Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Предыстория беларусов с древнейших времен

Литвины и ятвяги в летописях и хрониках

Новое сообщение ZHAN » 06 июл 2018, 19:50

Наш тезис о том, что летописные литвины и ятвяги были очень близки друг другу (комплементарны), подтверждают свидетельства ряда летописей и хроник.
«Ятвяжи, ятвяги, язиги единое есть, народ сарматский, весьма жестокосердный и военный, с Литвою един язык имели».
(Татищев В. Собрание сочинений, том 3. М., 1963.)
Изображение
«Того же року (1224 г.) ятвяги, побратимове литовские, забравши войско»…
(Приложение к Хронике Литовской и Жемайтской. ПСРЛ. М., 1973, том 32.)

Не могли быть побратимами ятвяги и литвины, если бы литвины относились к восточным балтам. Некомплементарные этносы на побратимство не способны.

Интересны в этом плане свидетельства Петра из Дусбурга о переселении из Пруссии представителей западнобалтских племен после захвата их территорий Тевтонским орденом:
«В тот же год, осенью, братья снова с оружием в руках вторглись в вышеуказанную землю Погезании /одна из областей Пруссии/ и, снова опустошив ее огнем и мечом, взяв в плен и убив всех, кроме немногих, ушедших с челядью своей в Литву, в волость Гарты /Гродно/, обратили ее в пустыню»…
«Жители замка Кименов, убив проводника своего, другой дорогой отправились в землю Литвы»…
«Скурдо, вождь другой части Судовии, презирая истинную веру, со своими людьми отправился в землю Литвы»
(Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997.)

Понятно без лишних слов, что пруссы (западные балты) переселялись к близким по духу и крови людям. Такими и были для них ятвяги верховий Немана и среднего течения Буга, которых летописец называет литвинами.
«Было … одно место, называемое Ромов, ведущее название от Рима, в котором жил некто по имени Криве, кого они почитали, как папу, ибо как господин папа правит вселенской церковью христиан, так и по его воле или повелению управлялись не только вышеупомянутые язычники (пруссы), но и литвины и ливы».
«Каждая «прусская земля», согласно К. Фойгту, с течением времени стала иметь своего проживавшего в Ромове Криве-Кривайтиса. Подобные жрецы упоминаются источниками у ятвягов и литовцев».
(Кулаков В. «Прусские земли» в свете археологии // Проблемы этнической истории балтов. Рига, 1985.)

Петр из Дусбурга указывал, что той землей Литвы, куда стремились переселиться пруссы, была волость Гарты — то есть район Гродно. То же самое утверждает Ипатьевская летопись:
«В 1276 году посем же придоша Пруси ко Троиденеви из своей земли пред неволею Немци. Он же принял к собе и посади часть их в Городне а часть их посади во у Слониме».
(ПСРЛ. Том 2. М., 1997.)

А. В. Квятковская доказала, что переселенцы из Пруссии были поселены в двух пунктах — в Городне (ныне деревня в Вороновском районе Гродненской обл.) и в Слониме. Если взглянуть на карту, то мы увидим, что именно здесь обнаружены скопления могильников с каменными курганами и каменными могилами. Это верховья реки Котры и среднее течение реки Щары, то есть территория неманских ятвягов.

Кто они, эти бугские и неманские ятвяги? Почему о них никто не вспоминает, когда рассматривают события, происходившие в XII–XIII веках на территории Западной и Центральной Беларуси — как будто их не было в помине? Но кто, в таком случае, оставил каменные курганы и каменные могилы на территории Беларуси? :unknown:

Вывод:

Летописные литвины были родственны племенам западных балтов, в первую очередь ятвягам, а также галиндам, дайновам, надровам. Позже в этнос литвинов влились и пруссы, бежавшие со своей родины от террора Тевтонского ордена.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Разделение литвинов и ятвягов

Новое сообщение ZHAN » 07 июл 2018, 11:42

Когда и почему произошло разделение ятвягов летописной Литвы (литвинов) и ятвягов Сувалкии (судовов)? :unknown:

Возможно, это случилось в результате продвижения в северо-восточном направлении тех племен, что известны в науке как псковские кривичи. От них в Верхнем Понеманье остались так называемые «длинные курганы».
«Наиболее ранние длинные курганы Псковской земли датируются самым началом второй половины I тыс. н. э. Именно к этому времени в районах, расположенных между Псковской землей и Верхним Понеманьем, относится наблюдаемое археологами движение населения, сопровождаемое гибелью ряда городищ. /…/

В некоторых псковских длинных курганах открыты каменные конструкции, аналогичные памятникам западных балтов. Появление таких конструкций в длинных курганах, видимо, объясняется тем, что предки кривичей в процессе расселения увлекли своим движением часть неславянского населения. Все аналоги каменным сооружениям псковских длинных курганов имеются в Верхнем Понеманье».
(Седов В. Славяне верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970.)

В настоящее время далеко не все авторы считают кривичей славянами. Мы разделяем мнение, согласно которому они тоже были балтами. И точно так же как ятвяги Сувалкии, бассейнов Немана и Буга, со временем перешли на славянский язык. Однако славянская речь бывших кривичей и бывших ятвягов различалась между собой, это были разные диалекты.

Справка:
Длинные курганы распространены в верхнем течении Западной Двины, Днепра и Волги, в междуречье верховий Немана и Западного Буга, в районе Пскова. Это земляные насыпи валообразной или овально-удлиненной формы. Внутри находятся человеческие останки, чаще 2–6, реже 7–10 покойников, в виде небольших груд пережженных костей (иногда в глиняных сосудах). Длина курганов от 15 до 80 м, ширина 7–15 м, высота 0,8–1,5 м. В захоронениях изредка встречаются металлические вещи — украшения, пряжки, ножи.
(СИЭ, том 5)

Как известно, достаточно надежным источником при изучении вопросов расселения этносов служит повторяемость водных названий. В области расселения псковских кривичей (а также новгородских словен) обычны названия рек и озер, повторяющие названия водных объектов междуречья Немана и Западного Буга.

Вот только некоторые из них:
река Щара, левый приток Немана — озеро Щарское на Псковщине;
река Котра в бассейне Немана — озеро Которское в Псковском районе;
река Гвозня в бассейне Наревки (Западный Буг) — озеро Гвозно в Псковском районе;
реки Нарев, Нарва, Наревка в Бугско-Неманском междуречье — река Нарва (Нарова) в Новгородской земле;
река Исса в бассейне верхнего Немана — река Исса в бассейне реки Великой;
река Плисса в Верхнем Понеманье — река Плюсса на Псковщине;
река Волма в Верхненеманском бассейне — река Волма, приток Меты;
река Рось, приток Немана — река Поросье в южной части Ильменского бассейна, и т. д.

В. В. Седов придерживался следующей точки зрения:
«Почти все перечисленные названия принадлежат к гидронимам балтского происхождения… /…/ Псковская и Новгородская земли до прихода славян были заняты западнофинским населением. Балтская гидронимия была здесь приносной и появилась, по всей вероятности, в период славянского расселения, когда в потоке славян двигались и балты. Изолированный характер водных названий балтского происхождения свидетельствует в пользу последнего предположения».
Если в этой цитате слово «славяне» (под которыми В. В. Седов подразумевал кривичей) заменить на «балты», то все станет на свои места.

Те псковские кривичи, что расселились в верховьях Немана, смешались с ятвягами. Была эта ассимиляция насильственной или добровольной — неизвестно. Во всяком случае, длинные курганы в указанном районе занимают сравнительно небольшую территорию. Отметим попутно, что длинные курганы в верховьях Немана очень плохо изучены, особенно в местах впадения в него небольших рек (например, реки Плиса в Новогрудском районе).

Погребальные обряды у летописных литвинов после их появления были почти такие же, как у ятвягов, но что-то изменилось в мировоззрении. Ведь не случайно они отделились от ятвягов. Иногда литвины и ятвяги даже воевали между собой, хотя совместных походов против общих врагов у них было значительно больше. Мацей Стрыйковский писал в 1582 году:
«Егда Литва с Ятвязи в Русския Княжения внидаша и добычи велия поймали, собрался на них Роман»…
(Карамзин Н. История государства Российского. М., 1991, том III.)

Василий Татищев повторил в середине XVIII века:
«Ятвяги с Литвою часто на польские пределы находили».
(Татищев В. Собрание сочинений, том 2. М., 1963.)

Один из примеров различий в мировоззрении — факт миролюбивого отношения летописных литвинов к проникновению на их территорию разноэтнических групп носителей славянского языка и культуры. Напротив, ятвяги Сувалкии жестко пресекали попытки расселения инородцев на своей территории (польские племена очень долго соседствовали с ятвягами — более тысячи лет, но так и не смогли мирно просочиться на эту территорию).

В конце XIX — начале XX века академик Ефим Карский и этнограф Николай Дурново независимо друг от друга предложили лингвистическую и этнографическую карты расселения беларуского этноса. Изучая их, можно сделать вывод, что граница между ятвягами Сувалкии (судовами) и ятвягами Литвы (литвинами) проходила по границе беларуской этнолингвистической территории.

Еще один фактор говорит в пользу этой гипотезы. Уже при князьях Войшелке (1264–1270 гг.) и Тройдене (1270–1282 гг.) большая часть Ятвягии была завоевана Литвой. Но пребывание Сувалкии около 500 лет в составе Великого Княжества Литовского, где государственным языком был старобеларуский, все же не превратило судовое в литвинов.

Вывод:

Летописные литвины в определенной мере отличались от ятвягов образом жизни (в том числе похоронным обрядом). Но с течением времени эти различия стирались. Вероятно, они были обусловлены в первую очередь религиозным фактором: вместе со славянским языком литвины воспринимали христианство, тогда как ятвяги еще долго оставались язычниками.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Свидетельства лингвистики о литвинах

Новое сообщение ZHAN » 08 июл 2018, 16:08

Подтверждением тому, что в середине XIII века в летописной Литве (т. е. на территории современной Беларуси) появился новый этнос — литвинский, могут служить исследования лингвистов. Они отразили факт образования беларуского языка и беларуской «народности» в конце XIII — начале XIV века.
Изображение

Однако возникновение нового языка — процесс длительный, так что на конец XIII — начало XIV века пришлось лишь его завершение. А вот начало этого процесса лингвистика еще не определила даже приблизительно.

Валентин Седов подчеркнул очень важное обстоятельство:
«Данные топонимии, археологии, антропологии и этнографии указывают на метисацию субстратного населения с носителями славянского языка по всей территории образования белорусского языка…

Е. Ф. Карский первым обратил внимание на балтское влияние в беларуском языке. При этом он подчеркнул эффективность такого воздействия. Влияние балтского этнографического элемента на белорусский язык, прежде всего, обнаружено в виде словарных заимствований.

Согласно подсчетам Карского, 5/6 белорусских слов (т. е. 83 %) имеют общие корни со словами балтских языков. Особенно много таких слов в сельскохозяйственной, рыболовной и бортнической терминологии. Он отметил также примеры влияния балтских языков на белорусскую морфологию».
(Седов В. Славяне верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970.)

Как мы уже сказали выше, все было точно наоборот. Просто на возникновение нашего языка (и нашего народа) надо смотреть с другой стороны — не из Москвы, а из Новогрудка. Не балтский язык влиял на славянский, а славянский — на балтский. В процессе «славянизации» местное балтское население (литвины, кривичи и прочие) постепенно усваивало славянскую грамматику, но при этом сохраняло свою лексику и фонетику. В словах менялись суффиксы и окончания, а не корни.

Седов совершенно верно отметил:
«Белорусский язык сформировался только на той территории Восточной Европы, которая до славянского расселения была занята балтоязычными племенами. Всюду на обширной территории Верхнего Поднепровья и Верхнего Подвинья (также Среднего Побужья и Верхнего Понеманья), где в I тыс. до н. э. и в І тыс. н. э. обитали балты, в XIII–XIV вв. сложилась белорусская этническая общность. Исключением является поречье Москвы и районы Верхнего Поволжья. Но здесь балты не были исконными жителями. Эти области долгое время принадлежали финно-уграм, и балтские диалекты здесь, видимо, оказались под сильным воздействием финно-угорского субстрата».
Это его суждение надо дополнить. Беларуский этнос и беларуский язык сложились не только на той территории, где проживали летописные литвины (появившиеся в результате смешения западнобалтских племен — при явном преобладании ятвягов), но и днепровские балты.
«Днепровские балты заселяли области Верхнего Поднепровья со смежными территориями Западно-Двинского и Окского бассейнов. Следами проживания днепровских балтов является сравнительно мощный слой гидронимии, выявляемый исследователями на всей территории их проживания».
(Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987.)

Взаимодействие носителей славянского языка (в данном случае — западных балтов) с восточными балтами не происходило вследствие их некомплементарности, а взаимодействие с ятвягами Сувалкии не привело к образованию здесь беларуского этноса.
«Существенно то, что многие древние балто-славянские языковые схождения объединяют славян не со всеми балтами, а только с их западной группой».
(Седов В. Балты и славяне древности // Проблемы этнич. истории балтов. Рига, 1977.)

То же самое отметил и Ефим Карский:
«Можно бы подумать, что белорусское наречие восприняло элементы летувисского языка, чего с ним в действительности не произошло. Даже в лексическом отношении летувисский язык не оказал на него почти никакого влияния».
(Карский Е. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. М., 1962.)

В статье, специально посвященной проблеме языкового субстрата, Б. А. Серебренников сформулировал четыре важнейших признака, при наличии которых вывод о влиянии субстрата получает более или менее прочное обоснование:
«1. Появление в языке ряда фонетических особенностей, не свойственных родственным языкам той группы, в которую входит исследуемый язык, при наличии их в смежных по территории языках.

2. Появление в нем специфических черт в области морфологии и синтаксиса, имеющихся в смежных по территории языках, но отсутствующих в родственных.

3. Появление в исследуемом языке новых слов, относящихся к основному словарному фонду.

4. Наличие топонимии с территорией смежных языков, с которыми изучаемый язык обнаруживает общие черты.

Все эти признаки выявляются при изучении истории и языка беларусов. В фонетике, морфологии и словарном фонде белорусского языка балтское воздействие несомненно. Наличие общей топонимии при данных археологии исключает их объяснение исключительно маргинальным контактом. Внутрирегиональное контактирование восточного славянства с балтами бесспорно».
(цитируется по Седов В. Славяне верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970.)

В свете сказанного интересен еще один факт, подтверждающий тезис о том, что восточные балты не принимали участия в образовании нового этноса.

Территория Полоцкого княжества включала в себя часть земли латгалов и селов, где располагались хорошо известные княжества Кукейнос и Герцике. Длительное пребывание полоцких кривичей в этом регионе не привело к возникновению здесь ни нового языка, ни носителя этого языка — беларуского этноса. Это еще одно подтверждение того, что восточные балты и славяне имели отрицательную комплементарность и новый этнос (литвины) не мог возникнуть путем взаимодействия с восточнобалтскими племенами.
«Сопоставление политических границ Литовского государства с этнографической территорией белорусов также не свидетельствует в пользу того, что формирование белорусов произошло в связи с включением северо-западных земель Древней Руси в состав Литовского государства. Так, в первой половине XIV века (до 1341 г.) восточная граница Литовского государства разрезала этнографическую территорию белорусов пополам — примерно по линии Велиж — Красный — Могилев — Игумен — Слуцк — устье Уборти.

Между тем на восток от этой линии, вне пределов Литовского государства уже в XIII веке в памятниках письменности (договорная грамота Смоленска с Ригой и Готским берегом 1229 г.) появляются некоторые особенности, ставшие характерными для белорусских диалектов. Позднее, во второй половине XIV и в XV веке государственная граница территории ВКЛ распространилась до бассейна верхнего Дона на востоке и до Черного моря на юге. Между тем этнографическая граница белорусов ограничивается на востоке поречьем Десны и на юге Припятью».
(Седов В. К происхождению белорусов // Советская этнография, 1967, № 2.)

Даже сейчас в Смоленской области жители многих деревень фактически пользуются беларуским языком. Ведь границы государства и границы расселения этноса часто не совпадают. Как известно, и Карский, и Дурново, а в наше время Микулич относили две трети Смоленщины к беларуской этнический территории.

Вот что говорят лингвисты о центре возникновения беларуского языка:
«Новогрудчина (территория современного Новогрудского района и соседних с ним Дятловского и Кореличского районов Гродненской области) находится в границах диалектной зоны, которая была ведущей и определяющей в процессе формирования беларуского литературного языка».
(Жывое слова. Мн., 1975.)

Таким образом, и лингвистика подтверждает, что Новогрудчина явилась центром возникновения беларуского этноса.

Рассуждая о возникновении беларуского языка, невозможно пройти мимо такого феномена, как буква «ў» («у» краткое). Такой буквы нет в польском, русском, украинском, летувисском, латышском языках.
Возникает вопрос: откуда взялось «ў» в беларуском языке? :unknown:

Так как беларусы произошли от балтов (летописных литвинов, днепровских балтов, кривичей), ответ надо искать в языках этих этносов. Для этого воспользуемся такими словами, которые не переводятся с языка на язык — фамилиями и гидронимами.

Вот характерный пример. На русском языке беларуские фамилии — Аўдзе, Аўдзееў, Аўдзевіч, Аўдзеевіч, Аўдзіенка, Аўдзіёнак, Аўдзей, Аўдзейчык, Аўдзіевіч, Аўдзіеўскі — пишутся как Авде, Авдеев, Авдевич, Авдеевич, Авдеенко, Авдеенок, Авдей, Авдейчик, Авдейчук, Авдиевич, Авдиевский. Все они происходят от балтского корня «audej», что в переводе означает «ткач».

Такие же преобразования присущи и другим беларуским фамилиям. Например, Аўлас, Аўласевіч, Аўласенка, Аўласка, Аўласнікаў, Аўласаў, Аўласовіч, Аўласцоў, Аўлашчык в русском языке пишут как Авлас, Авласевич, Авласенко, Авласенков, Авласко, Авласников, Авласов, Авласович, Авласцов, Авлосевич, Авлащик. В переводе с жамойтского языка слово «aulas» означает «голенище».

Как видим, буква «ў» в русском языке всегда переходит в букву «в», когда она находится после гласной. То же самое происходит в других славянских языках — украинском и польском. Например, название населенного пункта «Мехаў» на русском языке звучит как «Мехов», на польском — Мехув, на украинском — Мехав.

Если же рассматривать беларуские фамилии в аспекте балтских слов, от которых они произошли, то отчетливо видно, что буква «ў» всегда получается из буквы «u», которая стоит после гласной: Gaura, -as (лет.) — волос, косма: Гаўранін, Гаўрашка, Гаўроў, Гаўрош; Daugelis (лет.) — много: Даўгалёў, Даўгалевіч, Даўгалюк, Даўгулевіч; Kaugure (лет.) — холм, бугор: Каўгарэня, и т. п.

Тоже самое происходит с названиями населенных пунктов, рек и озер, произошедших от балтских слов. Например:
Augus (прус.) — Аўгустава (бел.) — Августово (рус.)
Audejas (лет.) — Аўдзени (бел.) — Авдеенки (рус.)
Daug (лет.) — Даўгі (бел.) — Довги (рус.)
Dausos (лет.) — Доўск (бел.) — Довск (рус.)
Griuti (лет.) — Грыўда (бел.) — Гривда (рус.)

Итак, причиной возникновения «ў» явились балтские слова, которые вошли в беларуский язык в процессе образования этноса литвинов из балтов и славянизированных пришельцев.

Вывод:

Взаимодействие на этническом уровне летописных литвинов (ятвягов), днепровских балтов, кривичей с носителями славянского языка различного этнического происхождения привело к возникновению беларуского языка на территориях, где они совместно проживали. По подсчетам Карского, около 83 % слов беларуского языка (в конце XIX века, т. е. еще не русифицированного) имеют общие корни со словами балтских языков.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

От этноса к государству

Новое сообщение ZHAN » 09 июл 2018, 12:30

Почему разные племена, проживающие на какой-то определенной территории, постепенно превращаются в единый этнос? :unknown:

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к теории этногенеза Л. Н. Гумилева. Согласно его концепции, этнос определяется следующим образом:
«Этнос — это естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, который закономерно меняется в историческом времени, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплементарности»
«Этнос — коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих коллективов. Он более или менее устойчив, хотя возникает и исчезает в историческом времени. Нет ни одного реального признака для определения этноса применительно ко всем известным случаям. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда — нет. Вынести за скобки мы можем только одно — признание каждой особью: «Мы такие-то, а все прочие другие».
(Гумилев Л. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997.)
«Системными связями в этносе служат ощущения «своего» и «чужого», а не сознательные отношения, как в обществе».
(Гумилев Л. Конец и вновь начало. М., 1977.)

Этносы рождаются, живут и умирают — как люди, из которых они состоят. Время жизни человечества составляет примерно 600 тысяч человеческих лет. За это время на Земле сменили друг друга около 40 тысяч поколений людей. [Идея здесь в том, что средний возраст достижения половой зрелости составляет 15 лет. То есть одно поколение способно рождать другое через каждые 15 лет.]

Гумилев определил время жизни этноса в пределах 1200–1500 лет (80–100 поколений). Если до истечения этого срока на основе старого этноса не рождается новый, то он умирает. Но, как и для рождения ребенка, чтобы появился новый этнос, необходимо наличие двух родителей.
«Как ни странно, эти архаические воззрения (персона, как основатель этноса) не умерли, только на место персоны в наше время пытаются поставить какое-либо древнее племя — как предка ныне существующего этноса. Но это столь же неверно. Как нет человека, у которого были бы только отец или только мать, так и нет этноса, который бы не произошел от разных предков».
Этносы-родители должны иметь примерно одинаковый возраст и обладать положительной комплементарностью по отношению друг к другу. Кроме того, требуется пассионарный толчок.
«Большая система может создаваться и существовать только за счет энергетического импульса, производящего работу (в физическом смысле), благодаря которой система имеет внутреннее развитие и способность сопротивляться окружению. Назовем этот эффект энергии пассионарным толчком.

Согласно наблюдениям, новые этносы возникают не в монотонных ландшафтах, а на границах ландшафных регионов в зонах этнических контактов, где неизбежна интенсивная метисация. Равно благоприятствуют пусковым моментам этногенеза сочетание различных культурных уровней, типов хозяйства, несходных традиций. Общим моментом тут является принцип разнообразия».
Как и отдельный человек, этнос в течение своей жизни проходит через определенные фазы, важнейшей характеристикой которых является наличие большего или меньшего количества энергии (пассионарности). Для наглядности можно сравнить периоды этногенеза с соответствующими периодами жизни человека.
«Начальную точку отсчета — сам пассионарный толчок, или микромутацию — трудно датировать, так как современники ее не замечали, а связывать с космическими явлениями еще не умели. Но когда первое поколение пассионариев-мутантов начинает действовать, современникам еще невозможно заметить в их активности начало грандиозного почти полуторатысячелетнего процесса».
(Гумилев Л. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1998.)
«Но толчок — не единственная опорная точка хронологизации этногенеза. Наиболее ярким, впечатляющим событием является момент рождения государства как новой системной целостности с оригинальным стереотипом поведения. Такое явление при всем желании не может не зафиксироваться у соседей, обладающих письменной исторической традицией. С этим событием часто связано и появление нового этнонима, то есть самоназвания этноса».
Так и появление ребенка поначалу замечают только родители и близкие родственники, однако и они долгое время не принимают всерьез его действия. Впрочем, новые этносы нередко развиваются без одного родителя, чаще всего без отца. Гумилев назвал такой вариант привнесенной пассионарностью.

Как правило, новый этнос по достижении своего «совершеннолетия» создает собственное государство, с новым названием и новой структурой общества. Этот тезис полностью соответствует истории возникновения на территории Беларуси в середине XIII века нового государства под названием Великое Княжество Литовское.

Некоторые ученые считают, что ВКЛ создали летописные литвины, завоевав территорию Городенской и Новогородской земель.

Николай Ермолович придерживался противоположной точки зрения. Он полагал, что жители Новогородской земли, пригласив на княжение литвинского князя Миндовга, захватили под его предводительством земли летописных литвинов и создали ВКЛ.

Еще одну концепцию предложил историк Александр Кравцевич. По его мнению, в одно государство объединились летописные литвины и славяне — для борьбы с Тевтонским орденом. При этом под летописными литвинами Кравцевич подразумевает население региона «восточнолитовских» курганов, а под славянами — жителей нынешней Западной Беларуси (Краўцэвіч А. Стварэнне Вялікага княства Літоўскага. Мн., 1998).

Выходит, что ради отражения внешней агрессии два некомплементарных этноса — восточные балты (население региона «восточнолитовских» курганов) и славяне (пусть даже не славяне, а славянизированные западные балты) смогли преодолеть столь мощный фактор, как «коллективное бессознательное»! Ведь ощущение «свой-чужой» живет на уровне подсознания. Попытки игнорирования его во всех известных случаях дают негативные результаты.

В частности, в жизни государств такое игнорирование ведет к внутренней нестабильности. Между тем, жизнь показала огромную устойчивость Великого Княжества Литовского. Оно существовало 550 лет, дай Бог всем столько!

И еще. Если принять всерьез названную концепцию, то как быть с целым рядом несуразиц? :unknown:
Например, с утверждением, что правящая элита нового государства, особенно в начальный период его существования, состояла из жамойтов (восточных балтов), но государственным языком в нем являлся славянский (старобеларуский). Выходит, что вся верхушка титульного этноса добровольно перешла на сложный для современных летувисов (значит, и для жамойтов в прошлом) чужой язык.

Между тем, имена князей и других представителей правящего слоя ВКЛ в своем большинстве были западнобалтскими, хотя транскрипция их — славянской. Со временем западнобалтские имена правителей ВКЛ сменились на беларуские, а не жамойтские, как следовало ожидать в том случае, если бы они были восточными балтами.

Все населенные пункты государства, в том числе на территории Жамойтии, в документах ВКЛ до XVII века (а многие и позже) имели старобеларускую транскрипцию. Государственные чиновники (писари, урядники, децкие) не знали — за редкими исключениями — жамойтского языка.

Известны ли подобные нелепости в истории человечества? Мне неизвестны. Неужели мы имеем дело с удивительным исключением? :unknown:

Самый близкий по времени пример образования нового государства для отражения внешней агрессии — Объединенная Арабская Республика (1958 год). Но в этом государстве объединились две арабские страны с комплементарными этносами — Египет и Сирия. И то оно существовало менее четырех лет.

В нашем же случае совсем иной масштаб времени — около 550 лет. Так почему ВКЛ продолжало существовать и после того, как в 1464 году Тевтонский орден — объявленный причиной его возникновения — превратился в вассала Польского королевства?

Если же ВКЛ сотворили славяне, якобы завоевавшие Литву, то зачем они взяли названием своего государства этноним того этноса, который покорили? И почему именно с периодом создания ВКЛ лингвисты связывают появление нового языка (старобеларуского). Кто был его носителем? :unknown:

Вывод:

Ни одна из трех указанных выше концепций образования Великого Княжества Литовского не дает ответ на следующие основные вопросы:
1) Каковы причины образования ВКЛ?
2) Кто образовал ВКЛ?
3) Как возник беларуский этнос? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лютичская гипотеза образования ВКЛ

Новое сообщение ZHAN » 10 июл 2018, 13:58

В последнее время приобрела популярность новая гипотеза возникновения титульного этноса ВКЛ — литвинов, которую называют лютичской. Ее отстаивают упомянутый выше А. И. Кравцевич, П. Урбан, а также В. В. Деружинский. [См. книги А. И. Кравцевича «Стварэнне Вялікага Княства Літоўскага» (1998 г.) и В. В. Деружинского «Тайны беларуской истории» (2009 г..]

