Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Войны за Украину

Войны за Украину. Белогвардейцы против красных и повстанцев

Новое сообщение ZHAN » 03 дек 2018, 13:39

Первый этап — вызов атамана Каледина (декабрь 1917 — январь 1918)

Октябрьский слом, крушение огромной империи — тысячелетних законов власти и собственности, социальной иерархии и казачьих традиций — привели к восстанию донских казаков против новой власти — Совета Народных Комиссаров республики Советов.

В задачу данной темы не входит исследование казачьего восстания под руководством атамана Каледина на Дону, но это восстание, краем своим захватив украинские земли, стало предвестником дальнейшей судьбоносной, эпохальной борьбы красных и белых, в том числе и на украинском плацдарме.

Необходимо отметить, что украинский театр военных действий в конце 1917 года мало интересовал казачью донскую вольницу, поначалу ставившую целью только сохранение своей автономии и привилегий. С Центральной Радой УНР, которая признала автономию и права Войска Донского, были установлены достаточно хорошие отношения. Хотя казаки и нарушали юго-восточную границу УНР (что по Четвертому универсалу Центральной Рады соответствовало восточной границе Екатеринославской губернии), обе стороны пытались сохранять статус-кво. Атаман Дона генерал Каледин приказал (имея в виду границы УНР)
«…ни в коем случае не переходить границ своей области и не вмешиваться в жизнь других частей России».
Изображение

Казаки не ставили себе целей ни завоевания Украинской республики, ни отрыва от нее больших областей. Задачей отдельных казачьих частей было лишь прикрытие от красных важнейших центров восстания — Ростова-на-Дону и Таганрога с северо-востока, путем ввода казачьих войск в отдельные спорные, сопредельные с УНР приграничные районы.

Продвигаясь от Таганрога на север, по железной дороге на Горловку (город в составе УНР), белый партизанский отряд есаула Черенцова налетел 9 декабря 1917 года на Макеевку (тогда Область Войска Донского, сейчас в составе Украины), разгромив местный совет и усмирив рабочих Макеевского рудничного района.

В то же время красные войска командарма Антонова-Овсеенко в двадцатых числах декабря 1917 года вступили в западный Донбасс (формально принадлежащий УНР). Группа Сиверса (около 2300 штыков и сабель, 40 пулеметов, 6 орудий) выбила белых из Макеевки. Но в конце года калединцы — казаки группы генерала Балабина, проведя контрнаступление, заставили Сиверса отойти к Горловке. Группа Саблина (около 2 тысяч штыков), наступая от Луганска, к 26 декабря 1917 года вышла к границам Донской области, продвинувшись до станции Дебальцево, но на этой станции отряд Черенцова разгромил красногвардейцев, после чего давление красных на Ростов — Таганрог ослабло.

Только 11 января 1918 года Антонов-Овсеенко организовал новое наступление на Дон. Успеху этого наступления способствовало то, что донская группа генерала Балабина, прикрывавшая Таганрогское направление, бросила фронт и отступила на Ростов. Воспользовавшись этим, отряд Сиверса вытеснил белых из района Макеевки и ударил на Таганрог, после чего театр военных действий переместился на Дон и далее — на Кубань. На 10 месяцев белоказаки и белогвардейцы покинули район Донбасса. Главная схватка за Украину была впереди…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Белогвардейцы против красных и повстанцев

Новое сообщение ZHAN » 04 дек 2018, 15:24

Второй этап — борьба за Донбасс и Таврию (январь — май 1919)

В декабре 1918 года под ударами крестьянско-солдатского восстания пал режим гетмана Украины Скоропадского. На Дону и в стане белогвардейцев свержение Скоропадского было воспринято как непосредственная угроза белому делу. И дело не только в том, что режим Скоропадского был дружественным и союзным режиму генерала Краснова на Дону, главные опасения белых вызывал левый фланг (около 400 км) совместного (казацко-добровольческого) белого фронта.
Изображение

Этот фланг после краха Скоропадского оказался открытым для ударов Красной Армии, что стало ясно белому командованию к середине декабря 1918 года. Слабость войск победившей Директории УНР, отсутствие у нее реальных военных сил к востоку и югу от Харькова заставляло белое командование опасаться того, что красные повторят свой маневр годичной давности и ударят в тыл — на Ростов и Таганрог, беспрепятственно пройдя через украинские земли. По договору еще с гетманом Скоропадским в декабре 1918 года казацкие части вошли в Луганск и Луганский район для поддержания порядка в этом пролетарском районе, который не подчинился Директории и готов был встать на защиту Советов.

Опасность быстрой победы красных была реальной еще и в связи с январским 1919 года наступлением советского Южного фронта. Это наступление привело к развалу обороны войск атамана Краснова, причем к концу января 1919 года казаки потеряли весь Верхний Дон, откатившись к Ростову.

Командующий добровольческими силами Юга России генерал Деникин решает прикрыть украинское направление, отправив в Донбасс Донецкий отряд генерала Май-Маевского (3-я пехотная дивизия Добровольческой армии — 3 тысячи бойцов при 13 орудиях), который должен был занять оборону по линии Мариуполь — Юзовка — Бахмут — Луганск, заняв центральный Донбасс. Но наряду с плюсами этой операции имелись явные минусы: растягивался фронт и немногочисленные части белых просто не имели сил его удерживать, а число противников белых увеличивалось за счет махновской вольницы (еще 5–6 тысяч бойцов). Тыл белогвардейцев в Донбассе был крайне ненадежен из-за враждебного отношения населения этого пролетарского района к режиму белогвардейцев.

Исходя из этих факторов, в январе 1919 года на совещании руководства белогвардейцев генерал Врангель требовал не развивать наступление в Донбассе, а перебросить Добровольческую армию на Царицынское направление и помочь в наступлении адмиралу Колчаку, соединив белогвардейские фронты. Но по приказу Деникина части белогвардейцев перебрасывались в Донбасс, начав оперировать на украинском военном театре, на котором в начале 1919 года появились многочисленные формирования красных, развивая свое наступление от Харькова.

Первой в январе 1919 года с белогвардейцами столкнулась красная группа Кожевникова (1-я и 4-я партизанские советские дивизии, получившие вскоре номера регулярных дивизий 44-й и 42-й дивизий). Группа Кожевникова ударила 9 января 1919 года от Купянска на Старобельск и Беловодск (к 19 января эти пункты заняты красными), где располагались белогвардейские отряды, а далее — вдоль железной дороги на Таганрог, выбив белых из Славянска (19 января 1919 г.), а уже к 21 января захватив Луганск. У Луганска от наседающих красных отбивался генерал Коновалов — командир дивизии «Молодой» Донской армии. Поначалу это были еще не сражения, а лишь пристрелка — ведь при штурме Луганска погибло только три красноармейца.

23 января белые (части, снятые с Кубани и Перекинутые на Донбасс) предприняли контрнаступление на станцию Дебальцево и далее на Славяносербск. Но в конце месяца части 3-й Украинской советской дивизии прорвались на Краматорск, захваченный белыми. 2 февраля 1919 года красное командование направило советские части в наступление на станции Дебальцево и Лихая.

Небольшие контингенты белых, выйдя из Крыма в Северную Таврию, выдвинулись на территорию УНР — к Мелитополю и Херсону, стремясь связаться с частями союзников Антанты и белогвардейцев Одесского района. Крымский отряд (Крымско-Азовская Добровольческая армия, образованная 10 января 1919 г.) генерала А. Боровского (2,5 тысячи бойцов при 8 орудиях) заняла большую часть Северной Таврии, причем ее фронт растянулся на 400 км, от нижнего течения Днепра до восточной границы Таврической губернии. В руках Крымского отряда оказались Мелитополь, Бердянск, Геническ. Но малочисленные гарнизоны белых находились только на станциях, а фронт прикрывала лишь редкая цепочка бойцов. Фактически в этой армии-отряде был создан один полноценный добровольческий полк — 1-й Симферопольский, остальные полки находились в зачаточном состоянии. Положение дестабилизировалось конфликтом добровольцев и представителей Крымского правительства в Мелитополе, рабочими бунтами в Севастополе. Крымские «краевые» власти стремились полностью присоединить Северную Таврию к Крымской «государственности», а командование войск Деникина надеялось удержать Северную Таврию под своим протекторатом. Крымское правительство Соломона Крыма, пытаясь выжить, металось, ища опоры, одновременно ставя на французских интервентов, добровольцев, местные меньшеистско-эсеровские профсоюзы.

В начале февраля 1919 года Деникин требовал от французского командования в Крыму выдвинуть силы Антанты из Севастополя на Перекоп, заняв там оборонительные позиции против наступающих красных, перебросить к Перекопу Одесскую белую бригаду Тимановского. Но французское командование проигнорировало обращение Деникина, что не позволило снять белогвардейские гарнизоны в районе Перекопа для направления их на фронт, а также не отпустило белогвардейскую бригаду из Одессы.

Захватив 26 января 1919 года Екатеринослав и выбив из города войска Директории, красная 1-я Заднепровская дивизия Дыбенко (4 тысячи штыков, 50 пулеметов, 18 пушек) была развернута против белогвардейцев в Приазовье. Советское командование заключило военное соглашение с махновцами о совместной борьбе против белых, и Махно признал над собой оперативное командование Дыбенко. К 1 февраля 1919 года махновцы разгромили части белых и отбили родное село Гуляй-Поле. Однако еще неделю белые (части 2-го корпуса генерала Виноградова) пытались закрепиться в районе Гуляй-Поле — Пологи, ведя упорные бои против частей Махно.

14 февраля 1919 года махновцы подписали с командованием Красной Армии официальный договор о вхождении частей «батьки» Махно в 1-ю Заднепровскую дивизию. Махновцы получили от Дыбенко 8 тысяч винтовок, 20 пулеметов, 2 пушки, бронепоезд, что дало им возможность вооружить свою армию, которая впредь официально стала именоваться 3-й бригадой имени «батьки» Махно 1-й Заднепровской советской дивизии. За этой бригадой была сохранена внутренняя автономия, выборность командиров, черное знамя анархии. Махновцам была поставлена задача удерживать общий фронт в Северной Таврии протяженностью в 180 км, от Орехова до Волновахи. 15 февраля 1919 года махновцы переходят в решительное наступление и за десять последующих дней захватывают стратегические станции в Приазовье — Гришино, Орехов, Б. Токмак, Цаевоконстантиновку.

К двадцатым числам февраля 1919 года силы Добровольческой армии в районе Донбассе — Приазовье увеличились до 18 тысяч бойцов, частью за счет мобилизации местного населения, а украинское направление признается одним из приоритетных. Деникин приказывает частям Май-Маевского проводить активную оборону Донбасса, а после завершения сосредоточения основных сил перейти в наступление.

Опасность прорыва белых на фронте Юзовка — Луганск побудило советское командование, в свою очередь, активизировать группу Кожевникова (8 тысяч штыков и 2 тысячи сабель), которая 13 февраля 1919 года начала наступление, согласовав его с контрнаступлением бригады Махно. Однако белые успешно прикрывались с севера крупной водной преградой — рекой Северский Донец, а начавшийся ранний ледоход на этой реке сорвал маневр Красной Армии и привел к затяжным, позиционным боям.

В это время 13-я советская армия, куда входила и группа Кожевникова, занимала фронт в 350 км от станции Волноваха, через район Бахмут — Дебальцево на Луганск и далее до станицы Гундоровская. В феврале 1919 года Красная Армия, разбив белоказаков, заняла Средний Дон. Части 13-й армии в Донбассе также пытались развить наступление, но были остановлены у Юзовки, Дебальцево, Горловки силами 3-й дивизии Май-Маевского.

В начале марта 1919 года началось наступление 1-й Заднепровской советской дивизии в Приазовье. Оборона белых у села Пришиб, севернее Мелитополя, была прорвана благодаря крестьянскому восстанию в Северной Таврии. Восставшие захватили село Чаплинка (10 тысяч жителей), совершили набеги на белогвардейские части у Перекопа и Аскании-Новой. Части Дыбенко, ударив от Каховки, стремились отрезать белых от Перекопа. Этот маневр привел к спешной эвакуации Мелитополя, к распылению и без того мизерных сил белых: отдельные их части отошли к Бердянску, на восток, на соединение с Май-Маевским, большинство же отступило на юг — к Геническу и Перекопу (группа генерала Шиллинга). Захватив Мелитополь, дивизия Дыбенко устремилась к Перекопу.

