли до Камчатки, покорив за семьдесят лет треть всего известного на тот момент мира . Отчего? Ловкие стрелки Ермака и Хабарова, Дежнева и Моторы? Но тогда и вся наша история превращается в невыносимо пошлый американский вестерн: «Ермак быстрее всех выхватывал эту… пищаль и стрелял от бедра ». Того гляди, замаячат где-то у Байкала болтающиеся дверцы «салуна».

«Русский водораздел» (русскими назывались жители нынешней Украины вплоть до XIX века, в том числе и ставшие униатами)…

В самом обобщенном виде критерии разделения сводились к следующему:
«Внуренний». Принятие/непринятие — простоты (внутреннего обустройства).
«Внешний». Принятие/непринятие — простора (распространенности вовне).

Признаться, термин «простор» взят мною из числа других возможных: «размеры территорий», «колонизация» «результаты экспансии», «большая площадь страны»… — дабы самим созвучием подчеркнуть некоторую взаимосвязанность, неабсолютную, но все ж — взаимообусловленность внутренней «Простоты» и внешнего «Простора».

В самом общем случае, в Средние века складываются государства двух типов:
1) трехуровневое: Монарх — Нарочитые люди — Народ
2) двухуровневое: Монарх — Народ.

«Нарочитые люди» — это умышленно взят самый общий эпитет. Значительные, именитые, обильные… Нарочитыми людьми были: русские бояре, торговая аристократия Новгорода. Нарочитыми людьми были английские бароны, выбившие у Иоанна Безземельного Великую Хартию Вольностей. И уж совершенно нарочитыми были польские паны, выбившие себе конституцию с «либерум вето» (любой шляхтич мог заблокировать решение короля)…

А вот русские бояре/дворяне от момента потери «права ухода» и до подписания роковой «Жалованной грамоты дворянству » 1762 года — не были «нарочитыми». В смысле «правосубъектности» они были, вообще говоря — «народом», в этой крайне упрощенной схеме.

Не будем вдаваться в подробности того, как Аллоды русского боярства стали Феодами, гораздо интереснее следующее. В принципе, всякий монарх хотел бы упрочить, увеличить свою власть, сделать аллодиалов своего государства — феодалами (зависимыми земледержателями). До XIX века — это была политическая программа (или мечта) любого монарха. И того же Иоанна Безземельного и Филиппа Красивого и Мстислава Киевского, и Романа Галицкого, и Юрия Долгорукого. И самое интересное, что на Руси — вектор «сбытия» этой мечты, реализации абсолютистских планов был направлен строго на Северо-Восток.

А здесь важно сказать — о сочетании влияния Простоты и Простора, о том, что именно государство такой модели оказалось способным раздвинуть свои пределы до Тихого океана и… принять в себя Улус Джучиев, созданный по схожей, двухуровневой модели!

И сегодня люди с подобным менталитетом, с внутренней способностью шагнуть в Евразийский простор, перешагнув — не только Волгу — но и собственные обиды! (допустим, на бывших ордынцев), страхи… эти люди живут по обе стороны той черты, которую нынче многие мечтают сделать восточной границей НАТО! И это еще непременно скажется.

Описывая «водораздел» — упомянем и о другой стороне. Конечно, живут там — не «великаны, оборотни… люди с песьими головами», а такие же люди, а из них поближе к «водоразделу» и вовсе — славяне, НО с другой моделью поведения, со следами вдавления другой матрицы-пуансона. По «нашу сторону» человек, в конечном счете, признает власть, авторитет (кроме духовной власти Церкви) — только государя. По ту сторону — почитается еще и Пан (боярин, магнат). И как следствие — должна почитаться еще и система Договоров, Контрактов, Уставов, Конституций, Хартий Вольности, зафиксировавших такое положение Пана.

И далее, как следствие же, — должны почитаться и юрист, адвокат, записавшие и монопольно толкующие те договора и хартии. (По этому пункту можно особенно долго предъявлять друг другу обвинения: наших «правовых нигилистов», о которых сокрушался президент Медведев, или их команды адвокатов, подбивающих детей вчинять иски родителям и разворачивающих на этом юридически безупречные процессы).

По эту сторону — потомки решившихся на самый первый Уход от Пана — в эпоху киевских смут — это был Уход на Северо-Восток, на земли неведомой «Мери». А потом — на Волгу, на Урал, и далее…

По ту сторону — оставшиеся, не рискнувшие (и Пан не велел уходить, и, вообще там — неведомо что).

И что весьма симптоматично — веру, изначально: общую православную, удержали — «Эти». А у «Тех»: или Пан перешел в католичество, или пришедший Пан-поляк — согнал Пана-русского-литвина — НО, выход в любом случае один: покряхтеть, да и подчиниться, например — принять Униатство.