Они считают, что главную роль в этногенезе литвинов сыграло племя полабских славян лютичей (известных также под этнонимом велеты). Якобы именно от лютичей литвины унаследовали свой этноним (Лютва-Литва) и пассионарную энергию, которая в XIII веке побудила их к сотворению Великого Княжества Литовского.

Согласно этой гипотезе, лютичи в XI–XII веках под напором саксонцев (германцев) небольшими группами проникали на земли современной западной Беларуси (в регион Белосток — Гродно — Вильня — Лида — Новогородок) и основывали поселения, которые местное население называло обычно Литвой или Лютвой. При этом лютичи шли через языческие земли — вдоль побережья Балтийского моря, заселённого поморскими славянами, и далее через Пруссию. Это происходило следующим образом:
«В XI–XIII веках лютичи небольшими группами проникают на территорию ятвягов, пруссов и кривичей, их боевые отряды переселенцев именуются Лютвой (позже Литвой). Смешавшись с близким по этносу и язычеству местным населением, лютичи придают пассионарный толчок политическому развитию региона. Появляется новая агрессивная и высоко пассионарная военно-политическая элита, сформированная на стыке влиятельных славянских культур — поморской (лютичи-ятвяги) и континентальной (княжества бывшей Киевской Руси). Так родилась Литва».
( Краўцэвіч А. Стварэнне Вялікага княства Літоўскага. Мн., 1998.)

Сразу возникает вопрос: зачем лютичи бежали так далеко со своей земли — более тысячи километров до нынешней Западной Беларуси? Ведь гораздо ближе к ним проживали польские (поморские), прусские и чешские племена. Впрочем, это вопрос чисто риторический. Исторические факты свидетельствуют, что прибалтийские славяне больше всего дружили с немцами, а не «братьями-славянами».
«Вступив в борьбу с саксами /в конце VIII века/, Карл Великий нашел союзников против них в лице бодричей… Но зато лютичи помогали саксам против франков. Вследствие этого, разбив саксов, Карл обрушился на лютичей. В этом походе на стороне его участвовали бодричи со своим князем Вильчаном и лужицкие сербы. Бодричи после того помогали Карлу против саксов, причем в борьбе погиб и князь их Вильчан».
(Любавский М. История западных славян. М., 2004.)
«В 804 году Карл явился на помощь к бодричам и утвердил у них князем Дражка вместо погибшего Вильчана и подарил им так называемую Нордальбингию (ныне Западную Голштинию). Впрочем, эта Нордальбингия недолго оставалась во владении бодричей, так как союзники саксов датчане вместе с лютичами стали опустошать земли бодричей».
Когда польский король Болеслав I Храбрый (правил в 992–1025 гг.) захватил земли лужицких сербов и Мейссенскую марку, а затем Чехию с Моравией, то лютичи не захотели подчиниться ему, но избрали себе других хозяев — немцев. Они отдались под защиту германского короля Генриха II (правил в 1002–24 гг.). Почему? :unknown:

Оказывается, в процессе развития любого суперэтноса в какой-то момент из него выделяется этнос (или группа этносов), который становится некомплементарным по отношению к остальной части. Самый близкий нам пример — восточные балты по отношению к западным и днепровским.

Другой пример, это конфликт между евреями и остальным суперэтносом семитов. Взаимная ненависть со смертоубийством между ними не прекратится до тех пор, пока обе стороны не состарятся этнически. А этого придется ждать сотни лет, так как народы Ближнего Востока в настоящее время являются молодыми.

Поэтому мы можем уверенно констатировать, что полабские славяне были некомплементарны остальному славянскому миру. Но зато комплементарны германцам, так как в этом случае действует правило «враг моего врага мой друг». Соответственно, полабские славяне вступали в союзы с германскими племенами — одни с франками, другие с саксами.

Одним из важных свидетельств комплементарности или некомплементарности этносов является преемственность топонимов — названий населенных пунктов. Так, на территории независимой Летувы в 1920–30-е годы были полностью (на 100 %) изменены все топонимы, существовавшие со времен ВКЛ. Этот факт доказывает, что восточным балтам (жамойтам) были некомплементарны балты западные (литвины).

На территории же современной Германии, где когда-то жили полабские славяне, дело обстоит противоположным образом. Вот что пишет российская исследовательница Юлия Иванова-Бучатская:
«Первое, что бросается в глаза путешественнику из западных, южных или центральногерманских областей… — это обилие непонятных немецкому слуху названий деревень и городов: Криветц, Плюшов, Каммин, Барков, Дашов, Тетеров, Гюстров, Бург Старград, Дёмитц, Милов, Лютцов, Белов, Миров, Вустров, Загард, Рабниц»…
(Иванова-Бучатская Ю. В. Plattes Land: Символы Северной Германии (славяно-германский этнокультурный синтез в междуречье Эльбы и Одера). СПб., 2006.)
«На острове Рюген — бывшем славянском Руяна, топонимы славянского происхождения составляют 58 % от общего числа таковых».
По сведениям в «Указателе земельных наделов епископства Ратцебург» (1230 год) в деревнях, зарегистрированных как немецкие, многие жители имели славянские имена и фамилии. То же самое относится и к полабским славянам:
«Уже к концу XIII века (1281 г.) среди славянского населения были распространены немецкие имена».
Современные ученые утверждают, что славяно-полабский элемент принял непосредственное участие в формировании северонемецкого субэтноса. Так, Отто Лауффер в своей книге «Нижненемецкая этнография» пишет:
«Население нижненемецких земель правого берега Эльбы по историческим причинам имеет иное этническое происхождение, нежели жители старосаксонских частей левобережной Эльбы. Среди населения восточного берега Эльбы обнаруживается значительный славянский элемент. Этим обусловлен менталитет и локальное самосознание, а также многие особенности материальной и духовной культуры. Влияние коренного населения столь велико, что сформировался новый немецкий субэтнос, значительно отличающийся от населения прилежащих земель, граничащих с регионом на юге и востоке».
Если мы обратимся к истории королевства Пруссия, то увидим, что оно возникло в результате объединения курфюршества Бранденбург с прусскими землями Тевтонского ордена в 1618 году.

Напрашивается вопрос: почему все остальные германские земли оставались раздробленными и слабосильными, а здесь образовалось мощное государство, которое со временем объединило вокруг себе остальные немецкие земли?

И почему на территории объединенной Германии произошел демографический взрыв: численность населения за 100 лет (с конца XVIII до конца XIX века) возросла в 3 раза (!), а плотность населения по переписи 1895 года составила 94 чел/кв. км. Для сравнения: в 2000 году плотность населения в Украине и Беларуси составляла, соответственно, 81 и 48,3 чел/кв. км.

Такое могло произойти только в результате возникновения нового молодого этноса.

Кто же его родители? Конечно, отцом были германцы, а матерью, как ни странно это покажется многим — полабские славяне, в первую очередь лютичи-велеты, так как Бранденбургское курфюрство было создано на их этнической территории.

Утрата же новым этносом славянских особенностей, о чем любят стенать идеологи панславянства, это вполне естественный процесс при рождении молодого этноса. Достаточно вспомнить, например, историю появления болгар. О том, что «отцом» их этноса некогда были тюрки, сейчас никто не вспоминает.

Если согласиться с авторами лютичской теории рождения литвинов, то возникает вопрос: как могли лютичи этнически взаимодействовать со славянами и (или) ятвягами, если они были некомплементарны друг другу? :unknown:

Ведь положительная комплементарность двух этносов является одним из главных условий рождения нового этноса! Неужели авторам лютичской теории удалось опровергнуть Гумилева и создать собственную теорию рождения новых этносов? :unknown:

Рассмотрим подробнее, кто такие лютичи.

Это союз племен полабских славян, ядром которого были ратари, доленцы, черезпеняне и хижане. К ним временами присоединялись стодоряне, укране, речане, северяне и другие племена. Сами себя они называли велетами, но никогда — лютичами. Лютичами их звали соседи. Это название пришло к нам из летописей и других исторических документов. Выходит, что если бы лютичи в самом деле переселились на территорию Западной Беларуси, то они называли бы себя велетами.

Издавна существует обычай давать соседям клички, как правило — негативные. Например, русских называют «москалями», украинцев — «хохлами», поляков — «пшеками», французов — «лягушатниками» и т. д. Может ли русский человек, попав в другую страну, сам себя называть москалем, украинец — хохлом, поляк — пшеком? Конечно, нет!
Так с какой стати велеты, поселившись в нашем крае, вдруг назвали себя «лютичами»? Неужели снова исключение из общего правила? :unknown:

Вот что писал о лютичах-велетах крупный знаток истории полабского славянства Матвей Любавский (1860–1936):
«Общее впечатление, выносимое от сообщений источников о лютичах, остается неизменным: союз их, по всем данным, не пошел дальше федерации, внешнего соединения племен, и притом не особенно устойчивого».
(Любавский М. История западных славян. М., 2004.)

В этой связи напрашивается параллель с Киевской Русью. Огромное, но аморфное государство в XII веке распалось на княжества по этническому принципу. На арену истории вышли волыняне, полочане, словены, дреговичи…

Мы не можем знать, как называли себя переселенцы из Полабья, если они в самом деле добирались до верховий Немана или среднего течения Буга. Ратари, доленцы, хижане? Ведь к тому времени, когда, по мысли Кравцевича, лютичи стали проникать на территорию Западной Беларуси, их союз уже не существовал:

Российский историк Александр Гильфердинг (1831–1872) утверждал:
«Прежний народ хижан в XII веке стал простою жупою (общиной), подвластною бодрицкому князю, доленчане, ратаре и чрезпеняне перешли в жупы княжества Поморского».
( Гильфердинг А. История балтийских славян. М.: 1955, том 1.)

Поэтому крайне сомнительно, что переселенцы-велеты называли себя лютичами, а не велетами.

Теперь несколько слов о «пассионарном заряде», якобы принесенном лютичами. Если бы лютичи принесли такой «заряд», то именно их племя стало бы этническим «отцом» литвинов. Соответственно, традиционные имена лютичей преобладали бы или хотя бы присутствовали на данной территории.

Приведем в качестве примера ряд имен полабских славян.
Князья лютичей (велетов) — Драговит, Люба, Милогост, Цалодрог.
Князья ободритов (бодричей) — Биллуг, Борвик, Вартислав, Вильчан, Генрих, Готшалк, Дражка, Крутой, Мастислав, Мстивой, Николот, Прибислав, Ратибор, Славомир, Чедрога.
Знатные люди Поморья (из Дымнина и Рана) — Бодец, Будовой, Викентий, Вичак, Гнезота, Гостислав, Гремислав, Держко, Доброгост, Домослав, Котимир, Мажко, Мартин, Мирограб, Моислав, Моник, Мунк, Недамир, Николай, Радослав, Спол, Томислав, Ярогнев.

Среди литвинских князей и шляхты такие имена неизвестны. Неужели лютичи сразу, как только пришли в наши земли, отказались от своих имен? Или они их тоже изменили, как и этноним — из лютичей превратились в «литву»? Странно как-то, чтобы не сказать хуже! :fool:

Известно также, что в X веке у лютичей князья утратили значительную часть своих прежних полномочий. Все дела, включая правосудие и военные походы, стало вершить народное вече. А в Литве всем заправляли именно князья.

Есть еще один аспект расматриваемого вопроса — военная тактика лютичей и литвинов. Если согласиться с Кравцевичем или Деружинским, то придется признать, что лютичи, проделав малыми группами путь в тысячу километров, притом через земли некомплементарных этносов (мазовшан, пруссов, ятвягов), изменили и свою военную тактику. Сравним:
«Балтийские славяне большей частью сражались пешие; за исключением дружин, конницы у них не было: и это необходимое следствие оборонительной системы».
( Гильфердинг А. История балтийских славян. М.: 1955, том 1.)

А вот что сообщал Генрих Латвийский о литвинах:
«…литовцы окружили их со всех сторон на своих быстрых конях; по своему обычаю стали носиться кругом то справа, то слева, то убегая, то догоняя, и множество людей ранили, бросая копья и дубины».
(Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. М.-Л., 1938.)
«Трубя в длинные свои трубы, литвины садились на борзых лесных коней и как лютые звери стремились на добычу… Не хотели биться стеною: рассыпаясь во все стороны, пускали стрелы издали, метали дротики, исчезали и снова являлись».
(Карамзин Н. История государства Российского. М., 1991, том III.)

Как видим, военная тактика лютичей и литвинов противоположны друг другу. А ведь серьезное изменение тактики даже в наше время происходит не за год-два, и даже не за десять лет!

Подобных противоречий много. Так что ни о какой пассионарности лютичей-велетов говорить не приходится. :no:

Примем во внимание еще один фактор. Известно, что в XI–XII веках довольно много лютичей переселилось в Чехию. Вдобавок к тому они же, по словам Кравцевича и Деружинского, участвовали в образовании нового этноса в Пруссии и принимали участие в рождении этноса литвинов! В таком случае лютичей должно было быть очень много. Но вот что пишет историк об исконной земле лютичей:
«На долю каждого из четырех «народов» лютицких приходился клочок земли чуть ли не меньше любого из наших (российских) уездов. При этом у трех из этих народов — хижан, доленчан и ратарей — было по одному городу: Кицин или Кицыня, Вострое и Радигощ».
(Гильфердинг А. История балтийских славян. М.: 1955, том 1.)

Как на столь малом участке земли (уезд — современный район) могло быть много населения? Особенно с учетом низкой продуктивности тогдашнего земледелия.

Напомню также, что по пути в Западную Беларусь лютичам надо было пройти через земли ятвягов Сувалкии. А они никого не пропускали. Неужели для лютичей сделали исключение? :unknown:

И, наконец, самое главное.
На территории ВКЛ проживали представители разных этносов: ятвяги, дайновы, мазуры, галинды, скалвы, кривичи и т. д. Обо всех имеются сообщения в древних летописях. Только о лютичах нигде нет ни слова.

Почему о них молчат летописи? :unknown:
Почему археология тоже ничего не знает о лютичах на территории Беларуси? :unknown:

Ведь даже ближайшие соседи имели этнические различия в похоронном обряде, в женских украшениях. Что уж тогда говорить о людях, сотни лет живших за тысячу километров друг от друга.

Известно также, что богами полабских славян были Свентовит, Триглав, Сварожич, Яровит, Прилегала и т. д. Несомненно, что если бы лютичи поселились где-нибудь на Немане, Буге или Двине, то принесли бы с собой и свою религию. Но ни о каком Свентовите, Триглаве или Яровите на территории Беларуси историки никогда не слышали. Выходит, что лютичи, помимо всего прочего, отказались еще и от своих богов! Это абсолютно исключено. :fool:

Как видим, лютичская гипотеза не выдерживает критики. 8)

Вывод:

Лютичи, как и другие полабские славяне, были комплементарны германцам и участвовали в рождении молодого немецкого этноса. Они не имели никакого отношения к возникновению этноса литвинов и к образованию ВКЛ.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Не жамойты создали ВКЛ

Новое сообщение ZHAN » 11 июл 2018, 22:21

Хронист Петр из Дусбурга сообщает о событиях конца XIII века:
«Никогда во время правления своего король Литвы не мог договориться с жемайтами, чтобы вместе выступить на войну с братьями. Правившие тогда Жемайтией поднимали простой люд против короля литвинов, так что много раз они собирались для войны с королем, где порой в одной битве бывало убито 100 или 200, или множество с каждой стороны»
(Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997.) [Великим князем Литвы («королем» по выражению Петра Дусбургского) в 1282–93 гг. был Лютувер, в 1293–1316 гг. — Витень.]

Дореволюционный российский историк М. К. Любавский писал:
«Витень в 1294 году подавил восстание жемайтских феодалов, склонявшихся к союзу с немецкими рыцарями».
(Любавский М. Поседные бояре в жмудской земле в XVI в. М., 1900.)

По Дубисскому (1382 г.), Самненскому (1398 г.) и Рациенжскому (1404 г.) договорам великие князья Ягайло, а затем Витовт уступили Жамойтию Тевтонскому ордену. Еще раньше князь Миндовг заключил такой же договор с этим орденом. С 1382 года Жамойтия постояно находилась под властью тевтонов. И только в 1422 году, после длительного судебного разбирательства в Ватикане, Жамойтия по Мельнскому договору вошла в состав ВКЛ — примерно через 150 лет после возникновения этого государства.

По Самненскому договору Великое Княжество Литовское отдало ордену земли Жамойтии вплоть до реки Невежис. За это орден обязался помогать ВКЛ в борьбе за земли бывшей Киевской Руси. По Рациенжскому договору — еще дальше на восток, чуть ли не до Трок (нынешнего Тракая).

Почему же для великих князей Литвы восточные земли оказались дороже, чем географически близкие и этнически «родные» земли жамойтов? Кто отдает врагу родную землю? :unknown:
За нее принято умирать, а не торговать ею. Землю отдают без колебаний только в том случае, если она чужая. Например, так было в 1569 году, когда при заключении Люблинской унии ВКЛ отдало украинские земли Польше. Так было в 1921 году, когда московское руководство отдало Польше Западную Беларусь. Так было в 1939 году, когда Сталин отдал Виленский край Летуве, и в 1945 году, когда он подарил полякам Белостокскую область.

Как уже показано в предыдущем изложении, Жамойтия была чужой для литвинов. А родными — земли нынешней Беларуси.

Этот наш тезис прямо подтверждает статья 9 третьего раздела Статута ВКЛ 1566 года. Она ограничивает политические права жамойтов и других инородцев, и заодно указывает, кто относится к числу древних уроженцев ВКЛ:
«Иж достоенств врядов в дедицтво чужоземцом давано быти не маеть. Так теж мы господар обецуем и шлюбуем под присягою, которую учынили есьмо великому князству Литовскому и всим станом и обывателям его… штож в том панстве в.к. Литовском и во всих землях ему прислухаючых достойностей духовных и свецких городов дворов и кгрунтов староств в держаньи и пожываньи и вечностей жадных чужоземцом и заграничником ани суседом того панства давати не маем; але то все мы и потомки наши великие князи Литовские давати будуть повинни только Литве а Руси, родичом сторожитым и врожонцом великого князства Литовского и иных земель тому великому князству належачих…

А хотя бы хто обчого народу за свои заслуги в той речы посполитой пришол ку оселости з ласки и данины нашое, альбо которым иншим нравом; тогды таковые только оселости оное ужывати мають будучы обывателем обецным великого князства и служачы службу земскую томуж панству. Але на достоинства и всякий вряд и свецкий не маеть быти обиран, ани от нас господаря ставлен, толко здавна продков своих уроженец великого князства Литовского Литвин и Русин. А где бы одержал обчого народу человек который кольвек вряд духовный и свецкий против сему статуту напомненый того пустити не хотел; тогды таковый маетность свою на нас великого князя Литовского тратит, кгдыж около того и в статуте судейском Польском ест писано».
Здесь же, в статье 1 раздела первого, Статут называет Жамойтию в числе земель «прыслухаючых» (прислуживающих) или «належачых» (принадлежащих) ВКЛ. Кроме Жамойтии, к таковым относились Киевская, Волынская, Подляшская земли и Витебский повет.

Итак, жамойтов, которых историки Летувы упорно отождествляют с летописными литвинами, правители ВКЛ не относили к «родичам сторожитным и врожонцам /уроженцам/ ВКЛ».

А вот как звали великокняжеского управителя (старосту) Жамойтии в середине XVI века:
«В 1543 году пристав волости Повонденской Жмудской земли Чопотис Миколаевич стал доводить перед старостою жмудским паном Юрием Мартиновичем Белевичем на бояр господских — Юхна Креичаитя, Юрия Докгаитя, Станя Довгялаитя, Будка Пиктажаитя, Юрия Римкоитя, Юхна Станяитя, Войтка Доркгужоитя».
(Литовская метрика, Книга Записей XXIV, листы 227, 228.)

Почему Жамойтией, якобы «родственной» Литве (по утверждениям историков Летувы), управлял человек с беларускими именем, отчеством и фамилией — Юрий Мартинович Белевич? :unknown: Да потому, что литвины мало доверяли «прыслухаючым» им жамойтам. :)

Посмотрим теперь на технологическое развитие Жамойтии.
«Производство глиняных сосудов постепенно становилось ремеслом, но довольно долго находилось на более низком уровне, чем в соседних славянских землях; посуда однообразна по форме и орнаментике. Лишь во второй половине XIII — начале XIV века, когда в поселениях городского типа нашел применение быстро вращающийся тяжелый гончарный круг, в этом деле появились значительные сдвиги. Отсутствие городов тормозило развитие специализации среди ремесленников; здесь еще пока не применялись такие известные соседям достижения, как производство кирпича и возведение каменных построек, изготовление стеклянной глазури».
(История Литовской ССР. Вильнюс, 1978.)

Как следует из цитаты, у жамойтов даже гончарного круга не было до вхождения в состав ВКЛ. :)

Абсолютно не соответствует действительности следующее утверждение летувисских авторов:
«Уже в самом начале XIII века оружие литовцев /литовцами здесь названы жамойты, похороненные в «восточнолитовских» курганах/ представляло ценность и рассматривалось рыцарями как хорошая добыча»
(История Литовской ССР. Вильнюс, 1978.)

На рыцарей Тевтонского ордена работала вся Европа. Например, уже через три года после появления в Европе пушек (бомбард), тевтоны начали использовать их в своих колониальных войнах. Поэтому оружие «литовцев» могло представлять ценность только в том случае, если речь идет о литвинах, а не жамойтах, со свойственными им
«застойными явлениями в технологии кузнечного дела»
(Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987.)
«Клинки некоторых ножей из Новогородка имеют сварный узор, имитирующий дамасскую сталь… Встречены два типа наконечников пахотных орудий: симметричные (Волковыск) и ассиметричные (Гродно, Новогрудок, городище Лабазовка, Микольское селище)… Лопата употреблялась как цельнодеревянная, так и деревянная с железными оковками».
(Зверуго Я. Г. Верхнее Понеманье в IX—ХІІІ вв. Мн., 1989.)
«В XI–XII веках русские /украинские/ ремесленники производили более 150 видов железных и стальных изделий, их продукция играла важную роль в развитии торговых связей. Почти во всех западнорусских городах обнаружены сложные домницы для варки железа, различные плавильные кузницы и т. д. В области обработки железа на Руси в XI веке было не менее 16 профессий».
(Станчинский Г. А. Русские и балты. СПб., 1994.)

В ту же самую эпоху в Новогородке строили добротные здания:
«Если в X–XI веках жилища были в основном обычными наземными срубными домами (полуземлянки сооружались редко) с каменными или глинобитными печами, то в XII веке появились богатые, площадью до 75 кв. метров дома со стеклянными окнами и фресковой росписью стен. (В это же время площадь жилищ в Полоцке колебалась от 12 до 25 кв. м, в Минске — от 16 до 25 кв. м.)

Изменился и ассортимент находок (много аморфной керамики, местной и привозной поливной посуды, стеклянных сосудов как киевского производства, так и привезенных с Запада). Встречена фаянсовая керамика с люстровой росписью, изготовленная в Иране.

В богатых домах работали зависимые от владельцев ювелиры. Обработка цветных и благородных металлов стала в XII веке преобладающей отраслью ремесла. Совершенствовалось изготовление железных изделий. В отдельное ремесло выделились косторезное и камнерезное дело. Появились ремесленники по обработке дерева (в том числе на токарном станке), изготовлению стенного и фасонного кирпича».
( Зверуго Я. Г. Верхнее Понеманье в IX—ХІІІ вв. Мн., 1989.)
«Многочисленные находки импортного происхождения указывают на интенсивные связи городов Понеманья с Киевщиной и Волынью, Причерноморьем, Византией, Прибалтикой, странами Западной Европы, Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока. По количеству и разнообразию привозных изделий Новогородок занимает одно из первых мест».
Для дальней торговли, сопряженной с множеством опасностей и тягот, требовались молодые, смелые, предприимчивые купцы. Точно такие же люди требовались для осуществления территориальной экспансии. Однако жамойты были очень старым этносом:
«Сохранение без изменений архаичного комплекса признаков в течение целого тысячелетия, несмотря на значительное передвижение племен, могло реализоваться только в случае существующего здесь крупного массива родственных по происхождению племен с единым антропологическим типом, в пределах которого меняющиеся во времени и пространстве брачные связи, нередко выходившие за пределы отдельных племен, не влекли за собой существенных изменений в их генофонде».
(Денисова Р. География антропологических типов балтских племен и этногенетические процессы в I — начале II тыс. н.э. на территории Литвы и Латвии // Балты, славяне, прибалтийские финны. Рига, 1990.)

В ситуации, когда соприкасаются два разных по возрасту этноса (соответственно, разные и по степени пассионарности), и когда их комплементарность взаимно отрицательна, возникает субэтническое образование («химера»), где более сильный этнос подчиняет слабый. Или же внутри сильного этноса более слабый живет в условиях фактической изоляции — именно так жили еврейские общины в средневековой Европе (Гумилев Л. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997).

В 1970 году исконные жители Сибири составляли ничтожный процент ее населения: ханты — 21 тыс. человек, манси — 7,6 тыс., эскимосы — 1,3 тыс., удэгейцы — 1,3 тыс., юкагири — 600 чел., алеуты — 400 человек, и т. д. (данные «Большой Советской Энциклопедии»), Кто сейчас может сказать что-нибудь вразумительное о хантах или манси, кроме названия города Ханты-Мансийск? Численность индейцев в США и аборигенов в Австралии говорят сами за себя.

Таковы наглядные примеры последствий взаимодействия двух некомплементарных разновозрастных народов в современную эпоху. Нечто подобное наблюдалось и в Жамойтии во времена ВКЛ. Иного взаимодействия между двумя не комплементарными этносами история не знает.

Если бы летувисы были наследниками ВКЛ, то их этносу было бы сейчас минимум 960 лет, как и беларускому. В таком случае они не могли бы действовать с энергией молодого этноса: в 1918 году создали независимое государство, в 1939 году добились от СССР передачи Виленского края, в 1991 году первыми вышли из СССР, вскоре после этого вступили в НАТО и ЕЭС. Все это под силу только молодому этносу.

Нынешнее государство беларуского этноса, которому около 960 лет, не только не занимает чужую территорию, но и потеряло значительную часть своей собственной этнической территории.

Такое обычно происходит со стареющим этносом, как и со стареющим человеком — и тот и другой уменьшаются в размерах. Примерами могут служить Австрийская империя и сегодняшняя маленькая Австрия, монгольские завоевания времен Чингисхана и современная Монголия, Турецкая империя и современная Турецкая республика, Российская империя XIX века и современная Россия. Попутно отметим, что австрийский, монгольский и турецкий этносы почти ровесники беларускому.

Когда и каким образом образовался летувисский этнос? :unknown:

Если руководствоваться теорией Гумилева, то выходит, что в середине XIX века, когда руководители национального движения присвоили себе этноним «Литва», летувискому этносу исполнилось 200 лет.

Памятуя о том, что новый этнос должен иметь двоих «родителей», попытаемся отыскать второго «родителя» (считая первым жамойтов).

Среди заимствований в современном летувисском языке наибольшее количество слов составляют славянизмы, после них идут германизмы. Но славяне не могли быть вторыми «родителями» летувисов по причине отрицательной с ними комплементарности. Следовательно, на эту роль подходят германцы.

Германцы и славяне обладают взаимной отрицательной комплементарностью. Зато германцы положительно комплементарны в отношении восточных балтов, в частности жамойтов (летувисов) и латышей.

Сказанное подтверждают события двух мировых войн. К концу первой из этих войн немцы признали независимость Летувы и Латвии, а вот Беларускую Народную Республику признать не пожелали. Во время Второй мировой войны немцы относились к летувисам и латышам значительно мягче, чем к беларусам и украинцам.