27 марта Крымское правительство приняло решение создать командование обороны края во главе с инженером С. Чаевым и начало спешно укреплять Перекоп и Чонгар. Но генерал Деникин не достаточно активно поддержал план обороны Крыма. Он был недоволен самоуправством Крымского краевого правительства, особенно созданием «краевых» частей, пригрозив крымским «сепаратистам» выводом своих полков из Крыма.

В марте 1919 года союзники Антанты вывели свои войска из Херсона и Николаева, открыв левый фланг общей «антисоветской» обороны Юга. Тогда многим казалось, что белое дело уже проиграно. 15 марта части Махно, развивая наступление в Северной Таврии, врываются в Бердянск, а через четыре дня махновцы прорвались к Мариуполю, взяв этот крупный город в осаду. И хотя город обороняло 3 тысячи белогвардейцев, 500 чехословацких и французских солдат и пушки французской морской эскадры, 29 марта Мариуполь пал. Махно захватил огромные трофеи и приказал своим частям развивать наступление на Таганрог.

26 марта советская дивизия Дыбенко вышла к Чонгару и с ходу овладела Чонгарской переправой на пути в Крым (потеряв лишь 30 бойцов). В тот же день главком союзных войск Антанты генерал д'Эспре, посетив Крым, заявил, что Севастополь сдан не будет и что крымской власти нужно продержаться только недели две, в течение которых на оборону Крыма подойдут главные силы Антанты. Но это были только пустые обещания… Пробиться в Крым через Чонгар части Дыбенко так и не смогли. С начала апреля 1919 года Дыбенко сконцентрировал свои силы на штурме укреплений Перекопа. Но Перекоп обороняло 2 тысячи белогвардейцев при 25 орудиях генерала Лермонтова, около 1 тысячи греческих и французских солдат, и лобовой штурм привел только к большим потерям в частях красных…

Махно посоветовал Дыбенко ударить в тыл перекопской обороны, через озеро Сиваш, выйдя на Литовский полуостров. 7 апреля части Дыбенко перешли вброд Сиваш, неожиданно выйдя в тыл Перекопским укреплениям. Неделя ожесточенных боев за Перекоп закончилась победой дивизии Дыбенко. Белые, отступив от Перекопа, закрепились на Юшуньском плацдарме, где озера образовали узкое дефиле. Командующий союзными силами полковник Труссон заявил, что поддержит войсками Антанты оборону, если будет удержана Юшуньская линия. Но не укрепленная линия обороны белых была прорвана. И, хотя подошедший к позициям резервный отряд полковника Слащова отбросил красных на 10 км от Юшуни, красные, воспользовавшись переброской белогвардейских частей к Юшуни, прошли Чонгарским мостом и Арабатской стрелкой в глубь Крыма, создавая угрозу полного окружения белых. Группа генерала Шиллинга, выходя из окружения, бросив бронепоезд, орудия, оставила оборону у Чонгара. У белых не оказалось даже взрывчатки, чтобы уничтожить стратегический Чонгарский мост, по которому двинулись красные части. Части белогвардейцев вынуждены были отойти на Джанкой — Феодосию, открыв путь Дыбенко на Симферополь.

11 апреля Заднепровская дивизия Дыбенко была уже в Симферополе и Евпатории, а Крымское краевое правительство спешно перебралось в Севастополь, под охрану штыков войск Антанты. Немецкая добровольческая егерская бригада (800 бойцов) и батальон греческих войск сдались на милость победителей. 13 апреля красные овладели Бахчисараем и Ялтой, подойдя к предместьям Севастополя, а через три дня заняли Малахов курган, доминировавший над Севастополем. Далее красные опасались продвигаться, ввиду многочисленности французских и греческих войск в Севастополе. 15 апреля Крымское краевое правительство на корабле «Надежда» покинуло крымскую землю. На следующий день началось восстание матросов на французских кораблях, которое привело к тому, что 21 апреля французское командование было вынуждено объявить о скорой эвакуации из Севастополя. 29 апреля части Дыбенко вошли в Севастополь, закончив этим захват большей части Крыма.

5 мая 1919 года Дыбенко провозгласил переформирование своей Заднепровской дивизии 3-й Украинской советской армии в отдельную Крымскую советскую армию, а себя — командармом. Однако эта армия была малочисленна — в двух ее дивизиях насчитывалось только около 9 тысяч штыков, 1 тысяча сабель, 25 орудий. Этой армии не удалось даже захватить весь Крымский полуостров. Хотя 22 апреля части Дыбенко овладели Феодосией, но далее на восток они не смогли пробиться. Отойдя от неудач под Перекопом, белогвардейцы смогли удержать за собой Керченский полуостров, создав фронт на Ак-Манайском перешейке (20 километров суши), разделявшем Азовское и Черное моря. Этот фронт обороняли силы Крымско-Азовской армии, преобразованной в 3-й корпус Добровольческой армии генерала Шиллинга (3 тысячи штыков, 300 сабель). Успеху обороны на Ак-Манайских позициях способствовала артиллерия кораблей Деникина и кораблей Антанты, которая с моря постоянно обстреливала наступавшие части Крымской советской армии.

В марте 1919 года продолжались ожесточенные бои за Донбасс. 1 марта возобновились бои за станцию Дебальцево, закончившиеся только 18 марта захватом этого шахтерского городка красными. Решительное и окончательное наступление в Донбассе силами 13-й и 8-й армий красных, по плану, должно было начаться 29 марта 1919 года. Но белый корпус Покровского 27 марта, опередив это наступление, ударил по частям 8-й армии и принудил красных отступать на Луганск. В то же время, благодаря прорыву махновцев и захвату ими станции Волноваха, 13-я армия несколько продвинулась к Юзовке.

Против Добровольческой армии Май-Маевского (выросшей до 6 тысяч штыков и 14 тысяч сабель) и корпуса Покровского (12 тысяч штыков и 7,5 тысячи сабель) в марте 1919 года сражались 13-я и 8-я советские армии Южного фронта и отдельная бригада Махно (вместе до 36 тысяч штыков, 8 тысяч сабель). В середине марта 1919 года Деникин утвердил директиву, по которой в Донбасс перебрасывались дополнительные войска с Северного Кавказа для нанесения западным флангом Добровольческой армии главного удара в районе Дебальцево — Луганск.

Командование советского Украинского фронта не было склонно особенно помогать Южному фронту, несмотря на все грозные приказы верховного командования и московского партийного руководства. 27 марта был издан приказ главкома — в кратчайший срок овладеть Донбассом. Однако антибольшевистское казацкое восстание в районе Вешенская — Казанская и самоуправство Дыбенко сорвали эти планы. Части Дыбенко вместо того, чтобы исполнить приказ и наступать на Ростов, сосредоточились на штурме Перекопа.

С 30 марта началась операция белых войск по овладению Луганском. 4–5 апреля 1-я Кавказская кавалерийская дивизия Шкуро (2 тысячи сабель) разбила части 13-й армии у Юзовки. 9-я дивизия 13-й армии красных бежала с позиции, открыв фланг бригады махновцев. Но несмотря на это поражение, 13 апреля началось запланированное ранее второе красное наступление на Донбасс. Однако противник, имея мобильный мощный резерв в виде конной дивизии корпуса Шкуро, задержал продвижение 13-й и 8-й армий и повернул наступающих обратно, прорвав красный фронт конницей. Конница Шкуро, просочившись в тыл бригады Махно, захватила 14 апреля — Волноваху, а 16 апреля — Мариуполь, заставив махновцев отступить на 25 км по всему фронту.

Война между красными и белыми разгорелась и на Черном и Азовском морях. К январю 1919 года белый флот только стал создаваться и состоял из одной подводной лодки и буксира. Но к появлению красных в приморских областях белый флот уже был мощной силой. В апреле 1919 года белый флот провел десантные операции по занятию Мариуполя и Бердянска (отрядом капитана Собецкого), а также совершил неудачный десант в Геническ (отряд старшего лейтенанта Медведева).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Борьба за Донбасс и Таврию белых и красных

Новое сообщение ZHAN » 05 дек 2018, 10:00

Но Шкуро не строил планов длительной борьбы против Махно. Конные казачьи лавы после взятия Мариуполя молниеносно передислоцировались на Северный Донбасс. 21 апреля части Шкуро прорвали позиции красных и вплотную подошли к Луганску, который был превращен в осажденную крепость (город обороняла 8-я армия Хвесина). 26 апреля в Луганск ворвался отряд казаков, но вскоре красные сумели выбить противника из города, отбросив белых на 30 километров. Второе красное наступление на Донбасс закончилось поспешным бегством 8-й армии, 4 мая 1919 года сдавшей пролетарский центр — Луганск. Успех белогвардейцев стал следствием разобщенности действий Южного и Украинского советских фронтов. 21–22 апреля Ленин требовал от главкома Вацетиса и комфронта Антонова-Овсеенко обеспечения реализации главной задачи Украинского фронта — помочь Донбассу, «…дать солидное подкрепление на участок Донбасс — Мариуполь», но командование проигнорировало требование вождя революции. Ленин, впав в ярость, обещал отдать Антонова-Овсеенко под партийный суд, объявил ему суровый выговор за неспособность оказать помощь в битве за Донбасс.

Советское командование, решив, что бригады Махно как боевой единицы уже Не существует, приказало отвести части Махно на запад, к Гуляй-Полю, для переформирования. Но махновцы не смирились с временным поражением и уже 17 апреля разбили белых у станции Розовка. Махно (10 полков и 2 конные группы в 10 тысяч бойцов при 12 пушках) начал контрнаступление на фронте в 100 км, от Азовского моря до станции Кутейниково. И уже 27 апреля, когда конница Шкуро вступала в Луганск, Махно возвратил себе Мариуполь, станцию Волноваха, подойдя к Таганрогу на 40 километров.

Окрыленное успехами частей Махно, советское командование решило провести третье наступление на Донбасс, начав его 14 мая 1919 года, в неудачный момент начала глобального антибольшевистского восстания в Украине. В первые дни советское наступление проходило успешно: 8-я армия красных вернула Луганск, 13-я армия продвинулась в центр Донбасса, бригада Махно захватила станцию Кутейниково. Но это движение происходило уже на пределе возможных сил. Части Украинского фронта (кроме махновцев) не поддержали наступление Южного фронта из-за мятежа Григорьева. Конница белогвардейцев, легко маневрируя, создавала численное преимущество на определенных участках фронта, круша советскую оборону.

19 мая белые развернули контрманевр кавдивизии генерала Шкуро, разгромившей 9-ю дивизию 13-й армии красных в Донбассе. Благодаря этому разгрому Шкуро удалось врезаться в тыл махновской бригады, в первый же день углубившись на 50 км с шириной прорыва до 70 километров. Кроме конницы, в боях против Махно участвовали и танки. Отбив ослабевшую бригаду махновцев от станции Гришино (захвачена белыми 22 мая), белогвардейцы повторили свой апрельский маневр — оставили против Махно заслон, а главные силы наступления — лаву конницы Шкуро — обрушили на 13-ю армию, которая еще удерживала фронт в Донбассе (ст. Дружковская — ст. Никитовка). В боях 25–31 мая 1919 года советская 13-я армия была полностью разбита и на 40 дней выведена из строя. Уже 26 мая командарм 13-й армии донес в Центр о том, что бегство армии остановить невозможно. Солдаты митингуют, арестовывают своих командиров, бегут с позиций целыми батальонами.

Троцкий, приехав на фронт спасать положение, начал устрашающие расстрелы красных бойцов-»паникеров». Но расстрелы не помогали… Троцкий и главком требовали от Антонова-Овсеенко перебросить в Донбасс резервы, но их уже не существовало. 9-я дивизия 13-й армии под лозунгом «Бей жидов и коммунистов!» покинула фронт и разгромила городок Бахмут. 1-й белогвардейский корпус генерала Кутепова ворвался в Бахмут, развивая наступление на Изюм. Внутреннее разложение 13-й армии дополнялось угрозой с флангов, где спешно отступали 9-я и 14-я армии. Части 13-й армии, обойденные с левого и правого флангов, откатились далеко на север, сдав Донбасс. За месяц, который минул после прорыва Шкуро, 13-я армия отступила на 250 км, остановившись уже в России.