Казаки своей силой и удалью подкрепляли, можно сказать — выразительно иллюстрировали сибирским татарам (так называли бурятов, якутов, алтайцев, тувинцев и т. д.) факт: столица Улуса Джучиева поменялась, теперь она в Москве, ясак платить надо туда, и молиться за здравие — царя Ивана Васильевича.

Как двести лет до того русские крестьяне молились за «Доброго царя Джанибека». (Эта формула, устойчивое словосочетание «Добрый царь Джанибек» сохранилось в русском фольклоре. Ханы и были наши первые цари. Их дети — царевичи. Памятен и царевич Арапша. Фольклор — не обманешь!) Центр силы в Улусе Джучиевом перемещался — легитимность оставалась.

И еще — по поводу геополитических страхов, нависших над Сибирью полутора миллиардах (китайцев )… Китайские чиновники сотни лет писали богдыхану: «пограничные люди бегут к монголам, ибо у них веселее жить ». Великая Китайская Стена — работала «в оба конца»: и от набегов, и от побегов. Похоже, сибирские татары будут последние, кто сможет ужиться по китайским порядкам. Эти народы: китайцы и татары и разошлись на водоразделе Великой Стены по самым изначальным, глубинным качествам души. Как в Библии: «Если ты направо — то я налево»! Некоторые китайские авторы утверждали, что и само имя «татары» северянам дали они, и что значит оно по-китайски — нечто обидное. Помня о вечной угрозе с Юга и вышли сибирские татары навстречу казакам Хабарова, радостные, что империя Чингисхана жива…

Для этой национальной идеи не нужно ничего выдумывать, наоборот — лишь честно сказать с какого языка переводятся фамилии: Шереметев, Юсупов, Беклемишев, Басманов, Годунов, Кочубей, Батурин, Салтыков, Ушаков, Строганов?

Надо признать факт преемственности России — Улуса Джучиева — Российской империи. Да, русские князья целовали сапог хана, точно как и татарские князья целовали тот же сапог. Этикет такой. Римскому Папе целуют туфлю, королям — руки. Да, русские князья, владевшие одной из провинций империи Джучиевой, не попадали в Великие Ханы, в отличие от некоторых татарских князей. Так не сразу ж! На Куликовом поле русские и татарские князья разбили ногайского узурпатора, темника Мамая. То был великий день, означавший, что внутри империи родилась и сформировалась новая великая нация, заступающая на главную, почетную и уж совсем не «сахарную» службу. И начиная с Ивана IV мы получили «своего» Великого Хана, столицу в Москве и почетную обязанность собирать и охранять.

Ведь многие предшествующие племена (монголы) изнемогли на этой службе. Но не будем измерять значение русско-татарского союза лишь воинскими успехами, фамилиями Шереметьевско-Ушаковского списка. Есть еще Карамзины, Татищевы, Тургеневы, Тимирязевы, Бехтеревы, Бичурины, Аксаковы, Ахматовы, Рахманиновы, Корсаковы, Чаадаевы, Милюковы, Гучковы. А красоту сего сплава легко представить, взглянув на фото Алсу, Алины Кабаевой.

Еще Великое Приключение. Этнографы подтвердят: в эпосах чувашей, эрзья поход на помощь осажденной Казани занимает столь же почетное место, что и Олегов щит, Царь-град у славян. Но минуло всего шестьдесят лет после штурма Казани. Поляки в Москве, и все Поволжье, в том числе «герои казанской обороны» пошли отбивать свою новую столицу.

Вот гениальная тема для исторических писателей: какой-нибудь воин, доживи он лет до 75 — действительно мог поучаствовать и в обороне Казани и в походе Минина! А сам Минин? Отец — Мина Анкундинов. Правильное ФИО героя: Козьма Минич Анкундинов!

Сейчас выходят работы поволжских историков, колоритный момент — одни говорят с гордостью: Минин был татарин, другие: Минин был эрзья! Ну в точь, как семь греческих городов спорили за право считаться родиной Гомера. Да… были и у нас Великие Совместные Приключения.

Отношения Европы и Азии — главный вопрос мировой истории. С этого вопроса как раз и начинается «История» Геродота. Он, Геродот, никак не отвлекаясь большей длительностью, и даже большей интенсивностью, жестокостью внутриевропейских войн, главной пружиной мировой истории полагал евро-азиатский вопрос, и начал свою Историю — с заходов финикиян (азиатов) в греческие порты и с Троянской войны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

По ту сторону водораздела

Новое сообщение ZHAN » 15 сен 2020, 21:02

Подкрепит идею решающей важности XIII века, для формирования пары: Россия — Европа, конечно же — взгляд с той стороны. В Европе нашествие монголо-татар оставило тяжелый след, память страха и бессильной ярости. Батый-хан преследуя половецкую орду хана Котяна прошел Венгрию, Чехию, Моравию, Польшу, Хорватию, Северную Италию даже быстрее, чем Россию. Польско-немецкая армия была разгромлена при Лигнице, венгерско-хорватская при Шайо. Венгерские феодалы убили Котяна, но это не спасло, так как прежде были убиты монгольские послы, а Чингисова Яса в этом случае требовала беспощадной кары.