Вывод:

Жамойты (предки современных летувисов) не имеют отношения к возникновению ВКЛ. Жамойтия вошла в состав этого государства через 150 лет после его возникновения.

Современному этносу летувисов, возникшему в результате взаимодействия жамойтов и германцев, в настоящее время около 350 лет. Это — молодой этнос (23–24 года в понятиях человеческой жизни), тогда как беларуский — старый, ему не менее 960 лет (64 года в понятиях жизни отдельного человека).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Возникновение ВКЛ

Новое сообщение ZHAN » 13 июл 2018, 00:00

По нашему мнению, этнос литвинов зародился не позже середины XI века в результате взаимодействия «этнической матери» — местного балтского населения (ятвягов, дайновов, кривичей, днепровских балтов, галиндов и других племен) с «этническим отцом» — пришлыми носителями славянского языка различного этнического происхождения. Через два столетия, в середине XIII века, этот молодой этнос стал взрослым, взял власть в свои руки и создал новое государство — Великое Княжество Литовское.
Изображение

Логика в данном случае простая. По Гумилеву, создание нового государства обычно соответствует окончанию фазы скрытого подъема и началу фазы явного подъема в этногенезе любого этноса. Следовательно, отняв 200 лет этнического «младенчества, детства, отрочества и юности» мы находим дату рождения в середине XI века.

Однако было бы принципиально неверно отводить короткий промежуток времени (несколько десятилетий) на взаимодействие его этнических родителей. Я полагаю, что группы людей — носителей славянского языка проникали на территорию будущей Беларуси в течение сотен лет, начиная со второй половины VI века после Р. Х. (после нашествия аваров на территорию антских племен).

Такие группы, во-первых, были немногочисленны. Эту мысль подтверждает тот факт, что нет ни летописных, ни мифологических, ни генетико-антропологических данных о массовых переселениях людей в наш край в интервале с VI по XI век. Во-вторых, такие группы в разные времена прибывали с разных сторон. Относительно заметным являлось продвижение в направлении с юго-запада и юга в северном и северо-восточном направлении.

Вне всяких сомнений, в результате культурного, политического, военного, технологического и языкового влияния славянских групп происходили существенные изменения в жизни местных балтских племен. Столь же несомненно, что процесс подобных трансформаций растянулся на несколько столетий. Но, в конечном счете, количество перешло в качество. В соответствии с законами диалектики произошел скачок, на арене истории появились литвины.

Можно до бесконечности спорить о том, какое конкретное балтское племя сыграло наиболее существенную роль в образовании нового этноса. Но такой спор не имеет смысла, так как нам неизвестна численность племен, населявших земли будущей Беларуси и в VII, и в IX, и в XI веках. Нам также неизвестны точные границы ареалов их обитания, частота и характер межплеменных контактов. Одно мы знаем наверняка: подобные контакты в самых разных формах происходили повсюду, в том числе посредством межэтнических браков (может быть, не всегда добровольных, но это не меняет суть дела). [Непокупный А. К исследованию ареала ятвяжских реликтов // Проблемы этнической истории балтов. Рига, 1977.]

Археологические памятники свидетельствуют, что на значительной части территории будущей Беларуси долгое время (с XI по XVII век) преобладали захоронения ятвяжского типа (каменные курганы и каменные могилы). Однако этот факт не доказывает количественного преобладания собственно ятвягов. Установлено, что погребальные обряды нередко менялись под влиянием культурных факторов, в том числе моды.

Отметим попутно, что «новый этнос поглощает, т. е. уничтожает, оба прежних» (Гумилев Л. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997), если они живут вместе. К концу фазы явного подъема, т. е. через 300 лет, существуют представители только нового этноса.
«При этом, как правило, исчезают не сами люди. Люди-то как раз остаются и входят в состав новых этносов, но окончательно исчезает определенная система поведения, некогда связывающая этих людей воедино, делавшая их «своими»»
( Гумилев Л. От Руси до России.)

Известно, что погребальный обряд относится к сфере этнических явлений, а его изменения отражают важнейшие моменты в жизни этноса.

В XI веке на территории Верхнего Понеманья наряду с каменными курганами появляются каменные могилы. Такие захоронения найдены у деревень Вензовщина (урочище Гончариха), Маркиняты, Подрось, Новоселки — в Гродненской области; Горавец — в Минской области; Путилковичи — в Ушачском районе Витебской области.

Каменные могилы XII века обнаружены возле деревень Аноновцы, Вензовщина, Дворчаны, Кукли, Подрось, Пузели в Гродненской области; Горавец, Халхолица, Жуковец в Минской области; Волча, Ствольна, Перевоз в Витебской области. А к XIII веку такие захоронения стали преобладать.
«В XI–XIII веках в результате эволюции, сменяя каменные курганы, широко распространились каменные могилы — сооружения грунтового вида. Зафиксированы они в Понеманье, Побужье, верховьях Ясельды (левого притока Припяти), по рекам Вилии, Березине (Днепровской), левым притокам Зап. Двины и в районе озер.

Во многих могилах каменные курганы соседствовали с каменными могилами».
(Квятковская А. В. Ятвяжские могильники Беларуси (к. XI—XVII вв.). Вильнюс, 1998.)

То же происходило с населением Понеманья и Побужья.
«Анализ деталей погребального обряда и вещевых комплексов позволяет славянские курганы Верхнего Понеманья с трупосожжением датировать X–XI вв., а с трупоположением — XII–XIII вв. На севере и особенно северо-западе региона часть курганов с ингумацией относится к началу XIV века. При этом захоронения, произведенные по обоим обрядам, встречаются обычно в составе одних и тех же могильников, но соотношение их различно».
(Зверуго Я. Г. Верхнее Понеманье в IX—ХІІІ вв. Мн., 1989.)

Захоронения с трупоположением на начальном этапе не было связано с приходом христианства в этот регион.

Таким образом, и археологические данные подтверждают гипотезу о том, что в XI веке среди прежнего населения появились представители нового этноса, хоронившие своих покойников по иному обряду.

Изложенную здесь гипотезу образования этноса литвинов — одного из прямых предков современного беларуского этноса — подтверждают исследования генетиков. При сравнении 12 основных генов представителей беларуского этноса с соседними установлено: этнос нынешних летувисов отличается от беларуского на 2 гена, русский — на 3 гена, украинский — на 4, польский — на 6 (Мікуліч А. Беларусы ў генетычнай прасторы. Мн., 2005).

Как видим, беларусы генетически ближе всего не русским, украинцам или полякам, а летувисам. Но выше мы заявляли о том, что наши предки литвины (западные балты) и предки летувисов жамойты (восточные балты) взаимно некомплементарны. Нет ли здесь противоречия? :unknown:

Все достаточно просто. В глубокой древности существовал балтский суперэтнос. Позже он разделился на две ветви: западных балтов и восточных. Еще позже эти ветви разделились на ряд отдельных племен.

Вот что пишет в своей книге «Беларусы у генетычнай прасторы: Антрапалогія этнасу» (2005 г.) доктор биологических наук Алексей Микулич:
«Согласно нашим подсчетам, сделанным на основе большого количества антропогенетических и генодемографических материалов, беларусы (популяция коренных жителей) имеют происхожение длительностью не менее 130–140 поколений, это значит, начиная от условной даты 1,5 тысячи лет до Р. Х.».
Славян тогда вообще не было на свете, ибо одни ученые датируют рождение славянского этноса VІI–V веками до Р. Х., другие — III–IV веками после Р. Х., третьи — VI–VII веками. На указанной территории в те времена жили племена балтов. Значит, балты, точнее западные балты, и являются прародителями беларусов.

Этот тезис подтверждают краниологические исследования В. П. Алексеева:
«В отличие от населения Русской равнины, в населении Белоруссии на протяжении последнего тясячелетия не проявляется грацилизация — современная серия при сравнении со средневековыми не обнаруживает отличий ни в высоте черепной коробки, ни в наименьшей ширине лобной кости, ни, наконец, в ширине лицевого скелета. В общем, сколько-нибудь заметных и закономерных различий по величине и массивности черепа средневековое и современное население Белоруссии не обнаруживает».
(Алексеев В. П. Происхождение народов Восточной Европы (Краниологическое исследование). М., 1969.)

Итак, в середине XI века в среде западных балтов (ятвягов, дайновов, кривичей и прочих) в результате взаимодействия между собой, а также с пришлыми носителями славянского языка зародился новый этнос. К середине XIII века новый этнос стал господствующим и образовал свое государство. К концу XVII века новый этнос слился с этносами кривичей, радимичей, дреговичей.

Государство, созданное им, не было ни беларуско-литовским (как утверждают некоторые беларуские ученые), ни литовско-беларуским (как утверждают ученые Летувы), ни литовско-русским (как утверждают российские ученые). Теперешние беларусы и прежние литвины BKЛ — один и тот же этнос.

Но исторические события привели к тому, что этноним «Литва» после трех разделов Речи Посполитой был запрещен властями Российской империи для использования на территории современной Беларуси. А со второй половины XIX века его стал использовать вышедший на историческую арену новый молодой этнос — летувисский, «мать» которого (жамойты) жила на территории Великого Княжества Литовского, кратко называвшегося просто Литвой. В настоящее время бывший литовский (литвинский) этнос называется беларуским.

Как известно, сущность человека не меняется в случае изменения фамилии. В результате насильственного изменения этнонима новый этнос не возникает. А ведь именно это и произошло с этносом литвинов. От того, что территория Беларуси вошла в состав Российской империи, последняя не стала русско-беларуским государством, как она не стала русско-грузинским, когда в начале XIX века присоединила Грузию. Точно так ВКЛ не стало литовско-жамойтским государством после того, как Жамойтское староство в 1422 году вошло в его состав.

Смешно читать публикации летувисских фантазеров (таких, как Т. Баранаускас, Э. Гудавичус, Й. Лауринавичус и подобных им) о «литовских» феодалах и «беларуских» крестьянах. Ведь прекрасно известно, что когда начинают взаимодействовать два этноса, первыми заключают брачные союзы представители их элит. Это происходит ради достижения политических целей, а также с учетом материальных интересов. Крестьянство же намного консервативнее. Поэтому новый этнос рождался сверху, а не снизу. Этот тезис подтверждают труды по генеалогии:
«Почти все литовцы, удельные князья, женились на русских княжнах и принимали православную веру».
(Нарбут А. Генеалогия Беларуси. М., 1995, вып. 1.)

Князь Гинвил, например, в 1148 году принял православие, а в 1191 году женился на Марии Борисовне, княжне Тверской (в Твери жили потомки кривичей). То же самое делали и славянские князья. Так, князь Герцике (Всеволод) был женат на Дангеруте, дочери литовского князя Утена; сын Даниила Галицкого Шварн — на дочери первого великого князя Литвы Миндовга, и так далее.

Внешний облик, характер и поведение любого ребенка определяются сочетанием генов, унаследованных от отца и матери. При этом поступки детей, равно как их взгляды на жизнь, вкусы, предпочтения и прочие индивидуальные особенности по мере взросления приобретают все больше отличий от индивидуальных особенностей родителей.

То же самое происходит в этногенезе. Поведение нового этноса литвинов существенно отличалось от поведения как «отца», так и «матери». Например, литвинам были присущи воинственность и стремление к внешней экспансии.

Вывод:

Великое Княжество Литовское создал в середине XIII века молодой этнос, родившийся за 200 лет до того. Он взял этноним «литвины». Этнос литвинов (будущих беларусов) возник в результате взаимодействия балтских племен, в сочетании с длительным процессом усвоения ими славянского языка (грамматики и формантов) от групп пришельцев. Причина образования ВКЛ — переход этногенеза молодого этноса из скрытой фазы в явную фазу. В связи с политическими событиями литвины в XIX веке изменили свой этноним на «беларусы».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Переселенцы в ВКЛ

Новое сообщение ZHAN » 13 июл 2018, 22:56

Вопрос переселения различных племен на территорию ВКЛ интересует нас в связи с теорией комплементарности.

Согласно Ипатьевской летописи, в 1219 году князья летописной Литвы заключили мирный договор с галицко-волынскими князьями. При перечислении имен князей упоминаются князья Рушкевичи (Роушковичи) и Булевичи (Боулевичи). Как они появились среди литовских князей?

В Поморье (Померании), откуда в Литву иногда приходили западные славяне, есть населенные пункты, которые раньше назывались по-немецки Bulitz, Bullen, Ruskewitz (119). Возможно, что при движении славян с запада некоторые из них остались на территории Понеманья, заселенного в то время ятвягами, и кланы князей Рушкевичей и Булевичей, отмеченные в летописи, были их предками.

Кстати, до сего времени в Лидском районе имеется деревня Белевичи. Деревня Белевичи есть и в Слуцком районе. А в Копыльском районе неподалеку друг от друга расположены деревни Белевчицы и Рачковичи. Причем деревня Белевичи Слуцкого района находится недалеко от деревень Белевчицы и Рачковичи Копыльского района. Возможно, что именно здесь поселились славяне из родов Булевичей и Рушкевичей.

Западнобалтское население прибыло в ВКЛ тремя волнами: прусское, бортянское и ятвяжское в 1276–1283 годах и в 1422 году, плюс к ним скольвенское в два этапа — до 1364 года и в 1365 году.

В Занеманской Литве, на старой ятвяжской земле, прусские названия деревень встречаются возле селений Шакяй, Коза-Руда, Вевис, а также в районе Капсукас — Мариямполе. Эти поселения появились около 1422 года.

Как утверждает польский «Географический словарь» («Slownik geografichny»), к концу XIX века на бывшей территории ВКЛ поселений со словом «борти» было не менее 21. Они размещались главным образом на среднем Немане и нижней Вилии. Под 1494 и 1503 годами имеются сведения о «бортянской волости», «бортянском повете» над рекой Пелясой, а в 1493 году упоминается «наместник бортенский».

Переселенцы-пруссы проживали на территории ВКЛ компактно, представляли собой довольно многочисленную группу населения и занимали достаточно высокое общественное положение. Их статус, права и обязанности зафиксированы в различных сохранившихся документах.

При сравнении карт, на которых представлены первоначальные поселения пруссов и современные, хорошо видно, что новые поселения пруссов (с названиями, образованными от слова «прусс») возникали по линии в глубь современной Беларуси, то есть в обратном направлении от региона «восточнолитовских» курганов.

А ведь согласно концепции историков Летувы все должно быть наоборот, так как в указанном регионе якобы жили братские им литвины. Почему пруссы не стремились туда? Ответ один — некомплементарность пруссов с жамойтами, реально там жившими.

Поселений типа «Дайнова», как установил польский историк Александр Каминский (1903–1978), на территории современной Летувы было 28. Все они расположены в Южной Летуве, где в те времена проживали ятвяги. Далее поселения с такими названиями тянутся по территории современной Беларуси вплоть до Минска. Они сосредоточены главным образом между Алитусом (пограничной крепостью рядом с деревней Ятвязь) и местечком Вишнево.

Ныне селения с названиями типа «Ятвязь» на территории Летувы отсутствуют. Они имеются только в Беларуси, в основном к югу от Немана. Река Неман образовывала четкую границу между селениями типа Дайнова и типа Ятвязь.

Российский историк М. К. Любавский указывал, что переселенцы пруссы (барты из Бартии) вплоть до начала XX века сохраняли особенности своего языка ( Квятковская А. В. К вопросу о пруссах-переселенцах на территории Беларуси в средневековье // Зб. «Беларусь у сістэме еўрапейскіх культурных сувязяў», 1997, № 11).

На территории ВКЛ были и другие поселенцы из числа западных балтов — скаловы (скалвы). Их селение находилось между Заболотью и Радунью, недалеко от города Лида. Скалвы были пленные, захваченные во время одного из литвинских походов на прусские владения Тевтонского ордена. В XVI–XVIII веках засвидетельствовано наличие под Радунью скольвенского войтовства, входившего в бортянское староство.

Итак, прусские и ятвяжские поселения во времена ВКЛ отсутствовали и в регионе «восточнолитовских» курганов, и на территории собственно Жамойтии.

В Великом Княжестве Литовском существовали также поселения представителей иных этносов — восточнобалтских и финских.

Названия селений, которые можно соотнести с племенем селов (Селивичкиай) были расположены в районе Трок (нынешнего Тракая).

Поселенцы из племени земигола (земгалы, семигалы) жили в трех местах. Два из них находятся в Жамойтии — одно в районе Скаудвиле, другое — вблизи местечка Арегала; третье — в районе Вильни. После восстания земгалов против крестоносцев и его поражения в 1290 году часть земгалов переселилась в Литву. Так свидетельствует «Ливонская рифмованная хроника».

Есть также в Беларуси поселения с названиями «Латыголь» и «Латыголичи». Их ровно десять. Некоторые ученые утверждают, что здесь жили латгалы. Но вот что интересно. Большинство из них (8 единиц) расположены не на северо-западе Беларуси у границы с Латвией, как следовало бы ожидать, а на востоке — 7, и в центре — 1.
Изображение

Между тем в «Слоўніке беларускіх гаворак…» приведено слово «латыгаль», которое переводится как «прагаліна ў лесе». Поэтому вряд ли эти деревни имеют какое-то отношение к этносу латгалов.

Существовали на территории ВКЛ два поселения финских ливов. Одно из них расположено в западной Жамойтии близ Кельне, другое — в юго-восточной (в так называемой Аукштайтии) возле Рамигалы.

В ВКЛ были и поселения ляхов. Они появились в результате многочисленных литвинских походов в польские земли, последний из которых имел место в 1376 году. В данной связи интересно высказывание Ежи Охманьского:
«Следы компактных польских поселений в средневековой Летуве против ожидания крайне незначительны, зато многочисленны они в Беларуси».
(Охманьский Е. Иноязычные поселения в Литве в XIII—XIV вв. в свете этнонимических местных названий. // Балто-славянские исследования. М., 1980.)

Ни одного примера польского поселения на территории нынешней Летувы автор не привел. Скорее всего, их никогда не было в связи с некомплементарностью поляков (славян) и жамойтов (восточных балтов). Зато топонимы «Лядск», «Ляховичи», «Ляховка» и «Ляхи» — общим числом несколько десятков, разбросаны по всей Западной и Центральной Беларуси. То же самое относится еще к одному польскому племени — мазурам: названия «Мазурки», «Мазуры», «Мазурщина».

Аналогичная закономерность наблюдается в отношении поселенцев из Московии. Поселения типа «Москавичи», «Москалевщина» или «Москали» расположены только на территории Беларуси, их нет в Летуве.

Таким образом, комплементарность — некомплементарность представителей тех или иных этносов четко просматривается на примере расселения пришлых поселенцев в ВКЛ. Правители ВКЛ явно учитывали этот феномен (разумеется, не под таким названием) при расселении представителей разных народов на своей территории, чтобы исключить конфликты между ними на этнической почве.

Кстати о комплементарности. В Великом Новгороде была Прусская улица, где жили выходцы из западных балтов.
«Прямое упоминание ее в летописи относится к 1230 году, по косвенным известиям с 1175 года. Прусская улица в Древнем Новгороде получила название от пруссов — выходцев из Прусской земли, осевших в юго-западной части города. …Приток западнобалтских переселенцев был неоднократным и завершился лишь после покорения их коренных земель крестоносцами».
(Седов В. Жальники // Российская археология, 2000, № 1.)

Но кто может назвать в среде славян хотя бы одно восточнобалтское землячество — жамойтов, земгалов, латгалов или селов? :unknown:
А ведь все эти племена жили намного ближе к Новгороду по сравнению с племенами западных балтов. Почему же их поселения не отмечены в славянской среде? :unknown:
Видимо потому, что их никогда не было, так как славяне и восточные балты — некомплементарные этносы.

В дружине Даниила Романовича, князя Волынского (с 1221 г.) и Галицкого (с 1238 г.) служил ятвяг Ящелта (Ящела), а в дружине Владимира Всеволодовича, князя Киевского (в 1113–1125 гг.) — храбрый воин «Проусина рода», т. е. прусс. Однако нет ни одного упоминания о дружинниках из числа восточных балтов (ПСРЛ. Том 2. М., 1997, стб. 812, 886–887).

И обратный пример. В Ипатьевской летописи сказано, что воеводой у великого князя Миндовга служил Хвал, судя по имени — славянин с Волыни или с Киевщины. А вот восточные балты не упоминаются.

Известно, что юго-восточная часть Жамойтии (так называемая Аукштайтия) начала принимать католичество с 1387 года, собственно Жамойтия — с 1411. Между тем известно, что в 1405 году Туровский епископ Антоний с согласия великого князя Витовта крестил народ в Литве в православную веру (Седов В. К происхождению белорусов // Советская этнография, 1967, № 2).

В связи с этим возникают два вопроса.

Первый вопрос: если считать, что Литва была расположена на территории современной Летувы, то почему именно туровский епископ крестил литвинов? :unknown:
Ведь Полоцкая епархия находилась намного ближе.

Ответ: Епископ из Турова крестил Литву именно потому, что Литва начиналась сразу за Турово-Пинской землей. :)

Второй вопрос: куда подевался православный народ, крещенный в 1405 году Антонием? :unknown: В современной Летуве практически все летувисы католического вероисповедания. Православные встречаются здесь только среди национальных меньшинств — беларусов и русских. А повторного крещения во времена ВКЛ или Речи Посполитой не упоминает ни один источник.

В то же время население Среднего Буга и Верхнего Немана и в те времена, и сейчас в своем большинстве — православные.

Ответ: Имено их окрестил в православие туровский епископ Антоний!

Вывод:

В ВКЛ при расселении различных этносов учитывался принцип комплементарности. Западные балты селились там, где жили летописные литвины. Здесь же ранее проживали неманские и бугские ятвяги. Это еще одно подтверждение тезиса, что неманско-бугские ятвяги и летописные литвины — один и тот же этнос.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Предыстория беларусов с древнейших времен

Новое сообщение Буль Баш » 14 июл 2018, 19:28

ZHAN писал(а):Вывод:

Великое Княжество Литовское создал в середине XIII века молодой этнос, родившийся за 200 лет до того. Он взял этноним «литвины». Этнос литвинов (будущих беларусов) возник в результате взаимодействия балтских племен, в сочетании с длительным процессом усвоения ими славянского языка (грамматики и формантов) от групп пришельцев. Причина образования ВКЛ — переход этногенеза молодого этноса из скрытой фазы в явную фазу. В связи с политическими событиями литвины в XIX веке изменили свой этноним на «беларусы».
Абсолютно неубедительный вывод. Какой-то новый этнос родился и взял себе этноним. :%) Бред! :evil:
Если бы ВКЛ создавали литвииы то была бы Литвиния а не Литва. 8)
Термин литвин появился уже в ВКЛ. Немецкие и русские хроники раньше фиксируют Литву. Как территорию и как народ. А еще раньше были леты и литы. Вот по ним Литва и названа.
А говоря о славянах напрочь упущено влияние готов, гуннов, авар.
Вывод:

В ВКЛ при расселении различных этносов учитывался принцип комплементарности. Западные балты селились там, где жили летописные литвины. Здесь же ранее проживали неманские и бугские ятвяги. Это еще одно подтверждение тезиса, что неманско-бугские ятвяги и летописные литвины — один и тот же этнос.
Так ведь не было никаких летописных литвинов! Только литва! :evil:
Повторяешь чушь свядомых? :unknown:
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 14027
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Re: Предыстория беларусов с древнейших времен

Новое сообщение ZHAN » 15 июл 2018, 01:06

Буль Баш писал(а):Повторяешь чушь свядомых?
Да. :oops:
Но обрати внимание на множество рациональных зерен. :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Родственники, но не братья

Новое сообщение ZHAN » 15 июл 2018, 23:41

Ятвяги Сувалкии и верховий Немана соседствовали с жамойтами около тысячи лет. Несмотря на это, они не породнились. Взаимную некомплементарность двух этносов подтверждают археологические данные.
«Височные проволочные кольца, шейные гривны с плоскими заходящими друг за друга концами, витые гривны с конусовидными завершениями, принадлежащие к специфическим восточнолитовским украшениям, встречаются в междуречьи Вилии и Мяркиса. Но все они найдены исключительно в земляных курганах (восточнолитовских) и неизвестны в каменных насыпях (ятвяжских)»
(Седов В. Ятвяжские древности в Литве // Труды АН Литов. ССР, серия А, 1968, № 1 (26).)

Значит, ятвяги не брали в жены жамойток (даже из пресловутой Аукштайтии), а жамойты не женились на ятвяжках. В противном случае в захоронениях были бы найдены соответствующие женские украшения.

Жамойты были отрицательно комплементарны и по отношению к кривичам. Карты расселения кривичей в VI–XIII веках показывают, что за период продолжительностью около 800 лет смешения между ними не было. Расширение кривичской территории поначалу происходило во всех направлениях, но с X века главным образом на юг и восток. Расселение кривичей в западном направлении после встречи с латгалами и с восточными жамойтами (аукштайтами) прекратилось.

Вот что пишет беларуский археолог Людмила Дучиц:
«Все могильники в округе изучаемого региона (Засарайский и Швенченский районы Летувы, Поставский район Витебской области) носят восточнолитовский характер и отличны от курганов Браславского района. Следовательно, есть все основания заключить, что славянское расселение /под славянами она имеет в виду кривичей/ было приостановлено в западной части Браславского района.

Несмотря на соседство латгалов, на правобережье Западной Двины не обнаружено ни одного воинского браслета, аудине и других вещей, доминирующих в синхронных латгальских могильниках (Нукшинский, Люцинский)».
(Дучиц Л. Курганы белоруско-литовско-латышского пограничья // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. М., 1990.)

Сравним:
«Славянские /кривичские/ курганные могильники в бассейне Верхнего Немана встречаются повсеместно. Исключением являются северо-западная его часть, где локализуются восточнолитовские /…/ курганы».
(Зверуго Я. Г. Верхнее Понеманье в IX—ХІІІ вв. Мн., 1989.)

Те же мысли высказывал Валентин Седов (опять-таки, подразумевая под славянами кривичей):
«В X–XIII веках в Среднем Побужье и в Южной части Верхнего Понеманья наряду с каменными курганами хорошо известны и обычные славянские курганы, насыпанные из песка или глины и не имеющие никаких каменных конструкций. Ранние из них содержат трупосожжения — X век, в XI–XIII веках — трупоположения. Расположены они как отдельными могильниками, так и в группах совместно с каменными курганами. Эти курганы, безусловно, оставлены славянским населением».
(Седов В. Курганы ятвягов // Советская археология, 1964, № 4.)

Итак, данные археологии показывают, что ятвяги Верхнего Немана и Среднего Буга жили чересполосно с кривичами. В ряде случаев в одних и тех же могильниках присутствуют захоронения ятвягов и кривичей. Это свидетельствует о положительной комплементарности между ними. Следовательно, ятвяги и кривичи смешивались. А раз они смешивались, то и язык у них был общий.

В 2003 году беларуские ученые переиздали одну из книг Литовской метрики «Перапіс войска Вялікага княства Літоўскага 1528 года». При этом Михаил Спиридонов составил карту, на которой показал все населенные пункты, встречающиеся в этой переписи в той транскрипции, которая существовала в 1528 году.

Как показано на карте Спиридонова, в 1528 году топонимы всей территории нынешней Летувы были записаны в метрике только на старобеларуском языке. Но ведь на большей части этой территории, особенно в Жамойтии, проживали восточные балты. Логично предположить, что названия их поселений чиновники тогдашней администрации должны были писать на жамойтском языке.

Не будем спешить с подобными умозаключениями. Еще в XI веке ученый-энциклопедист Абу Рейхан Бируни отметил, что названия быстро изменяются, когда какой-то местностью овладевают иноплеменники. Они обычно коверкают названия и в таком виде переносят их в свой язык.