Украинский фронт во второй половине мая 1919 года (около 55 тысяч штыков и сабель) был поражен дезорганизацией, антибольшевистскими восстаниями и неподчинением. Уже 20 мая 1919 года Троцкий решает ликвидировать этот фронт, упразднив все старое фронтовое командование, подчинив 2-ю армию Украинского фронта и Крымскую армию Южному фронту, а 1-ю армию Украинского фронта Западному фронту. Войска, действующие против Григорьева, выделив в особую группу во главе с бывшим командующим Антоновым-Овсеенко. Но окончательная реорганизация Украинского фронта произошла только после приказа Троцкого от 4 июня, по которому 1-я и 3-я Украинские армии превращались в 12-ю армию, 2-я Украинская армия в 14-ю армию. Реорганизация Украинского фронта привела к чистке «ненадежных командиров партизан-украинцев». При загадочных обстоятельствах гибнут вожди красных партизан Боженко, Черняк, Щорс, от должностей отстраняются Антонов-Овсеенко, Скачко (командующий 2 -й Украинской армией), Худяков (командующий 3-й Украинской армией), С. Мацилецкий (командующий 1-й Украинской армией), Щаденко (член РВС Украинского фронта) и др.

Махновцы были вынуждены отойти на оборонительную линию Мангуш — Янисоль. С севера на махновцев наступали полки 3-го Кубанского конного корпуса Шкуро, с юга — части 2-й дивизии добровольцев генерала Виноградова. У Махно было еще до 13 тысяч повстанцев, но половина из них была не вооружена, 4 июня махновцы пытаются наступать на Гришино, но уже на следующий день разбитая махновская бригада сдает Волноваху и Мариуполь. 7 июня белая конница оказалась уже у Гуляй-Поля — у сердца махновской вольницы. К этому времени в частях Махно нарастает дезорганизация, вызванная приказами Троцкого об объявлении Н. Махно вне закона, о расформировании Украинского фронта, о переходе махновских частей в состав 14-й армии Южного фронта.

6 июня Махно был объявлен вне закона за «мятеж, предательство и открытие фронта белым». Начальник махновского штаба и ряд командиров бригады были арестованы и вскоре расстреляны чекистами. Махно самостоятельно ушел с поста комбрига, оставив бригаду воевать против белых. 7–9 июня он еще руководит обороной Гуляй-Поля, в ходе которой гибнут лучшие махновские части. Но к 10 июня махновская бригада распадается, а сам Махно с 300 всадниками скрывается «в неизвестном направлении». Его атаманы Щусь, Шуба, Платонов, Правда ушли к Павлограду, а группа Куриленко-Белаша осталась на фронте оборонять Бердянск и Токмак. Командарм Ворошилов в телеграмме Троцкому ехидно сообщал: «Махно разбит Шкуро вдребезги. Отдельные махнята вопят о защите и покровительстве советской власти».

8 июня командующий 14-й советской армией (занимала фронт в 640 км от Херсона до станции Ракитное и состояла из 43 тысяч штыков, 2 тысяч сабель, 117 орудий) Ворошилов подписывает приказ об общем контрнаступлении на Бердянск, Пологи, Гуляй-Поле. Ворошилов решился принять остатки шести махновских полков (до 7 тысяч бойцов, при 90 пулеметах, 9 пушках) в свою армию. 15 июня красные неожиданным ударом выбили белых из Гуляй-Поля, но удержать его смогли только несколько дней. При большом количестве войск 14-я армия оказалась неуправляемой, небоеспособной, охваченной пораженческими настроениями. Силы белых на этом участке исчислялись только в 15 тысяч штыков, 10 тысяч сабель, 67 орудий, и несмотря на это, белые успешно наступали.

Против махновцев белогвардейцы вновь повернули часть корпуса Шкуро, ударившего на Бердянск и Гуляй-Поле. В то же время от Гришина наступали части 1-го корпуса Кутепова (3 тысячи штыков и сабель, танки). 5-я пехотная дивизия белых — отряд генерала Виноградова (2 тысячи штыков) устремилась к Мелитополю и Геническу, надеясь отсечь Крымскую советскую армию Дыбенко от материка. И хотя 22 июня морской десант белых у Геническа не смог выполнить эту задачу, через несколько дней части генералов Виноградова и Шкуро прорвали красную оборону у Мелитополя и устремились к Чонгару и Перекопу. 28 июня отряд Виноградова занял Мелитополь, но к этому времени Крымская армия уже успела выйти из Крыма и закрепиться в районе Перекоп — Херсон. Наступление белых через Северную Таврию к Херсону было на несколько дней остановлено крестьянским отрядом анархиста Зубкова (400 бойцов). Только к 5 июля конница белых вышла к устью Днепра.

Уже 12 июня белогвардейская конница стала угрожать Екатеринославу, который был объявлен Троцким «крепостным районом», и удерживалась дивизией Федько. К 20 июля белые захватили станции Синельниково и Лозовая, Павлоград и Новомосковск, а через 10 дней пал и «город-крепость» Екатеринослав. Причем город был захвачен всего несколькими сотнями казаков, которые обошли оборону противника и, захватив мост через Днепр, ворвались в город. Всеобщая паника и бегство из Екатеринослава советских частей привели к пленению нескольких тысяч красногвардейцев. Но из-за малочисленности белогвардейцев удержать город можно было только постоянно наступая, не давая врагу закрепиться на позициях и перейти в контрнаступление. Белогвардейцы прорвались на 50 км западнее Екатеринослава, на Правобережье (до ст. Верховцево), а далее еще на 100 км в глубь украинских степей к Знаменке и Кременчугу,

17 мая 1919 года произошли новые десантные операции белого флота, когда десантный отряд капитана Собецкого помог наземным частям белых выбить махновцев из Мариуполя, а 6 июня — из Бердянска.

В момент наступления белогвардейцев в Донбассе и Приазовье в Крыму также началось наступление. 18 июня 1919 года у Коктебеля с транспорта «Кагул» был высажен десант генерала Слащова (отряд из 160 человек при 10 пулеметах полковника Королькова), который отрезал Феодосию и ударил в тыл фронтовых позиций красных. Белый десант у Геническа 22 июня 1919 года (отряд генерала Залесского в 500 бойцов) был полностью разбит, и около ста белогвардейцев оказались в плену или были убиты.

3-й корпус белых генерала Шиллинга (который вырос до 6 тысяч штыков и сабель) одновременно с отрядом Слащова прорвал оборону армии Дыбенко. 24 июня 1919 года белые с легкостью захватили покинутый войсками Дыбенко Симферополь. Крымская советская армия, оказавшись под угрозой полного окружения, стала панически отступать и к 26 июня уже была на Перекопе. В начале июля, преследуя армию Дыбенко, 3-й корпус вышел из Крыма и, при поддержке артиллерии кораблей Антанты, начал наступление на Херсон и Александровск.

Белое командование сформировало ударную группу генерала Юзефовича (в 6 тысяч штыков и сабель, из отдельных полков 2-го пехотного и 5-го кавалерийского корпусов), который после захвата белыми Павлограда повел наступление на север, вдоль Днепра, в направлении Полтава — Киев.

Прорывы белых в районе от Днепра до Харькова произошли благодаря использованию больших масс профессиональной кавалерии. Если в первой половине 1918 года, во времена «эшелонной» войны, кавалерия играла вспомогательную роль, то начиная с весны 1919 года кавалерия стала ударной силой большинства успешных наступательных кампаний, глубоких рейдов по тылам противника. Троцкий, рассматривая ошеломляющий успех белых на Юге, отметил: «Перевес конницы в первую эпоху борьбы сослужил в руках Деникина большую службу и дал возможность нанести нам ряд тяжелых ударов… В нашей полевой маневренной войне кавалерия играла огромную, в некоторых случаях решающую роль. Кавалерия не может быть импровизирована в короткий срок, она требует тренированных лошадей и соответствующего командного материала».

План общего контрнаступления советских войск Южного фронта был предложен главкомом Вацетисом 22 июня 1919 года. Операция имела целью разгром деникинских войск в Донской области и в Украине и лишение их возможности отступить на Северный Кавказ. Главный удар предполагалось нанести силами 14, 13 и 8-й армий, через Донбасс, в общем направлении на Новочеркасск. Однако 13-я армия была сильно ослаблена, а войска 14-й армии, растянутые на семисоткилометровом фронте, вели тяжелые оборонительные бои в Украине, и сосредоточить их быстро в кулак не представлялось возможным. Переброску же частей с левого крыла вдоль фронта осуществить было невозможно. План Вацетиса так и не был реализован.

Неудачи Красной Армии в Украине привели к смене главкома всех советских сил — новым главкомом становится бывший полковник царской армии С. Каменев. Он скоропалительно разработал план контрнаступления 14-й и 12-й советских армий с целью отбросить противника от Харькова, Павлограда, Екатеринослава. Для контрнаступления было создано две ударные группы (Полтавская и Сумская) общей численностью до 46 тысяч бойцов. Но попытка общего контрнаступления в Украине 3–4 июля 1919 года закончилась полным провалом первой операции Каменева. Хотя красным 15 июля 1919 года и удалось вернуть себе на незначительное время Екатеринослав, белые переломили несколько волн наступления, после чего началось контрнаступление армии Деникина. С середины июня создалась непосредственная угроза Харькову из-за нестабильности красного фронта у Волчанска — Валуек. Троцкий приказал превратить Харьков в «неприступную пролетарскую крепость», но местные рабочие отказались ее защищать, выступив против режима большевиков. 25 июня Харьков и Харьковский укрепрайон были захвачены силами 1-го белого корпуса.

3 июля, в момент триумфа Добровольческой армии, Деникин издает знаменитую «Московскую директиву» — приказ о начале общего похода на Москву. Исходя из этого приказа, Добровольческая армия главный свой удар наносит в направлении Харьков — Курск — Орел — Москва. Захват Украины не рассматривался Деникиным как первоочередная задача. Обеспечивая свой фланг с запада, белогвардейцы должны были лишь выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и переправы через Днепр, блокировать Одесский порт. Деникин специально оговаривал вопрос «ограничения нашего распространения берегами Днепра и Десны». Захват Херсона и Николаева входил только в дальнейшие, внеочередные планы Добровольческой армии. Если в начале мая 1919 года части Добровольческой армии в Донбассе не превышали 10 тысячи бойцов, то через месяц белая армия в Украине выросла до 26 тысяч, а еще через месяц — до 40 тысяч бойцов. Советские части в Украине, которые были выдвинуты против Деникина, в июне 1919 года насчитывали до 80–83 тысяч штыков и сабель.

Красные стратеги также рассчитывали использовать Днепр как мощный заслон, думая «стабилизировать» свой фронт на Правобережье, от устья Днепра до Александровска (где имели небольшой плацдарм на левом берегу Днепра).

1-й Добровольческий корпус Кутепова (16 тысяч штыков, 1 тысяча сабель) выдвинулся из Харькова на Курск с целью выхода к Москве. Командующему Добровольческой армии генералу Май-Маевскому было приказано Деникиным обеспечивать наступление на Москву, не увлекаясь украинским направлением. Но на Екатеринославском участке конный корпус Шкуро, не обращая внимания на нежелательность наступления на запад, начал стремительно наступать в глубь территории Украины. Это наступление привело к развитию грандиозной и непредсказуемой операции (экспедиции) на Правобережье Украины вместо сосредоточения всех сил на направлении главного удара. Это сыграло роковую роль для белогвардейцев, порождая вместо одного врага — красных, еще двоих — петлюровцев и махновцев (которые к этому времени сконцентрировались только на борьбе против Красной Армии). Но кроме этих вооруженных сил общей численностью около 100 тысяч бойцов, против белогвардейцев было настроено большинство крестьянского населения Правобережья Украины.

Генерал Деникин позже писал: «Стратегия не допускает разброски сил и требует соразмерной им величины фронта. Мы же расходились на сотни верст временами преднамеренно, временами вынужденно. Генерал Шкуро взял Екатеринослав, что не было предусмотрено; мы были слишком слабы, чтобы надежно оборонять Екатеринославский район, и могли выполнить эту задачу только наступлением, только удачной атакой и преследованием, которое завлекло наши части на двести с лишним верст к Знаменке. Можно было или бросить этот район на расправу большевикам, или, наоборот, попытаться покончить со слабыми правобережными частями 12-й и 14-й армий большевиков и, таким образом захватив нижнее течение Днепра, надежно обеспечить фланг Добровольческой армии, идущей на Киев и Курск… Мы занимали огромные пространства, потому что, только следуя на плечах противника, не давая ему опомниться, устроиться, мы имели шансы сломить сопротивление превосходящих нас численно сил его… В подъеме, вызванном победами, в маневре и в инерции поступательного движения была наша сила».