Момент дополнительной обиды и досады наступает, когда все же выясняется: Европу проходит как нож сквозь масло, громит — отдельный монгольский корпус, имеющий третьестепенную задачу. В это же время шло куда более важное для монголов покорение Китая, Персии, и только один пунктик какой-то там неведомой Ясы (законодательства и политической программы Чингисхана) требовал привлечения в империю всех тюрков. Уклонение половцев рассматривается как их дезертирство и одному из корпусов, одного из улусов (Джучиева) приказывается поймать половцев. Те бегут на Русь, принимаются там — значит, громится Русь, в Европу — и Европа. Все европейские (и русские) дела, планы, рейтинги могущества — вдруг сметаются напрочь.

Римский папа Иннокентий IV, бежавший из Рима в Лион, выпускает анафему на хана Батыя. Правда, бежал он при непосредственной угрозе со стороны императора Фридриха II, который вступил в соглашение с татаро-монголами. Который даже писал, что готов, как знаток соколиной охоты, служить сокольничим в свите Батый-хана… но на его императорское счастье подтвердилось, что половцы до Германии не добежали и его страна сразу потеряла для монгол всякое значение.

Так одна папская анафема и накрыла тогда Фридриха с Батыем. :D
(Еще раз повторю, картина полного разгрома и сепаратных переговоров с татарами — на Руси в тот момент точно такая же.)

А дойдя до северо-итальянского Удине (туда бежали остатки венгров с уже остатками остатков куманов-половцев), татаро-монголы вдруг так же стремительно возвращаются. И не потому, что вдруг обнаружили какое-то там европейское сопротивление (тут уже некая изящная аналогия с европейским «Движением псевдо-сопротивления» — Гитлеру). Нет, произошло событие неизмеримо более важное для монголов: в далеком Каракоруме умер Великий Каан Угеде, а та же Яса требует присутствия на выборах нового Каана — всех монголов. И они исчезают, оставив смятение в умах. И, что важно! — запустив в этих европейских умах различную, разнонаправленную мозговую работу.

Словно в уютной кухне Папы Карло за прорванной картинкой в очаге оказалась — целая страна. Одни задумались об этой стране (и о неизмеримости мира Божьего, непостижимости путей Его), а другие негодуют (и по-своему, справедливо!), что кухня стала менее уютной…

Страх и ненависть Европы — они с тех самых пор. Татария, сотни лет, на всех европейских картах — пишется только как «Тартар » (Tartar — одно из названий ада).

Книга Дитера Гро, «РОССИЯ ГЛАЗАМИ ЕВРОПЫ. 300 лет исторической перспективы », суммирует сотни геополитических пассажей вроде этого:
«Тема Польши как защитной стены Запада против «варварской» России была политически актуальной… От польского короля ожидали, что он «разотрет ногами всех московитов и татар»…»
И так вплоть до наших «основоположников». Лондон… Карл Маркс на митинге, посвященном 4-й годовщине польского восстания:
«Снова польский народ, этот бессмертный рыцарь Европы, заставил монгола отступить ».
И исходя из вышесказанного, абсолютно ясно, предсказуемо, какие, например, акценты расставят в своих челобитных робко стоящие, мнущиеся на пороге Европы новые украинские самостийники.

К 700-страничной «Иллюстрированной истории Украины » Михаила Грушевского, первого Председателя Ментальной Рады 1918 года, последнюю главу «Украина под игом тоталитаризма», о периоде и событиях после смерти их главного Укр-Геродота — дописывал Владислав Верстюк. И начинает свою главу он с попытки разрешения именно этой сверхзадачи: отойти как можно дальше от «русско-татарской» истории:
«Русские историки XIX века, исповедывая государственную доктрину, называли его (Московское княжество) преемником Киевской Руси. Грушевский возражал этому, относя Киевское государство к украинской истории. По части возражения он был, несомненно, прав. Разделяя эту точку зрения, сошлемся на авторитет известного этнолога современности Л. Гумилева… На формировании Московского государства, считает Гумилев, прежде всего отразилось влияние кочевого Востока. Два столетия пребывания в сфере политических интересов Золотой Орды не могли не сказаться на молодом государстве. После угасания Золотой Орды Московское государство выступило в роли преемника. Овладение евразийским пространством стало одним из мощных постоянно действующих факторов геополитики московских правителей — князей, царей, императоров, генеральных секретарей и президентов».
Замечаете всю хитрость щирого Верстюка? Он ведь абсолютно правильно передает Гумилева, но с какой наивной сверхзадачей!! Дескать, была в Киевский период у нас общая история, общее имя, но… раскололись мы на два государства, русские подпали под татарское влияние, а украинцы — НЕТ! — и точно Хома Брут в повести «Вий», спешно чертит меловой круг: «Они — да, с тюркским элементом. Это и сам Гумилев у них признал! А мы — нет-нет-нет !»