Если же принять точку зрения тех, кто утверждает, что ВКЛ являлось государством восточных балтов, то все должно быть наоборот. В 1528 году населенные пункты и современной Летувы, и нынешней Беларуси были бы записаны в восточнобалтской транскрипции. Не Вильня, а Вильнюс; не Ковно, а Каунас; не Менск, а Менескяй; не Новогородок; а Новогорудокис; не Полоцк, а Полоцикяй; не Троки, а Трокай и т. д.

Неужели победители перешли на язык побежденных? Нечто подобное и утверждают историки и лингвисты современной Летувы. :fool:
Но такие случаи в истории не известны. Подчиняя себе какую-то территорию, другой народ всегда вводит там не только свои порядки, но и свой язык.

Самый близкий всем нам пример — Российская империя. Разве в Сибири московские дьяки использовали языки завоеванных народов? :unknown:
Или, может быть, после захвата ВКЛ российские чиновники в западных губерниях империи стали вести документацию и служебную переписку на польском? :unknown:

Везде было точно наоборот. Языки подчиненных народов запрещались, а местных литераторов преследовали. Например, Тараса Шевченко за сочинение произведений на украинском языке в 1847 году отдали в солдаты и отправили на полуостров Мангышлак, за две тысячи верст от родины, строжайше запретив ему вообще что-либо писать!

Навязывание победителями своего языка покоренным народам — одна из закономерностей этнических взаимодействий. Правящая элита всей Западной Европы в начале первого тысячелетия после Р. Х. разговаривала на латинском языке — языке римлян, подчинивших себе более половины субконтинента. Этот язык продолжал оказывать сильнейшее влияние на жизнь людей во многих государствах даже тогда, когда Римской империи давно уже не было. [В результате смешения латинского языка с наречиями варварских племен возникли все романские языки — галисийский, далматинский, испанский, итальянский, каталонский, молдавский, окситанский, португальский, рето-романский, румынский, сардинский, французский. ]

В современной Индии государственным языком является английский, тогда как национальные (хинди, урду, бенгали, тамили и другие) играют роли вторых языков только в соответствующих штатах. Англичане свыше 150 лет были хозяевами этой земли. Индусы, обретя независимость в 1950 году, сохранили язык бывших господ в качестве государственного, что еще раз подтверждает тезис: победители никогда не используют язык побежденных, это побежденные учат язык победителей.

Вывод:

Территория современной Летувы была захвачена (присоединена) к ВКЛ, а ее титульный этнос (жамойты) не имеет отношения к образованию Великого Княжества Литовского.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

О «литовском» языке

Новое сообщение ZHAN » 16 июл 2018, 23:51

На каком языке издавали указы, составляли различные документы, писали письма великие князья Литвы? :unknown:
Ученые современной Летувы утверждают, что на литовском. Это правда. Однако требуется очень важное уточнение — какой письменный язык в данном случае считать литовским. :)
Изображение

Например, великий князь Литовский — Ягайло, ставший в 1386 году польским королем, в указе о назначении наместником Полоцка своего брата — Скиргайло, продолжал писать «по-литовски». Чтобы прочесть этот документ, нам не надо брать в руки словарь современного летувисского языка. Все понятно и так.

Князь Витовт, когда-то беспощадно истреблявший язычников-жамойтов, теперь стал национальным героем республики Летува — «Витаутасом». :lol:
Между тем, нет в архивах ни одного документа, где было бы сказано «Я, Витаутас…», зато есть тексты, написанные на языке, который наш читатель способен понять без переводчика. Специалисты называют его «старобеларуским». Литовские князья называли его «руским». Сохранились письма Витовта на немецком языке. В одном из них он сам назвал «руским» тот язык, на котором писал свое предыдущее послание.

А вот тот письменный язык, который сегодня в Летуве называют литовским, появился только во второй половине XVI века. Напомню, что к концу XVI столетия ВКЛ существовало уже более 330 лет.

В 1547 году лютеранский священник Мартин Мажвидас издал в Кёнигсберге катехизис, в котором латинским шрифтом изложил на жамойтском языке основы лютеранского вероучения. В 1595 году Миколай Даукша по его примеру издал в Вильне католический катехизис, а в 1599 — книгу «Пастила католическая». Это три первых исторических документа на жамойтском языке!

О том, что Мажвидас писал по-жамойтски, ясно сказано в статье Домаса Каунаса «Мартинас Мажвидас и первая литовская книга», опубликованной в русскоязычном журнале «Вильнюс» (номер за июль-октябрь 1997 года, страница 134).

Художественная литература на современном литовском языке появилась еще позже — в XIX веке, во времена Адама Мицкевича.

Документов Великого Княжества Литовского, написанных на «литовском» языке — в нынешнем понимании термина — просто не существует. В 1919 году, став независимыми, летувисы потребовали от России вернуть им «старинные литовские летописи». Правительство РСФСР «пошло навстречу» и предложило критерий для отбора: все документы на литовском языке будут непременно возвращены. В результате летувисы остались ни с чем, так как среди более чем 500 томов метрики ВКЛ таких текстов нет ни одного! Абсолютное большинство документов ВКЛ написано на старобеларуском, часть — на польском или на латыни.

Вот что пишут ученые современной Летувы о государственном языке и делопроизводстве в ВКЛ:
«На основании большинства дел /Литовской метрики/, даже по одному тому, как исковерканы на старобелорусский лад летувисские фамилии, можно утверждать, что большинство децких, писарей, и других урядников суда летувисского языка не знало, и не только все делопроизводство, но и сам судебный процесс, т. е. претензии сторон, показания свидетелей и тем более допрос, велся на старобелорусском языке».
(Литовская метрика. 6-я книга судных дел (1528 — 1547). Вильнюс, 1995.)

Документы, собранные в этом источнике, подтверждают тот неоспоримый факт, что на всей территории ВКЛ, включая староство Жамойтское, «официальным канцелярским языком» и «в известной мере языком публичного общения» в середине XVI столетия был старобеларуский. Его знали и на нем говорили в общественных местах «паны, рядовая шляхта, мещане и, по-видимому, даже некоторые крестьяне».

Неизбежно возникает вопрос: почему в этом государстве старобеларуский язык вдруг стали использовать для издания государственных актов и деловой переписки? :unknown:
А потому, что не было письменности у летописных литвинов (под которыми летувисские выдумщики подразумевают жамойтов) — можно услышать ответ.

Но если чиновники (поветовые, воеводские, великокняжеские) не знали письменного (канцелярского) языка государства, то должны были существовать переводчики с «официального» устного языка (жамойтского) на «канцелярский» (старобеларуский) и наоборот. Увы, нигде такие переводчики не упоминаются.

Зато имена татарских толмачей встречаются в книгах Литовской метрики достаточно часто. Татарские толмачи переводили как с татарского языка на старобеларуский, так и наоборот. Почему же не было толмачей — посредников между носителями жамойтского языка (якобы официального) и старобеларуского (якобы канцелярского)? Да и не слишком ли сложная конструкция для средневекового государства — наличие канцелярского и официального языков? :unknown:

Значительно правдоподобнее другое объяснение. Термин «канцелярский язык» сравнительно недавно, как и многое другое, специально придумали ученые Летувы.

Если повсюду господствовал «канцелярский язык» (даже среди поголовно безрамотных крестьян!), то куда прятался «официальный», он же «государственный», он же устный разговорный язык титульного этноса? Кто им пользовался? :unknown:
Ведь подавляющее большинство населения ВКЛ (90 %) в XVI веке не относилось к этносу жамойтов. Несомненно, никакого иного государственного языка, кроме старобеларуского, в ВКЛ никогда не существовало.

Из этого факта следует логичный вывод: носители старобеларуского языка (то есть литвины, предки беларусов) и были тем этносом, который образовал государство под названием Великое Княжество Литовское.

Если же следовать логике ученых Летувы, утверждающих, что основателями ВКЛ были восточные балты, то выходит, что весь этнос, образовавший новое государство, от крестьян до великого князя, принял язык покоренного народа, т. е. старобеларуский. Причем не только принял, но и переучился на него, стал использовать даже в повседневной жизни. А свой родной язык либо забыл, либо использовал только в кругу семьи. Понятно, что все это дикая чушь! :fool:

Вы только представьте: весь литовский народ, от великого князя до простого крестьянина, после присоединения земель нынешней Беларуси усиленно учит старобеларуский язык, а на своем собственном языке разговаривает только «на кухне». Нормальному человеку такая ахинея даже не приснится! Но вот ученые Летувы старательно ее культивируют. :D

Хотел бы напомнить факты. Когда великий князь Литвы Ягайло в 1386 году стал королем Польши, польские придворные вельможи какое-то время, пока литвины ВКЛ, составлявшие ближайшее окружение короля, не ополячились, разговаривали на старобеларуском языке. Ефим Карский писал, что на старобеларуском языке говорили все Ягайловичи, хотя и были королями Польскими — начиная от самого Ягайло и до Сигизмунда Августа, севшего на престол в 1529 году (Карский Е. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. М., 1962).

Почему же не на «родном» жамойтском? Зачем надо было Ягайловичам более 140 лет подряд передавать из поколения в поколение «чужой» язык (якобы исключительно «канцелярский»), а не свой родной? :unknown:
Вне всяких сомнений, лишь потому, что он был для них вовсе не чужим, а родным!

Между тем летувисы не только не используют беларуский язык в современной жизни, но еще в XVI веке отказались даже от его алфавита. Уже самые первые книги летувисов, как сказано выше, были изданы на латинице. Видимо с той целью, чтобы непременно отделить себя от литвинов (беларусов).

Что представлял собой старобеларуский язык? :unknown:

В начале 80-х годов XX века беларуские ученые начали издание серии книг под названием «Гістарычны слоўнік беларускай мовы». Первый том вышел в свет в 1982 году. В 2006 году издан 29-й том, начинающийся па букву «Р». В многотомниках серии собрано огромное количество слов, которыми пользовались наши предки в XIII–XVIII веках.

По сути дела, «Гістарычны слоўнік беларускай мовы» — это словарь литературного старобеларуского языка, где приведена вся его лексика, с переводом на современный беларуский язык, с указанием источников и времени появления каждого из них. Источниками являются жалованные грамоты, официальные договоры, литературные произведения различного жанра, от художественных произведений до переводов Библии. Сами составители словаря условно делят памятники старобеларуского языка на три группы: юридически-деловая литература, светско-художественная, религиозная.

По материалам словаря прекрасно видно, что литературный старобеларуский язык состоял из славянских и балтских слов. Что же тогда говорить о разговорном его варианте! Приведем в качестве примера некоторые балтские слова на буквы «б» и «в», использовавшиеся в старобеларуском языке:
байдак, бойдак — речное судно, большая лодка;
башта, бакшта — башня в крепости;
борг, боркг — кредит;
барта, барда — топор;
ботвинье — свекольный лист;
бурта — волшебство, колдовство, чары;
буч — приспособление для ловли рыбы;
вилк, вилча — волк;
вилчастый — волчьей масти;
вилчий — волчий;
вильчура — бурка из волчьих шкур, вывернутых шерстью на внешнюю сторону;
винкгр — извилистый (о ручье)…

А вот несколько примеров использования балтских слов в диалектах современного беларуского языка:
байбак, байбас, байбус — верзила;
бакса — дорожная сумка;
баланда — малокалорийная, «пустая» похлебка (от «balanda» — лебеда);
балбатун — болтун;
баландзіць — болтать, пустословить;
балас — слабый голос;
балдавешка — длинный шест, которым загоняют рыбу в сеть;
бална — животное с белой шерстью (от «balna» — белая);
барбуліць — бурчать, ругаться;
барулі — кожух, покрытый сукном (от «burulis» — баран);
басалыга — крупный неловкий человек, увалень;
біза — (презрительно) бедный человек (от «bisas» — голь, бедняк);
біргела — вид овода;
блаўкіня — лодырь, пустомеля;
брандук — зерно ореха;
бронкт, брункт — валёк;
бумбы — кисти как часть украшения (от «bambaliuoti» — висеть, мотаться);
бягун, бягунок — приспособление для обучения детей ходьбе.

Попутно отмечу, что балтские слова, используемые в старобеларуском языке, а иные и в современном, имели славянские форманты — суффиксы и окончания. Иногда использовались балтские приставки, но со славянскими корнями, суффиксами и окончаниями.

Таким образом, старобеларуский язык в целом (если не вдаваться в детали) представлял собой синтез балтской лексики и славянской грамматки. Слова с балтскими корнями даже в конце XIX века составляли в нем, по Карскому, 83 % словарного запаса. Понятно, что в XVI веке этот процент был еще выше.

Вывод:

В ВКЛ официальным языком государства — и устным, и письменным, был старобеларуский. Никакого канцелярского языка, вопреки выдумкам летувисов, не существовало.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Чужие этнонимы

Новое сообщение ZHAN » 17 июл 2018, 22:49

Были ли в истории человечества такие ситуации, когда новый этнос брал этноним одного из старых этносов, несмотря на то что «родители» этого молодого этноса имели мало общего со старым? :unknown:
Были, и немало! :Yahoo!:

Рыцари Тевтонского ордена (фактически — немецкое рыцарство), покорив один из народов западных балтов — пруссов, поселились на завоеванной территории и стали называться пруссами, только немецкими. Ныне лишь историки знают, кому раньше принадлежал этот этноним.

Более близкий нам пример — этнонимы «русские», не имеющий никакого отношения к Киевской Руси и жившим там русинам («рюським»).

В конце XV века великий князь Московии Иван III взял титул «царь всея Руси». Значительно позже население этого княжества, называвшееся москвитянами (или московитами), стало называть себя «русскими», хотя истинные обладатели этого этнонима жили на территории Киевской и Галицкой Руси. Термин «Малороссия» впервые появился в XV веке по отношению к Галицко-Волынской Руси и стал употребляться в официальных актах Московии после принятия ее монархом титула «царя всея Руси» для всей территории современной Украины.

Этимологическое значение слова «Украина» — у края нашей земли, окраина. Со временем, когда на историческую арену вышли современные украинцы, они взяли себе этот этноним.

Точно так же были переименованы литвины ВКЛ. После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году, когда Россия захватила северо-восточные земли Литвы, чиновники царицы Екатерины II придумали термин «Белая Россия», имевший поначалу административно-географическое значение. После полного захвата Литвы термины «Белая Россия», «Белоруссия», «белорусы» постепенно стали общепринятыми на территории западных губерний империи, тогда как использование в отношении их названия «Литва» было запрещено царскими властями.

Вывод:

Во времена ВКЛ территория Беларуси называлась Литвой. Три раздела Речи Посполитой привели к тому, что этноним «литовцы» присвоил себе жамойтский этнос. Большая часть территории Литвы стала называться Белоруссией. Аналогичных примеров использования чужих этнонимов история знает немало.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Гидронимы Беларуси

Новое сообщение ZHAN » 19 июл 2018, 00:07

Существуют исторические артефакты, окружающие нас в течение всей жизни. Они являются следами той истинной истории, уничтожить которую непросто, как бы ни хотелось кое-кому это сделать. К числу таковых относятся, в первую очередь, названия рек и озер (гидронимы), а также населенных пунктов (топонимы).
Изображение

Российские ученые В. Н. Топоров и О. Н. Трубачев еще в 1962 году проанализировали названия всех рек Верхнего Поднепровья, т. е. южной, восточной и части центральной беларуской этнолингвистической территории. Оказалось, что из 1085 рек и речушек бассейна Верхнего Днепра 911 названий (84 %) имеют балтские корни, но славянские форманты (суффиксы и окончания), 89 названий (8,2 %) — славянские и 85 названий (7,8 %) — неизвестного происхождения.

Таким образом, мы в десять с лишним раз чаще используем балтские названия, чем славянские, когда говорим о своих реках. Но мы до такой степени привыкли к балтским названиям, что считаем их славянскими: Беседь, Бобруйка, Вепрея, Вербча, Вклейка, Выдра, Выдрыж, Гать, Дорогобужа, Копысица, Немига, Наровля, Пина, Проня, Птичь, Свислочь, Случь, Сож, Цна… То же самое и с озерами. Большинство из них тоже имеют балтские корни в своих названиях.

Но это относится к той части беларуской территории, где славянизация местного населения произошла значительно раньше, чем в Западной Беларуси. Там балтских названий рек и озер должно быть еще больше, чем в бассейне Верхнего Днепра. К сожалению, такого рода лингвистических исследований в бассейнах Немана, Западной Двины и Буга еще никто не проводил. Между тем, здесь можно ожидать результатов, аналогичных результатам исследования Топорова и Трубачева.

Известно, что комплементарные этносы, мирно взаимодействующие между собой, не меняют гидронимы той территории, где происходит такое взаимодействие. В большинстве случаев корни названий рек и озер остаются от языков предыдущих этносов, тогда как суффиксы и окончания заимствуются из языка нового народа. Именно это можно наблюдать на всей беларуской этнолингвистической территории.

Обратим также внимание на тот факт, что некоторые реки на бывшей территории ВКЛ, а ныне Беларуси, имеют одни и те же названия, но на разных языках — балтском и славянском. Например, река Уса (приток Немана), что в переводе с балтского означает «ясень», и река Ясень (приток Березины); река Ольса (приток Березины), означающая «ольха», и река Ольшанка (приток Днепра), и т. д. Это явление встречается не только среди гидронимов. Присуще оно и топонимам Беларуси, и фамилиям беларусов.

Многие беларуские города, деревни и поселки возникли на берегах рек и озер и получили их названия. Например, название Менск (Минск) означает «маленький» и не имеет никакого отношения к словам «менять» или «обменивать», Полоцк — «пелена», Пинск — «мокрый», Лида — «щука», Орша — «скорый» или «быстрый», Ошмяны — «острие» или «лезвие», Жабинка — «место, заваленное хворостом», Узда — «залог» и так далее.

Вывод:

Названия большинства рек и озер Беларуси имеют балтские корни, перевод которых можно найти в балтских языках.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Топонимы Беларуси

Новое сообщение ZHAN » 20 июл 2018, 00:11

Названия многих наших населенных пунктов не имеют отношения к названиям водоемов, но у них тоже балтские корни.
Изображение

Например:
Браслав — лучший брод / brast (прус.) — брод, brastas (лет.) — брод; slavis (лет.) — лучший;
Будслав — лучшая сторожка / buda (лет.) — будка, сторожка; slavis (лет.) — лучший;
Жодино — говорливый / от hodis (лет.) — слово;
Мир — смертельный / от myris (лет.) — смерть, кончина;
Мозырь — малютка, малый / от mozis (лет.) — малая величина;
Несвиж — безбедный (не лапотник) / от nes (лет.) — не, и vizius (лет.) — лапотник;
Скидель — щит / skydas (лет.) — щит.

Некоторые названия состоят из балтской приставки, славянского корня, славянских суффиксов и окончаний. Например: Асмоловичи (Ассмоловичи) — «as» (прус.) — «за» и «смола»; Аскрышево — «ас» и «крыша», Ашкаряги — «ас» и «каряги»…

Следовательно, в этих селениях жили люди, говорившие на смешанном славяно-балтском языке — старобеларуском: корни слов балтские, суффиксы и окончания — славянские. Иногда наоборот: корни славянские, приставки — балтские.

Выявить все населенные пункты Беларуси, имеющие балтские корни в своих названиях, довольно сложно. Но приблизительную статистику мы все же дадим. Используем с этой целью «Атлас автомобильных дорог Беларуси», «Гістарычны слоўнік беларускай мовы», а также словари (летувисско-русские и прусско-русские).

В «Атласе автомобильных дорог» указано 109 населенных пунктов, названия которых начинаются с буквы «А». Среди них 61 название произошло от имен, принесенных в наш край христианством. Это древнееврейские, древнегреческие и древнеримские (латинские) имена.

Названия, производные от древнееврейских имен:
Абрамовщина — от Абрама (Авраам);
Адамовичи, Адамовка, Адамово — от Адама;
Аронова Слобода — от Аарона (Арона);
Ананино, Ананичи, Ананчицы — от Анана (Онана).

Производные от древнегреческих имен:
Александрина, Александровичи, Александрова — от Александра;
Алексеевичи, Алексеевка, Алексейки, Алексиничи, Алексичи, Алеща — от Алексея;
Аленовичи — от Алёны (Елены);
Андреевичи, Андреевка, Андреево, Андреевщина, Андрейки, Андрюшевцы — от Андрея;
Антонево, Антонов, Антонова Буда, Антоновка, Антоново, Антоновская Рудня, Антополь (Антоново поле) — от Антона (Антония);
Андраны — от Андроника.

Производные от латинских имен:
Альбинск — от Альбины (белой);
Акулинка — от Акулины (орлицы).

Отдельно отметим чисто советские названия населенных пунктов, например, поселок Агрономический. [Во времена СССР партийное руководство изменило ряд топонимов по идеологическим соображениям. Например: Боги — на Загородное, Волкорезь — на Победа, Игумен — на Червень (т. е. Красный), Койданово — на Дзержинск, Мальки — на Ленин, Пропойск — на Славгород, Требухи — на Калиновая, Хресты — на Криничное и т. д.]

Еще одну группу названий селений составляют те, которые произошли от балтской приставки «as» — «за» и славянских слов:
Амнишево (Асмнишево) — «ас» и «мне»;
Аскрышино — «ас» и «крыша»;
Амховая (Асмховая) — «ас» и «мох»;
Ашкараги — «ас» и «караги»;
Асмоловичи (Ассмоловичи) — «ас» и «смола».

Это возможно только в результате смешения двух языков — балтского и славянского, что было характерно именно для старобеларуского языка. Данное явление сохранилось до сих пор в диалектах беларуского языка: аскарэлы — закарэлы, аспаны — заспаны, астарэць — застарэць, астача — здача и т. д.

Беларуские имена «Алесь» и «Алеся» образованы аналогичным способом: сочетанием славянского корня «лес» с балтской приставкой «ас». Со временем буква «с» была утрачена, а в конце появился мягкий знак. Переводятся имена Алесь и Алеся — «за лесом» (в смысле — живущий (ая) за лесом). Вопреки распространенному мнению, имя Алесь не имеет отношения к древнегреческому имени Александр (точно так же имя Ясь не является сокращенным вариантом имени Алексей).

Остальные 31 название, начинающиеся с буквы «А», имеют балтские корни.

Смысл названий надо определять в каждом конкретном случае. Например, он может быть таким: Авдеенки — Ткачево; Азаричи — За загоном; Аниковичи — Старуховичи; Арпа — Веятели; Артейковичи — Пахари; Аскерщина — За кустами; Аталезь — Отава и тому подобное.

Как и в случае с гидронимами, смысл некоторых названий одинаков на двух языках: Азино — Межа (Межаны, Межево, Межное); Аргеловщина — Клещи (Клещино).

На букву «Б» в «Атласе» 239 названий (не считая тех, которые включают слова «Большая», «Большие», «Большое», «Большой»). Они распределяются так: 87 (36,8 %) имеют балтские корни, 33 (13,8 %) — старобеларуские, а 119 (49,4 %) переводятся как со старобеларуского, так и с балтского языка. И здесь есть такие, которые значат одно и то же на двух языках: Бакшты, Бокшицы — Башни; Брузги — Хворостное; Браслав — Бродок, Броды…

Среди 118 населенных пунктов с названиями на «Д» 55 (46,6 %) имеют смысл только на балтском языке, 20 (16,9 %) — только на старобеларуском. Остальные 43 (36,5 %) — и на старобеларуском, и на балтском обозначают одно и то же: Дебеси — Туча; Думановичи, Думичи — Дымники; Доржи, Доржин — Огородники…

Суммируя топонимы, образованные от балтских корней, получаем для названий на букву «А» — 97 %, на букву «Б» — 86,2 %, на букву «Д» — 83,1 %. Это и есть те 83 %, о которых писал Ефим Карский, имея в виду балтские корни в беларуских словах вообще. Таким образом, статистика говорит сама за себя.

Во времена Великого Княжества Литовского названия всех населенных пунктов в этом государстве произносили и писали по старобеларуски. Но после того, как Летува обрела независимость, ее власти позаботились об изменении топонимов (а также гидронимов) на жамойтский манер.
Бержаны — Бярженай;
Бетигольцы — Бятигола;
Биржаняны — Биржувенай;
Бирштаны — Бирштонас;
Белена — Вялюона;
Вешвена — Вяшвенай;
Вилькомиры — Укмярге;
Вильня — Вильнюс;
Вешвене — Вяшвенай;
Высокий Двор — Аукштадварис;
Дирваны — Дирвоненай;
Дорсунишки — Дарсунишкис;
Ейшишки — Эйшишкес;
Жижморы — Жежмаряй;
Жораны — Жаренай;
Кгедройти — Гедрайчай;
Кгондинга — Гандинга;
Кернов — Кярнове;
Ковно — Каунас;
Коркляне — Каркленай;
Коршово — Каршува;
Крожи — Крайжай;
Куркли — Куркляй;
Лепуны — Лепонис;
Мединкгоны — Медингенай;
Медники — Мядининкай;
Мемиж — Нямижис;
Меречь — Мяркине;
Мойшагола — Майшягала;
Неменчин — Нямянчине;
Оникшты — Аникшчяй;
Перелоя — Перлоя;
Потумши — Патумлияй;
Поэре — Поэрис;
Росейни — Расейняй;
Сямилишки — Сямилишкес;
Телыии — Тяльшяй;
Товянцы — Тауенай;
Тондягола — Тянджогала;
Троки — Тракай;
Ужвента — Ужвентис;
Утена — Утяна;
Ясвойни — Йосвайняй.

И так — с сотнями названий. Налицо тотальное переименование западнобалтских названий в восточнобалтские. Но летувисские авторы скрывают тот факт, что после 1918 года в их стране было осуществлено стопроцентное изменение старинных названий городов, поселков (местечек), деревень, рек и озер.

Скрывают по очень простой причине. Прежние названия убедительно доказывают, что во времена ВКЛ жамойты не были хозяевами даже в старостве Жамойтском, не говоря уже об остальной территории ВКЛ.

Между тем в Беларуси большинство старинных названий сохранилось. Исключение составляют те города, местечки, деревни, названия которых изменили советские власти по идеологическим соображениям.

Вывод:

Названия населенных пунктов Беларуси в большинстве своем имеют балтские корни. Понять их смысл можно, используя словари балтских языков. Следовательно, старобеларуский язык был синтезом двух языков — западно-балтского и славянского.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Балтские имена

Новое сообщение ZHAN » 22 июл 2018, 09:17

В рождении этноса литвинов участвовали представители балтских племен, переходивших на славянский язык. Значит, имена литвинов должны были быть и балтскими, и славянскими.
Изображение

Для рассмотрения этого вопроса можно использовать огромное количество документов, содержащихся в книгах Литовской метрики. Там приведены имена и фамилии многих тысяч жителей ВКЛ периода XIV–XVI веков.

Особенно важными для нашего исследования являются переписи различных сословий. На сегодняшний день переизданы четыре из них. Это переписи войска ВКЛ в 1528, 1565, 1567 годах, а также перепись жамойтских волостей 1537–1538 гг. К ним можно добавить «Крестоприводную книгу шляхты ВКЛ 1655 г.».

Для языка жамойтов (а ныне для летувисского языка) характерны следующие форманты в именах: «-ыс», «-ис» — Матыс, Вилис; «-ас», «-яс» — Будрятас, Боряс; «-ос», «-ес» — Юркгос, Жиргес; «-ус», «-юс» — Ганус, Бенюс; «-ойтис», «-айтис» — Радвилойтис, Товтивилайтис; «-ойтя», «-айтя» — Ендрикойтя, Пикелайтя.