Через 10 дней после московской директивы Деникин был вынужден отдать новый приказ: удерживать станцию Знаменка и, овладев Херсоном, Николаевом и Одессой, закрепиться на линии Знаменка — Вознесенск — Раздельная, продвинувшись в глубь Украины.

29 Июля 1919 года, после десятидневных осадных боев, белыми была захвачена Полтава, после чего фронт временно стабилизировался по линии Полтава — Екатеринослав — Никополь — Херсон.

Но вскоре главный удар на «украинском театре», от Полтавы на Киев, нанесла ударная добровольческая группа генерала Юзефовича (7 тысяч бойцов), а вспомогательный удар — части 3-го корпуса (позже преобразованные в войска Новороссийской области) генерала Шиллинга, движущиеся на Херсон (7 тысяч бойцов). 12 августа белые развернули операцию на Правобережье, захватив Апостолово, Пятихатки, Долинскую и ударив в тыл Херсонской группировки противника. 13 августа был занят Херсон (больше месяца находившийся на осадном положении). Падение Днепровского фронта красных привело к катастрофе всей обороны в Украине. С этого момента крупные, но не дееспособные советские части уже только отступали под ударами малочисленного противника. Через несколько дней 3-й корпус белых овладел Николаевом и развернул наступление на Одессу — Вознесенск. В этих условиях Южная группа 12-й армии Якира (45, 47, 58-я дивизии) только до 20 августа смогла удерживать позиции по реке Южный Буг, а далее — от Вознесенска до Помошной, до района, контролируемого махновцами.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Война за Украину белых и красных

Новое сообщение ZHAN » 06 дек 2018, 11:44

Несмотря на поражения, советский Южный фронт получил от большевистских лидеров стратегическую задачу продолжать сдерживать наступление противника и овладеть городом Харьковом. На левый фланг 14-й армии, на 13-ю армию и правый фланг 8-й армии предполагалось возложить пассивную оборону. Главное командование дало указание Южному фронту о необходимости спешной подготовки операции на Воронежском направлении, которую следовало начать в первых числах августа 1919 года. 4 августа было утверждено предложение командования Южного фронта о нанесении вспомогательного флангового удара в направлении на Купянск группой войск из 13-й и 8-й армий под командованием помощника командующего фронтом В. Селивачева. При этом Главное командование довело состав ударной группы до шести стрелковых дивизий.

15 августа последовала директива командования Южного фронта о наступлении с целью уничтожения двух группировок врага. Группа Селивачева численно превосходила противника в два раза — более 50 тысяч штыков, 5 тысяч сабель, 268 орудий. Ее наступлению должны были содействовать войска 14-й советской армии, которые удерживали фронт Сумы — Миргород — Днепр. Группе Селивачева противостояли части Добровольческой армии (20 тысяч штыков и 9 тысяч сабель, 69 орудий). Но о готовившемся наступлении красных стало загодя известно белогвардейскому командованию, решившему опередить наступление противника.

10 августа 4-й конный корпус генерала Мамонтова прорвал фронт южнее Тамбова и вскоре вышел в тыл группы Селивачева в район Воронежа, а 12 августа перешел в наступление 1-й корпус Добровольческой армии, потрепавший фланги 13-й и 14-й армий, отбросив их к Курску. Но воронежская группировка красных даже в таких губительных условиях начала заведомо проигранное наступление, ударив на Купянск, Волчанок, Харьков.

Наступающие красные сумели прорвать фронт и, продвинувшись на 150 км, 25 августа подошли к Харькову. Но это была ловушка. Уже 26 августа белые, сосредоточив свои части (1-го корпуса Кутепова и 3- го кавкорпуса Шкуро) на флангах группы Селивачева, нанесли сокрушительные удары и, прорвав фронт, заставили красных начать отступление по всему фронту от Сум до Валуек. К 10 сентября белогвардейцы сумели полностью разгромить группу Селивачева, вытеснив ее с территории Украины.

Контрнаступление советских войск вынудило деникинцев приостановить свое наступление в Украине и временно перейти к обороне. Произведя перегруппировку сил, противник сосредоточил против группы Селивачева крупные кавалерийские части и ударами по флангам оттеснил ее на север, в исходное положение. Августовское контрнаступление Красной Армии не увенчалось успехом, хотя врагу и были нанесены значительные потери.

Оттеснив войска группы Селивачева, деникинское командование 12 сентября 1919 года отдало приказ о переходе в общее наступление по всему фронту от Волги до румынской границы. Главный удар деникинцы наносили силами Добровольческой армии в полосе, наиболее ослабленной предыдущими боями 13-й армии. Противнику удалось прорвать фронт 13-й армии и 20 сентября захватить Курск.

В то же время красные отступили и на фронте западнее Харькова. 5-я кавдивизия белогвардейцев, прорвав фронт, заняла Конотоп и Бахмач, прервав железнодорожную связь Киев—Москва, после чего красные, перейдя к пассивной обороне, ушли за Десну. И хотя во второй половине сентября 1919 года красные сумели на несколько дней отбить Бахмач, они вскоре снова оказались за Десной. В начале октября 1919 года одной из последних побед белогвардейцев в Украине стал успех на Десне, когда белыми был захвачен Чернигов. Красные были выбиты с Правобережья Украины, за исключением совсем небольшого участка западнее Киева, в глухом Полесье, в районе Коростень — Овруч, который удерживала 44-я дивизия, а также с Левобережной Украины, за исключением узкой полосы Черниговского Полесья.

20–22 августа 1919 года деникинцы (4-я дивизия генерала Слащова) прорвали деморализованный фронт красных у Помошной, Новой Одессы, Николаева и устремились на Одессу и Бирзулу, надеясь окружить 47-ю и 58-ю советские дивизии.

23 августа 1919 года в Одессе вспыхнуло белогвардейское восстание полковника Саблина. Примерно 150 восставших сумели захватить батареи, штаб округа, посеять в городе панику и хаос. В это же время на Сухом Лимане, под Одессой, высадился белогвардейский десант (с крейсера «Кагул», миноносца «Живой», транспорта «Маргарита» и др. судов) полковника Туган-Барановского (Крымский конный полк и пехотные части генерала Шиллинга, всего 74 офицера, 841 солдат, из которых 200 на лошадях). Белый десант, разоружая не оказывающие сопротивления красноармейские части, захватил без боя Одессу. Одесса пала несмотря на то, что в городе был 6-тысячный гарнизон и несколько тысяч вооруженных коммунистов. Комдив Якир и часть большевистского руководства бежали из города при первых же выстрелах, даже не успев объявить об эвакуации. Десантную операцию в Одессе поддерживал огнем своих орудий английский крейсер «Карадог».

С 26 августа из района Одессы в направлении на Бирзулу и Умань отступила Южная группа советских войск (45, 47, 58-я дивизии). На плечах отступающих белые захватывают огромный район от Черного моря и Днестра вплоть до Киева.

Еще 24 августа белые, взяв Корсунь, усилили натиск от Белой Церкви и Василькова на Киев. 2-й корпус белогвардейцев, двигаясь по обоим берегам Днепра, опрокинул заслон 14-й армии на пути к Киеву. 1 сентября 1919 года группа генерала Бредова вошла в Киев, который к этому времени уже находился в руках армии Петлюры. Взятие Киева — «матери городов русских» — имело огромное политическое значение для движения. Деникинская пропаганда уверяла, что захват «первой столицы» предшествует захвату второй столицы — Москвы. После захвата Киева белогвардейцами киевская группировка генерала Драгомирова (войска Киевской области: 5, 7, 9-я дивизии Добровольческой армии), державшая фронт по реке Ирпень и у Фастова, насчитывала всего 8 тысяч штыков и сабель.

Во второй половине сентября 1919 года коростенская группировка красных заметно активизировалась, после соединения ее с вышедшей из окружения у Житомира Южной группой Якира. 14 октября красные (правый фланг 12-й армии, освобожденный от угрозы прорыва поляков вследствие перемирия и из-за угрозы ударов петлюровцев, вследствие тайных переговоров), внезапным наскоком разгромив заслоны на реке Ирпень, выбили белые части из Киева. Основные части генерала Бредова отступили на левый берег Днепра, хотя в районе Киев — Печерск продолжались бои. После двух дней уличных боев белые сумели вернуть себе Киев, но на левом участке фронта белогвардейцев сохранялась опасная нестабильность. Войска Киевской области с большим трудом справлялись с обороной Киева, удерживая фронт от Чернигова до Фастова не только против красных, но и против петлюровцев. Ожидавшееся в Киеве пополнение (на 7–8 тыс. бойцов), за счет вступления в армию Деникина местных офицеров, студентов и гимназистов, в действительности принесло только полторы тысячи добровольцев.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Войны за Украину. Тотальное отступление белых

Новое сообщение ZHAN » 07 дек 2018, 14:45

В середине октября 1919 года произошла битва под Орлом, которая положила конец пятимесячным успехам белогвардейцев. Крах общего наступления армии Деникина на Москву привел не только к тотальному отступлению белых, но и к перелому во всей Гражданской войне. Контрнаступление Южного фронта к 7 ноября 1919 года привело к развалу центрального участка (Курск — Воронеж) белогвардейского фронта.
Изображение

На левом «украинском» участке белогвардейского фронта в конце октября началось наступление 12-й советской армии на Черниговщине, которая продвинулась по левому берегу Днепра вплоть до Киева. Белые, сдав Чернигов и Бахмач (18 ноября), отошли на линию Конотоп — Глухов, что создало угрозу левому правобережному флангу Добровольческой армии. Связь между Добровольческой армией и войсками Киевской области была прорвана, и красные части хлынули на Левобережье.

2 ноября 1919 года Сталин и Серебряков направили в ЦК заявление, в котором указывалось на ненормальные отношения, сложившиеся между Ставкой и командованием Южного фронта, что выражалось в полном равнодушии Главного командования к нуждам Южного фронта. В заявлении говорилось о необходимости либо сменить весь состав Реввоенсовета Южного фронта, либо сменить Ставку Главного командования. 13 ноября Сталин обратился с телеграммой в Политбюро с ультимативным требованием отмены прежнего плана борьбы с Деникиным и изменения состава Ставки. 14 ноября Политбюро ЦК обсудило заявления Сталина и Серебрякова и вынесло постановление о необходимости взятия Курска и направления главного удара на Харьков и Донбасс. 17 ноября Главное командование в директиве Южному фронту сообщило о передаче ему 45-й и 52-й стрелковых дивизий, указав, что главной задачей Южного фронта остается разбить Добровольческую армию и овладеть Донбассом. Когда сопротивление деникинцев в районе Орла и к югу от него было сломлено, войскам 13-й и 14-й армий была поставлена задача развить решительное наступление на Курск.

19 ноября 1919 года началось общее наступление Красной Армии Южного фронта. Главный удар наступавшие (силами 14-й, 13-й, 1-й Конной армий) наносили в направлении Курск — Харьков — Дебальцево — Мариуполь, с целью расчленить фронт белых, разъединив их армии. Наступление на Харьков велось силами 14-й и 13-й советских армий (41 тысяча штыков и сабель, около 120 Орудий) и 1-й Конной армии (7 тысяч сабель, 1 тысяча штыков, 84 орудия). 25 ноября 41-я дивизия красных после боя с 5-м конным корпусом белых захватила город Сумы.

1-я Конная армия Буденного прорвала белогвардейский фронт восточнее Харькова и быстро продвигалась в направлении на Валуйки, отвлекая на себя удар сильной белогвардейской группы генерала Мамонтова (7 тысяч сабель и штыков, 58 орудий). 8 декабря Мамонтов нанес удар 13-й армии, сбив порыв ее наступления, а затем принялся за 1-ю Конную… Но в боях у Нового Оскола конная группа Мамонтова была разбита.

В ноябре 1919 года командование добровольцев еще надеялось остановить неминуемое наступление красных. Генерал Врангель предлагал сосредоточить в районе Харькова крупные силы конницы, создав белую конную армию под своим началом, и нанести ее силами сокрушительный удар по наступающим. Но Деникин отказался от реализации этого плана.