Тут еще припоминают и известную фразочку Вольтера: «Поскреби хорошенько русского — и ты увидишь татарина».

В чем сверхзадача Грушевского-Верстюка, и всего нынешнего западенского, униатского официоза? Они не возражают, проглатывают эту фразу целиком, только уточняют — для Европы (Вольтеру уже все равно):
«Вот вы, вельможные господа, европейцы, говорите, что надо все ж поскрести? Так вот мы, украинцы и есть этот самый соскреб! Мы — вольтеровские поскребши! То есть, та часть русского тела, которая — чисто европейская, точно не татарская, которую нужно соскрести, а после уж останется тот москаль-татарин!»
Тут-то я и спрашиваю у Грушевского-Верстюка: А что ж тогда, Панове, делать с вашим украинским гимном?! Где в «Пристве» (Припеве) поется:
Душу й тiло ми положим за нашу свободу,
I покажем, що ми, браття, козацького роду.

(Официальный текст гимна Украины, утвержденный законом Украины «Про государственный гимн Украины»).

Ведь для Украины отказаться от козацства — это уж не то, что очередной раз пожаловаться Европе на Москаля — это практически вынуть и растоптать свою душу, или, выражаясь официально: всю свою украинскую идентичность. Именно Козацкая республика, во главе с козаком, гетманом Богданом Хмельницким — пришла в Россию (пусть и в размерах в четыре-пять раз меньше нынешних). Ну так и скажите, пане, а что означает слово «Козак»? Или хотя бы: с какого языка его надо переводить? И уж тогда заодно сообщите: а откуда пришли все слова козацкого набора: «атаман», «богатырь», «есаул», «сабля», «кош», «курень»? И даже сам боевой победный клич — «УРА!»?

Все это известные тюркские термины, доказывающие формирование козацства по тюркским матрицам. Буквально один раз, мимоходом Грушевский это все же признает. А под сурдину вбрасываются и альтернативные истолкования («безопасные», как они считают, для Европы)…

…Находя сходство в созвучии слов козак и коза, поляки Пясецкий и Коховский объясняли, что казаками назывались те люди, которые на своих лошадях были быстры и легки, как козы.

Из Кавказа выводил казаков и Симоновский, сближая римское название Гиркании (область на Кавказе) с латинским словом hircus — козел.

Вот уж действительно, достигнут такой градус абсурда и комизма, что можно прямо вслед Тарасу Бульбе спросить: «Что, сынку? Помогли тебе твои ляхи? Как?! Все продать? Стать польским… козлом ?» И миф оборачивается дурным анекдотом…

Итак, завершая краткий поход к первоистокам неприятия (взаимного) Запада и Востока, надо признать решающую роль того монгольского унижения. Это был второй визит тюрков в Европу, так далеко зашедший. Первый — гунны, Аттила, народ и вождь, ставшие равно нарицательными.

Выразительный штрих — британские плакаты Первой мировой войны: в апогее противоборства и ненависти германцы назывались тогда антантовской пропагандой: гунны. Хотя опять же, если вернуться к тем гуннам III–V веков… Ведь это же они (общеизвестный факт) давили с Востока на древнегерманские племена, давили, давили и буквально вдавили их в Европу. Объединили их с Римской империей — именно перед лицом Аттилы древнегерманцы, кельты, римляне стали в один строй. Каталаунская битва, справедливо оцениваемая, как поворотная в истории Европы объединила их в одну нацию. Аттила провидчески называл себя «бичом божьим»… (Потому как слов вроде: «мотор истории», «рука судьбы», «катализатор исторического процесса» он еще не знал).

Ну а в новую, сформированную таким образом Европу — тот поход монголов был первым. А второй и последний: турки, дошедшие до Вены. Правда, тут уже вступает и своеобразная психология: турки-то Европе — «дали отыграться», дали возможность реванша, законной гордости, дали себя разгромить. А те монголы — проткнули Европу и исчезли, став почти наваждением.

А Россия ведь — страна, принявшая оба наследства: от «схизматического», ограбленного Константинополя — Веру. И от этих татаро-монгол — свою новую государственность. Вот оно — Принятие Судьбы…

«Ну и этот их Александр Невский»! — А что Невский? Просто вору не дали зайти во второй раз. Сразу, буквально через несколько лет после удачного вселенского ограбления Константинополя, ткнуться лбом в запертые ворота Новгорода. Обидно это. Понимаем.

Но, перебрав истоки неприятия, все же следует напомнить, что эта Обида, даже Злость — это была лишь одна нота в аккорде. Другие, и часто более важные — ноты взаимного интереса, торгового, научного, человеческого.