Значительно позже появились форманты «-авичус», «-явичус» (Мицкявичус, Жиравичус) и «-аускас», «-яускас» (Баранаускас, Бразаускас, Янкяускас). Их изобрели в конце XIX века специально для переделки беларуских фамилий с формантом «-евич», «-ович» (Жирович, Мицкевич, Якубович) на летувисский манер.

Все западные хроники Средних Веков, а также славянские летописи показывают, что имена западных балтов (пруссов, ятвягов, литвинов) таких формантов не имели. Например, в Ипатьевской летописи приведены имена ятвяжских князей — Бороть, Лядстий, Рустий, Скомон, Юндил и подобные им; литовских князей — Витень, Витовт, Гедимин, Живинбунд, Ердивил, Кейстут, Миндовг…

Петр Дусбургский упоминает имена литовских князей — Витень, Витовт, Кейстут, Любарт, Миндовг, Нода, Свиртил, Спудо, Сурмин; ятвяжских — Моуденко, Пестило, Скуманд, Скурдо; прусских — Аутгум, Варгало, Внесегауд, Гирдав, Кодрун, Линко, Рингел, Тринта, Туссин…

То есть, как славянские летописи, так и хроники западных авторов — показывают, что западнобалтские имена не имели восточнобалтских формантов.

Установлено, что балты вьделились из индоевропейской группы примерно в середине 3-го тысячелетия до н. э. В последующие эпохи язык восточных балтов, в отличие от западных и днепровских, претерпел мало изменений. А язык западных и днепровских балтов «потерял» за время своей жизни прежние форманты.

Правда, в последнее время появились утверждения летувисских фантазеров, будто бы в древних летописях (как и в книгах Литовской метрики) славяне исказили имена древних литвинов. То же самое они заявляют относительно переводов хроник западных авторов: мол, хроники переводили русскоязычные ученые, а потому транскрипция имен в них тоже искажена.

Что ж, воспользуемся исследованиями западноевропейских авторов, где имена западных балтов приведены в соответствии с первоисточниками (хрониками различных авторов) и с указанием года упоминания. Литвинские и жамойтские имена возьмем из книг Литовской метрики. Здесь же приведем современные беларуские фамилии и современные имена летувисов.

(1) Как показывает таблица, западнобалтские имена восточнобалтских формантов не имеют. Это значит, что в переводах западных хроник на русский язык имена западных балтов не искажены.

(2) Без восточнобалтских формантов приведены имена западных балтов и в славянских летописях. Значит, древние славянские летописи передают написание имен западных балтов без искажений.

(3) Имена летописных литвинов, равно как и литвинов ВКЛ (беларусов) похожи на западнобалтские имена. Они тоже не имеют восточнобалтских формантов. Этот факт подтверждает тезис о том, что литвины — западные балты, а не восточные.

(4) Некоторые современные беларуские фамилии полностью идентичны именам западных балтов или литвинов времен ВКЛ.

(5) Имена современных летувисов обладают такими же формантами, как имена жамойтов времен ВКЛ. Это доказывает их преемственность и подтверждает факт образования первых от вторых. В противном случае имена современных летувисов не имели бы восточнобалтских формантов.

(6) Фамилии современных беларусов аналогичны или подобны именам литвинов ВКЛ.

(7) Имена западных балтов (пруссов, куршей, ятвягов, литвинов) и жамойтов имеют одни и те же корни. Это подтверждает их происхождения из одного и того же суперэтноса.
Изображение
Изображение

Существует легенда о том, что летописные литвины произошли от римлян, которые якобы приплыли в устье Немана в X веке н. э. Она основана на том факте, что в латинском языке и в восточнобалтских наличествуют одни и те же форманты в именах.

Но, во-первых, создатели этой легенды не знали, что древнегреческий и балтский языки — ровесники, а латинский язык — производный от древнегреческого, и что он младше его почти на 1500 лет.

Во-вторых, в X веке в Риме уже давно не было патрициев. Римская империя к тому времени не существовала более 500 лет! Ее захватили германские племена.

В-третьих, имена древних литвинов, якобы приплывших в Летуву, идентичны именам не древних италийцев, а древних греков (эллинов). Например, таков Полемон — якобы римский патриций, основатель древнего литвинского рода Полемона. Рассмотрим этот древнейший литвинский род:

Основатель рода Полемон родился около 900 года.
Второе поколение: Борк, Кунос, Спера.
Третье: Гимбут, Кернус.
Четвертое: Живинбунд, Монтвил.
Пятое: Неман, Викинт, Ердивил.
Шестое: Мингайло.
Седьмое: Скирмунт, Гинвил.
Восьмое: Любарт, Тройнат, Писимонт, Борис.
Девятое: Альгимунт, Стег, Рингольд, Рогволод.
Десятое: Довспрунг, Ердивил, Миндовг, Глеб.
Одиннадцатое: Тройнята, Довмонт, Товтивил, Войшелк, Рукль, Репля.
Двенадцатое: Иван, Константин.
(Нарбут А. Генеалогия Беларуси. М., 1995, вып. 1.)

Как видим, имена большинства представителей рода Полемона — 27 человек (79,4 %) являются западнобалтскими. Одно имя (Рогволод) — спорное (вероятно, балтское), два имени (Кунос, Кернос) — восточнобалтские, четыре имени (Борис, Глеб, Иван, Константин) — христианские.

Если же согласиться с мнением летувисов о том, что и в этом случае славяне исковеркали имена, то возникает вопрос: почему два имени остались «не искаженными»? Проще и логичнее было бы «коверкать» все имена. Наличие имен с восточнобалтскими формантами в генеалогических древах литвинских князей доказывает, что пресловутого «коверкания» имен в действительности не было.

Схожих между собой древнегреческих и балтских имен в переписях ВКЛ, в том числе в переписи жамойтских волостей 1537–1538 гг., немало. Но такие же или подобные фамилии встречаются и у современных беларусов. Например: Адимант — и Адимтович; Дромон — и Дровмонтович, Дромашко, Дроменко; Кодр — и Кодрашевич, Кодрукевич; Конон — и Кононович, Кононюк, Конончик, Кононенко, Кононец, Кононко, Кононов, Кононок, Кононученко, Кононцев, Кононченко, Конончук;

В начале IV века до Р. Х. был известен Скопас Краннокский. В ВКЛ «державцем скирстимонским» был пан Скоп Станислав Якубович; в Виленском воеводстве был боярин Скопович Петр. В современной Беларуси существуют фамилии Скоп, Скопа, Скопарев, Скопачев, Скопец, Скопинов, Скопинцев, Скопич, Скопичев, Скоповец, Скопцев, Скопцов, Скопюк…

А вот аналогичные латинские имена отсутствуют. Этот факт доказывает, что легенду о происхождении летописных литвинов от римских патрициев кто-то придумал в сугубо своих целях.

Вывод:

Имена восточных и западных балтов часто имеют одни и те же корни, но их форманты различны. Многие современные беларуские фамилии идентичны именам западных балтов и литвинов времен ВКЛ.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Имена литвинов

Новое сообщение ZHAN » 23 июл 2018, 12:38

«Перапіс войска ВКЛ 1528 года» содержит тысячи имен шляхты. Поскольку это самая ранняя перепись, в ней сохранилось множество имен западных и восточных балтов, проживавших на территории ВКЛ. Перепись войска ВКЛ, осуществленная через 39 лет (в 1567 году) наглядно демонстрирует, насколько сильно изменились имена за этот сравнительно короткий срок. На смену языческим именам пришли имена христианские, хотя этнические особенности имен (транскрипция) сохранились.
Изображение

Анализ имен из «Перапіса войска ВКЛ 1528 года» показывает, что многие имена литвинов и жамойтов имеют один и тот же корень. Это вполне естественно, так как те и другие произошли из одного суперэтноса. Правда, были и различия.

Так, у жамойтов полностью отсутствовали имена с формантом «-айло», хотя великими князьями ВКЛ были и Ягайло, и Скиргайло и Свидригайло (буква «й» в те времена отсутствовала в алфавите, поэтому имена писали с «и», но читали как с «й».) Один только этот факт доказывает, что великие князья ВКЛ не были восточными балтами — ни жамойтами, ни аукштайтами (если еще раз вспомнить это придуманное племя).

Имена с формантами «-нт» и «-нд» жамойты в то время редко использовали, а литвины — часто. То же самое верно в отношении имен с формантами «-вт» и «-вд», хотя великий князь Витовт был одним из самых выдающихся руководителей ВКЛ.

Еще интереснее другой факт. Известно, что есть универсальные имена, которые на всех языках звучат примерно одинаково, например, Александр, Борис, Виктор, Константин и т. д. А есть имена, характерные только для конкретных народов. Например, у евреев — Мойша, у немцев — Фриц, у англичан — Джон, у испанцев — Хуан, и т. д. Есть подобные имена и у беларусов — Андрушко, Мыкола, Пяцюля, Станюк, Шымон, Якуб, Ясь…

И вот мы видим, что летувисы до сих пор употребляют беларуские имена, искажая их (если использовать любимое выражение летувисских ученых) на свой лад: Андрушко — Андрушкас (фамилия Андрушкойтис); Микола — Миколас (фамилия Миколайтис); Пятюля — Петюлис (фамилия Петюляйтис); Станюк — Станюкас (фамилия Станюкайтис); Станько — Станкас (фамилия Станкойтис); Шымон — Шымонас (фамилия Шымонайтис); Якуб — Якубас (фамилия Якубайтис); Ясь — Ясус, Ясас (фамилия Ясойтис). [Имена, отчества и фамилии произносились со звуком «й», хотя такая буква отсутствовала в алфавите — Каширский, Горский, Миколай Миколаевич, Якуб Михайлович, Юрей, Василей Богданович и т. д.]

В «Переписи жамойтских волостей 1537–38 гг.» встречаются также примеры, когда в фамилиях восточных балтов использовались беларуские слова, но в восточнобалтской транскрипции: Дроздайтис, Дубокис, Кветкайтис, Кленайтис, Кринкайтис. Переводов их на язык летувисов не найти ни в одном словаре. «Дрозд» у летувисов это stazdas, «дубок» — ahuolelis, «кветка» (цветок) — hiedas, «клен» — klevas, «крынка» (глиняный горшок) — pienpuodis.

Суть здесь в том, что имена всегда перенимают у покорившего народа, а не от покоренного. Если бы основателями ВКЛ были восточные балты, то литвины брали бы их имена, а свои писали бы в восточнобалтской транскрипции. И тогда за пределами Жамойтии было бы много Кастусейтисов, Миколайтисов, Станюкасов, Сымонасов, Якубайтисов, Ясойтисов, не говоря уже о восточнобалтских именах — Болкус, Капчус, Пушптайтис и т. д. Однако их не было. Именно потому, что жамойты были не создателями ВКЛ, а покоренным народом.

Рассмотрим теперь имена шляхты по «Переписи войска ВКЛ 1528 года». Среди «панов-рады», элиты ВКЛ (43 человека) нет ни одного восточнобалтского. Вот некоторые из них, которые с уверенностю можно отнести к западнобалтским: Кгалштолт, Миколаи Миколаевич Кгезкгаилович, Якуб Михаилович Монтовтович, Юреи Едко; или к славянским: Василеи Богданович Чиж, Якуб Жук, Александр Иванович Ходкевич и т. д.

При этом имена и отчества некоторых литвинов аналогичны современным беларуским. Например, Миколай Миколаевич, Якуб Михайлович. А в нынешней Летуве, по древнему обычаю жамойтов, отчества вообще отсутствуют.

Понятно, что во времена ВКЛ никто не заставлял литвинскую элиту использовать отчества — на славянский манер. Следовательно, эта элита по своему происхождению не была восточнобалтской — вопреки утверждениям ученых Летувы. Ибо что же это за хозяева, если они даже собственные имена не могут писать по своему обычаю?! :unknown: :D

Среди представителей второго реестра дел (паны-рада, врядники, некоторые знатные шляхтичи) — 144 человека — восточнобалтских имен тоже нет. Зато, кроме западнобалтских и славянских имен — Павел Юндилович, Михаило Кирбортович, Витех Вижкгаил, Михаило Гаврилович, Юреи Олехнович и подобных им, есть татарин — Осаит Татарин.

Обратите внимание на имя. Оно не изменено — не Осаитис или Осаитас. Фамилия же Татарин соответствует современной беларуской транскрипции, а не летувисской — Татаринайтис или Татаринас. И таких примеров много в других книгах Литовской метрики: Булатович Мирза, Дахнович Махмет, Олешкович Мирза и т. д. Ни в одной книге метрики нет ни одного татарского имени в восточнобалтской транскрипции, независимо от того, в каком регионе ВКЛ жили их обладатели — на территории современной Беларуси или Летувы.

Между тем пришлый народ всегда ориентируется на титульную нацию того государства, где он поселяется.

Например, татары в России и прежде и сейчас пишут свои фамилии по правилам русского этноса. Они образованы от татарского корня с использованием русских формантов «-ов», «-ев», «-ин»: Закиров, Шаймиев, Гайнутдин, Исмаилин и т. д.

Значит, общими правилами в ВКЛ были старобеларуские, а титульным этносом являлись литвины (предки беларусов), а не жамойты (предки летувисов).

Среди «реестра почтов княжецких» (князей) — 43 человека — тоже нет восточнобалтских имен. Зато имеются западнобалтские и славянские имена и фамилии — Андрей Сангушкович Каширский, Семен Ямонтович, Федор Михаилович Горский, Андрей Тимофеевич Капуста, Костентин Конопля и другие.

То же самое характерно для 71 «панов вдов воеводиных, старостиных и некоторой шляхты». И повсюду фамилии образуются от литвинского имени предка посредством окончания «-ович», «-евич», а имена и отчества аналогичны современным беларуским. Фамилия часто имеет окончание на «-ии» — Каширскии, Горскии, Заберезинскии (то есть Каширский, Горский, Заберезинский, Зарецкий, Ошметинский). В переписи 1567 года фамилии на «-ии» в большом количестве появляются уже и среди поветовых бояр. А среди элиты ВКЛ такие фамилии в то время начинают преобладать.

Часто в фамилиях используется название того населенного пункта, где жил шляхтич. Например, «Станислав Зарецкии з ыменья своего Заречя, Андрей Залесскии з ыменья Залесец», «Илия Ошметинскии, хоружий Бирштанскии, з ыменья своего Ошметинского», «княгиня Ивановая Полонея Жижемская з ыменья своего Жижмы»…

Наблюдается и другая тенденция — названия имений образуются от фамилии владельца, с использованием форманта «-ва»: «Мартин Матеевич Подеико з ыменья своего Подеиково», «Болтромей Миколаевич Довкгяло з ыменья своего Довкгяловского», и т. д. К началу XVII века эта тенденция усилилась.

Уже в переписи войска ВКЛ 1528 года встречаются фамилии, произошедшие от имени предка с использованием форманта «-скии»: Кгинт — Кгинтовскии, Контовт — Контовскии, Будвил — Будвиловскии и т. д. [То есть Будвиловский, Кгинтовский, Контовский и т. д.]

Рассмотрим более детально процесс образования фамилий литвинов. Как сказано выше, обычно они происходили от имени предка, к которому добавлялся формант «-ович» или «-евич». В связи с этим уместны вопросы:
1) у кого еще есть фамилии с такими формантами;
2) когда они появились в ВКЛ?

На первый вопрос ответ однозначный: фамилии с формантами «-ович», «-евич» относятся к славянским языкам. Такие фамилии встречаются у сербов, хорватов, словенцев, македонцев, поляков, русских.

Первые упоминания отчеств в летописях относятся к временам Киевской Руси и Полоцкого княжества.

«В XV веке в Московской Руси с отчеством на «-ич» именовались лишь великие князья, князья и бояре, т. е. представители социальной элиты. Такая же ситуация сохраняется и позднее, в XVI–XVII вв. Характерно, что в XVI веке боярские дети именовались поначалу с отчеством «-ов» и, только попав по праву рождения в бояре, — с отчеством «-ич». Во времена Екатерины II в чиновничьей росписи указывается, что особы первых пяти классов должны писаться с отчеством на «-ич», лица шестых - восьмых классов — с отчеством на «-ов» и «-ин», а все прочие чиновники должны писаться без отчеств».
(Успенский Ф. Скандинавы. Варяги. Русь. М., 2002.)

Со временем отчества превратились в фамилии.

В ВКЛ дело обстояло иначе. Каждый человек, вне зависимости от социального ранга, но в первую очередь шляхтич, имел право на фамилии с формантами «-ович», «-евич». Поэтому их так много среди беларусов.

В Летуве от подобных фамилий отказались сразу после обретения независимости в 1918 году, изменив их с помощью формантов «-авичус», «-явичус».
Почему нельзя было использовать эти форманты уже во времена ВКЛ? :unknown:
И вообще, зачем восточным балтам надо было использовать их в своих фамилиях? :unknown:

Это еще одна «странность», которую ученые Летувы либо обходят, либо сваливают ее на «нерадивых писарей»! :D

На самом же деле, это еще одно доказательство происхождения литвинов-беларусов от литвинов летописных. У восточных балтов, не входивших в состав ВКЛ, фамилий с формантами «-ович», «-евич» не было в Средние Века, нет их и сейчас, например, у латышей. Их ввели в употребление литвины — титульный этнос ВКЛ. Именно поэтому летувисы на своей территории сразу изменили такие фамилии, как только у них появилась возможность.

Восточнобалтские имена в «Переписи войска ВКЛ 1528 г.» встречаются только среди поветовых бояр. При этом их практически не было на территории современной Беларуси, за исключением одного из 79 человек Лидского двора — Богдюса Бетевича, одного из 87 земян Берестейских — Матыяса Матфеевича, двух из 118 бояр Радуньских — Янелиса Монтевича и Боняса Пекурновича, двух из 11 бояр Белицкого повета — Яна Манкуса и Станиса Проствиловича. Это всего лишь 6 человек из 295 (2 %).

Вот как распределились имена с восточнобалтской транскрипциией в 1528 году на той территории ВКЛ, которая сейчас относится к Летуве (кроме замка Ошмены — ныне это Ошмяны).

Всего лишь у 307 из 4465 (6,8 %) воинов ВКЛ в 1528 году с территории современной Летувы были восточнобалтские имена или отчества. Напомню, что перепись войска 1528 года учитывала только представителей шляхты. При этом по каким-то причинам шляхту не переписывали поголовно. Записывали имя шляхтича, а если у него были братья или сыновья, то указывали их число. В общей сумме набирается 4884 человека, из них только 374 шляхтича с восточнобалтскими именами (около 7,7 %).

Отметим, что в трех волостях Жамойтии в 1528 году представители восточных балтов вообще отсутствовали среди шляхты. Это Бержаняны, Видукли и Ретово.

Почему же в войске ВКЛ и 1528, и 1567 года было так мало жамойтов? И, соответственно, почему они были мало представлены в правящем сословии государства — шляхетстве? :unknown:

Могут быть три варианта ответа:
1) писари «извратили» имена восточных балтов (как утверждают летувисские историки);
2) их действительно было мало;
3) восточные балты перенимали имена литвинов.

Первый вариант ответа абсолютно не подходит. Не могло быть такого, чтобы писари (плебеи) извращали имена знати. Между тем среди панов-рады, врядников и знатнейшей шляхты имена с восточнобалтской транскрипцией отсутствуют.

Неужели магнаты и дворяне могли допустить искажение своих имен? :unknown:
Ведь все наслышаны о гордости даже самых бедных из них. Что уж говорить о магнатах!

Как великие князья могли подписывать указы и другие официальные бумаги, не замечая, что на протяжении 300 лет писари коверкают их имена?! :unknown: Великие князья Литвы были грамотными людьми. Так почему в старинных документах их имена не имеют восточнобалтских формантов? :unknown:

Ответ прост — потому что таковых никогда не было. Эти форманты приписывают им ученые современной Летувы, стремящиеся любым способом перетянуть на себя «историческое одеяло».

Если бы писари действительно искажали имена, то столь нерадивых «специалистов» подвергали бы наказаниям. Однако известно нечто прямо противоположное. Например, писарь Богуш Боговитинович дослужился до державца. Писарь Ивашко Горностай в 1549–51 гг. был Новогрудским воеводой. Писарь Копоть Василевич упоминается среди панов-рады в «Переписи войска ВКЛ 1528 г.». Понятно, что «нерадивым» писарям вряд ли удалась бы столь успешная карьера.

В книгах Литовской метрики упоминаются писари с именами и фамилиями, аналогичными современным беларуским (Павел Нарушкевич, Лаврин Медзылесский), западнобалтским (Богуш Боговитинович, Копоть Василевич, Вежкгаил, Панюта), татарским (Кулзиман, Тимирей, Берендей), а вот с восточнобалтским имеется только один — Венслявус, писарь Виленского воеводы.

Здесь сразу возникает вопрос: почему литвины — руководители ВКЛ, если они в самом деле были восточными балтами, не смогли почти за 300 лет (до 1528 года) научить письму и сделать писарями представителей своего этноса или якобы родственного ему народа — жамойтов? Зато научили старобеларуской грамоте пришлый народ — татар. И это несмотря на то, что писари в те времена играли очень важную роль в системе государственного управления.

Но это странно только в том случае, если считать, что литвины были восточными балтами. А в действительности и руководители, и писари были представителями одного и того же этноса (литвинов-беларусов), с единым языком — старобеларуским (и официальным, и канцелярским, и каким угодно еще). А жамойты — это некомплементарный им этнос («прыслухаючы»).

Могли ли писари искажать на свой лад жамойтские имена? Конечно, могли, но тогда не только их, а также и всех других этносов ВКЛ. Сознательно? Вряд ли. Скорее всего, писари записывали имена так, как воспринимали их на слух. Кстати, вот что пишут ученые Летувы:
«Из многих дел видно, что писари излагают непосредственно в прямой речи показания сторон и свидетелей. Это уже не просто «сближение» с живым народным языком, а сам живой народный язык рядовых бояр, а иногда и крестьян, передаваемый писарями почти дословно».
(Литовская метрика. 6-я книга судных дел (1528 — 1547). Вильнюс, 1995.)

Но если таков «сам живой народный язык рядовых бояр, а иногда и крестьян», то имена тоже должны быть такими, как их называли писарям бояре и крестьяне.

Некоторые имена, встречающиеся в книгах Литовской метрики, например Ввоишаитис, Счепан или Щепан (от Степана), Доркгантович, Ыван, Ыыван, Кгедкголтаитис и другие, которые трудно даже выговорить, тем более — записать на слух, подтверждают, что писари записали так, как им сказали обладатели имен.

Обратим внимание еще на один аспект. В судопроизводстве участвовали не только писари. Судьями были вельможи. Неужели ученые Летувы полагают, что вельможи были поголовно безграмотными? Подобное предположение не подтверждается документами. Так, в некоторых книгах Литовской метрики есть графа «Правили…» (т. е. исправляли), и перечисляются имена тех вельмож, которые участвовали в конкретных судебных процессах и правили текст.

Такими вельможами были воеводы и их наместники. А они, как мы уже выяснили, представляли титульный этнос государства. Никак они не могли позволить писарям неправильно писать свои собственные имена, не говоря уже о великих князьях. Ведь искажение имени великого князя считалось тяжким преступлением. Но ни в одной из книг Литовской метрики мы не найдем имени великого князя ВКЛ или короля Речи Посполитой в восточнобалтской транскрипции!
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Имена ВКЛ

Новое сообщение ZHAN » 24 июл 2018, 11:27

Еще одно важное обстоятельство показывает, что все было совсем не так, как это изображают ученые Летувы. Речь идет о порядке проведения переписей:
«Згодна з пастановай Віленскага сейма 1507 г. паны, княжата, зямяне, удовы i ўся шляхта абавязаны былі перепісаць людзей ў cвaix маёнтках i пад прысягай прадставіц спіскі гаспадару.»
(Перапіс войска ВКЛ 1528 г. Метрыка ВКЛ. Кніга 523. Кніга публічных спраў 1. Мн., 2003.)

Оказывается, шляхта сама переписывала себя, свои семьи, своих слуг и крестьян, и под присягой передавала эти сведения писарям, отвечавшим за перепись. Но уж шляхтичи наверняка знали имена людей в своих имениях!

Поэтому, если следовать версии летувисских ученых о «коверкании» имен, получается, что шляхта сама искажала имена и фамилии, в том числе свои, нарушая при этом присягу на Библии, что являлось уголовным преступлением. Это уже какой-то специальный лингвистический заговор! :D

Другое дело, что жамойты, особенно шляхта, нередко отказывались от своих имен и фамилий и брали беларуские. Об этом свидетельствует такое явление, как совмещение жамойтских имен с литвинскими фамилиями, например, Юцус Петрович, Юрис Миколаевич, или наоборот, литвинского имени с жамойтской фамилией — Миколаи Довкгиаитис, Стас Яноитис. Напомним, что в те времена фамилия больше походила на современное отчество и не передавалась по наследству. Значит, человек сам решал, какой формант ему использовать.

В книгах Литовской метрики приводится много имен крестьян. Весьма интересно то, что они и восточнобалтские, и западно-балтские, и славянские. Неужели крестьяне пользовались большим уважением писарей, чем шляхта? Видимо, дело в другом: имена писали так, как слышали, никакого «коверкания» не было.

Например, в «Переписи жемойтских волостей 1537–1538 гг.» приводятся имена третьего сословия, т. е. крестьян и некоторых поседных бояр, которые «на пошлину на двор орати не идут, толко поседа дают по шестнадцати грошей». Здесь балтские имена крестьян преобладают над христианскими — в отличие от шляхты. При этом многие крестьянские имена не встречаются у шляхты. Из 6144 человек, упомянутых в переписи, 4054 — с восточнобалтскими именами. А это 66 % от всех переписанных крестьян с территории Жамойтии.

Известно, что в ВКЛ существовало сословие панцирных бояр (они же вершники — тяжелая кавалерия). Поветовые бояре составляли большинство таковых. В переписях войск ВКЛ 1528 и 1567 годов отражена их численность. Это были военнослужащие, которых рекрутировали из земян, сельских мещан и свободных людей.

Основные права панцирных бояр были таковы: передача по наследству шляхетства, бесплатное использование земли, неприкосновенность имений, подаренных великими князьями, запрещение использования на другой службе, кроме военной. Карать их имел право только суд. В обязанности панцирных бояр входили постоянная готовность к войне, наличие хорошей лошади с седлом и хорошего оружия и доспехов.

Часть панцирных бояр власти ВКЛ селили на свободных землях вдоль границы. Они являлись приграничным военным щитом государства (подобно казакам в России). А земли Жамойтии всегда были приграничными.

К сказанному добавлю, что раздача земель в ВКЛ являлась одной из самых ценных и основных наград шляхте за службу великому князю. А Жамойтия вошла в состав ВКЛ только в 1422 году — за 106 лет до переписи 1528 года. Следовательно, эти сто лет жамойтские земли власти ВКЛ раздавали панцирным боярам и прочей шляхте в награду за службу.

Как видно по переписи 1528 года, в высших эшелонах власти присутствовали только литвины, а среди панцирных бояр они преобладали. Например, Белы Андреи, Билевич Каспар, Бородатый Ян, Волоткович Станислав, Ганусович Адам, Солтан Иван Андреевич, Миткович Богдан и т. д.

В Жамойтии жило много шляхты с литвинскими именами. Они были переселены сюда с территории Литвы (современной Беларуси и юга современной Летувы). Именно поэтому в 1528 году в жамойтских волостях Бержаняны, Видукли и Ретово жамойты вообще отсутствовали среди шляхты.