Вместо корпусов Шкуро и Мамонтова была создана Ударная конная группа генерала Улагая. Врангель добивался объединения под своим командованием Добровольческой армии с войсками Киевской и Новороссийской областей, предлагал в случае прорыва красных к Азовскому морю Западной группе войск Добровольческой армии отступать на Крым, но Деникин не захотел объединения под началом Врангеля значительных Сил, требовал отступления только на Дон. Врангелю было предписано фланговым маршем в 300 км вдоль линии фронта увести армию на Ростов. В декабре 1919 года Врангель пытался добиться свержения генерала Деникина как главного виновника поражений, но уйти с поста пришлось самому Врангелю. Подобные настроения в армии подрывали остатки дисциплины и возможность сопротивления.

12-я советская армия, наступая вдоль Днепра, соединилась с многочисленными отрядами крестьянских повстанцев. 10 декабря украинские повстанцы (анархистского направления) вытеснили белых из Полтавы, а через несколько дней ударом со стороны Нежина в Полтаву прорвалась и Красная Армия.

16 декабря войска Киевской области вынуждены были оставить левый берег Днепра и Киев. На крайнем левом фланге белогвардейский фронт был сбит ударом красных от Житомира на Винницу. В это время генерал Шиллинг объединил командование войсками Киевской и Новороссийской областей (около 20 тысяч бойцов). Главной задачей группы Шиллинга была оборона Причерноморья (Одессы, Николаева, Херсона) и Крыма. Пользуясь тем, что Красная Армия на Правобережье Украины (12-я армия) не проявляла заметной активности, Шиллинг до 10 января 1920 года удерживал линию Винница — Елизаветград — Геническ. Но кроме Красной Армии, группе Шиллинга пришлось сражаться против петлюровских повстанческих отрядов и армии Махно, оказывавшей сопротивление у Никополя и Александровска.

Под давлением Красной Армии части генерала Бредова (бывшие войска Киевской области) отошли на линию Днестр — Вапнярка — Бобринская — Днепр. Корпус генерала Слащова из Екатеринослава был оттянут к Перекопу для прикрытия крымских перешейков.

В боях 11–12 декабря 1919 года 1-й корпус генерала Кутепова еще пытался отстоять Харьков. Но у армии, оборонявшей Харьков, в строю было 8 тысяч бойцов против 40 тысяч красных. К тому же части местного гарнизона и конница Шкуро не поддержали оборону города, что привело к сдаче Харькова. К этому времени донские и кубанские казаки стали разбегаться из частей и самовольно уходить на Дон и Кубань. Отдав Харьков, Добровольческая армия еще пыталась удержать рубеж Киев — Днепр — Константиновград — Купянск. После конфуза под Харьковом, когда все уже было потеряно, Деникин предложил Врангелю пост командующего Добровольческой армией (вместо генерала Май-Маевского). Заняв этот пост, Врангель требовал отречения от командования корпусами генералов Шкуро и Мамонтова (по его мнению, виновных в поражении) и вскоре добился своего. В телеграмме Деникину Врангель возмущенно констатировал: «Армия разваливается от пьянства и грабежей. Взыскивать с младших не могу, когда старшие начальники подают пример, оставаясь безнаказанными».

18 декабря 1919 года части 1-й Конной прорвали фронт у Сватово и развили наступление в направлении Бахмут — Дебальцево. Прорыв буденновцев поддержали с правого фланга — 13-я армия ударом на Изюм — Славянск — Юзовка, с левого фланга — 8-я армия ударом на Старобельск — Луганск… Красные армии Южного фронта, преследуя белых от линии Курск — Воронеж, к 21 декабря глубоко вторглись в Донецкий бассейн и своими центральными армиями — 8,13, 1-й Конной — достигли линии рубежа реки Северский Донец. Красными были взяты Изюм, Луганск, Славянск. Несмотря на глубокое вторжение на территорию белых, фронт Добровольческой армии еще нельзя было считать окончательно «разрезанным». Белым удалось, отступая, сконцентрировать свои основные силы перед фронтом ударной группы Южного фронта (1-й Конной армией). По мере отступления фронт белых суживался, им удалось перебросить вновь сформированную 2-ю пехотную дивизию в район прорыва. В районе Славянска — Бахмута белые сконцентрировали большие силы, численно превосходящие силы ударной группы Южного фронта на этом участке.

Белое командование надеялось опрокинуть 1-ю Конную и спокойно проводить эвакуацию армии за Дон. Эвакуацию армейских тылов и всевозможных средств для дальнейшей борьбы белые имели возможность проводить по трем железнодорожным магистралям: Изюм — Ростов; Лозовая — Дебальцево — Ростов; Гришино — Ростов. Потеря этих железнодорожных линий являлась для белых роковой, так как в этом случае фронт окончательно разрезался на две части и единое руководство рушилось. На какое-то время 100-километровый переход с ожесточенными боями истощил силы 1-й Конной и приостановил наступление.

Первый узел сопротивления создавался белыми по линии Бахмут — станция Попасная. Вторым рубежом белой обороны в Донбассе стала линия Дебальцево — Горловка. 11-я советская конная дивизия совместно с частями 9-й стрелковой дивизии ударили на Бахмут; 12-я стрелковая дивизия наступала на станцию Попасная. У Бахмута 25–26 декабря 1919 года белые пытались организовать контрнаступление группой генерала Улагая в составе корпусов Мамонтова, Шкуро, Улагая (остатки 2, 3, 4-го конных корпусов) и 2-й сводной пехотной дивизии. Эти части должны были нанести удар в северо-восточном направлении. Другая группа белых должна была наступлением с юга на север содействовать удару конной группы с целью разбить 1-ю Конную армию.

Бой больших масс кавалерии мог привести и к победе белых, даже несмотря на численное преимущество войск Буденного, но выход в тыл группы Улагая 4-й советской кавдивизии решил исход боя. Группа генерала Улагая не успела полностью сосредоточиться до начала боев. После поражения в боях у Бахмута белогвардейское командование признало дальнейшее сопротивление в Донбассе невозможным и начало отвод своих войск на Дон (директива Деникина от 28 декабря 1919 г.). Войскам группы Шиллинга было приказано прикрывать Крым и Одессу. Тогда же Врангель заявил об отказе от командования Добровольческой армией.

Сильное сопротивление белых и плохая, дождливая погода не дали красным возможности развить успех. Лишь 27 декабря красные захватывают Бахмут и Попасную, отбросив конницу белых к югу. 28 декабря 1-я Конная армия продолжает наступление для овладения станциями Горловка, Дебальцево. Белые оказывали сопротивление главным образом бронепоездами, главные же свои силы выводили за линию станций Горловка — Дебальцево, пытаясь остановить наступление 1-й Конной армии. Группа генерала Улагая и остальные конные части были переброшены на левый фланг 1-й Конной армии. Неоднократные атаки 11-й советской дивизии отбивались Алексеевским и Дроздовским полками белых.

29 декабря 1-я Конная армия прорвала последнюю линию обороны. Станция Дебальцево была занята, но основная масса живых сил белых ускользнула на юг по направлению к с. Алексеево-Леоново. 30 декабря 11-я дивизия вновь атакует станцию Горловка и занимает ее. Белые отходят по направлению к станции Иловайская, оставив красным 3 бронепоезда и другую военную добычу.

31 декабря 6-я кавдивизия красных в районе Алексеево-Леоново отрезала путь отступления Марковской пехотной дивизии. Завязался отчаянный бой, в ходе которого погибло до 1500 белых, было взято в плен 67 офицеров, 1200 казаков с 12 орудиями и 50 пулеметами. Белые отступали частью на юго- запад (в Крым) и частью на юго-восток (за Дон). Этими боями заканчивается операция 1-й Конной армии в украинской части Донецкого бассейна. Оперсводка Конармии за № 1592 гласила: «Белые за операцию в Донецком бассейне оставили на поле боя зарубленными до 3000, пленными до 5000 казаков. Отобрано орудий 24, пулеметов 170, бронепоездов 5».

В это же время 13-я советская армия, взяв Юзовку, устремилась к Мариуполю и Бердянску, надеясь полностью разъединить две главные группировки противника, оставляя в районе Мелитополь — Перекоп — Николаев — Одесса до 23 тысяч белогвардейцев, а в районе Дона и Кубани до 70 тысяч белогвардейцев. 14 -я советская армия в ходе Павлоград-Екатеринославской операции отсекла левофланговую группу Добровольческой армии, соединившись в начале января 1920 года с махновцами у Александровска. 7 января 1920 года Коридор в Приазовье для белых захлопнулся вследствие падения Мариуполя и Бердянска.

К 10 января 1920 года белая армия генерала Деникина была фактически разгромлена и вытеснена с Центральной России и большей части Украины. В Украине только район южнее линии Жмеринка — Умань — Елизаветград — Кривой Рог еще удерживался войсками генерала Бредова (с 24 января 1920 г. войска Новороссийской и Киевской областей, кроме гарнизона Одессы, были переданы генералом Шиллингом генералу Бредову) и остатками 2-го армейского корпуса Добровольческой армии генерала Промтова (5-я дивизия, группа генерала Склярова), против которой были развернуты дивизии 14-й и 12-й советских армий.

С середины января до середины февраля 1920 года проходила Одесская наступательная операция Красной Армии на юго-западе Украины. 14-я армия Уборевича (20 тысяч штыков и сабель, 117 орудий, 5 бронепоездов, 10 самолетов) наносила главный удар этой операции — вдоль линии фронта на Кривой Рог — Апостолово. К 27 января ее части вышли к Херсону, Николаеву, Вознесенску на новую линию обороны белых. Но и эта линия обороны была уже через два дня прорвана и перечисленные города пали, а к 3 февраля была прорвана третья линия обороны по Южному Бугу.

Войска 12-й армии 24–25 января захватили Елизаветград и Умань, устремившись к Днестру, имея целью отрезать и разгромить группировку генерала Бредова, не дав ей уйти к польскому фронту. На Крымском направлении Красной Армией были заняты Геническ и Перекоп (21–23 января 1920 г.), но белым удалось удержать перешейки.

Под ударами Красной Армии 2-й корпус Промтова отошел к Одессе, а потом повернул к Днестру, на Маяки, части Бредова отступали на Тирасполь. Бредов и Промтов надеялись увести свои части в Румынию, но румынские власти запретили им переход в Бессарабию, поэтому генералы решили пробиваться к польскому фронту. Начав 9 февраля 1920 года свой поход вдоль Днестра на север, генералы через 15 дней марша вышли к Ушице, где находились польские войска. Но польский «прием» был жесток — части белогвардейцев были разоружены и помещены в лагеря военнопленных.

Латышская 41-я и 45-я советские дивизии (Юго-Западного фронта) были устремлены на Одессу. Захватив станцию Березовка, красные оказались в 50 км от Одессы. Город был объявлен на военном положении, а власти лихорадочно стали формировать новые отряды обороны из немцев-колонистов, гимназистов, прихожан церквей (дружина митрополита Платона), украинских партизан (отряд атамана Струка), рабоче-офицерский отряд. Успешной обороне мешала общая паника, царившая в Одессе, и массовая, спешная эвакуация обывателей на корабли Антанты. Забастовка одесских рабочих и вооруженные восстания на окраинах Одессы дезорганизовали все попытки создать фронт против красных вокруг города.

Покидая Одессу, белогвардейцы передали власть в городе командующему Украинской Галицкой армией (УГА) в Одессе генералу В. Сокире-Яхонтову. 6 февраля 1920 года солдаты-галичане УГА захватывают все стратегические пункты Одессы, вывешивают на фасадах домов украинские флаги. На полтора дня власть в Одессе становится украинской. И хотя красная конная бригада Котовского прошла наперерез частям отступавших белогвардейцев (от ст. Кубанки, через ст. Заставу — на Маяки), не повернув в город, генерал В. Сокира-Яхонтов 8 февраля 1920 года сдал Одессу Красной Армии без боя.

Некоторые части белых (части Одесского гарнизона полковника Стесселя), не успевшие эвакуироваться и не приняв капитуляции, приняли бой в самой Одессе, а затем стали отходить к Овидиополю, надеясь найти убежище в Румынии. В погоню за ними устремились части 45-й дивизии и кавбригады Г. Котовского. Бои в районе Овидиополя, Тирасполя проходили До 20 февраля 1920 года и закончились пленением группы Стесселя (около 6 тысяч бойцов и до 4 тысяч беженцев).

Победы Красной Армии в феврале 1920 года знаменовали собой завершение общей наступательной кампании, начавшейся в ноябре 1919 года, и установление советской власти на территории Украины. Далее более двух месяцев в Украине длилась мирная передышка, пока в конце апреля 1920 года войска Польши и Директории УНР не выступили походом на Киев.