Да, история — неостановима. И тем более история европейцев, уже три тысячи лет, как самого мобильного, подвижного отряда человечества. Да, десятью страницами ранее я мимоходом приводил такой сравнительный образ:

…В уютной кухне папы Карло, за прорванной картинкой в очаге, оказалось — целая страна. Одни задумались об этой стране (и о неизмеримости мира Божьего, непостижимости путей Его), а другие негодуют (и по-своему, справедливо!), что кухня стала менее уютной… Ну и как же это сочетается с европейской мобильностью, с теми же «Великими географическими открытиями»?

А в том-то и дело, что европеец в погоне за своим интересом (и не только примитивно-торговым! Была и огромная жажда познания!), да, он являл, порой — верх человеческой отваги и предприимчивости. Он готов был продираться сквозь неведомое, идти в ту же Азию. НО… он принципиально не готов , когда вдруг эта Азия сама приходит к нему. Все его величайшие экспедиции — плод ЕГО расчета, Но когда появляется Нечто, сметающее все расчеты — рациональная часть души его просто вопиет… и порой ломается. И подобные «моменты истины» связаны не только с «визитами Азии»!

Его собственная европейская жизнедеятельность нередко заходила в такие тупики Расчета, из которого своими европейскими силами было не выбраться. К примеру — всего три шага:
(1) Рациональные, гуманные идеи Просветителей;
(2) Французская Революция, как, примерно — завод, фабрика по их реализации, от листов бумаги, «Просветительских» проектов — к железу, изделию. И…
(3) Наполеон, как некое, выражаясь языком XX века, «средство доставки», мощный ракетоноситель для изготовленного продукта.

И все. Три последовательных шага по расширению «сферы рационального, царства разума » — приводят ситуацию к «Европе иррациональной». Талейран, еще будучи «наркомом иностранных дел» Франции на пике ее могущества, фиксирует: эти войны, эти бесчисленные победы — это просто сказка, которую нам рассказывает Наполеон . (И идет на тайную службу царю Александру еще в 1809 году!)

А если без «сказок», то это был просто — взрыв в лаборатории европейского рационализма.

Или еще три известных европейских шажка, заведших Европу в тупик:
(1) Первая мировая война
(2) «Версальское усмирение»
(3) Гитлер.

И каждый раз принимать в себя осколки этих взрывов… Или другое сравнение — вбирать в себя излишки яда… Это ближе к другому нашему случаю, с марксизмом. Тоже идея рациональная, объясняющая, истолковывающая («Вся человеческая история — это борьба за материальный интерес»), и, однако ж, заводящая в полностью иррациональный, НЕобъяснимый, НЕистолкуемый, как сказали бы программисты — Необрабатываемый тупик.

Лет двадцать тому назад еще признавалось, что именно пример России, приявшей в себя весь яд «классовой борьбы» — подвигнул Запад к мирному разрешению социальных противоречий. Но не будем тут идеализировать — Россия обратилась к этой чаше яда отнюдь не как Христос в Гефсиманском саду («…о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет»)… или там, как Пастер, пробуя снадобье на себе по долгу ученого. О российских кризисах, влекущих к подобным принятиям яда, будет другой разговор.

А завершая тему европейского взгляда на Россию, я приведу оценки наиболее важных исторических персон, предварив их, правда, своим собственным гипотетическим образом, моим предположением об их восприятии нас…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россия как сухопутная Атлантика

Новое сообщение ZHAN » 16 сен 2020, 22:11

Два значительных пространства были долгое время границами Европы, ограничивали, брали ее «в скобки» с Запада и Востока: Атлантический океан и Россия. Две великие глади суши и моря в одном были схожи для Европы: это было нечто огромное, что трудно, но все же можно преодолеть. Напряглись и построили аппараты, прорвавшиеся через Атлантику к Индии. И даже «фальш-стена», встреченная (Колумбом) на этом пути, его фальш-Индия, оказалась весьма ценным призом. Россия для значительной части этих устремленных тоже была: пространство, неприятное своей величиной. Европейских купцов интересовал прежде всего транзит в Индию, их мореплаватели гибли в Баренцевом море в поисках знаменитого «Северо-восточного прохода» к Китаю, к Островам Пряностей. Конечно, Архангельск кроме промежуточной стоянки выкатывал и свои товары, но все же, признаем, одна каравелла имбиря или корицы, стоила как целые караваны наших классических «льна, пеньки…».

И только вторым этапом пришло «положительное» восприятие окружавших пространств. Для Васко да Гамы (как и для пассажиров «Титаника») каждая лишняя миля Атлантики была минусом (он потерял два из четырех кораблей, но на своем, вернувшемся — озолотился)… А вот собственно атлантическая рыба стала какой-то ценностью 250 лет спустя.

Может, некоторым покажется странным это сопоставление России и Атлантического океана, но подобие, по-моему, в этих слоях, этапах постижения, в самом первом восприятии, где великость (или просто величина) осознается как фактор отрицательный. Преодолеваемое враждебное пространство.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вехи восприятия

Новое сообщение ZHAN » 17 сен 2020, 21:07

Известный папский посланник Антоний Поссевино прибыл в 1581/82 г. в Россию. Его миссия, зондаж возможностей объединения церквей, кончается, разумеется, неудачей, но:
«Несмотря на все трудности, которые стоят на пути введения католицизма в России, для достижения этой цели не следует пренебрегать никаким средством, ибо Россия благодаря своему географическому положению предлагает несравненные возможности для распространения Христианства в Азии».
То есть мы — средство, но и не Азия — а «дорога в Азию». Другой «козырь России» — и опять внешний, привходящий. Хроническая работа, создание антитурецких коалиций, конечно, не обходит Россию. Здесь первенствуют венецианцы, их посланник Джакомо Зоранцо, отмечает:
«…большая часть населения Балкан принадлежит к греческой церкви и поэтому подчиняются Великому князю Московскому»
(1576). Конечно же, преувеличение (с подчинением). «Глядя из Венеции».

Англичанин Вальтер Ралей в трактате «Максимы о государстве» приводит московское государство на исходе — как прототип тирании. XVI век — у нас Иван Грозный. Но ближе (в географическом и военном отношении) других к царству Грозного лифляндскиие немцы. «Московская страна и правление» Гайнриха фон Штадена имеет приложение — проект нападения на Московию.

Но Мартин Лютер в памфлете против Папы (1520):
«Русские и московиты… эти также являются христианами, а не еретиками потому только, что не дают беспрерывно спускать с себя шкуру».
Еще с протестантского фланга. Губерт Лангет пишет Кальвину, имея в виду Москву:
«Если какое-либо царство в Европе должно возрастать, так только это»
(сентябрь 1558 года).

Здесь, ускоряя развитие сюжета, перейдем от первоисточников к безупречно их суммирующему, плюс выдающему тонкий анализ — Дитеру Гро:
«Это приобретение территории непосредственно влияло на европейскую систему равновесия и как раз в то время, когда Россия стала одним из факторов этой системы. Вся масса территорий, на которые распространялась Россия, была, если посмотреть исторически, как раз противовесом европейского обоснования господства над землей посредством овладения мировым океаном. Европейские захваты земель за океаном и русские территориальные приобретения в Азии не только шли по двум различным зодиакальным направлениям и имели в качестве предпосылки разные технические средства, но они различались также — как указано выше — в своем обратном воздействии на европейскую систему государств. К этому нужно еще добавить то, что экспансия империи Царя развертывалась в пространстве, которое долгое время не интересовало Запад и поэтому едва замечалась… Впечатление этой пространственно колоссально выросшей силы должно было еще усилиться, когда внезапно оказалась замеченной ее протяженность без того, чтобы раньше ее осознали в каких-либо понятиях… Ибо этот континент стран сам по себе уже взрывал своим гигантским размером всякое представление, которое люди привыкли иметь о «европейской» державе, то есть о члене европейской системы государств (…)»
Что важно заметить у Дитера Гро: не какие-то «российские недостатки» — а именно величина России, отводила мысль о единстве.

«Колосс на глиняных ногах». Впервые этот известный библейский образ приклеили к России в анонимно изданной в 1736 г. работе «Московские письма». Петр Великий изображен очень скверно, а русские планы экспансии и господства рассматриваются как доказанные событиями… в Европе создали себе представление о России как о
«…фантоме силы… В действительности же огромные пространства являются для России только обузой и даже могут быть для нее опасны».
Популярная в XVIII веке мысль, что слишком протяженные пространства ослабляют государство, — важный тезис Монтескье, и подтверждал он его — Россией:
«…было бы невозможно существовать этому царству, если бы оно было населено, цивилизованно и культурно. Лишь деспотическое насилие соединяет сегодня вместе все эти обширные пространства».
Табула раса (tabula rasa — гладкая дощечка; лат .) Это не только другой, более благоприятный для России, образ, или, точнее сказать — штамп. Это и новая веха в концептуальном осмыслении страны. Автор того и другого (образа и концепции) — Лейбниц. Пример его духовной эволюции очень важен и прекрасно прослежен Дитером Гро:
«У Лейбница Россия впервые появляется в качестве основной темы историко-философского и политического мышления. Это, конечно, следует приписать не в последнюю очередь действиям Петра Великого. С другой стороны, тот отклик, который они встретили в Западной Европе, может быть понят только из условий, сложившихся в самой Европе. Другими словами говоря, Петр предпринял свои реформы в тот момент, когда на Западе была подготовлена почва для резонирования событиям в России. Она должна была еще выше поднять самосознание постоянно соприкасающейся с все новыми и новыми духовными мирами Европы, чтобы Петр занимался Европой, а не наоборот! Тем самым следовало занять какую-либо позицию по отношению к России и, особенно, делу Петра; уже было недостаточно признать чужое — варварским и таким образом освободить себя от труда взглянуть на это чужое более внимательно. Точно так же и Россия, в свою очередь, увидела себя перед необходимостью духовно заняться Западом. Если на одной стороне пытались обойти эту постановку вопроса при помощи ярлыка «варвары», то на другой имелась возможность — и до XX столетия — понимать Запад как находящийся в упадке: мыслительная установка аутсайдера, которая освобождает его от необходимости усваивать превосходящую культуру. Реформы Петра являются для отношения Европы к России эпохальным событием потому, что отныне как по ту, так и по эту сторону проблема России и Европы не могла больше схватываться без того, чтобы не была занята какая-либо позиция по отношению к реформам Петра».
Впервые Лейбниц упоминает Москву в работе 1669 года «Образец доказательств». По случаю выборов короля в Польше, Лейбниц доказывает, почему московский кандидат не должен быть избран:
«Москва… вторая Турция… Варварская страна. Да, московиты еще хуже турок! Ужасы лифляндской войны клятвенно подтверждались и ставят вопрос, можно ли вообще допустить, что подобные люди являются христианами. Горе нам, если мы откроем им путь в Европу, срыв наш форпост, Польшу!»
В последующие десятилетия Лейбниц с растущим вниманием отслеживает все события, которые связаны с Россией, особенно все шаги юного царя:
«Если столь великая масса его империи будет управляться по обычаю более культурной Европы, то дело Христианства получит из этого много плодов; есть надежда, что они постепенно пробудятся. Царь Петр хорошо знает пороки своих людей и хочет постепенно уничтожить это варварство».
Лейбниц надеется, что Россия станет связывающим звеном между Европой и Китаем. Поэтому Россия должна быть культурно оценена Европой! Путешествие Петра в Европу в 1697 году привело Лейбница прямо-таки в возбуждение. Он собирал все сообщения об этом событии. Тогда-то он впервые и приложил этот образ:
«Поскольку Царь хочет деварваризировать свою страну, он найдет в ней tabula rasa, как бы какую-нибудь новую землю, которую хотят распахать...».
Он попытался вступить в отношения с самим царем или хотя бы с Лефортом:
«Наша обязанность и счастье состоят в том, чтобы, насколько это в нашей власти, способствовать царству Божьему, которое — у меня нет сомнений — заключается в широчайшем распространении настоящей добродетели и мудрости… Одному подобному человеку влить усердие к славе Божьей и совершенствованию людей значит больше, чем победа в сотне сражений».
Но Петр-то, преимущественно занимался этими «сражениями». Лейбниц опасался ослабления протестантской партии из-за поражения шведов. Интересно для нас и то, что Лейбницево понятие «чистой доски» косвенно подразумевает критику Европы — иначе, «чистой» от чего?
«Европа находится сейчас в состоянии перемен и в таком кризисе, в котором она не была со времен империи Шарлемана».
(1712 ). Шарлеман — это император Карл Великий, создатель Европы, с которого и началась русско-европейское противопоставление.

Отдадим должное интуиции Лейбница — феерический финиш XVIII века и крах феодальной Европы он предвидел раньше всех. Дитер Гро:
«После 1702 года вместе с целью введения европейского образования и культуры в Россию появляется (у Лейбница. — И.Ш .) и политическая задача — сохранить политическое равновесие, то есть сбалансировать чрезмерное французское влияние немецко-русским союзом… На сообщение о победе Петра у Полтавы он пишет в письме от 27.8.1709 к русскому поверенному в делах в Вене Урбичу: «Отныне царь будет привлекать внимание всей Европы и играть большую роль в международных делах» (…) Может ли Россия представлять опасность для Европы? Это, по Лейбницу, может случиться только тогда, когда эта страна встретит препятствия в развитии по западному образцу. Очень последовательно он формулирует и здесь свою любимую мысль, что царь должен основать русскую Академию, руководство которой Лейбниц хотел бы принять на себя. В октябре 1711-го давно лелеянное желание Лейбница наконец исполнилось: состоялась встреча между ним и Петром Великим… царь пожелал передать Лейбницу составление нового русского свода законов».
И сегодня обвиняя (часто обоснованно) Век Просвещения во многих грехах, все же надо помнить, что прямой русофобии тогда не было. Вот истинное кредо Лейбница:
«Где к искусствам и наукам лучше всего относятся, там будет мое отечество!»
Из его письма царю:
«Я ни в чем не испытывал такой нужды, как в великом человеке, который достаточно хотел бы приняться за такое дело… Ваше Царское Величество подобными героическими проектами принесете пользу и благодеяния несчетному числу не только современных, но будущих людей… Кажется особым промыслом Божьим, что науки обходят земной круг и вот теперь должны прийти в Скифию и что Ваше Высочество на этот раз избраны в качестве инструмента, ибо Вы, с одной стороны, из Европы, а, с другой, — из Китая берете себе наилучшее; и из того, что сделано обоими посредством хороших учреждений можете сделать еще лучше. Так как поскольку в Вашей империи большей частью еще все, относящееся к исследованию, внове и, так сказать, на белой бумаге, можно избежать бесчисленных ошибок, которые постепенно и незаметно укоренились в Европе; известно также, что дворец, возводимый совершенно заново, выходит лучше, чем если над ним работали многие столетия, возводя, улучшая и многое изменяя… я считаю небо своим отечеством, а всех людей доброй воли его согражданами, поэтому мне лучше сделать много добрых дел у русских, чем мало у немцев или других европейцев».
Растущее сознание того, что Европа сама находится в кризисе, которое усиливалось благодаря политическим событиям и личным разочарованиям, родило в его сознании образ лучшей «Европы» — то есть России, какой он ее представлял себе в будущем. Собственно, как и сам Петр, который ведь тоже все… «ко благу потомков».

Что еще важно сказать об этом европейском «коллоквиуме» по поводу Петра и России? Северная Война была для нас — первой «PR-войной»!.. Это потребовало бы целой отдельной темы — привести всю бурю, царившую в тогдашних европейских газетах. Имело ли это какое-нибудь значение?

Только краткий пример. Часто у нас припоминают, что Англия в 1719–1721 годах заняла резко антироссийскую позицию, высылала против нас даже флот. Но тогда надо и вспомнить, что за 3 года до этого она, Англия приходила и на русскую сторону, и англо-голландский флот присоединялся к российскому, и более того, становился на этот период под командование Петра. И между двумя этими пунктами — только несколько лет усилий пропаганды и контрпропаганды. Была еще, правда авантюра, план одного Карлова министра, феерического барона Гертца, угрожавшая даже высадкой шведского десанта в Англии в поддержку Якова Стюарта. Но в смысле каких-то реальных выделенных для этого шведских сил — абсолютный ноль. Все в итоге вылилось в серию английских газетных кампаний и контр-кампаний… приведших, да, хоть и на короткое время англо-голландский флот — под управление царя Петра. PR — в полный рост.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россия меж двух главных "просветителей"

Новое сообщение ZHAN » Вчера, 18:47

Самые громкие дебаты о России разгорелись с выходом к трибуне двух главных ораторов того века. Вольтер и Руссо. Лишая себя удовольствия описать все оттенки их поистине великого диспута о России, о реформах Петра, я ограничусь здесь кратким пунктиром.

Руссо: Русские никогда по-настоящему не будут цивилизованы просто потому, что они цивилизовались слишком рано. Петр обладал подражательным гением; у него не было того настоящего гения, который создает и творит все из ничего… Он видел, что у него народ варварский, но он совершенно не понял того, что этот народ не созрел для культуры; он захотел его цивилизовать, тогда как его следовало только закалять для войны… Он помешал своим подданным стать тем, кем они могли бы быть, убеждая их, что они таковы, какими не являются.

Вольтер: Поразительные успехи императрицы Екатерины и всей русской нации являются достаточно сильным доказательством того, что Петр Великий строил на прочном и долговременном основании.

Демократ Руссо — видит народ, естественное развитие которого перечеркнул Петр.

Собеседник монархов Вольтер — видит (на месте Руссовова народа) — материал для планов просвещенного властителя.

Руссо: царь помешал русским стать тем, чем они могли бы быть.

Вольтер: военные успехи русских просто поразительны.

Но если глубже вдуматься, то не так и просто тут решить, кого записать в «наши», кого — в «русофобы»?

Один видит великую славу, а другой видит — нет — (пред)видит! — великую ошибку России. Одно можно сказать точно: для политического руководства России в XIX веке прогноз Руссо был бы стократ полезнее. Если бы был учтен. Он ведь говорит от лица будущей реальной и победительной силы Европы: Революционной Демократии.

Фронты этого будущего великого противостояния тогда, в середине XVIII века, только очерчивались. И Россия на два века попадет в злейшие враги… революционеров, демократов, прогрессистов(?) — названия — не суть, главное: Россия попала во враги тех, кто безоговорочно выиграл.

И еще ладно XVIII век, где, как выясняется, и сам Вольтер не углядел того, что углядел Руссо. Но инерция этой ошибочной политики занесла Россию уже и в XIX веке в такую пропасть, что если добросовестно проследить все следствия, все пружины истории, то надо признать: фанфаронство (на уровне ротмистров) Александра Первого и Николаев обоих бьет по России и до сих пор. Угробить 40 лет усилий целого народа — на «Священный Союз» монархов, смеющихся за спиной у России. На помощь «цесарю» против революции 1848 года… об этом далее и речь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58810
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина


Вернуться в Общие вопросы и проблемы исторического знания

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1