Дело в том, что панцирные бояре (тяжелая конница) — это воинская элита, рыцарство. А оружие можно использовать не только против внешнего врага, его можно повернуть и против власти, особенно, если оно находится в руках представителей покоренного этноса. Жамойты и были таковыми по отношению к литвинам. Поэтому переписи войска ВКЛ в 1528 и 1567 годах, где превалируют литвины, ясно показывают, кто был хозяином в ВКЛ.

Еще одним доказательством факта переселения литвинов на территорию современной Летувы являются беларуские названия населенных пунктов в западной и восточной Жамойтии в середине XVI века:

Ваўкавішкі, Высокі Двор, Вяпры, Вясы, Драбеннікі, Дубінкі, Зязюлькі, Казлішкі, Крокі, Крынічын, Купішкі, Лідавяны, Малаты, Мітава, Myнікі, Новае Мястэчка, Пабойск, Падбярэззе, Панядзелі, Панямунь, Папелі, Папоркі, Покраі, Пянянкі, Ракішкі, Рогава, Свядасць, Свянцяны, Смолвы, Срэднікі, Стаклішкі, Траўні, Трышкі, Ужугасць, Цітавяны и т. д.

Многие беларуские названия населенных пунктов на территории современной Летувы во времена ВКЛ имели аналоги на территории Беларуси:

Ваўкавішкі — Ваўковічы; Вяпры — Вяпры; Драбенікі — Драбенікі, Дубінкі — Дубінка; Казішкі — Казлы, Казловічы; Крынічын — Крынічка, Крыніца, Крынічны; Kупішкі — Купічы, Купіск; Лідавяны — жители города Лиды; Муснікі — Мусічы; Падбярэззе — Падбярэзь; Панямунь — Панямонцы; Папелі — Папелева; Рогава — Рогава; Срэднікі — Срэдняя; Траўні — Траўна; Цітавяны — Цітоука…

Понятно, что названия беларуских городов и деревень перенесли в Жамойтию переселенцы из этих населенных пунктов.

Вывод:

В книгах Литовской метрики жамойтские имена имеются на уровне поветовых бояр и ниже. У высших должностных лиц были только западнобалтские или славянские имена. Жамойтские имена среди элиты ВКЛ отсутствовали.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Немного демографии

Новое сообщение ZHAN » 25 июл 2018, 14:50

К середине XVI века этносу литвинов-беларусов было около 500 лет — примерно 35 лет в человеческом летоисчислении. [Средний возраст достижения половой зрелости у людей составляет 15 лет. По Гумилеву, это один год в жизни этноса.] Это вершина в развитии любого этноса — политическая, экономическая и демографическая.
Изображение

Поэтому в XVI веке литвинов было достаточно много не только в самой Литве, но и на других землях ВКЛ, в том числе в Жамойтии. А вот жамойтам к середине XVI века было около 1000 лет (как сейчас беларусам). Поэтому их численность возрастала гораздо медленнее по сравнению с литвинами. Так, в переписи войска ВКЛ 1528 года в семьях восточных балтов упоминаются максимум трое братьев, тогда как в семьях литвинов — до восьми.

Вполне вероятно, что жамойтское население в XVI веке даже сокращалось, как это происходит в настоящее время с беларуским и русским этносами.

Рассмотрим в качестве примера демографическое состояние современных этносов. Русский этнос в течение длительного времени демонстрировал демографический подьем. Его представители расселились на огромном пространстве Евразии, занимающем 1/6 часть суши земного шара.

Демографическая экспансия русского этноса хорошо отражена в таблице, показывающей, как русские переселялись в союзные республики СССР. При этом в РСФСР оставалась небольшая часть от прироста русского населения: в 1959–70 годах — 10,3 %; в 1970–79 годах — 5,4 %; в 1979–89 годах — 5,7 %.

Таблица показывает, как в России менялся прирост русского населения в течение 32 лет: в 1957–70 годы — 13,1 %; в 1970–79 годы — 6,5 %; в 1979–89 годы — 5,7 %. За первые 22 года (1957–1979) прирост сократился почти вдвое.

Прирост численности русских в союзных республиках
Изображение

В настоящее время, когда русский этнос вошел в инерционную фазу этногенеза (в 2010 году ему около 800 лет), смертность преобладает над рождаемостью. Ежегодно население России сокращается почти на 1 млн человек. И это при том, что у некоторых этносов, входящих в состав Российской Федерации, рождаемость намного превышает смертность.

Например, перепись 1970 года показала численность чеченцев по всему Союзу в 600 тысяч человек. А последняя перепись (начало XXI века) — более 1 млн человек только в самой Чечне. Между тем, во время двух «антитеррористических» кампаний в Чечне погибли, как минимум, 100 тысяч человек, еще больше людей стали беженцами.

Чем обусловлен такой рост? Исламской религией? :unknown:
Так ведь ислам господствует и в Азербайджане, Узбекистане, Туркмении… Но там, где титульная нация состарилась, численность населения не возросла за 30 лет почти вдвое. Все дело в том, что современному чеченскому этносу ныне около 440 лет, что в понятиях человеческой жизни всего 30 лет— самый расцвет!

Нечто подобное происходило и с этносом литвинов в XVI веке:
«Можна прыняць, што ў 1528 годзе насельніцтва ВКЛ складала крыху больш за 2 млн чалавек. …Да 1567 года насельніцтва ВКЛ вырасла прыкладна да 3 млн чалавек».
(Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя. Том 1. Мн., 2005.)

То есть всего за 39 лет население ВКЛ увеличилось на 50 %. И это при том, что на территории современной Летувы и современной Украины, входивших в состав ВКЛ, жили жамойты, киевские русины и волыняне, находившиеся в инерционной фазе этногенеза, когда смертность выше рождаемости.

Преобладание смертности над рождаемостью в современной России многие авторы объясняют социально-экономическими причинами. Но, если согласиться с ними, придется признать, что в России XVIII века, когда рождаемость намного превышала смертность, экономическое положение большинства населения было лучше, чем сейчас. Это абсолютно не соответствует истине. Зато в 1780 году русскому этносу исполнилось 500 лет — 33 года в человеческом летоисчислении, как и литвинскому в середине XVI века.

Старость титульных этносов объясняет демографические проблемы стран Западной Европы, где экономическое положение населения прекрасное. Поэтому им приходится решать свои демографические проблемы путем привлечения иммигрантов.

Аналогичная демографическая ситуация существует и в современной Беларуси. Причем корни ее уходят в далекое прошлое.

Первый страшный удар нашему этносу нанесла война 1654–67 годов. В результате вторжения войск московского царя Алексея Михайловича, учинивших бойню по религиозному принципу («жидам не быть, латинянам не быть, униатам не быть»), население в границах современной Беларуси сократилось на 53 % (!). Таков был результат массовых убийств, голода, вызванного повальным ограблением населения, эпидемии чумы, принесенной московитами, и вывода в рабство на территорию Московии свыше трехсот тысяч человек.

А вот Жамойтия избежала тогда этой участи. Поэтому, несмотря на более низкую рождаемость, процентное соотношение между литвинами и жамойтами изменилось в пользу последних.

Второй страшный удар этносу литвинов (беларусов) нанесла Северная война. Как отмечают наши историки, в период с 1708 по 1717 годы в результате боевых действий между русской и шведской армиями население территории Беларуси (в современных границах) сократилось на 33 % (!)

Однако наш этнос еще был относительно «молодым». Поэтому сначала к концу XVIII столетия, а затем к 1940 году он смог восполнить чудовищные потери предыдущих эпох. Но после Второй мировой войны численность населения Беларуси достигла предвоенного уровня уже не за счет высокой рождаемости местных жителей, а благодаря иммиграции. Почти половину прироста населения БССР с 1957 по 1970 годы обеспечили переселенцы из России. После обретения независимости в 1991 году, когда этот поток иссяк, численность населения страны неуклонно сокращается.

Процесс заселения свободной территории Жамойтии в XV–XVI веках выходцами из Литвы и Руси ее восточная часть пережила намного раньше. Ведь до 1422 года она была приграничной зоной Литвы, причем очень важной.

К тому же перенос столицы ВКЛ из Новогородка в Вильню способствовал усиленнному переселению литвинов на территорию восточной Жамойтии (или Аукштайтии — если использовать любимый термин историков Летувы). Общеизвестно, что столица — политический и финансовый центр государства. Поэтому многие ищут там лучшую долю. Вот почему на Виленщине так мало имен с восточнобалтскими формантами. Да еще надо добавить ассимилиляцию здешних жамойтов литвинами. К середине XVI века восточная часть Жамойтии уже 300 лет находилась в составе ВКЛ, тогда как западная — втрое меньше.

В «Переписи войска ВКЛ 1528 года» указаны имена хоружих, то есть командиров. И здесь мы видим, что их имена западнобалтские либо славянские, за исключением татарских подразделений (там у командиров татарские имена). Имена с восточнобалтской транскрипцией среди хоружих в 1528 году отсутствовали.

Вот некоторые из них с территории современной Летувы: Матеи Стецкович — хоружий Пенянский, Ян Кгестовтович — хоружий Лепуньский, Миколаи Федевич — хоружий Высокодворский, Станислав Мацкович — хоружий Бирштанский, Андрушко Богданович — хоружий Троцкий, Матеи Бернатович — хоружий Курклевский. Из Жамойтии: Михаило Станькевич — двор Вилькеа, Михно Рустеикович — двор Велена, Матеи Буткович — волость Тондагола, Ян Некрашевич — двор Ясвоини и т. д.

А вот фамилии ротмистров, назначенных в 1561 году в замки ВКЛ:
«Ротмистры пешие:
На замку Ревель: Вавринец Талинскии, Якуб Модревскии.
На замку Парнав: Антонеи Море Гишпан.
На замку Воиштень: Климент Велиньскии.
На замку Вендень: Фридрих Волович.
На Ермесь: Ян Клюковскии.
На Волигр: Петр Миклашевскии.
На Трикать: Ян Лопоть.
На Шваненборку: Адам Оборскии.
На Матиенгавзен: Андреи Вроньскии.
На Розытень: Ян Корицки.
На Люцень: Претьслав Оборскии.
На Дунемборк: Борк Змиевскии.
На Трикать: Балтромеи Стравиньскии.
На Коконгавсен: Станислав Куницкии»
(Литовская метрика. 7-я книга судных дел (1553 — 1567). Вильнюс, 1996.)

И здесь нет жамойтских имен. Напомню, что жамойты не имели права занимать высокие должности, что специально отмечено в статье 9 раздела III Статута ВКЛ 1566 года:
«Але на достоинства и всякий вряд и свецкий не маеть быти обиран, ани от нас господаря ставлен, толко здавна продков своих уроженец великого князства Литовского Литвин и Русин».
Та же картина с именами литвинских послов во многих книгах Литовской метрики. Они славянские — Германович Каспар, Костевич Юрий, Халецкий Михаил, западнобалтские — Легуш, Ивашка Сапежыч, татарские — Байраш, Бердей, Берендей, а вот жамойтских имен нет. Даже пришлый народ (татары) имел своих представителей в среднем звене военных командиров, среди писарей и послов, тогда как жамойты отсутствовали!

Все становится на свое место, если вспомнить о том, из кого возник литвинский этнос. Основу администрации и войска ВКЛ составляли «уроженцы ВКЛ» — литвины и русины. Кстати, именно поэтому на территории современной Беларуси имеется множество населенных пунктов, названия которых произошли от слов «литвин», «русин», «русаки».

Вывод:

Доля жамойтов в общей численности населения ВКЛ XVI века была невелика, максимум — 10 %.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Имена великих князей Литвы

Новое сообщение ZHAN » 27 июл 2018, 01:26

Историки современной Летувы заявляют, что одним из веских аргументов в пользу того, будто бы основателями ВКЛ и его правителями были представители этноса жамойтов, является тот факт, что в современной Беларуси не используются имена великих князей Литвы, тогда как в Летуве — достаточно часто. Причем транскрипция имен великих князей в старинных документах, по их утверждениям, искажена тогдашними писарями. :fool:
Изображение

Изучение книг Литовской метрики позволяет утверждать, что в XIV–XVI веках имена великих князей не были популярны среди населения ВКЛ.

Имя Витень встречается только однажды — Якуб Витень, боярин Городенский (Гродненский); имя Кейстут — тоже один раз: Миколаи Кестовтович, боярин Радунский.

Имя Гедемин — три раза: Нарко Гидминович, крестьянин Мерецкого повета, Кгедмин Кгедкговтович и Кгедмин Довкгинаитис — бояре волости Коршово.

Имя Жигимонт встречается четыре раза: Ян Жикгимонтович — боярин из Ейшишек, Жигимон Янович и Грегор Жигимонтович — бояре из земли Бяльской (село Радци), Жыкгимонт — сын Петра Красного Дубского.

Имя Ягайло встречается шесть раз: Ягло — человек (крестьянин) из Волковыского повета, Мицко Якгелович — боярин из Ейшишек и Якгойлович — четыре раза в «Переписи войска ВКЛ 1528 года».

Имя Витовт упомянуто восемь раз: Миколаи Битовтович и Щасныи Битовтя — бояре Нимежиса, Богдан Битовтович — боярин Лепуньский, Битовтович Воитко Якубович — пан из села Ганусишки, боярыня Яновая Битовтович Святохна — из воеводства Троцкого, Витовт — тивун плебана Межирецкого (около Волковыска), Витовтович Степан — из Василишского повета, Битовт и Витовт Кирдвидович — бояре Трокской волости.

И это все! :Yahoo!:
А ведь в указанных источниках приведены имена более 10 тысяч человек. Если же учесть, что мы обращали внимание не только на имена, но также на отчества и фамилии, получается около 25 тысяч имен более чем за 200 лет! Но лишь однажды удалось обнаружить восточнобалтскую транскрипцию (Кгедмин Довгинаитис — имя литвинское, фамилия жамойтская).

Регион происхождения упомянутых пяти имен великих князей — это территория Западной Беларуси и юга Летувы, где до образования ВКЛ жили летописные литвины.

Изучение данных переписи крестьян в жамойтских волостях в 1537–38 гг. дает сходные результаты.

Фамилия Гедминаитис встречается 11 раз, Гедминович — 9, Гедминтаитис — 6, Кедминович — 5, Гедминтович — 4, Кедминаитис — 3 и Гедминатис — 1. Имена Гедмин и Гедминас тоже встречаются довольно часто.

Имя Воишел упомянуто один раз — Воишелаитис. По разу встречаются имена Витович Пацус и Ольгирдович Янушис.

Итак, имена великих князей Литвы в восточнобалтской транскрипции, которые ныне популярны в Летуве, в Литовской метрике встречаются очень редко.

Рассмотрим родословную рода Гедеминовичей.

Прародителем считается Скалмант, родившийся около 1220 года.
Второе поколение: Бутигейд и Пукувер (или Бутивид).
Третье: Витень, Гедемин, Войн, Теодор, Маргер.
Четвертое: Жвелгайт, Витовт, Монвид, Наримунт, Альгерд, Евнут, Кейстут, Корьят, Любарт, Любко.
Пятое: Михаил, Александр, Юрий, Патрикий, Симон, Вингальд, Дмитрий, Константин, Олелько, Теодор, Ягайло, Скиргайло, Корибут, Лугвен, Коригайло, Свидригайло, Михаил (И), Войшвил, Потырк (Патрикий II), Войдат, Бутовт, Витовт Кейстутович, Товтивил, Сигизмунд Кейстутович, Юрий (II), Александр (И), Константин (II), Федор, Лев, Василий, Дмитрий (II), Федор (II), Дмитрий (III), Михаил (III), Федор (III).

Как видим, у Гедеминовичей не было жамойтских имен, а чем старше становился род, тем больше появлялось имен, аналогичных именам современных беларусов, причем их транскрипция не имеет ничего общего с жамойтской.

История Российской империи наглядно показывает, что происходит с личными именами при подчинении тех или иных этносов. Представители многих народов, этнически весьма далеких от великороссов, сейчас имеют фамилии с русскими формантами «-ов», «-ев», «-ин»: и мордвины, и чуваши, и чеченцы… У многих беларусов Гомельской, Могилевской, Витебской областей, земли которых вошли в Российскую империю самыми первыми (еще в 1772 году), ныне фамилии тоже имеют русские форманты.

Нечто подобное пережили в свое время и жамойты. Но после обретения независимости власти Летувы провели несколько реформ имен и фамилий. В результате фамилии почти всех граждан этого государства, независимо от этнического происхождения, вдруг стали летувисскими. Например, жил в Каунасе еврей по фамилии Цукерман. И вдруг он превратился в Цукерманаса, хотя этнически остался евреем. То же самое произошло с беларусами в независимой Летуве. Для них даже придумали форманты «-явичус», «-авичус», которых нет в книгах Литовской метрики.

Нет в Литовской метрике и фамилий типа Баранаускас, Бразаускас, Янкяускас, произошедших от фамилий Бараноўскі, Бразоўскі, Янкеўскі. Беларуские форманты «-оўскі», «-еўскі» взяли да заменили на летувисские «-аускас», «-яускас». Ну, а фамилии с окончаниями на «-и» — Яблонскі, Дудзінскі, совсем нетрудно было изменить на жамойтский манер — Яблонские, Дудинские. И сейчас многие их потомки считают себя истинными летувисами, хотя в корнях их фамилий беларуские слова.

Почему же сегодня в Летуве используют имена великих князей ВКЛ, а в Беларуси — нет? :unknown:

Христианство как в Беларуси, так и в Летуве принесло не только новую веру, но и новые имена. Александр, Гавриил, Константин, Мартин, Михаил, Николай, Павел, Петр, Юрий и многие другие вовсе не славянские имена, как считает большинство наших граждан. Например, Витовт Чаропка (Виктор Черепко) пишет:
«Сведчанне славянскай каланізацыі летапіснай Літвы, а таксама іншых балцкіх земляў i асіміляцыі балтаў мы бачым у славянскіх імёнах літвінаў: Жывінбуд, Вілікаіл, Вішымут, Кінцібоўт, Боўтавіт, Кіценій, Хвал, Логвеній, Лоў, Алехна, Данута, Будзікід, Слаўка, Нямір, Нялюб, Лялюш, Борза, Лесь, Лесій, Серпуцій, Тройдзень, Рукля, Войшалк, Транята, Любім, Любка, Лютавер, Віцень, Воін, Няжыла, Кумец, Круглец, Гольша, Ягайла, Рэпенья, Cвiрыд, Полюш, Спуд, Гердзень, Фёдар, Волчка, Лісіца, Казлейка.

…Часта славянсыя імёны прыстасоўваліся балтамі да сваёй моунай сістэмы. Менавіта тады i быў прыўнесены той літоўскi элемент, якi прыдаваў славянскаму або царкоўнаму iмю літоўскае гучанне. Напрыклад, Вітаут (Віт), Альгерд (Аляксандр), Кейстут (Канстанцін), Любарт (Люб), Сенгайла (Семка), Карыгайла (Коргуй, Егор), Свідрыгайла (Сідрык), Скіргайла (Серга), Карыят (Кірыяк), Пацірг (Патрыкій), Вікант (Вікенцій), Тауцівіл (Феафіл), Карыбут-Корбут (Кора, Егор), Нарбут (Наруша), Гедымін (Едзімей), Мінгайла (Міхайла), Пунігайла (Пунька), Яўнуцій (Іван), Гердзень (Андрэнь), Нарымунт (Наруша), Даўмонт (Домант). Імя Miндoўг, паводле меркавання філолага В. Юргевіча, таксама славянскае, атрыманае ад памяншальна-ласкальнага Менця (Дземянцей)»
(Чаропка В. Імя ў летапісе. Мн., 1994.)

И многие соглашаются с такими суждениями, особенно те, кто считают славян создателями Великого Княжества Литовского. На самом деле это имена иудейские, древнегреческие и латинские.

Александр (мужественный), Андрень или Андрей (храбрый), Дмитрий или Дементей (принадлежащий Деметре, матери-земле), Егор (земледелец) — это древнегреческие имена;

Константин (твердый, постоянный) и Викентий (победитель) — латинские;

Симеон или Семен (услышавший), Сергей (высокочтимый), Михаил (угодный Богу), Иоанн или Иван (милость Божия) — древнееврейские.

А что означают те имена, которые Чаропка считает славянскими? Ничего. Между тем, нехристианские имена древних литвинов легко переводятся с балтских языков, что ясно указывает на их этническое происхождение.

И литвины, и пруссы, и ятвяги, и жамойты имели одни и те же корни в именах, так как принадлежали к балтскому суперэтносу. Но восточные балты не подверглись процессу славянизации.

Многие литвинские имена состояли из двух слов: Аль-герд, Вит-товт, Войш-шелк, Геди-мин, Живин-бунд, Жиги-монт, Кари-бут, Кеис-тут, Мин-довг, Нари-мунт, Я-гайло… Все балтские сложные имена можно разделить на группы, в каждой из которых имеется общее слово.

Например, в именах Видбут, Нарбут, Будвид это «бут» (прусское buton — быть) и «буд» (жамойтское budas — характер, нрав, натура). В именах Миндовг, Довмонт, Довкинт это «довг» (жамойтское daug — много, множество). В именах Ягайло, Скиргайло, Коригайло это «гайло» (жамойтское gailis — мягкость, жалость).

Можно попытаться подобрать значение некоторых княжеских имен, хотя занятие это достаточно трудное.

Альгерд (Алггирд) может означать «вознагражденный молвой»: algas (прус.) — вознаграждение, girdas (лет.) — слух, молва;

Боўтавід, Будзівід (Будвід), Відбут — замкнутый, от vydaus (лет.) — внутренний;

Будвил — лукавый, коварный: vilus (лет.) — лукавый, коварный;

Витовт (Виттаут) — преследователь или наездник: vytis (лет.) — наездник, преследующий, tautos (лет.) — племя;

Войшелк (Войшалк) — угощающий. От vailes (лет.) — угощение, пирушка, šalis (лет.) — сторона, страна.

Дарбут — деятельный. От darbuote (лет.) — деятельность;

Довкгирд — прославленный молвой. От— girdas (лет.) — слух, молва;

Довмонт (Даугмонт) — пышный. От monyti (лет.) — разветвляться; куститься.

Домант (Дамант) — обогатившийся. Приставка «да» означает окончание действия; «manta» переводится как добро, пожитки, скарб.

Жигимонт — величественный подвиг. От hygis (лет.) — подвиг; поход; деяние, monyti (лет.) — разветвляться, разрастаться;

Карибут — воинственный. От каriа (прус.) — войско, война; karys (лет.) — воин;

Кейстут — преисполненный мудростью. От keistas (лет.) — мудреный, tutos (лет.) — ствол, труба.

Миндовг (Минтдауг) — много думающий или много борющийся. От minti's (лет.) — мысль, дума и mintis (лет.) — бороться, мериться силами, daug (лет.) — много, множество;

Норимунт — волевой натиск. От noras (лет.) — желание, воля, muntulas (лет.) — натиск, налет.

Свидригайло — безжалостный, как терка. От svytras (лет.) — терка, наждак;

Впрочем, сложные имена — удел элиты. У большинства литвинов имена означали черту характера человека, или профессию, положение в обществе, кличку. Например:

Авдей — audejas (лет.) — ткач;

Артей — artoys (прус.) — пахарь (по-беларуски «араты»);

Баик(а) — bajkos (лет.) — пугало, чучело;

Бабак — Ьа (лет.) — без, bakos (лет.) — хата, хижина — бездомный;

Буга — bugus (лет.) — страшный, опасный;

Будр — budrus (лет.) — чуткий;

Вайнило — vainoti (лет.) — обвиняющий, бранящий;

Гайда — gaida (лет.) — певучий, певун;

Гейба — geibus (лет) — тщедушный, хилый, немощный;

Гера — geras (лет.) — хороший, добрый;

Гира — gira (лет.) — хвастун;

Грин — grynas (лет.) — бедный;

Зайка, Заика — saikas (лет.) — умеренный;

Кукета — kuketi (лет.) — смеющийся;

Микша — miksas — заикающийся;

Минка — minikas (лет.) — кожемяка; трепальщик (льна);

Норик — noras (лет.) — желанный, волевой;

Радим — radimas (лет.) — найденыш;

Сенка — senka (лет.) — высохший, худой;

Беларуское имя Ясь произошло от «jat» — верховой. В переписях ВКЛ часто встречается имя Яц, Яцко. Со временем «ц» превратилось в «сь».

Итак, до христианизации у литвинов параллельно существовали как славянские имена, так и балтские.

Славянские имена князей и бояр понятны нам без всяких переводов.

— со словом «слав» — Болеслав, Богуслав, Борислав, Брачислав, Буслав, Всеслав, Воротислав, Вышеслав, Вячеслав, Горислав, Даньслав, Изяслав, Мстислав, Преслав, Ратислав, Ростислав, Святослав, Твердислав, Ярослав и т. д.;

— со словом «мир» — Ратмир, Творимир;

— со словом «рать» — Ратибор, Ратислав, Ратмир;

— со словом «свято» — Святополк; Святослав;

— со словом «полк»: Святополк, Ярополк.

Имена простолюдинов тоже не вызывают вопросов:
Арбузович, Бот, Блуд, Блудкинич, Вышата, Высокий, Волос, Волосович, Волчий Хвост, Вячко, Глазоемец, Головня, Голый, Городята, Гостилец, Гостило, Держикрай, Добрыня, Дрочило, Дудик, Душилец, Живоглод, Жирохно, Жирошка, Жирято, Завид, Завидим, Зубец, Зуболомец, Карман, Квашенкин, Клекачевич, Колесница, Лазута, Лентий, Личко, Мал, Морозов, Носович, Пересвет, Плоскыня, Полюд, Претич, Прикупович, Путята, Рыбкин, Слепец, Смятанка, Судаков, Сыпа, Сыта, Твердило, Твердятич, Тур, Ум, Худота, Шуба…

А что означает имя полоцкого князя Рогволода и его дочери Рогнеды?

Rog, Rogas в балтских языках — это костер для сжигания покойников, «володати» в славянском — владеть, быть хозяином. Полоцкие кривичи до принятия христианства (и какое-то время после крещения) сжигали своих умерших.

Имя Рагнеда в балтских языках — это колдунья, чародейка (от raga, raganos), тогда как neda обозначает окончание действия. То есть Рагнеда — заколдованная, очарованная, или очаровательная (летопись намекает на второй вариант).

Уместно вспомнить, что полоцкие кривичи произошли от племен, живших на территории современной Полотчины. Ими были балты (возможно, днепро-двинские).

Возвращаясь к основной теме нашего исследования, мы видим, что уже в XIV–XVI веках на всей территории ВКЛ происходила замена языческих имен на христианские. Особенно хорошо это видно при сравнении переписей войска ВКЛ в 1528 и 1567 годах.

Конечно, в Литве этот процесс был выражен сильнее, так как сюда новая религия пришла раньше. Но и в Жамойтии старые имена вытеснялись новыми. При этом новые имена жамойты использовали в собственной транскрипции: Борюс, Венцславус, Юрис… Остальное население ВКЛ, включая татар, использовало имена, которыми пользовались литвины, и которые в настоящее время находятся в обиходе беларусов.

Но в XIX веке на исторической сцене появился новый этнос летувисов, образовавшийся от жамойтов и германцев. Интерес к собственной истории у народа усилился. За таковую была принята история ВКЛ. Популярными стали имена великих князей Литвы, но в жамойтской транскрипции. Появилось много летувисов с именами Альгирдас, Витаутас, Гедеминас и в таком духе.

Представители других этносов, проживающие в Летуве, под давлением государства и общества тоже меняли свои фамилии. Так появились фамилии типа Бурякявичус (Буракевіч, от беларуского слова «бурак», т. е. свекла), Баранаускас (Бараноускі, от беларуского слова «барана» — орудие для обработки земли), Ландсбергис (от немецкого слова «ландсберг» — гористая местность), Яблонские (Яблонскі, от слова «яблоня»), Мацкявичус (Мацкевіч, от литвинского имени Мацко — маленький) и подобные им.

Однако жамойтские имена, довольно часто встречающиеся в Литовской метрике у крестьян — Арбиталис, Болтоникас, Довкгутис, Кгеловкис, Кгенанос, Кгоитис, Минсис, Пиктнос, Пурнанос, Пучанис, Токгис, Шустанис, непопулярны в современной Летуве. Хотя образованные от них фамилии распространены.

А ведь фамилии в большинстве случаев происходят от имен предков. Именно поэтому фамилии Миндаугайтис (Миндаугас), Войшелкайтис (Войшелкас), Гедеминайтис (Гедиминас), Альгердайтис (Альгирдас), Ягайлойтис (Ягайлас), Свидригайлас и другие «княжеские» отсутствуют в современной Летуве. Зато княжеские имена распространены достаточно широко. Этот факт свидетельствует о недавнем привнесении их в общество.

Если подобные фамилии и существуют в Летуве, то они происходят от фамилий Альгердович, Гедеминович, Свидригайлович, Ягайлович и пишутся с формантами «-авичус», «-явичус», отсутствующими в Литовской метрике. Так что фамилии Альгердавичус, Гедеминавичус, Свидригайлавичус, Ягайлавичус тоже свидетельствует о недавнем их происхождении.

А самое прискорбное то, что имена литвинских князей историки Летувы беспардонно изменяют, хотя в древних летописях они записаны точно. Миндовга они называют Миндаугас, Войшелка — Войшелкас, Альгерда — Ольгирдас, Гедемина — Гедеминас и т. д. Смешно и грустно читать якобы научные работы летувисов, где авторы используют имена литвинских князей в своей собственной транскрипции (Миндаугас, Войшелкас, Гедеминас и т. д.), и тут же приводят рядом цитаты из летописей с этими именами, но уже так, как написано в летописях — Миндовг, Войшелк, Гедемин…

И вот что странно — российские ученые, а за ними и некоторые беларуские соглашаются с этим историческим мародерством. Видимо, они руководствуются политическими соображениями, а не научными. :fool:

Беларускому этносу сейчас 960 лет (в пересчете на человеческий возраст — около 64 лет). Это соответствует инерционной фазе этногенеза. Соответственно, в Беларуси не только не используют имена великих князей Литвы, но даже не признают их обладателей персонажами беларуской истории.

Зато беларуские историки и литераторы часто вспоминают кривичей, дреговичей, радимичей. Они упоминают деятелей ВКЛ с фамилиями, похожими на славянские, и даже возводят их на пьедестал. Например Агинский, хотя эта фамилия происходит от прусского agins (глаз) и означает Глазастый.

Но выдающихся исторических персонажей с литвинскими именами стараются обходить стороной, как будто их не было в нашей истории. Дескать, мы «чистокровные славяне», и нечего тут огород городить! :lol:

Вывод:

Славянские и западнобалтские имена были распространены по всей территории ВКЛ. Восточнобалтские имена чаще всего встречались в Западной Жамойтии, значительно реже — в Восточной (так называемой Аукштайтии). В остальных регионах ВКЛ восточнобалтские имена вообще отсутствовали. Этот факт ясно указывает истинное место жамойтов в Литве — окраина огромной страны и низшие слои общества.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Балтизмы в фамилиях беларусов

Новое сообщение ZHAN » 27 июл 2018, 23:33

Мы, беларусы, прожив 220 лет в составе Российского государства, утратили многие особенности своих традиционных имен и фамилий.
Изображение

Окончания на «-и» в фамилиях были заменены на «-ий» с превращением «ў» в «в»: Янкоўскі — Янковский. Буква «а» в конце фамилии была изменена на «о»: Тачила — Тачило, Алёхна — Алехно и стали якобы «украинскими».

Якуб превратился в Якова, Язэп — в Иосифа, Василь — в Василия, Микола — в Николая, Кастусь — в Константина, Змицер — в Дмитрия, и т. д. А часто ли мы встречаем сегодня Андрушков, Пятюль, Сымонов, Ясей? :unknown:

В 20–40-е годы XX века активно внедрялись в жизнь даже совершенно абсурдные имена. Например Владилен (Владимир Ильич Ленин), Даздраперма (Да здравствует Первое мая), Марсельеза (по названию революционной песни), Сталина (от Сталин), Тракторина (от трактор) и прочий псевдореволюционный бред. :fool:

К счастью, в отличие от имен, которые родители нередко дают детям под влиянием моды или политических веяний, фамилии имеют старое происхождение, а изменить их достаточно сложно. Ведь фамилия, фактически — название рода, длительность жизни которого во много раз превышает жизнь каждого отдельного человека.

Мы, беларусы, как и любой народ, гордимся знаменитыми представителями своего этноса. Гордость за них — один из тех факторов, которые сплачивают народ. Однако бросается в глаза тот факт, что фамилии многих выдающихся беларусов происходят от литвинских имен. Вот несколько примеров.

И Адам Мицкевич и Якуб Колас (Константин Мицкевич) — беларусы. [Практически все поляки убеждены, что поэт Адам Мицкевич (1798–1855) этнический поляк. Между тем, его отца звали Римвид. Это балтское имя. Он с семьей переехал из-под Вильни в район Новогрудка (ныне Барановичский район Брестской области).] Они имеют одну и ту же фамилию — Мицкевич, которая происходит от литвинского имени Мицко с формантом «-евич». От летувисского «mito» — кормиться, питаться, жить.

В телефонном справочнике Минска пятилетней давности семей с такой фамилией насчитывается 259. Кроме того, есть фамилии с этим корнем: Мицко, Мицкович, Мицкой. Но это только в Минске и только в телефонном справочнике. Но ведь не у каждой семьи стационарный телефон. А по всей стране таких семей намного больше.

Андрей Рымша (1550–1599) — беларуский поэт и переводчик, участник Ливонской войны. Эта фамилия произошла от литвинского имени Рым, что с балтского переводится как «тишина, спокойствие, безмятежность». В телефонном справочнике указано 35 семей с фамилией Римша и 19 — Рымша. Фамилий с корнем Рим — 182, с Рым — 119. Всего в справочнике содержится 38 вариантов фамилий с корнем Рим/Рым.

Поэт, прозаик и публицист Франтишек Багушевич (1840–1900) — тоже беларус. Но и его фамилия произошла от балтского имени Багуш, что означает «безвременный» — «ba» — без и «gus», «gusis» — момент, время. В справочнике 74 семьи с такой фамилией. Всего же семей с фамилиями, производными от имени Багуш, там 217: Багушевич, Богуш, Богушев, Богушевич, Богушевский, Богушко.

Митрофан Довнар-Запольский (1867–1934) известен любому, кто интересуется беларуской историей. Фамилия Довнар, вернее Даугнар, переводится как многозвенный, многочленный («daug» — много, множество, «narys» — член, звено, петля). В телефонном справочнике присутствуют 457 семей с фамилией Довнар и 20 — Довнарович. (Вторая фамилия — Запольский — происходит от названия населенного пункта Заполье, которых на территории Беларуси предостаточно).

Доктор исторических наук Анатоль Грицкевич широко известен в Беларуси. Его фамилия, как и многие другие беларуские фамилии, образовалась от литвинского имени Гриц (gricia — изба, хата), которое было очень популярным среди литвинов в Средние Века, и форманта «-евич». В телефонном справочнике имеются 122 семьи с такой фамилией. А фамилий от имени Гриц — 384.

Фамилия премьер-министра Республики Беларусь середины 90-х годов — Сергея Линга можно перевести как «стремя» — «lingo» или как «линь» — «linge».

Общеизвестна спортсменка из Гродно Ольга Корбут, чемпионка Олимпийских игр 1972 и 1976 годов, чемпионка мира 1974 года. Такова же фамилия министра финансов Беларуси (в 2005 году) Николая Корбута. Фамилия Корбут происходит от литвинского имени Корибут и переводится как «воинственный нрав (или характер)». В телефонном справочнике 197 семей с такой фамилией.

Балтские корни в своих фамилиях имеют многие другие политические, государственные, научные деятели современной Беларуси, выдающиеся беларуские артисты и спортсмены: Борткевич, Боцманов, Гуринович, Дайнеко, Дидюля, Домаш, Домашкевич, Зыгмантович, Кебич, Радивилов, Статкевич, Хацкевич, Чигир, Шушкевич…

Если проанализировать фамилии абонентов, имеющиеся в телефонном справочнике, мы увидим несколько обстоятельств.

Во-первых, многие фамилии образованы от христианских имен предков. А они, в свою очередь, имеют древнегреческое, латинское или древнееврейское происхождение.

Например:

Александр — Александрович, Александренко, Александренков, Александрин, Александров, Александровский, Александронец, Александронок, Александрук;

Адам — Адамейко, Адаменко, Адаменков, Адаменок, Адаменя, Адамец, Адамин, Адамицкий, Адамич, Адамкович, Адамов, Адамович, Адамовский, Адамский, Адамушка, Адамушко, Адамцевич, Адамченко, Адамчик, Адамчиков, Адамчук, Адамюк;

Онан (Анан) — Ананасик, Ананевич, Ананенко, Ананенков, Ананин, Ананич, Ананичев, Ананко, Ананков, Ананович, Ананский, Ананченко, Ананчик, Ананчиков, Ананчук, Ананьев, Ананьевский, Ананьин, Ананько…

Во-вторых, многие фамилии созвучны названиям населенных пунктов, следовательно, имеют такое же значение:

Абакумы (скупой) — Абакумов, Абакуменко, Абакумец, Абакумовская, Абакун, Абакунчик;

Авде (ткач) — Авдеенки, Авдевич, Авдевник, Авдей, Авдеев, Авдеевич, Авдеенко, Авдеенок, Авдеи, Авдейчик, Авдейчук, Авдентова, Авдесенко, Авдеюк, Авдиевич, Авдиевский, Авдиенко, Авдюкин, Авдонин, Авдоничев, Авдонькин, Авдошка, Авдошко, Авдошкевич, Авдошков, Авдощенко.

В-третьих, некоторые беларуские фамилии состоят из балтской приставки, славянских корня, суффикса и окончания. Например: «As» (прус.) — «за» и «смола» — Асмаловский, Асмолик, Асмолов, Асмоловец, Асмоловский, Асмольский.

В-четвертых, некоторые фамилии образованы из двух слов — балтского и славянского. Например: Давискиба — дающий ломоть хлеба (davis — дающий), скиба — ломоть хлеба; Кабадейцев — цепко, хватко действующий (kabus — цепкий, хваткий), деять — действовать.

Анализируя беларуские фамилии, автор исключил фамилии иностранного происхождения — армянские, грузинские, еврейские, немецкие и т. п.

Были взяты первые 100 видов фамилий (вид фамилии — фамилии, образованные от одного корня), начинающихся с буквы «Б». Среди них можно выделить следующие подгруппы:

(1) Фамилии, образованные от христианских имен (861 единица). По своему написанию они подобны западнобалтским, в первую очередь литвинским:

Багданова, Богданова, Багданович, Богдановский, Богданов, Богданович.

(2) С корнем, имеющим одно и то же значение как в славянском, так и в балтских языках (492 единицы). Например:

Бабов, Бабовик, Бабович, Бабовка, Бабок, Бабоха, Бабченок — babo (прус.) — боб;

Бабаев, Бабский, Бабцов, Бабушкин, Бабушко, Бабушников — баба и «baba» (лет.) имеют одно и то же значение: бабушка, старушка, повивальная бабка;

Бабренко, Бобренко, Бабрикин, Бабров, Бобров, Бабрович, Бобрович, Бабровский, Бобровский — бобер и babras (лет.) — бобр, бо-.бер.

(3) Явно славянские фамилии (100 единиц):

Бабавоз, Бабовоз; Бабахин, Бабахов; Бабочкин; Багатенко, Богатенко, Багатка, Богатка, Багатик, Богатчик, Багатко, Богатко; Багрец, Богрец, Багрецов, Богрецов; Багров, Богров, Багровец.

(4) Фамилии, происхождение которых остается непонятным (30):

Бабан, Бабанин, Бабанов, Бабанков, Бабанский, Бабед, Бабрусева, Бабдалова, Бабжанцева, Бабигорцев, Бабкунов, Бабневич, Бабченок, Бава, Бага, Багакан, Багамаз, Багамяко.

Остальные фамилии были сведены в таблицу по видам и разновидностям. Например: Бабак (51 единица), Бабакин (2), Бабаков (13), Бабяк (3), Бобаков (3). Здесь балтский корень — bak. Значение в балтских языках: ba (лет.) — без, не; bakos (лет.) — хата, хижина. Возможный перевод: бездомный, лишенный жилья.

Бабар (1), Бабареко (8), Бабаренко (2), Бабарень (2), Бабарик (2), Бабарика (6), Бабарико (29), Бабарикин (11), Бабарыкин (9), Бабарыко (4), Баборико (5), Бобареко (1), Бобаренко (1), Бобарень (6), Бобарикин (3), Бобарико (7), Бобарыкин (4), Бобарыко (2), Бобореко (5), Боборикин (2), Боборико (5), Боборнев (2), Боборов (2), Боборович (1), Боборовская (1), Боборыкин (6), Боборыко (3).

Здесь балтский корень — bar. Значение в балтских языках — ba (лет.) — без, не; baras (лет.) — полоса покоса, пашни. Возможный перевод: безземельный.

Всего были рассмотрены 74 вида фамилий и 218 разновидностей из первых 100 на букву «Б». В сумме они составили 1717 фамилий. В том числе с балтским корнем — 852 (49,6 %), со славянским — 220 (12,8 %), с корнем из обоих языков — 645 (37,6 %). Как видим, преобладают (87,2 %) балтские корни.

Фамилий, начинающихся с буквы «Д», в справочнике 209. Из них 138 (66,9 %) — с корнями из балтских языков, 21 (10,0 %) — из славянского, 50 (24,0 %) — из обоих языков.

Семей с фамилиями, начинающимися на букву «К», в справочнике 634. В том числе с балтским корнем — 201 (31,7 %), со славянским — 126 (19,9 %), с общими корнями — 307 (48,4 %).

Всего были проанализированы 1133 фамилии. Среди них имеют балтский корень — 824 (72,7 %), славянский — 50 (4,4 %), корни имеют перевод в обоих языках — 259 (22,9 %).

Как видим, фамилии с балтскими корнями резко преобладают (95,6 %). То же самое мы видели на примере гидронимов и топонимов. Комментарии излишни.

Вывод:

Главный след истинной истории — язык этноса. Поскольку 80–90 % беларуских слов имеют балтский корень, постольку вывод может быть лишь один: нашими предками были балты.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Предыстория беларусов с древнейших времен

Новое сообщение Буль Баш » 28 июл 2018, 17:39

ZHAN писал(а):Но обрати внимание на множество рациональных зерен.
Есть. Не отрицаю. Но подобраны очень уж тенденциозно. Автор явно пытается оторвать беларусов от русских. Политизирует или не знает как появились славяне. Назови автора. А то ты только автора генетических исследований представил.
Сам то знаешь что было не так! :Yahoo!:
Не было литвинов в ранних летописях! Только "храбрая литва"! :Yahoo!:
Причем поначалу литва была вассальна полоцкому князю. 8)
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 14027
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Re: Предыстория беларусов с древнейших времен

Новое сообщение ZHAN » 28 июл 2018, 23:32

Буль Баш писал(а):Назови автора.
Был Максим Петров, доктор наук (информационные технологии). Дальше будет Георкий Штыхов,
доктор исторических наук, профессор. С тоже не бесспорными утверждениями. :pardon:
Буль Баш писал(а):Сам то знаешь что было не так!
Знаю. Но, увы, мои знания не научны. :( Не могу доказывать опираясь на исторические источники.
Буль Баш писал(а):Причем поначалу литва была вассальна полоцкому князю.
Возможно. По-моему только однажды в летописи говорится, что полоцкий князь привел с собой литву, но это могли быть наемники или союзники.
Буль Баш писал(а):Не было литвинов в ранних летописях!
Не было. Термин "литвины" появился уже в ВКЛ. Потому и княжество литовское, а не литвинское. :)
Но ведь лютичскую гипотезу (которую некоторые горе-историки пытаются выставлять непререкаемой истиной) этот Петров раскритиковал лихо. :good:
В своих же лингвистических изысках автор не учитывает, что славянский язык произошел из балтского. :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

У истоков беларуской народности. Индоевропейцы

Новое сообщение ZHAN » 29 июл 2018, 12:57

Н. И. Ермолович:
«Мы придерживаемся того мнения, что никакие переселения не могли полностью изменить население той или другой территории, ибо определенная часть его сохранялась и после смешивания с пришлыми. Это дает основание считать в какой-то степени предками беларусов все племена, которые жили здесь даже в доиндоевропейский период».
История человеческого общества на территории Беларуси составляет много тысячелетий. В беларуской науке древнейшую историю разделяют на три «археологических» века — каменный, бронзовый и железный. В Беларуси найдено несколько кремневых орудий труда, которые можно датировать примерно 100 тысяч лет назад. Самая древняя стоянка человека каменного века обнаружена на Припяти возле деревни Юровичи в Калинковичском районе Гомельской области. Она датируется 24 тысячелетием до нашей эры.
Изображение

Найдены также сотни поселений бронзового и железного веков.

Эпоха каменного века на территории Беларуси продолжалась по 2-е тысячелетие до н. э. Племена охотников и рыболовов, которые здесь жили в тот период, почти не знали земледелия и скотоводства.

В начале бронзового века сюда пришли иные племена. Именно они пользовались бронзовыми орудиями труда и могли их изготавливать. Но вследствие недостатка бронзы они по-прежнему основные орудия делали из камня. У них были каменные сверленые топоры и глиняные горшки, украшенные оттисками шнура. Отсюда названия: культуры боевых топоров либо культуры шнуровой керамики.

Историки часто употребляют наименование «индоевропейцы», ибо они расселились на огромной территории от Индии до Европы.

Лингвисты определяют индоевропейцев как народы, говорящие на языках индоевропейской семьи. Часть индоевропейцев называлась в древности ариями.

Для истории Беларуси наибольший интерес представляют племена среднеднепровской культуры, которая начала формироваться на Киевщине. Они овладели почти всем Поднепровьем. Культура шнуровой керамики Полесья и Волыни распространилась на западе Беларуси и в соседних районах Польши.

Занятиями индоевропейцев стали не только скотоводство, но и земледелие. Им было известно колесо и они использовали колесный транспорт. Строили деревянные повозки-дома с четырьмя колесами, которые тащили быки или волы. Вместе с тем, они сооружали и наземные жилища. Индоевропейцы первыми стали возводить погребальные курганы в Причерноморских степях. Умерших хоронили вместе с повозками. В те времена распространился обряд сожжения умерших и захоронения останков в глиняной посуде — урнах.

Обычным занятием древних индоевропейцев являлась война. Каждый мужчина был воином, а народ представлял войско. Используя боевые колесницы, луки со стрелами, мечи и боевые топоры, они во 2-м тысячелетии до н. э. утверждались на новых землях, среди чужих племен. Все чаще возникали союзные отношения между этнически разными племенами. Так в составе общин оказывались чужеземцы.

Постепенно возникали группы племен, живших на соседних территориях. Они разговаривали на диалектах одного языка, имели почти единообразную культуру, одинаковые обычаи. Вместе с тем, каждое племя такой группировки сохраняло в какой-то мере свой быт и духовную культуру. Родоплеменной строй расшатывался. Родовая община превращалась в соседскую.

В 2300–1800 годах до н. э. наблюдалась мощная волна расселения «шнуровиков» или индоевропейцев. На огромных пространствах от Урала до Рейна и от Причерноморья до Скандинавии распространялись племена скотоводов-кочевников. Они вытеснили либо ассимилировали первобытные неолитические группы на большой территории Восточно-Европейской равнины, достигли междуречья Волги и Оки, заселили Польшу, Прибалтику, Германию, Чехию, Скандинавию.

Ученые считают, что индоевропейская языковая общность возникла на Ближнем Востоке и оттуда распространилась на восток и запад. Реальное ее существование относят к IV–III тысячелетиям до нашей эры. Индоевропейцы разговаривали на своем языке. Однако он уже имел много наречий, территориальных диалектов. В результате смешения индоевропейцев с местными племенами возникли германцы, балты, славяне и другие народы.

Вопрос об индоевропейцах на беларуских землях поставил профессор Э. М. Загорульский в книге «Древняя история Белоруссии» (1977 г.). С. П. Витязь изложил индоевропейскую концепцию этногенеза беларусов, назвав беларуским 7-й период (XI–XIII вв.).

Беларусы в индоевропейской семье языков

Существует лингвистическая классификация языков народов мира, которая легла в основу этнической.

Все языки делят на большие семьи, связанные общим происхождением. В свою очередь семьи подразделяют на группы родственных языков. Внутри этих групп обычно выделяют ветви языков.

Приведем перечень наиболее крупных языков индоевропейской семьи. В нем «мертвые» языки указаны в скобках после «живых».

(1) Балтийская группа: латышский, литовский, (прусский).

(2) Германская группа языков:
— восточногерманская ветвь — (готский);
— западногерманская ветвь — немецкий, английский, фламандский;
— северогерманская ветвь — датский, норвежский, шведский.

(3) Славянская группа:
— восточнославянская ветвь — беларуский, русский, украинский, (древнерусский);
— западнославянская ветвь — польский, чешский, словацкий;
— южнославянская ветвь — болгарский, македонский, сербо-хорватский, (старославянский).

(4) Романская группа: итальянский, испанский, молдавский, португальский, румынский, французский, (латинский).

(5) Иранская группа насчитывает 9 языков.

Вне групп находятся: албанский, армянский, греческий, (древнегреческий) /по Н. И. Павленко/.

Как видим, беларуский язык занимает свое место среди многих языков в индоевропейской семье, весьма значительной и древнейшей в Европе.

Праславянский язык

Письменно этот язык не был зафиксирован. Название «праславянский язык» используется в науке для обозначения языка древних славянских племен. На его основе в результате многих преобразований сложились отдельные славянские языки.

Древние праславяне составляли определенную историческую область. Как считают языковеды, праславянский язык не был абсолютно единым. В нем довольно сильно ощущалось диалектное членение. Сведения об этом языке ученые черпают в первую очередь из сравнения славянских языков между собой, а также с другими индоевропейскими языками.

По мнению филолога А. Е. Супруна, на рубеже 3-го и 2-го тысячелетий до н. э. происходило выделение праславянской языковой общности среди других индоевропейских племен. Возможно, следует говорить о балто-славянском периоде в становлении славянских и балтских языков.

Первоначально выделившийся праславянский язык, по мнению ряда ученых, был распространен на сравнительно ограниченной территории — между Одрой (Одером) и Днепром по 50–55-й параллелям. Затем в 1-м тысячелетии происходило расселение славян по широкому пространству Восточной Европы и Балканского полуострова, завершившееся к VI–VII векам. Эту дату традиционно считают верхней хронологической границей существования праславянского языка.

Балто-славянская проблема

Общепризнанно, что из всех индоевропейских языков наиболее близкими к славянским являются балтские языки. В балтских и славянских языках много совпадений в фонетике, лексике, словообразовании. Однако существуют разные объяснения этого факта.

Одни исследователи считают близость между славянскими и балтскими языками следствием их происхождения от балто-славянского праязыка; другие — результатом языковых взаимовлияний и продолжительного сосуществования предков балтов и славян на смежных территориях; третьи — объясняют сочетанием интенсивных контактов и генетического единства. Наиболее реалистическим представляется последний подход.
Но кто в данном случае являлся общим предком? :unknown:

Лингвисты установили, что балтский праязык разделился на восточную и западную ветви за несколько столетий до нашей эры. В результате потомки западных балтов (пруссы, ятвяги и др.) остались на прежней территории, а предки восточных балтов (жемойты, латыши и др.) расселились на восток. Отсюда следует, что у западных балтов и славян был, вероятно, единый языковый предок и когда-то могло существовать западнобалтское языковое единство.

Решение балто-славянской проблемы, согласно данным, приведенным в энциклопедии «Беларуская мова» (1994), выглядит так:
«В начале 1-го тысячелетия до нашей эры балтийское языковое единство распалось на две части: западную, к которой относятся такие мертвые языки, как древнепрусский и ятвяжский, и восточную, которую представляют сегодня литовский и латышский. Существует мнение, что из западнобалтского праязыка выделилась и праславянская ветвь.

Вопрос о происхождении беларуского языка тесно связан с балто-славянской проблемой. Вся территория нашей республики, кроме части Брестской области между Ясельдой и Припятью, характеризуется гидронимикой балтского происхождения. Это означает, что абсолютное большинство названий рек и водоемов создано на основе балтских языковых правил. Все это свидетельствует, что на основной территории нашей республики, до того, как сюда пришли славяне, был распространен какой-то балтский диалект, который после VIII века н. э. постепенно вытеснялся восточнославянским».
Балто-славянекую проблему необходимо исследовать в комплексе с данными других наук, в частности — с археологией.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Население южной Беларуси в железном веке

Новое сообщение ZHAN » 30 июл 2018, 23:15

Археологи установили, что в VII–VI веках до нашей эры племена, жившие на юге Беларуси, научились добывать железо из болотных руд и делать из него орудия труда, оружие, украшения. Период до начала нашей эры называют ранним железным веком. Тогда на территории Беларуси существовали несколько больших племенных групп.

В хозяйстве и общественных отношениях они имели общие черты, однако различались между собой особенностями материальной культуры: типами жилищ, глиняной посудой, женскими украшениями, а также обрядами, включая погребение умерших.
Изображение

Учитывая эти признаки, ученые определили несколько археологических культур железного века. Древние культуры племен и народов (этносов) в науке называют археологическими культурами, потому что они становятся известными благодаря археологическим раскопкам. Обычно, хотя и не всегда, археологическая культура в той или иной степени соответствует этнической общности, группе родственных племен или (позже) народу.

Милоградская культура

Это культура племен, которые в VII–III веках до н. э. жили в Среднем и Верхнем Поднепровье, на территории современных Гомельской и Могилевской областей, на востоке Брестской и юге Минской области, на севере Украины. На севере Украины милоградские племена занимали территорию от Горыни до реки Рось, где граничили со скифами. Название культура получила от городища возле поселка Милоград в Речицком районе Гомельской области.

Население жило в городищах и неукрепленных поселениях. Городища особенно многочисленны в восточной части Гомельщины. Обнаружены 150 городищ милоградской культуры площадью от 0,3 до 1 гектара. Умерших хоронили на бескурганных могильниках возле городищ и поселений (исследовано 150 погребений). Одни исследователи полагают, что ведущей отраслью хозяйства данных племен являлось пашенное земледелие. Другие говорят о преобладающей роли скотоводства.

Археологи склонны связывать происхождение культуры с местным населением позднего бронзового века. О. Н. Мельниковская, изучившая многие памятники, считает, что милоградская культура сложилась на Волыни, где выявлен отчетливый славянский гидронимический пласт. Она связывает милоградские племена с неврами Геродота, в которых исследовательница видит ранних славян. Ряд археологов считают милоградскую культуру балтской. В социально-историческом развитии племена этой культуры находились на начальной стадии распада
родоплеменного строя.

Поморская культура

Памятники поморской культуры известны на территории Польши и в соседних с ней западных районах Беларуси и Украины. Археолог В. Б. Никитина установила, что северная граница этих древностей проходит по Ясельде.

На основной территории своего распространения культура представлена селищами и грунтовыми могильниками. Академик В. В. Седов группирует памятники IV — I веков до н. э. на пространстве от бассейна Одера на западе до Припятского Полесья на востоке в «культуру подклошевых погребений» и утверждает, что ее носители являлись самыми ранними славянами.

Зарубинецкая культура

В верхнем и Среднем Поднепровье с конца 1 тыс. до н. э., там, где ранее располагался основной ареал милоградской культуры, сложилась зарубинецкая культура. Ее племена занимают видное место в истории населения раннего железного века. Зарубинецкая культура была распространена в границах Гомельской, Могилевской, Минской и части Брестской областей. В южной Беларуси почти на каждом городище милоградской культуры присутствуют отложения зарубинецкой культуры. Зарубинецкие племена использовали городища, построенные их предшественниками. Возле городищ возникали селища и бескурганные могильники.

Распространенными жилыми постройками у зарубинцев были наземные сооружения столбовой конструкции, квадратные или прямоугольные в плане, площадью от 10 до 24 кв. м., имевшие двухскатные крыши. В жилищах устраивались открытые очаги.

Широкие исследования памятников зарубинецкой культуры проведены возле деревни Чаплин в Лоевском районе Гомельской области. Городище площадью 0,6 га на высоком берегу Днепра насчитывало около 20 небольших наземных столбовых жилищ. Рядом находилось открытое поселение и грунтовый могильник III века до н. э. — начала II века н. э., где изучены 282 погребения. Весьма интересны бронзовые фибулы — застежки для верхней одежды, которые являются, как и монеты, надежным датирующим материалом. Вещевой материал из погребений свидетельствует об имущественном неравенстве местных жителей.

Зарубинецкие племена — земледельцы и скотоводы — поддерживали связи с кельтами Западной Европы, скифами Нижнего Поднепровья. Из греческих городов Северного Причерноморья к ним попадали амфоры, стеклянные античные бусы.

Зарубинецкая культура привлекает внимание исследователей в связи с ее загадочной ролью в этнической истории населения Восточной Европы. Одни авторы считают зарубинецкие племена предками славянского населения Поднепровья, другие — племенами с особым диалектом, промежуточным между славянским языком и близкими к нему западнобалтскими говорами. По мнению третьих, эта культура имеет общие черты с культурой упоминаемых античными авторами пришельцев-бастарнов, напоминающих частично галлов (т. е. кельтов), частично германцев.

Вельбарская культура

Памятники вельбарской культуры I–V веков н. э. были распространены на территории северо-восточной Польши, северо-западной Украины и юго-западной Беларуси. Для нее характерны неукрепленные поселения, курганные и грунтовые погребения с обрядом трупосожжения и трупоположения. Выделяются две фазы развития культуры: I–II и II–V веков.

На территории Беларуси выявлены могильники Брест-Тришин, Скорбичи, Велемичи и др. Культура принадлежит готским (германским) племенам. Как видим, германские племена в глубокой древности на территории Беларуси все же были.

Киевская культура

Древности II–V веков выделил в отдельную культурно-историческую группу украинский археолог В. Н. Даниленко (в 1953–1976 гг.). Они получили название киевской культуры. Ареал киевской культуры охватывает большую территорию: Киевскую, Черниговскую, Сумскую области Украины, Гомельскую и Могилевскую области Беларуси, Курскую и Белгородскую области России — всего 200 памятников. На этом пространстве выделены четыре крупные территориальные группы: средне- и верхнеднепровская, деснинская и лесостепная левобережная.

На территории Беларуси расположены памятники верхнеднепровской группы. Их изучали Л. Д. Поболь и А. В. Ильютик в 60-е — начале 80-х годов XX века в Быховском районе Могилевской области (Абидня, Тайманово).

Поселения представлены в основном селищами. Иногда они находились на удалении 1–2 км друг от друга, образуя скопления. Такие «гнезда» известны в бассейне Сожа и возле реки Адаменка. Обычно площадь поселений составляет 1–2 га. Но в Беларуси поселения крупнее. Так, поселение и могильник Абидня занимает площадь 6–7 га.

Выявлены два типа жилищ: полуземлянки и наземные столбовой конструкции. Жилища отапливались очагами, сложенными из камней. На селищах исследованы хозяйственные ямы разных размеров, которые использовались для хранения запасов продуктов. Погребальный обряд — трупосожжение, с захоронением в круглой или удлиненной яме глубиной 0,2–0,6 м. В качестве урн использовались лепные горшки.

Ошняные сосуды делятся на три группы: гладкостенные, с расчесами и лощеные. Функционально выделяются горшки, миски, сосуды маленьких размеров. В Абидне и Тайманово обнаружены бронзовые подвески и фибулы с выемчатой эмалью красного цвета. Наличие значительного количества красных плоских бус римского типа, а также тигельков с натеками красноватой стекловидной массы доказывает местное производство этих изделий. Известны клады римских монет в этом регионе. Среди украшений особое место занимают фибулы — застежки различных типов.

Специалисты считают, что некоторые бронзовые изделия были привезены из ареала черняховской культуры (Украина). В Тайманово найдены также другие вещи черняховского импорта: костяной гребень, бронзовые пинцеты, пряжки. Памятник существовал вплоть до позднего этапа киевской культуры (до V века).

По мнению археологов, население Верхнего Поднепровья принимало значительное участие в формировании киевской культуры.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Население Средней и Северной Беларуси в железном веке

Новое сообщение ZHAN » 31 июл 2018, 23:51

Культура штрихованной керамики

Племена культуры штрихованной керамики располагались на север от ареала милоградской культуры. В VII веке до н. э. — IV веке н. э. они занимали среднюю полосу Беларуси и восточную половину нынешней Летувы. Культура штрихованной керамики оформилась на основе местной культуры эпохи бронзы. Посуду отличает поверхность, покрытая хаотической штриховкой, нанесенной пучком травы или соломы по сырой, необожженной глине.

На разных этапах развития границы этой культуры менялись. В первую очередь ее носители освоили территорию, прилегающую к беларуско-литовскому пограничью.

Расцвет культуры штрихованной керамики и вместе с тем максимальное увеличение ее территории приходится на начало 1-го тысячелетия н. э. В это время «штриховики» населяли не только бассейн Немана, но и верховья левобережных притоков Припяти (Случь, Лань, Птичь), среднее и верхнее течение Березины (Свислочь, Бобр и др.).

В то же время носители культуры штрихованной керамики занимали территорию восточной Летувы и юго-восточную часть Латвии.

Эта культура известна преимущественно по одному виду памятников — городищам. Наиболее исследованными памятниками в Беларуси являются Кимия и Новоселки (в Борисовском районе), Лабенщина и Збаровичи (в Минском районе), Малышки (в Вилейском районе), Старая Рудица (в Дзержинском районе).

Выявленные там жилища отражают патриархально-родовой быт племени. Это большие длинные дома, стены которых опирались на столбы. Жилища располагались вдоль края поселения. Каждый дом разделялся на отдельные помещения по 20–26 кв. м. В центре поселений находились хозяйственные постройки (стойла для скота и ямы-подвалы).

На городище в Малышках обнаружены остатки наземных домов размером 18 х 7 м. Каждый из них был разделен на четыре жилых помещения с открытыми очагами. Характер устройства жилищ свидетельствует об их принадлежности большой патриархальной семье, в которую входили малые семьи. Вероятно, последние своего хозяйства не вели, а являлись частями большой семьи, которая совместно решала хозяйственные и иные вопросы. Способы погребения умерших остаются неизвестными, так как на территории культуры штрихованной керамики они не обнаружены.

Исследователи считают носителей культуры штрихованной керамики балтоязычными племенами — предками летувисов и латышей. Археолог А. А. Егорейченко выделяет две стадии в развитии этой культуры — раннюю и позднюю — и считает их балтскими.

Днепро-двинская культура

В северной части Беларуси в VIII в. до н. э. — IV в н. э. жили племена днепро-двинской культуры. По мнению исследователей, они, как и племена культуры штрихованной керамики, являлись балтоязычными.

Территория обитания древних племен была довольно значительной. В современных границах она включала в себя почти всю Смоленскую область, западный край Калужской области, часть Брянской области, южные районы Псковской и Калининской (Тверской) областей России. Следует отметить, что границы культур железного века установлены приблизительно. Между их ареалами существовали широкие зоны с более или менее смешанной материальной культурой.

В границах Беларуси культура занимала северо-восточную часть Могилевской области и почти всю Витебскую область. Это свыше 160 городищ, раскопки производились на 17 памятниках.

Погребальные памятники днепро-двинской культуры остаются неизвестными, как и у культуры штрихованной керамики. По многим признакам эти две культуры близки между собой. Однако на Витебщине встречается так называемая текстильная керамика, на поверхности которой имеются отпечатки грубой ткани, сделанные до обжига посуды. Вероятно, горшки лепили в специальных мешочках.

Текстильная керамика широко распространена на городищах в бассейнах Верхней Волги, Оки и Камы. По первому исследованному городищу возле деревни Дьяково в окрестностях Москвы культуру называли дьяковской. Ученые считают, что дьяковские племена являлись финно-уграми. Прибалтийско-финские племена в древности заселяли многие места Новгородской и Псковской земель. Наличие текстильной керамики вместе с гладкостенной на городищах железного века может свидетельствовать о смешанном населении из балтов и финно-угров. Не случайно названия некоторых рек и озер на Витебщине характерны для балтийско-финской топонимии.

Среди всех рассмотренных археологических культур железного века к балтийским племенам уверенно можно отнести культуру штрихованной керамики и племена днепро-двинской культуры. Киевская культура вероятно была праславянской. Этническая принадлежность милоградской и зарубинецкой культур не установлена.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Средневековые культуры V–VIII веков. Пражская культура

Новое сообщение ZHAN » 01 авг 2018, 23:18

В 1940-е годы чешский археолог И. Борковский выделил в окрестностях Праги среди других древностей раннего средневековья новую культуру, которая получила название пражской. Это первые средневековые памятники, славянская принадлежность которых доказана археологическим путем. Позже такие поселения были выявлены возле деревни Корчак Житомирской области в Украине. Культуру стали называть пражско-корчакской или Прага-Корчак.

Во второй половине XX века в Восточной и Центральной Европе археологи Польши, Чехии, Словакии, Германии, Румынии, Болгарии, Украины, Беларуси открыли свыше 600 памятников и местонахождений пражской культуры. Материалы, изученные в Беларуси, помогают созданию общей характеристики пражско-корчакской культуры, определению времени ее возникновения и территории распространения.

Значительный вклад в изучение проблематики пражской культуры внесли беларуские археологи (А. Н. Левданский, А. Д. Коваленя, Л. Д. Поболь, В. С. Вергей и др.). Около 50 памятников этой культуры выявлены в беларуском Полесье от Бреста до Мозыря.

В пойме реки Горынь селища располагались группами по 2–4 на холмах или на краях надпойменных террас. Население пражской культуры освоило некоторые земли на север от Припяти, что подтверждают раскопки поселения возле деревни Кожан-Кородок на реке Цна в Лунинецком районе Брестской области.

Небольшие селища были бессистемно застроены деревянными полуземлянками. Подобное явление отмечено на всей территории распространения пражской культуры. Пол в землянках обычно песчаный, иногда обмазан глиной. Обычно жилища отапливались печами-каменками. Однако в беларуском регионе жилища отапливались очагами, выложенными на полу из камней, с дополнением болотной руды или металлических шлаков. На селище около города Петриков обнаружены три такие полуземлянки.

На селище возле деревни Снядин в Петриковском районе исследован участок, где располагались печи-домницы, в которых получали кричное железо.

Основой экономики раннеславянского общества являлись земледелие и скотоводство. Из ремесел известны гончарное, кузнечное, ювелирное, прядение, ткачество, изготовление кожаной обуви.

Погребальные памятники пражской культуры — грунтовые могильники или курганы с трупосожжением. Бескурганный могильник исследовался возле деревни Хорск, трупосожжение известно на поселении Хотомель, подкурганное погребение — по деревне Семурадцы в Житковичском районе Гомельской области.

В Беларуси открыты самые ранние пражские комплексы. По особым типам керамики, бус, фибул-застежек, деталей поясных наборов их можно датировать второй половиной или концом IV — началом V века. К таким ранним памятникам пражской культуры относятся поселения возле деревни Остров в Пинском районе, около деревни Снядин, селище на окраине города Петриков.

Не позже V века возникли поселения пражского типа в ряде регионов Украины, в бассейнах Верхнего Днестра и Прута. Таким образом, наиболее ранние памятники пражской культуры (или Прага-Корчак) фиксируются в южной Беларуси.

Наиболее известное в науке городище исследовано близ деревни Хотомель в Столинском районе Брестской области. Городище находится на возвышенности между болотистой низменностью и старицей ручья. Раскопки производили московские археологи Ю. В. Кухаренко и И. П. Русанова.

Площадка овальной формы, размером 40 х 30 метров, укреплена валом и рвом. Культурный слой имеет толщину от 0,4 до 2,5 м. Выявлены ямы, заполненные углем, камнями, фрагментами лепной посуды культуры типа Прага-Корчак. Городище является финалом пражской культуры, но на этом использование его как укрепления не закончилось.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Средневековые культуры V–VIII веков. Банцеровская культура

Новое сообщение ZHAN » 02 авг 2018, 10:07

Пражскую культуру археологи считают бесспорно славянской. Однако она была распространена лишь узкой полосой в южной Беларуси.

В середине I тысячелетия н. э. в жизни населения Центральной и Северной Беларуси происходили значительные изменения, которые отразились в материальной культуре. Культуры штрихованной керамики и днепро-двинскую сменили памятники типа верхнего слоя Банцеровщины. Впервые они стали известны в конце 1920-х годов по материалам, полученным с верхнего культурного горизонта Банцеровского городища под Минском.

Банцеровское городище (название по хутору Банцеровщина) расположено на левом берегу реки Свислочь (ныне водохранилище Дрозды), на холме высотой 20 метров. Овальная площадка имеет размеры 50 х 35 м. Городище укреплено валами и рвами. В это городище-убежище в случае военной угрозы собирались люди одной общины с нескольких неукрепленных поселений.

В верхнем горизонте Банцеровского городища, который датируется V–VIII веками, археологи нашли боле 20 глиняных горшков, вылепленных без применения гончарного круга. В некоторых горшках находилось обугленное зерно пшеницы, проса, гороха. Среди горшков есть такие, которые имеют расширение в верхней части (так называемую «плечистость»), что характерно для изделий славян, однако большинство имеет форму банки или слабо профилированы, что характерно для балтов.

При археологических раскопках получены многочисленные и разнообразные сведения об аналогичных памятниках Центральной и северной Беларуси. Так, в северо-западной части днепровского бассейна и в Понеманье обнаружены несколько десятков поселений V–VIII веков — Ревячка, Дедиловичи, Гуры, Никольцы (Минская область). Материалы подобного культурного облика и того же времени обнаружены в Витебской области на селищах вблизи населенных пунктов Варганы и Лукомль, на городищах в Полоцке, Витебске и в других местах.

Поначалу население банцеровской культуры жило в открытых поселениях, расположенных на берегах рек и озер. Комплекс предметов раннего периода культуры найден при раскопках селища и грунтового могильника возле деревни Ревячка в Мядельском районе Минской области. Выявлены два наземных и два полуземляночных жилища с печами внутри. Найдены лепные слабопрофилированные сосуды, железные ножи с выгнутой и прямой спинкой, глиняные биконические пряслица с большими отверстиями. На селище обнаружены грунтовые погребения по обряду трупосожжения. Одно захоронение совершено в урне, два других — ямные.

Поселения второго хронологического периода находились неподалеку от ранних городищ, уже запустевших к тому времени. Городища культуры штрихованной керамики и днепро-двинской были значительно перестроены и преобразованы в хорошо укрепленные убежища. Городища-убежища и поселения возле них обнаружены у деревень Дедиловичи (Борисовский район), Никольцы (Мядельский район), Урагово (Верхнедвинский район) и в ряде других мест.

Археологи выделяют несколько вариантов банцеровской культуры: колочинский, дедиловичский, атокинский, тушемлинский. В основе такого выделения лежат особенности, отразившиеся в распространении деталей погребального обряда, некоторых типов украшений, орудий труда, строительства жилищ.

Археолог В. И. Шадыро считает, что есть основания для отнесения региона витебского течения Западной Двины к тушемлинскому варианту древностей типа Банцеровщины. Этот регион еще в раннем железном веке находился под воздействием одного из вариантов днепро-двинской культуры, расположенного на Смоленщине.

Время существования банцеровской культуры определяется V–VIII веками. Высказано мнение о том, что памятники раннего средневековья в Средней и Северной Беларуси сформировались на основе культур штрихованной керамики и днепро-двинской, при участии элементов киевской культуры.

Особенности воздействия южных культур проявились в распространении открытых поселений, строительстве полуземлянок, погребальном обряде по типу трупосожжения.

Банцеровская культура занимала территорию не только Центральной и Северной Беларуси, но также некоторые соседние районы. Родственной ей была тушемлинская культура на Смоленщине. Некоторые исследователи, например археолог Е. А. Шмидт, считают эти культуры балтскими.

Однако можно привести аргументы в пользу того, что и славяне имеют отношение к банцеровской культуре. Это славянская керамика, своеобразные полуземляночные жилища с печами-каменками, каменные жернова и ритуальные ножи со своеобразным навершием в некоторых городищах; останки трупосожжений в круглых курганах V–VII веков; славянская гидронимика в беларуском Подвинье; культурные напластования V–VIII веков с керамикой типа Банцеровщины на городищах и селищах древних городов Полоцка, Витебска, Лукомля.

Следует учесть, что в то время славяне расселялись на тех землях, где давно обитали балтские племена. Археологические материалы позволяют предполагать, что в формировании банцеровской культуры участвовали также славяне. Они появились на территории, где ранее жили балты, и в значительной степени ассимилировались с ними. При дальнейшем расселении славяне окончательно заселили Верхнее Поднепровье и Подвинье.

Однако на территории Беларуси — по мнению беларуского археолога Э. М. Зайковского — еще долго сохранялись островки балтских племен.

Филолог Ф. Д. Климчук высказал интересное мнение:
«Ареал банцеровской культуры близок к ареалу беларуских говоров XIX — начала XX вв. Это, скорее всего, свидетельствует о том, что эпоха банцеровской культуры имела существенное значение в истории этногенеза прабеларусов».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Средневековые культуры V–VIII веков. Колочинская культура

Новое сообщение ZHAN » 03 авг 2018, 17:08

Ее племена занимали большие пространства южной части лесной зоны Восточной Европы. В него входили беларуские участки бассейнов Днепра, Сожа, Десны, верховья Суллы и Сейма, бассейн нижней Припяти. Археологи датируют эту культуру серединой V–VIІ — началом VIII века.

Для колочинской культуры характерно «гнездовое» размещение селищ на небольшом удалении друг от друга. Городища отличает система укреплений: земляные валы и деревянные стены. Жилища представляют прямоугольные полуземлянки площадью от 6 до 24 кв. м. Печь-каменка находилась в северо-восточном углу, на уровне пола. Погребальный обряд по типу трупосожжения представлен как грунтовыми, так и курганными захоронениями.

Важным результатом анализа колочинской культуры в Беларуси служит выделение племенных центров, вокруг которых расположены гнезда поселений. Археологическим памятником V–VII веков, который можно рассматривать как явление эпохи военной демократии, является городище возле деревни Никодимово в Горецком районе Могилевской области (раскопки А. А. Седина).

Городище находится на берегу реки Быстрая, впадающей в Проню. Оно имеет две площадки, укрепленные валами. Верхняя площадка выполняла оборонительную и, вероятно, культовую функции. На нижней площадке с внутренней стороны вала обнаружены остатки длинной постройки столбовой конструкции. Такие сооружения хорошо известны на Смоленщине. Постройка была разделена на жилые и хозяйственные помещения. Найдено много предметов воинского вооружения и снаряжения всадников: шпоры, уздечки, другие детали военной амуниции. Своеобразными украшениями являются бронзовые пальчатые фибулы (найдено 6 экземпляров).

Городище Никодимово расположено в зоне соприкосновения колочинской и тушемлинской культур.

Поселение возле деревни Вежки в Дубровенском районе Витебской области включало городище на высоком холме и примыкающее к нему селище (раскопки Ю. В. Колосовского). На городище хранилось наиболее ценное имущество общины (запасы продовольствия, хозяйственно-бытовой инвентарь). Рядовые члены общины жили на селище.

Многочисленные находки хозяйственно-бытового инвентаря (жерновов, серпов, кресал, шильев) и предметов бронзолитейного дела (тиглей, литеек) говорят об относительно высоком уровне сельскохозяйственного производства и ремесла. Особый интерес представляют обнаруженные при раскопках в Вежках женские украшения. Украшения для головы составляли височные кольца из серебра и бронзы. Шею и грудь украшали бронзовые гривны, ожерелья из стеклянных и янтарных бус, небольшие ажурные подвески из серебра. На запястья рук одевали браслеты с филигранно выполненной орнаментацией.

Поселения Никодимово и Вежки в VI–VII веках были племенными центрами, которые контролировали значительную территорию.

Приток нового населения из южных районов Поднепровья привел к существенным изменениям в судьбе населения региона и его материальной культуре. В результате военных столкновений с пришельцами на рубеже VII–VIII веков погибли племенные центры — городища Колочин, Никодимово, Вежки в беларуском Поднепровье, Тушемля и Демидовка на Смоленщине. Часть населения была вытеснена на север в Витебское Подвинье, но другая осталась на месте и, вероятно, приняла участие в становлении новых этнокультурных общностей Поднепровья — кривичей и радимичей.

Колочинская культура получила название от поселения Колочин в Речицком районе Гомельской области. В 1955–60 гг. результативные раскопки на городище и селище вел Э. А. Сыманович, выявивший полуземляночные жилища.

Все исследователи единодушны в выводе, что происхождение колочинской культуры связано с памятниками предшествующего времени на этой территории, в частности, с киевской культурой III–V веков. Но вопрос об этнической принадлежности колочинской культуры остается дискуссионным.

Некоторые исследователи включают ее в балтийский этнокультурный массив. Они указывают на отсутствие генетической связи с местными восточнославянскими древностями последующего периода и на распространение балтской гидронимии в Верхнем Поднепровье. Другие ученые говорят о славянском характере колочинских памятников. Третьи считают колочинскую культуру балтской, однако находившейся под сильным влиянием славян, что, конечно, не исключено.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Проблема прародины славян

Новое сообщение ZHAN » 04 авг 2018, 11:46

Единство происхождения славянских народов не вызывает сомнения. Этой проблеме посвящено огромное количество работ (книг, статей, докладов). Вместе с тем все понимают, что данная проблема до конца не решена.
Изображение

Западная и восточная концепции

В прошлом господствовала концепция азиатского происхождения славян, связывавшая их со степными кочевниками — сарматами, гуннами и другими. Но затем появились книги чешского исследователя Павла Шафарика «Славянские древности» (1837) и «Славянское народописание» (1843). В них он опроверг эту теорию и доказывал, что славяне — потомки древних народов Европы. Несколько ранее языковеды создали сравнительную индоевропейскую грамматику и установили принадлежность всех славянских языков к индоевропейской семье.

Ранними письменными источниками по истории славян являются сообщения византийских авторов VI века. Готский историк (монах) Иордан в конце VI века писал о венедах, антах и склавинах.

В «Начальном своде» (1093), вошедшем в «Повесть временных лет», приведены предания о том, что первоначально славяне жили на Дунае. Оттуда они расселились в другие регионы. Однако многие ученые-слависты высказывали сомнения в правильности «дунайской» (или балканской) прародины славян и предлагали искать ее севернее Карпат, в бассейне Вислы, и даже в Прибалтике.

Многое для решения проблемы происхождения славян сделал чешский ученый Любор Нидерле (1865–1944), создавший фундаментальный 4-томный труд «Славянские древности» (1902–1934).

По Нидерле, праиндоевропейский язык распался в начале 2-го тыс. до н. э. на отдельные языки. Длительное время существовал балто-славянский язык. В результате его членения в 1-м тыс. до н. э. образовался праславянский язык, с чего и начинается история славян. Нидерле осторожно говорит о территории славянского расселения в начале нашей эры. По его предположению она располагалась к северу и северо-востоку от Карпат, а на востоке достигала Днепра. Ученый не исключал, что западные пределы славянского ареала, возможно, доходили до Лабы (Эльбы).

Балты являлись северными соседями славян, они разграничивали славян и финнов. Под давлением роста населения и под натиском других народов славяне в V–VI веках начали распространяться на запад, юг и восток. Движение на запад было весьма ограниченно, ввиду сильного сопротивления германских племен.

Труды Нидерле долгое время оставались вершиной исследований по проблемам этногенеза и древней истории славян. Дополнить их попытался польский лингвист Тадеуш Лер-Сплавинский (1891–1965).

Он утверждал, что прародина славян находилась в бассейнах Вислы и Одры (Одера), доходя на юго-востоке до Среднего Днестра, захватывая Волынь и Подолию. В бассейнах Вислы и Одры образовалось праславянское «ядро».

Белорусский языковед В. В. Мартынов доказывал наличие славяно-германского лексического взаимодействия древнейшей поры. По его мнению, такое взаимодействие служит одним из важнейших доводов в пользу гипотезы о висло-одерской прародине славян, ибо оно предполагает в качестве необходимого условия длительную географическую смежность носителей контактирующих языков.

Российский археолог-славист В. В. Седов в русле висло-одерской теории подробно изложил свои взгляды на историю славян в период от 2-го тысячелетия до н. э. по середину 1-го тысячелетия н. э. По его мнению, в начале этого периода в Средней Европе существовала древнеевропейская общность: кельты, германцы, славяне и другие народы. Завершился период великим переселением народов. В течение этого времени культура славян развивалась во взаимодействии с кельтами, германцами, скифо-сарматами и другими древними этносами, испытывая влияние провинциально-римской цивилизации.

Польский археолог Казимир Годлевский категорически не согласен с «западной», или висло-одерской, концепцией прародины славян и выступает сторонником ее «восточного» варианта. При этом Голдовский считает наиболее важным не типологические сравнения археологических признаков культур, а уровень их социально-экономического развития.

Он обратил внимание на простоту инвентаря раннесредневековых культур славянского населения, их заметную примитивность, неразвитость социально-экономической структуры общества и сделал вывод, что славяне раннего средневековья не могут считаться наследниками провинциально-римских образований.

Славянские древности первой половины 1-го тысячелетия н. э. надо искать среди археологических культур, не затронутых римской цивилизацией — в лесной полосе Восточной Европы. По уровню своего общественно-экономического развития модель славянских культур раннего средневековья близка населению Верхнего Поднепровья, представленному поздними зарубинецкими древностями и киевской культурой.

Голдовский считает что в V веке, когда германцы (готы) ушли из причерноморских земель и Висло-Одерского междуречья, началась бурная миграция славян из Верхнего Поднепровья на опустевшие территории, а также в бассейн Дуная и на Балканский полуостров. Славяне, восприняв элементы местных культур, создали пражскую и Пеньковскую культуры.

Таким образом, сторонники западной концепции утверждают, что истоки славянской культуры нужно искать на территории Польши, между Одером и Вислой. Начало ее формирования приходится на первую половину 1-го тысячелетия до нашей эры.

Сторонники восточной концепции приводят данные, которые указывают на Восточную Европу, конкретно — на северную часть среднего Поднепровья (Киевщину), включая Полесье, и на юго-восточную часть Верхнего Поднепровья как на прародину славян. Процесс формирования славянства на этой территории происходил в первой половине 1-го тысячелетия нашей эры.

Нам представляется более вероятной восточная концепция.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 50372
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.След.

Вернуться в Беларусь

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1