Деникинский режим потерпел полное поражение в Украине не только от штыков Красной Армии. Ошибочная социальная и национальная политика белых в Украине привела к широкому крестьянскому восстанию, которым умело воспользовался крестьянский батька Махно и множество местных атаманов, разгромив тылы белогвардейцев в Украине. Потеря украинского плацдарма стала для Деникина потерей перспектив дальнейшей борьбы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Война Польши против ЗУНР и УНР (ноябрь 1918 - июль 1919)

Новое сообщение ZHAN » 08 дек 2018, 16:14

Начало конфликта. Бои за Львов

В ночь на 1 ноября 1918 года во Львове, который на тот момент еще формально принадлежал Австро-Венгерской империи, произошла революция. Около полутора тысяч вооруженных солдат и офицеров австрийской армии украинского происхождения без серьезного сопротивления захватили австрийское управление провинцией, штаб австрийского военного командования, Сейм, центр города, вокзал, почту, казармы полиции и армии. Австро-венгерские солдаты и полицейские были разоружены, был арестован австрийский генерал-комендант Львова генерал Пфеффер. В большинстве своем австро-венгерские войска заявили о своем нейтралитете и без сопротивления сдавали оружие. Утром 1 ноября 1918 года над ратушей Львова уже развевался украинский национальный флаг.
Изображение

Украинская Национальная Рада провозгласила свою власть в Галичине, Закарпатье и на Буковине (все эти территории принадлежали до конца октября 1918 г. Австро-Венгерской империи). В полдень того же дня наместник Галичины, австрийский генерал Гуйн, передал власть Национальной Раде, уже успевшей подготовить воззвание о создании украинского государства «на украинских землях бывшего австро- венгерского государства». Победа украинских сил в Галичине стала возможна вследствие развала и демобилизации австрийской армии.

В октябре 1918 года Австро-Венгерская империя капитулировала перед силами Антанты и распалась. К 1 ноября о своей независимости уже заявили «обломки» империи — Чехословакия и Венгрия. Польша также заявила о возрождении своего государства, в состав которого должны были войти земли, оккупированные Австро-Венгрией, Россией и Германией. Но в то же время польские патриоты, мечтая о «великой Польше», отказывали в национальной независимости украинцам и беларусам из Западной Украины и Западной Беларуси. 28 октября 1918 года были заявлены претензии Польши на Галичину, а на 1 ноября 1918 года намечалось торжественное присоединение Гали-чины к Польше.

В Галичине обострился национальный конфликт между поляками (занимающими привилегированное положение в городах Галичины) и местными украинцами. Дело в том, что поляки составляли до 40 % населения крупных городов Галичины, оказавшихся в сфере польско-австрийской католической культуры.

Во Львове (самый большой город Галичины — 200 тысяч населения) тогда проживало более 50 % поляков и только 13–14 % — украинцев. Львов был оплотом польской нации и культуры на «восточных крессах Польши» — в Галичине.

Украинцы Галичины в сельских районах составляли до 90 % населения, среди городского населения Галичины их процент едва доходил до 20. Однако украинцы Галичины также считали Львов, Станислав, Тернополь своими культурными центрами.

В середине октября 1918 года, когда Австро-Венгерская империя только начала разваливаться, украинскими членами австрийского и Галицкого парламентов была создана Украинская Национальная Рада из 150 человек. Уже 19 октября 1918 года Рада провозгласила о ближайшем намерении создать независимое украинское государство на территории Галичины, Северной Буковины и Закарпатья. Главой Рады был избран член австрийского парламента, адвокат Евгений Петрушевич.

Но Национальная Рада только идеологически подготовила революцию. Практически ее провели несколько десятков молодых заговорщиков-офицеров (офицеров развалившейся австро-венгерской армии) во главе с Дмитрием Витовским (сотником УСС), главой тайного Военного комитета. Эти заговорщики приступили к подготовке революции достаточно поздно — только 29 октября 1918 года. Поэтому восстание во Львове удалось не в полной мере — украинцы не смогли поставить весь город под свой полный контроль. Но неожиданность выступления дала возможность временно парализовать потенциальных противников…

Штаб восстания находился во Львовском Народном доме, в центральной части города, и именно центральная часть Львова оказалась под контролем восставших. 1–2 ноября 1918 года украинские военные совершили переворот в городах Галичины: Станиславе (Ивано-Франковск), Золочеве, Коломые, Жолкве, Теребовли, Жидачеве, Дрогобыче. Восставшие опирались на поддержку широких слоев крестьянства и греко-католических священников.

Польские лидеры Галичины не ожидали выступления украинских военных и не были подготовлены к немедленному отпору. Они рассчитывали, что 1–3 ноября 1918 года Галичина официально, мирно и без особых проблем войдет в состав вновь созданной Польши. Однако польское население Львова с первых дней украинской революции активно выступило против украинской государственности Западной Украины, требуя присоединения края к Польше.

Первые военные столкновения в Западной Украине украинских и польских повстанцев произошли в Перемышле (бои с 1 по 4 ноября) и в Бориславе (бои шли со 2 по 10 ноября). В Перемышле (железнодорожный узел, сейчас территория Польши) военные события начались с формального присоединения города к Польше (1 ноября) и с утверждения в городе польской милиции. На это украинские военные ответили восстанием. Украинская Национальная Рада понимала, что обладание городом позволит заблокировать движение польских войск на Львов.

Рада приказала украинцам 9-го полка (500 бойцов) взять под свой контроль Перемышль, но эта первая попытка (1 ноября) провалилась. В бою за город погибло семь украинских бойцов. Только утром 3 ноября в город вошли вооруженные украинские крестьяне окрестных сел (220 человек), которые смогли разогнать польскую милицию и арестовать более сотни польских офицеров и легионеров (в том числе генерала Пухальского, австрийского коменданта города, передавшего его под власть Польши).

10 ноября уже регулярное польское войско подошло к Перемышлю и потребовало от украинских войск сложить оружие и сдать город. Но украинские войска приняли бой, несмотря на то, что у поляков было до двух тысяч солдат, броневики, бронепоезд и артиллерия, а защитники города располагали только 700 штыками и двумя пушками. 11 ноября украинские войска вынуждены были покинуть город, а важнейший стратегический плацдарм Перемышля стал базой для дальнейшего наступления польских войск на Львов. То, что к Перемышлю не были подтянуты украинские силы, было серьезной стратегической ошибкой командования.

Утром 1 ноября, уже при первом известии об украинской революции, польские политические лидеры Галичины провозгласили мобилизацию во Львове и стали готовить оборону «польской» части города. Со второй половины дня западная и юго-западная части Львова (район Политехнического института, собора Святого Юра) превращаются в опорные пункты для львовских польских добровольцев, которые создавали настоящий фронт на львовских улицах. В это время украинские власти Львова еще не решили, как реагировать на «польскую активность в городе». Временное затишье в городе сопровождалось переговорами между польскими и украинскими лидерами о судьбе Галичины. Стороны выжидали и накапливали боевой потенциал.

Утро 2 ноября началось во Львове со стрельбы в различных районах города. Польским повстанцам удалось отбить главный вокзал, товарную станцию, склад оружия и продовольствия, что помогло им за несколько последующих дней вооружить 3 тысячи человек. Тем временем продолжались переговоры между лидерами поляков и украинцев. Украинцы предлагали прекратить бои и создать Совместный комитет для выработки общего соглашения и временного перемирия до 3 ноября.

К 3 ноября полякам Львова беспрепятственно удалось собрать 1150 бойцов, из которых 550 бойцов были добровольцами-львовянами, а остальные — солдаты и офицеры польского происхождения военных подразделений австрийской армии и польского легиона. В первые дни конфликта на стороне украинцев было численное преимущество — в украинских войсках во Львове насчитывалось 2050 бойцов (на 3 ноября). Но у польских повстанцев было до 500 офицеров, а в украинском войске только 70. Это практически уравнивало силы.

На собрании лидеров польских организаций Львова был создан штаб командования восстанием, избраны польский комендант города — капитан Чеслав Мончинский и Народный польский комитет, ставший политической силой восстания. В городе были созданы вербовочные польские пункты, началась мобилизация львовской молодежи.

В воскресенье, 3 ноября 1918 года местные австрийские власти окончательно передали власть во Львове и Галичине украинским лидерам. В тот же день, в полдень, польские подразделения атаковали центр города, здание почтамта и Сейма, но им не удалось захватить основные стратегические пункты из-за яростного сопротивления украинских войск. В город в этот день прибыли части легиона Украинских сечевых стрельцов (УСС) до 1000 бойцов, которые стали гвардией украинской власти. 4 ноября эти части начали штурм железнодорожного вокзала Львова.

Начальную Команду украинской армии — высшее руководство армией с 1–5 ноября 1918 года возглавлял Дмитрий Витовский. С приходом сечевиков у украинских войск появился новый командующий — комендант украинскими войсками Львова (5–9 ноября) полковник Грыць Коссак (командир УСС), с 9 ноября его сменил полковник Гнат Стефанив.

На украинской стороне на львовских улицах воевал сын классика украинской литературы Ивана Франко — поручик Тарас Франко, на стороне поляков — полковник Владислав Сикорский — будущий генерал и премьер Польши. Интересно, что его двоюродный брат Лев Сикорский воевал в украинских войсках. Бои разделили многие семьи. Как в польской семье один из сыновей мог назвать себя «украинцем», так и в ополяченных украинских семьях сыновья могли встать в ряды польских повстанцев.

Второй этап битвы за Львов (5–20 ноября 1918 года) характерен стабилизацией линии фронта в самом городе. Польские части, используя стратегическое преимущество серпом охватили центр Львова с юга, запада и севера, что было для украинских частей небезопасно, создавая угрозу флангам и опасность окружения. 5–11 ноября проходили бои за Цитадель, казармы Фердинанда, кадетскую школу, Иезуитский парк, почтамт. Новые переговоры между враждующими сторонами о перемирии ничего не давали, и каждая сторона считала, что Львов только ее. 12 ноября началось наступление украинцев по всему львовскому фронту.

Высшая исполнительная власть во Львове и Галичине оказалась в руках Украинского Временного государственного секретариата, созданного 9 ноября 1918 года во Львове. Главой Рады государственных секретарей стал Константин Левицкий. Вскоре (13 ноября 1918 года) была провозглашена государственность Западной Украины — Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР), которая считала своей территорией Восточную Галичину, Северную Буковину и Закарпатье. Президентом ЗУНР стал Евгений Петрушевич. Исполнительной властью ЗУНР стал Государственный секретариат, законодательной — Украинская Национальная Рада. Тогда же было объявлено об организации Украинской Галицкой армии.

9 ноября был создан Государственный секретариат военных дел (министерство), подчиненный непосредственно президенту ЗУНР. Вскоре были созданы военные округа: Львовский, Станиславский и Тернопольский, где занялись мобилизацией населения в УГА. В середине ноября была создана «Начальна команда УГА» — высший орган руководства армией. Во главе ее стоял «Начальный вождь» — с 9 ноября 1918 года — Г. Стефанив, с 10 декабря 1918 года — Омельянович-Павленко. Военным министром (секретарем) с 9 ноября 1918 года по 13 февраля 1919 года был полковник Дмитрий Витовский.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Война Польши против ЗУНР. Бои за Львов

Новое сообщение ZHAN » 10 дек 2018, 11:43

За участие в Первой мировой на стороне Антанты Румыния выторговала себе из австрийских владений Буковину как провинцию «великой Румынии». 13 октября 1918 года на межпартийной конференции в Черновцах украинские лидеры заявили о будущем присоединении края к Украине. 25 октября 1918 года в Черновцах был создан Украинский краевой комитет, который потребовал передачи ему власти в крае.

С середины октября 1918 года украинские делегаты требовали на Буковинском сейме передачи под власть будущей украинской власти всей территории Северной Буковины. Но румынские депутаты соглашались только на 4 уезда без центрального города северной Буковины — Черновцов. В начале ноября 1918 года самопровозглашенная румынская власть Буковины отошла и от этих «уступок», заявив, что власть Румынии распространяется на всю территорию Буковины.

После получения известия о победе украинской революции во Львове украинские военные решили захватить власть и в Черновцах. 3 ноября 1918 года в Черновцах была провозглашена власть Украинской Национальной Рады. В тот же день Украинский комитет организовал в городе народное вече, которое огласило присоединение к ЗУНР и выступило против провозглашения Румынским национальным Советом Буковины румынской землей Рады. Но уже 11–12 ноября румынские войска были введены на территорию Северной Буковины и без серьезного сопротивления захватили этот край.

В конце 1918 года было провозглашено, что Буковина навечно переходит в состав румынского королевства.

13 ноября польские отряды сумели разгромить левый фланг украинцев во Львове и выйти в тыл частям УГА. На следующий день фортуна отвернулась от поляков — украинцы сломили оборону поляков и захватили северную часть города. Это наступление велось отдельными украинскими частями неорганизованно, на свой страх и риск, при отсутствии резервов. Поляки на автомобилях направили несколько сотен бойцов в район прорыва и в конце дня смогли вернуть потерянный «северный» район. 15– 16 ноября бои приняли позиционный характер.

16 ноября возобновились переговоры о временном перемирии, и 17 ноября было подписано двухдневное перемирие на львовском фронте. Украинские и польские лидеры использовали перемирие для накопления военной силы. Правительство Западно-Украинской республики обратилось к провинциальным комендантам с требованием немедленно прислать все имеющиеся военные части из провинции на львовский плацдарм. Но местные власти ЗУНР не смогли своевременно провести мобилизацию в крае, наладить работу военных структур, поднять провинцию на защиту Львова. Отдельные малочисленные отряды, прибывшие во Львов 17–20 ноября, не могли изменить стратегическую ситуацию.
Изображение

Львовским полякам за дни перемирия удалось получить из-под Перемышля значительную помощь — 1400 легионеров, бронепоезд, 8 пушек, 11 пулеметов. Эти силы прибыли из Польши под началом подполковника Карашевича-Токаржевского, который был назначен командующим польскими войсками во Львове. К 21 ноября части поляков во Львове возросли до 5800 бойцов, причем у поляков в львовских войсках было в десять раз больше офицеров. 5 групп украинских войск во Львове насчитывали (к 21 ноября) 4600 воинов (из них только половина была из регулярных частей).

Третий этап битвы за Львов проходил 21–22 ноября 1918 года. 21 ноября в 6 часов утра началось общее наступление польских отрядов. Именно этот день можно считать непосредственным началом польско-украинской войны, когда против сформированной Галицкой армии выступила польская армия, присланная из Польши. Используя численное преимущество, поляки окружили центр Львова, находившийся еще в руках ЗУНР, пытаясь уничтожить украинские войска в котле.

Северная польская группа полковника Сикорского (400 бойцов) стремилась замкнуть кольцо окружения у Высокого Замка, Южная группа капитана Боруты-Спеховича (630 бойцов) должна была захватить гору Яцка и Лычаковское кладбище. Авиация, которую прислало польское правительство во Львов, бомбила расположения украинской артиллерии, создавая общую панику в рядах украинских войск.

Вечером 21 ноября, понимая всю бесполезность продолжения обороны, командование и руководство ЗУНР решили сдать город, чтобы сохранить ядро будущей армии и руководство республикой. В полночь на 22 ноября началась эвакуация всех структур ЗУНР и частей УГА. Армия сосредоточивалась в 30 километрах западнее, севернее и южнее Львова, создав осадные позиции. Эти позиции Галицкая армия будет удерживать всю зиму 1918/1919 года.

Утром 22 ноября польские войска легко опрокинули оставленные военные заслоны и ворвались в центр города. Польское командование было разочаровано, выпустив из капкана вражескую четырехтысячную армию и правительство ЗУНР. После победы поляков во Львове начался еврейский погром, около 70 евреев было убито и 500 ранено.

Неудачи во Львове сопровождались и другими поражениями — 20 ноября польская армия заняла галицкий город Хыров, а 26 ноября польские отряды захватили важнейший железнодорожный узел Рава- Русская. Потеря Львова сильно ударила по моральному и психологическому состоянию войск ЗУНР. Еще почти полгода (декабрь 1918 — апрель 1919) украинские войска безуспешно атаковали львовский плацдарм, стремясь захватить город. Престиж республики в глазах Запада после потери Львова стал падать. Антанта в галицком вопросе стремилась принимать во внимание только польские интересы.

162 человека правительством Польши было награждено за оборону Львова высшим польским орденом «Виртути милитари». В Варшаве произошло перезахоронение Неизвестного солдата, прах которого был доставлен из Львова, а в самом Львове вскоре был создан огромный польский военный мемориал на Лычаковском кладбище. На этом кладбище были захоронены тела львовских «орлят» — 15–18-летних юношей, погибших во Львове в боях против украинских властей в ноябре 1918 года.

Именно этот мемориальный комплекс во Львове уже в начале XXI столетия стал камнем преткновения и большой проблемой для украинских властей в их отношениях с Польшей.

После вывода войск из Львова в частях украинской армии находилось до 5 тысяч солдат и 160 офицеров. Этих сил было явно недостаточно для контрнаступления на Львов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Война Польши против ЗУНР. Стабилизация фронта

Новое сообщение ZHAN » Вчера, 10:51

Еще 15 ноября 1918 года польское командование создало особую группу войск «Восток» генерала Розвадовского (группа Розвадовского-Леснеевского). На конец ноября 1918 года в нее входили львовские части — 8,5 тысячи штыков при 61 пулемете, 45 пушках, 3 броневиках. Стратегическую железную дорогу, которая являлась единственным путем из осажденного войсками УГА Львова, охраняла группа Беккера числом в 1 тысячу штыков. Перемышль и Ярослав прикрывали группы Яроша, Зелинского и Слупского — около 4 тысяч штыков, которые являлись также главной резервной группой. На южном участке галицкого фронта, напротив Самбора, польскую оборону держали группы Свободы, Минкевича и Гуперта-Модельского в 2,5 тысячи штыков. На северном участке борьбу вели группы Яроша, Вечеркевича, Кулинского, Вербецкого, в которых сражалось до 5100 бойцов.

Всего в «Востоке» было сконцентрировано до 21 тысячи польских бойцов при 50 пушках, к марту эта цифра увеличилась до 37,5 тысячи и 200 пушек. В декабре 1918 года против сил ЗУНР уже выступили не просто львовские повстанцы, а части только созданной польской армии до 20 тысяч бойцов — 3 военные группы: подполковника Спотницкого, генерала Зелинского, генерала Ромера.

В то же время, в декабре 1918 года, из полупартизанских украинских отрядов и сформированных частей Галицкой армии украинскому командованию удалось создать фронт протяженностью в 200 километров, который удерживало около 17 тысяч бойцов. Реформа Галицкой армии производилась под руководством начальника штаба, бывшего царского генштабиста, полковника Евгения Мишковского.

К марту 1919 года УГА уже была боевой армией с централизованной структурой. В декабре 1918 года в УГА, в которой катастрофически не хватало местных офицеров, были привлечены кадровые офицеры и генералы бывшей российской армии. Массовая мобилизация населения ЗУНР не могла быть успешной из-за недостатка офицерского корпуса в УГА, особенно выше командиров полков. В УГА высшие военные посты стали получать офицеры бывшей австро-венгерской и бывшей российской армии. Из армии УНР в УГА перешли генералы бывшей российской службы М. Омельянович-Павленко, В. Гембачов, полковники Н. Какурин, Б. Грубер, Е. Мишковский, Д. Кануков и др. Среди офицеров УГА появились этнические австрийцы, немцы, хорваты и венгры, такие, как полковники А. Легар (брат известного композитора), Г. Цириц и др. О доверии к австрийским офицерам говорит тот факт, что они заняли наиболее ответственные посты командиров корпусов (А. Кравс и А. Вольф), трех бригад.

В Галицкой армии была многочисленная и хорошо организованная артиллерия, что давало некоторые преимущества, но в то же время конница в УГА практически отсутствовала. Отсутствие конницы обрекало УГА на неспособность быстрого отражения вражеских ударов и невозможность проведения рейдов по тылам противника. Авиацию в УГА создавали выходцы из Центральной Украины, которых прислал Петлюра в виде помощи ЗУНР вместе с 20 самолетами. Авиацию УГА создавали полковники — братья Кануковы и Б. Грубер. Но в строю в ходе войны находилось всего около 35 немецких и французских машин. В то же время у поляков насчитывалось 140 –180 самолетов. На вооружении в УГА находилось 6 броневиков и 2 бронепоезда.

1-й «северный» корпус УГА был создан из четырех бригад во главе с Виктором Курмановичем (потом его сменил О. Микитка). Он объединил около 6 тысяч бойцов при 6 пушках (в апреле 1919 года численность корпуса была доведена до 14 тысяч штыков и 20 пушек). Фронт этого корпуса простирался на 70 километров на северном фланге от Куликова до Соколя и граничил с Волынью, входящей в УНР. 2-й корпус осадный (командующий — полковник Мирон Тарнавский) занял позиции вокруг Львова.

Он также состоял из четырех бригад общей численностью в 7 тысяч бойцов (на апрель 1919 года — 12 тысяч бойцов). 3-й южный корпус (командующий — полковник Грыць Коссак) занимал позиции южного фланга от Львова и города Городка до предгорий Карпат и состоял из 6 тысяч бойцов (в апреле 1919 года — 15 тысяч штыков). Всего в Галицкой армии вместе с тыловыми частями числилось до 55 тысяч человек.

Если правительство гетмана Скоропадского, боясь осложнений с Антантой и Польшей, оказало только денежную помощь ЗУНР, то правительство Директории уже с середины декабря 1918 года направило в Галичину не только значительные денежные средства, но и 20 тысяч винтовок, 300 пулеметов, 80 пушек, 20 самолетов. Около 70 генералов, офицеров из армии УНР были направлены в УГА. Туда же направлялись вооруженные части общей численностью до 3 тысяч штыков. В декабре 1918 года военный министр УНР Петлюра строил планы переброски большей части войск УНР на галицкий фронт.

Наиболее активными были войска УГА, которые создались из профессиональных сотен добровольцев УСС (сечевых стрельцов), занявших позиции на север от Львова. Группы УГА «Восток» на восток от Львова и «Старое Село» — на юг от Львова стали основой формирования фронта УГА. Именно эти группы в конце ноября и в начале декабря 1918 года проявляли активность и пытались наступать на Львов.

Группа «Север» состояла из шести самостоятельных отрядов галичан. Они пытались не допустить продвижения польских войск на север Галичины — в район городов Сокаль, Бельз, Яворов, Рава-Русская. Против Перемышля из пяти самостоятельных отрядов, вошедших в УГА, была создана группа «Юг».

5 декабря 1918 года произошел бой УГА (Хыровской группы атамана Кравса — 2 тысячи штыков и отряд полковника Кравчука из армии УНР до 1 тысячи штыков) с польской армией. В ходе боя был отбит город Хыров, и части УГА развернули контрнаступление на Перемышль, к которому подошли уже 9 декабря. Но взять город-крепость Перемышль у украинцев не было сил. Поляки сформировали в Перемышле ударную группу генерала Зелинского и 12–16 декабря 1918 года провели успешное контрнаступление, в ходе которого отбили Хыров.

Командование УГА и правительство ЗУНР главную цель войны с Польшей видели в возвращении Львова. Основные силы галичан были сконцентрированы на львовском участке фронта, и Львов был постоянной целью наступлений УГА вплоть до мая 1919 года. Первое наступление на Львов проходило ничтожными силами УГА в 5 тысяч штыков, в то время как город обороняло 8 тысяч польских солдат. 27 декабря 1918 года с целью захвата города и окружения польских войск в районе Львова УГА провела наступательную операцию. И хотя группа «Восток» смогла выйти к околицам Львова, наступление провалилось. Польское командование, узнав о готовившемся наступлении, перевело значительные силы из-под Хырова на львовский фронт.

3–14 января 1919 года, используя эвакуацию частей немецкой армии с Волыни, польские группы генералов Ридз-Смиглы и Ромера, полковника Сандецкого, разбив незначительные гарнизоны Директории, заняли Ковель и Владимир-Волынский (узловые станции).

Командование армии УНР было вынуждено создать против польского давления с запада Холмско- Волынский фронт атамана Шаповала и переориентировать против польских войск западный фланг Северо- Западного фронта атамана Оскилько. Перед частями этих фронтов армии Петлюра поставил задание — во второй половине января 1919 года отбросить польские войска за реки Буг и Сан. Северо-Западный фронт организовал Владимиро-Волынскую ударную группу в 5 тысяч штыков и сабель при 6 пушках для захвата Владимира-Волынского. Холмский фронт — Ковельскую ударную группу в 1,5 тысячи штыков и сабель при 2 пушках для освобождения Ковеля. 21 января обе ударные группы армии УНР начали наступление на польские позиции. Кровопролитные бои разыгрались у Владимира-Волынского, который был взят украинской армией уже 22 января 1919 года.

Но успех невозможно было закрепить: через несколько дней части Красной Армии нанесли удар в спину армии УНР через полесские болота на Сарны, Коростень, Ковель. Поляки использовали фактор борьбы украинских Волынских соединений на два фронта для своего контрнаступления в конце января 1919 года, в ходе которого польская армия отбила Владимир-Волынский и оттеснила украинские части от Ковеля.

В феврале 1919 года командиром фронта на Волыни стал генерал Осецкий, которому удалось из полупартизанских отрядов создать регулярные армейские полки, которые были объединены в Серый корпус — около 3 тысяч штыков и Холмскую группу — около 5 тысяч штыков. На польской стороне также произошли структурные изменения. Командующим фронтом, направленным против частей УНР, стал генерал Довбор- Мусицкий, а командиром основной ударной группы, наступавшей на Волыни (3 тысячи штыков), стал генерал Ридз-Смиглы.

3–8 марта 1919 года на Волыни прошло наступление польских войск, которым удалось захватить некоторые районы. Успеху этого наступления способствовали действия диверсионных групп из местных волынских поляков, которые разрушали тылы украинской обороны. Но, несмотря на отдельные победы врага, украинские части (до середины мая 1919 г.) продолжали удерживать фронт, прикрывая Луцк и Ровно.

В целом зима 1919 года — время затишья на украинско-польском фронте. Время, когда только формировались армии противников и фиксировались позиционные бои местного значения вокруг Львова, Самбора и у Перемышля. В это время Польша еще не имела возможности направить в Галичйну значительные военные силы, а ЗУНР еще не сформировала мобилизационный аппарат. Зимнее затишье позиционной войны и холодные окопы толкнули командование УГА на далекие походы, которые едва не закончились новыми войнами с Румынией и Венгрией. В январе 1919 года в горных карпатских селах появилось украинское микрогосударство — Гуцульская республика, которая заявила о своем присоединении к ЗУНР. Слабость румынских и венгерских войск в районе Карпат и окончательно не решенная судьба Закарпатья толкнули УГА на походы за Карпаты. В январе 1919 года в Закарпатье направляются небольшие части УГА (несколько батальонов) для присоединения края. Однако стычки этих войск с войсками Румынии и венгерской полицией, а также позиция Чехословакии, намеревавшейся оккупировать Закарпатье, заставили галичан возвратиться домой.

Дело в том, что в январе 1919 года чешская армия вошла в Ужгород, начав постепенную оккупацию Закарпатья. Правительство ЗУНР пользовалось некоторой поддержкой Чехословакии, которая стала единственной страной мира, если не считать УНР, которая торговала с ЗУНР. Из Галичины в Чехословакию шла нефть, а чехи направляли в Галичину медикаменты, оружие, боеприпасы. Только Чехословакия могла открыть ЗУНР «окно в Европу», поэтому ее правители не стали ссориться с чехами и вывели свои части из Закарпатья.

22 января 1919 года в Киеве состоялся торжественный акт воссоединения Центральной Украины и Западной Украины — «акт злуки». Формально ЗУНР вошла в состав УНР как Западная область УНР, но это были только «благие намерения». Акт «злуки» не стал правовым актом, а остался только декларацией. Объединение держав откладывалось до проведения Учредительных собраний, которые так и не были созваны. Лидеры ЗУНР, и особенно президент Петрушевич, не хотели утерять и частички власти. Поэтому ни одно государственное учреждение ЗУНР не подчинилось правительству Директории УНР, а Галицкая армия оказалась полностью независимой от командования армии УНР и структур военного министерства УНР. Более того, чтобы не утерять власть, президент Петрушевич с марта 1919 года стал постоянно интриговать против лидера и главнокомандующего УНР Симона Петлюры. Рекомендации Петлюры с ходу отвергались лидерами ЗУНР. Можно сказать, что ЗУНР и УНР находились в союзных отношениях, но проводили независимую друг от друга военную, внешнюю и внутреннюю политику. Такое положение приводило к военным поражениям как Галицкой армии, так и армии УНР.

К январю 1919 года поляки установили полный контроль над важнейшими стратегическими железными дорогами Перемышль — Львов, Перемышль — Рава-Русская, Перемышль — Хыров, по которым они снабжали свои передовые позиции, направляли пополнения и двигались в глубь Украины. Зимой 1919 года поляки проводили стратегический план окружения частей УГА путем концентрации польских войск на двух флангах у Хырова — на юге и у Равы-Русской — на севере Галичины, что давало им значительное стратегическое преимущество. В то же время фронт поляков имел серьезный недостаток в виде «львовского выступа» — узкой полоски земли вдоль железной дороги Перемышль — Львов, связывавшей Львов с Польшей. Эту полоску земли польской армии удавалось удерживать, отвлекая значительные военные силы, находясь в окружении с трех сторон.

6–11 января 1919 года польская группа генерала Ромера, которая базировалась в Раве-Русской, ударила по позициям группы «Север» УГА и, разгромив их, заняла Жолкву. Пройдя тыл группы «Север», поляки вошли в осажденный Львов. У польского командования появилась возможность полностью ликвидировать северный фронт, но уход группы Ромера во Львов дал возможность УГА оправиться от удара, восстановить фронт и снова вернуть Жолкву, захватив в этом городе обозы и тыловые организации поляков.

7 января провалилось наступление поляков на Угнев. 6–9 января польские отряды попытались ударить из Львова на север для помощи генералу Ромеру, но это наступление не достигло цели.

Второе наступление частей УГА на Львов началось 11 января 1919 года с юга на львовский плацдарм. Это наступление было также не подготовлено и велось для того, чтобы набрать балы на Версальской мирной конференции, на которой в это время обсуждался галицкий вопрос. Уже 12 января поляки начали свое встречное наступление на юг, опрокинув части галичан. К этому времени попытки взять Львов были уже не под силу УГА.

8 конце января 1919 года наступление поляков на севере приводит к разгрому обороны галичан и к захвату польскими войсками Угнева и Бельза. В начале февраля 1919 года польские части ударили на Самбор с целью выйти в район нефтедобычи, но наступление поляков провалилось, и, контратакуя, УГА захватывает исходный пункт этого наступления — Хыров. 4 февраля галичанами было успешно отбито наступление поляков у Вовчухов под Львовом.

В начале февраля 1919 года стратегическая инициатива стала переходить к Галицкой армии. Польская армия не могла оказать достаточной помощи фронту в Галичине, так как руки у ее были связаны чешско-польским конфликтом. В феврале 1919 года на львовский фронт прекратился приток вооружения и свежих частей. План третьего наступления УГА на Львов — Вовчуховской операции — готовили полковники бывшего царского Генерального штаба Какурин и Мишковский. Целью этой операции было полное окружение Львова и выход к Перемышлю. Руководители ЗУНР требовали от командования армии, не считаясь ни с какими потерями, взять Львов штурмом в ближайшие дни. Успех операции гарантировал бы серьезные преимущества на переговорах с поляками, которые ожидались к 20 февраля, с приездом антантовской миссии.

Наступление началось 16 февраля, а 18 февраля частям УГА удалось перерезать железную дорогу Львов — Перемышль, лишив город связи с Польшей. Во Львове началась паника, польское командование поговаривало о сдаче города. Командующий польским галицким фронтом смог добраться до города только на самолете. Одновременно с наступлением на Львов части УГА 17–20 февраля развернули наступление на Раву-Русскую. На оборону Львова из Польши спешно были направлены группа генерала Ивашкевича — 5 тысяч штыков (бывшего командира дивизии русской армии в годы Первой мировой) и полковника Минкевича — 5,5 тысячи штыков.

20–23 февраля поляки контратаковали, тем самым восстановив линию фронта на 16 февраля. К этому времени во Львов прибыла миротворческая миссия Антанты французского генерала Бартелеми. Миссия Бартелеми привезла в Польшу 10 тысяч винтовок, 100 пулеметов, 18 самолетов. Бартелеми предлагал посредничество в урегулировании галицкого конфликта со стороны Версальской мирной конференции. Миссия навязывала враждующим сторонам свою линию раздела Галичины между Польшей и Украиной, которая не устраивала политиков ЗУНР. Бартелеми требовал от правительства ЗУНР передать Польше нефтяной район Дрогобыча, земли вокруг Львова, от Галицкой армии миссия требовала отступить на линию Буг — Николаев — Стрый — Сколе. 2 февраля 1919 года миссия встречалась с делегацией ЗУНР и УГА во главе с генералом Омельяновичем-Павленко. Украинцы отвергли «линию Бартелеми» и предложили свою линию перемирия по реке Сан. Это предложение было полностью не реально, так как амбициозным польским генералам предлагалось сдать Львов и еще несколько важнейших стратегических пунктов в Галичине. 22 февраля переговоры в Ходорове проходили уже с участием Петлюры. Петлюра, который только десять дней назад стал главой Директории УНР, пытался уговорить галицких политиков пойти на компромисс, на некоторые территориальные уступки для сохранения республики и обретения помощи Антанты. Однако галичане были непреклонны. Именно февральские переговоры стали непреодолимым испытанием для акта воссоединения ЗУНР и УНР. Политики Галичины не пожелали учитывать мнение главы УНР, а Петлюра и Петрушевич, поругавшись между собой, сделали акт воссоединения фикцией. Польские генералы убедили членов миссии Антанты, что в срыве переговоров виноват был именно Петлюра, так как он не смог применить свою власть главы государства и не заставил галицких лидеров прислушаться к предложениям Антанты.

Несмотря на провал переговоров, миссия добилась временного перемирия с 24 февраля 1919 года. 28 февраля украинская делегация полностью отбросила предложения об установлении «линии мира», и со 2 марта война вспыхнула с новой силой.

7 марта началось наступление польской группы Беккера на околицах Львова, однако оно было отброшено контрнаступлением украинских войск, в ходе которого были заняты Вовчухи, захвачено 300 пленных и 6 пушек. 9–11 марта проходило успешное наступление ударной бригады УСС. Польское командование было поставлено в сложное положение и даже опасалось сдачи Львова. Однако полякам в этот раз пришла помощь с Перемышля — группа Александровича. 15–18 марта контрнаступление поляков у Львова восстановило фронт. 26–27 марта новое наступление поляков привело к потере украинцами Яворова и Янова, к отступлению одного корпуса. УГА с позиций, которые они удерживали долгих четыре месяца.

8 начале апреля 1919 года УГА начало лихорадить. Чувствовалось общее переутомление и ощущение безнадежности. Дело в том, что в Центральной Украине армия УНР терпела поражение за поражением, в то время как Красная Армия не только одерживала победы над Деникиным и Петлюрой, но даже изгнала войска Антанты из Одесского региона. В то же время у российских большевиков появился новый союзник — красная Венгрия. В то время как Галицкой армии помощи ждать было неоткуда, польская армия неизменно, с каждой неделей усиливалась благодаря поддержке Антанты. Бойцам УГА стало известно, что скоро они столкнутся с новой польской армией генерала Геллера, превосходно вооруженной и обученной во Франции, и ходили слухи, что эта армия в 100 тысяч штыков явится под Львов уже в начале мая 1919 года и ее появление ознаменует быстрый разгром Галицкой армии. Среди армии и населения Галичины распространялись слухи о предательстве высших офицеров УГА. Падению доверия к руководству ЗУНР и командованию УГА способствовала не только польская пропаганда, но и распри, между лидерами ЗУНР и «левыми» галицкими социалистами, за спиной которых находился Петлюра. Противодействие «правых» и «левых» в галицкой политической элите привело к восстанию в Дрогобыче (14 апреля) армейских частей УГА и местной милиции.

В это время усилилась и пропаганда большевиков, стремившихся к разложению Галицкой армии. Нерешенность земельного вопроса и мобилизации в УГА приводили к перманентным восстаниям галицких крестьян, что расшатывало оборону УГА. Но самой опасной была повстанческая борьба местного польского населения в тылу УГА.

Польские политики вели успешную пропаганду и среди лидеров стран Антанты, представляя борцов за независимость Украины как большевистских бандитов, погромщиков, авантюристов, которые не могут удержать порядок и не признают право частной собственности. Можно сказать, что к маю 1919 года ЗУНР уже проиграла пропагандистскую войну.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50267
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Украина

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron