Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Происхождение русов и славян

Зарубинцы в конфликтах

Новое сообщение ZHAN » 10 июл 2020, 21:05

Очень долгой была война Скилура против Херсонеса. Она шла с переменным успехом и в 135/130 г. до н. э. херсонеситы даже сожгли посад Неаполя. Однако, потом. Скилур начал побеждать и загнал херсонеситов в пределы самой их крепости.

Тогда Херсонес обратился за помощью к новому понтийскому царю Митридату. Тот сразу ухватился за возможность повысить свое влияние на севере и прислал в Херсонес армию под командованием стратега Диофанта.

Диофант прибыл в Херсонес в 113 г. до н. э. К этому времени Скилур умер и новым скифским царем стал один из его 80 сыновей, Палак. Многоженство скифских царей опять-таки совпадает с обычаями русов IX–X веков, описанным как иностранными историками, так и русскими летописями. У других европейских народов этого не было.

Палак безуспешно воевал против Диофанта, но был разбит хорошо вооруженным и дисциплинированным войском понтийцев.

Тогда Палак заключил союз с приазовскими роксоланами. Вероятно, роксоланы опасались Митридата больше, чем скифов. Мы уже писали о том, что роксоланы были необычным народом. Считаясь сарматами, они имели другое, местное происхождение, в силу чего были ближе скифам.

Греки насчитали у царя роксолан Тасия 50 тысяч воинов, в то время, как Диофант имел лишь 6000 гоплитов и несколько тысяч ополченцев Херсонеса. Конечно, греческие цифры лживы, но насколько, мы не знаем.

В битве при Керкинитиде Диофант наголову разгромил легко вооруженное войско скифо-сарматов, пехота которых почти вся погибла.

Испуганный боспорский царь Перисад срочно завещал свое царство Митридату, чтобы избежать возможного вторжения Диофанта, чем возмутил скифскую партию при дворе Боспора. Ее возглавил воспитанник Перисада Савмак, который считался наследником царя. Мятежники убили Перисада и едва не убили Диофанта, которому с трудом удалось бежать на Херсонесском корабле.

Весной 111 г. до н. э. Диофант начал контрнаступление на Боспор. Были захвачены все основные города Боспора, включая Феодосию и Пантикапей. Савмак попал в плен.

Палак был вынужден подчиниться Митридату и начал устанавливать нормальные отношения с Херсонесом.

Греки впервые перестали платить дань скифам, сарматам, меотам и бастарнам, к чему все эти племена давно привыкли. Конечно, вскоре они попытались вернуть положение.

В 91 г. до н. э. бастарны, сарматы и меоты потребовали от Боспора, Херсонеса, Ольвии и Тиры возобновления дани. Те, естественно, обратились за помощью к Митридату. Царь прислал стратега Неоптолема с армией и флотом и тот разбил меотов и сарматов. Затем Неоптолем отправился в Тиру, где нанес поражение бастарнам уже в 90 г. до н. э.

Однако, в преддверии войны с Римом, Митридат не хотел проблем на севере и приказал Неоптолему заключить с бастарнами союз, видимо, возобновив выплату им дани.

Скифы же сохраняли союз с Митридатом и вместе воевали против Рима до самой гибели царя. В 66 г. до н. э. под городом Мцхета на реке Куре в бою с римлянами Гнея Помпея Великого погибла скифская девушка-амазонка, погребение которой было вскрыто современными археологами. Обнаруженные при раскопках останки молодой женщины, оказались весьма показательными. Скифская амазонка носила прическу с традиционной славянской косой, уложенной на голове высокой короной. Облик этой женщины был восстановлен Михаилом Герасимовым.
Пусть кто-нибудь, глядя на скифскую поляницу скажет, что это иранка. :D
Изображение
Скифская амазонка.

Самым крупным сарматским племенем на Северном Кавказе теперь стали аорсы, серьезно смешанные с синдо-меотами. Ранее они жили в районе между Оренбургом и Орском, но около 70 г. до н. э. часть из них перешла Волгу. Аорсы были могущественным народом с богатыми правителями. По китайским данным, во II в. до н. э. аорсы могли выставить 100 тысяч всадников. А для участия в династическом конфликте в Боспорском царстве в 64–63 годах до н. э. их царь Спадин, якобы, выставил войско из 200 000 всадников.

Страбон в начале I века н. э. упоминает народ, который он именует «верхними аорсами», еще живущий на Южном Урале, и описывает важный торговый путь, проходящий через их территорию, по которому индийские или «вавилонские» товары импортировались на верблюдах и продавались медам и армянам с южной стороны Кавказа. Эта торговля была для аорсов источником таких богатств, что они «могли себе позволить носить золотые украшения». Однако взаимоотношения между «верхними аорсами» и их ветвью из низовьев Волги и Дона, про которую Страбон говорит, что они «изгнаны верхними аорсами», остаются неясными.

Такова была деятельность скифов и сарматов в связи с греко-римскими делами. Но население степи продолжало расти, и сарматы начали новое продвижение на запад. Возможно, сарматы пытались не допустить захвата правобережья Днепра гетами царя Буребисты, который в 50 г. до и. э. дошел до Ольвии и разрушил ее. Очевидно, что геты были врагами не только греков, но и праславян-зарубинцев, ведь войны между бастарнами и гетодаками, как мы знаем, начались еще в III в. до н. э.

Еще в 59 г. до н. э. бастарны разгромили римского проконсула Македонии Марка Антония у города Истра, жители которого позвали их на помощь против наступающих римлян. Значит тогда бастарны были еще на северном берегу Дуная. Теперь же геты оттеснили бастарнов на север, чем открыли дорогу через Днепр для сарматов.

Правда, сначала языги и какие-то еще правобережные племена решили воспользоваться поражением бастарнов и напали на зарубинецкие земли. Судя по немедленному усилению оборонительных систем городищ, зарубинцы защищались отчаянно, однако двойной удар гетов и языгов, вероятно, сделал окончательно невыносимой жизнь позднезарубинецкого населения. Прекращаются похороны на многих могильниках. «Зарубинцы» расселяются подальше от опасных соседей — на юго-запад в пойму Днепра и на северо-восток в Подесенье, где позже формируется киевская культура (Щукин, 1987).

Именно тогда на правобережье Среднего Поднепровья перекочевала большая и сильная сарматская орда, окружившая с юго-запада земли зарубинецких племен. Скорее всего, это были роксоланы. Возможно их пригласили сами зарубинцы для защиты от напиравших врагов. Не зря Страбон всего через несколько лет счел роксолан бастарнским племенем.

Опираясь на помощь роксолан, бастарны начали теснить гетов, и к 30 г. до н. э. отогнали их назад до Дуная. Геты были вынуждены отступить в Дакию.

В тот год бастарны князя Дельдона уже вторглись из-за Дуная в Мёзию и захватили ее. Рим, считавший себя покровителем мёзов, смолчал. Тогда бастарны напали на Фракию и опустошили земли племени дентелетов, имевших союзный договор с Римом. Это уже было прямым вызовом империи, на который ей надо было отвечать.

Октавиан в тот год делил консулат с внуком триумвира Марком Лицинием Крассом. Октавиан двинулся в Египет, а Красе стал проконсулом Македонии. У него было 3 легиона.

Весной 29 г. до н. э. Красс двинулся на помощь фракийцам. Узнав об этом, Дельдон без боя оставил Фракию и ушел на север за Гем (Родопы).

Это не удовлетворило Красса. Он двинулся на север по долине Стримона, перешел Гем и захватил занятую бастарнами крепость Сегестику (Сердику). Бастарны отошли еще дальше и отправили к Крассу послов с предложением мира. Послы говорили, что бастарны не причиняли римлянам никакого вреда. Красс принял послов радушно, сильно напоил и обещал дать ответ на следующий день.

Глубокой ночью римляне снялись с лагеря и в полном вооружении пошли через лес, за которым находилось войско бастарнов. Произошло сражение при Цибрице у впадения ее в Дунай (Дион LI. 23–27). Естественно, неготовые к бою и не успевшие построиться бастарны были разбиты, а сам Красе убил Дельдона.

Весной 28 г. до н. э. Красс вернулся в Македонию, не собираясь продолжать кампанию на севере. Однако теперь бастарны были разъярены поражением и решили отомстить дентелетам, которых считали виновными в приходе римлян. Они напали на них и начали разорять их земли. Крассу пришлось снова выступить в поход. Ситуация повторилась. Узнав о приближении римлян, бастарны отступили. Красе догнал их и разбил.

Но и после этого бастарны никуда не делись из Придунавья. Они с удивительным упорством продолжали попытки вторгнуться на Балканы. Возможно, когда античные авторы говорят о бастарнских войнах, они имеют в виду походы, подобные тем, что позже предпринимали русские князья Аскольд, Олег, Игорь, Святослав, Владимир. Характерно, что бастарны обычно действовали в союзе с какими-то местными придунайскими племенами. Так же поступали позже и киевские князья. Иными словами, непохоже, что бастарны жили в Придунавье. Они явно приходили туда только воинскими дружинами, а потом уходили на северо-восток в зону Зарубинецкой культуры. Тогда, после войны Красса, бастарны снова ушли на север, а придунайскую степь заняли роксоланы.

Видимо, бастарны ушли тогда на север из-за новой угрозы языгов, остававшихся тогда в степях южнее Тясмина. Как мы уже писали, в 20 г. до н. э. зарубинцами был построен второй «Змиев вал», продолживший первый до реки Тетерев. Именно это направление тогда и было самым опасным. Натиск языгов был успешно отражен, а сами они вытеснены на юг или на запад.

Роксоланы же впервые вторглись в Мёзию из-за Дуная в конце 16 г. до н. э. Очевидно это было сделано зимой по льду. Проконсул Македонии Луций Тарий Руф весной выбил их назад. (Дион 44. 9). Страбон пишет, что в его время роксоланы были вооружены довольно просто. Они имели шлемы и панциры из конских и бычьих копыт, сражались копьями, мечами и луками. Похоже, тогда роксоланы имели довольно легкую конницу.

В 8–7 гг. до н. э, мы вновь встречаемся с бастарнами уже в междуречье Тисы и Дуная, да еще и в союзе с недавними противниками даками. Очевидно, узнав о наступлении римлян в Паннонии, праславянские племена пшеворской и зарубинецкой культур решили помочь тамошним племенам, заключили союз с даками и отправили на юг свои дружины. Они начали концентрироваться в Пуште, но проконсул Македонии Марк Виниций ударил на опережение. Он выступил из Сингидунума в междуречье Дуная и Тисы, разбил объединенное войско даков и бастарнов, погромил племена анартов и теврисков, и дошел до земель современной Словакии. Противостоять римской армии в годы ее расцвета наши предки, конечно, не могли. Однако, поразителен размах операций бастарнов на огромной территории от Киева до Словакии и от Ольвии до Фракии.

Видимо, в зиму 5 г. до н. э. роксоланы попытались опять перейти по льду Дунай и римский проконсул Македонии Гней Корнелий Лентул отбил их (Флор II. 29).

Складывается впечатление, что народы, жившие к северу от Дуная, очень не хотели допускать продвижения Рима к Дунаю и упорно боролись против этого. Поэтому Дунайские войны Августа затянулись так надолго. В этих войнах участвовали и праславянские племена.

В 17 году уже новой эры, теснимые бастарнами языги попросили у императора Тиберия разрешения поселиться в степях между Дунаем и Тисой. Тиберий согласился, рассчитывая на союз с языгами и использование их против других племен. С уходом языгов, причерноморская степь осталась в полном владении роксоланов.

Крымские же скифы, еще в 25 г. до н. э. отправили посольство к Августу, который тогда воевал в Испании, и предложили союз, на который он охотно пошел. Для скифов этот союз гарантировал защиту от сарматов и боспорцев и выход на римский рынок хлеба как когда-то на греческий.

К тому времени скифы уже полностью осели на землю и давно уже не были кочевниками. Может быть, это и обеспечило их союз с бастарнами. А с крымскими таврами у них союз был уже давно. Страбон жаловался, что скифы и тавры занимаются морским разбоем на Понте Эвксинском.

Союз с Римом не очень помог крымским скифам. В 23 году царь Боспора Аспург, ориентировавшийся на тесный союз с сарматским племенем сираков, разбил скифов, которые признали себя вассалами Боспора. Тогда в Крыму распространились сарматские и боспорские княжеские знаки-двузубцы, очень похожие на герб Рюриковичей. Связь между ними видна, но вряд ли кавказские знаки стали прототипами знаков Рюриковичей. Скорее это общая традиция праславян с древнейших времен.

Новый римский император Клавдий не захотел терпеть Боспорской самостоятельности и в 49 году разбил боспорско-сарматскую армию. Ослабление Боспора вызвало новые миграции сарматских племен. Роксоланы сконцентрировались к западу от Днестра, аорсы теперь заселили степи между Днестром и Днепром, а их цари Фарзой и Инисмей начали чеканку своей монеты в Ольвии. Очевидно, что город попал под их полный контроль. Сираки заселили левобережье Днепра, а степи между Доном и Волгой заняли аланы, пришедшие из Азии.

Пришло время разобраться и с этими народами, которые часто фигурируют в этой теме. Разные древние авторы описывают аланов очень по-разному. Это говорит о том, что описываются разные народы, возможно, взявшие общее имя. Это же подтверждают археология и антропология. Аланы, несомненно, являются особой группой племен, в которую античные и средневековые авторы «сбрасывали» всех, кто не попадал под более четкое определение. Из-за этого с аланами возникла большая путаница. Так, аланами считаются роксоланы. Но роксоланы появились в Причерноморье гораздо раньше алан. По словам Лукиана, внешне аланы отличались от скифов только короткой стрижкой. В таком случае, он имеет в виду именно группу роксолан. Роксоланы и западные сарматы были долихоцефалами, в то время как азиатские аланы — брахицефалами. Это уже означает сильную разницу в происхождении. Не зря Лукиан считает их подобными скифам. Скифы ведь тоже были долихоцефалами.

Археологи до сих пор не могут выделись культуру роксолан, хотя знают места их обитания. Это может значить только одно — культура этого народа ничем не отличается от культур других местных народов.

Несомненно, роксоланы были остатком древней Катакомбной или Срубной культуры ариев. Рядом с ними всегда жили меоты. В какой-то момент меоты исчезают и появляются роксоланы. Уж не меоты ли это? Между прочим, меоты выращивали чисто праславянскую культуру рожь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Набеги на римские владения

Новое сообщение ZHAN » 11 июл 2020, 19:28

Такими же потомками срубников были западные сарматы, включая савроматов, сирматов, царских сарматов и языгов. Скорее всего, эти народы также приняли участие в формировании роксолан.

А вот аорсы были уже потомками андроновцев. Они были брахицефальны и говорили на другом языке, ближе к иранскому. Но, при этом, названия «аорсы» и «роксоланы», несомненно, одного корня и корень этот — «рос».

Аланы же жили еще восточнее аорсов и были самыми восточными из сарматов. Судя по современному осетинскому языку, аланы говорили уже на языке, близком к иранскому. Однако, аланы в Европе стали такой же сборной «солянкой» степных народов, как и сарматы, а до них, скифы.

По-видимому, название «аланы» является вариантом термина «арии», а сами аланы представляли тогда наиболее мощную часть сарматов. Интересно, что практически всегда такая мощная сила концентрировалась в междуречье Волги и Дона. Все племена и народы, жившие в этом регионе, с середины I века получают общее имя аланов, будучи при этом различного происхождения. Название же роксолан, по нашему мнению, никак не связано с истинными восточными аланами, а является простым созвучием.

Совершенно точно, что часть аланов называлась русами, так же, как роксоланы и аорсы. Это известно из сообщений арабских авторов VIII–X веков. Это же известно из эпоса современных осетин, являющихся потомками части алан. Но и древнегерманский эпос считал алан предками германцев и называл асами. Древняя же Русь называла их ясами. Отрицать возможность формирования части германцев в придонских степях, мы не можем, но вопрос это сложный.

Ну, а тогда в Причерноморье именно в середине I в. н. э. прекращают свое функционирование все южные зарубинецкие городища и могильники. Видимо, новые степные племена вновь потеснили теперь уже настоящих славян на север.

Аорсы отрезали скифов и бастарнов от Ольвии, а Херсонес не пускал скифских купцов в Черное море, объявив свою монополию. В конце концов, вынужденная блокада вызвала войну. В 60/63 году скифы, в союзе с савроматами, сатархами и таврами потребовали от Херсонеса дани. Город отказал. Тогда союзники осадили Херсонес и разорили его окрестности. Одновременно роксоланы, даки и бастарны осадили Ольвию.

Легат Мёзии Марк Плавтий Сильван среагировал мгновенно. Он перешел Дунай, за несколько дней дошел до Ольвии и разгромил там осаждающих. Брат царя даков и сыновья царей роксоланов и бастарнов попали в плен. Оставив в городе гарнизон, Плавтий двинулся в Крым, видимо, на кораблях и появился под стенами Херсонеса уже на 12 день осады. Скифы и их союзники также были разбиты, потеряли часть земель и признали господство Рима. Плавтий этим не ограничился и переселил в римскую Мёзию 100 тысяч местных жителей. Несомненно, большую часть из них составили бастарны и скифы.

Видимо, это сыграло негативную роль в последующих событиях. Мёзия получила массу враждебного Риму населения, которое сочувствовало и помогало в набегах на провинцию своим соплеменникам из-за Дуная.

Сначала роксоланы и бастарны воспользовались Гражданской войной в Риме в 68–69 годах.

Зимой, в январе или феврале 68 года, роксоланы перешли по льду Дунай и уничтожили две римские когорты в Мёзии. Это была проверка боеспособности мёзийских войск. К этому времени, согласно Тациту, роксоланы значительно усилили свое оснащение и превратились из легкой конницы в тяжелую. У них появились железные пластинчатые панцири, хорошие шлемы, длинные ударные пики. Кони также были защищены доспехами.

Следующей зимой 69 года из-за Дуная в Мёзию вторглись уже 9000 роксоланов. Очевидно, они слышали о событиях в Риме и думали, что мёзийские легионы ушли на войну в Италию. Роксоланы беспечно рассыпались по провинции для грабежа. Однако, именно в это время в Мёзии оказался легион III Gallica легата Тита Фульва Аврелия. Легат приказал своим ауксилиям разогнать роксоланов, что они легко и сделали. Ауксилиариев у римлян было 5000 человек. Им сильно повезло, что случилась оттепель, шел дождь и роксоланы оказались бессильны, так как их кони вязли и падали в грязи.

Поражение было тяжелым, но не испугало роксолан. Ровно через год, зимой 70 года, они вновь вторглись в Мёзию. Против них выступил легат Мёзии Гай Фонтей Агриппа с легионом V Alauda и был разбит роксоланами, причем сам погиб в бою.

В течении нескольких следующих лет римляне серьезно усилили свою войсковую группировку в Мёзии, что говорит об их опасении по поводу действий роксолан, бастарнов и даков. Первые два из перечисленных народа были праславянскими.

Опасения римлян были не напрасными. В 84 году начались нападения даков царя Диурпанея, а также бастарнов и роксолан на Мёзию. Диурпаней создал мощную армию и заключил союзы с соседями против Рима.

В 85 году он разгромил армию легата Мёзии Гая Оппия Сабина. Его голова стала добычей Диурпанея. Это определенно говорит о полном окружении римлян и гибели всего войска. После этого даки, бастарны и роксоланы захватили всю Мёзию, кроме воинских лагерей.

Изображение
Сармат из Филипповских курганов. Оренбуржье. Похож на римлянина, но никак не на перса.

В 86 году в узком ущелье на перевале «Красная Башня» новый дакийский царь Децебал устроил римлянам грамотную засаду, в которой они были разгромлены. Погиб префект претория Корнелий Фуск, даки и бастарны захватили римский лагерь, общие потери римлян составили 15 000 человек.

Зимой 91 года языги по льду перешли Дунай и вторглись в Паннонию, где уничтожили XXI Rapax легион и захватили его орла. Этот легион был раскассирован и больше не восстанавливался.

Победу над придунайскими народами в ходе двух тяжелых войн в 101–106 гг. одержал только император Траян. Кроме того, что он разбил языгов, роксолан, бастарнов и карпов, он завоевал Дакию и превратил ее в римскую провинцию. Остатки независимых даков сконцентрировались вдоль границ новой провинции и продолжали борьбу еще около 70 лет.

Соседство варварского мира ощущалось в Дакии постоянно. Уже после ее завоевания отношения Рима с языгами приняли враждебный характер. Война с языгами произошла зимой 107/108 г. Поводом послужило то, что Траян не выполнил обещания перед ними. Он не вернул им земли, которые у языгов ранее захватили даки и о возврате которых они просили Траяна. Сведения о самой войне ограничиваются упоминанием о конфликте с языгами, которые напали сразу на две провинции: Нижнюю Паннонию и Дакию. Их разбили и вытеснили римские войска под командованием наместника Нижней Паннонии будущего императора Адриана.

Новые осложнения с сарматами, и на западе, и на востоке последовали в 117–119 гг. Биограф Адриана сообщает о беспорядках, которые учиняли вторгшиеся в провинцию сарматы и роксоланы.

В правление Адриана имели место еще какие-то мероприятия против языгов. Но известно лишь о посольстве их в сенат в 132 г., когда они просили подтвердить условия мира. На востоке Дакии, в областях нынешней Валахии, начались волнения роксоланов. Причиной их вторжения было уменьшение выплачиваемых им субсидий и мир с роксоланами был достигнут только восстановлением дани.

В те же годы началось движение аланов. Их количество все росло и к концу I века аланы превзошли в численности все другие сарматские народы. Несомненно, аланы были сборным народом, составившимся из самых разных племен. Что их объединило, мы, правда, не знаем. В 94 году аланы впервые напали на Боспорские владения на Тамани.

Скифы и тавры в 100 году совершили несколько налетов на Ольвию. Но сами они не могли уже защитить даже свой Крым. В него начали проникать аорсы, которых теснили аланы, и скифы были вынуждены соседствовать с ними.

В 123–124 годах тавроскифы попробовали напасть на Боспор и были разбиты, да так, что покинули восточную часть полуострова. Им пришлось признать себя вассалами Боспора.

Боспор тогда так усилился, что посмел тягаться с самим Римом. По крайней мере, не исключено, что именно боспорский царь Реметалк был одним из зачинщиков похода аланов в Закавказье и римскую Каппадокию в 135 году, когда их победное шествие смог остановить только легат Каппадокии и известный писатель Флавий Арриан.

А в 138 году тавроскифы вновь напали на Ольвию. Это, наконец, вывело Рим из себя. В Ольвию прибыла римская армия и разгромила скифов, сняв осаду города. Скифы были вынуждены выдать заложников, а в Ольвии был оставлен римский гарнизон.

Тавроскифы закрепились в низовьях Днепра на «Ахилловом бегу», надеясь прикрыть Крым с севера от натиска аланов, однако остановить степняков не смогли. Около 150 года аланы прорвались в Крым и сожгли Неаполь Скифский.

Здесь интересно хронологическое совпадение. Мы уже указывали на дату переселения части аланов во главе с Роллоном в Северную Германию, данную Саксоном Анналистом — 166 год. А ведь именно в это время аланы действительно прорвались на западный берег Дона. А вдруг Саксон прав и что-то такое было?

Тавроскифы в Крыму были оттеснены на юг и занялись своим любимым делом — пиратством. В 192 году они даже попытались, в который раз, напасть на Боспор, опять были разбиты и формально подчинены.

Конец Скифскому царству пришел в 196 году. Тогда тавроскифы решили напасть на Херсонес или Ольвию. Римская разведка узнала об этих планах, а шутить с императором Септимием Севером не рекомендовалось никому. В Крыму высадились римские войска, к ним присоединились боспорцы, вместе союзники разгромили тавроскифов и посадили в Неаполе Скифском боспорского наместника.

В 212 году тавроскифы стали римскими гражданами и начали призываться в армию императора Каракаллы.

Так исчезли последние истинные скифы, но ведь Причерноморье не обезлюдело. Население просто поменяло политические названия и продолжало существовать. Антропологически, лингвистически и этнически оно не изменилось, поэтому никакого исчезновения «иранцев» скифов не произошло, ведь никаких «иранцев»-скифов никогда не существовало. Степь теперь принадлежала сарматам, а лес и лесостепь — по-прежнему славянам.

Разница между сарматами и славянами опять-таки улавливается только в политической организации и образе жизни. Ну, может еще в некоторых языковых различиях, если учесть аланов. Другие отличия несущественны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы, русы и вандалы

Новое сообщение ZHAN » 12 июл 2020, 22:22

Вернемся немного назад, ко временам выдумки Христа. Мы можем зафиксировать два основных центра расселения русов: в Северном Причерноморье и на южном берегу Балтийского моря — в Поморье. Между ними жили многочисленные праславянские племена, частью еще не вышедшие из стадии военной демократии.

Средневековый датский хронист Саксон Грамматик рассказывает много случаев из жизни тогдашних прибалтийский и поморских русов, причем прямо русами их и называет, подчеркивая, что это те же люди, что и русские его времени (ХII-ХIII вв).

Так вот, впервые Саксон описывает русов под латинским именем рутенов во времена датского короля Фроди I, то есть, где-то, в начале I века. Сначала Фроди, после основательной подготовки, напал всеми силами данов на неких «куретов». Очевидно, что под куретами Саксон понимал куршей из Курляндии. Но дело в том, что в те времена Курляндию заселяли не балты курши, а праславяне какого-то из племен культуры сетчатой керамики. Вполне возможно, что они назывались как-то типа «куряне» или «куры», ведь есть в будущих северских славянских землях город Курск и Курская земля, причем очень сомнительно, чтобы они получили свое название в честь балтийского племени. Скорее наоборот, пришедшие в Курляндию балты после ухода оттуда праславян, взяли себе имя «кур», а может быть поздние курши были смешанным племенем из оставшихся праславян и пришедших балтов.

Так вот. Правил тогда «куретами» князь Дорно, который знал о предстоящем вторжении данов и приказал собрать все население в нескольких крепостях, а остальную территорию сжечь и разрушить. Вот вам и тактика «выжженой земли». Даны Фроди осадили столицу куретов, но взять не могли, поэтому Фроди приказал однажды ночью вырыть глубокие рвы и накрыть их дерном. Землю даны выносили в корзинах и высыпали в реку. Утром Фроди приказал отступать, а когда куреты бросились в преследование, то попадали в ямы, где были добиты данами копьями.

После этого, Фроди двинулся против рутенов, живших тогда на территории нынешней Эстонии. Рутенами во времена Саксона латиноязычные авторы называли именно русских и только русских. В данном случае Саксон имеет в виду прибалтийских русов, потомков балановцев и фатьяновцев.

Русы тоже знали о приходе данов и собрали против них флот. Фроди лично на лодке ночью прокрался в гавань и просверлил буравом днища русских кораблей, прикрыв отверстия слабыми деревянными затычками. Утром он и его люди выбили затычки одновременно и тогда же в гавань ворвался флот данов. Русы не смогли сражаться на тонущих кораблях и проиграли битву. После этого, Фроди направил послов к русскому князю Траннону (Дражко) с требованием дани. Дражко в ответ казнил датских послов. Тогда Фроди осадил и взял русскую крепость Роталу, отведя воду из реки, обтекавшей город. Роталией сегодня называется приморская западная часть Эстонии. Там и происходили описанные события.

Затем Фроди двинулся дальше и осадил город Палтиска (Полтеск), но не мог его взять. Он вновь пошел на хитрость. Отвел свою армию от города и объявил о своей смерти. Были устроены торжественные похороны и возведен курган. Русы расслабились и Фроди ночью ворвался в город, убив даже его князя Веспасия. Палтиска — это не более поздний Полоцк, а какой-то древний город, быть может, с тем же названием.

После этого Фроди направился к городу Дюна, стоявшему на Геллеспонте. Этим термином датчанин называет некое узкое водное пространство, через которое шел торговый путь в Грецию. Поскольку Невы тогда еще не было, вероятно имеется в виду Западная Двина, а город стоял либо на месте Риги, либо на месте Двинска (Дюнабурга).

Тот же Саксон ранее описывает первый поход данов на Дюну при прежнем датском короле Хадинге. Так вот, Хадинг взял Дюну способом, абсолютно точно соответствующим способу русской княгини Ольги через много сотен лет. Его воины наловили городских птиц, привязали к ним зажженные фитили и выпустили в город. Далее мы все знаем. Вот интересно, кто у кого украл сюжет о птицах, русские у данов или наоборот.

Взяв Дюну, Хадинг захватил в плен его князя Андвана и содрал с него выкуп в виде золота по весу князя.

Князь Дюны Андван, помня о предыдущем набеге данов, приказал забить всех птиц в городе. Понимая, что стены Дюны неприступны, Фроди оставил армию поодаль, переоделся женщиной и прошел внутрь города в толпе местных жителей. Ночью он открыл ворота города, и Дюна была взята. Князь Андван сумел бежать с казной, но опасаясь преследования данов, погрузил ее на корабли и утопил в море, чтобы богатства не достались врагу.

Фроди не хотелось удаляться от моря и понимая, что завоевать материковые земли ему не удастся, он потребовал у Андвана руки его дочери. Тот укорил Фроди за ненужный набег, но дочь за него выдал и все получили то, что хотели. Андван сохранил государство, а Фроди получил торговый путь.

Лет через 30–40 еще один датский король — Хельги, по словам Саксона Грамматика, разгромил флот короля Склавии Скалька, убил его самого и покорил его страну. Сообщение это в высшей степени интересно, поскольку название страны — Склавия, уже чисто славянское. А ведь именно в это время и появляются настоящие славяне.

Но, правда, и погиб Хельги тоже на Востоке через несколько лет.

Еще через несколько десятилетий норвежский король Халогаланда Хельго очень настойчиво добивался руки Торы, дочери князя финнов и биармов Кусо (Гусира). Не стоит думать, что тогдашние финны соответствуют нынешним. Самоназвание современных финнов — суоми, то есть «сумь» по-древнерусски. Они поселились в Финляндии много позже описываемых событий. А тогда финнами германцы называли часть венедов — «феннов» или «венов».

Когда в современной Финляндии (2008 г.) была осуществлена широкая программа изучения генотипа финнов, то оказалось, что западные и восточные финны отличаются друг от друга больше, чем португальцы от поляков. По сути, их объединяют только язык и культура. Происхождение же у них разное, причем западные финны, оказывается, имеют арийское происхождение и являются потомками славян (гаплогруппа N1a3 — 40 %), а также шведов и норвежцев (гаплогруппа II — 40 %). В исследовании, опубликованном в The American Journal of Human Genetics (2016), было построено филогенетическое древо гаплогруппы N по Y-хромосоме. Образцы финнов, взятые для исследования, попали в подгаплогруппу N1a3, к которой относится треть эстонцев, литовцев и латышей, а также некоторые саамы, карелы, беларусы, украинцы и русские. Это известный уже нам субклад N1c-L550.

Восточные же финны являются угорским народом, физически, лингвистически и культурно ассимилировавшим западную часть Финляндии начиная с V века.

Так что тогдашние финны или фенны являлись большей частью праславянами.

Да и то сказать, вряд ли скандинавский король стал бы так уж добиваться руки угорской принцессы, ведь тогдашний уровень развития пермо-уральских племен соответствовал таковому у северосибирских народов времен русского освоения Сибири. А на Торе Хельго женился при поддержке и сватовстве шведского принца Хедера.

Шведы, кстати, тоже зафиксировали один поход на восток против финнов. В «Саге об Инглингах» рассказывается о том, как, примерно, во II веке или чуть позже, шведский король Агни из дома Митингов совершил большой поход на ладьях против финнов. Шведы высадились на берег и стали разорять страну. Князь финнов Фрости (Мороз) собрал большое войско и напал на захватчиков. Битва была жестокой, но Агни победил. Финское войско было разбито, Фрости (Мороз) пал в бою, а его сын Логи (Пламя) и дочь Скьяльв попали в плен.

На обратном пути Агни пристал к берегу в проливе Стоксунд (у будущего Стокгольма) и разбил на равнине шатры. Скьяльв, на которой конунг собирался жениться, попросила его справить тризну по погибшему отцу. Агни согласился и созвал большой пир.
«На Агни конунге была тогда золотая гривна, которой когда-то владел Висбур… Пир шел горой. Когда Агни конунг опьянел, Скьяльв сказала ему, чтобы он поберег гривну, которая была у него на шее. Тогда он крепко привязал гривну к шее и лег спать. А шатер стоял на опушке леса, и над шатром было высокое дерево, которое защищало шатер от солнечного жара. Когда Агни конунг заснул, Скьяльв взяла толстую веревку и привязала к гривне. Ее люди опустили шесты палатки, закинули веревку на ветви дерева и потянули так, что конунг повис под самыми ветвями. Тут ему пришла смерть».
(Сага об Митингах XIX)

Скьяльв и ее люди тут же захватили корабль и уплыли на родину, а тело Агни было сожжено шведами. Агни был последним конунгом единой Швеции. После его смерти власть конунгов стала распыляться по мере разветвления рода. Верховными считались конунги, правившие в Уписале.

Здесь опять интересно упорное желание шведских конунгов жениться на финских царевнах. Значит это был почетный брак. Ну, а Саксон прямо пишет, что Финляндией тогда владели русы.

Ну, а теперь о готах. Спокойное развитие северной Оксывской культуры ругов/русичей было прервано в самом начале I века, когда в устье Вислы началась высадка германских племен из Скандинавии. Их возглавили готы короля Верига, но также присутствовали гепиды, союзники готов. Изначально готы жили в южной Швеции и на острове Готланд. Почему они решили переселиться никто не знает. Согласно легенде, первую высадку готы осуществили всего с трех кораблей, а гепиды с одного. Сначала германцы захватили какой-то остров в устье Вислы, изгнав оттуда местных русов. Затем, по сведениям готского историка Иордана, готы разбили ругов на других островах и косах дельты Вислы и закрепились в ее низовьях. Кстати, Иордан вовсе не считает ругов германским племенем. Напротив, он называет их в ряду негерманских народов (Иордан. Гетика 23–24).

Но в этом случае наука ему не верит. :fool:

Единое до того пространство расселения русов/ругов было разорвано готским вторжением. Покоренная часть островных русов была быстро ассимилирована гепидами, составив новое племя видивариев. Видиварии есть древняя германская, в особенности скандинавская, форма имени виндов или славян: Vindvarii значит житель Виндской земли.

Оставив гепидов на островах, сами готы перебрались на материк, захватив восточное побережье низовьев Вислы. Иордан пишет и о разгроме готами вандалов, живших тогда в Силезии. На самом деле, все не так просто. Страбон утверждает, что наоборот, готы были подчинены королю вандалов и маркоманнов Марободу. Это более правдоподобно. Несомненно, государство Маробода было сильнее готских переселенцев Берига, только закреплявшихся тогда на Висле.

Около 150 лет после этого готы и гепиды накапливали силы, очевидно, пополняясь новыми переселенцами из Скандинавии и из местных племен. Все это время они постепенно расширяли свою территорию.

Так, Плиний Старший около 70 года писал, что готы живут в излучине Вислы на восточном ее берегу и подчиняются вандалам.

Когда Тацит в 99 году писал свою «Германию», он указал, что готоны (готы) занимали территорию уже южнее ругов по течении Вислы, а руги и родственные им лемовии жили севернее. Это значит, что за предшествующие 30 лет готы продвинулись на юг. Еще Тацит пишет, что готы, руги и лемы имеют более авторитетную царскую власть, чем другие народы «Германии», а также говорит, что у этих трех народов сходное вооружение: круглые щиты и короткие мечи.

Данные Тацита очень важны. Они говорят о том, что готы, руги и лемы к 99 году имели сильную княжескую и королевскую власть и хорошую военную организацию. Круглый щит и короткий меч свидетельствуют о тесном строе воинов и развитой металлургии. Напомним, что у других германцев меч тогда вообще был редкостью, а основным оружием южных славян склавинов еще в VI веке была пара дротиков-сулиц.

Между прочим, готы пришли в устье Вислы, имея более примитивную культуру, чем русы и лемы. Они делали гораздо худшую керамику, почти не использовали железо, обходясь бронзой. Многое они заимствовали у местных жителей, в том числе в военной сфере. Так, готские термины «Helm», «Brunia», «Meki» или «Shield», определенно, происходят от славянских «шелом», «броня», «меч» и «щит», а не наоборот, потому, что эти славянские термины имеют понятный корень и множество производных. Обычно, почему-то, считается что славяне брали готские слова, но это абсурд, поскольку чужие слова не становятся коренными и не дают производных, как в данном случае. Да и более высокий уровень цивилизованности южнобалтийских народов говорит за то, что именно их слова вошли в готский язык, а не наоборот.

Вот еще образчики такой же подмены заимствований, которые Мария Гимбутас приводит в качестве доказательства культуртрегерства готов над славянами. Слово «Хлев», якобы, произошло от готского "hlaiv" — могила. Как могло славянам прийти в голову сравнить загон для скота с могилой, известно, наверное, только Гимбутас. Так можно и спальню могилой обозвать. Та же история с «хлебом». Ведь ясно же, что хлев и хлеб — слова однокоренные и означают питание. Но это у славян. А что общего у готов имели пища и могила?

Мало? Давайте еще. Слово «долг», якобы, произошло от готского "dulgu", «лихва» от готского "leihve" — заём, «купить» от готского "kaupon". Но эти слова есть у всех славян, даже тех, кто никогда не встречался с готами, и они имеют массу производных. Значит, это родные слова славян.
Изображение
Миграция готов на юг.

Еще. «Осел» — от готского "osilu", «верблюд» от готского "velbodu". Откуда у скандинавов готов раньше, чем у славян возникли названия животных, никогда в Скандинавии не живших, известно тоже только Марии Гимбутас и безумной компании норманистов. Так же, как и слово «виноград», кстати.

И, наконец, слова «пила» и «полк» от готских "feile" и "Fulkaz". Гражданка Гимбутас должна была бы знать, что неарийский звук «f» никак не может перейти в арийский "п". А значит, сами готы когда-то при завоевании еще неарийской Скандинавии приняли у местного населения такое звучание этих слов, поскольку готов было мало, а местных неариев много. Ведь известно, что германские народы в своей массе неарийские, а представлены доарийским ядром с вкраплением ариев-завоевателей. Славянское же звучание осталось прежним арийским и ничего у славян не поменялось.

В общем, все, думается, понятно. Готы составили основу так называемой Вельбарской археологической культуры, по которой четко прослеживается их путь от Балтики к Черному морю.

Примерно до 150 года готы и гепиды жили по восточному берегу Вислы от ее устья до Припятских болот. Часть ругов, венедов, лужичей, герулов и, определенно, лемы, влились в состав готов, сформировав новый смешанный германо-славянский протонарод вроде кимвров, под скипетром готских королей.

Другая часть ругов, видимо, осталась враждебной готам. Иордан, применительно ко II веку, называет среди соседей ругов/русичей на побережье Балтики, такие народы, как раны, жившие на острове Руян, велеты (фервир), варины (бергио), вагры (вагот и евагры), лютичи (лиотида), финнаиты (венеды) (Иордан. Гетика 22).

Позднее это все были славянские племена, а название «лютичи» убирает всякие сомнения в том, что они были славянами уже тогда, во II веке.

Видимо, поняв, что в Повисленье им не удастся создать ничего серьезного, около 150/160 года готы короля Филимера, сына Гадариха, гепиды, часть ругов, герулов и лемы, а также балтийское племя галиндов, начали свой знаменитый переход к Черному морю. Они построили какой-то мост или гать через реку или болото, преграждавшее им путь на юго-восток. По этому сооружению смогла перейти половина армии и народа, после чего, по рассказу Иордана, переправа разрушилась, и оставшаяся часть не смогла последовать за Филимером.

Обратим внимание на то, что Припятские болота во II веке были намного обширнее и глубже, чем нынешние и представляли из себя значительное препятствие. По замковому мосту Каменец-Подольска археолог Пламеницкая установила, что уровень воды тогда стоял как минимум на 11 метров выше нынешнего. Птолемей вообще описывает присутствие на месте этих болот Амадокского озера. Сейчас археологи определяют расположение этого озера к северу от Каменец-Подольского на Буге. Таким образом, проход между болотами, озером и Карпатами был узким и трудным. Скорее всего, именно этот переход и описывает Иордан.

Пройдя через Припятские болота в Полесье, готы и их союзники разделились. Так, лемы остались жить в Прикарпатье. Их центром стал город, сегодня называемый Львовом. Германоязычные источники всегда называли Львов Лембергом — городом лемов. Несомненно, в этом названии отражена память о лемовиях. Их остатки жили в Польше еще в 1947 году, когда поляки выселили их оттуда, считая «лемков или русинов» по духу своему союзниками русских.

Интересно отождествление лемков с русинами. Значит, мы правильно называем поморских ругов русами. Еще интересно, что в этих землях тогда еще сохранялись остатки кельтского населения, пришедшего по Дунаю в III в. до н. э. Мы уже писали, что именно поэтому территория вокруг Лемберга до сих пор называется Галицией. Местные галлы оказали определенное влияние на складывание нового народа. Еще интереснее, что среди галлов также зафиксирован народ по имени лемовики, правда жил он на территории современной Франции. Да, еще в Иберии жил кельтиберский народ лемавы. Самым логичным будет предположить, что галльские и испанские лемовики были потомками тех венедов, которые на волне раннего заселения Европы ариями, пришли туда в III тысячелетии до нашей эры вместе с протогаллами и позже были ассимилированы ими, но племенные названия сохранились.

Рядом с лемами в Прикарпатье жили сильные зарубинецкие народы карпов, бастарнов и скиров, с которыми лемы быстро нашли общий язык, поскольку были близкородственными праславянскими, точнее, уже славянскими, народами. Впоследствии они составили славянский племенной союз дулебов.

Сами готы пошли дальше лемов на юг, оставив на востоке район современной Киевщины, где Птолемей описывает четыре крупных города варваров: Сар, Амадока (на месте Киева), Азагарий и Серим (Сурмы или Зарубы), полностью соответствующие крупным, раскопанным сейчас, поселениям праславян Зарубинецкой культуры.

Готы поселились в междуречье Днестра и Прута, вытеснив оттуда народ спалов, название которых вне всякого сомнения праславянское и означает «исполинов». Скорее всего, под спалами Иордан имеет в виду, в первую очередь, гуннов, которые жили тогда именно в этом районе. Правда, Плиний Старший отмечал, что спалы живут на реке Танаис (Дон), так что, видимо, спалы или гунны были степными кочевниками и фиксировались поэтому в разных местах степи. Гунны были отброшены готами на восток, сначала за Днепр.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы, русы, вандалы и славяне

Новое сообщение ZHAN » 14 июл 2020, 21:44

Кем же были новые пришельцы? :unknown:

Недавно международный коллектив генетиков полностью подтвердил выводы антропологов о том, что население пшеворской (лугии), оксывской (русы), вельбарской (готы) и Черняховской (которая считается готской) культур было гораздо ближе к раннесредневековому славянскому населению, чем к германскому. Антропологически готы не похожи на германцев, но весьма похожи на скифов и поздних славян племени полян. Да и гаплогруппы черняховцев R1a-M458-YP389/YP269/YP940/F2686 являются восточнославянскими, причем все субклады исключительно новые, появившиеся в ходе переселения народов. Это новые племена.

Вывод может быть только один — в ходе своей миграции к Черному морю готы постепенно ассимилировались местным населением и, в результате, изменили свой физический и генетический облик. А еще проще говоря, готы физически ославянились. Но при этом они сохранили свои государственность, культуру и язык. То же самое позднее произошло с турками-османами, которые были сильно размыты курдами, греками, арабами и славянами, поэтому сейчас не очень похожи на своих предков и родственников туркменов.

Оставшаяся на Висле часть готов, не сумевших переправиться через болото, видимо, вскоре была ассимилирована или истреблена местными племенами, поскольку о ней более ничего не известно. Также прекратился и приток новых германцев из Скандинавии в устье Вислы. Очевидно, оставшаяся здесь враждебная готам часть ругов более не допускала возможности закрепиться здесь германским пришельцам. Да и сами готы/гутоны в Скандинавии тоже закончились. Вероятно, к тому времени они все переселились на Вислу. Сохранилось готское население только на острове Готланд в Балтийском море. А среди скандинавских народов готов позднее не оказалось. Они слились со шведами.

Зато многие готские имена мы позже видим среди варягов и новгородцев: Бравила, Нездила, Нерила, Твердила и другие подобные с окончанием на «а». Христианские имена на севере тоже трансформировались в привычную форму: Петрило, Данила, Гаврила. Такая устойчивая память говорит о том, что имена эти для новгородцев были родными, а не заимствованными.

Миграция готов и их союзников, кроме всего прочего, вызвала смещение многих варварских народов Европы к римским границам и привела к знаменитым Маркоманнским войнам 167–180 гг, потрясшим до основания Римскую Империю.

В целом, сейчас уже можно сказать, что поздние готы представляли из себя такой же протонарод, складывавшийся из представителей различных племен, каким были кимвры, вандалы, гунны и некоторые другие. Все эти протонароды не смогли выжить и погибли в борьбе за существование. А вот славяне выжили. Впрочем, это не удивительно, ведь славяне — потомки базовой части арийской общности, к тому же, наиболее многочисленной.

Археологически готская культура в Причерноморье представлена Черняховской культурой. Во II–IV веках она сменяет Зарубинецкую культуру в причерноморских степях.

Академик Б. А. Рыбаков считал, что Черняховскую культуру следовало бы скорее относить к ранней древнеславянской, и доскональный анализ, проведенный археологом, свидетельствует не о зарождении Черняховской культуры от пришедших в Причерноморье готов, но скорее о заметном ее упадке в тот период.

Готы ворвались на земли только что начавшей складываться уже чисто славянской, в современном понимании этого термина, Черняховской культуры, и серьезно разрушили ее. После их вторжения, Черняховская культура из единой славянской стала полиэтничной с серьезным военно-политическим влиянием готов.

Готы основали на захваченных землях государство Ойум. Однако, в Причерноморье готы оказались в меньшинстве и были бы уничтожены, если бы не применили ту же политику, что и ранее в Повисленье. Они предложили местным славянским племенам союз против общего врага — Рима и враждебных сарматов, и большинство причерноморских племен пошло на него. Сопротивляющихся готы громили и покоряли, при этом, ассимилируя.

Академик Седов В. В. отмечал, что германский элемент Черняховской культуры был сосредоточен в Прутско-Днестровской области, что подтверждают исторические источники, и небольшое количество их также отмечается в Нижнем Поднепровье. На основании археологических источников Седов выводит, что Ойум («водная страна») находился в районе Полесья, ограничиваясь с севера Пинскими болотами.

Судя по археологическим данным, черняховцы жили в больших неукрепленных поселениях. Это говорит о том, что после готского вторжения довольно быстро наступил мирный период.

Разница между готскими и славянскими поселениями также обнаруживается средствами археологии. Например, славяне жили в мазанках-хатах на одну семью, располагавшихся рядами — улицами, а готы в Больших домах, характерных для германцев. То есть, славяне жили соседской общиной, а готы — родовой, более архаичной. Площадь некоторых их домов превышала 100 м2.

В погребальном обряде черняховцев сочетались трупосожжения (поля погребальных урн) и трупоположения (последние преобладали). Трупосожжения, естественно, характерны для населения, близкого к пшеворской и зарубинецой культурам, то есть, к славянам.

Трупоположения же, кроме готов, практиковали степные племена скифов и сарматов. И это объяснимо изначальным происхождением германцев от степных народов.

Как и ранее на Висле, готы довольно надолго затихли в междуречье Прута и Днестра. В течении примерно 70 лет они копили силы на новых землях. А когда накопили, ударили на восток. Около 220 года готы, вместе с русами (ругами), карпами и бастарнами выбили сарматов с Правобережья Днепра.

Именно в те же годы аланы начали войну с Боспором. Через несколько лет беспрерывных боев, оборона Боспора рухнула. Греки удержали только приморские города. Аланы вновь ворвались в Крым и окончательно уничтожили там скифские города. Скифам грозило полное уничтожение, однако скоро аланы сами оказались жертвами жестокого нападения.

Примерно в 240 году готский союз нанес по аланам сокрушительный удар, которого те совсем не ожидали. Степняки не привыкли, что их бьют земледельцы, поэтому нападение оказалось внезапным и страшным. Были разорены все аланские кочевья на левобережье Днепра, а аланы, потерявшие большое количество людей, были выбиты за Дон. Вместе с аланами за Дон были выбиты и гунны, которые с тех пор стали самыми лютыми врагами готов.

Воспользовавшись войной готов с аланами, в 243 году скифский царь Аргот II вернул свои земли и двинулся дальше, на Херсонес и Боспор. Как раз в 244 году римляне вывели оттуда свои гарнизоны, и греки оказались беззащитны.

Но в 245 году готы вторглись в Крым и положили конец мечтам скифов. Лучшие земли Крыма готы забрали себе, а скифы были оттеснены к Херсонесу, да еще зацепились за устье Днепра и Буга.
Изображение
Зарубинецкая и Черняховская культуры.

С тех пор, в глазах греко-римлян готы и их союзники стали заменять скифов. Во-первых, они теперь жили на скифских землях, во-вторых, они сами, чем дальше, тем больше, состояли, в основном, из потомков тех же скифов, имели те же обычаи и язык (за исключением верхушки готов и гепидов). Готы сами не очень противились этому отождествлению. Поэтому их война с Римом 238–270 годов получила название «Скифской», а не Готской. Ведь большую часть нападавших составляли не готы или готы-полукровки.

Одним из народов, толкавших своих соседей на римские границы, были, уже упоминавшиеся нами, вандалы. Современная наука считает их германцами, хотя сами германцы никогда не признавали вандалов своими, а вот славян еще 300 лет назад называли вандалами, особенно поляков.

Мы уже затрагивали раннюю историю вандалов, а теперь расскажем о временах могущества и гибели этого народа.

Слово «вандалы» определенно является однокоренным с венедами или вендами, а вендами германцы всегда называли славян.

Вандалы жили в Силезии уже в I в. до н. э. Собственно, Силезия носит свое название благодаря вандальскому племени силингов (слензян), живших именно там. Позднее слензяне известны как славянское племя и зафиксированы в разных местах Европы от Тюрингии и Саксонии до Паннонии, Адриатики и Балкан. И конечно, глупейшую «мысль» о том, что славяне взяли себе имя глубоко уважаемых ими германцев «силингов», мы отбрасываем в силу ее полного кретинизма.

Когда вандалы пришли в Силезию, точно неизвестно, однако, скорее всего, это было после ухода кимвров. Это было самое удобное время для переселения из Скандинавии, поскольку западное Поморье и даже часть Ютландии тогда заняли русы Оксывской культуры, пришедшие с востока. Вандалам оставалось лишь переправиться в Ютландию к родственным англам, а оттуда уйти в опустевшую Силезию. Интересно, что в Мекленбургских генеалогиях, славянские поморские князья всегда называются вандальскими. Значит, вандалы не просто переселились в Центральную Европу, но и заняли там среди праславянских племен почетное место.

Именно вандалы, наряду с готами, несут главную долю ответственности за Маркоманнские войны. Когда теснимые ими племена навалились на римские границы в 167 году, вандалы и готы остались в тылу и слабо фиксировались римскими историками. Однако, после разгрома Империей маркоманнов и квадов, костобоков и языгов, роксоланов и даков, лангобардов, а также других племен, их земли заняли именно вандалы, готы, руги, скиры, бастарны и карпы.

Один из князей вандалов племени асдингов в 169 году носил интересное имя «Раос», переходное от «Рас» к «Рус». Выходит, вандалы тоже имели древнее самоназвание «Русь»! Так это четко подтверждают те же Мекленбургские генеалогии, о которых мы еще поговорим ниже. Да и в русских летописях «Вандал» — потомок Славена и Руса.

Следующий натиск на империю, примерно с 213 года, организовали, уже непосредственно, вандалы и карпы. С 238 года к ним присоединились готы, скиры, бастарны, роксоланы и союзная им часть русов, четкую племенную принадлежность которых установить трудно.

То, что германские авторы фиксируют ругов/русов как в Балтийском Поморье, так и в Причерноморье, говорит лишь об одном. Русы жили и там, и там. Таким образом, раннесредневековые, да и позднеантичные авторы, подтверждают наличие русов на огромной территории от Балтики до Черного моря. Именно это мы и пытаемся доказать в данной работе. Как и многие другие русские историки.

Главными героями борьбы с Римом в начале III века были даже не готы и не вандалы, а карпы. Они были одним из славянских зарубинецких племен. Впервые их называет Птолемей около 150 года и локализует между певкинами и бастарнами, то есть к северу от устья Дуная.

Академики до сих пор спорят, карпы ли дали название горам Карпатам или наоборот. Но до появления карпов эти горы назывались Альпами, а их восточная часть Бастарнскими Альпами. Карпатами их впервые назвал тот же Птолемей в том же труде.
И о чем тут спорить? :unknown:

Естественно, карпы большинством историков считаются фракийским народом, хотя ни малейших оснований для этого нет. Археологи до сих пор не могут выделить культуру карпов, а чего тут удивляться, если ее и не было. Карпы были частью Зарубинецкой, а потом Черняховской культур и ничем от других ее племен не отличались. Никаких фракийцев в составе этих культур не было. Первая была чисто славянской, а вторая — смешанной гото-славянской, учитывая, что тогдашние скифо-сарматы также были праславянами. Остатки дако-фракийцев, выбитые Траяном из Дакии в 106 году, узкой полосой жили сначала вдоль границы Римской Дакии, а в ходе Маркоманнских войн были уничтожены или ассимилированы. Это были последние фракийцы в истории. Ну, а карпы, несомненно, были славянским народом.

Карпы усилились в III веке как одно из мощнейших и воинственных варварских племен за Дунаем. Во фрагменте писателя VI века Петра Магистра содержится рассказ о том, что в 230 году карпы уже требовали у римского наместника Мезии дань подобно той, которую у него получали готы. В дани им было отказано, и карпы начали подготовку к войне.

Разрушительная «Скифская война» III века началась при императоре Бальбине в 238 году нападением карпов на римскую провинцию Мезия, прилегающую к южному берегу Дуная в его нижнем течении. Вскоре почетный титул «Карпийского» (Carpicus) получили римские императоры Филипп и его сын в 245 и 247 годах. Историк Зосим, впрочем, сообщает, что Филиппу не удалось разбить карпов, засевших в мощной крепости, и он был вынужден заключить с ними мир.

Иордан отозвался о карпах как «чрезвычайно опытных в войне людях, которые часто бывали враждебны римлянам». По словам Иордана, около 248 года 3 тысячи карпов в составе готского войска приняли участие в набеге на Мёзию. В 251 году в битве при Абритте (в совр. Болгарии) погиб император Деций. Хотя большинство источников называет готов в качестве противника римлян в этом сражении, писатель IV века Лактанций указал на карпов как на победителей Деция.

Походы карпов отмечены Зосимом при императорах Галле и Валериане в 250-х гг.

В 271 году император Аврелиан разбил карпов в провинции Европа (юго-восточная Фракия), удостоившись от сената титула «Карпийского». После поражения готов в «Скифской войне», карпы продолжали набеги на римские владения в конце III века. Цезарь Галерий в 290-х гг. совершенно разбил их, за что был двукратно провозглашен «великим победителем карпатов». В 297 году титула «Карпийского» удостоился император Диоклетиан, при котором карпы по словам Иордана были подчинены Риму.

Победа Римской империи над карпами при Диоклетиане, по-видимому, не была окончательной, так как в 319 году в одной из африканских надписей император Константин был титулован как «Gothicus maximus et Carpicus». Тем не менее, племя карпов исчезает из упоминаний историков при описании событий после Диоклетиана, хотя Аммиан Марцеллин при описании похода императора Валента в 367 году заметил о существовании на нижнем Дунае «селения карпов». По свидетельству Марцеллина, к северу от нижнего Дуная в эту эпоху господствовали только готы. Поэтому мы можем предположить, что карпы влились в состав готского государства.

Интересно, что в Шотландии к северу от Антонинова вала в начале III века римляне построили каменную крепость, которая сегодня называется «Карпов» (Carpow). Изначальное ли это название или оно дано позже, но оно определенно свидетельствует о присутствии карпов даже на Британских островах. Как и когда они туда попали, мы не знаем, но чисто западнославянское название не оставляет сомнений. И еще. Если карпы были славянами, появление их в Шотландии неудивительно. Они могли это сделать вместе с варягами. А вот если карпы были фракийцами, то попасть на остров они могли только в качестве воинов союзного подразделения Римской армии. Однако, нам до сих пор неизвестны подразделения карпов, да и крепость была римской всего 3 года, а после 211 года отошла в руки каледонцев и римляне в ней больше никогда не появлялись. Правда, может быть и так, что крепость названа в честь какого-то человека по имени Карп, но и в этом случае мы имеем дело со славянами, поскольку это имя типично именно для славян, а словообразование названия исключительно славянское.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Боевой путь вандалов

Новое сообщение ZHAN » 15 июл 2020, 22:47

В III веке стали известны и другие славянские племена. Так, в 1876 году на киевском Подоле был найден клад римских монет времен императоров Волузиана и Галлиена, часть которых была отчеканена в Антиохии Писидийской. Это единственные монеты подобного рода, найденные в Восточной Европе. Попасть на место будущего Киева они могли только после морского похода неких варваров «скифов» в Малую Азию. Обычно, считается, что этими варварами были готы, но готы не жили в районе Киева. Так, что, конечно, это были местные русы. И оказывается, они совершали походы в Малую Азию. Там их зафиксировали как неизвестное ранее племя «боранов». Славянский корень «бор» читается здесь совершенно отчетливо. Некоторые специалисты полагают, что «бораны» — это боруски, ведь корни «ран» и «рус» на севере Европы использовались именно так синонимично, западные народы называли русов ранами.

В первый раз бораны упомянуты историком Зосимом в списке племен (готы, бораны, уругунды и карпы), которые грабили придунайскую провинцию Европа при императоре Галле (251–253 гг.). Но Волузиан, чьи монеты найдены на территории Киева, был сыном и соправителем Галла. Значит, монеты были захвачены кем-то из перечисленных Зосимом племен именно в 252/253 годах. А раз это не могут быть готы, то это были бораны или карпы. Насчет уругундов пока сказать что-либо сложно.

Второй раз Зосим назвал боранов, сообщая о проживании вышеупомянутых племен на Истре (Дунае). То есть, они не уходили из низовий Дуная после похода 252–253 года.

Затем Зосим описал морской набег при императоре Валериане около 256 года, в котором участвовали одни только бораны. Они заставили жителей Боспора перевезти их на кораблях вдоль восточного побережья Черного моря к Питиунту (совр. Пицунда), где были разбиты и едва вырвались на захваченных у местных жителей судах.

В более удачном повторном набеге 257 года бораны разграбили Питиунт и Трапезунт, защищавшийся 10-тысячным гарнизоном, и вернулись домой с огромной добычей и захваченными кораблями.

Наконец, в 264–265 годах, во время правления императора Галлиена, бораны вместе с готами совершили мощный поход на Малую Азию, разорив значительную ее часть. Именно тогда были захвачены монеты Галлиена. Григорий Чудотворец, епископ Неокесарии и свидетель нашествия, посвятил «Каноническое послание» последствиям варварских набегов в малоазийской провинции Понт, прилегающей к южному побережью Черного моря. Он идентифицировал варваров именно как «ворады и готфы» (бораны и готы).

После этого имя боранов исчезает из римских источников, но мы знаем, что именно в этих местах и дальше на север жили боруски и сами проследим их дальнейшую историю.

Вернемся к крупнейшим племенам. К 271 году готы, руги, карпы, скиры и вандалы вытеснили римлян из Дакии и эту территорию заняли вандалы и готы. После этого, вандалы на некоторое время затихли, видимо, обессиленные войнами и занятые освоением новых земель.

Однако, набиравшие силу готы не собирались останавливаться на достигнутом. Теперь их мишенью стали недавние союзники. В апреле 337 года вестготы короля Гебериха напали на вандалов в Дакии и разгромили их в битве при реке Маризии. Погиб вандальский князь Визимер I из рода асдингов, а уцелевшие вандалы были оттеснены готами за Тису. Часть даже поселилась в римской Паннонии в качестве федератов.

Вандалы поняли, что готы не оставят их в покое и тоже начали собирать под своим крылом различные мелкие племена и народы. Так, им удалось заключить тесный союз со свевами (квадами) и частью сарматских кочевников алан из числа западных племен, уже ославяненых. Собрав мощную коалицию, вандалы решили нанести удар прямо по Риму.

С готами они договорились о нейтралитете. Исидор Севильский (570–638 гг.) пишет о 399 годе:
«Готы насильно поделили царство на две части между Аларихом и Радагайсом. Королем одной армии был Аларих, предводителем другой армии — Радегаст. Радегаста называют королем готов, ругом, скиром и даже скифом по происхождению.»
Первым Радегаста образно назвал скифом Орозий в том смысле, что он варвар с необузданным нравом, как скиф. С тех пор еще несколько хронистов называли его скифом, но уже в буквальном смысле. На самом деле Радегаст был этническим вандалом и королем вандалов.

Упоминание о насильственном разделе царства свидетельствует о существовании какого-то союза между готами и вандалами до 399 года. И именно готы разорвали его.

Италия по договору о разделе отходила вандалам. В 401 году вандальский князь Годегисклос, сын Радегаста, захватил римскую провинцию Реция. В имени князя четко читается славянское имя Богуслав, бывшее чрезвычайно популярным среди поморских князей. Точно так же звали и отца нашего князя-основателя Рюрика.

В 405 году сам Радегаст, сын Мечислава, соименный славянскому богу, сыну Сварога, вторгся из Реции в Италию и двинулся на Рим. Империя содрогнулась от ужаса. Вандалы шли с семьями и собирались поселиться в Италии. Общее число славян Радегаста достигало ста тысяч человек. Перепуганные римляне насчитали то ли 200, то ли 400 тысяч. Так как вся масса народа вместе не могла прокормиться, она разделилась на три части, которые медленно продвигались на Рим. Впервые за 600 лет возникла серьезная опасность столице империи. Среди населения Рима стали распространяться антихристианские настроения:
«Когда он угрожал римским крепостям, по городу пошли сомнения всех язычников: пришел-де враг, могущественный как благодаря обилию сил, так и благодаря поддержке богов, а Город потому в безнадежном положении и готов вот-вот пасть, что забыл богов и жертвоприношения. Все наполнилось жалобными стенаниями, и тут же пошли разговоры о возобновлении и торжественном исполнении жертвоприношений, по всему Городу негодовали нечестивцы, повсюду поносилось имя Христа».
(Орозий, «История против язычников», 7.37).

Для борьбы с Радегастом, были стянуты войска со всех концов империи. Даже Британские легионы ушли с острова и уже больше не вернулись туда, открыв Британию для завоевания саксами и англами.

С огромным трудом, с помощью предательства готов, римскому полководцу Флавию Стилихону, кстати, тоже вандалу по происхождению, удалось разгромить Радегаста под Флоренцией. В нарушение мирной клятвы римлян Радегаст был пленен и казнен в Риме 23 августа 406 года. Его люди были проданы в рабство, а 12 тысяч уцелевших воинов были приняты в римскую армию. Согласно Августину, погибли также сыновья Радегаста. Марцеллин Комит в своей хронике виновником казни Радагайса, сдавшегося под клятву Стилихона, называет готского вождя Сара.

Тогда вандалы перенацелили свои усилия на запад. 31 декабря того же 406 года они попытались вторгнуться в Галлию. В битве с франками при Могонциаке (Майнце) во время переправы через Рейн вандалы были разбиты, погиб и их князь Годегискл/Богуслав. Хотя, по данным мекленбургских историков, Богуслав выжил и правил до 413 года.

Уже на следующий день, 1 января 407 года, сыновья Богуслава Гардарик/Гензерик и Гунигар/Гунтерик во втором сражении разбили франков и ворвались в Галлию. Вандалы и союзные им аланы и свевы, огнем и мечом прошли через Галлию и Испанию, пытаясь поселиться в этих провинциях, но их везде преследовали римляне и нанятые ими вестготы, франки, а также другие дружественные Риму племена. Устав бороться, вандалы переправились через пролив в Африку, в 429 году взяли Карфаген и, наконец, основали там новое государство, князем которого стал Гензерик/Гардарик. Так закончилось необыкновенное путешествие вандалов через всю Европу и северную Африку в поисках новой земли. В Африке вандалы отдохнули и снова усилились. Они построили большой флот и начали нападать на другие римские провинции, захватили богатую Сицилию. А в 455 году Гардарик/Гензерик штурмом взял Рим и разграбил его так круто, что с тех пор словом «вандализм» стали называть самое жестокое и бессмысленное разрушение.

Королевство вандалов просуществовало в Африке до 533 года, когда было разгромлено Византийской армией под командованием славянина Велизария, а сами вандалы были просто уничтожены.

Но от вандалов остался один интересный обычай. Он называется лествичным правом наследования. По преданию, обычай этот ввел король вандалов Гензерик/Гардарик. Отметим, что у германских народов такого права не отмечено, оно есть только у славянских. По этому праву, наследует престол не старший сын князя, а старший из оставшихся в живых родственников. Именно это право наследования господствовало на Руси вплоть до Ивана I Калиты.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы и русы

Новое сообщение ZHAN » 17 июл 2020, 21:24

Вернемся к готам и русам. К концу III века с севера к границам римской провинции Норик подошли и поморские руги с Балтики. В 307 году они поселились севернее Норика. Именно оттуда летописец Нестор выводит историю русского народа. Так северные руги/русы соединились с южными. Отсюда к русам начало проникать христианство. Значительная часть придунайской низменности оказалась тогда в руках славян. Например, восточнее ругов в низовьях Дуная поселились скиры; между Дунаем и Тисой еще с I века жили сарматы-языги; а с севера потихоньку начали просачиваться лужицкие племена. Вандалы тоже тогда еще жили в Дакии, а роксоланы и бастарны в низовьях Дуная.

Та часть славян зарубинецкой культуры, которая решила дистанцироваться от готского союза черняховцев и не участвовала в походах на Рим, в конце II века образовала Киевскую культуру к северу от Черняховской. Поскольку происходит Киевская культура от Зарубинецкой, то она, конечно, славянская. Причем, представленная ниже карта не отражает масштабов распространения Киевской культуры, которая на север распространялась до Псковской области, а на восток — до Самарской! Распространялась киевская культура безболезненно, поселения ее не были защищены. Но, правда и развитие в зоне киевской культуры остановилось, она была чистым крестьянским захолустьем и роль киевской культуры можно оценить лишь в смысле сохранения и расширения славянских земель, теперь уже чисто славянских. Да и распространение нового славянского языка тоже шло отсюда. Не зря именно где-то в зоне Киевской культуры Птолемей впервые в истории отметил название народа «словене» («суовены»).

Возможно, что именно здесь был выработан древнеславянский язык, на котором вскоре заговорили все славянские племена и который стал идентификатором их, навсегда отделившим от «несловенских» народов, «немцев». Так и происходило рождение лингвистической группы славян, которые возникли вовсе не из пустоты, а как очередной этап развития потомков древних ариев, заселявших Восточную Европу. Быстрому формированию славянской группы способствовали массовые миграции и смешение населения во время Великого переселения народов. Перемешавшимся племенам и народам понадобился новый общий язык, которым и стал славянский.

Готы, кстати, попробовали завоевать словен, которых называли по-старому, венедами. В 279/280 году они начали продвижение на север и вот тогда против них началась постройка третьего «Змиева вала» длиной 110 км от нынешнего Житомира до устья Стугны, а в начале IV века и четвертого. Наступление готов было остановлено. Напомним, что район Змиевых валов контролировали бастарны, скиры и карпы, вероятно, они и возглавили оборону, а в этом районе начала формироваться культура народа антов — Пеньковская.
Изображение
Восточная Европа в III–IV вв. н. э.

Готы после бурных походов III века на Рим, в IV веке приняли христианство и считались союзниками Империи. Они жили в Причерноморье, включая Крым и Нижний Дунай. К этому времени они разделились на две ветви — визиготов и остроготов.

Остроготы или остготы достигли наибольшего могущества при короле Германарихе. Судя по тексту Иордана, в его владения входила вся территория Черняховской культуры. К северу от земель остготов в зоне Пеньковской культуры на Днепре жили некие «росоманы» (в наиболее раннем списке IX века «Истории готов» Иордана они названы именно так), что в переводе означает попросту «русские люди», бывшие какое-то время союзниками готов. Именно союзниками, поскольку росоманы не указаны в списке покоренных Германарихом народов. Несомненно, что росоманы тождественны широко, известным ранним славянам антам, что Иордан чуть ниже и подтверждает. По нашему мнению, росоманы/анты являются прямыми потомками роксолан, оттесненными готами на север в лесостепь, где они слились с местными раннеславянскими племенами. Скорее всего, термин «росоманы» и есть готское название роксолан.

И раз готы пошли с росоманами на союз, значит последние были настолько сильны, что заставили уважать себя величайшего из готских королей. Сам Германарих был женат именно на росоманке по имени Сунильда. При переводе этого имени с готского на славянский, мы получаем «Лебедь» или «Лыбедь», как говорили в старину. Именно так, по преданию, звали сестру князя Кия, основателя Киева.

В скандинавской саге «Подстрекательство Гудрун» сказано, что Лыбедь (Сванхильд), дочь Сигурда, была приемной дочерью князя Йонакра и его жены Гудрун. У них были и родные дети, сыновья Сёрли (Сар), Эрп и Хамдир (Аммий). Как установил А. Г. Кузьмин, Сар и Аммий являются именами малоазийского или кельто-фракийского происхождения. Обратим внимание, не иранского. И Сванхильд, согласно саге, действительно была выдана замуж за Ёрмунрекка Могучего (Германариха). Учитывая перенос истории на скандинавскую почву и германизацию русских имен, можно уточнить детали этой истории и подтвердить ее аутентичность. Вряд ли средневековые скандинавские скальды стали бы разрабатывать сюжет мало им известного или даже совсем неизвестного готского историка Иордана. Они пользовались своими сагами, рассказывавшими о подвигах короля Ёрмунрекка.

Дружного семейного союза между славянкой и готом не получилось. В 375 году Сунильда/Лыбедь сбежала от престарелого Германариха (а ему шел 110 год). Беглянку поймали, привязали к диким коням за руки и за ноги, и разорвали на части. Верные обычаю кровной мести братья Лыбеди Сар и Аммий, вхожие в элиту готов, ворвались в покои к Германариху и смертельно ранили его в бок мечом. Между готами и росоманами/антами началась война. Эта война вызвала огромные изменения в мировой политической и этнической ситуации. К чему же она привела?
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Гунны и руги

Новое сообщение ZHAN » 18 июл 2020, 12:47

Сначала на арене истории появляются гунны. В IV веке гунны или унны жили между Волгой и Доном, хотя еще во II веке Дионисий Периэгет отмечал гуннов в степях между Дунаем и Днестром, или, как он выражался, между бастарнами и роксоланами, а Птолемей через 20 лет помещал гуннов уже по обоим берегам Днепра. С тех пор они были оттеснены готами далеко на восток, что сделало их кровными врагами.

Выходит, что гунны изначально были одним из сарматских племен? :unknown:

Это не так. Все их обычаи и даже слова, описанные и приведенные римлянами и греками, были чисто славянскими. Гуннские имена, которые приводит Феофан, раннеарийские: Боярикс, Валах, Стиракс, Глонис. Ниже мы с ними встретимся. Сам термин «Гун» или «Хун» означает просто «муж» или «человек».

Автор IV века Филосторгий считал гуннов неврами, переселившимися из лесов в степи.

Зосим в начале V века считал гуннов «царскими скифами», смешавшимися с азиатами.

Так же думал и Приск Панийский, лично видевшийся с Аттилой.

А вот древние славянские источники, например, польские, считали гуннов частью вандалов, пришедших на юг с реки Украна, что в Поморье. Городом гуннов в скандинавских сагах назывался Волин. Вандальские имена часто несут корень «Гун»: Гунерих, Гунтамунд и т. д.

Шафарик писал, что еще в XIX веке немцы называли гуннами славян, живших в Швейцарии. Опять же, немцы считали, что гунны жили в северной Германии еще до славян.

Так вот, скорее всего, гунны были еще одним протонародом, образовавшимся из числа славян, кельтов, германцев и кимвров в нынешней Северной Германии. Только, в отличие от кимвров, гунны пошли не на запад, а на восток, точнее — юго-восток. Возможно, произошло это одновременно. Первоначально, в I в. до н. э., гунны поселились как раз между бастарнами и роксоланами и постепенно славянизировались там в тесном общении с племенами Зарубинецкой культуры. И вполне возможно, что потомки невров и скифов-пахарей тоже вошли в состав гуннов.

Готский историк Иордан пишет, что гунны возникли во II веке от смешения изгнанных Филимером женщин-колдуний с жителями припятских или приазовских болот. Это, в общем, подтверждает, что готы вытеснили гуннов на восток в степи, где они смешались с сарматами и праславянами и изменили образ жизни на кочевой. Тем самым Иордан подтверждает, что гунны были местными жителями, а вовсе не пришельцами из Монголии, как принято обычно считать.

То, что в описаниях гуннов иногда видны признаки монголоидности, говорит лишь о том, что часть гуннов относилась к финно-угорским племенам, которых Римская Европа еще не видела. Венгры, например, до сих пор считают себя потомками гуннов. Так и есть, часть венгров когда-то вошла в гуннский союз. Тюрки булгары тоже вошли в состав гуннской орды. Предки венгров и булгар присоединились к гуннам уже в III–IV веках в междуречье Дона и Волги, несколько монголизировав их орду.

Но, в целом, гунны оставались европеоидами, о чем пишет, например, Аммиан Марцеллин. Он говорит, что гунны во всем похожи на алан, а аланы красивы, светловолосы и высоки ростом. Хотя, в другом месте он указывает и на внешние различия этих народов.

Впрочем, какая-то часть гуннов могла прийти и из Монголии. Только надо иметь в виду, что монгольские гунны также не были чистыми монголоидами. Китайцы описывают их с «высокими» носами и говорящими на языке динлинов, то есть древних арийских пришельцев с запада. Попали они в Китай еще во II тысячелетии до н. э., вероятно, раньше тохар. Там они стали известны как сюнну или хунну. За многие столетия эти азиатские хунну сильно монголизировались. Теперь в Европу они вернулись, видимо, как барсилы с своим князем Тенгри-Ханом. На рубеже III–IV вв. они были вытеснены тюркютскими кочевниками из Приаралья на запад, переправились через Волгу и возглавили разрозненные тогда племена гуннов на Северном Кавказе. И это было первое массовое проникновение монголоидов в Европу. Правда, монголоидами барсилы были не чистыми.

Тенгри-Хан упоминается в начале IV в. в «Истории Тарона» Зеноба Глака под именем «царь Севера Тедрехон». [Абегян М. История древнеармянской литературы. Ереван. 1948. Т. 1].

Примерно в 301–309 году, возглавляемые им войска барсилов, пройдя через Кавказскую Албанию и т. н. «Каспийские ворота», вторглись на территорию Малой Азии. Позже его имя могло быть обожествлено («Тенгри-хан») тюрками и на Кавказе, где его почитали особо.

И все же, основу гуннов составляли европеоиды. Моисей Каганкатваци, описывая поединок гунна с персидским богатырем в 373 году, дает следующий словесный портрет гуннского воина:
«В то самое время выступил гунн из гуннов по имени Хунугур… Сам гунн был высок, исполинского роста и одет в кольчугу, на огромной голове носил клепаный шлем. Медная пластина защищала лоб в три пяди. Древко огромного копья было из крепкого кедрового дерева. Меч его сверкал пламенем и одним только своим видом наводил ужас».
[Кагонкатваци М. История агван / Пер. с арм. К. Патканян. СПб. 1861.]

Здесь нигде не сказано о монголоидной внешности воина, а его размеры характерны больше для северных ариев.
Изображение
Знатные гуннские воины (показаны монголоидами), IV–V вв.

Язык гуннов отличался от славянского (скифского), готского и других местных языков. Об этом пишет Приск, указывая, что славяне (скифы) упорно стремятся изучить гуннский и готский языки и все владеют ими прекрасно. Отсюда можно сделать вывод, что гуннский язык был арийским и достаточно близким славянскому и готскому.

На протяжении IV в. гунны постоянно усиливались, пополняясь различными кочевыми племенами. В то время как другие народы были серьезно ослаблены борьбой с Римом и междоусобицами, гунны только росли в числе. К 375 году они стали самой мощной силой в Восточной Европе. В этом году гунны обрушились на Закавказье и дошли до Антиохии в Сирии.

Тогда же за помощью к гуннам в борьбе с готами обратились росоманы/анты. Гунны были не против, но готов и гуннов разделял Дон. Он тогда был глубокой и широкой рекой, хорошо охранявшейся готами, засевшими во множестве крепостей по западному берегу. Из-за этого гунны уже много лет не могли преодолеть Дон. Однако росоманы показали гуннам князя Баламбера (Владимира?/Велимира?) место для переправы. Гунны сделали это, внезапно вторглись в Причерноморье и разгромили там остготов. Германарих умер от раны и горя, или даже покончил с собой, а его сын Гуннимунд (корень имени, кстати, «гунн») был вынужден подчиниться Баламберу. Уцелевшие остготы вошли в состав Гуннской орды.

Но гунны сначала дошли только до Днепра, который они называли «Вар». И это слово тоже чисто арийское и означает воду. В Европе полно рек с таким корнем. Днепр был новой серьезной преградой для гуннов, которые еще не освоили левобережье, поэтому Баламбер на некоторое время приостановил наступление.

Западнее Днепра королем независимой части остготов объявил себя племянник Германариха Витимир. Он пытался сохранить готское государство и первым делом организовал поход против антов, очевидно, признавших власть гуннов или вошедших с ними в союз. Так в истории впервые появляется имя антов, известного ранне славянского народа, жившего на Днепре у современного Киева. Анты назывались также росомонами по-готски или русами по-своему. Похоже, что старое название «русы» использовалось в то время славянскими племенами подобно более позднему самоопределению «славяне», появившемуся где-то в I–II веках, но распространившемуся лишь в V–VI веках. Отсюда и постоянная путаница с «русами», появляющимися и исчезающими то тут, то там. Повторим, что, по нашему мнению, все предки славян изначально назывались русами и именно те племена, которые считали себя русами, позже вошли в состав славянской группы народов.

Витимир проиграл антам первую битву весной 376 года, но второе сражение сумел выиграть, после чего разорил их земли. Победители готы распяли князя антов Буса, его сыновей и 70 старейшин. За это Витимир принял гордое прозвище «Винитарий», то есть «резатель венедов». А это, в свою очередь, подтверждает еще раз тот факт, что тогдашние европейцы полностью отождествляли венедов, антов, росоманов и славян.

Анты вновь обратились за помощью к гуннам и те вновь охотно откликнулись. Баламбер объявил Винитарию войну, в которой на гуннской стороне приняли участие и остготы Гуннимунда, которых возглавил его сын Гезимунд.

Вероятно, основные сражения происходили либо в антских землях близ Киева, либо у днепровских порогов, ибо только в этих двух местах была возможна переправа через Днепр.

Битвы готов, гуннов и антов были чрезвычайно ожесточенными и первые две выиграл Винитарий. Однако, в ходе третьего сражения у реки Эрак, сам царь Баламбер выстрелом с другого берега реки поразил Винитария в голову и тот погиб. После этого, остготы Винитария сдались, правда, не гуннам, а Гезимунду как родственнику. Сути дела это не меняло, ведь Гезимунд был вассалом гуннов. Остготское государство было на время уничтожено.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Гунны и русы

Новое сообщение ZHAN » 19 июл 2020, 14:44

Когда вестготы, жившие западнее, узнали о полном разгроме остготов, среди них началась паника. Не надеясь устоять против гуннов, они бежали в римские провинции Мезия и Фракия на правах федератов. Римские власти приняли вестготов так плохо, что возмущенные варвары во главе с Фритигерном вскоре восстали, напали на римлян и в 378 году в битве при Адрианополе разгромили их, убив самого императора Валента.

В 395 году вестготы во главе с новым королем Аларихом пошли на запад и в 410 году взяли Рим, приведя в шок весь тогдашний мир, привыкший к непобедимости «Вечного Города». Затем вестготы захватили часть Галлии и основали там свое королевство (в 418 году). Напомним, что все эти подвиги вестготы проделали в попытках бежать от гуннов, то есть, отступая.

А гунны в это время создавали огромную империю в Восточной и Центральной Европе, в состав которой вошли: большая часть остготов, аланы, скиры, бастарны, герулы, гепиды, анты и руги, под которыми имелись в виду различные причерноморские русские племена.

Гуннское вторжение тогдашним европейцам, наверное, казалось подобным удару молнии — таким же мгновенным, страшным и неотразимым, а сами гунны выглядели уродливыми, сросшимися с конями, чудовищами. Так они их поначалу и описывали. Это потом привыкли, и когда сошла с глаз пелена страха, оказалось, что гунны почти не отличаются внешне от романизированных европейцев.

Судя по всему, остготам гунны поручили вести войну сначала против свевов, а потом против вандалов. Эти народы тогда ослабели из-за ухода значительной части их воинов в Испанию и Африку, поэтому война готами велась успешно. Вел ее племянник Германариха Вандаларий, чье имя-прозвище означает «потрошитель вандалов».

К 380 году гунны и их союзники дошли до Паннонии, а уже к 388 году вышли к Рейну. Но это были еще небольшие отряды. Основная масса гуннов пока находилась в Причерноморье и на Нижнем Дунае. Они даже продолжали свои набеги на Закавказье. Так, армия Базука и Курсиха вторглась туда в 395 г. Оба названных князя являлись «членами царского гуннского рода» [Артамонов М. И. История хазар. Л. 1962].
Изображение
Империя и походы Аттилы.

В 405–406 годах наемная гуннская армия князя Ульдиса воевала в Италии, помогая Риму отбить вторжение вандалов Радагаста. Между прочим, Ульдис (Могучий или Владыка) является одним из наиболее популярных латышских мужских имен на сегодняшний день. В кельтских языках Oldo значит «Великий», ну а в поморо-венетских есть имя Аскольд/Осколд, которое в древнерусском превратилось во «Влад» или «Волод» [Кузьмин А. Г. Начало Руси].

В 420-430-х годах гуннами правил король Руас или Ругила, в имени которого опять видится корень «Рус».

Но особенного могущества империя гуннов достигла в правление царя Аттилы (433–454 гг). Он завоевал или заключил союз с большим количеством племен и народов, поэтому империя Аттилы простиралась от Волги до Рейна и от Балтики до Черного моря.

В 447 году на переговоры с Аттилой ездил византийский посол Приск Панийский. Он описал столицу Аттилы и самого царя гуннов. Столица Аттилы находилась к северу от Дуная где-то на территории современной Венгрии или Словакии. Город был построен из дерева и все дома были покрыты искусной резьбой. Дворец Аттилы имел несколько этажей и тоже был искусно вырезан из дерева. Видимо, не нужно объяснять, чей стиль зодчества мы видим в столице гуннского царя.

Сам Аттила (смысл имени — «Батюшка») выглядел вполне себе европейцем, а единственные «гуннские» слова, запомнившиеся Ириску — это славянские «мед» и «страва» (поминки).

Тем не менее, часть славянских племен встретила гуннов враждебно. Монолитного единства славян никогда не было, нет и вряд ли будет. Не в силах сопротивляться превосходящей мощи степняков, эти племена начали уходить в Центральную Европу. Именно тогда на территории современной Восточной Германии растениеводство сравнялось по распространенности с животноводством и впервые началось культивирование ржи.

С гуннами связана и история Балтийских русов. По преданию, в начале V века на севере Центральной Европы усилилось государство, которым правил Великий князь Вандал (по Иоакимовской летописи — Славен). Существовал ли такой князь на самом деле, сказать сложно.

Если существовал, то он не был вандалом в прямом смысле этого слова, поскольку правил в Велиграде в Поморье, значительно севернее земель вандалов. Его можно с полным основанием назвать русским князем, каковым его и считали в древних летописях. Правда, по генеалогии Хемница в Велиграде тогда правил Вышеслав, а потом Аларик. И Велиград считается построенным только около 620 года, но это поздняя крепость, а ранний город мог быть построен задолго до этого, да и вообще в другом месте.

У Вандала/Славена было три сына: Владимир, Избор и Столпосвет.

Владимир правил Западной Русью. В русских летописях его называют «Владимир Древний». Может быть, это и есть былинный князь Владимир Всеславич по прозвищу «Красное Солнышко». Именно он, а не Владимир Святославич, креститель Руси, которого ни один источник никогда Красным Солнышком не именовал.

То, что отчество Владимира звучит как Всеславич говорит о том, что его отца, все-таки, звали Славеном или Всеславом, или Вышеславом, а «Вандал» могло был прозвищем.

Аларих же может быть немецкой калькой имени Владимира, поскольку переводится как «Великий Государь» или «Всеобщий Государь», что, по смыслу, соответствует имени «Владимир». Ведь генеалогию ободритских князей составлял уже немец.

Избор правил восточной Прибалтийской Русью. Знаменитый археолог Седов указывает, что все признаки, от принципов домостроительства из срубных конструкций, до керамики, говорят о том, что Прибалтику в IV–V вв. заселяли родственники Поморских славян ободритов. И никаких балтов там все еще не было. Столицей Избора был город Изборск, а после смерти отца, который умер в глубокой старости, Избор стал его наследником.

Судьба Столпосвета, в общем, неизвестна. Только апокрифическая «Книга о великих князьях русских, отколе произыде их корень» Артынова сообщает следующее:
«Средний сын Вандала, Столпосвет, не пошел дорогой отца своего и старшего брата. А пошел своей любимой дорогой — стал там брать, где не клал, и жать, где не сеял. Этим легким промыслом стал промышлять он по всей реке Мутной и на море Неве, для этого промысла построил он себе нарочистое судно с круглой крытой палубой и длинным остроконечным носом, и раскрасил его разными красками во всем похожим на морское чудо (крокодила), на таком судне он являлся там, где его вовсе не ожидали. По этому судну он везде известен был под именем Волхва, по нем и река Мутная получила имя «Волхова».
Здесь мы видим, что Артынов отождествляет Столпосвета с Волхвом, сыном Славена, Новгородской летописи.

Очень похожая тройка русских князей фигурирует и в германской «Саге о Тидрике Бернском». Сага эта весьма древняя, хотя записана была лишь в XII веке. Ее главным героем был Теодорих Великий, король остготов, в 488 году отправившийся со всем народом в Италию и захвативший ее.

Однако «Сага о Тидреке» не является точной исторической хроникой, а представляет из себя память средневековых немцев о различных событиях V века, связанных фигурой Теодориха, который, на самом деле жил несколько позже. Например, значительное место в саге занимает история войн Аттилы, в которых Теодорих не принимал никакого участия, поскольку еще не родился.

Так вот, в саге рассказывается, что в начале V века Поморской Русью на южном берегу Балтики правили два брата Гирдир и Гертнит. В это время возвысилось соседнее царство Вилкиналанд (государство вильцев), возглавляемое князем Вилькином.

А ведь вильцы в начале V века действительно заняли земли вандалов в Силезии, придя с территории современной Литвы.

Вилькин, отличавшийся особой воинственностью, подчинил себе все северные страны и пошел войной на Русиланд. Вскоре Вилькин победил русов, при этом конунг Гирдир погиб, а конунг Гертнит смирился с поражением и клятвенно обязался платить вильцам дань.

Спустя некоторое время могущественный Вилькин умер и Гертнит освободился от клятвы. Собрав большое русское войско, Гертнит пошел войной на Нордиана, сына Вилькина, победил его и обязал платить дань. В саге сообщается, что Вилькиналанд стал частью державы Гертнита.

Перед смертью Гертнит разделил свои владения между тремя сыновьями: старший Озантрикс получил землю вильцев, младший Вальдемар — Русь (Поморскую) и Польшу, а сын наложницы Илья стал ярлом Греции (или Герцике на Двине в Прибалтике, как сказано в одном из вариантов). Второй вариант нам кажется намного более правдоподобным.

Илья Муравлении описывается в саге как могучий рыцарь и полководец, что позволило еще дореволюционным русским историкам предположить, что именно он и стал прообразом Ильи Муромца.

Согласно саге, старший брат Ильи Озантрикс был женат на дочери короля гуннов Мелиаса. Такой король у гуннов нам неизвестен, но это ничего не значит. Передача чужих имен в немецком эпосе весьма своеобразна и за именем Мелиаса может скрываться кто угодно. Да и не знаем мы всех гуннских королей.

После смерти Мелиаса, гуннский трон должен был наследовать именно Озантрикс как зять, но власть захватил Аттила (434 год). Это значит, что Мелиас не был его отцом. Отца Аттилы звали Мундзук (имя тоже не угорское, тюркское или монгольское, а древнеарийское с корнем «мунд»).

Озантрикс начал против Аттилы войну, но в битве при Браниборе был разгромлен и погиб. Союзником Аттилы в этой войне выступил король остготов Тидрик (Теодорих).

По нашим сведениям, тогдашним королем остготов был Вандаларий, но вообще-то, это прозвище, а не имя. Однако, в любом случае, это не мог быть Тидрик Бернский, который тогда еще не родился. Тем не менее, сага верна в том смысле, что остготы тогда были вассалами гуннов и выступали в войне на стороне сюзерена.

Итак, в 434 году вильцы были разгромлены гуннами под Бранибором. Если нам скажут, что Бранибора тогда не существовало, то мы ответим, что, во-первых, здесь может иметься в виду более древний город с таким названием и, во-вторых, Бранибор — это «Бранный бор», то есть бор, при котором произошла битва. Так что, это может быть вовсе не город, а лес, в честь которого впоследствии город и был назван.

Гибель брата привела к вступлению в войну Владимира. Тот ли это Владимир Древний, чьим потомком по Иоакимовской летописи и Мекленбургским генеалогиям был Рюрик, мы не знаем, но это не исключено.

Владимир с огромным войском начал разорять земли Аттилы, в то время как сам Аттила опустошал страну вильцев. Узнав о вторжении русов, Аттила бросился на перехват русского князя, но в состоявшейся битве был разбит Владимиром и бежал.

Потерпели поражение и остготы, которыми командовал дядя Тидрека Хильдебранд. Им пришлось сразиться с войском Ильи Муравленина, также воевавшим на стороне старшего брата и Илья сбил Гильдебранда с коня, а войско остготов было разбито русами.

Перегруппировавшись, видимо, на следующий год, Аттила и Тидрек вновь вторглись на Русь и осадили Палтиску (в Эстонии), который оборонял ранее неизвестный младший брат Владимира князь Ирон. Осада крепости затянулась и Тидрек отпросился у Аттилы совершить рейд на Смаланд (Самбия или Земланд в Восточной Пруссии). В битве под Смаландом Тидрек разбил и убил князя Владимира, после чего Ирон сдал Палтиску и подчинился Аттиле, который поставил его князем над русами в качестве вассала. Малолетняя дочь Ильи стала заложницей Аттилы.

Так Балтийская Русь попала под власть гуннов.

Что можно сказать по этому поводу? Войну вильцев с русами немцы вряд ли стали бы выдумывать. Им это было незачем. Мы знаем о подобных войнах в VII–VIII веках, так почему бы такой войне не случиться и в V веке?

Брак русского князя с гуннской принцессой также возможен в условиях, когда гунны еще не укрепились в Европе и нуждались в союзниках. А ведь их первыми союзниками были днепровские русы-анты.

Война балтийских русов с гуннами и остготами при Аттиле наверняка была, ведь все тогдашние источники сообщали, что Аттила завоевал всю неримскую Европу, кроме Скандинавии. Именно завоевал.

А вот касаемо участия в войне какого-то Тидрека, о боях при Палтиске и Смаланде - это вопросы спорные, но не главные. Главное, повторим, благодаря «Саге о Тидреке» мы знаем, как в принципе балтийская Русь попала под власть гуннов.

Уже в 437 году русы участвовали в разгроме гуннами Бургундского королевства и названы первыми из союзников гуннов в «Песне о Нибелунгах». Там же названы поляки и киевские русы. Причем русы и киевские русы названы отдельно как разные отряды. Даже если принять во внимание некоторую модернизацию состава гуннских союзников авторами «Песни», ясно, что они четко различали два вида русов, причем различали правильно.

Опять же, интересно, что бургунды встречаются в двух различных районах Европы. Те бургунды, которых разгромили гунны, были германским племенным союзом, но ведь и среди гуннов тоже были «уругунды», которых Агафий Миринейский в VI веке считал гуннским племенем. Вероятно, часть бургундов когда-то ушла с гуннами на восток, а теперь вернулась и участвовала в разгроме своих бывших соплеменников.

Еще похоже, что подчинение русов гуннам было достаточно формальным. Из следующего эпизода мы увидим, что вели они себя вполне свободно.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Русы и славяне в конце Античности и начале Средневековья

Новое сообщение ZHAN » 20 июл 2020, 12:06

Ко временам жизни Аттилы мы вновь встречаемся с балтийскими русами у Саксона Грамматика.

Первый эпизод рассказывает о нападении славянских (именно так) пиратов на 7 кораблях на побережье Дании. Ау! Норманисты! Случилось ужасное!

Славянские пираты напали на Данию и это сообщили не «краснокоричневые» маргиналы, а самый, что ни на есть датский средневековый историк. А нас все время кормят подло-идиотскими фильмами типа «И на камнях растут деревья» с тамошним малохольным Кукшей; или «Ярослав», где самый крутой мужик — пришлый викинг актер Кравченко, почему-то ставший белобрысым; или фильм «Викинг», где князь Владимир сам назван викингом и опирается исключительно на тех же викингов.

А на самом деле в том эпизоде V века славянские пираты так ограбили Данию, что против них выступил сам главный советник короля Фроди норвежец Эрик Красноречивый. У него было 8 кораблей, но Эрик не решился на открытый бой, а организовал грамотную засаду. Он спрятал у лесистого берега 7 из своих судов и замаскировал их ветками, а на одном корабле вышел навстречу ночевавшим у острова славянам. Те клюнули на наживку и бросились в погоню, были окружены и перебиты. 40 человек попали в плен и были зверски убиты позже.

Возвращаясь, Эрик наткнулся еще на один пиратский корабль, севший на мель, с которой экипаж усердно пытался столкнуть его шестами. Саксон не уточняет национальной принадлежности этого корабля, но из контекста выходит, что и он был славянским. Получается, что славяне отваживались грабить Данию даже одиночными кораблями! А вот сами даны тогда рисковали напасть на славян только собрав все свои силы, да еще привлекали соседних шведов и норвежцев. Вот и в этот раз король Фроди III собрал все силы данов. В его флоте самый маленький корабль вмещал 12 человек, а была еще сухопутная армия, которая на конях шла по берегу. Саксон пишет, что для кораблей не хватало гаваней, а для армии по пути делали специальную дорогу.

Князь славян Струник прислал посольство к Фроди, пытаясь уговорить его не начинать войну, однако датский король отказал. Собранной армии надо было дать возможность выпустить пар. Вскоре даны были уже у границ Славии. Надо полагать, что этой Славней были земли вагров (волков). В яростной битве Струник и другие вожди пали, а уцелевших вагров Фроди принял в свое подданство. Правда, перед этим он велел казнить всех славянских пиратов, разбойников и колдунов, которых, по словам Саксона, оказалось едва ли не больше, чем оставшихся в живых.

В то время, по рассказу Саксона, Фроди III развелся с женой Ханундой, дочерью короля гуннов и тот объявил ему войну. Гунны уже вышли на побережье Балтики и Фроди был вассалом Аттилы. Разведясь с его дочерью, он тяжко оскорбил сюзерена.

Царь гуннов два года готовился к войне. Понимая, что на островах не сможет достать данов, он заключил союз с князем балтийских русов Олимаром (Велимиром?), потомком Антура I, и тот подготовил свой флот, который вели шесть князей. Сухопутную же армию гуннов составляли войска 69 королей.

Всего даны, не скупясь, насчитали больше 10 миллионов врагов. А чего мелочиться. :D

Фроди III также нашел себе союзников, ими оказались норвежцы и русы-вагры. Всего же с Фроди выступили более 30 королей, в большинстве датские. Датский король предусмотрительно провел разведку, которую осуществил его советник Эрик. Он увидел разделение флота Олимара и предложил бить противника по частям. Так и сделали. Фроди III сначала захватил какие-то острова в качестве передовой базы, а потом в двух сражениях разбил флот русов. Погибли все князья, кроме Олимара и Даго.

Напомним, что имя Даго совсем недавно носил остров Хийумаа у побережья Эстонии. Так мы узнаем локализацию княжества Даго и смысл древнего названия острова.

Затем Саксон описывает погребальные обычаи балтийских русов, включающие кремацию с кораблем и конем, которые археологи по сей день считают чисто скандинавскими. А Саксон описывает их как русские. Но ведь археологам средневековый монах-историк не указ.

Понятно, что Саксон сильно преувеличил успех Фроди III. Он сам чуть ниже опровергает свои победные реляции.

Оказывается, что единственный сын Фроди Фридлейф после битвы был выдан «на воспитание» князю русов Олимару. Выходит, битву выиграл Фроди, но сына в заложники выдал, все-таки, он. :shock:

Из текста Саксона мы видим, что Олимар и после битвы владел Швецией, Финляндией и всей Прибалтикой, отовсюду собирая дань. В Швеции Олимар разбил трех местных конунгов. На западе владения Олимара доходили до острова Руяна и он был женат на вандальской княгине Иде с этого острова. Княгиней же она стала по выбору всего народа. Вот вам истоки русской демократии.

Сам Фроди III владел лишь Данией, Норвегией и Оркадами.

Подчеркнем, что вся эта география Саксона Грамматика наверняка не вполне соответствует современной и называемые им страны тогда территориально были гораздо меньше нынешних. Но суть дел это не меняет.

Проблема возникает только с Олимаром. Дело в том, что в Мекленбургских генеалогиях такой князь указан третьим после Антура I и умер он около 96 г. до н. э. На княгине Иде был женат именно он. Здесь же события происходят в V веке через 500 лет. Приходится предположить, что в генеалогиях пропущены несколько князей (судя по огромным числам лет правления) и данный Олимар один из них.

Далее Саксон проговаривается о численности флотов русов и датчан. Оказывается, у Олимара было 350 кораблей, а у данов — 900. Позже Олимар привел еще 350 кораблей с востока. Но к этому времени, он был уже союзником Фроди. По тексту Саксона выходит, что, повоевав между собой, русы и даны заключили союз против гуннов. Что ж. Вполне возможно. Всего союз с Фроди заключили 20 королей, еще 30 подчинялись ему. Саксон даже логично уточняет, что объединенную армию было нечем кормить и союзники разослали свои флоты за продовольствием. Операция эта заняла все лето.

Затем пришли гунны. Они шли вдоль Эльбы, а Фроди предусмотрительно ввел в реку свой флот, который отслеживал движение противника и не должен был дать гуннам переправиться на западный берег. Состоялась жестокая сеча, длившаяся семь дней. Три реки Руси, у которых шло сражение, были завалены трупами. Король гуннов «Гун» пал на седьмой день, а 170 подвластных ему князей сдались доблестному Фроди.

Не оставляет ощущение, что мы читаем крайне вольный пересказ сразу двух битв — на Каталаунских полях и при Недао.

В 451 году Аттила вторгся в Галлию, решив отнять ее у римлян и вестготов. Произошло огромное сражение, названное Битвой на Каталаунских полях или «Битвой народов». В нем участвовало большинство народов Европы. Возможно, что и даны тоже. Сражение закончилось вничью, и Аттила отступил, чтобы в 453 году напасть уже на саму Италию. Кое как римляне откупились от Аттилы, даже Папа Римский отдал гуннам все церковное золото. Но вскоре Аттила умер, кем-то отравленный во время собственной свадьбы, и его империя быстро распалась.

Первыми против гуннов восстали германцы-гепиды. В битве при Недао в Паннонии в 454/455 году анты воевали на стороне гуннов. На другой стороне выступило большое войско из гепидов, скиров, ругов, свевов и герулов во главе с гепидским королем Ардарихом. Как видим, славяне тогда разделились, и большая их часть пошла против гуннов. Гунны проиграли, потеряв наследника Аттилы Эллака и 30 тысяч воинов, после чего отступили из Паннонии в низовья Дуная. Анты вернулись на Днепр, а союзная гуннам часть ругов поселились во Фракии близ Аркадиополя и Бизии. Эти руги быстро ассимилировались и стали частью византийцев, но помнили о своем происхождении.

Имя Эллак сейчас повадились передавать по-тюркски как Илек, однако это не может быть правдой. Мать Эллака звали Крека, а это имя абсолютно не тюркское. Скорее всего, она была саксонкой или из тех мест. Мы знаем короля саксов Эллу, в 477 году высадившегося в Британии, да и несколько позднейших королей саксов носили то же имя. Так что Эллак никак не мог быть Илеком.

Еще несколько раз гунны пытались вторгаться в Паннонию и Фракию, однако силы их были уже не те и к 475 году последние упоминания о гуннах исчезают из европейских хроник. Едва начавший формироваться гуннский народ распался на племена и растворился, не сумев сохранить свою идентичность.

Понятно, что если даны и присутствовали в этих сражениях, то лишь в незначительном количестве и не сыграли там никакой роли, но сами сражения, конечно, запомнили, как-никак, это были решающие битвы, определившие ситуацию в Европе на много лет вперед.

Но на этом отношения скандинавов с Русью, конечно, не закончились. Саксон пишет, что, когда умер Фроди III, его единственный сын Фридлейф все еще находился на воспитании у русов (Саксон пишет «в Русции»). Интересное воспитание, особенно если учесть, что даны считали его умершим и выбрали себе другого короля. Когда же умер и король части Норвегии Эрик Красноречивый, его сын Хальдан бежал не куда-нибудь, а на Русь к Фридлейфу. От него Фридлейф и узнал о смерти отца. Русы дали ему войско, с которым Хальдан и Фридлейф отправились в Норвегию и отбили королевский престол для Хальдана, а затем и датский для Фридлейфа.

Так русы посадили на престолы Норвегии и Дании своих ставленников. Плачьте норманисты! По времени это вторая половина V века.

Имя русского князя Олимара мы встречаем еще в одном случае. В 802 году Карлом Великим была опубликована одна из варварских «правд», которая называлась «Lex Anglorum et Werinorum», то есть, закон англов и варинов. Там есть интересное продолжение. Полностью заголовок звучит так: «Закон англов и веринов, то есть турингов». Из-за этого его часто называют «Тюрингской правдой», что неверно, поскольку закон дан именно англам и варинам, а то, что они происходят от рода турингов, уже второе.

Так вот, оказывается туринги вовсе не тюринги, а славяне туровцы, да и англы тоже славянского корня, однако, переселившись в Британию они быстро смешались с местными кельтами, романцами и германцами саксами, а потом пришли еще норманны. Так англы огерманились. Туровцы тоже были завоеваны саксами и только таким образом стали тюрингами. Ну, а часть туровцев и вовсе оказалась в Беларуси в округе города Туров, название которого явно западнославянское. Эти туровцы стали частью беларуского народа.

Подтверждением всему вышесказанному является уточнение, данное в статье 5 «Lex Anglorum et Werinorum». Там сказано, что «сии права издал Вулемар». Вот вам и тот самый князь Олимар. Оказывается, он издавал и законы, которые сохранились и дали нам имена трех народов, которыми Олимар правил. А ведь Саксон Грамматик тоже подтверждал, что Олимар издавал законы. А еще, все эти народы в совокупности назывались русами и варягами. В Тюрингии уже в немецкие времена существовала «Русская марка», то есть пограничная область. Не сербская, не хорватская, не велетская, а именно русская.

Вообще же, племя или союз племен с корнем «тур» в названии может оказаться одним из базовых в составе древних ариев. «Тур» на древнеарийском означало «бык», «могучий», «победоносный» или «быстрый». Возможно часть туровских племен оставалась в Европе — это те, которых мы сейчас описали. Другая же часть давным-давно ушла в восточные степи, где стала известна как туранцы, о которых мы упоминали в рассказе о формировании иранцев.

На Дунае после смерти Аттилы руги смогли создать свое независимое государство. Римляне называли это государство Королевством Ругов. Первое время им правил князь Флакцитей (453–475 гг). Сыновьями Флакцитея были Фелетей, унаследовавший от отца власть над ругами, и Фердеруг.

Фелетей еще при жизни отца, около 470 года, вступил в брак с остготкой Гизо, вероятно, двоюродной сестрой Теодориха Великого.

В правление Фелетея его владения занимали территории к северу от Дуная, от Фавианиса до Бойодурума. Королевская резиденция располагалась на месте современного города Кремс-на-Дунае. Название Кремс, несомненно, происходит от славянского Кремль/Кремень.

Большую часть правления Фелетей, также, как и его отец, поддерживал союзнические отношения с князем Италии Одоакром. В исторических источниках упоминается, что в 476 году отряды ругов участвовали в свержении последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула.

Потом Одоакр поссорился с византийским императором Зеноном и тот сумел перетянуть Фелетея на свою сторону. Король ругов начал подготовку к вторжению на Апеннинский полуостров, но Одоакр опередил Фелетея. Осенью 487 года он совершил поход в Норик и разбил войско ругов около Венского Леса. Фелетей и Гизо были схвачены вблизи Дуная, привезены в Италию и здесь казнены. После еще одного похода, предпринятого в 488 году братом Одоакра Гунульфом, придунайское государство ругов было окончательно уничтожено. Остатки ругов во главе с Фридерихом присоединились к остготам, признав над собой власть Теодориха Великого. Позднее, когда в 493 году Теодорих убил Одоакра, он оправдывал свой поступок местью за казнь своих родичей Фелетея и Гизо.

Из этой истории Королевства Ругов становится ясно, что государство было небольшим, составили его переселенцы либо с востока, либо с севера, вряд ли поддерживавшие какую-либо связь с Поморьем или Поднепровьем, отчего государство оказалось слабым. Территория, на которой находилось королевство, была настоящим проходным двором, поэтому местные руги скоро оказались значительно размыты другими народами, а к концу V века королевство погибло, люди же частью переселились в Италию. Прокопий Кесарийский, при описании событий в Италии в 541 году, упоминает об этих ругах и рассказывает, что они никогда не женились на чужих женщинах, соблюдая чистоту своего рода.

Переселились, правда, не все. В 558 году Мартин Бракарский в эпитафии святому Мартину Турскому пишет, что тому удалось крестить на Дунае «ругов, склавинов и нарцев». Совершенно очевидно, что Мартин перечисляет здесь славянские народы Норика и вновь удивительно, что современный историк Сергей Алексеев, вопреки всякому здравому смыслу упрямо считает ругов и нарцев германцами, и никак не может объяснить, почему славяне поставлены в середину этого списка. Не укладывается схема Мартина Бракарского в заскорузлые жернова русофобии. Не укладывается и схема летописца Нестора, который тоже подводит Алексеева, считая норцев славянами. А вот Алексеев сам придумал, что норцы — это бавары и пусть Мартин с Нестором идут к черту, что они могут понимать в таких сложных вещах? :lol:

В общем, продолжали славяне жить в Норике еще много лет, была где-то там «Русская марка», торговавшая с баварами, но потом, естественно, растворился этот славянский анклав в баварах и австрийцах. Вот только после этого дунайские руги и норцы стали баварами.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Об Одоакре

Новое сообщение ZHAN » 21 июл 2020, 12:51

Стоит сказать и об Одоакре. Кем был по происхождению человек, уничтоживший Западную Римскую Империю, до сих пор точно не известно. Одни авторы считают его ругом, другие скиром, третьи торкилингом. Поморские славяне в Мекленбургских генеалогиях называли Одоакра вандалом и правнуком Радагаста.

В любом случае, он являлся славянином, что подтверждает даже его профиль, выбитый на монетах, чеканившихся в Равенне. Там Одоакр представлен человеком с прямым носом и большими усами. Борода очень коротенькая, аккуратно подстриженная. Прическа Одоакра соответствует тогдашней римской моде. Германцы тогда выглядели совершенно иначе, отличаясь пышными бородами и нестриженными волосами.

Зато примерно так выглядели русские языческие князья, да и первые православные тоже. Дело в том, что, как замечено российским историком Львом Прозоровым, древние народы имели особенность выбирать прически, подобные тем, с которыми изображались их боги и богини.

Княжеским богом поморских русов был Радигост Сварожич с курчавой головой и юношеской бородкой, но с усами, на изображения которого и похож Одоакр. Вероятно, ранним вариантом Радигоста у поморян был Свентовит, однако и он выглядел похоже. Аналогом их у восточных русов был Перун, а он изображался с бритой головой, без бороды, но зато с длинными усами. Также выглядели русские князья и дружинники Святослава и Владимира. Так раньше выглядели скифы. Так же потом выглядели запорожские казаки.

Волхвы подобно их богу Велесу были, напротив, бородатыми и с длинными волосами. А крестьяне стриглись по подобию Даждьбога.

Отцом Одоакра называют сподвижника Аттилы князя скиров Эдекона, погибшего в битве с готами при Болии в 469 году. Его зарубил мечом король остготов Теудемир, отец Теодориха Великого. Отсюда и взаимная ненависть Одоакра и Теодориха, приведшая впоследствии к войне.

Мать Одоакра носила имя Мальгирда. Сам Одоакр родился в 433 году, у него был старший брат Гунульф, поэтому стать князем своего племени Одоакр не мог. После гибели отца он отправился в Рим, где поступил на службу в императорскую гвардию.

Одоакр служил у главнокомандующего римской армией свева Рицимера, причем сделал очень быструю карьеру, всего за несколько лет став командиром высшего ранга — magister militum. Многие скиры тогда перебрались в Италию под крыло Одоакра.

В сентябре 476 года Одоакр сверг последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула и объявил себя королем Италии. Эта акция прошла тогда совершенно незамеченной, но в реальности она означала ликвидацию Римской Империи и конец всего античного мира. Так что, вовсе не германцы уничтожили Римскую империю, а самые что ни на есть славяне. Это надо помнить.
Изображение
Монета Одоакра.

Одоакр, его скиры и руги, составлявшие большую часть дружины, правили Италией до 493 года, пока не были побеждены остготами короля Теодориха Великого. Сам Одоакр был подло убит во время переговоров воинами Теодориха. Остатки скиров и ругов Одоакра стали частью будущего итальянского народа.

Одоакра на Руси помнили много веков. Даже Богдан Хмельницкий в XVII веке в одной из речей обращался к памяти Одоакра, называя его «древним русским Одонацером».

По поводу имени Одоакра можно сказать, что, может быть, оно стало прототипом более позднего германского имени Оттокар или упрощенно Отто. Да и у краинских славян имя Отокар было весьма популярным.

А ведь были еще и герулы (верлы). Это племя германцы никогда не признавали своим потому, что оно и не было германским. Это было племя поморских русов, живших на юге Ютландии. Естественно, сейчас официальная наука, в своем фирменном стиле подгонки фактов под теорию, считает, что герулов было аж два разных народа: западные герулы жили в Ютландии и северной Германии до Рейна, а восточные — в Приазовье. И оба племени германские. И оба на славянских землях. Как такое может быть, никто не объясняет.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Герулы

Новое сообщение ZHAN » 22 июл 2020, 16:56

На самом деле герулы жили в Ютландии и западном Поморье. Это было одно из древнейших поморских племен и именно с их князей Мекленбургские герцоги начинали свою генеалогию. Уже упоминавшийся нами князь Антюр I был князем именно герулов. Подробнее об этом мы рассказываем ниже. Герульская династия правила поморскими русами с III в. до н. э по IV век нашей эры. Мы знаем, что герулы красили лицо болотно-зеленой краской, что выдает близкое их соседство или родство с кельтами.

Термин «герулы» не является самоназванием этого племени. Так их назвали греки, имея в виду жизнь герулов в болотах «еlе» Приазовья. Сами герулы называли себя, кажется, ярилами или ярами по своему эпониму Яриле. Северные германцы звали их верлами. Земли герулов простирались до Волина, а район Старгарда и Гюстрова и сегодня называется «Верле».

Интересно, что древнегерманский титул «ярла» — боярина, вполне возможно, этимологически происходит именно от яров/герулов. Это признает даже часть ученых, но не напрямую, а исходя от слова «воин». Например, Б. Мис показал, что слово «ярл» является аблаутной формой англосаксонского слова eorl и производным от eron — тот, кто сражается, то есть воин [Mees, В. (2003). «Runic 'erilaR'», North-Western European Language Evolution (NOWELE), 42:41–68].

А ведь славянские «ярый», «боярин», «ярость», это тоже воинские термины, происходящие как раз от Ярилы.

Прокопий Кесарийский оставил описание некоторых обычаев герулов. Предоставим читателю возможность оценить их самостоятельно:
«Я хочу сейчас рассказать, что это за племя эрулы и откуда пришли они в качестве союзников к римлянам. Они жили по ту сторону реки Истра, к северу, и почитали большое количество богов; они считали делом благочестия ублажать их даже человеческими жертвами. Многие их законы и обычаи были совершенно не похожи на законы и обычаи других людей. У них не полагалось стараться продлить жизнь стариков или болящих; но всякий раз, как кого-нибудь из них поражала болезнь или старость, он обязательно должен был просить своих родственников возможно скорее устранить его из числа живых людей. Тогда его родные, навалив большую и высокую кучу дров и положив этого человека на самый ее верх, посылают к нему кого-либо из эрулов, но только не родственника, вооруженного ножом. Полагается, чтобы убийца этого человека не был ему родственником. Когда убийца их родича возвращается к ним, они тотчас же поджигают всю кучу дров, начиная с самого низу. Когда костер потухнет, они, собрав кости, тотчас же предают их земле. После смерти какого-либо эрула, если его жена хочет проявить свое высокое нравственное достоинство и приобрести себе вечную славу, она обязательно должна спустя короткое время удавиться у могилы своего мужа. Если она этого не сделает, то в дальнейшем ей предстоит позор, и со стороны родственников мужа она является отверженной. Таковы-то были обычаи эрулов в древности».
[Прокопий Кесарийский. Война с готами II]

Но как герулы попали в Приазовье? Да так же, как и лемы или гепиды — вместе с готами. Иордан считал герулов очень крупными, сильными и быстрыми воинами, склонными к военным хитростям, активно нанимающимися в войска различных народов.

Похоже, что часть герулов, будучи близкородственными ругам и лемам, отправилась в большой поход к Черному морю под руководством готского короля Филимера. Там герулы проникли на восток дальше всех и поселились в болотистой дельте Дона. Это было единственным способом спастись от сарматской угрозы. При этом, Иордан называет самих герулов «степняками-конниками».

Герулы вошли в готский союз и вместе разгромили аланов и Боспорское царство. Там они создали себе новый флот на Черном море. В 267 году их флот прорвался мимо Византия и взял Афины. Афинский архонт Дексипп при поддержке римского флота разбил герулов, уничтожив до 3000 из них, и освободил родной город. Однако, это лишь самый яркий эпизод тогдашней истории герулов. На самом деле, они участвовали во многих походах Скифской войны.

В то же время герулы, оставшиеся в Ютландии, также начали нападать на Империю. В 286 году они нападают на Галлию. Император Максимиан посылает две когорты, чтобы отразить их нападение. Остановить герулов на севере не удалось. К 360 году они уже жили на восточном берегу Рейна рядом с фризами. В 409, 455 и 459 годах герулы вновь грабят побережье Галлии и Испании. В 478 году Сидоний Аполлинарий повстречал герулов аж в Тулузе.

Это был пик их могущества. Вскоре после этого, в Ютландию с севера вторглись даны и потеснили оттуда герулов, о чем сообщает Иордан. Очевидно, после этого, герулы вошли в состав племенного союза варнов, если они, конечно, варны с самого начала не были частью герулов. Уж не с герулами ли в Шотландию попали карпы, которые назвали крепость, о которой мы выше рассказывали, Карповом?

Приазовские же герулы в IV веке отказались принимать христианство и стали из-за этого врагами готов. Остготский король Германарих после 350 года завоевал герулов в ожесточенной истребительной войне и принудил их князя Алариха признать себя вассалом остготов. Имя князя герулов сейчас считается одним из доказательств принадлежности герулов к германцам. Однако, это просто смешно. В таком случае императора Николая II стоит признать греком, а Иосифа Виссарионовича Сталина евреем.

Кроме того, Иордан, как большинство германских авторов склонен давать всем персонажам германские имена или переводы имен. По-славянски же, Аларих — это Владимир или Всеволод, или еще кто-то подобный по смыслу. Так что, имя правителя, да еще переданное чужеземцем, ни о чем не говорит.

Герулы восстали против остготов после вторжения гуннов и вместе с ними пришли в Моравию. Там в 454 году герулы создали свое княжество, которое просуществовало до 494 года.

После гибели государства Аттилы именно герулы стали сильнейшим народом Придунавья. К концу V века герулы контролировали земли к северу от Дуная, владея территорией от восточной окраины Венского Леса до Малых Карпат. Подчиненными герулам народами были свевы, аланы, остатки гуннов, лангобарды и другие племена дунайского левобережья. Большинство из них были покорены герулами силой оружия. Об одном из походов герулов на окрестные земли сохранились сведения в житии Северина Норикского [Евгиппий. Житие святого Северина XIV].

Во время этого нападения, совершенного примерно в 480 году, герулы захватили и разграбили город Иовиакум (около современного Пассау), а его жителей увели в рабство. Местный священник был ими распят на кресте, что некоторыми историками рассматривается как ритуальное жертвоприношение.

Все подчиненные племена герулы обложили данью.

Известно, что герулы в это же время составляли значительную часть войска правителя Италии Одоакра. Вероятно, что после его гибели в 493 году большая часть италийских герулов соединились со своими придунайскими соплеменниками.

Прокопий считал герулов самым многочисленным из придунайских народов. Центром их государства была Моравия. Археологи никак не могут выделить конкретно культуру герулов ни в одном из известных мест их проживания. Почему? Да потому, что такой культуры не существовало. Герулы были праславянами, а к V веку уже именно славянами, как карпы, скиры, бастарны, руги и т. д. Их археологические следы поэтому ничем не отличаются от остальных праславяно-славянских племен и никак не выделяются.

Правил дунайскими герулами тогда князь Родульф. Прокопий пишет, что с 491 года герулы ни с кем не воевали и это вызвало недовольство воинов.
«И вот они, исполненные сильного гнева, без всякого стеснения бранили своего короля Родульфа и, постоянно приходя к нему, называли его впавшим в изнеженность и ставшим слабым, как женщина, и, насмехаясь и обзывая его другими неподходящими словами, всячески понося, бранили его. Болезненно перенося их оскорбления, Родульф двинулся походом против лангобардов, хотя они ни в чем не провинились против них; он не мог возвести на них никакой вины и не видел с их стороны какого-либо нарушения договора, но начал с ними войну без всякой причины. Когда слух об этом дошел до лангобардов, они отправили к Родульфу послов разузнать об этом и просили сказать, ради чего эрулы идут против них с оружием в руках, соглашаясь, что в случае если они ему чего-либо полностью не выплатили из дани, то заплатят это тотчас с большими процентами. Если они недовольны тем, что дань наложена на них слишком умеренная, то лангобарды не будут отказываться вносить ее в большем размере. Когда послы привели ему все эти доводы, Родульф с угрозами отослал их назад и продолжал двигаться. Они же, вторично отправив к нему послов, продолжали настойчиво умолять его о том же самом. Когда и второе их посольство было отослано назад таким же образом, к нему пришли в третий раз послы, убеждая, чтобы эрулы не начинали с ним войны совершенно без всякого основания. Если же, говорили они, эрулы решили, несмотря ни на что, идти против них, то и они не по доброй воле, но под давлением крайней необходимости выступят против нападающих, призывая в свидетели себе бога, самое легкое дуновение воли которого будет сильнее всякого человеческого могущества; само собой разумеется, что он, исходя из причин войны, присудит и тем и другим соответствующий ее конец. Так сказали послы, полагая, что этим они внушат страх нападающим, но эрулы, не испугавшись и не отказавшись от своих намерений, решили вступить с лангобардами в рукопашный бой. Когда они оказались близко уже друг против друга, то часть неба над лангобардами покрылась по воле рока черной и густой тучей, а над эрулами небо было абсолютно чистое. На основании этого всякий мог бы себе ясно представить, что эрулы идут на это столкновение себе на гибель. Считается, что не может быть для варваров, идущих в бой, знамения более зловещего, чем это. Тем не менее даже на это эрулы не обратили внимания, но, как бы совершенно потеряв разум, с величайшим презрением двинулись против врагов, о конце войны делая заключение по численности войска. Когда же начался рукопашный бой, то много эрулов погибло, погиб и сам Родульф, все же остальные изо всех сил кинулись бежать, уже не вспоминая ни о каком мужестве. Лангобарды преследовали их и очень многие из эрулов тут были убиты; лишь немногие из них спаслись».
[Прокопий Кесарийский. Война с готами II]

Источники лангобардского происхождения значительно дополняют сообщения византийских авторов. В «Происхождении народа лангобардов» сообщается, что Родульф погиб в сражении с королем Тато и что на поле боя лангобардами были найдены его знамя и шлем. В этом источнике Родульф называется последним королем герулов.

По свидетельству Павла Диакона, поводом к войне стало беспричинное убийство брата Родульфа, только что заключившего союз между герулами и лангобардами, по приказу Руметруды, дочери короля Тато. В этом случае Прокопий оказывается не прав и герулы начали войну вполне справедливо. Местом сражения этот историк называл поле Блахфельд. Опираясь на предания, Павел Диакон подробно описал битву. Историк сообщал, что герулы в знак презрения к своим врагам вступили в бой почти нагими и что в то время, когда его воины сражались, Родульф беспечно развлекался в своем лагере, но что он погиб, храбро сражаясь с преследовавшими разбитых герулов лангобардами.

После этого, герулы, теснимые лангобардами, ушли на север и воссоединились со своими соплеменниками варнами и ругами на побережье Балтики. При этом, Прокопий добавляет, что герулы уходили под предводительством многих вождей, то есть знати, но нового князя не выбирали. Это совпадает с данными «Происхождения народа лангобардов». Еще Прокопий уточняет, что герулы прошли через земли многих славянских племен, а потом через пустую ничейную землю. Часть герулов поселилась на пустых землях, а часть двинулась дальше на север. Они прошли через земли варнов и данов, причем даны не оказали им никакого сопротивления, видимо, по договору с варнами. Из Дании герулы переправились на остров Фуле, где поселились, наконец, у племени гаутов, возможно, местных готов в южной Швеции.

Между прочим, Теодорих, примерно тогда же, отправил посольства к герулам, тюрингам и варинам с просьбой оказать остготам помощь в военных действиях против франков.

Для поселившихся на пустых землях герулов, жизнь на древней родине оказалась весьма трудной. Похоже, что местные герулы не признавали их своими и никак не помогали. Беженцам выделили пустые и неплодородные земли, на которых они вскоре начали голодать. Об этом пишет Прокопий. И добавляет:
«Но под давлением голода, так как страна была пустынной, немного времени спустя они поднялись оттуда и подошли близко к пределам гепидов. И сначала гепиды на их просьбу позволить им поселиться и быть их соседями дали им разрешение, но затем без всякого повода они начали проявлять против них всякие незаконные действия: они насиловали их женщин, угоняли их быков и грабили их достояние. Они не останавливались ни перед какой несправедливостью и, наконец, беззаконно начали с ними войну. Не имея возможности дольше терпеть это, эрулы, перейдя реку Петр, решили поселиться там вместе с римлянами; императорский престол занимал тогда Анастасий, он принял их с большой охотой и дал им разрешение устроиться здесь».
То есть часть приазовских герулов вернулась к Дунаю, но их земли уже заняли гепиды, которые, пользуясь слабостью герулов начали их всячески давить. Новый князь герулов поехал в Италию к Теодориху Великому, где заручился его поддержкой. Теодорих даже нарек князя «сыном по оружию». Но ведь остготы были давними врагами герулов. Непонятно, на что герульский князь надеялся. Конечно, никакой помощи он не получил.

Герулы были вынуждены бежать за Дунай и Драву в Византийские земли и Анастасий принял их как федератов. Оправившись на землях империи, герулы вновь начали безобразничать, грабя местных жителей. Анастасий был вынужден выслать против них армию. Это было, кажется, в 512 году. Византийцы разгромили герулов, но не стали добивать, надеясь на примирение и остро нуждаясь в населении провинции.

Действительно, герулы стали служить империи. Прокопий (Война с персами. II, 25) рассказывает про герулов, находившихся на римской службе в Азии в 543 году, что они не носили ни шлема, ни панциря, а имели лишь щит и толстый кафтан; их слуги должны были идти в бой даже без щита, который им жаловался в том случае, когда они доказывали свое мужество каким-либо храбрым подвигом.

Герулы, одетые в свои плотные кафтаны, оказываются лучше вооруженными, нежели германцы. Пожалование щита означало, что слуга, признавшийся достойным этой чести, принимался в среду воинов.

При Юстиниане эти герулы крестились, однако сохраняли множество языческих обычаев. Однажды они убили за что-то своего князя по имени Ох и решили пригласить нового из Скандинавии, поскольку среди них не осталось никого из княжеского рода. Они отправили посольство на север.
«Когда эти люди прибыли на остров, они нашли там многих лиц царского рода; выбрав одного, который им особенно понравился, они вместе с ним поехали обратно. Когда они были в пределах данов, он умирает от болезни. Поэтому эти послы вновь вернулись на остров и взяли с собой оттуда другого, по имени Датия. (Другие рукописи: «Тодасия») За ним последовал брат его Аорд и двести юношей из бывшей в Фуле эрульской молодежи. Так как на все эти поездки было потрачено много времени, то эрулам, бывшим около Сингидуна, пришла в голову мысль, что они могут повредить себе, вызывая вождя из Фулы без согласия императора Юстиниана. Поэтому, послав в Византию, они просили императора дать им короля, который был бы ему угоден. Император тотчас же послал им в качестве короля одного из эрулов, давно уже жившего в Константинополе, по имени Сваруаза. Вначале эрулы приняли его и подчинились ему охотно и слушались его, когда он приказывал, что полагалось. Но несколько дней спустя прибыл человек с известием, что посольство с острова Фулы находится уже близко. Сваруаз велел выступить против них, чтобы их истребить, и эрулы, одобрив его план, тотчас последовали за ним. Когда они отстояли друг от друга на расстоянии одного дня пути, ночью все, покинув его, перебежали на сторону пришедших, и он, оставшись один, сумел бежать и вернулся в Византию. Император всеми силами старался вернуть ему прежнее положение. Тогда эрулы, боясь могущества римлян, решили удалиться в пределы гепидов. Такова была причина отпадения эрулов».
Позже Прокопий говорит и о численности этих герулов. Он называет их число 3000 человек. Скорее всего, Прокопий имеет здесь в виду только мужчин воинов. Еще 1500 воинов под командованием князя Филемута могли тогда же выставить италийские герулы, потомки воинов Одоакра.

В общем, конечно, византийские герулы уже не были никаким народом. Это были наемники с семьями, которые постепенно погибали или растворялись в населении Империи. После перехода под власть Византии они нам не интересны, разве что, сохранявшимися национальными особенностями.

Северные же герулы также исчезают, но тут мы имеем дело с другим процессом. Там они вливаются в родственный народ варнов. А чуть позже варны стали варягами и основали Русь. Вот такая история.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Анты и склавины

Новое сообщение ZHAN » 23 июл 2020, 15:52

Теперь мы кратко опишем историю перемещений и создания государств различных славянских народов Южной и Центральной Европы, родственных русскому народу и принявших участие, тем или иным образом, в его формировании и истории.

Именно после гибели государства гуннов, южная и восточная ветви славянства получили мощный толчок развития. И именно тогда общее название «славяне» широко распространилось среди славянских народов, став признаком единоязычия и общего происхождения их. Однако, обратим внимание, что самоназвание «словене» восприняли далеко не все славянские народы и полностью общим он стал лишь к XVIII веку.

Наверняка самоопределяющий термин «словене» появился где-то на границе славянских и германских земель, поскольку противопоставляющий термин «немцы» применялся славянами исключительно к германцам. А раз Птолемей локализует своих «суовен» где-то на территории Беларуси, видимо, термин этот возник в зоне соприкосновения славян с готами.

Первые «склавины» Иордана локализуются в этой же зоне, но уже южнее.

«Баварский географ» (скорее всего шпион императора) начала IX века отмечал, что родоначальником всех славян считал себя союз племен «червян» или «зверян», живший на Западном Буге на территории так называемой Червоной Руси. Обратим внимание — севернее Червонной находилась Черная Русь, северо-восточнее — Белая Русь, южнее — Карпатская Русь, а восточнее — просто Русь. Обратим внимание, что все эти земли имели второе или первое название «Русь». И еще вспомним, что согласно данным ДНК-генеалогии праславяне возникли именно в этих местах (культура Шаровидных амфор в Беларуси). Вспомним и дальнейшую историю праславян. Эти места всегда находились в центре расселения праславянских племен и были серьезно затронуты иноземным вторжением впервые лишь во время миграции готов. Тот поистине удивительный факт, что эти земли назывались Русью, очень серьезно подтверждает нашу гипотезу о том, что самоназванием всех праславян было именно «Русь» и никак иначе.

Да, кстати. Как там чувствуют себя норманисты со своей «Шведской Русью», никогда не существовавшей в природе? :unknown:
Или будут доказывать, что все эти земли получили названия «Русь» от пришлых викингов? :unknown:

Да. Эти «Руси» становятся нам известны в Х-ХII веках, но таковы наши источники. Других нет ни у нас, ни у норманистов.

Если бы эти земли так назвали пришлые шведы, то как эти названия удержались бы более тысячи лет под властью самых разных народов и государств? Или там тоже треть населения была скандинавской? :unknown:

Найдите хоть одного. :D

Но ведь у нас есть и западный источник, причем гораздо более ранний. На просторах между Бугом и Неманом у того же «Баварского географа» обнаруживается скопление всяческих «русов»: атторусы, виллерусы, сабрусы, хозирусы, «разреженное» другими ведомыми (зверяне/червяне) и неведомыми племенами.

Здесь атторусы могут быть карпаторусами, народ, по мнению баварца, свирепейший, имеющий 148 крепостей. Виллерусы могут быть беларусами. Они имели 180 городов. Но и сябрусы могли быть сябрами — тоже беларуский термин. Они имели 212 крепостей. Сразу после неких хозирусов (250 городов) у «географа» идут Lendizi, которые давно и уверенно отождествлены с лендзянами — славянским племенем, обитавшем восточнее Западного Буга. Далее идут, хорошо нам известные со времен Геродота невры. Оказывается, они еще жили в то время. Вряд ли баварский шпион стал сочинять племена давно минувших дней. Его донесение являлось чисто утилитарным документом. И у невров он насчитал еще 78 крепостей. Следующий известный этноним, объяснение которого сомнений не вызывает — пруссы. Локализация этого леттолитовского племени в Средние века хорошо известна: междуречье Вислы и Немана на берегу Балтийского моря. И по этой логике, русы обитали тоже в этом междуречье, только не на самом берегу, а чуть южнее по течению.

Так ведь это и есть земли Червонной, Черной, Белой и Карпатской Руси и западный документ IX века прямо и недвусмысленно подтверждает их существование уже в то время, до викингов.

Именно тогда славяне приобрели свой новый облик, сохранившийся по сей день и позволяющий нам называть их уже именно славянами. Очевидно, что тогда же или чуть раньше, оформился и тот древнеславянский язык, который мы до сих пор свободно понимаем без перевода.

Вместо античных племен праславян и русов, как раз тогда начали формироваться новые — средневековые славяне и русы.

Как это происходило? В Центральной Европе после разгрома гуннов, подчиненные им славяне придунайской низменности, в значительной части, двинулись на север к родственным племенам прешовцев и суковцев. В результате, на этих землях возникла Пражско-Корчакская культура, носителями которой в восточной ее части (Червоная, Карпатская, Черная и Белая Руси) и были «склавины», то есть попросту славяне.

Первоначально Пражская культура и возникла-то именно там. Позднее ареал ее охватил также северную часть Польши, восточные районы Германии, всю Беларусь среднюю часть Правобережной Украины, Молдавию и Румынию. Это привело к смешению пражской культуры с местными праславянскими культурами. Но кто же входил в состав союза червян-склавинов?

Беларуские предания говорят о 12 племенах червян. Основой их были союзы племен зверян, мораван, лендзян (ляхов) и дулебов. Зверяне первыми двинулись на запад, дошли до Одры, повернули на север и к концу V века уже вышли к Балтике западнее Руяны, где и поселились. Их столицей стал город Зверин. «Баварский географ» насчитывал у зверян аж 325 укрепленных городов, скорее всего, просто крепостей. Вообще, зверяне считаются ободритским племенем, возможно, исходя из места их проживания. И, видимо, именно зверяне начали процесс славянизации ободритов, до того сохранявших праславянский язык и обычаи.

Западное Прикарпатье тогда заселили мораване, получившие свое название от реки Моравы. Союз мораван возник из каких-то старых праславянских племен, живших в тех местах уже давно, к которым добавились пришедшие с Буга восточные славяне.

Лендзяне двинулись на запад вслед за зверянами и мораванами, и быстро заселили северное Прикарпатье. Те из них, кто вышел на Вислу, получили название вислян.

Дулебы получили название по имени своего князя Дулеба. Они сами были союзом племен. Столицей дулебов на Западном Буге было городище Зимно, которое состояло из землянок и было окружено частоколом и стеной из уложенных друг на друга деревянных бревен, закрепленных вертикальными столбами. В систему укреплений входили также три башни и большая деревянная постройка, пристроенная к стене с внутренней стороны. В плане городище имеет форму неправильного треугольника (135х65х14=0,45 га). В городище жили кузнецы и камнерезы. Керамика лепная слабоорнаментированная, нередки находки глиняных сковородок. На местах погребений находят остатки кремации. Зимно было центром дулебского племени бужан. «Баварский географ» насчитал в землях бужан 231 город.

Восточнее и северо-восточнее жили дулебские же племена лучан, жеревичей и древлян. Лучане у «Баварского географа» считались многочисленным народом и имели 318 городов. Берега Припяти и Полесские болота тогда же заселили берзичи и дреговичи, которых беларуское предание считает потомками двух братьев, отделившихся от 10 других родов из-за нежелания участвовать в междоусобицах. Это уже предки южных беларусов.

При этом, характерно, что отношения между ляхами и дулебами были резко враждебными. В районе Каменца сохранилось предание о нападениях на дулебские земли ляхов короля Ляха в союзе со змеем Краговеем и как победил их дулебский кузнец Радар, проведший границу по Западному Бугу. Опять мы не наблюдаем ни малейших признаков славянского братства, а предки поляков и украинцев-западенцев уже тогда ненавидели друг друга.

На востоке дулебы в лице племени древлян вдоль Припяти дошли до будущего Киева, где поселились на Почайне, оттеснив антов на юг. Отсюда начинается нелюбовь полян и древлян.

Ну, и, собственно, червяне. Это племя продолжало обитать на Западном Буге, где его и обнаруживает «Баварский географ» в первой половине IX века. Червенские города присоединил к Руси князь Владимир в 981 году. Этих городов было много. Вот неполный их список: Нервен, Волынь, Холм, Белз, Броды, Сутейск, Комов, Ярославль, Угровеск, Щекарев, Столпье, Всеволож, Плеснеск, Верещин, Берестье, Каменец, Васильков, Дрогичин, Влодава, Мельник, Брынеск, Перемышль, Ряшев, Грубешев, Любачев, Санок, Переворск, Львов и другие.

Термин «рус» в то время продолжал сохранять свое значение, но, возможно, стал менее распространенным и более элитарным. Сохранялось и самоназвание «венд» или «венед».

Те праславяне (теперь уже славяне), которые ранее были организованы в сильные княжества, союзничали с гуннами до самого их конца. Так, в 467 году скиры воевали против византийцев в союзе с гуннами сына Аттилы Денгизиха. В 469 году скиры князя Эдекона и руги князя Флакцитея сражались против остготов в битве при Болии. Проиграв, скиры ушли в Италию и в 476 году свергли последнего Римского императора. Это мы уже знаем.

Государства скиров и ругов просуществовали до 493 года, когда были уничтожены остготами Теодориха. В 494 году лангобарды разгромили в Паннонии государство герулов, также славян родом из Приазовья. Остатки герулов, в основном, ушли на север в Поморье. Об этом мы тоже уже знаем и об этом писал Прокопий Кесарийский. Часть, правда, перешла Дунай и стала федератами Византии. После гибели этих объединений, на Дунае не осталось славянских государств. Однако, такое положение сохранялось недолго.

Наиболее сильным новым славянским союзом близ римских границ тогда был антский союз. В V веке анты жили между Днестром и Днепром. Собственно, термин «анты», как не покажется странным, можно перевести с арийского как «украинцы».
Вот подарок-то современным «украм», которые все ищут свои дальние корни. :D
Изображение
Раннеславянские воины.

На самом деле, термин «анты» значит, что традиция называть окраину окраиной и окраинных жителей «окраинцами», у арийских народов существует очень давно. Современные украинцы тут не первые. Как мы увидим дальше, в Балтийском Поморье тоже были свои укры — «укряне».

Столицей антов было Пастырское городище. Возникло оно еще в VII в. до н. э. на обоих берегах речки Ташлык, притоке Тясмина. В раннем средневековье была обжита в основном левобережная часть городища, площадью около 15 га. Население использовало восходящие к скифскому времени укрепления (рвы, валы) не возобновляя их. На территории городища располагались мастерские по выплавке железа, кузница, общинное зернохранилище. Открыты остатки жилищ полуземляночного и наземного типов, посуда, изготовленная на гончарном круге, орудия труда (серпы, косы и др.), ювелирные изделия из бронзы и серебра.

Основателем антского союза, иногда считается князь Кий, хотя это маловероятно. Его братья Щек и Хорив числятся эпонимами будущих славянских народов чехов и хорватов. Чехи действительно появились примерно в это время, заселив Богемию и вытеснив оттуда маркоманнов (баваров), а хорваты известны в приазовских степях еще Плинию Старшему. Все эти названия: чехи, хорваты, сербы, хорутане, анты, имеют явные древние арийские корни, но не иранские, как принято считать. Мы уже доказывали, что предками этих славянских народов были степные киммерийцы, скифы и сарматы. Хорваты и сербы сегодня считаются антскими племенами. Племя антов известно и в Галлии, что говорит об их изначально венедском происхождении. Но они же известны и в Приазовье еще в I веке.

В антское время, возможно, основан Киев. Но вообще, это является весьма сложным моментом и на сегодня нет точного знания по этому вопросу. Может быть, нынешний Киев был основал только в VII веке.

Но вот тот же Саксон пишет, что Коногардом после разгрома гуннов управлял князь Онев. Быть может, так и было, и Пастырское городище тогда назывался Коногардом, Онегардом или Кенугардом, как раз в честь Онева. Именно под таким названием знали город скандинавы, а позже это название перенесли на Киев.

Что же касается князя Кия, то Никоновская летопись упоминает о его походе на Волжскую Булгарию, а она была основана ханом Котрагом только в 673 году. Соответственно, если верить летописи буквально, Кий не мог жить ранее этого времени и Киев именно с таким именем им был основан лишь в конце VII века.

В антский союз вошли лесостепные и лесные славянские племена Черняховской и Киевской культур с элементами Пражской. Новая антская культура получила название Пеньковской.

Формирование антского союза шло в лесостепи. В саму степь анты поначалу не очень-то заходили, как и к берегу Черного моря. Хотя отдельные отряды и группы поселенцев уже проникали далеко на юг.

Таковыми, например, были тиверцы, заселявшие тогда Приднестровье. Название племени происходит от скифо-сарматского названия Днестра — Тирас. Естественно, многие «специалисты» считают, что тиверцы были ославянеными сарматами. Полное впечатление, что эти люди ничего не понимают в этнопсихологии и в обычной человеческой логике жизни. Ну ладно бы писали, что сарматы ассимилировали славян, а они пишут наоборот, ведь надо же объяснить, куда пропали эти могучие сарматы. Оказывается, их опять ассимилировали те самые славяне из семейства кроликов.

А хорваты, которые тогда же поселились чуть севернее тиверцев, тоже были скифо-сарматами, но они, по мнению тех же специалистов, напротив, ассимилировали дулебов, а потом, зачем-то поселились среди ассимилированных и сами ассимилировались, став славянами. Фантасты по-сравнению с некоторыми историками отдыхают. :D

По чешским преданиям, именно от хорватов отделились семь братьев во главе с Чеславом (Чехом) и ушли на запад в Богемию, став новым народом — чехами. «Специалисты» же считают термин «чехи» простой калькой от кельтского «бойи» (ударные). Это сильно сомнительно. Зачем бы славянам, да еще сарматских корней, называть себя именем давным-давно сгинувшего кельтского народа?

Козьма Пражский в XII веке писал о чехах:
«Люди расположили свои первые поселения возле горы Ржип, между двумя реками, а именно, между Огржей и Влтавой (в 30 км севернее современной Праги); здесь они основали свои первые жилища и с радостью стали устанавливать на земле пенаты, которые принесли на своих плечах.»
В Европе появился новый народ, который постепенно начал занимать соседние с горой Ржип территории.
«Родоначальник и праотец этого народа Чех умер, когда ему исполнилось восемьдесят шесть лет».
Когда это было? Скорее всего, Чех умер в середине — второй половине VI века. Дальнейшая история Чехии сохранилась лишь в сильно спрессованном виде. Чехи абсолютно не запомнили князя Само, а сразу после смерти Чеха поместили легендарную историю Крока и его дочерей. Эта история будет рассказана нами ниже.

Южнее реки Рось на правобережье и по реке Орель на левобережье Днепра жили угличи. Они контролировали днепровские пороги и состояли в союзе с северянами, приходящими с левобережья Днепра и булгарами, жившими южнее порогов.

Уровень развития новых славянских народов, возникших на обломках гуннской империи, был низким. И вот тут кроется одна большая хитрость, которая уже много лет подло используется всеми ненавистниками славян и русских для «доказательства» их дикости и молодости среди европейских народов. Эти люди делают вид или действительно думают, в силу своей малограмотности, что молодые славянские племена, возникшие на обломках империи гуннов, это и есть все предки современных славян и появились они именно тогда.

Однако, это абсолютно не так. Нет никаких сомнений в том, и мы это доказываем в данной теме, что предки славян, начиная с III тысячелетия до нашей эры, создали несколько самостоятельных цивилизационных проектов, находившихся на передовых позициях тогдашнего уровня развития арийских народов. Среди них можно назвать русов-балановцев, прибалтийских русов, поморских русов, скифов, сарматов, венетов, включая культуру полей погребальных урн, вандалов, гуннов, северян-именьковцев и некоторые другие.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне и булгары

Новое сообщение ZHAN » 24 июл 2020, 18:45

Часть праславянских племен сохраняла архаический уровень развития, находясь на периферии цивилизационных процессов, а часть, в том числе и перечисленные, переживала времена спада и деградации, вызваннные, в основном, вражескими нашествиями. Именно таковыми были предки южных славян, первыми попавшие в поле зрения византийских историков как славяне. И это позволяет теперь отождествлять с ними всю историю всех славян.

А ведь южные славяне были всего лишь новой, молодой ветвью славян, которые, при этом, дали новый толчок развитию более старых славянских обществ, таких, как поморские русы, ильменские словене или северяне, вскоре составивших новый Русский народ. Сами же южные славяне так и не стали вершиной славянской цивилизации. Они навсегда остались мелкими и раздробленными народами, всегда занимавшимися лишь одной проблемой — собственным выживанием.

Другими словами, южные славяне всегда были периферией славянского мира, при всем к ним уважении. И судить по их ранней истории всех славян и в первую очередь русских, недостоверно и недобросовестно, как если бы сводить всю историю германцев к ранней истории свевов, фризов или гепидов.

Теперь вернемся на юг. Причерноморские степи тогда принадлежали булгарам, одному из основных осколков гуннской орды. Булгары имели тюркское происхождение и изначальный физический тип монголоидов. Где-то в III веке, вместе с барсилами и хазарами, они переправились через Волгу и влились в состав гуннов, на долгое время потеряв для тогдашних историков собственное название. Они упомянуты только раз в 354 году. Самостоятельной силой булгары стали лишь после гибели гуннского государства в 463 году, когда получили мощное подкрепление из-за Волги тремя родственными племенами. Эта история описана ниже.

К концу V века булгары были уже сильно размыты этнически примесями других народов, но сохраняли тюркский язык и обычаи. Они оставались чистыми степняками кочевниками, поэтому рассматривали окружающих славян в качестве добычи и данников, заключая с ними союзы только в случае наличия у славян сильной княжеской власти, каковая на тот момент была лишь у антов и северян.

Первое свидетельство о появлении булгар на Балканах содержится в хронике VII века Иоанна Антиохийского:
«Два Теодориха снова приводили в смятение дела ромеев и опустошали города близ Фракии, вынудив Зенона в первый раз склониться к союзу с так называемыми булгарами».
Союз византийцев с булгарами против остготов датируется 479 годом. Булгары появились на Дунае всего за несколько лет до этого. Заметка на полях болгарского перевода греческой стихотворной хроники Константина Манассии (XII век) относит их переселение к 475 году. Это как раз год окончательной гибели европейских гуннов.

Союз с Византией продлился недолго. Первый набег булгар на Фракию отмечен уже в 491 году или, согласно хронике Марцеллина Комита, в 499 году.

В 502 году булгары повторяют набег на Фракию, но при этом они стали совершать набеги в союзе со славянскими племенами.

Действительно, в VI веке анты и склавины, как называли южных славян, начали мощный натиск на Дунайскую низменность и Балканы.

Сначала они действовали как ведомые союзники булгар или лангобардов, но с 517 года становится известно о самостоятельных походах антов и склавинов на придунайские земли. Перед этим анты разгромили остатки герулов в Дакии и вышли на широком фронте к Дунаю. В том самом 517 году «конные геты», как тогда называли антов византийцы, прорвались до самых Фермопил, взяли много пленных, а когда император Анастасий заплатил за них 1000 либр золота, деньги взяли, а пленных перебили. Видимо, набег совершило какое-то воинское братство, казнившее пленных в дар богам. В 527 году византийский полководец Герман нанес антам серьезное поражение, но это не остановило их набеги.

Император Юстиниан направил на защиту низовьев Дуная способного полководца Хильбудия, который действовал настолько успешно, что к 531 году Юстиниан позволил себе титул «Антский». Тогда же он перестроил множество крепостей по Дунаю, стремясь закрыть границу и не допускать более вторжений на Балканы. Однако, в 534 году Хильбудий увлекся, пересек Дунай и углубился на север по долине реки Олт. Там он попал в засаду склавинов, был разгромлен и погиб.

Анты немедленно форсировали Дунай и ворвались в Мёзию, а в 535 году уже хозяйничали во Фракии. По словам Прокопия Кесарийского, анты сражались конными, подобно булгарам и это естественно, ведь они жили в степных районах.

В 537 году анты и булгары-кутургуры разорили Малую Скифию, угнав массу пленных. Эти первые набеги славян еще не преследовали цели захватить Византийские земли, а были чисто грабительскими. Просто славяне еще не освоили земли к северу от Дуная. В те же годы (с 533 года) анты и склавины стали наниматься в византийскую армию, воевавшую против готов в Италии. Видимо, это были пленники, согласившиеся служить империи.

В 538 году последовало мощнейшее вторжение. Славяне дошли до Фессалоник, а булгары хана Друнга опять разорили Мезию и Фракию, дали несколько сражений византийским войскам и разбили их наголову, убив или пленив полководцев Юстина, Константина и Акума. Константина Юстиниан выкупил, а Акума, поскольку он был гунн, булгары увели куда-то в степи и судьба его неизвестна, хотя, скорее всего, печальна.

На следующий год византийцы вроде бы разбили булгар, однако грабежи провинций не прекратились. Тогда Юстиниан пошел на хитрость. Ему как-то удалось поссорить склавинов и антов из-за земель между Прутом и Днестром, и между ними началась война. Победу одержали склавины. Им удалось захватить в плен одного из князей антов Хвалибуда и отбросить его соплеменников на север. Однако, анты сохранили за собой участок земли с выходом к Дунаю и в тот же год ограбили Фракию, уведя множество пленных. Не желая больше терпеть антские набеги, Юстиниан подкупил кутургуров и те ударили антам в спину, отбросив их на север.

Казалось, Юстиниан может торжествовать, однако, вместо одного врага, он нашел другого.

В 540 году склавины заключили союз с кутургурами и сами стали грабить Мезию и Фракию.

Византийская дипломатия совершила еще один кульбит и заключила союз с антами и булгарами-утургурами, жившими на Дону. Они начали тревожить кутургуров и склавинов с тыла, не давая им вторгаться за Дунай.

Видимо, именно тогда анты были объединены под властью одного князя, которого звали Идаризием (545 год).

Еще одна особенность. Византийские, готские, арабские и другие иностранные авторы всегда пишут о неисчислимых полчищах славян. Однако, то, что мы знаем от современников, приводящих реальные цифры, убеждает в том, что силы славян вовсе не были такими огромными. Прокопий Кесарийский описывает действия славянских дружин, численность которых редко превосходила тысячу бойцов. Да и археология никак не подтверждает многочисленности тогдашних славян. Так что, как говорится, у страха глаза велики. Славянские дружины были невелики, но обладали высокими боевыми качествами.

Осенью того же 545 года склавины вновь вторглись во Фракию и захватили множество пленных. В этот раз им не повезло. В провинции зимовала армия герулов князя Филемута, находившаяся на службе у византийцев. Несмотря на родство, герулы были давними врагами новых славянских племен, которые изгнали их за Дунай, поэтому Филемут охотно ударил по склавинам, разбил их и отобрал византийских пленников.

Для защиты от славян и булгар, в 40-х годах Юстиниан выстроил на Дунайской границе три линии крепостей и укреплений, в которых разместил гарнизоны. Укреплены были города Греции, Эпира, Македонии. Всего около 400 крепостей!

Но, правда, это никак не спасло византийцев от славян. В 548 году хорошо организованная армия склавинов перешла Дунай и двинулась на юг, по пути убивая и захватывая всех встречных. Города и крепости брались штурмом или сдавались сами. Византийская армия численностью в 15000 воинов, шла за склавинами, но в бой не вступала, несмотря на свое численное превосходство. Склавины дошли до Диррахия, но штурмовать его не стали, а благополучно вернулись домой, также сопровождаемые византийской армией.

Весной 550 года 3000 склавинов перешли Дунай, разделились, разгромили две армии иллирийских легатов, а потом и конную армию военачальника Асбада, самого его взяли в плен, нарезали ремней из спины и сожгли на медленном огне. Чем уж он им так насолил, мы не знаем. А может, его мучили от большого уважения. При этом, все разбитые византийские армии сильно превосходили славян числом, однако были легко ими разгромлены.

Во Фракии они вели себя безобразно. Мало того, что склавины успешно штурмовали византийские крепости, которые ранее варвары брать не рисковали. Но они еще и запугивали византийцев своей лютой жестокостью. Прокопий описал как впервые увиденный византийцами способ сажания на кол, забивание распятых пленных палками, сжигание в домах. Очевидно, мы имеем перед собой пример вторжения и поведения какого-то воинского братства, которые всегда отличались крайней внешней жестокостью, обусловленной философией мужества, существовавшей в подобных коллективах.

В том же походе славяне хитростью взяли сильно укрепленный город Топир во Фракии и перебили все его мужское население — 15 тысяч человек. Женщины и дети попали в плен.

При этом оказалось, что первые два отряда — лишь авангард большой славянской армии. Летом 550 года она переправилась через Дунай у Наисса и двинулась на Фессалоники, которые и были главной целью славянской операции. Однако в Сердике в это время формировал армию для похода в Италию известный полководец Герман. Помнившие о его разрушительных походах против них, славяне испугались и сразу повернули на северо-запад, уйдя от греха подальше в Далмацию. Но, неожиданно Герман умер, а новый полководец Иоанн славян боялся гораздо больше, чем они его. Он двинулся в Италию и зазимовал в Салоне, никак не тронув славянскую армию. Оправдывался Иоанн тем, что ему нужно защитить италийские земли.

Все три славянских отряда тогда впервые зазимовали на землях империи. Следующей весной они повернули на восток и пошли прямо на столицу империи. Славяне спокойно дошли до Длинных стен Константинополя. Выступившую против них византийскую армию евнуха Схоластика они разгромили вдребезги под Адрианополем, захватив даже знамя. Штурмовать столицу славяне не стали, поскольку тащили за собой огромный обоз с добром и пленными. Все это склавины увели и увезли на север. Самая большая часть славянского войска весь год грабила Боснию и только к зиме ушла за Дунай, переправившись на земли гепидов и заплатив им по золотому солиду за каждого своего воина. Византийская армия так и не решилась вступить со славянами в бой, хотя тем же летом успешно отбила нападение булгар на те же земли. Действия византийской армии ясно показывают, кто был самым страшным врагом ромеев.

После нескольких лет передышки, вызванных чумой в византийских землях и междоусобицами среди славян и булгар, в 559 году 7000 булгар хана Забергана и союзные им склавины вторглись во Фракию и Македонию, осадив сам Константинополь. Для защиты столицы Юстиниан вызвал из опалы старого полководца Велизария, который с ничтожными силами сумел уничтожить 400 булгар и так напугать остальных, что Заберган отступил и ушел во Фракию. После этого Велизария снова отправили в отставку. Такое отношение к талантливому и уважаемому полководцу вряд ли способствовало повышению боеспособности византийской армии.

И тут же другие отряды булгар и склавинов, прорвались на юг и дошли до Фермопил и Херсонеса Фракийского.

А хан Заберган очень скоро оправился от поражения и вновь осадил Константинополь. Войну против него вел теперь молодой полководец Юстин и вел удачно. Армия Забергана была отрезана от поставок продовольствия и начала голодать. Византийский флот вышел к Дунаю, и хан понял, что скоро его отрежут от тылов. Он вступил в переговоры и заявил, что если ему не заплатят, он перебьет византийских пленных. Юстиниан заплатил, но одновременно отправил письмо к утургурскому хану Сандилху на Дон, а в письме написал, что платить утургурам больше не может, так как все деньги отдал Забергану. Разъяренный Сандилх бросился к Дунаю и внезапно напал на только что переправившегося на северный берег Забергана. Кутургуры и склавины были разгромлены и бежали в склавинские земли, а утургуры и анты праздновали победу и делили деньги. Ничего особенного. Так выглядело раннее Средневековье везде.

Весной 560 года Заберган и склавины, собрав новое войско, возобновили войну против Сандилха и антов. А пока булгары и славяне резались друг с другом, на востоке появился страшный враг и тех, и других — авары.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Авары и славяне

Новое сообщение ZHAN » 25 июл 2020, 15:05

Авары в принципе имели арийское происхождение, однако вроде-бы приняли многие обычаи от соседних уйгуров, в том числе титул правителя — каган. Антропологи доказали, что только 20 % аваров имели монголоидный тип, остальные же были европеоидами, из которых почти половина — высокорослые блондины и средиземноморцы.

Детали происхождения аваров остаются спорными. По одной из теорий, они были частью хионитов, потомков степных арийских племен скифо-сарматского, а то и более древнего корня. Наиболее вероятное происхождение аваров (как впрочем и славян) изложено в теме "Родина склавинов".

В 463 году авары громили савиров и булгар в низовьях Волги и навели большого страха на кавказские народы, после чего на столетие пропали из поля зрения тогдашних историков. Они поселились в Приаральских степях, где были известны как племена уар и хунни. В 557 году авары были разгромлены тюрками, которые по этим двум племенам называли их вархонитами (в греческом изложении), и бежали от них на Северный Кавказ. Там о них помнили и боялись. Хотя Феофилакт Симокатта, считает, что пришедшие были «ненастоящими» аварами, а просто племенами, взявшие их имя себе, он не прав. Кавказские народы не могли так ошибаться. Просто к ним пришла часть авар, но именно авар.

Авары разбили алан, булгар-оногуров, барсилов и хазар, включили часть из них в состав своей армии и создали мощное государство, имевшее огромный военный потенциал. Говорили, что каган Баян позже имел 60-тысячную конницу. На наш взгляд, это вполне возможно, если включить в ее состав союзников. При этом аварская конница имела хорошее бронирование, стремена и сабли, неизвестные тогда еще в Европе. Броня, стремена и сабли делали аварскую конницу на голову более сильной, чем любая европейская конница. Никто в Европе тогда не мог противостоять этой силе.

В конце 559 года авары переправились через Дон и разгромили булгар-утургуров. Хан придунайских кутургуров Заберган, понимая опасность ситуации, немедленно признал себя вассалом кагана и предложил новому хозяину напасть на антов, как союзников утургуров. Весной 560 года авары вторглись на антские земли и стали их разорять. Анты прислали посольство для переговоров о мире, но каган приказал убить посла Мезенмира/Межемира, сына Идаризия и брата Келагаста, который тогда, очевидно, был князем антов. Война продолжилась и анты были разбиты. Два года авары громили антские земли, но при этом все время искали способ уйти на запад, опасаясь преследования тюркютов, каган которых Истеми обещал догнать и уничтожить их. Один из разведывательных отрядов авар в 561 году обошел Карпаты с севера и дошел даже до Тюрингии, но был разбит франкским королем Сигибертом.

В 562 году молодой каган Баян потребовал землю для поселения аваров у императора Юстиниана и старый хитрый лис-император предложил аварам Паннонию, в которой жили гепиды — последний готский анклав на дунайской границе Византии. Дорогу в Паннонию вдоль Дуная загораживали склавины, которые уже объединились в сильную коалицию во главе с князем Добрятой. Для начала Баян приказал Забергану прощупать Фракию и Малую Скифию. В 562 году кутургуры вторглись туда, однако Юстиниан оказался готов к этому и начал перекрывать им обратный путь своими войсками. Булгары срочно отхлынули назад и больше о Забергане ничего не слышно. Возможно, он был убит Баяном за провал операции.

Тогда Баян отправил послов к Добряте и потребовал пропустить авар в Паннонию через славянские земли. Добрята отвечал гордо, что славяне сами привыкли господствовать над другими и еще не видели силы, способной победить их. Слово за слово, аварские послы начали оскорблять славян и те перебили их, возможно в память о гибели антского посольства Межемира. Удивительно, но Баян проглотил обиду и даже продолжал уверять, что является другом славян. Очевидно, что авары находились в трудном положении. Они понесли большие потери в войне с антами и те могли в любой момент восстать, ударив аварам в спину. Войска тюркютов уже переправились через Волгу и были готовы в любой момент выйти к Дону и Днепру. Византийцы прочно держали берега Дуная. Вот Баян и заюлил, но, конечно, обиду затаил.

Еще раз вернемся к родству аланов и других северокавказских народов с русами. Чрезвычайно интересными являются исследования горских легенд русским ученым Ногмовым в XIX веке. Он выяснил, что некоторые элементы эпоса осетин и адыгов являются точной калькой истории росоманов и антов Иордана. Казнь готами князя антов Буса и 70 старейшин в черкесском эпосе подается как казнь князя Баксана, сына Дауо, его братьев и старейшин антов.

Разгром государства антов и склавинов аварами в 560–578 годах излагается черкесами так:
«каган аваров Байкан потребовал от антов подчинения, Лавристан (Добрята?) и другие вожди этого племени ответили гордым отказом, но были разгромлены. Лавристан погиб. Его жена плакала: «Высок рост его, широки плечи, осанка мужественна. Он вошел в Русь через горы. Стан его уподоблялся кимирианскому чубуку».
В этом пассаже интересно слово «Русь». Северокавказцы, оказывается помнили о своем русском происхождении. Не иранском, а русском. А горы — Карпаты или Кавказ.

Нашествие авар обескровило антов и возникло даже выражение «Байканов смертный путь», и, как отмечал Ш. Б. Ногмов, еще и в его время дороги, ведущие от Черного моря через горные ущелья к реке Кубани, назывались «смертоносными путями». Не в силах отразить нашествие кочевников, адыги обращались к своему небесному заступнику: «Спаситель и заступник наш, могущественный Илия! Из огромных туч неотразимой дланью уничтожь коня Байканова…».

Анты были вынуждены покориться и идти вместе с аварами в поход на Дербент. В этой войне отличился их витязь, «неустрашимый Олгико», имя которого просто убийственно для норманистов, ведь это «Олег», не имеющий ничего общего со скандинавским «Хельгу», от которого у нас привычно производят имя Олега. А это, оказывается, вовсе не так. Оказывается, имя Олег известно в Причерноморье давным-давно и ничего общего с Хельгу не имеет. Это смертельный удар по норманизму, поэтому норманисты никогда не признают важности и аутентичности этой черкесской былины. Наверняка скажут, что черкесы украли имя Олгико у скандинавов в IX–X веке. А то, что они помнят про аваров и Баяна, так это случайность. Наложение разновременных событий. В общем, что-нибудь придумают. В реальности, поход этот, очевидно, был осуществлен в период с 563 по 565 год.

Что все это значит для нормальных людей? А значит это то, что данные части эпоса сформировались у северокавказских горцев еще в период их единства с антами (бывшими аланами). Единое пространство антских народов было разорвано тогда аварским нашествием. Часть антов была вынуждена подчиниться и отправилась в поход на Дербент с каганом Баяном. Вероятно, возглавлял эту часть богатырь Олг/Олег. Именно Олгом или Ольгом называют нашего знаменитого князя русские летописи. И последующих Олегов тоже. Их дети назывались Ольговичами, а не Олеговичами. Олег — более поздняя форма этого имени. Так что звука «е» в имени Олг изначально не было и скандинавский «Хельги» тут ни при чем. Тем более, что, как мы увидим дальше, сами скандинавы никогда не называли русского князя Олега «Хельги».

Вернемся к событиям VI века. Мы знаем, что как раз в эти годы персидский шах Хосров Ануширван строил Дербентскую стену, законченную в 567 году. Так вот, персидские историки писали, что Хосров воевал в Дербенте с русами. Стену он строил как раз для защиты от русов, хазар и аваров.

После похода на Дербент анты (аланы и адыги) бежали от аваров и после трудного пути («смертоносными путями») проникли в Кавказские ущелья, где и закрепились. Именно тогда и появились предки нынешних осетин и адыгов, за долгие века на Кавказе ассимилированные до полной неузнаваемости, но сохранившие память о событиях VI века. И у чеченцев сохранилась память о боге-громовержце «Пирьоне», славянском Перуне.

Теперь посмотрим на Дунай. Там наступила пауза, продлившаяся до ноября 565 года, когда умер Юстиниан. Всего через 10 дней после его смерти в Константинополь примчалось посольство аваров. Баян рассчитывал на неопытность нового императора Юстина II. Однако, аварские послы вели себя столь же нагло, как и у князя Добряты. Молодой Юстин был неопытен в политике и горяч. Он оскорбился и выгнал аваров.

Видимо, Юстин готовил союз против аваров, в который должны были войти анты, булгары и тюрки, давно добивавшиеся дружбы с Византией. Юстин сложил с себя титул «Антский», чем продемонстрировал антам дружбу. Возможно, к антам были отправлены и послы. Булгарам надо были лишь заплатить, а тюркюты сами готовы были напасть на аваров.

К началу 566 года Баян попал в сложное положение. Кругом были враги, а главные из них, тюркюты как раз закончили покорение оногуров и хазар, захватили Северный Кавказ и были готовы к войне.

Умный и хитрый Баян нашел выход. Не зря он отправлял разведку по северному пути. Теперь он знал другую дорогу в Паннонию. Вся аварская орда внезапно двинулась на север вдоль Карпат. Земли там принадлежали сильному дулебскому союзу, с князем которого Баян сумел договориться.

Между прочим, согласно Аль-Масуди, царь дулебов носил забавный, с нынешней точки зрения, титул «Мажек», то есть «Мужик». Вот откуда идет это, столь распространенное ныне, обращение к мужчине. Обычно, по греческим источникам, дулебского князя называют «Мусокием», однако, это не имя, а титул и Масуди тут прав.

Пропуская аваров, дулебы были глубоко неправы, в чем скоро смогли убедиться, но тогда им казалось, что авары уйдут навсегда. Перед аварами отступали на север и запад разбитые антские племена сербов (во главе с князем Звонемиром) и хорватов. Они отступили далеко на запад, поселившись сначала на территории современной Германии в верхнем течении Одры и Лабы. Сербо-хорваты не покорились аварам и вели с ними ожесточенную борьбу в течении многих лет. В союзе с сербами и хорватами оказались чехи и вилыды, потесненные на запад и север из района севернее Карпат.

Авары тогда не задержались в славянских землях, а быстро вышли на границы Франкских государств. Король Австразии Сигиберт, уже однажды победивший аваров, смело выступил навстречу Баяну и был наголову разгромлен, попав в плен. Франки жаловались, что аварские колдуны заморочили им головы, насылая какие-то видения. Наверное, что-то такое было, ведь не каждый раз о таком рассказывают. В результате, Германская Европа оказалась под угрозой нашествия, подобного гуннскому.

Однако, неожиданно оказалось, что Баян не собирается вторгаться в Западную Европу. Он отпустил Сигиберта за выкуп и заключил с ним договор о нейтралитете. Ясно, что весь поход против франков был организован только для того, чтобы обезопасить западный фланг авар.

После этого, авары двинулись на юг и оказалось, что у Баяна уже есть договор с королем лангобардов Альбоином. Согласно ему, лангобарды и авары вместе должны были разгромить гепидов в Паннонии и разделить их землю. Ясно, что договор был заключен еще до переселения аваров. Баян опять показал себя искусным дипломатом и стратегом. По договору, лангобарды отдавали аварам десятую часть своего скота, видимо, для прокорма, половину добычи и всю Паннонию.

В 567 году авары и лангобарды внезапно напали и уничтожили государство гепидов, а авары заняли Паннонию. Понятно, что ужиться вместе в Паннонии авары и лангобарды не могли. На следующий год лангобарды отправились в Италию и захватили ее северную часть. Аварские отряды помогали им, а булгары-кутригуры были брошены в набег вниз по Дунаю, чтобы задержать там византийские войска.

Вместе с лангобардами подальше от аваров ушли и тамошние славяне, влившись в население Норика. Это были хорутане. Правда, бегство не спасло славян. Авары последовали за хорутанами и вскоре покорили их.

Авары же поселились в Паннонии, где объявили о создании Аварского каганата. Местные славяне-мораване оказались у них на положении полурабов. Им оставили имущество и оружие, но перед аварами они были совершенно бесправны. Они кормили и содержали авар и воевали за них. В общем, авары в Европе из нормального полукочевого народа быстро превратились в банду хищников-паразитов, живших насилием и грабежом. Подобное мы позже увидим в лице Крымского ханства.

Авары немедленно начали войну с Византией и дважды в 568 и 569 годах безуспешно осаждали важнейший город Сирмиум на реке Саве. В этих боях авары понесли большие потери и на время затихли, накапливая силы.

Тем временем, уход из Причерноморья аваров и части булгар, позволил антам оправиться. Часть дулебов и антов двинулась на юг в опустевшие степи и к середине 70-х годов в низовьях Дуная скопилось огромное по тем временам славянское население. Там они все входили в состав государства князя Добряты.

Для византийцев они все, по-прежнему, были антами и склавинами, и Юстин II вновь принял титул «Антский». Ни о каких войнах его с антами мы не знаем, поэтому можно предположить, что император принял подобный титул не в знак победы, а в знак покровительства антам. Несомненно, Юстин хотел привлечь антов к войне с аварами или тюрками, с которыми тогда уже поссорился, и тюрки кагана Турксанфа в 576 году разгромили Боспор. В ссоре этой виноваты были византийцы, заключившие сепаратный мир с персами, против которых они воевали вместе с тюркютами. Персы немедленно ударили по тюркютам и нанесли им тяжелое поражение. Вероятно, это спасло Европу от нового степного вторжения, но зато тюркюты обиделись. Когда Юстин прислал к ним посла, Турксанф при виде ромея засунул в рот все десять пальцев и сказал: «Как у меня теперь во рту десять пальцев, так и у вас, ромеев, множество языков. Одним вы обманываете меня, другим моих рабов вархонитов (аваров)…» После этого тюркюты и разорили византийский Боспор. Зато авары, которых тюркюты обещали уничтожить, уцелели.

Это сразу привело к тяжелым последствиям. В 572–573 годах авары дважды разбили византийцев, император Юстин заработал инсульт, потерял разум и стал недееспособен. За него правил полководец Тиверий.

Этот момент славяне сочли наилучшим для вторжения в империю. Причем, на этот раз целью вторжения был не грабеж, а заселение Балкан. Славяне шли с семьями и имуществом. Несомненно, они прекрасно знали о запустении Балкан, где без населения остались огромные площади. Между тем, климат, ресурсы и готовая инфраструктура Балкан были неизмеримо благоприятнее для жизни, чем родина славян. Зная слабость империи, ее славяне не боялись и надеялись, в конце концов, договориться.

В конце 577 — начале 578 года славяне массово прорвали границы Византии, перешли Дунай и заселили значительную часть Балкан, включая Мезию, Фракию, Македонию и Грецию. Были это как южные славяне склавины, так и восточные антские племена. Менандр оценивает число славян в 100 тысяч человек. Возможно, он близок к истине. В этот год славяне не брали крупные города, а лишь расчищали для себя сельскую местность, изгоняя оттуда ромеев.

Единственный способ остановить славян, Тиверий увидел в помощи аваров. Он срочно заключил с Баяном договор, по которому византийцы переправляли аварскую армию на свою территорию, обеспечивали проход по имперским землям и отдавали славянские земли за Дунаем на разграбление.

Во исполнение договора, комит Иоанн переправил 60 тысяч бронированной конницы аваров через Саву на византийский берег, провел по имперским дорогам в Мезию и там переправил на северный берег Дуная.

Совершенно неожиданно для славян 60 тысяч бронированных убийц вторглись на из земли. Войск к северу от Дуная у славян почти не оставалось, поэтому началась дикая резня мирного населения. Славяне в панике бежали в горы, леса и плавни, но все их имущество и множество пленных было захвачено аварами, которые сожгли и все славянские поселения в Добрудже. После этого, Баян повернул орду на запад и разгромил земли дунайских словен князя Добряты, оскорбившего его много лет назад. Сам Добрята при этом погиб, как мы знаем из адыгского эпоса.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне и авары против Византии

Новое сообщение ZHAN » 26 июл 2020, 21:55

Прорвавшиеся зимой за Дунай славяне не вернулись на помощь соплеменникам. Большинство из них и не знало о событиях на Дунае, а те, кто узнал, все равно, ничего не смогли бы сделать.

Какую-то часть славян авары угнали к себе в Паннонию в рабство и сами ушли туда же через горные проходы Карпат. Однако, едва авары ушли, дунайские славяне тут же начали собирать силы и восстанавливать государственность. Князем дунайцев стал человек с характерным русско-вандальским именем Радигост. Когда на следующий год к нему прибыли послы авар с требованием дани, они были попросту перебиты. И Баян опять смолчал. Он поссорился с византийцами, и они больше не собирались перевозить его через Дунай, а прорваться через южные Карпаты он, видимо, уже не мог. Радигост создал сильную славянскую армию, а его население постоянно пополнялось переселенцами с севера.

В 580 году Баян собрал все корабли, которые нашел на Дунае, и начал строить из них мост через Саву возле византийской крепости Сингидунума. Одновременно он отправил посла в Константинополь, который заверил Тиверия, что мост строится для перехода армии против славян, убивших его послов. Тиверий не мог помешать аварам, поскольку опять воевал с персами, зато сообщил «по секрету», что тюрки Турксанфа уже вышли к Днепру и Крыму и готовятся напасть на аваров. Посол императора с богатыми дарами и данью в 80 тысяч золотых, которую Византия теперь платила аварам ежегодно, отправился к Баяну, но по дороге был перехвачен во Фракии славянами и убит, а все деньги похищены.

Тем не менее, каган теперь знал о приближении тюркютов и срочно отвел войска в Паннонию. Он даже пошел на союз с Радигостом, хотя мы знаем, как относились авары к союзникам. Авары явно боялись тюрков. Правда тюркюты не пошли дальше Днепра, опасаясь за свои растянутые коммуникации, но время славяне выиграли. Для них, что тюрки, что авары были одинаковыми смертельными врагами. Хотя тюрки пытались найти с антами общий язык. Известно, что каган Турксанф поставил булгарским ханом некоего Гостуна, славянское имя которого говорит о его происхождении. Вероятно, Гостун должен был восстановить давние связи булгар с антами.

В конце 580 года славяне устроили второе вторжение на Балканы. По льду перейдя Дунай ниже Сингидунума массы славян ворвались в Далмацию и, не задерживаясь, двинулись на юг к Эпиру. Весной 581 года они добрались до Греции, разорили Ахайю, обошли Фермопилы и были остановлены только у Коринфа. Крупные города они опять не брали, но сельскую местность разоряли и заселяли.

Из Македонии славяне свернули на восток. 27 октября 581 года 5000 отборных славян-воинов попытались взять крупнейший город Греции Фессалоники, но были отбиты в жестоком бою.

Той же весной Баян достроил свой мост через Саву и осадил Сирмиум. Ему больше нечего было бояться. У тюркютов началась Гражданская война и Турксанф с армией отправился на восток. Приазовских булгар, оставшихся в Причерноморье, возглавил хан Кубрат, союзник Византии, воспитанный в Константинополе, но булгар авары не боялись. Тиверий направил на помощь Сирмию небольшой отряд комита Феогнида, но тот ничем не мог помочь городу и лишь маневрировал рядом, ведя партизанскую войну.

Аварские отряды двинулись по следам славян на юг и вместе с ними стали разорять Балканы. Союз между Радигостом и Баяном начал действовать. Аварские отряды в тот год доходили до Греции, но ни о каких столкновениях между ними и славянами ничего неизвестно. А ведь совсем недавно они были лютыми врагами.

Весной 582 года славяне из Македонии дошли до Фракии, подошли к самому Константинополю, где захватили большие табуны и стада. Множество ромеев снова попало в плен и было уведено на север. В этот раз было захвачено и разорено много городов, например, Диногеция, прикрывавшая дунайский берег. После этого славяне массово заселили Нижнюю Мезию, составив, так называемую, Попинскую культуру.

Тем же летом Баяну сдался и Сирмиум. Его жители были отпущены аварами в чем были и без имущества, но почему-то не убиты. Комит Феогнид заключил мир от имени императора, который обещал заплатить аварам дань за три года.

Император Тиверий в это время поел каких-то ягод и заболел дизентерией. Вскоре он скончался самым жалким образом, назначив своим наследником командующего восточной армией Маврикия.

Все силы империи уходили на Персидскую войну, а в Европе Маврикий лишь терпел расселение славян и выходки Баяна. Тот, например, потребовал себе императорского слона, потом — золотое ложе. Маврикий отдал, а каган посмотрел подарки, посмеялся и вернул обратно.

В 583 году каган потребовал увеличить дань до 100 тысяч золотых, но Маврикий отказал ему. Баян расценил это как повод к войне. Он внезапно захватил Сингидунум во время сбора урожая, а гарнизон тогда просто проспал атаку. Город брали союзные аварам лангобарды и славяне-мораване. В окрестностях Сингидунума авары расселили мораван, которые позже вошли в состав народа сербов.

После этого Баян двинулся вниз по Дунаю и захватил Аугусту и Виминаций. Вся византийская оборона Дуная рухнула. Баян в этот раз опять никого не убивал и не грабил. Напротив, авары объявили о снижении налогов вдвое и успокоили население, обещав заботиться о нем. Таким доброжелательством Баян пытался привлечь к себе население Верхней Мезии, поскольку аварам не хватало кормовой базы.

На землях Верхней Мезии Баян также расселил часть славян и авар, но всем желающим места не хватило, поэтому часть войска, в основном славян, Баян отправил на юг. Там они помогли местным славянам взять Коринф, уцелевшие жители которого бежали на остров Эгина.

Ответ византийцев не заставил себя ждать. Летом 583 года анты напали на дунайских склавинов и сильно разорили их земли. Скорее всего, антов подкупили византийцы, не зря Маврикий тогда взял себе титул «Антский».

Склавины, союзники Баяна, прекрасно поняли, кто натравил антов на их земли и ринулись прямо на Константинополь. После яростного, но безуспешного приступа, они откатились назад и пошли на менее крупный город Анхиал. Туда же подоспел и Баян.

Авары и славяне штурмом взяли и сожгли этот курортный центр византийской знати, игравший роль тогдашнего Сочи. Знаменитые термы от разрушения спасло лишь то, что в них решили помыться ханские жены. Там же Баян нашел императорский пурпур, подаренный когда-то Тиверию женой. Каган немедленно напялил находку на себя, заявив, что теперь он хозяин империи.

После этого, Маврикий пошел-таки на переговоры, правда первое посольство были изгнано каганом, но второе, в 584 году, договорилось о требуемой дани. Захваченные земли Верхней Мезии авары так и не вернули. Каган ушел в Паннонию и с ним ушли много славян, потерявших имущество и семьи от набега антов. Их Баян поселил в Норике у хорутан, и они стали предками словенцев.

Авары ушли, но славяне войну продолжали. Летом 585 года сам Радигост возглавил поход на Константинополь.

Пока он разорял Астику, половина его армии подошла к Длинным стенам. Маврикий послал против них армию во главе с Коментиолом, который разбил склавинов и отогнал к Адрианополю, где они соединились с главными силами Радигоста.

Осенью у крепости Ансин Коментиол разбил и Радигоста, после чего склавины отошли на север. Стало очевидно, что пока склавины не могут противостоять лучше оснащенным византийским войскам. Известно, что тогдашние склавины воевали полуголыми и были вооружены обычно парой дротиков.

Баян, однако, не замедлил прийти славянам на помощь. Повод к войне он нашел следующий. В начале 586 года его шаман соблазнил одну из жен кагана, а когда их связь вскрылась, бежал к ромеям, и недалекий император Маврикий его принял. В ответ на недружественный шаг, в июле 586 года Баян совершил новый рейд вдоль Дуная и захватил 8 византийских городов, включая Доростол, Бононию и Маркианополь. Брали их, конечно, славянские союзники аваров.

Но главной целью славян в этой кампании стали Фессалоники. К ним двинулось большое войско из Поморавья. Славяне знали, что Македония истощена чумой и многие гарнизоны вымерли. Они беспрепятственно дошли до Фессалоник и появились у города 23 сентября. Внезапности достичь не удалось, поэтому началась осада города. Впервые славяне применили здесь осадные и метательные орудия, построенные прямо на месте. Правда стреляли они чрезвычайно плохо и почти не попадали в цель. Подвоз припасов организован не был. За неделю осады, славяне опустошили все окрестности Фессалоник и начали голодать. Поэтому, осада была снята и славяне разошлись по Македонии. Большая их часть захватила опустевший город Лихнид рядом с большим озером и поселилась там, назвав его Охридом.

Весной 587 года большая часть славян из Охрида двинулась в Грецию. Они взяли Афины, разорили Аттику, Локриду, Евбею и ворвались на Пелопоннес. Там они захватили Аргос, Спарту и Патры, возможно, уже в 588 году. Из славянских племен, захвативших Пелопоннес, известны два: милинги и езеричи.

Милинги — это мильчане, известные как ветвь полабских сербов, они поселились в Лужице и вошли в состав польского народа. В литовском языке есть слово milzins (milzinas, milzinis), которое означает «великан», «исполин». Часть мильчан оставалась на реке Мильков, отделяющей Молдавию от Валахии. Вот они-то, вероятно, и отправились в Грецию.

Езеричи известны со времен Августа в Паннонии, где жили по берегам озера Балатон (Болотистого). Возможно, название озера дано именно ими. Это венедские славяне.

Война аваров и славян с империей закончилась в 588 году. Она положила начало формированию южнославянских народов и заселению ими Балканского полуострова. Но, только начало.

Продолжение последовало почти немедленно. Каган потерял многих славян погибшими или ушедшими на юг, поэтому нуждался в пополнении. Ему удалось уговорить 7 или 8 кланов лендзян из Польши переселиться в Паннонию. Однако ляхов для кагана было недостаточно. Баян отправил послов с богатыми подарками и деньгами к князьям поморских русов и просил дать ему воинов. Русы прислали вместо воинов трех гусляров, которые начали ломать комедию и рассказывать о принципиальном пацифизме поморян-варягов. А насчет возвращения денег извинялись.

Баян все понял и арестовал послов-сказочников, но они как-то сбежали и попали в руки византийцев (октябрь 590 г.). С ними встретился сам Маврикий и послы рассказали ему ту же байку о пасторальной жизни русов на севере. Маврикий поверил и приказал включить сию чудную повесть в историю летописца Феофилакта Симокатты, откуда мы об этом и узнали. Русские патриотические историки в XIX–XX веках сильно умилялись мирной жизни древних славян и ставили ее всем в пример. Однако факты свидетельствуют совершенно об обратном. Славяне и поморяне в частности жили как все, воевали как все и грабили как все. Ну, может, чуть приличнее. Все-таки, наши предки.

Некоторые северные племена кагану все же удалось подкупить. К нему пришли отряды бодричей, смолян, берзичей и стодорян. Наверное, были и другие, так что каган скоро смог восстановить силы и начать новую войну. Тем более, что в 589–591 годах Маврикий смог вернуть имперский контроль над нижнедунайским лимесом, отбил у славян Сингидунум, а в Греции Аргос, Патры и Коринф. Был заключен мир с персами и Маврикий начал перебрасывать войска в Европу.

Обеспокоенный Баян решил ударить первым. Весной 592 года он потребовал от императора увеличения дани, но тот просто проигнорировал авар. Тогда Баян приказал мораванам строить лодки у Сингидунума, чтобы переправить на них аварскую армию через Саву. Жители Сингидунума активно мешали славянам в строительстве и те, разъярившись, осадили город. Через неделю ромеи оголодали настолько, что готовы были сдаться, несмотря на грозившую им месть славян, но в этот момент Баян отозвал мораван. Видимо, он просто не знал о бедственном положении города. Мораване ушли вверх по Саве к Сирмиуму и там переправили авар, однако они были так недовольны отзывом из-под Сингидунума, что Баян не взял их с собой в поход, опасаясь измены.

Без проблем пройдя Верхнюю Мезию и Дакию, каган вторгся во Фракию и разгромил там византийскую армию полководца Приска. Это была первая встреча Баяна с Приском. Князь Радигост тогда же направил в Нижнюю Мезию новые отряды склавинов, наводнивших провинцию и осевших там среди своих соплеменников, пришедших ранее. Ромейское население опять истреблялось и угонялось.

Нашествие авар было остановлено обычной хитростью византийцев, направивших свой флот в Дунай. Опасаясь быть отрезанным, Баян отвел армию в Паннонию.

На отступление его могло подвигнуть и то обстоятельство, что против аваров начали войну франки. Король Хильдеберт в 592 году подчинил баваров, поставил их князем некоего Тассило и приказал ему напасть на Каганат. Бавары ударили на восток, разгромили хорутанскую армию в Норике и сильно пограбили будущих словенцев. Кагану пришлось идти на выручку своим подданным.

Пока каган отступил, Маврикий решил разобраться со славянами во Фракии и Нижней Мезии. Войск у него в Европе теперь было достаточно. Весной 593 года император отправил армию стратига Приска на север.

Летом Приск вступил в Доростол и начал готовить переправу. К нему приехали послы кагана и потребовали уйти из Мезии, однако Приск, чувствуя силу, им отказал. Переправа прошла скрытно и быстро, видимо, Приск перевозил войска на кораблях флота. В то же время у реки Яломицы новый набег на империю готовил Радигост. Приск узнал об этом и ударил по славянам внезапно ночью. Радигост был разгромлен и едва сумел бежать. В оправдание славян напомним, что византийцы впервые за 60 лет переходили Дунай и славяне ничего подобного не ожидали.

От пленных Приск узнал, что на реке Сирет сейчас находится глава союза дулебов «Мусок», то есть «мужик». Ромеи решили разбить и его. С помощью военных хитростей и пользуясь откровенным разгильдяйством славян, Приску удалось разгромить дулебов. «Мусок-Мужик» попал в плен.

Захваченная ромеями добыча была так велика, что солдаты Приска практически вышли из повиновения полководцу. Они пьянствовали и обжирались, вели себя так беспечно, что едва не погибли все. Однажды ночью славяне, собравшиеся со всей округи, напали на ромейский лагерь и чуть не взяли его. Потери византийцев были очень высоки и удержались они чудом. Приск казнил ночную стражу, посадив проспавших часовых на кол и начал отход к Дунаю.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне и авары. Войны и переселения

Новое сообщение ZHAN » 27 июл 2020, 18:58

Еще раньше Приск отправил пленных под охраной 300 всадников Татимера в Константинополь. Через 6 дней Татимер попал в засаду славян уже во Фракии и едва не погиб. Пробиться ему удалось с трудом и потерями, часть пленных сбежала. Однако Маврикий был неописуемо рад первой громкой победе. Пленных, закованных в позолоченные цепи, от отправил в подарок Персидскому шаху, а Приску приказал зимовать за Дунаем.

Этот приказ вызвал в армии Приска бунт возмущенных воинов, не желавших зимовать в палатках и он, в конце концов, был вынужден эвакуироваться в Доростол. Там его уже ждал посол Баяна, который интересовался, с чего это ромеи ходят по его землям и воюют с его подданными? Авары и славяне блокировали Приска в Доростоле и перекрыли ему дорогу в Константинополь, поэтому Приск был вынужден отдать кагану всех славянских пленных, числом 5000. После этого Приск с армией вернулся в столицу и был снят с должности, которую получил брат императора Петр.

Летом 594 года отряд в 600 славян перешел Дунай у реки Олт, взял крепость Акис и двинулся на юг. Он дошел до Сердики, после чего повернул на Нижнюю Мезию. Славяне вели с собой пленных и везли много награбленного. Под Маркианополем их перехватили войска Петра. Увидев 1000 византийских всадников комита Александра, славяне немедленно перерезали всех пленников мужчин, а женщин и детей загнали в центр круга повозок, скрепленных между собой и стали отчаянно защищаться. Кроме ножей, они были вооружены исключительно дротиками. В ожесточенном бою ромеи мечами перебили легковооруженных славян, но те успели зарезать остальных пленников.

В начале сентября Петр переправился через Дунай на славянские земли, но вместо славян нашел булгар. Отряд в 1000 булгар был атакован в копья таким же по численности конным отрядом византийцев, но булгары не растерялись и даже нанесли ромеям поражение. Каган, находившийся неподалеку, прислал гонцов узнать о причинах конфликта, и Петр уладил ссору только богатыми подарками. Затем Петр, все-таки, нашел славян, которыми командовал князь Пирагаст. Ромеи разбили и убили Пирагаста (стрелой в пах), хотя и сами потеряли больше тысячи воинов, и окрыленные двинулись к реке Яломице. Но вот там они подверглись удару более серьезных сил славян и потерпели сокрушительное поражение. С трудом Петру удалось эвакуировать остатки армии за Дунай. Конечно, он был немедленно снят.

Командование армией вновь было поручено Приску, который летом 595 года переправился через Дунай на славянские земли, но всего лишь на 4 дня. Никаких врагов он там не нашел и перешел обратно близ «Железных ворот». Эти земли авары уже считали своими, поэтому Приск сознательно провоцировал кагана. На переговорах с послами Баяна Приск прямо оскорбил авар, назвав их «беглецами с востока».

Баян понял, что ромеи хотят войны и приказал булгарам срыть стены Сингидунума. Он не надеялся удержать крепость. Видимо, мораване восстали против аваров, и каган более на них не рассчитывал.

Полностью срыть стены булгарам не удалось, поскольку византийский отряд Гудвина отогнал их от Сингидунума. Тот же Гудвин разбил и аварский отряд в Далмации, сопровождавший добычу и пленных на север.

Одновременно, 2000 баваров напали на стодорян в Истрии. Видимо, поход был организован по согласованию с византийцами. Однако, Баян ждал этого, поэтому держал свою конницу в кулаке. Он немедленно бросил на баваров своих всадников, и они полностью уничтожили немцев. Затем Баян полтора года воевал с франками, правда, без большого успеха. Но цель операций кагана, видимо, заключалась в том, чтобы заставить франков и немцев прекратить войну и ему это удалось. После этого, каган бросил все силы на восток.

Летом 597 года Баян с войском прошел по землям склавинов (южных славян) и переправился через Дунай в Нижней Мезии. Он разорил провинцию и осадил Томы, а византийская армия Приска, пришедшая за ним вдогонку из-под Сингидунума, никак не могла снять эту осаду.

К весне 598 года Томы начали голодать, но на Пасху каган вдруг заключил с Приском перемирие, благородно передал горожанам продовольствие и ушел.

Причина миролюбия кагана была, видимо, в том, что у аваров началась эпидемия чумы, которая давно свирепствовала на Балканах. У самого Баяна, например, умерли 7 сыновей.

Пережив эпидемию, всего через месяц «миролюбивый» Баян на реке Янтра наголову разгромил византийскую армию Коментиола, только что подошедшую из Константинополя. Коментиол позорно бежал, бросив войска. Из-за продолжавшейся чумы Баян, все же, заключил мир с Византией, но перебил всех пленных, которых Маврикий отказался выкупать.

Такое окончание войны не устроило Маврикия и весной 599 года он начал новый поход. Приск и Коментиол собрали две армии у Сингидунума и получили приказ вторгнуться в Аварию. Коментиол тут же «заболел» и это понятно, потому что полководец из него был никудышный. Общее командование принял Приск. Он переправился на север близ Виминация и начал искать кочевья авар.

Баян, потерявший от эпидемии лучших воинов, решил отвлечь византийцев и перешел с армией на южный берег Дуная, оставив на севере троих сыновей. Приск не купился на уловку и продолжил рейд по землям авар. Он нашел сыновей Баяна и разгромил их в трех битвах за 10 дней, уничтожив 28 тысяч авар. Погибли и сыновья кагана. Налицо явное снижение боевых качеств аварской конницы. Видимо, каган набрал в армию неопытную молодежь вместо умерших воинов.

Баян срочно вернулся из-за Дуная и тоже был разбит. Он отступил к Тисе, где в его армию пошли местные гепиды и славяне. Очевидно, для них византийцы были хуже аваров. Через месяц Приск вновь разбил кагана и тот отступил за Тису в Пушт. Приск отрядил за ним 4000 воинов и те дотла сожгли гепидские селения, 30 тысяч жителей убили и многих увели в плен.

Баян вновь перешел на левый берег Тисы и схлестнулся с Приском в сражении, которое вновь проиграл. В плен попало 20 000 его воинов, из которых 8000 были славянами.

В те же дни, по приказу кагана, стодоряне вторглись в Италию, но были отбиты византийским гарнизоном Равенны. Зато византийские пограничники из крепости Клиса беспрепятственно перешли Саву и захватили в плен семьи многих лендзянских воинов кагана.

Баян срочно отправил в Константинополь посольство с требованием вернуть пленников и Маврикий отдал ему аваров. Но, в целом, кампания 599 года была аварами проиграна вчистую.

Однако, Маврикий свел все успехи византийских войск к нулю. Он вновь отстранил талантливого Приска от командования и вновь передал его своему тупому брату Петру. В результате, весь 600 год византийская армия бездействовала, а Баян за это время заключил союз с лангобардами, связавшими боем равеннский гарнизон. Славяне же построили кагану флот на Дунае, и он оттеснил византийцев до Железных ворот.

Лендзяне решили отомстить пограничникам Клиса за прошлогодний набег, устроили засаду и истребили весь тысячный отряд новой смены, решивший повторить успех своих предшественников. Переодевшись в доспехи византийцев, славяне обманом проникли в ворота Клиса и захватили эту важнейшую крепость. После этого, семь или восемь общин лендзян захватили и начали заселять всю Далмацию почти до Салоны. Стодоряне или хорутане из Норика совершили новый набег на Истрию.

Решающие события произошли в 602 году. Все началось с дунайских склавинов. Они уже 7 или 8 лет были были вассалами аваров и действовали по приказу кагана. В свою очередь, днепровские анты ненавидели аваров и были союзниками Византии. Анты уже много лет воевали против склавинов, правда об этой войне ничего не известно.

В тот год склавины вновь собрали армию против антов к северу от Дуная. Маврикий приказал своему брату разбить их. Петр выступил из Адрианополя к Паластолу. Он испугался сам переходить Дунай и отправил туда Гудвина. Тот действительно разбил склавинов, чем вызвал целую цепь событий. Баян отправил на помощь склавинам своего полководца Апсиха, который с ходу захватил «Железные ворота» и вышел в тыл Гудвину. Целью Апсиха, однако, был не Гудвин, а анты. Каган пока не хотел войны с империей, но приказал Апсиху полностью уничтожить антов.

Неожиданно, в аварском войске вспыхнул мятеж. Часть его отказалась воевать с антами и ушла за Дунай к византийцам. Надо полагать, это были полукровки, сыновья пленных славянок, которые не хотели воевать против сородичей. Возглавлял эту партию некий Таргитий. Имя его — скифское и, скорее всего, он также был полукровкой. Поскольку авары пришли в Европу без своих женщин, они захватывали в наложницы славянок, но их совместные дети не считались полноценными аварами. Этот факт привел к расколу в аварском обществе и способствовал его конечной гибели. Дети авар и славянок возглавили многочисленные восстания против своих отцов. Восстание Таргития было одним из них. Все лето Баян и Апсих уговаривали мятежников вернуться. Это дало антам отсрочку, но ненадолго.

Византия же не смогла воспользоваться трудностями аваров. Маврикий приказал армии Гудвина зазимовать на северном берегу Дуная, да еще и прекратил ее снабжение в целях экономии. Это привело к окончательному взрыву армии, которая давно ненавидела глупого императора и его клику хапуг и воров. Армия восстала и во главе с солдатом Фокой двинулась на Константинополь. Столица была взята, Маврикий зверски убит, как и его брат Петр, и Коментиол. Приск перешел на сторону восставших. Фока стал императором и начал истреблять старую зажравшуюся знать империи. В империи началась гражданская война, чем воспользовались все соседи. Персы захватили весь Восток, лангобарды — Италию, ну, а авары получили свой шанс, который на этот раз бездарно потеряли. Старый Баян умер, а его преемник Баян II отнюдь не блистал умом.

Хотя, сначала у аваров как бы открылось «второе дыхание». Кагану, видимо, удалось помириться с полукровками Таргития и в 603 году авары обрушились на антов. Именно тогда погибло антское государство, а на его развалинах археологи фиксируют появление смешанной культуры, оставленной, видимо, теми самыми полукровками, поселенными каганом на антских землях. Их было немного и скоро они растворились в носителях Пражской культуры дулебов, очевидно, древлянах, угличах и тиверцах.

Надо полагать, часть антов во время разгрома бежала на запад, север и восток. На западе они образовали союз белых хорватов в предгорьях северных Карпат. На севере анты растворились в кривичах и радимичах, имевших уже свои племенные союзы.

На востоке то же самое произошло в смысле слияния антов с близкородственными северянами. Вероятно, именно тогда и начал создаваться Русский каганат, в союзе с приазовскими булгарами не пустивший аваров на левобережье Днепра. Там, на северских землях в VII веке появились дружинные погребения с ингумацией в курганах или без них. Эти погребения гораздо богаче, чем у простых общинников, сохранявших кремацию и говорят о сложении воинской знати, отстоявшей независимость северян от аваров и начавшей создавать сильное государство.

Опять же, вероятно, именно после разгрома антов, авары сделали то же самое с дулебами-склавинами. С точки зрения кагана, дулебский союз на землях каганата был нонсенсом, причем, опасным. Славян было намного больше, чем аваров и в один прекрасный момент они могли перевернуть всю ситуацию в свою пользу, как оно, собственно, вскоре и произошло. Но вместо создания многонациональной империи, авары решили пойти по пути узконационального «фашистского» государства, превратив славян в рабов. Это и стало их принципиальной ошибкой, приведшей каганат к гибели и исчезновению самих аваров как народа.

Дата покорения дулебов аварами нам не известна. Возможно, это произошло уже в 604 году. Разорив дулебские земли, Баян вынудил дулебов подчиниться. Они называли аваров «обрами» и в летописях сохранили память о том, что обры «примучили» дулебов, жили у них зимой, творили насилие их женам, а если обрину надо было куда-то ехать, то он запрягал в повозку не коней, а дулебских женщин. Значительную часть дулебов авары переселили в Норик, Паннонию и южную Чехию на границу с хорватским союзом, издавна враждебным им. Они должны были защищать северные границы каганата. Получилось ли из этого что-нибудь путное, неизвестно, но, например, известно, что часть хорватов пошла на союз с дулебами, образовав даже новое племя зличан, живших между чехами и словаками.

Часть оставшихся на родине дулебов бежала на северо-восток в земли лучан. Эти дулебы стали называть себя волынянами, то есть вольными. Но и лучане вскоре были покорены аварами, а часть из них была переселена в западную Чехию.

Полностью покорены были мораване, часть чехов и словаков. Они платили аварам дань, в том числе девушками, делали ремесленные изделия, кормили, строили, воевали.

Теперь авары контролировали все степи от Паннонии до Дона, однако подвластные им славяне начали массово бежать за Дунай на Балканы. Даже тот внешний симбиоз славян и аваров, который практиковал умный Баян I, теперь был отброшен новым каганом, и славяне поняли, что с аварами им будет жить невозможно. Начался новый этап славянского заселения Балканского полуострова.

Дата начала этого вторжения славян тоже неизвестна, но оно точно произошло между 604 и 610 годами. Согласно «Армянской географии», в нашествии участвовали 25 славянских племен. Славяне переправились через Дунай у Бононии (Видина) и разделились на два потока. Один, главный, двинулся прямо на юг к Охриду, а второй направился к черноморскому побережью Мезии и Фракии.

Причина разделения потоков совершенно ясна. В Мезию и Фракию двинулись 7 близкородственных племен во главе с северянами. Эти племена вряд ли подчинялись аварам и, скорее всего, осуществляли переселение совершенно независимо. Возглавлял это переселение северский князь Славун, а четыре из семи родов возглавили два брата и две сестры: Гамзиград, Костолец, Кула и Видина. Никаких следов присутствия авар на землях «7 родов» не отмечено, хотя в военном союзе с аварами фракийские славяне признавали лидерство кагана.

После 610 года на земли 7 родов начали массово переселяться остатки антов с семьями, о чем известно по появлению в этих местах антских женских пальчатых фибул.

Охридский же поток переселялся, очевидно, с одобрения кагана, давно мечтавшего заселить византийские провинции своими подданными. Этим он укреплял свое положение на Балканах и избавлялся от лишнего славянского населения в степных районах.

В этот поток входили дулебские племена дреговичей, берзичей, войничей, велеездичей, антские сагудаты, а также часть лендзян и мазурские смоляне.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне, авары, франки

Новое сообщение ZHAN » 28 июл 2020, 18:57

Смоляне поселились близ Фессалоник. Охрид стал столицей берзичей, рядом Македонию заняли войничи, велеездичи, дреговичи, сагудаты.

К западу осталась не заселенная славянами территория Эпира, где сохранилось романское население, составившее впоследствии албанский народ.

Часть славян по-прежнему сохраняла союз с аварами, надеясь на их покровительство и поживу. Таковыми были, например, лендзяне и ляхи, предки поляков. Через их земли авары проникали далеко на север, северо-запад и северо-восток, нападая с тыла на кривичей, балтов, поморян, сербов, велетов. В ответ ляхи получали удары от обиженных соседей. Они были даже вынуждены начать строить крепости для защиты. Например, близ средней Вислы такой крепостью стала Шелиги, площадью в 5 га, построенная в начале VII века. Шелиги можно считать первым городом ляхов.

В Норике и Далмации лендзяне и стодоряне еще считались союзниками, а не подданными кагана, хотя он определял их внешнюю деятельность. Так, в 603 году каган отправил отряды славян на помощь лангобардам в долину реки По, и они помогли лангобардам взять Кремону и Мантую.

Но вот в 610 году славяне и авары сами напали на лангобардов. Причина войны нам неизвестна. Возможно, авары просто зарвались и решили отхватить себе лишний кусок, дающий выход в Италию. В том же году бавары и хорутане обменялись ударами в Норике. Все эти операции ни к чему, кроме пятилетней войны, не привели.

Зато в 611 году лендзяне и другие славяне осуществили масштабный прорыв в Далмацию. Его произвели две славянских армии, одной из которых командовал некий Тотила, а другой Остроила. Событие это описано в «Летописи попа Дуклянина», который считал дуклян потомками готов. Поэтому современные ученые считают, что Дуклянин выдумал имя одного из князей, чтобы притянуть их к готам через знаменитого короля Тотилу, воевавшего против византийцев в VI веке. Однако, мы не стали бы так торопиться. Готы действительно были смешанным и сильно ославяненным народом, и имя «Тотила», считающееся восточногерманским, вполне может быть более древним и общеупотребительным. Да и если оно было чисто готским, ничто не помешало бы славянам принять его в свой именослов. Как, впрочем, и «Остроила», явно пересекающееся с именем готского короля Остроготы III века. Да и среди лендзян в Пуште тогда еще жило много гепидов и других потомков готов.

Так вот, далматские византийцы попытались сопротивляться славянскому нашествию. Они также выставили две армии — одной командовал дукс Салоны, другой — дукс Истрии.

Грандиозное, по памяти славян, сражение, сейчас совершенно забытое, произошло у некоей Темпланы. Семь дней перед битвой сражались добровольцы-поединщики, но перевеса не было ни с одной стороны. На восьмой день армии ринулись в бой, который длился с 9 утра до самого заката. Дукс Истрии пал в бою, а дукс Салоны, дважды раненый, с немногими бежал. Славяне победили и заняли Истрию, дойдя до Аквилеи, и Далмацию. Греки укрепились только в Салоне и других приморских городах. Местное население, по славянскому обычаю, не было уничтожено и постепенно смешивалось со славянами.

Далматские лендзяне князя Остроилы, подвергавшиеся набегам романцев из прибрежных городов, начали брать их один за другим. В 614 году, после нескольких попыток, ими был взят Эпидавр. Часть жителей была вырезана, уцелевшие бежали и основали новый город Раусий-Рагуза-Дубровник. Война их со славянами продолжалась еще много лет.

В 615 году Остроила в союзе с аварами взял столицу Далмации Салону/Сплит. Осада и штурмы продолжались много дней с большими потерями для всех. Наконец, горожане дрогнули из-за попытки местных богачей тайком вывезти свое добро на кораблях. Народ бросил стены и ринулся в порт, а славяне за ними. Город был взят и вырезан, те, кто успел отплыть, заселили островки южнее, а затем переселились в Рагузу и продолжили войну пиратскими способами.

В Далмации осталось лишь четыре ромейских города: Декатеры (Котор), Раусий (Рагуза), Тетрангурин (Трогир), Диадоры (Задар). Беженцы построили еще три: Арва (Раб), Векла (Крка) и Опсар (Црес).

А славяне и авары пошли дальше на юг. В том же 615 году они заняли Превалитанию. Главные города провинции Скодра и Диоклея пали. Их население каган угнал в Паннонию. Уцелевшие бежали к морю и основали крепость Бар.

В 614–615 годах славяне повторно захватили Грецию. Пять племен, живших уже в охридской долине Македонии, построили флот однодеревок и двинулись вдоль берега на юг. Дреговичи и сагудаты заняли округу Фессалоник, берзичи — остальную часть Македонии. Велеездичи поселились в Фессалии, войничи разорили Афины и Коринф и вышли к Пелопоннесу, где встретили уже живших здесь с 580-х годов езеричей и милингов, пополнив их селения более чем вдвое. Затем войничи обогнули Грецию с юга и захватили Эпир.

Местное греческое население славяне не трогали, что позволило ему сохраниться. Мало того, греки с помощью византийской армии со временем сами перебили славян и вернули страну под свой контроль. Македонию же славяне удержали навсегда. В Эпир стеклись все старые племена и народы Балкан, сохранившиеся со времен Римской империи и упорно защищались там от славянского натиска. Со временем эти эпирские беженцы сформировали современный албанский народ.

В 623 году славянами был захвачен Крит. Тогда же они начали набеги на Малую Азию.

На Балканах у Византийской империи тогда остался единственный форпост — Фессалоники, который славяне и авары немедленно и попытались взять.

В 616 году они устроили мощный пятидневный штурм Фессалоник с применением флота однодеревок, но греки удержались. Возглавивший осаду воевода Хотун попал в плен и был забит камнями.

Тогда славяне обратились за помощью к аварскому кагану. Тот в это время разорял внутреннюю Дакию и Мезию, взял Наисс и Сердику, и охотно принял предложение македонских славян. Ведь Фессалоники считались богатейшим городом Византии после Константинополя.

В августе 618 года каган подступил к Фессалоникам и едва не захватил их с налета. Горожане с трудом удержались и выдержали 33-дневную осаду с применением самых современных инженерных приспособлений. Город спасло то, что в этот раз славяне не блокировали его с моря и он смог получать продовольствие и подкрепление.

Каган отступил от Фессалоник, но продолжал воевать с византийцами во Фракии. В 619 году он чуть не захватил в плен императора Ираклия во время мирных переговоров.

К этому моменту хищные авары надоели всем в Европе, а славянам в особенности. Отдельные славянские племена часто восставали против аваров, другие так и не покорились вовсе. Из вторых, сербам пришлось труднее всех, и они постепенно отступали на север из верховьев Лабы до слияния Салы с Лабой, а оттуда двинулись и на запад в Тюрингию. Важными крепостями сербов там стали, например, Липецк (Лейпциг), Дроздяны (Дрезден), Будишин (Бауцен), Каменец (Хемниц), Гера (Эрфурт), Сала (Галле), Хотебудов (Котбус). Князь Дерван (ок. 600–636 гг.) заключил союз против аваров с королем франков Хлотарем II (613–629 гг.).

В Чехии и Силезии уже в начале VII века стали строиться многочисленные укрепленные грады, свидетельствующие о начале борьбы славян за независимость. Из чисто военных, грады быстро становились настоящими городами, управлявшимися знатью и создававшими вокруг себя государственные образования.

Сербы, хорваты и чехи жили в этих крепостях, построенных из камня или кирпича, вокруг которых располагались деревни славян венедских корней, живших здесь уже многие века. Постепенно они мирно сливались с новыми пришельцами с востока. Правда, не все. Например, берзичи, основавшие крепость Геру или Беру (Эрфурт) в Тюрингии, не захотели жить с сербами и ушли к аварам.

В 623 году хорутане, моравы, чехи, сербы, хорваты и словаки подняли восстание против аваров, которое возглавил купец Само (623–658 гг.). В нашем случае «естественно», что многие историки считают Само франком, ведь до восстания он торговал с франками в Сансе. Однако, поведение Само выдает в нем именно славянина. Когда к нему приезжали франкские послы, Само заставлял их носить в своей столице славянскую одежду. С чего бы так вести себя франку? Кроме того, Само был язычником-многоженцем, а франки к тому времени были давно крещены. Известно и западнославянское имя Самовит, а вот франкского имени Само не существует.
Изображение
Воин князя Само.

Поздняя традиция, записанная в созданной около 870 года в Баварии «Conversio Bagoariorum et Carantanorum» («Обращение баваров и хорутан»), считает Само славянином:
«Во времена славного короля франков Дагоберта славянин некий, именем Само, проживавший у хорутан, был вождем этого племени».
И где тут «франк», непонятно. Вывод. Само объявили франком, чтобы он не был славянином. И все.

Итак, согласно франкскому историку Фредегару, Само приехал к хорутанам из Санса с торговым караваном и увидел, что те отправляются с войском против аваров. Само немедленно бросил торговлю и присоединился к войску, а в боях показал себя настолько хорошо, что был избран князем. Будь Само франком, ему незачем было бы так поступать, если он не был маньяком, помешанным на войне. Но тогда он не был бы купцом в силу особенностей характера. Да и не выбрали бы славяне князем приблудного и психически неустойчивого франка. А раз выбрали, то значит он был не просто славянином, но и славянином знатного рода. Иначе никак быть не могло. Князем мог быть только князь по рождению. И в бой он ринулся именно за своих и потому, что для знатного человека торговля была менее уважаемым занятием, чем война.

Поначалу, каган не воспринял восстание Само всерьез. С хорватами у аваров и так шла непрерывная война. Хорутан Само он, видимо, не посчитал серьезными противниками. У Баяна тогда зрел в голове грандиозный план. Каган задумал взятие самого Константинополя в союзе с персами, которые как раз вышли на азиатский берег Босфора.

Каган набрал огромное войско (80 тысяч), большую часть которого опять составили славяне, к которым авары относились все более надменно. Другую часть войска составляли полукровки, которых не признавали своими ни авары, ни славяне. Третью часть составили булгары. Хан Кубрат для такого случая примирился с каганом и послал ему своих нукеров во главе с младшим сыном Альцеком (примерно 10 тысяч воинов). Авар в войске было всего 30 тысяч.

Летом 626 года каган осадил Константинополь и послал на его штурм плохо оснащенных подвластных славян, которые гибли в огромном количестве, но ничего не могли сделать. Их раздражение против аваров росло.

А еще, понимая сложность штурма мощных стен, каган приказал славянам построить и привезти с собой массу лодок-однодеревок, с которых намеревался устроить штурм низких стен на берегу залива Золотой Рог. Это вызвало задержку штурма на целый месяц, пока славяне строили и везли свои лодки.

Часть отечественных историков считает славянский флот Баяна флотом Русского Каганата, однако, это, несомненно, не так. Очевидцы событий ясно говорят, что лодки славяне привезли с собой и спустили на воду в устье речки Барбисс. Ни одного корабля славян в море или даже Босфоре не было. Славяне попытались перевезти на свой берег трехтысячный персидский отряд, ждавший в Халкедоне, однако при попытке прорваться через Золотой Рог были уничтожены греками. То, что поздние историки называют участников штурма «русами», может означать лишь то, что они считали и южных славян русами, видимо, в память о древнем самоназвании праславян.

7 августа 626 года славянские лодки были, наконец, готовы и спущены на воду в устье залива Золотой Рог. На них посадили, кроме экипажа, воинов в броне, видимо, также славянских. Византийский флот не мог пройти в эту часть залива из-за мели, поэтому ждал славян на глубине. Когда славянский флот вышел на глубокое место, последовала немедленная сокрушительная атака крупных византийских кораблей, которые легко разметали славянские «однодеревки». Часть славян погибла, часть высадилась на северный берег Золотого Рога и бежала в горы, а часть выбросились на берег близ стана авар. Разъяренный их неудачей каган приказал своим всадникам вырезать морских пехотинцев. Тогда возмущенные славяне бросили осаду и разошлись по домам поднимать народ.

В тот же год началось мощнейшее восстание славян, подвластных аварам. Они начали повсеместно истреблять поработителей под корень. На славянских землях авары были уничтожены полностью, так что даже возникла поговорка «погибоша аки обре», то есть «погибли как авары», означающая полное истребление какого-то народа.

Страшный Аварский каганат начал рушиться буквально через пару месяцев. Остатки авар удержались только в Паннонии, где теперь было чисто аварское население.

Вероятно, центром восстания стали земли Само. Он успешно воевал с аварами, освободив от них большие территории, выиграл также войну с франками в 632–635 годах, но вообще вел миролюбивую политику, без нужды не нападая на соседей.

Кстати, о войне с франками. Начали ее сами франки, узнавшие о падении Аварского каганата и решившие поживиться за счет славян. В 631 году франкские купцы грубо обманули славян и за это были перебиты на ярмарке в землях Само. Король Дагоберт отправил к Само посольство с претензиями, которое вело себя так нагло, что Само прогнал его.

В ответ, весной 632 года Дагоберт начал войну. Сам он двинулся по Майну на земли лучан, алеманны южнее напали на словенцев, а лангобарды еще южнее на хорутан. Южные армии провели свои рейды успешно, но сам король не сумел взять крепость Угостград (в честь князя Угоста) и с позором отступил. Войска Само начали контрнаступление и стали разорять Тюрингию. Союзником Само был сербский князь Дерван, позднее погибший в бою с тюрингами (в 636 году).

С большим трудом и после многих битв франкам и тюрингам удалось остановить набеги войск Само на Тюрингию. Но ни о каком наступлении на славян речи уже не шло.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне на Балканах

Новое сообщение ZHAN » 29 июл 2020, 20:58

К тому времени военная организация славян улучшилась. У аваров славяне приняли некоторые новшества. Так, у них появилась тяжелая пехота, вооруженная длинными мечами и топорами, доспехами и щитами. Большее значение приобрела и конница, которая получила такое важнейшее новшество, как стремена.

Разгром авар позволил славянам продолжить расселение по Европе. Князь Само освобождал все новые земли. Так, он очистил от аваров Норик и там было создано полунезависимое «владычество» хорутан, предков нынешних словенцев.

Около 627 года большая часть хорватов из Чехии прошла через союзные земли Само и хорутан, и заселила внутреннюю Далмацию, где они живут по сей день.

Первыми в Далмацию через Норик прошли 7 родов хорват. Роды возглавляли старейшины или жупаны Клука, Ловел, Косендцис, Мухло и Хорват, позднее считавшиеся братьями, и два рода «сестер» Туги и Вуги. Достоверность родственных связей хорватов, конечно, сомнительна, но не исключена.

В Далмации, кроме лендзян, тогда жили и авары. Вот против них хорваты и начали беспощадную войну при поддержке императора Ираклия и лендзян. Война эта длилась несколько лет, пока авары не были истреблены или покорены.

Буквально сразу же, около 630 года, хорваты крестились первыми из славянских племен. Хорватия была разделена на 11 жуп хорватов и 3 жупы уцелевших аваров, так что жупанов могло быть 14. Это не позволяло хорватам создать сильное государство, но на тот период мощи хорватского союза хватало. По словам Константина Багрянородного, хорваты могли выставить 6000 всадников, 100 тысяч пехотинцев и 180 кораблей. Но это уже на X век.

Вслед за славянами против аваров восстали и булгары. В 631 году умер Баян и в каганате разразилась гражданская война. На власть претендовал сын Кубрата Альцек, возглавлявший тогда всех булгар в каганате. Однако, булгар было меньше, чем авар. Альцек проиграл, но 9000 его воинов с семьями вырвались из Паннонии в и укрылись в Баварии. Почему они двинули на запад, а не на восток к своим, не совсем понятно. Судьба их была печальна. Бавары, по приказу франкского короля Дагоберта, подло перерезали булгар, от которых уцелело всего 700 человек во главе с ханом Альцеком, бежавших к «владыке» хорутан Само. После этого Альцек много лет честно воевал за хорутан и князя Само против лангобардов, франков и баваров, однако, когда состарился, ушел в Италию и поселился там. Недавно в Италии ему воздвигли памятник.

Его отец хан Кубрат, узнав о судьбе орды младшего сына, в 634 году перебил аваров в Причерноморских степях и отказался впредь подчиняться кагану. Дальнейшую судьбу булгар мы рассматриваем ниже.

За хорватами на Балканы в 637 году последовали сербы. Сербские предания рассказывают об этом так. После смерти единого сербского князя Сенубальда (Дервана?) у него осталось двое сыновей. Старший сын Брус остался править на Лабе, а младший Остроил с половиной народа двинулся на юг через Норик, земли хорутан и хорватов, затем на юго-восток. Император Ираклий, узнав о переселении сербов, предложил им земли вокруг Фессалоник, и они двинулись туда. Однако, там сербы не ужились, ведь эти места были плотно заселены другими славянами.

Замысел Ираклия понятен — столкнуть между собой славян и очистить от них южную Македонию. Однако, славяне воевать не стали. Сербы решили вернуться на Лабу и двинулись к Дунаю. Они подошли к Сингидунуму, который тогда уже вернулся под власть Византии, а авары отступили за Дунай. Сербы попали в трудное положение. Понимая, что прорваться мимо авар они не смогут, Остроил через дукса Сингидунума обратился к Ираклию с просьбой дать его народу другую землю. Вот тогда, не желая терять союзников, император и предложил сербам Остроила все земли от Сингидунума до Адриатики. Конечно, Остроил согласился. Земли были благодатными, хотя и сильно разоренными. Немногочисленные местные лендзяне спокойно вошли в союз с сербами, образовав сначала новый народ дуклян, позже переименованный в черногорцев. Сингидунум тоже со временем стал сербским, окончательно получив название Белград.

В тот же год сербы крестились, хотя и не все. Три жупы креститься отказались и отделились, назвав себя неретвлянами по реке Неретве, на которой они поселились. Вместе с дуклянами (черногорцами) и эпирскими войничами они начали пиратствовать на Адриатике, а в 642 году уже воевали против лангобардов в Италии.

Да и крещеные сербы немедленно начали расширять свои земли, в том числе на юг к Эпиру, который Византия считала своим. Начались стычки сербов с византийцами.

В 645–647 годах македонские славяне осуществили самую продолжительную осаду Фессалоник и вновь безуспешно, закончилось все ссорой и распадом армии.

Примерно, в том же году византийцы узнали, что сербский князь Остроил находится с малой дружиной в Скодре (Шкодере). Их армия быстро метнулась туда, разгромила и убила Остроила (636–647 гг.). Его сын Сенудслав (Всеслав?) (647–659 гг.), который в тот момент воевал в Загорье на севере, объединил сербов и дуклян и много лет мстил византийцам за гибель отца.

Натиск славян на Балканах был остановлен только походом императора Константа в 658 году. Император дошел до Фессалоник, разбив по пути крупные славянские силы, а на обратном маршруте выселив много славян в Малую Азию.

Таким образом, к середине VII века, освободившись от Аварского каганата, южные славяне сумели заселить Балканы и основать там несколько рыхлых государственных образований и два полноценных государства: Хорватию и Сербию. Правда, заметим, что собственно хорваты и сербы имели восточное происхождение с традициями сильной власти.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Чехия и Польша

Новое сообщение ZHAN » 30 июл 2020, 11:01

В том же 658 году умер князь Само и его держава (союз племен) начала распадаться, теснимая воспрявшими аварами. Святой Эмерам, проповедовавший в Баварии около 680 г., писал о южных областях, входивших в державу Само, что населенные и богатые города обращены в развалины, вся страна представляет пустыню, и путешественнику страшно пускаться по ней в дорогу из-за обилия диких зверей.

Единство и независимость тогда сохранила Чехия. Напомним, что чехи никак не запомнили князя Само, но, в конце концов, он изначально считался князем хорутан. Согласно чешской легенде, после смерти князя Чеха владение его землями было предложено его брату Леху, но тот отказался в пользу Крока, главы одного из хорватских языческих кланов. Крок принял предложение и переехал в Будеч (в 14 км на северо-запад от современной Праги).

По нашим данным, эпоним чешского народа умер в конце VI века, может, в начале VII-го. Тогда Крок правил в первой половине VII века около 30 лет, хотя чешский историк Вацлав Гаек считал, что Крок умер в 709 году. Правда, непонятно, на чем основано это мнение.

Хорваты Крока (Крака), жившие севернее чехов в Силезии, сохранили единство Чехии, части Силезии и даже присоединили южную Польшу. Там тогда не было князя и протопольские племена управлялись советом 12 старейшин. Крок как-то сумел убедить местное население подчиниться единой власти и основал княжество, начавшее собирать вокруг себя будущие польские племена.

Само же взял власть в 623 году, вероятно, ближе к концу правления Крока, который подчинился новому хорутанскому князю. Столицей Само считается Вышеград в Чехии.

Вышеград вроде бы основал Крок. Ему не нравился Будеч, и он начал искать новое место для столицы. Вскоре он нашел его на правом берегу реки Влтава среди густого леса. Там, на высокой скале он и основал город и крепость Вышеград (древняя часть современной Праги). Наука утверждает, что на самом деле было по-другому. Первым поселением в Праге был не Вышеград, а Градчаны — Пражский град. Ну так, может так оно и было, но кто мешал Кроку построить свою столицу рядом с Градчанами, ставшими его посадом?

То ли сам Крак, то ли его преемник основал и будущую столицу Польши Краков, хотя центром страны считалась тогда Чехия. Крак имел двух сыновей, Крака II и Леха II, а также несколько дочерей.

Наследовал Кроку сын — Крок II, который, судя по всему, жил в польском Кракове. Может быть, потому что Вышеград занял Само.

По словам польского историка Длугоша, младший брат Лех II из жажды власти и ревности убил старшего. Это произошло во время охоты, когда братья оказались одни, и чтобы скрыть преступление, тело убитого было изрублено Лехом и захоронено частями в песке. Вернувшись в Краков, на вече Лех сказал, что брата сожрал дракон Вавель, которого Лех героически убил. И все обошлось. Он стал князем и спокойно правил Польшей и Чехией.

Когда Лех II умер бездетным, власть в Польше наследовала его сестра Ванда (в смысле «Вандалка»). Право женщин на власть известно со времен скифо-сарматских предков хорватов. В средневековых хрониках Польши и Чехии (например, в «Чешской хронике» Козьмы Пражского и у Длугоша) упоминается о трех ее сестрах. Одной из них была Либуше — основательница города Либушин (Вышеград) в Чехии, другая, Власка или Власта, стала основательницей города Клодзко в Силезии.

К этому времени Само уже умер и Чехией стала править Либуше. По легенде, во время правления княжны Либуше окрестности Вышеграда, который тогда называли Либин, беспокоил большой дикий вепрь, который не только уничтожал урожай, но и угрожал жизни людей. Против него на Кавчи-гору отправился мужественный силач Бивой, сын Судивоя из рода Строша. Он поймал вепря за уши и на спине принес в Либин. Там Бивой убил вепря на глазах у многих людей. Все восхищались этим мужественным поступком, а Либуше преподнесла герою золотой пояс и позволила ему и его потомкам изображать на своем гербе голову вепря.

Ну а ее сестра Казн сильного Бивоя выбрала себе в мужья. Их сын Родислав носил имя Свиной головы и такой же знак в гербе; ему же приписывается основание города Ронова, и он считается родоначальником нескольких чешских родов, имеющих в гербе голову вепря. Это рассказ из хроники Гаека и в нем упомянута еще одна дочь Крока — Казимира. Жили Казимира и Бивой в Казинграде на реке Мже.

Либуше сначала правила сама, но вскоре чехи возмутились женской властью и потребовали передать ее мужчине. Тогда Либуше (Любослава) на совете старейшин объявила, что выйдет замуж за человека, к которому приведет ее конь. Гадание по коню было древнейшей традицией праславян и славян. Так вот, конь Либуше показал на некоего пахаря Пржемысла из села Стадице. Он происходил из племени лемов, с которыми мы уже встречались как с основателями Лемберга. Таким образом, лемы и чехи сливались в одном государстве в единый народ. Понятно, что паренек был знатного рода, а пахарем назван из сакральных соображений. Ромул тоже опахивал границы своего нового города. Вот Пржемысл и стал мужем Либуше. Выйдя замуж, Либуше родила сына Незамысла, а также Радобыля и Людомира, и таким образом положила начало династии Пржемысловичей — т. н. природных королей Чехии.

По преданию, Либуше также предрекла основание Праги. Она отправила слуг в лес, искать место для новой столицы и там они нашли человека, тесавшего порог дома — отсюда и слово «Прага» — порог. Правда, Вышеград и так находился на месте Праги, но может быть, речь шла только о переименовании.

Легенды о Ванде, Либуше и других сестрах отражают переход чешских и польских племен от матриархата к патриархальному строю, причем отнюдь не безусловный и не окончательный. Известно, например, что после смерти Либуше часть чешских девушек решила отстаивать независимость от власти мужчин и основала замок Девин, которым правила их княгиня Власта, тоже дочь Крока. Идеей Власты было добиться права женщин на княжескую власть. Мужским же князем стал, по-видимому, некий Честирад, может быть, ее муж?

Дальше легенда рассказывает следующее. После того, как сторонницы Власты начали терроризировать мужчин, опускаясь даже до убийства своих отцов, Честирад был вынужден выступить в поход против Девина. Амазонки вышли навстречу и рати сошлись на Божище близ Девина. Мужчины, видимо, не ожидали серьезного сопротивления и не были готовы убивать девушек. Власта же призывала своих подруг; «Бей каждая брата и отца своего!» В результате фурии перебили 300 мужчин, а остальные от неожиданности были вынуждены отступить.

Женский террор продолжился, Власта призывала жен убивать по ночам мужей, поэтому через полгода Честирад выстроил для мужской знати крепость Храстен (чаща) на высокой скале недалеко от Девина. Там дружина Честирада обитала без женщин довольно продолжительное время. Воспользовавшись этим и представляя ситуацию у мужчин, Власта отправила к Храстену группу обнаженных девушек, якобы совершавших какое-то празднество. Часть гарнизона замка не выдержала и выскочила за стены, намереваясь захватить девушек. Тут-то на соблазнившихся воинов напали дружинницы Власты, скрывавшиеся в засаде и перебили всех.

Вскоре пришла очередь и самого Честирада. Власта оставила в лесу у дороги связанной одну из своих подруг Сарку. При ней был оставлен мех с медом и рог. Проезжавший мимо Честирад заметил девушку, остановился и освободил ее. Сарка рассказала князю жалостливую историю о том, как ее насильно забрали в Девин, а когда она отказалась убивать мужчин, связали и бросили здесь на погибель. Честирад и его дружинники немедленно отпраздновали «освобождение» Сарки, выпив хмельной мед, бывший при ней и кто-то, на радостях стал трубить в рог, лежавший тут же. Немедленно прискакала Власта с подругами, перебила пьяных дружинников, а пленного Честирада посадила на кол у стен Девина.

После этого, на какое-то время Власта и ее амазонки, фактически, завладели Чехией. Власта приказала всем новорожденным мальчикам выкалывать правый глаз и отрезать палец на правой руке, «чтоб мечи не могли держать, а за шитом не могли видеть».

Тут у описателя данной истории Далимила возникает Пржемысл, вдовец княгини Либуше, который, оказывается, еще жив, и советует победить амазонок хитростью. Часть войска Власты юноши заманили на трехдневный мирный пир, где и пленили, а когда Власта в ярости напала на Вышеград, ее окружили и убили вместе с 200 амазонками. После этого, мужчины взяли ослабленный Девин, перебили его защитниц и разрушили крепость. Все это женское восстание длилось 7 лет (конец VII века).

Несомненно, в основе сказания о «войне полов» лежат события, связанные с борьбой чешской (мужской) и хорватской (женской) частей складывавшегося тогда единого народа. События в сказании спрессованы, но каждое из них, по-видимому, когда-то имело место.

После смерти Пржемысла ему наследуют по очереди семь князей, которых Козьма Пражский называет по имени: Незамысл (около 675 г.), Мната (ок. 700 г.), Войен (ок. 725 г.), Внислав (ок. 750 г.), Кржесомысл (ок. 775 г.), Неклан (ок. 800 г.) и Гостивит (ок. 825 г.). Сведения о правлении этих князей в хронике весьма кратки. Лишь о правлении Неклана сообщается, что ему пришлось возглавить войну чехов с лучанами. Характеризуются эти «семь первых князей» как особы необразованные и неграмотные, посвящавшие большую часть своего времени обжорству и сну. Прямо как франкские Меровинги.

Основа Чехии была сохранена Пржемысловичами, но ее окраины весь VIII век сохраняли независимость, например, лучане на западе и те же хорваты на севере. Напомним, что лучане были изначально дулебским племенем, жившим на Волыни. Часть из них авары переселили на запад Чехии в VI веке для защиты границы с франками. Чехи же были хорватского корня.

Война с лучанами у чехов произошла в начале IX века и описывается так. Однажды Властислав, князь лучан, столицей которых был Жатец на реке Огрже, пошел на Неклана с войной и осадил его замок Левый Градец. Неклан не хотел воевать и пытался заключить мир с Властиславом. Властислав на переговоры не шел. Он поднял на войну всех мужчин своего народа, послав по стране меч. Все, кто выше меча, были обязаны записаться в войско. На землях Чехии Властислав основал уже свою крепость, назвав ее своим именем. Советник и друг князя Неклана, боярин Тыр, уговорил князя дать бой лучанам. Он попросил княжеские доспехи, в которых и отправился в бой. Лучане решили, что это сам сам князь Неклан. Сражение состоялось на поле Турзко, раскинувшемся к югу от городка Крапул на реке Влтава. В битве Тыр был убит, но его войска одержали победу и почти полностью уничтожили войско лучан (спасся только один человек). Чехи вторглись в земли лучан и подвергли их опустошению. Близ Жатеца был построен чешский замок Драгуш, в котором стоял гарнизон, следивший за лучанами.

Так земли лучан вошли в состав Чехии. Но, вообще, чехи тогда были не очень большим народом. «Баварский географ» в начале IX века насчитывал в Чехии всего 15 городов. Моравия тогда имела уже 40 городов.

Не исключено, что война с лучанами была частью войны Карла Великого против Чехии и Моравии в 805 или 808 году, в результате которого было создано Великоморавское княжество.

Вообще, если сложить среднее время правления этих семи князей по поколениям, выйдет примерно 210 лет. Это указывает время начало их правления — вторую половину VII века, то есть, уже после Само.

Об истории Моравии после смерти Само практически ничего не известно. Столицей ее был город Микульчице площадью в 200 га и ясно, что страна имела крепкую власть, сложившуюся в годы борьбы с аварами. Авары еще пытались захватить Моравию в начале VIII века, но не смогли и к середине столетия никаких следов аваров в Моравии уже нет. Мораване в это время становятся довольно искусными кузнецами, торгующими своими изделиями. А когда в конце века Аварский каганат был разгромлен окончательно, мораване нажились на разграблении его богатств. Тогда же Микульчице был увеличен вдвое и обнесен каменной стеной.

В начале IX века Карл Великий возложил на Чехию ежегодную дань. Размер дани определялся 500 гривнами серебра и 120 быками. Чехи послали императора подальше. Тогда Чехия, Моравия, Словакия и Силезия, как уже указывалось, в 808 году подверглись нападению Карла Великого. Это заставило их на время объединиться в борьбе с общим врагом и собраться в Великоморавское княжество. Поначалу казалось, что у этого государства есть будущее.

Первый мораванский князь Моймир I (830–846 гг.) для усиления княжеской власти надеялся опереться на западное христианство. В 831 году Моравия крестилась. Однако, это мораванам не помогло. В 846 году король Людовик II Немецкий вторгся с армией в Моравию и сверг князя Моймира, обвинив в измене. Новый князь Ростислав, племянник Моймира, однако, также был сторонником сильного государства. Поняв, что католицизм не позволит ему усилить Моравию, Ростислав обратился к православию. В 863 году Моравия приняла христианство по византийскому обряду от святых Кирилла и Мефодия, которые дополнительно составили и общеславянскую азбуку «глаголицу» на базе русской азбуки. Обратите внимание! Русская азбука была до глаголицы, которую создали на ее базе. К этому вопросу мы еще вернемся.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Чехия и Польша. От легенд к историческим данным

Новое сообщение ZHAN » 31 июл 2020, 13:16

Однако, глаголица оказалась неудачной и была переделана святым Кириллом на основе греческого алфавита. Это уже была знаменитая «кириллица». Она легко усваивалась и читалась не только на всех славянских языках, но и на тюркских и монгольских. Единая письменность делала объединение славян более простым и быстрым. Однако, из православной и единой Великой Моравии ничего не вышло.

Соседним германским государствам сильное славянское княжество казалось опасностью, которую нужно немедленно ликвидировать. Немецкий король Людовик едва ли не каждый год устраивал походы против Моравии, истощая и обескровливая молодое государство, в результате чего в Моравии началась междоусобица. В 870 году против князя восстал его племянник Святополк, управлявший Словакией. Он захватил князя Ростислава в плен и выдал немцам. Те ослепили несчастного, и он умер в тюрьме. Великая Моравия попала под прямую власть немцев, но вскоре восстала. Людовик отправил на подавление восстания того же Святополка и тот снова предал, теперь уже немцев. Он сам возглавил восстание и объявил себя князем Моравии (871–894 гг.). Святополку удалось изгнать немцев и выиграть у них войну, хотя он все же признал себя вассалом Людовика и обязался выплачивать дань.

Святополку удалось расширить Великую Моравию за счет присоединения Малой Польши и Паннонии, но он сделал одну стратегическую ошибку — переориентировался с православия на католицизм. Этим он оторвал Моравию от значительной части славян и от поддержки Византии. Сразу после смерти Святополка в Моравии началась междоусобица его сыновей, спровоцированная немцами, а затем на юге появился новый страшный враг — венгры. Они мигрировали в Паннонию с левобережья Днепра в конце IX века после войны с печенегами и булгарами. В 906 году венгерская тяжелая кавалерия разгромила дружины моравских князей и уничтожила Великую Моравию, большая часть которой оказалась под прямой оккупацией венгров. Никто моравам не помог. В западный мир оставшаяся часть Моравии вошла как ведомое государство, вассал Германии.

Свободной осталась только Чехия, которая тогда еще называлась Богемией. Чешский король Борживой (850–895 гг.) был крещен в православие самим святым Мефодием, но православие в Чехии тоже не успело закрепиться. На какое-то время Великую Моравию сумел восстановить другой чешский король — хитрый и беспринципный Болеслав Укрутный (929–967 гг.), который признал себя вассалом Германии и начал насаждать католичество в Чехии. Чехи окончательно выбрали ориентацию на Западную Европу и германскую цивилизацию.

А что же происходило в польских землях?

Обратим внимание, что никакой Польши тогда еще не существовало. Согласно польской легенде, Ванда, после смерти своего брата Леха II, также стала княгиней ляхов. Она отказалась выйти замуж за какого-то немецкого принца, который из-за этого вторгся в земли ляхов, но его атака была отбита. Однако Ванда совершила самоубийство, утопилась в реке Висла, чтобы принц больше не вторгался в ее страну.

Под немецким принцем надо иметь в виду какого-то врага с запада, может быть из числа вильцев, а может гепидов из Паннонии.

Однако древнейший из польских историков Винцентий Кадлубек ни о чем таком не писал. По его тексту Ванда не совершала самоубийства и прожила долгую и счастливую жизнь с немецким принцем. И только с XIII–XIV веков в «Великой хронике» Польши приводится вариант с совершением самоубийства, ставший популярным в XV веке.

Мы можем выдвинуть осторожное предположение, что «немецким принцем» был поморский ободритский князь Ариберт I (700–724 гг.), о котором в Мекленбургских генеалогиях сказано, что он владел Польшей и был женат на польке Вундане, то есть Ванде. У других ободритских князей власть над Польшей не отмечена. И правда, дальше мы видим другую картину.

Согласно Кадлубеку и Длугошу, после смерти княжны Ванды край лехитов опять подвергся нападению, теперь аваров и мораван, которых Кадлубек пышно назвал армией Александра Македонского.

Вражеские войска вторглись в Польшу со стороны Моравии, заняв Малую Польшу и Силезию. По легенде, некий простой столяр из племени полян Лешко вырезал из дерева фигуры солдат, опасаясь которых, враги не приняли битву у Лысой горы. После отступления искусный столяр был избран князем и принял имя Лешек, что означает «хитрый».

Ян Длугош сменил имя Лешек на Пшемысл. Мартин Бельский датировал события 700 годом и приписывал Лешеку основание Перемышля. Так сильнейшим из польских племен становятся поляне, жившие к западу от ляхов.

Отбившись от врагов, Лешко I успешно начал и наступательные войны. Основание Перемышля подтверждает его проникновение далеко на восток.

Скорее всего натиск поляков Лешка I привел и к переселению части прикарпатских племен в конце VII века на восток, откуда когда-то их предки ушли на запад. Тогда на восток ушли роды Радима и Вятко, предки радимичей и вятичей.

В районе Мазурских озер к концу VII века образовалось довольно сильное княжество переселенцев с юго-запада, среди которых были славяне, галинды, гепиды и авары. Правили княжеством некие Ант (явно славянин) и Чинбег (явно авар). Жители вели хищнический образ жизни, набегами и грабежом соседей. Одними из жертв этих протомазур были пруссы — балтское племя, жившее на территории современной Калининградской области. Они платили мазурам дань янтарем, рыбой и мальчиками. Наконец, около 700 года пруссы восстали под руководством князей Видевута и Брутена, и разгромили мазур, убив их князей. После этого, пруссы прошлись по Мазурии, уничтожив все тамошнее население. Те, кто смог, бежали на восток и присоединились к кривичам, например, смоляне и лупоглавы. Мазурские земли пруссы обживать не стали из-за недостатка населения, и они весь VIII век оставались необитаемыми. Удивительное дело, для Европы.

После смерти бездетного князя Лешко I у поляков и вислян наступил период безвластия (безкоролевье). Страна погрузилась в распри. Чтобы их прекратить, по легенде, польская знать решила избрать себе нового князя. Претенденты должны были проскакать через поле на коне до отмеченного столбом места и первый достигнувший его стал бы князем. Одним из претендентов был неизвестный по имени юноша, решивший прибегнуть к хитрости, он тайно усеял поле шипами и присыпал песком, оставив для себя узкую тропинку, а копыта своего коня защитил железными подковами. Однако накануне состязаний два юноши низкого звания забавы ради решили пробежать через поле до столба и поранили ноги о шипы, раскрыв коварный замысел хитреца.

В день состязаний он без помех первым добрался до меты, в то время как его соперники сошли с дистанции. Однако во время забега тот из двух юношей, чьи ноги менее пострадали накануне, под всеобщий смех пешком, окольными тропами, тоже побежал к столбу. И, хотя он не сумел опередить возжелавшего власти хитреца, ему удалось изобличить его в коварстве. Обманутые соперники в гневе разорвали коварного претендента на части, а юношу в соответствии с законом избрали князем, хотя он и был низкого звания. Он взял новое имя и стал зваться Лешко II.

Мы знаем из данных археологии, что на основной части территории современной Польши в конце VII века было довольно тихо и это позволило местным племенам вдвое увеличить свою численность. Видимо, это было при Ванде. Однако, к началу VIII века начались столкновения между вислянами и полянами, которое в памяти поляков осталось как Безкоролевье. Лешко II был князем полян. Вероятно, он стал князем ближе к концу VIII века. В 775 году он основал сильную крепость Гнезно и именно вокруг Гнезно начала создаваться будущая Польша. Краков же тогда опустел.

Правление Лешка II было ознаменовано столь знатными деяниями, как будто он родился не в крестьянской лачуге, а в княжеском дворце. По польским преданиям, Лешко много и успешно воевал с окрестными народами: паннонцами, моравами, чехами, немцами и другими, значительно расширив свои владения. В мирное время, чтобы поддерживать боевой дух войска, он устраивал регулярные сборы и состязания. Среди своих подданных Лешко прославился щедростью, справедливостью и скромностью. Правление его было долгим и Лешко II погиб в преклонном возрасте в бою с сыном Карла Великого, завещав польский трон единственному сыну, также звавшемуся Лешко.

Лешко III тоже прославился у поляков эпическими подвигами, скорее всего в реальности ограничивавшимися некоторым расширением племенных границ полян и вислян. Дело в том, что никто, кроме поляков, никаких успехов Польши в IX веке не знает.

Однако же «Баварский географ» подтверждает многонаселенность польских земель в то время. Согласно его данным, только племя гоплян (болотников) в районе Гнезно имело 400 городов. Да еще западнопольские племена мильчан/могилян — 67 городов, пешнуты (пашенники) — 70 городов, тадеушы/радошане — более 100 городов. Но, вот, правда, археология никак не подтверждает такого изобилия городов в Польше начала IX века. Городами там могли считаться только Гнезно да Краков, Колобжег да Гданьск. Возможно, баварец имеет в виду небольшие деревянные крепости, называя их городами.

Согласно летописи Винцентия Кадлубека, наследником Лешка III, сыном одной из его жен Юлии, был Попель I.

По версии Кадлубека, он был добрым князем и мирно правил совместно со своими 20-ю сводными братьями, которые еще при его жизни совместно выбрали его сына Попеля II своим новым князем. Правда Ян Длугош считал, что сыновья Лешко III разделили страну.

Тот же Длугош в своей «Истории Польши», указывает, что Попель I вел многочисленные победоносные войны, но владыкой был неумелым. Время его правления он относит к 800 году.

Согласно «Истории» Длугоша, правил он вначале в Кракове, но позже решил перенести княжескую резиденцию в Гнезно. Несколько лет спустя, из-за опасения перед внезапными нападениями расположенных недалеко от Кракова русов и франков, Попель I построил свою новую столицу в Крушвице.

Его сын Попель II опять перебрался в Гнезно, где, по легенде, был свергнут с престола Земовитом, сыном земледельца Пяста, изгнан за несправедливость, спрятался в какой-то деревянной башне на речном острове, где был съеден то ли мышами, то ли крысами. Княжеская династия полян Попелидов (Попель) исчезла с исторического поля и сменилась вислянами Пястами.

Согласно Хронике Галла Анонима, Пяст был сыном бедного пахаря Котышко. У него была жена Репка и сын Земовит или несколько сыновей.

Согласно «Хронике» Галла, однажды князь полян Попель II устроил пир в честь пострижения своих двоих сыновей. Неожиданно без приглашения на пир пришли двое чужеземцев, которых не только не пустили за стол, но и отогнали от Гнезно — столицы полян, в которой и проводился праздник. Чужеземцы отправились прочь из города и в пригороде случайно встретили пахаря, который пригласил их в дом. Этот пахарь Пяст, как и Попель, также проводил пир в честь пострижения своих сыновей. Гостеприимный хозяин пригласил странников за стол и разделил с ними трапезу, хотя и был бедняком. Оценив гостеприимство хозяина, гости сказали ему: «Пусть наш приход будет вам на радость и вы получите от нас избыток благополучия, а в потомстве честь и славу». Еды и питья должно было не хватить на всех, но случилось чудо: пиво в бочонке не кончалось, а заколотого поросенка хватило, чтобы наполнить десять мисок, что также вызвало удивление хозяина. Осознав чудо, Пяст и Репка, предварительно посовещавшись с гостями, решили пригласить на пир князя и всех его гостей. Когда пир начался, чужеземцы совершили обряд пострижения сына Пяста и дали ему имя Земовит. Возмужав, Земовит изгнал Попеля и сам стал князем полян.

В Великопольской хронике действие перенесено из Гнезно в Крушвицу. Князем же был избран не Земовит, а сам Пяст, по Хронике называвшийся так потому, что «ростом был мал, но крепок телом и красивой наружности». Эта версия была повторена Длугошем, который добавил, что избрание Пяста на княжение происходило в условиях вторжения соседей после смерти Попеля. Также Длугош приводит рассказ о переносе столице из Крушвицы в Гнезно. Согласно хронисту, Пяст умер в возрасте 120 лет, не сумев, однако, восстановить государство в границах, существовавших до раздела княжества между детьми Лешека III.

Мартин Бельский повторил рассказ Длугоша, добавив сведения о том, что Пяст был бортником или колесником. Согласно Бельскому, после смерти Попеля князем было решено избрать того, кто первым окажется на другой стороне озера. В это время Пяст возвращался с пасеки, расположенной на другой стороне озера, благодаря чему и был избран на княжение. К сведениям Длугоша о смерти Пяста в возрасте 120 лет, Бельский добавил, что его правление длилось 50 лет, а избрание состоялось в 842 году. То есть он умер в 892 году.

Однако, Галл пишет, что Пяст отказался от власти. После этого его старший сын Земовит был избран на княжение вечем полян.
Изображение
Владения Мешко I около 985 года.

Хроника Галла Анонима не содержит никаких подробностей о жизни Земовита. Говорится только, что став князем, Земовит, пренебрегая забавами, прославился своим благородством и расширил границы княжества дальше, чем кто-либо до него.

В случае, если Земовит действительно существовал, годы его жизни должны выпадать примерно на 845–900 годы, приход к власти в качестве князя полян и вислян относят ко второй половине IX века. Место смерти и захоронения князя неизвестно.

Следующим польским князем считается Лешек, который наследовал престол после смерти своего отца Земовита и «сравнял славу своих военных деяний со славой своего отца». Годы жизни и правления князя неизвестны. Предполагается, что он должен был родиться около 870–880 годов, а княжить с 900–910 годов. Смерть Лешека обычно относят к 930–940 годам.

В пользу реальности существования Лешека говорят археологические исследования, согласно которым активное развитие государства полян началось как раз в 20-е годы X века.

Сын Лешека Земомысл стал следующим князем Польши. Годы жизни и правления Земомысла также неизвестны. Гипотетически он должен был родиться около 930 года. Некоторые исследователи полагают, что правление Земомысла было очень коротким. Земомыслу обычно приписывают политическое объединение земель полян, гоплян и мазовшан, хотя и не исключают, что объединение могло произойти и во время правления его отца. Имя жены (или жен) князя также неизвестно.

По одной из версий, его женой была дочь князя ляхов Влодислава, данника Древнерусского государства.
Известно о трех сыновьях Земомысла. Вероятно, старшим был Мешко, ставший князем после смерти отца.

Согласно чешской хронике Вацлава Гаека, женой Земомысла и матерью Мешко I была Горка, имя которой в других источниках не встречается.

Мешко I (Мечислав) (ок. 935 — 25 мая 992 гг.) стал первым исторически полностью достоверным польским князем и, собственно, основателем Польского государства.

Около 960 года Мешко стал князем небольшого польского княжества Великая Польша с центром в Гнезно. Уже в начале правления ему удалось присоединить территории Куявии, Мазовии и Восточного Поморья. К его правлению относится первое упоминание польского государства в европейских хрониках. Судя по приведенной карте, Польша времен Мешко I была гораздо меньше современной. Но начало Польше было положено.

В соответствии с заметками Ибрагима ибн Якуба, Мешко I обеспечил централизацию государства опираясь на большое войско. После его создания, в 963 году Мешко совершил набег на лютичей (велетов), пытаясь подчинить Западное Поморье, однако был разбит соседними немецкими князьями; об этом сообщали Ибрагим ибн Якуб и Видукинд Корвейский. В то же время, Мешко сумел присоединить племя любушан. Сражаясь с велетским князем Вихманом, Мешко не решился на одновременную войну с германским императором Оттоном I и согласился платить ему дань. Одновременно начинается польско-чешское сближение: в 965 году польский князь женился на чешской принцессе Дубравке, дочери князя Болеслава I Грозного. Именно она уговорила мужа крестить Польшу по католическому обряду (966 г). Таким образом и Польша стала католической страной, что было важнейшей предпосылкой включения Польского княжества в культурно-политическую общность католической Европы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Болгария и Византия

Новое сообщение ZHAN » 01 авг 2020, 11:57

Теперь о создании Дунайской Болгарии. Мы помним, что территорию Мезии и Фракии еще в 580-х годах захватили 7 славянских племен, сильнейшим из которых были северяне. Понятно, что это была лишь часть северян, причем незначительная. Видимо, кто-то из северянских князей или группа молодежи решили создать свое государство. Поначалу это у них получалось. Именно северяне возглавили союз семи племен и спокойно прожили в Нижней Мезии около 100 лет.

Тем временем, в 665 году в Причерноморье умер булгарский каган Кубрат. Он оставил пятерых сыновей, которые разделили государство на части. Аварская угроза к тому времени исчезла, поэтому булгары, видимо, рассчитывали на спокойную жизнь пяти ханств. Однако, на Северном Кавказе тогда быстро усиливался Хазарский каганат, занявшийся покорением соседних народов. И булгары быстро стали жертвами хазарской агрессии. Племя оногуров хана Аспаруха, третьего сына Кубрата, кочевало западнее Днепра. Несколько лет они сопротивлялись хазарам, однако к 679 году были вытеснены в Добруджу. Там Аспарух надеялся закрепиться и объявил о создании нового государства. Однако, в 680 году хазары выбили Аспаруха и с новых земель. Булгары пересекли Дунай и поселились в дельте на острове Певка, изгнав оттуда остатки аваров. Местные славяне 7 племен выступили союзниками булгар, поскольку враги у них были общие, а булгары заявляли о крепкой дружбе.

Византийский император Константин II попытался выбить Аспаруха с Певки, но булгары уже укрепились на болотистом острове и нанесли византийцам поражение. Аспарух преследовал их до реки Варна, где и построил свою новую ставку. На землях Мезии он основал новое Булгарское царство, большую часть населения которого составили славяне. Тут булгары показали настоящую цену своей «дружбы» со славянами. Аспарух расселил славян 7 родов по окраинам страны, а сами булгары заняли ее середину и начали править славянами как какая-нибудь Золотая Орда Русскими княжествами. Сами булгары старались не смешиваться со славянами, жили отдельно, сначала в Варне, потом в Дуросторуме и, наконец, в Плиске (с 681 года), где была построена мощная система укреплений.

Аспарух, правда, помог местным славянам отбить натиск новых врагов — валахов, которые с середины VII века теснили славян на восток. Валахи были смешанным народом, сложившимся в Аварском каганате из числа пленных византийцев и славян. После падения каганата, валахи, будущие румыны, двинулись на восток, северо-восток и юго-восток. Они шли без общего руководства, путем просачивания и выдавливания славян с занятых ими земель. Так же когда-то действовали и сами славяне. Теперь Аспарух остановил натиск валахов на Мезию/Болгарию, но сделал это не из любви к славянам, а с целью оградить свою новую территорию от других захватчиков.

Правда, сам Аспарух, видимо, старался придерживаться реального союза со славянами. Это помогло ему закрепиться на территории Мезии и даже отбить хазар за Днепр. О влиянии славян говорит название первой столицы Болгарского царства — Плиски. Название это славянское и однокоренное с названием русского Пскова. Мы видим, что булгары не посмели назвать общую столицу по-тюркски. А ведь в Добрудже всего пару лет назад Аспарух назвал свою тамошнюю столицу Аулом. В Мезии Аспарух лично даже перестал брить голову, приняв славянскую прическу.

Брат Аспаруха Кувер со своей ордой тогда же отделился от аваров и захватил Македонию, подчинив тамошних славян. С Кувером в Македонию также пришли часть аварских славян и валахов.

Но власть булгар Кувера была для славян не легче власти аваров. Очень скоро они пожалели о том, что пошли на союз с этим ханом. Когда император Юстиниан II в 688–689 году осуществил поход к Фессалоникам, многие славяне начали переходить на его сторону. Им надоело, что к ним относятся как к людям третьего сорта. С помощью славян Юстиниан отбросил булгар за Родопские горы. Вскоре в византийской армии уже воевали 30 тысяч славян, поселенных в феме Опсикий на азиатском берегу Босфора. Причем, воевали как равноправные граждане империи, а не как подневольные данники. И передача славянам фемы Опсикий означала высокую степень доверия к ним императора. Правда, первый опыт оказался не совсем удачным. Воевода славян Небул в 692 году предал византийцев и перешел на сторону арабов с 20 тысячами воинов. Однако и арабы отнеслись к славянам плохо, требуя принять ислам. Это дало понять славянам, что византийская власть, все же, выгодней.

С этого момента византийские славяне начали включаться в жизнь империи, которая оказалась для их разрозненных родов лучшей формой выживания. Орда Кувера, в результате, не удержала Македонию и ушла к Аспаруху.

Сам Аспарух, по болгарским преданиям, погиб в бою с хазарами на Дунае в 726 году. Однако, в районе Запорожья еще в 1930 году был раскопан мемориальный комплекс, который часть археологов считает посвященным Аспаруху. Если это так, то хан погиб в боях за Кичкасскую переправу.

Принято считать, что в условиях численного превосходства славян и необходимости союза с ними, булгары начали ославяниваться. Якобы, примерно через 100–150 лет Болгария превратилась в чисто славянское государство.

На самом деле это не так. Булгары никак не сливались со славянами до конца VIII века, хотя число славян постоянно росло. Только в 761 году из Булгарин в Византию бежали 208 тысяч славян, а сколько их осталось! Бежали, кстати, из-за проигранной гражданской войны, которая была вызвана именно нежеланием булгар делиться властью и славой со славянами.

В 760 году византийская армия императора Константина V через перевал Верегава вторглась в Болгарию. Перевал охраняли местные северяне, которые сделали все, чтобы задержать противника и вовремя предупредили своих о вторжении. Хан Винех своевременно подошел со своей конницей и вместе с северянами наголову разгромил византийцев.

Винех был представителем рода Вокил, пришедшего к власти около 739 года. По-видимому, Вокилы опирались на славянское большинство страны, что никак не устраивало булгарских националистов. В том же 760 или в начале 761 года они восстали. В гражданской войне победили лучше организованные булгарские националисты, хан Винех был убит, а на престол взошел 30-летний Телец. Вот от него-то и бежали к византийцам массы славян, а булгары утратили возможность мирного симбиоза.

Бежали славяне по морю в Вифинию, где уже давно жили их соплеменники. Константин V с удовольствием принял новых подданных.

Но даже после этого, славян в Болгарии осталось очень много. Уже в 763 году Телец сумел договориться с князем северян Славуном и тот выставил в помощь булгарам 20 тысяч воинов. 30 июня 763 года при Анхиале состоялась битва булгар с византийцами, в ходе которой большая часть славян внезапно перешла на сторону Константина V. Телец был разбит, бежал и вскоре был убит. В Болгарии началась серия переворотов и войн, в которых партии различных родов захватывали власть, чем и воспользовались византийцы. В 765 году их агенты похитили Славуна, оставшегося верным булгарам, после чего Константин вторгся в самое сердце булгарских земель, разорив аулы кочевников. Хан Токта погиб во время бегства к Дунаю. Так что булгары дорого заплатили за свою надменность.

Они, конечно, озаботились восстановлением численности подданных им славян, но действовали снова неверно. В 774 году хан Телериг отправил 12 тысяч конницы в Македонию с целью захватить и переселить в Болгарию как можно больше берзичей. Ничего булгары не поняли и ничему не научились. Собственно, именно так и действовали всегда степные кочевники по отношению к земледельцам. Поэтому все досужие разговоры о том благостном сотрудничестве и симбиозе кочевников с земледельцами праславянами и славянами, об их союзах и ассимиляции славянами кочевников, являются глупостями кабинетных теоретиков, не знающих реальной жизни. Такого никогда не было. Степь может сотрудничать с земледельцами только при условии полного военного превосходства земледельцев над кочевниками. И даже при этом, никакой ассимиляции кочевников не происходит. Вспомним татар, башкир, казахов и так далее.

Никто из них не ассимилировался. Венгры же ассимилировались в условиях полного окружения европеоидами и то на своих условиях, беря в жены и наложницы местных славянок и германок. При военном превосходстве кочевников, земледельцы служат для них исключительно жертвами и данниками.

Ну, а тогда, император Константин V не позволил булгарам произвести депортацию берзичей. Узнав о походе булгар, он тайно вывел в поле 80-тысячную армию, догнал булгарское войско и разгромил его, назвав всю операцию «Благородной войной». Как мы узнаем ниже, на море византийцам в этой войне помогали русские корабли.

Тогда византийская власть признала в славянах Балкан своих равных подданных. В 766 году славянин Никита уже стал патриархом Константинопольским, а теперь император продемонстрировал славянам свое покровительство и защиту. Это сблизило славян с греками и усилило Византию. Но, правда, ненадолго. Пришедшая к власти в 780 году императрица Ирина, афинянка родом, ненавидела славян и вместо сотрудничества хотела просто покорить их. Осенью 783 года она отправила сильную армию стратига Ставракия на завоевание славянских земель. Ставракий прошел до Фессалоник, а затем и до Афин, нигде не вступая в бой, поскольку все князья ему подчинились и согласились платить дань. Только на Пелопоннесе езеричи и милинги оказали сопротивление, однако были разбиты и формально подчинились. Ставракий вернулся в столицу и все успокоилось, однако, теперь славяне перестали быть верными Империи.

Это сразу же сказалось, когда в 789 году возобновились войны Византии с булгарами. Опираясь на поддержку обиженных славян, булгары хана Кардама нанесли византийцам несколько тяжелых поражений в 791 и 792 годах и отняли у них часть Македонии. Византия обязалась платить дань Болгарии.

В начале IX века новый болгарский хан Крум установил в Болгарии достаточно справедливые законы, привлекшие местных славян. Опасаясь усиления Болгарии, византийцы решили полностью ликвидировать эту угрозу.

В 811 году император Никифор, собрав огромную армию, выступил в поход. Он намеревался окончательно уничтожить Болгарское государство.

Византийские историки подтверждают, что в состав византийской армии вошли войска не только из Фракии, но и азиатские легионы, а также ополченцы бедняки на собственном их иждивении, вооруженные только пращами и палками.

Крум осознавал, что угроза полного уничтожения Болгарии вполне реальна и решил просить о мире. К императору прибыли болгарские послы, просящие мира. Никифор отверг предложение о мире и двинулся дальше.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Болгары и хорутане

Новое сообщение ZHAN » 02 авг 2020, 18:02

Византийцы начали жестоко истреблять мирное население. По словам Феофана Исповедника, варварство императора не имело границ, он приказал убивать даже женщин и грудных детей особо жестокими способами.

Хан отступал все дальше, а византийцы взяли и сожгли его столицу Плиску. Никифор разграбил сокровища болгарского хана и щедро одарил свое войско. В Плиске к нему вновь прибыли ханские послы. Они передали ему следующие слова Крума: «Вот ты пришел и победил. Возьми, что тебе будет угодно и уходи с миром». Но возгордившийся император не хотел и слышать о мире.

Тем временем хан Крум собрал войско из булгар, авар и славян. Исторические свидетельства говорят, что были вооружены даже женщины.

26 июля 811 года булгары и славяне атаковали византийскую армию в Родопских ущельях и одержали блестящую победу. Погибла практически вся армия греков, в том числе и сам император Никифор.

Византийские хронисты пишут, что император Никифор погиб «при первом ударе самым жалким способом». Но болгарские историки того времени говорят о другом. Император был взят живым и отведен к хану Круму. На глазах у хана ему отрезали голову и посадили ее на кол. Перед этим колом хан Крум принял парад торжествующих войск. После этого из черепа Никифора хан Крум приказал изготовить кубок, отделанный серебром, из которого он пил на пирах со славянскими вождями и произносил тосты в их честь за спасение страны.

На следующий год булгары двинулись на Константинополь. Им удалось захватить несколько крепостей внешней линии обороны, защищавшей византийскую столицу на дальних подступах. Крум предлагал византийцам мир на условиях ежегодной выплаты дани и возврата перебежчиков, однако они отвергли такое предложение. В 812–813 годах Крум громил окрестности Константинополя.

К этому времени византийский трон занял Лев V Армянин, который начал-таки переговоры с болгарским ханом. Новый император изобразил готовность заключить мир, но потребовал личной встречи с Крумом, намереваясь убить его во время переговоров. В определенном месте были спрятаны лучники и по знаку они стали стрелять в хана. Крума спасли его реакция и быстроногий конь, и хотя стрелы попали в него, они не нанесли ему ран. Хитрость не удалась, разъяренный хан опустошил окрестности столицы. Кульминацией его ярости стало взятие булгарами и славянами крупного города Адрианополя.

Лукавство византийцев стало последней каплей для Крума и после этого разъяренный хан начал готовиться к окончательному взятию Константинополя. Он подготовил огромный парк из 5000 осадных машин. На помощь Крум созвал славянские племена и аваров, живших в составе его государства.

Византия оказалась в смертельной опасности. Однако, в разгар подготовки к новой решительной кампании хан Крум внезапно умер 13 апреля 814 года. Умер он при странных обстоятельствах. Согласно источникам, из его рта, ушей и ноздрей потекли реки крови, а согласно одному из них, он был убит «неведомой рукой». Совершенно очевидно, что хан стал жертвой византийского яда.

Войну продолжил его преемник, хан Омуртаг и война была им быстро проиграна. Дело в том, что сын Крума Омуртаг не обладал умом и терпимостью отца. Он быстро рассорился со славянами и даже начал войну против дунайских ободритов, браничевцев и тимочан (818–829 гг.), которых ему удалось покорить, но это ослабило Булгарское государство.

И дальше Болгария существовала в режиме колебаний от союза со славянами к попыткам покорения их. Когда побеждал союз, Болгария усиливалась. Так, в 837 году македонские смоляне перешли на сторону Болгарии и вошли в ее состав, пользуясь расположением нового хана Пресияна. В 867 году хан Борис захватил центр Македонии Охрид. Но тот же Борис в 865 году принял христианство, и Болгария вновь раскололась. Теперь там боролись не только партии булгар и славян, но и христиане против язычников.

Не случайно «Баварский географ» IX века отмечал, что Болгария — огромная область и многочисленный народ — имеют всего 5 городов, так как большинство народа проживает вне их, а, следовательно, не имеет надобности в городах. Это явилось результатом многолетней власти кочевников. А тут еще и религиозные раздоры.

Максимума могущества Болгария достигла при князе Симеоне I (893–927 гг.), современнике Вещего Олега. Симеон реально добился единства народа, впервые официально признав равенство славян. Он первым стал именовать себя князем, принял славянский язык и письменность. До этого никакой политической роли славяне в Булгарии не играли. Со временем, такую роль стали играть полукровки, отсюда и появление славянских имен у булгарских ханов, но полукровки считали себя булгарами, а не славянами. Да. Действительно. Булгары постепенно славянизировались, но при этом ментально и культурно оставались булгарами, подобно тому, как это произошло с Волжскими булгарами, которые были сильно славянизированы, но по сей день остаются чужим для славян народом. Именно поэтому русские князья частенько воевали с обеими Булгариями, не делая никакого принципиального различия между ними как чуждыми государствами.

Симеон изменил ситуацию, но у Симеона в Болгарии была сильна языческая партия, поддерживаемая Русью и Сербией, а Византия, вместо помощи единоверцам, вела против них ожесточенную войну.

Весь IX век булгары беспощадно воевали против сербов, пытаясь их покорить. И именно сербы в 927 году нанесли булгарам первое жестокое поражение, ослабившее это ханство. Расколотая изнутри страна так и не стала мощной державой.

Проблема дуализма Дунайской Болгарии была решена извне. Славянской страной ее сделали русский князь Святослав и византийский император Василий II Болгаробойца. В ходе их войн в Болгарии были истреблены истинные булгары, потомки Аспаруха, и страна окончательно ославянилась, став современной Болгарией.

Осталось рассказать, как западная часть славян начала входить в европейский суперэтнос или цивилизацию, как угодно.

Одним из славянских народов, избравших романно-германский путь, стали хорутане или словенцы. Они имели независимое государство со времен князя Само и оно спокойно существовало, пока были слабы его соседи; Аварский каганат, Бавария, Фриуль. От аварского ига к хорутанам постоянно бежали все новые и новые толпы славян, пополняя численность хорутанского союза. Селились беженцы, в основном, в районе Карнунта на Дунае.

Однако, в начале VIII века каганат вновь усилился, по крайней мере до такой степени, что авары смогли вновь покорить своих беглецов, разгромить хорутан и через их земли начали совершать набеги на баваров и франков.

Попав под аварское иго, хорутане были вынуждены решиться на крайние меры. В 740 году они признали себя вассалами Баварии. А с 753 года князь Хотимир начал потихоньку внедрять в Хорутании христианство Западного типа. Около 760 года это вызвало восстание языческой части хорутан, которое бавары назвали «кармулой». В славянском языке слово прижилось, модифицировавшись в «крамолу». Борьба христиан с язычниками длилась долго и с переменным успехом. К 770 году язычники даже взяли власть в Хорутании. Мало того, хорутанская крамола спровоцировала хорватскую. Хорваты также начали массово возвращаться к язычеству.

Крамола привела к стычкам с баварами, которые в 772 году переросли в большую войну. Баварский герцог Тассилон III разгромил хорутан, и они вновь признали себя вассалами, разрешив при этом возобновить проповедь христианства. Она шла ни шатко, ни валко, хорутане в подавляющем большинстве отказывались креститься.

Однако, вскоре сам герцог Тассилон III стал опасаться растущей мощи франкского короля Карла Великого, проглотившего уже Лангобардское королевство и Фриуль. Тассилон заключил союз с аварами и совершил этим большую ошибку. Авары никогда не считались с союзниками. Они просто начали грабить хорутан и баваров и те отказали в поддержке своему герцогу.

Почуяв слабость Баварии, В 788 году Карл Великий окружил ее войсками и потребовал сдачи Тассилона. Поняв, что народ за него воевать не будет, Тассилон сдался. Хорутания вошла в состав Империи Карла Великого как пограничная марка. Это спасло ее от быстрого онемечивания, поскольку пограничные земли имели особые привилегии. Новый князь Инго принял решение влиться в Западную цивилизацию, гарантирующую хорутанам защиту от аваров и предлагающую большие перспективы на востоке.

Карл не собирался мириться с существованием такого разбойничьего гнезда, как Аварский каганат. В 791 году он начал войну против аваров, которую радостно поддержали хорутане, натерпевшиеся от этих хищников. Франки, лангобарды и хорутане разгромили аваров и очистили от них Паннонию, которую Карл передал хорутанам князя Инго.

Каганат был потрясен до самого основания. В 795 году там разразилась гражданская война, в которой погибли каган и его противник югур. Воспользовавшись этим, в Пушт вторглись армии крайнского князя Войномира и фриульского герцога Эйрика. Славяно-франкская армия захватила столицу аваров «Ринг» — кольцо. Там было захвачено столько золота, что придворный летописец Карла Эйнгард специально отметил — до того франки считались почти бедными, а после стали самым богатым государством Европы.

Летом 796 года король Италии Пипин, сын Карла Великого, сам вторгся в Пушт и вновь взял Ринг. Остатки аваров бежали в горы за Тису и сопротивлялись там до 803 года, но это была уже агония. Авар просто истребили под корень. Особенно в этом усердствовали настрадавшиеся от них славяне. Паннония опустела и была заброшена почти сто лет до самого прихода туда венгров в 899 году.

Хорутанский князь Инго получил большую часть Паннонии, за что в том же году начал массовое крещение своих подданных. Начал, конечно, со знати. Он пригласил своих жупанов на пир и когда они пришли, то увидели, как князь посадил радом с собой освобожденных рабов славян из числа христиан, и они пьют и едят из золотой посуды. Жупаны же были посажены далеко от князя и им дали деревянную посуду. Знатные хорутане спросили князя: «Зачем так обходишься с нами?» Инго ответил: «Недостойны вы с вашими грязными телами восседать вместе с ними, омывшимися в святом источнике. Ешьте еду свою снаружи, у дверей дома, как псы».

После этой демонстрации, хорутанская знать массово крестилась, а за ней последовало и простонародье. Эти события и завершили, в основном, процесс адаптации хорутан к Западной цивилизации. Возможно, именно хорутан «Баварский географ» называл Merehanos и сообщал, что они имеют 30 городов.

Хорваты тоже решили поучаствовать в разделе Паннонии. В том же году часть из них захватила Посавье и основала там хорватское княжество Славонию.

Однако, Карлу Великому это не понравилось. Он не собирался отдавать эти земли язычникам хорватам. В 797 году Пипин с франками, лангобардами и баварами вторгся в Славонию и погромил ее, однако сопротивление славян оказалось столь решительным, что Пипин и Карл поняли, что не смогут там закрепиться. Франки признали хорватскую власть над Славонией, а хорваты признали себя вассалами франков.

Напомним, что хорваты, а точнее, красные хорваты, первыми из славян приняли христианство еще в 629/630 году и по мере того, как хорваты все больше втягивались в политику западных народов, в частности, лангобардов, баваров, франков, алеманов, да и Римской церкви, они начинали все больше жить интересами этой — германо-романской Европы. С тыла хорватам ничего не угрожало, поскольку их прикрывали родственные сербы.

Но часть хорватов оставалась язычниками, да и крещеные были христианами лишь по имени. Этим воспользовался Карл Великий. Он решил завоевать и Хорватию. В 799 году хорваты подверглись нашествию войск лангобардов и Карла Великого. Им удалось разбить лангобардов, но франкские войска так истерзали Хорватию, что хорваты были вынуждены признать себя вассалами Карла. После этого они частенько бунтовали, но франки подавляли эти восстания со звериной жестокостью. Константин Багрянородный пишет, что франки кормили своих собак хорватскими детьми. Хорватия надолго потеряла свою независимость.

Постепенно хорваты становились все больше похожими на немцев и итальянцев, выступая сначала их наемниками за деньги, а потом и по духу. К XX веку хорваты полностью изменились духовно, да так, что при Гитлере, а потом и в 90-е годы «прославились» исключительно звериной жестокостью по отношению к своим ближайшим родственникам сербам.

Сербы напротив, почуяв неладное в мироощущении хорватов, решили пойти по другому пути. Они отшатнулись к константинопольской церкви, приняли кириллицу и продолжили жить славянскими обычаями. Поэтому сербы не вошли в западный суперэтнос, за что их до сих пор Запад и ненавидит, регулярно пытаясь истребить. Сербы сохранили свое государство, много лет игравшее ведущую роль на Балканах и павшее только под ударами с двух сторон — турок и германцев в XV веке.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Восточные славяне

Новое сообщение ZHAN » 03 авг 2020, 16:19

Теперь расскажем о формировании восточных славян, которые составили основу современного русского народа.

О судьбе антов уже сказано. Остатки их либо влились в состав других восточнославянских племен, либо сами стали племенами восточных славян. Таковыми были, например, поляне, угличи, северяне, тиверцы.

Остатки антов сейчас считаются носителями Пеньковской культуры. Для нее характерны лепная посуда пражского типа и бескурганные кремации. Исследователи определили, что пеньковцы были узколицыми мезоцефалами. Генетически они являются наследниками Черняховской культуры с заметной степной, так называемой, «индо-иранской» примесью. Мы уже знаем, что ничего индо-иранского в жителях Причерноморья тогда уже 2000 лет как не было. Там жили поздние арии, называвшие себя «русью».

Да-да! Русью!

Это были праславяне, то ли роксоланского, то ли савирского происхождения, а может, и того, и другого, имевшие более высокий уровень организации и культуру, чем ранние славяне. Да от сарматского мира остались еще аланы, делившиеся, как минимум, на две группы. Западная группа вернулась из европейских походов и была сильно смешана с европейскими народами. Скорее всего, западные аланы тоже были частью упомянутых русов. Называли они себя именно так. Говорили они наверняка уже на старославянском языке. И все эти русы тоже активно смешивались с антами и северянами, став одними из прямых предков современного русского народа.

Восточная группа алан во времена гуннов оставалась на Кавказе, сохранила многие черты, принесенные когда-то из Азии и говорила на диалекте иранского языка. Они стали предками современных осетин. И они тоже называли себя русами с иранским произношением «рухс».

К VII веку на причерноморских землях основу населения составляли уже славяне, вобравшие в себя старые праславянские народы.

Сами анты тоже имели скифо-сарматские корни, но были уже чистыми славянами. Ареал распространения Пеньковской культуры охватывает обширное пространство пограничья лесостепи и степи от Северского Донца на востоке до Молдавии на западе. В северном направлении от Прута до Правобережного Поднепровья он соприкасается с Пражской культурой склавинов, а на левобережье Днепра — с такой же родственной культурой северян-колочинцев.

На территории современной Украины сейчас известно более 300 памятников Пеньковской культуры. Пеньковцы жили небольшими селами, никак не укрепленными. Это — культура постепенно деградировавшего народа. Еще В. В. Седов считал Пеньковскую культуру славянской (антской), высказываясь в пользу ее Черняховской подосновы. Однако он отмечал, что эта культура не переросла потом в культуру Киевской Руси, а закончила свое существование в начале VIII века. Видимо, так оно и было, если учесть, что пеньковцы/анты не смогли удержать свою лесостепь и растворились в различных новых славянских народах. Пеньковскую культуру сменили Салтово-Маяцкая и Волынцевская культуры Русского Каганата, вобравшие в себя пеньковцев.

Сильнейшей и крупнейшей частью восточных славян, потомками степного и лесостепного населения Причерноморья, являлись северяне и боруски.

Северяне, жившие от района нынешнего Чернигова дальше на восток, остались независимы от аваров и продолжали жить своими княжествами. Мы уже знаем, что северяне имели смешанное происхождение из лесостепных праславян-юхновцев и скифо-сарматов, много веков смешивавшихся с ними. Знаем, что слово «север» в арийском языке означало понятие «черный», а в древнерусских понятиях север всегда ассоциировался с черным цветом. Знаем, что именно предков северян еще Геродот называл меланхленами (черными клобуками). Добавим, что князь Черный и основанный им город Чернигов имеют те же корни.

Северян под их собственным именем знал еще Птолемей во II веке. Он писал, что «савары и боруски живут до Рипейских гор». Савары — это, конечно, северяне, а боруски — какая-то другая часть русов, возможно, эпонимная одному из древних названий реки Днепр — Борускен (греч. Борисфен).

Северяне составили Колочинскую культуру V–VII вв, расположенную на территории Черниговской, Гомельской, Брянской и Курской областей. Эти земли, собственно, и известны с летописных времен как Северская земля. Культура эта совершенно славянская, она происходит и близкородственна киевской, юхновской и Пеньковской культурам, а перерастает в северянскую Волынцевскую культуру. Вспомним, что юхновцы — это и есть предки северян меланхлены.

Конечно, значительная часть археологов и историков считает колочинскую культуру не славянской, а балтской, в крайнем случае, балто-славянской. Это уже даже не смешно. Ну не было никаких балто-славян после XIII века до нашей эры, когда прабалты отделились от праславян! И балтов на Северщине не было никогда.

Мы уже устали спрашивать европейски ориентированных историков и археологов, куда же и когда пропали эти балты и откуда там взялись славяне? :unknown:

Спросим у древних. Кассиодор в начале VI века называл носителей колочинской культуры акацирами, к северу от которых жили люди, которых Кассиодор называл «эстиями» и правильно считал другим народом.
Изображение
Восточнославянские культуры IV–VIII веков.

Эстии известны со времен Тацита, который описывает их жившими на территории современной Прибалтики, причем, Тацит подчеркивал, что «эстии» — это группа племен,
«…обычаи и облик которых такие же, как у свебов, а язык — ближе к британскому (в смысле, кельтскому). Эстии поклоняются праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображения вепрей; они им заменяют оружие и оберегают чтящих богиню даже в гуще врагов. Меч у них — редкость; употребляют же они чаще всего дреколье. Хлеба и другие плоды земные выращивают они усерднее, чем принято у германцев с присущей им нерадивостью. Больше того, они обшаривают и море и на берегу, и на отмелях единственные из всех собирают янтарь, который сами они называют глезом. У них самих он никак не используется; собирают они его в натуральном виде, доставляют нашим купцам таким же необработанным и, к своему удивлению, получают за него цену»
[Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии.]

Похоже, что римляне вписывали в число эстиев как славян, так и балтов. Так, поклонение «Великой богине», видимо, было признаком балтов, а развитое сельское хозяйство и мореходство — славян. Вот кто такие эстии.

К концу VI века северские русы жили очень широко, от района современных Киева, Чернигова и Переяславля до Северского Донца (назван в честь северян), затем Дона, и оттуда на северо-восток к Волге.

А там, дальше на север, территорию Среднего Поволжья (Самарская область, Мордовия, Удмуртия, Татарстан, Ульяновская область, Башкирия) от правого берега Нижней Камы до устья реки Самары и нынешнего города Самара, от среднего течения Суры до среднего течения реки Белой занимала Именьковская археологическая культура (III–VII вв.), носителями которой являлись, видимо, боруски. Характерен корень «рус» в названии и этого славянского племени, впрочем, типичный для этих мест со времен балановцев.

Боруски пришли туда из среднего Поднепровья в конце III века, спасаясь от готского нашествия. В середине и конце IV века последовали еще две волны переселенцев, спасавшихся от готов Германариха и гуннов. Скорее всего, это были те самые бораны, о ранней истории которых мы уже рассказывали. Маршрут переселения был давно исхожен начиная с тех же балановцев (и заканчивая русскими людьми времен Феодальной Раздробленности). Археологи подтверждают славянский характер именьковской культуры. На современных же картах, по сей день эти земли почему-то приписываются мордве, муроме и буртасам.

Почему картография так расходится с археологией, мы понимаем. Никак ученые-хиви не могут допустить того факта, что славяне жили в Поволжье еще в III веке. Куда же им тогда девать всех этих мифических «балтов» и «финно-угров»? Да и слишком много чести будет славянам. Они ведь тогда, официально, были тихими и забитыми, жили «звериньским» образом и прятались в лесах и болотах Полесья. :D

Вопрос этнической атрибуции именьковцев на сегодняшний день крайне политизирован и идеологизирован. Еще бы. Ведь центр их земель находится прямо в сердце современной Татарии. Естественно, официальная позиция властей Татарстана заключается в том, что именьковская культура была создана тюркскими племенами, либо этническая принадлежность этой культуры сознательно не рассматривается. Этот взгляд широко пропагандируется в литературе, издаваемой в Татарстане, однако, конечно, не признается археологами за пределами данной республики, поскольку не имеет абсолютно ничего общего с действительностью. Власти Татарии официально считают именьковцев тюркскими предками казанских татар наравне с волжскими булгарами. Власти Удмуртии, опираясь на авторитет археолога Голдиной, приписывают именьковскую культуру удмуртам, и так далее.

Но, с научной точки зрения, это, без сомнения, полная чушь. Именьковцы были славянами. Их стольный город Арск находился в 60 верстах к северо-востоку от современной Казани/Булгара в очень укрепленном месте, долго был ее соперником и удерживал самостоятельность вплоть до XV века, хотя, к тому времени, русы именьковцы уже были сильно ассимилированы удмуртами, марийцами, булгарами и татарами.
Изображение
Именьковский воин боруск (монголоидные черты лица на совести художника).

Опять напомним, что именьковцы-боруски заселили территорию древней Балановской культуры русов, история которой описана нами выше. Население там, со времен балановцев, было родственно борускам, поскольку имело праславянскую основу. Это население всегда поддерживало тесные связи с праславянами на западе и юге. Курганные могильники вождей практически именьковского типа на этих землях известны с I века. Комплекс оружия и снаряжения показывает полную преемственность с I по V века и дальше. Поселения славкинского типа (ранних именьковцев) в Самарской области датируются II веком. Поэтому боруски и выбрали это место для поселения и быстро слились с местными жителями.

По пути на Среднюю Волгу и Каму боруски прошли через земли Городецкой культуры тиссагетов, тоже своих ближайших родственников, но несколько менее развитых охотников на пушного зверя. С этого времени Городецкая культура тихо растворяется в восточнославянских культурах, что объясняется притоком родственного более развитого населения с запада и юго-запада.

Что характерно, все эти племена жили в неукрепленных поселениях и выращивали просо, пшеницу, полбу, ячмень, овес, горох и рожь, каковая была ярким признаком славянства людей, ее возделывающих. Финно-угорские народы приняли слово «рожь» именно у именьковцев. А у именьковцев еще была прекрасно развита металлургия. На их поселениях археологи нашли уже 31 вид изделий кузнечного ремесла, включая кинжалы, копья, кольчуги и мечи. Не зря потом северяне славились производством отличного оружия.

Погребальный обряд именьковцев был чисто поднепровским славянским — кремация на стороне и бескурганные могилы с прахом сожженных.

Именьковцы первыми в Среднем Поволжье перешли к пашенному земледелию с применением плугов с железными наконечниками — ральниками. Они оказали значительное прогрессивное воздействие на соседние финно-угорские народы в плане распространения технологий земледелия, скотоводства и ремесла. Это, оказывается, тоже старая русская традиция — подтягивать отсталые народы.

Еще у именьковцев известны очень ранние для славян дружинные и вождистские погребения, о которых мы уже упоминали. У села Тураево на Каме в Татарии находятся 11 курганов конца IV — начала V веков, в которых были похоронены именьковские воины. В них обнаружено 8 мечей, 8 копий, 11 ножей и кинжалов, 5 топоров, 7 боевых «кос», 2 шлема, 4 кольчуги, 10 удил и различные вещи, позволившие отнести эти курганы к именьковцам.

Что касается оружия, то тураевские мечи демонстрируют трехслойный пакет и боковую наварку стального лезвия на железную основу, которые ранее считались скандинавским изобретением, заимствованным Киевской Русью. Вот вам и «скандинавы» 400 года в Среднем Поволжье! Да в это время настоящие скандинавы едва начинали ковать однослойные мечи, чаще всего перековывая трофейные римские или те же русские-поморские. Местные финно-угры в Поволжье и Прикамье ни тогда, ни позже не демонстрировали столь продвинутой металлургии, да и стиль оружия, по признанию археологов, не находит своих корней в местных образцах.

Удивительным оружием именьковцев были «боевые косы». Это оружие появилось в Китае как раз в III веке и называлось там «гуаньдао». В Японии оно впервые зафиксировано в VII веке как «нагината», а в Европе только в XIV-м как «глефа». Русские тексты впервые обнаруживают подобное оружие у сибирских народов и называют его «пальма». Оказывается, что «пальма» была известна еще борускам-именьковцам, очевидно, придя из Китая по Великой Степи.

Недавно раскопанный Тарасовский могильник в Среднем Прикамье Удмуртии выше Тураевского, дал еще одну богатую коллекцию оружия и снаряжения того же времени. Как отметили археологи:
«в IV веке в Прикамье проникла небольшая, хорошо вооруженная группа населения (возможно, военный отряд). Наличие специфических черт в вооружении (топоры центрально-европейских типов, значительное количество шлемов с лицевым покрытием, кольчуг и панцирей) позволит скорее предположить ее европейское, нежели азиатское происхождение. Мечи и палаши сначала имеют сарматскую конструкцию с узким клинком и халцедоновой отделкой рукояти, но с конца III века сменяются широкими европейскими. Достигнув места слияния Камы и Вятки, группа, вероятнее всего, разделилась. Меньшая и, очевидно, более слабовооруженная часть продвигалась на север по правому берегу Вятки, где была очень быстро ассимилирована местным населением. Большая, наиболее хорошо вооруженная и организованная часть данной группы продвигалась на северо-восток по Каме. Очевидно, вследствие сравнительно большой численности ей удавалось некоторое время (до второй половины V века) сохранять своеобразие своей духовной и материальной культуры… Но и здесь идет неизбежный процесс ассимиляции…»
Как обычно, некоторые археологи (Голдина Р. Д.) осторожно отнесли эти древности к гото-славянским переселенцам, хотя при чем здесь готы, совершенно неясно. Зачем было какой-то мелкой группе готов уходить в неизведанную даль со своими врагами славянами, пусть объяснит нам Голдина Р. Д? Они полностью теряли связь со своим народом и ничего не приобретали, растворяясь в аборигенах. Странные готы. Диссиденты, наверное. Узники совести, блин. :lol:

Ну а удмурты, вооруженные и оснащенные чисто европейским тяжелым боевым комплектом, это тоже фантастика. А ведь еще в 1981 году самарский археолог Г. И. Матвеева доказала славянское происхождение именьковцев и ее вывод был общепризнан.

Самым верхним на Каме могильником именьковцев является Кудашевский. В отличие от других, он расположен на южном берегу Камы. Там, кроме оружия и доспехов, найдены глиняные формы для отливки гончарных изделий. И эти формы включают в свой состав жженые кости грызунов. Этот признак характерен для славянских памятников типа Прага-Корчак или Зарубинецких. А также именьковских. Ни готы, ни угры и никто другой так не делали.

Археолог Казанцева О. А. пришла к выводу, что
«подобных захоронений с таким количеством оружия нет в синхронных памятниках Восточной Европы, связываемых как со славянами, так и с готами. Данное обстоятельство показывает, что проникшая в Волжско-Камский регион группа именьковцев не только была вынуждена вооружаться, но и имела возможность класть дорогостоящее оружие в могилы своих соплеменников.»
И еще.
«Дальнейшее продвижение угров в низовья Камы «уперлось» в северную границу территории расселения носителей именьковской археологической культуры. Именьковцы, освоив территории вокруг Камского устья, с востока, севера и запада огородились цепью городищ, ставших непреодолимым барьером на пути продвижения других племен в Среднее Поволжье. Сами они на контакты с соседями, по-видимому, шли неохотно».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Восточные славяне (2)

Новое сообщение ZHAN » 04 авг 2020, 19:58

Печально известный норманист (к сожалению, поскольку в остальном человек приличный) Клим Жуков недавно заявил, что у славян захоронений с оружием неизвестно и первые такие захоронения появились у скандинавов в Вендельскую эпоху.

А вот вам именьковцы-славяне, господин Жуков. Они появились на сотню лет раньше вендельцев.

Но он же никогда не признает именьковцев славянами — это очевидно. Зато он чуть не договорился до того, что русы, воевавшие на Кавказе в X веке, были франками. У них же мечи были «франкскими». И там же Жуков удивляется, откуда славяне брали металл для своего оружия. Дескать, первые рудники на Руси появились в XVII веке.

А как же мы, бедолаги, до того жили? С палками, что ли ходили? :unknown:

Если Русь закупала все оружие в «Великой Европе», то она напоминает современную Саудовскую Аравию.

Да, бросьте, господа норманисты! С Урала и добывали железо. А вильцы поморские — с тех самых шведских рудников еще до шведов. А Русский каганат добывал железо на Осколе. И с Кавказа железо привозили, и из Карпат, и из Ирана. Да откуда угодно. Финикийцы, вон олово, из Британии возили и ничего. Тоже мне, аргумент. Где Иван Грозный добывал железо для 100-тысячной армии и лучшей в мире артиллерии? У «Ульфберта» закупал в условиях европейской блокады?

Мечи арские русы ковали с использованием уральского металла, в том числе олова. Киевская и Новгородская Русь также получала металл оттуда же, что доказано химиками. В X веке волжские булгары перекрыли этот путь и Русь перешла на европейское олово. Видимо, именно в X веке булгары перехватили торговые пути артан. Норманисты всего этого не знают. Или не хотят знать.

Особенно поразило открытое презрение к своим предкам, прямо сквозящее в рассуждениях Жукова и еще одного норманиста по фамилии Кадира. Цитируем: «славянские мегакузнецы», «мегамечи», «супер-пупер-мега-гипер-мастерство языческих (русских) кузнецов» и т. д. Некрасиво. Европейцев оба «светоча» никогда так не унижают.

Но, вернемся к серьезной истории. Как отмечает А. В. Богачев, на севере, на правом берегу Нижней Камы, славяне буквально «ощетинились» цепью городищ-крепостей, что представляет разительный контраст с редкими укреплениями на юге, где именьковцы граничили с позднесарматскими племенами. С последними у славян были хорошие отношения. Еще бы. Ведь они были, практически, одним народом, хотя язык или языки восточных сарматов были ближе к иранским.

Мурат Булатов («Население именьковской археологической культуры и их потомки») считает именьковцев роксоланами, однако, это вряд ли возможно. Роксоланы были известны своей тяжелой конницей и кочевым образом жизни, а именьковцы были оседлы и пеши. К тому же в 260 году роксоланы все еще были на старом месте у границ Нижней Мезии. От Волги они были отрезаны готами. Впрочем, восточная часть роксолан могла войти в состав именьковцев, почему бы и нет.

Тесные связи именьковцев с сарматами объясняются сейчас развитой торговлей через них со Средней Азией (Согдом, Хорезмом), Сасанидским Ираном и Византией. На сей счет на Каме найдено достаточно кладов с монетами и драгоценностями этих регионов.

Однако, к этому имеются определенные дополнения. Именьковцы торговали с южными странами мехом соболя и это действительно так. Интересно, что только в гардеробе умершего халифа Гаруна аль-Рашида (809 г.) было найдено около 4000 халатов, подбитых мехом соболя. Восточная мода тогда требовала большого количества меха и его поставляли боруски и северяне. Но много мехов именьковцы продавали и на Запад. Иордан пишет, что некие суеханс через многие народы торгуют черным мехом с Западным Римом. Естественно, норманисты объявили этих суеханс шведами, однако, никаких шведов в Прикамье в то, да и в любое другое время, не было. Это чистая фантастика. Даже ДНК-генеалогия это подтверждает. В современной Удмуртии русская гаплогруппа R1a-M458 присутствует у 11,1 % населения, есть и древняя праславянская линия R1a-Z280, а скандинавская гаплогруппа R1a-M558 полностью отсутствует.

Зато, оказывается, антропологи нашли, что среди именьковцев также присутствовали в незначительном количестве представители сако-хионитских племен. По крайней мере, среди современных жителей мест обитания именьковцев, найдена линия субклада R1a-Z2124, характерного для сако-хионитских племен степи. Значит, связи со степью у именьковцев были.

При этом интересно, что именьковцы, определенно называли себя «русами». Собственно, мы уже определили их как борусков. Дело в том, что в пермских языках русские всегда назывались «роч», а ведь пермская общность распалась на отдельные племена только в VIII веке. Значит, их предки узнали данное слово еще во времена своего единства. Так откуда же они могли узнать древнее самоназвание славян? Только от живших рядом с ними именьковцев, называвших себя русами (или еще раньше от балановцев).

Мало того, арабский историк X века Ибн-Хаукаль, при перечислении северных народов, между волжскими булгарами и башкирами, называет русов, причем отличает их от Киевской Руси, поскольку ее он называет отдельно.

А знаменитый Ибн Фадлан в 922 году писал, что Булгар — город славян и называл булгарского царя «царем славян». А ведь Фадлан лично побывал в Булгаре и описывал то, что видел.

Михаил Серяков высказал, на наш взгляд, вполне здравое предположение, что Камская Русь в VI-Х вв. у арабов называлась Арсой или Артанией. Это та самая Арса, локализация которой до сих пор вызывает споры. Ее нахождение на Каме и Вятке доказывается торговлей соболями и булатными мечами. Это был настоящий булат, ибо, как сказано об этих мечах в арабской книге «Худуд аль Алам», если эти мечи согнуть вдвое, то они сами распрямляются. В последние годы на Каме и Вятке было найдено 118 мечей III–VI вв. Это просто огромное количество, учитывая, что раньше их количество исчислялось единицами. И действительно, часть этих мечей произведена из тигельной, пакетной, то есть дамасской стали. Вот вам и «франкские мечи», о которых любят порассуждать норманисты! Настоящие франкские мечи не были «дамасскими», а уж тем более булатными.

Причем мечей на Волге было так много, что именьковцы клали их в могилы с умершими. А ведь хороший меч на Руси и в Европе стоил 3 кг серебра! Вот кто такие именьковцы.

Лесостепи и степи южнее именьковцев до устьев Урала и Волги, и до Дербента тогда заняли савары (или савиры), которые являются никем иным, как северянами, как раз тогда заканчивавшими свою эволюцию от праславян (в том числе роксолан, алан и других) к восточным славянам.

Через 200 лет после описываемых событий земли савиров уже заселяли летописные славяне северяне. Стоит ли спорить о происхождении этого племени? Именно северяне среди антских племен лучше других сохранили наряду с новым и старое общеславянское имя «русы», а земля их называлась Русской в «Повести Временных Лет».

То, что савиры не были тюрками, подтверждают и восточные авторы. Арабский историк и географ ал-Масуди в «Золотых лугах» называет хазар тюркскими савирами. Это значит, что настоящие савиры тюрками как раз не были.

Северяне и были теми самыми суеханс Иордана, торговавшими мехом соболя. Их торговые связи с Европой уже прослежены археологами и идут они именно с Камы, а не наоборот. Название соболя во всех европейских языках происходит из русского (именно из русского, поскольку соболь водится только в России), причем в немецком оно зафиксировано письменно уже в 767 году. Торговля с Западом шла по Балтике и ее западным центром со временем стал ободритский город Рерик, основанный в 735 году, а восточным — Любша с 539 года и Ладога с 753 года.

А с югом северяне/савиры, в основном, не торговали, а воевали и большинство находок южных монет и драгоценных изделий на Каме объясняются военной добычей.

Причем, начало Закавказских походов северян пришлось еще на время существования империи Аттилы. Тогда восточной частью государства гуннов управлял сын Аттилы Ирнак.

По сообщению армянского историка VII века Моисея Кагакантваци, в 451–460 гг. большая армия царя неких «росмосоков», состоявшая из гуннов и товельцев (эфталитов), прорвалась в Закавказье через Дербентский проход, разделилась на 3 корпуса (11 отрядов) и несколько лет подряд разоряла земли Грузии, Армении и сегодняшнего Азербайджана. Можно предположить, что разделение армии на три корпуса соответствовало основным национальным группам империи гуннов. Одной могли быть тюркоязычные монголоиды вроде булгар, другой — потомки скифо-сарматов северяне, а третьей — товельцы, под которыми, скорее всего, подразумеваются эфталиты, о которых рассказано ниже.

Интереснейшее название «росмосоки» находится в полном забвении у современной науки, которая, конечно, никак не может его объяснить, но для нас, читатель, оно прекрасно коррелирует с «росоманами» Иордана, роксоланами и аорсами поздней античности, народом «хрос» Псевдо-Захарии в VI веке, росами-аланами VII–VIII вв. Ну, что за росмосоки могли жить на Дону и Кубани в V веке? Мы считаем, что это и были описанные нами выше ранние славяне, смешанные с поздними праславянами, одни из предков современного русского народа.

То, что армянский историк использовал традиционные библейские названия северных варваров (Иезекииль, 38, 2, 3; 39, 1) — Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала, ничего, в принципе, не меняет, поскольку и Иезекииль описывал не выдуманных, а реальных людей реальных племен. То же повторилось через тысячу лет. На Ближний Восток пришли потомки Роша, Мешеха и Фувала, вот и все. И назывались они так же.

Моисей пишет:
«…Этот Херан (Ирнак)… истребил в Кавказской Албании персидские войска и в наезде своем достиг страны Греческой (Византии), и много пленных и добычи отправил из Греции и из Армении, и из Иберии, и из Албании».
После этого, Ирнак вступил в союз с армянами в их борьбе против Сасанидского царя Йездигерда II и помог им в 451 г. разбить войска иранского шаха. В 460 г. росмосоки Ирнака были уже на стороне нового шаха Пероза и воевали против албанского царя Ваче, поднявшего восстание против Сасанидов.

К 460 году империя гуннов уже начала распадаться. Так, Ирнак, предположительно, возглавил булгарскую часть орды, по крайней мере, утургуров, поселившихся на Дону. Чаба — угорскую часть, ушедшую в Башкирию, а старший сын Эллак еще в 448–449 годах возглавлял акациров, то есть днепровских и донских славян. Правда Эллак погиб в 454 году и его преемником стал Денгизих, но Денгизих не имел того авторитета, как Эллак, поэтому причерноморские праславяне и славяне уже при нем получили возможность выдвинуть собственные княжеские роды, возглавившие союзы племен русов, склавинов, антов и северян.

Интересные события произошли в причерноморских степях в 463 году. Тогда, по словам Приска,
«…к ромеям пришло посольство от сарагур, урогов и оногур, и рассказало, что они покинули свою страну, будучи изгнаны савирами, а те, в свою очередь, были изгнаны аварами, бежавшими от какого-то народа, обитавшего на берегах океана. Послы также сообщили, что сарагуры в своем движении на запад покорили акацир и желают, вместо них, быть союзниками империи».
То есть, савиры (северяне) были вытеснены какими-то аварами из заволжских степей и, вернувшись в Европу, разгромили булгар (племен сарагур, урогов и оногур) в междуречье Волги и Дона. Отступая на запад, сарагурам удалось разбить акациров (часть приднепровских северян) и теперь они предлагали свои услуги византийцам в качестве союзников империи.

Что за авары вытеснили савиров, нам неизвестно, ведь вархониты, известные как европейские авары, появились у Волги только через 100 лет. Скорее всего, аварами называлась часть хионитов, не принадлежавших к группе эфталлитов. Этнически и генетически они были среднеазиатскими гуннами арийского происхождения. В 463 году они прорвались на Кавказ и заселили Дагестан, уже занятый тогда савирами/северянами, с которыми начали активно смешиваться. Причем северян было много больше и именно они ассимилировали аваров.

Тут стоит уточнить, что современные дагестанские аварцы не имеют никакого отношения к вархонитам, а судя по данным генетиков, исследовавших их митохондриальные ДНК, аварцы гораздо ближе к русским и полякам, чем к своим кавказским соседям. Антропологи же считают аварцев весьма близкими кроманьонцам. Ну, а то, что сами аварцы считали своими предками русов, мы уже писали.

Надо полагать, византийцы охотно приняли союз булгар и те под именем сарагуров вторглись в персидское Закавказье в 466 году. Сначала они попробовали пройти через Дербентский проход, но наткнулись там на персидские укрепления и гарнизон. Сарагуры повернули вправо и прошли либо через Дарьял, либо через Абхазию. Сарагуры разорили Грузию и Армению, а персы, занятые войной с эфталитами на востоке, не имели сил противостоять им. В отчаянии они просили помощи или денег у Византии, но получили высокомерный отказ. Но, после этого всякие упоминания сарагур пропадают. Очевидно, что они были разбиты русами-савирами, которые с тех пор установили свое полное господство на Северном Кавказе, а булгары зацепились за Северное Причерноморье. Анты и северяне им не подчинялись и были независимы.

Центр государства савиров находился в долине реки Кумы и вдоль берега Каспия. Характеризуя савиров, Прокопий Кесарийский говорит, что они являются гуннским племенем, живущим около Кавказских гор.
«Племя это очень многочисленно, разделяется, как полагается, на множество самостоятельных колен. Их начальники издревле вели дружбу одни — с римским императором, другие-с персидским царем. Из этих властителей каждый обычно посылал своим союзникам известную сумму золота, но не каждый год, а по мере надобности».
[Прокопий Кесарийский. Война с готами.]

То же самое повторяет и Агафий: савиры народ
«величайший и многочисленнейший, весьма жадный до войны и грабежа, любящий проживать вне дома на чужой земле, всегда ищущий чужого, ради одной только выгоды и надежды на добычу присоединяющийся то к одному, то к другому и превращающийся из друга во врага. Ибо часто они вступают в битву в союзе то с римлянами, то с персами, когда те воюют между собой, и продают свое наемное содействие то тем, то другим».
[Агафий. О царствовании Юстиниана.]

Мы знаем имя одного из князей кавказских савиров (северян). Его звали Амбазук, он правил во времена императора Анастасия и состоял с ним в дружбе. Византийцы определяли его происхождение очень высоко. Считалось, что Амбазук был царского рода. По сведениям Прокопия, в конце V века он владел Каспийскими воротами и Дарьяльским проходом. При нем гунны (савиры) умело «торговали с Византией, и Ираном», Приближаясь к смерти, весьма престарелый Амбазук предлагал Анастасию купить у него крепость Дербент, но тот отказался, не видя возможности содержать там византийский гарнизон. Когда Амбазук умер, крепость захватил персидский шах Кавад, изгнав оттуда детей Амбазука. Скорее всего, это произошло около 500 года.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Восточные славяне (3)

Новое сообщение ZHAN » 05 авг 2020, 20:40

Правда, это никак не остановило савиров. В ноябре-декабре 503 года, по словам Прокопия Кесарийского, Кавад вынужден был прервать удачный поход против Византии для того, чтобы вести продолжительную войну в северных областях своего царства, т. е. в Закавказье, вероятно, с вторгшимися туда савирами.

Эту информацию подтверждает Псевдо-Захария, по сообщению которого, на 13-м году царствования императора Анастасия (в 503 г.) гунны (савиры) прошли через «ворота», охраняемые персами. При переговорах с Ираном они заявили, что им недостаточно того, что им дает Иран «как подать людям-варварам», которые подобно злосчастным зверям изгнаны богом в северо-западную страну. «Мы живем оружием, луком и мечом и подкрепляемся всякой мясной пищей», — говорили савиры о себе. Византийский император обещал им увеличить подать, если они разорвут дружбу с Ираном. «Поэтому, — требовали гунны, — или дайте нам столько, сколько обещают римляне, или принимайте войну». Шах обещал дать им столько, сколько они хотят, но, когда савиры рассеялись, напал на оставшихся. Тем не менее, по словам сирийской хроники Захария Ритора, персы были разбиты.

В 515/516 году состоялся новый поход савиров на Закавказье, которые впервые появляются под этим именем в сообщениях византийских писателей. Комит Марцеллин под этим годом говорит о нападении гуннов-савир на Армению и Малую Азию.

Два других византийских хрониста сообщают, возможно, об этом же походе под 516 г. Это — Малала и Феофан Исповедник. У Феофана значится: Гунны, называемые савирами, проникли за Каспийские ворота в Армению, опустошили Каппадокию, Галатию и Понт и остановились почти у самой Евхаиты. Это было уже нападение не на Иран, а на владения Византии.

Далее под 521 г. Феофан приводит рассказ о царе савир Зилигде (Силки), которого император Юстин склонил было воевать с персами, но Кавад перекупил Зилигда и тот перешел на сторону персов, с 20-тысячным войском выступив против Византии. Тогда Юстин сообщил Каваду, что гуннский предводитель задумал изменить персам и предложил ему лучше заключить мир, чем позволять варварам играть собою. Разгневанный Кавад поверил и уничтожил Зилигда и его войско [Феофан Исповедник. Хронография].

В 527 г. савирами правила вдова князя Волоха, по имени Боярикс. Имена, кстати, в высшей степени интересные. Волох не требует комментариев, хотя оно похоже и на тюркское «Булах» (дар). Но Боарикс или Боярикс под тюркское никак не подведешь. Это славянизированное кельтское имя «Царица воинов». Случаев, чтобы тюрки брали себе кельтские имена, неизвестно. Так, что Боярикс никак не могла быть азиаткой.

Под ее властью в «Царстве гуннов» на Кавказе находились 100 тысяч человек. Боярикс была, как указывает Феофан, «союзницей и другом царя Юстиниана». Резиденцией этой царицы был город Варачан. По описаниям он был заложен в V веке и находился на холме в 15 км от Каспийского моря. Город представлял собой крепость и перевалочный пункт на торговом пути. У Моисея Каганкатваци он назван «великолепным». Сейчас считается, что Варачан — это Буйнакск в Дагестане.

Итак, Боярикс заключила союз с Византией и, когда Кавад склонил двух князей других гуннских племен помочь ему в войне с Византией, напала на них. Одного — Глома (Гленис или Глонис) — она убила, а другого — Тираниса (Стиракса) — захватила в плен и в оковах отослала в Константинополь, где он был подвергнут мучительной казни. Из сообщения Феофана следует, что гунны Глома и Тираниса жили далее, в глубине страны. Армия их насчитывала 12 тысяч человек, а разбиты они были у Манаса, когда шли на помощь персам через землю савир. Имена обоих князей также вполне себе арийские и нисколько не тюркские.

Часть савиров жила на Тамани, где впоследствии было создано Тмутараканское княжество. В начале правления Юстиниана ими правил князь Горда. О нем Феофан Исповедник сообщает следующее:
«В 527/528 г. пришел к императору царь гуннов, живущих поблизости от Босфора, по имени Горда, стал христианином и был просветлен. Император принял его и, дав ему много даров, отослал в его страну охранять ромейское государство и город Босфор».
Через какое-то время Горда был убит своим братом Муагером, который и занял престол. Дело здесь не в вере, поскольку Муагер также стал христианином.

Казалось бы, есть ли смысл тратить время на поиски смысла имени «Горда»? Ведь оно явно славянское и известно по именникам славян в различных вариантах. Однако, оказывается, и здесь нельзя допустить славян на Кавказ. И вот уже некий Камиль Алиев пишет: «Этимология имени не вполне ясна. Г. Моравчик предлагает тюркско-венгерскую этимологию от Огурда — «друг огуров» и тюркскую от Курт — «волк». Мы полагаем, что имя это имело чисто тюркскую этимологию от Кардаш — «единоутробный брат»». Вот как! А почему не «карда» — загон для скота? Или, например, «кардан» — деталь от автомобиля? Или «кардио» — сердце? А «курт» по-немецки — «коротышка». Так может он немец? Если покопаться, то и у индейцев майя можно найти этимологию. Молодцы, ребята. Так держать. :D

Союзные отношения Византии и савир не помешали большому отряду последних появиться в 528 г. в персидском войске, вторгшемся в Армению. В 531 г. в иранском войске также находился 3-тысячный отряд гуннов-савир — «народа самого могущественного», по словам Прокопия, нанятого для войны с Византией. Они опоздали на войну, поскольку противники уже успели заключить мир, но решили не возвращаться без добычи. По сведениям Захария Ритора, савиры вторглись в византийские области и достигли Антиохии, не встречая сопротивления. По пути они жгли поселки и истребляли сельское население. Только на обратном пути дукс Мартирополя Бесса напал на них, уничтожил 500 всадников и отбил захваченную добычу. Оставшихся потрепал еще один дукс из крепости Китагир. Ему удалось отбить у них вьючных животных.

Активно участвовали савиры в войне Византии с Ираном из-за Лазики (550–556 гг.), причем, с обеих сторон. Царь лазов Губац, узнав о намерении Хосроя заселить Колхиду персидскими колонистами, просил помощи у Византии и заключил союз с жившими в центральной части Северного Кавказа аланами и с савирами. За триста фунтов золота они согласились не только защищать вместе с лазами Колхиду, но и опустошить Иверию, находившуюся во власти Ирана и служившую персам базою для вторжения в Лазику. Эти деньги Губац обещал аланам и савирам от имени Византии, но с выплатой их вышла задержка, вследствие чего аланы тут же перешли на сторону персов. Там же оказалось 12 тысяч союзных персам савиров.

Когда, наконец, в начале 551 года Юстиниан прислал деньги для савиров, то за получением их к византийскому войску, осаждавшему город Петру в Лазике, прибыли три савирских вождя с небольшими отрядами. Видя безуспешные попытки греков установить стенобитные машины, они показали им как следует делать легкие закрытые переносные тараны, с помощью которых ромеи и ворвались в город.

Прокопий с изумлением констатирует, что «эти варвары» придумали таран, ранее неизвестный даже византийским инженерам, и рассказывает об их укреплении, сооруженном на холме и обведенном по периметру холма стеной. Агафий Миринейский описывает временный лагерь савир в лесу, состоявший из шалашей, окруженный тем не менее крепким частоколом.

Поразительно, что какие-то варвары-полукочевники учат наследников высочайшей античной культуры строить переносные тараны. Однако, если мы вспомним даже официальную историю России, то таких случаев мы встретим множество вплоть до Великой Отечественной.

Персы не доверяли перешедшим к ним савирам и, опасаясь измены, (как видим, не напрасно) оставили при себе только 4 000 человек, остальных же богато одарили и отпустили домой.

С оставшимися савирами персы осадили Археополь и поручили своим союзникам строить такие же стенобитные машины, какие их соотечественники успешно применили при штурме Петры. Потерпев и здесь неудачу, персы отступили и, проведя зиму 552/3 г. в Кутаиси, весной получили новое большое подкрепление от савир, нанятых Хосроем. Однако и новое наступление персов не имело успеха. Преследуя отступающих, византийцы многих перебили; в одном тесном проходе был убит князь савир, из-за тела которого разгорелась ожесточенная схватка, пока персы и савиры не отразили византийцев и не отбили труп своего вождя.

В течение той же войны, в 555 г. двухтысячный отряд тяжеловооруженных савиров оказывается уже на стороне Византии. Им командовали Баимах, Кутилзис и Илагер. Они разгромили сильный отряд воинственных дилимнитов — союзников персов. В дальнейшем савиры опять выступают то на стороне Ирана, то Византии, тогда как аланы четко держат сторону Византии. Здесь интересно упоминание о тяжеловооруженных савирах. Такое войско возможно только при наличии сильного, централизованного и экономически развитого государства. А ведь Прокопий отмечал раздробленность савир по коленам, каждое из которых самостоятельно решало вопросы войны и мира. Это, конечно, не значит, что савиры никогда не выступали как единое племя, но такое объединение было, очевидно, временным и непрочным.

К середине VI в. савиры, являвшиеся наиболее сильным и многочисленным народом на Кавказе, владели Прикаспийским проходом и частью Закавказья. Но могущество савир было подорвано междоусобными войнами и ударами извне.

В 558 году савиры потерпели поражение от аваров. Часть из них была вынуждена покориться захватчикам, часть отступила на юг к горам и даже в Закавказье, а часть ушла на север в верховья Дона и Донца. Следует учесть, что аваров-вархонитов было немного и они задержались на Северном Кавказе совсем ненадолго. Поэтому их нашествие не сказалось критически на судьбе местных северян. Хотя, конечно, их княжества ослабели.

В 562 году персидский шах Хозрой нанес поражение закавказским савирам. Часть их он взял в плен и поселил в Кавказской Албании в районе Кабалы. Остальных прогнал обратно в Дагестан. У Каспийского прохода он построил крепость — Дербент, что значительно затруднило дальнейшие набеги с севера.

В 567–568 годах из-за Волги на Северный Кавказ вторглись тюркюты Истеми-Кагана.

Савиры оказались разбиты на еще большее количество кланов, понесли большие потери и лишились дотаций от Персии и Византии. С этого момента более-менее единого савирского государства больше не существовало, а доминирование на Кавказе перешло к тюркютам.

Вряд ли тюркюты держали на Кавказе большие силы. Несомненно, местные власти каганата опирались на местное же население, большую часть которого составляли русы-северяне (савиры), хазары и булгары, хотя современники насчитывали на Северном Кавказе 13 различных племен. Хазары сразу приняли власть тюркютов, поэтому выделились в главную опорную силу Истеми на Кавказе. С тех пор доминирование начало постепенно переходить к ним.

Между прочим, еще Лев Гумилев считал северян ославянившимися потомками савиров. Как это происходило в реальности, правда, историк не объяснил и понятно почему. Потому, что этого не происходило никак. Ну, представьте, что многотысячная масса агрессивных и высококлассных воинов-кочевников неславянского происхождения и чуждого менталитета, вламывается на земли примитивных, невоинственных славян, не имеющих нормальной государственности и живущих деревушками и городками. Кто там кого ассимилирует? Ответ очевиден.

Гумилев, как, впрочем, и современные историки, и археологи, просто не мог допустить, что савиры — и есть северяне. Только так они могли сохраниться как народ в тогдашних чудовищных условиях. Конечно, савиры не являлись точной копией северян, живших через 200 лет. Наверняка они довольно ощутимо отличались, но не так ощутимо, как хотелось бы многим. По нашему мнению, савиры являлись степным праславянским союзом племен с общим самоназванием «русы», жившим рядом с лесостепными ранними славянами, с которыми постоянно смешивались в силу общего происхождения и тесных культурных и государственных связей. Под государственными связями, видимо, следует считать руководящее положение «русов» над лесостепными славянами. Отношения степных русов праславян с ранними славянами можно было бы рассматривать как подобные отношениям крестьян и бояр на более поздней Руси. Не стоит думать, что это было похоже на оккупацию или даже данничество. Русы и славяне считали друг друга, в принципе, одним народом.

Стоит напомнить о едином антропологическом и генетическом составе населения всех земель от Русской равнины до Северного Кавказа. Конечно, за исключением булгар и хазар. Поэтому разница между племенами и народами на Русской равнине выражалась, в основном, в силе конкретного раннего государства. Все это напоминало распри между княжествами во времена феодальной раздробленности Руси.

С северянами мы еще встретимся, а пока бросим взгляд на Восток. По ранневизантийским и восточным источникам Среднюю Азию в начале Средневековья захватили эфталиты (белые гунны), которые в V–VI веке создали огромное государство и совершили несколько дальних походов в Индию.

Эфталиты сегодня считаются тохароязычными или ираноязычными, но иранские источники, которые на то время достаточно многочисленны (если прибавить к ним армянские, грузинские, азербайджанские, сирийские и арабские), ничего общего между эфталитами и иранцами не находят.

Не были они также тюрко- или монголоязычными. Китайские источники, исследованные Иакинфом Бичуриным, сообщают, что язык эфталитов не похож на жужаньский (монгольский), гаогюйский (уйгурский) или тюркский.

На монетах и других предметах эфталитские цари выгладят типичными европеоидами с высокими носами, без бороды, но с усами, прямо как древнерусские или польские князья.

По нашему мнению, эфталиты представляли из себя самую восточную группировку гуннских племен, большинство из которых были местными среднеазиатскими потомками скифов и сарматов.

После гибели государства гуннов, часть из них, которая кочевала в Поволжских степях, отошла на восток за Волгу, где тогда не было сильных противников. Возможно, эти гуннские переселенцы и возглавили новое государственное объединение, которое получило название эфталитов по имени их первого князя Эфталана. Имя это использовалось князьями эфталитов не один раз.

Конечно, эфталиты не были славянами, но, как гунны, имели праславянское происхождение, да еще среди них была часть савир, то есть северян, постепенно растворявшаяся в местном туранском субстрате.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Восточные славяне (4)

Новое сообщение ZHAN » 06 авг 2020, 18:38

Похоже, что самоназванием эфталитов было «хион» и персы звали их хионитами (искаженное «гунны»), белыми гуннами или эфталитами. Прокопий писал, что белые гунны потому так и называются, что сильно отличаются от смуглых южан иранцев или тем более монголоидов, да даже от европейских гуннов, уже сильно смешавшихся с угорскими и тюркскими народами.

Собственно, хиониты как племенной союз известны уже в «Авесте» (хьяона), где выступают врагами протоиранцев. И вновь мы видим разброс древних арийских племен на огромное расстояние. Хунны или гуны в Европе и хиониты в Азии. Одно из их племен так и называлось «хуни». Насчет монгольских сюнну/хунну мы уже говорили. С точки зрения ДНК-генеалогии хиониты, как ранее саки, имели субклад мутации Y-хромосомы R1a-Z2124, то есть происходили уже от предка, появившегося в Великой степи около 2800 г. до н. э.

Язык эфталитов был гуннским и, как мы уже писали, что это за язык, мы сейчас сказать не можем.

Эфталиты стремительно захватили Среднюю Азию примерно в 454–455 годах, то есть почти одновременно с созданием государства савиров на Северном Кавказе. Как мы помним, в 463 году некие авары совершили обратный маневр и прорвались из-за Волги на Северный Кавказ. Возможно, это была часть эфталитов.

До эфталитов в Средней Азии хозяйничали кидариты. Это был тохарский народ, который китайцы называли «юэчжи». Лев Гумилев называл их восточными сарматами из-за близкого сходства культур.

Очень давно, еще в 645 г. до н. э. юэчжи жили в Таримской котловине и активно торговали с Китаем. По китайским источникам юэчжи описываются как «белые люди с длинными каштановыми волосами».

Считается, что именно тохары (юэчжи) стали учителями сюнну по набегам конных отрядов на китайские территории. Однако, именно сюнну и стали разрушителями царства юэчжи. Около 177 года до н. э. сюнну во главе с шаньюем Модэ вторглись в земли юэчжи в Ганьсу. По завоевании Модэ направил послание к Ханьскому двору о том, что его сын убил царя тохаров и сделал чашу для питья из его черепа.

По китайским источникам значительная часть юэчжи попала в зависимость от сюнну. Это был страшный удар для народа, который много сотен лет был свободным и привык доминировать над соседями. Долго тохары не выдержали. Они договорились бежать от поработителей. В 175 г. до н. э. большая группа тохаров смогла убежать из Таримского бассейна и Ганьсу на северо-запад, первоначально поселившись в долине реки Или к северу от гор Тяньшань, где они нанесли поражение местным сакам или скифам. Саки были постепенно вытеснены тохарами в Кашмир и создали там Индо-Скифское царство.

Правда, долго пользоваться захваченными землями саков и независимостью тохарам не пришлось. После 155 года до н. э. племя усунь (асии или исседоны), также покоренное сюнну (и также арийское по происхождению) напало на тохаров, вынудив их двинуться дальше на юг. Тохары-Юэчжи пересекли земли оседлой цивилизации в Ферганской долине и обосновались по северному берегу Окса (Амударьи), где находятся современный Узбекистан и Таджикистан, к северу от Греко-Бактрийского царства, которое они же разгромили в 145 году до н. э.

Со временем, из числа тохар выделилось племя кушанов, царям которых удалось создать свое сильное государство (ок. 15-250 гг.). В III веке н. э. кушаны потерпели поражение в столкновении с Сасанидским государством, пришедшим на смену Парфии и начало распадаться. Некоторое возрождение кушан отмечается в IV веке, но былой славы они уже не достигли. В начале V века с северо-востока на кушан стали нападать тюрки-жужани и в 420 году кушанский царь Кидар решил увести остатки своего народа на запад в Карши. Так появился народ, называемый кидаритами. Они еще пытались бороться с персами, в войне с которыми истощили свои последние силы и стали жертвами пришедших с запада эфталитов (468 г.).

В середине V века держава эфталитов находилась в зените своего могущества — их владения простирались от Хотана до Амударьи, включая в себя всю Среднюю Азию. Однако, всего через 100 лет государство эфталитов было разгромлено соединенными усилиями Персии и Тюркского каганата. Это означало конец европеоидной истории Средней Азии, которая стала быстро монголизироваться. Остановило этот процесс только русское завоевание Средней Азии в XIX веке. Потомками же эфталитов сегодня считаются таджики и пуштуны.

Мы уже говорили о том, что после разгрома северян на Кавказе тюрками Истеми-кагана, доминирование там начало постепенно переходить к хазарам.

Хазары были частью Гуннской державы, сильно смешанной с кавказскими, славянскими и угорскими народами. Собственно, сами хазары, видимо, вели свое происхождение от тохар. По крайней мере, хазарский же царь Иосиф говорил о происхождении своего народа от рода Фогармы. Китайские источники упоминают народ «ко-за» среди степняков. Они пришли в Европу с родственными барсилами и булгарами, по пути задержавшись в южном Приаралье, где существовал город Ал-Казар. Михаил Сириец сообщал, что это переселение было в царствование императора Маврикия, то есть в 80-х годах VI века. Однако, Псевдо-Захария уже называет хазар в числе 13 кочевых народов Северного Кавказа и Дона, а его труд был закончен еще в 569 году.

Это значит, что хазары подходили в Европу, скорее всего, порциями, с III по VI век, в том числе с тюрками уже в 80-е годы. Хазары заняли часть земель родственного племени барсилов, видимо, серьезно повыбитого в ходе кавказских войн.

Уже в 90-е годы хазары начали доминировать в Прикаспийских землях, а их правитель стал называться «малик» — князь. Но до 630 года хазары входили в состав Тюркского каганата. В 627 году они участвовали в штурме Дербента, закончившемся страшной резней его жителей. Затем тюрко-хазаро-северянская армия вторглась в Албанию (Азербайджан).

Очевидно, что на Кавказе хазары активно смешивались с местным конгломератом племен, в число которых входили и славянские. Один из армянских писателей, описывая трапезу хазар, воевавших в 628 году в Албании, называет один из их продуктов «сало» и переводит его на армянский язык как «жир». Так что мы видим хазар, говоривших (и питавшихся) по-славянски и предположений тут можно делать много. Ведь ситуация-то, аналогична гуннской, описанной Приском Панийским за 200 лет до этого. А представляете, что было бы, если бы хазары употребляли слово «шпик» вместо «сало»? Да их бы немедленно записали в германцы и назвали «осколком Великой Свитьод». Про славян, конечно, скажут, что они были рабами или неполноправными наемниками у хазар.

А еще там же рассказывается, как командир тюркютов приказал отдать всех пленных армян их католикосу, а чтобы воины не спрятали пленников, послал вместе с католикосом своих «тидиунов» для контроля за выполнением приказа. Так ведь «тидиун» — это русский «тиун».

А нам продолжают вдалбливать, что «тиун» — слово германское. Вот оно как, оказывается! Врут-с! :D

В 630 году, после смерти последнего кагана тюркютов Тун-Шеху, Тюркютский каганат распался и власть на Кавказе основательно перешла к хазарам. Не исключено, что править ими стал кто-то из тюркютских принцев рода Ашина, поскольку отныне хазарский правитель стал носить титул кагана.

Первое время хазары были союзниками кавказских северян. Они вместе начали войну против булгар хана Кубрата, которая шла с переменным успехом, о чем говорят «антские клады».

Это следы войны 632–634 гг., когда хан булгар-оногуров Кубрат отказался подчиняться Аварскому каганату. Вероятно, хазары вступили в союз с аварами и начали боевые действия на востоке Великой Булгарин. Колочинские же северяне, как и все местные славяне, были союзниками приазовских булгар. Старший сын хана Кубрата Батбаян носил и славянское имя Безмер, что говорит о его происхождении от славянки. Хан праводнепровской орды Аспарух также считался союзником славян.

Антские клады появились оттого, что анты начали прятать ценности, чтобы спасти их от степняков авар или хазар. Напомним, что степняки кладов не делают. Однако, потеснить славян хазарам тогда не удалось.

Мы видим, что в течении V–VII веков восточные славяне, несмотря на жесточайший натиск различных сильных врагов, не только не погибли, но продолжали расширение своей территории, яростно огрызаясь. Некое равновесие наступило в середине VI века с приходом в Восточную Европу сначала аваров хана Баяна, а затем тюрок Истеми-кагана. Однако борьба продолжалась и после этого.

В VI–VII веках восточные славяне Пеньковской, Колочинской и Именьковской культур потихоньку продолжали продвигаться к Дону и подошли к нему примерно в 640 году.

Судя по количеству и размерам поселений, славянская колонизация в этих районах была значительной. Земледельческие поселки стояли вдоль Псела, Ворсклы и Верхнего Дона через каждые 5-10 км и насчитывали сотни жилищ, до одной тысячи и более населения. Некоторые из них занимали площадь 40 и даже 50 тыс. кв. м.

Именно в это время боруски Именьковской культуры встретились южнее Дона с хазарами и поначалу вступили с ними в союз. Этот союз был вызван совместной с хазарами торговлей на Волге и Каспии.

Северный Кавказ тогда же был, в значительной степени, заселен еще савирами — ранними северянами.

Внимание хазар и северян тогда было направлено на запад против булгар, а в то же время с юга надвигалась другая опасность. Арабский халифат завоевывал в это время Закавказье, а когда закончил, обратил внимание на север.

Вскоре после этого, случились события, описанные в дагестанских «хрониках», записанных, правда, в XIX веке, но записанных со слов сказителей, передававших эти сведения из уст в уста в течении столетий.

Там рассказывается об этнической ситуации в Дагестане в VII веке и сильнейшим местным народом называются авары государства «Сарир». Название государство передано арабскими историками и, скорее всего, представляет собой кальку славянского слова «Царство», или «Север». Дело в том, что под аварами дагестанские авторы понимают русов. «Хроника Ирхана» пишет, что авары — чистые русы. Их центром было селение Хадар (Джур), насчитывавшее 7777 домов (12000 человек населения).

После захвата Дербента, где-то в 643 году, арабы под командованием Абдаррахмана ибн Раби, двинулись на север и под Хадаром встретились с армией дагестанцев. В ее состав входили русы, иудеи (давно переселившиеся сюда), грузины, христиане из местных. Командовал армией русский князь Сурака (Русака?), владевший землями Сарира от Черкесии на западе до Шемахи на востоке. Столицей его было селение Танус (или Хунзах; переводится как «у гуннов»).

Сражение продолжалось несколько дней, и арабы уже были на грани поражения. Тогда они отравили еду и напитки в своем лагере и притворно отступили. Воины Сураки захватили арабский лагерь и с жадностью набросились на угощение, отчего 7734 человека погибли, а остальные были разбиты подошедшими арабами. Часть Дагестана арабам удалось захватить, а Сурака с русами отступил на северо-запад. Он сохранил большую часть своего государства, в котором русы, согласно «Тарих Дагестан», делились всеми доходами поровну с местными аборигенами. Это похоже на наши обычаи.

Началась долгая война в горах. В 644 году арабский правитель Дербента Шахрияр сообщает о тяжести войны на Кавказе против русов и хазар. Русов он ставит на первое место. При этом никаких других русов, кроме северян и алан на Кавказе тогда не было. Но аланы были известны арабам именно под этим именем. В краткой редакции Табари есть такое сообщение:
«Жители этих стран, все неверные, из хазар, русов и алан. Они смешались с тюрками и взаимно соединились с ними посредством бракосочетаний».
Это подтверждается и данными археологии о развитии культур Северного Кавказа, когда в одной могиле муж похоронен по одному обряду, а жена — по другому.

Через несколько лет русы вообще отбили свои потерянные земли и сам Дербент.

Арабы не замедлили с ответом. В 653 году 4-тысячный арабский корпус под командованием полководца Салмана ибн Раби, родного брата Абдаррахмана, который также был в войске, легко захватил Дербент. Окрыленный успехом Салман, решил продолжить поход и вторгся в Дагестан. Хазары и русы проспали этот выпад, однако быстро сориентировались. Салман шел к Беленджеру на Сулаке и туда стали собираться русско-хазарские дружины. Вскоре арабы под Беленджером попали в окружение и подверглись жесточайшему разгрому. В бою пали Салман и его брат Абдуррахман, а из воинов в Дербент вернулись лишь несколько человек. Обе стороны в сражении применяли катапульты.

Воспользовавшись этой победой и отвлечением арабов на внутренние распри, дважды, в 664 и 681 годах, в Албанию (Азербайджан) вторгались «гунны», известные тогда арабам как вассалы и ближайшие соседи хазар. Это, конечно, русы-северяне, но вот термин «вассалы» уже говорит о том, что они начали попадать в зависимость от Хазарского каганата.

Чтобы избавиться от опасности с их стороны, правитель Албании Джуаншер породнился с правителем гуннов Али Илутвером, а в 682 году к гуннам был направлен епископ, который обратил в христианство самого Алп-Илутвера и местную знать. Однако утвердить христианство среди северян не удалось — вероятно, из-за отрицательного отношения к этому хазар.

Интересно имя князя северян — Али-Илутвер. Оно уже тюркское и это говорит о том, как далеко к этому времени зашла тюркизация кавказских северян.

Примерно тогда же внук князя Сураки Амирсултан отбил земли своего деда, совершив внезапное нападение на Дагестан. Его поддержали местные немусульмане. Они спрятали воинов русов в своих домах в тогдашней столице Дагестана Хумзе (Хунзахе) и те, напав ночью, убили мусульманского правителя Амирахмада, отрезали ему голову и выставили на стене. Убиты были и все мусульмане города. Началась война, продолжавшаяся 14 лет. Наконец, русы Амирсултана поняли, что не смогут удержать Дагестан. Они пошли на принятие ислама в обмен на сохранение земель и власти. С тех пор все правители дагестанских аваров (русов) происходили из рода Сураки и Амирсултана. Об этом знал и говорил в XIX веке знаменитый имам Шамиль. Конечно, эти русы быстро ассимилировались. Это видно уже и по имени Амирсултана.

Можно сделать общий вывод, что современные дагестанские аварцы происходят от смешанного русско-кавказского населения VI–VII веков, принявшего имя древнего, сильного, но плохо известного нам народа. А, собственно европейские авары к этому отношения не имеют.

Хазарские войска тоже вторгались в Албанию в 661/662 году, но потерпели поражение. Это затормозило на какое-то время ассимиляцию кавказских северян, но ненадолго.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Восточные славяне (5)

Новое сообщение ZHAN » Вчера, 19:32

Успешное, крупномасштабное хазарское вторжение в Закавказье произошло летом 685 года — хазарам удалось захватить большую добычу и множество пленных. Правители всех трех закавказских стран: Армении, Иберии и Албании погибли в сражении. Хазары обложили Албанию данью, в дополнение к той, которую она уже платила одновременно Византии и Халифату. По-видимому, хазарский набег был даже более глубоким, чем считалось прежде: по свидетельству Халифы ибн Хайата, хазарам удалось достичь Мосула, где в сражении с ними погиб один из арабских эмиров.

Побеждали хазары и на севере. Булгары в Причерноморских степях были обречены на поражение. Их давили со всех сторон — с запада авары, с севера славяне, с востока хазары. До своей смерти Кубрат сохранял единство и могущество Великой Булгарин, но вот после смерти Кубрата, его сыновья начали делить каганат, чем ослабили свои силы. Этим немедленно воспользовались хазары.

После смерти Кубрата чаша весов в Причерноморье склонилась на сторону хазар и русов. В 666 или 673 году они начали войну против булгар и сначала разгромили хана Котрага. Его орда была оттеснена на север. Оказавшись в безвыходном положении, Котраг сделал ход конем и бросил свою орду еще дальше на север, куда не доходили хазары и северяне. Там, у слияния Волги с Камой он захватил у борусков кусок земли и укрепился. Вероятно, в союз с булгарами вошли родственные им местные угорские племена. Таким образом, Котрагу удалось создать свое государство, перехватив волжский торговый путь и посадив орду на землю, отказавшись от кочевого образа жизни. Так появилась Волжская Булгария.

Археологи прослеживают четыре волны переселения булгар в Поволжье. Очевидно, за Котрагом туда уходили группы булгар и из других орд. Таким образом, вскоре количество булгар в Поволжье стало сравнимо с количеством живших там борусков-именьковцев. Кроме того, именно в это время «зашевелились» венгры, жившие в современной Башкирии. Видимо, на это повлиял приход в Поволжье родственных венграм булгар. Венгры начали свой поход на запад, а потом на юг, прямо по землям борусков.

В результате боруски попали в «клещи» с запада и востока, и большая их часть была вытеснена Котрагом и венграми на юг, двинувшись к Дону. Во второй половине VII века свыше 600 известных на сегодня поселений именьковцев на Средней Волге, из которых было 100 городищ, внезапно опустели без следов разрушений и боев. Одновременно, такие же поселения возникли на Среднем Дону и Северном Кавказе. Именно туда и переселились боруски, уходя от булгар Котрага и венгров. Возникла так называемая Волынцевская культура. Правда, часть именьковцев, осталась на месте, в основном на Каме, где ее и зафиксировали Ибн-Фадлан и Ибн-Хаукаль в X веке как Артанию.

Эта часть постепенно ассимилировалась местными племенами, поэтому можно несколько успокоить власти современного Татарстана и других республик — именьковцы действительно были их предками, точнее, частью предков. Только вряд ли им понравится тот факт, что в жилах волжских булгар, мордвы, удмуртов и башкир течет русская кровь. А она течет, поскольку у них обнаружена славянская гаплогруппа R1a и даже чисто славянские субклады.

И еще, чтобы уж добить местечковых националистов до конца. В июле 1042 года в Багдад, по пути в Мекку, прибыл некий вельможа из Булгара в сопровождении 50 спутников. В числе сопровождающих был хорезмиец Мала ибн Исхак, которого спросили в диване в присутствии кади (то есть под присягой), что за народ булгары? И хорезмиец ответил: «Это народ по происхождению между тюрками и славянами». Эту историю записал багдадец Ибн ал Джаузи.

Кроме того, в Лаврентьевской летописи под 1228 годом рассказывается о войне князя Юрия с мордовской Пургасовой Русью. Она локализуется археологами, в основном, на реке Суре. Черепа жителей не являются мордовскими, а похожи на черепа ильменских словен. Пургас (Гром) известен в мордовском эпосе как великий правитель и воин. Несомненно, Пургасова Русь являлась остатком именьковской Руси, ушедшей от булгар на запад в мордовские леса и там постепенно ассимилированной местными уграми.

Во второй же половине VII века ушедшие на юг именьковцы оказались соседями хазар. Хазары тогда переправились через Дон и разгромили орду Батбаяна. Он признал себя вассалом Хазарии, а его булгары с тех пор стали именоваться «черными», то есть подвластными. Власть хазар на Кавказе стала абсолютной. Понятно, что для хазар северяне-колочинцы и анты-пеньковцы теперь стали врагами, отсюда и новые клады в зоне боев в лесостепи.

Поскольку главным врагом хазар теперь стала орда Аспаруха, они лишь потеснили русов, северян и борусков на север, где тем удалось закрепиться.

К 679 году хазары оттеснили булгар Аспаруха к Дунаю. Сначала Аспарух хотел остаться в степях между Днестром и Дунаем. Его ставка — Аул, находилась у реки Ольга — так ее называет византийский историк Феофан Исповедник. Большинство ученых считает, что название реки происходит от слова «угол», однако Углом назывались все земли между Днестром и Дунаем, а Феофан дважды называет «Ольгой» именно реку.

Если река действительно носила женское имя, мы бросаем еще один камень в огород норманистов. Викинги до низовьев Дуная в VII веке не добирались. Как же река получила такое имя? От кого? А кто там жил? Славяне. Вот и ответ. И не надо с дурацким упрямством называть княгиню Ольгу Хельгой, тем более, что ни в одном источнике ее так не называют, а придумали это имя для русской княгини норманисты. Звали княгиню Ольга. Это вполне может быть женский вариант имени Олга/Олега, но русский, а не скандинавский.

Хазары выбили булгар и из Аула на Ольге. Аспаруху пришлось уходить вовсе за Дунай, где он создал новое государство, уже описанное нами выше.

Но и хазары не удержались в Причерноморских степях. На правом берегу Днепра после ухода орды Аспаруха за Дунай произошло быстрое слияние остатков антов с дулебами, был основан город Волынь, по которому новый племенной союз стал называться волынянами. Севернее князь берзичей Хотимир основал город Хотомель. Еще севернее у дреговичей возник город Туров. Начали основывать свои города червяне («Баварский географ» в IX веке насчитал у них 325 городов), древляне, угличи, тиверцы и хорваты. Население правобережья серьезно выросло, улучшились способы обработки земли и обработки металлов. Сами размеры деревень увеличились, а люди все шли на юг в степи. Видимо, хазар в конце VII века с правобережья Днепра выбили.

Хазары захватили левобережные причерноморские степи, но русов, северян и борусков им удалось оттеснить на север лишь незначительно. Уже во второй половине VII века (ок. 675–680 года) степные русы, именьковцы, колочинцы и пеньковцы объединились и создали новое государство, называвшееся Русским Каганатом. Причем, именно именьковцы были определяющей силой в симбиозе с пеньковцами и колочинцами. Они были более активными и намного более развитыми, поэтому быстро поглотили братские культуры.

Нельзя не отметить полную однородность экономики Волынцевского и Именьковского населения. Их культуры характеризуются одинаковым земледельческом укладом. Им свойственны одинаковые орудия сельскохозяйственного труда, идентичны культивируемые растения, тождественны соотношения долей животноводства и охоты, однороден видовой состав домашнего скота. Культурный уровень Русского каганата до самого его падения намного превосходил уровень развития соседних славянских племен, что и подвигло многих исследователей счесть его неславянским государством. Однако теперь, после признания именьковцев славянами, игнорировать славизм Русского каганата стало невозможно.

С самого начала это было праславянско-славянское государство. Центр его находился на Северском Донце и Дону, где археологи отмечают Волынцевскую археологическую культуру, а столицей ее была Битица на Пселе. Площадь кремля в Битице — 5,6 га, а с посадом общая площадь — 11 га. Внутри стен обнаружено около 200 строений. Большинство жилых домов — обычные славянские хаты, однако есть и следы юрт. По-видимому, в них жили степные русы или приезжие купцы, или примкнувшие к славянам черные булгары. Особенностью городища являются мощные укрепления, созданные по всему периметру поселения. Укрепления типично праславянские коробчатой конструкции. Среди найденного оружия там присутствуют сабли салтовского типа (палаши), кинжал, кистени, булавы, небольшой железный щит, наконечники копий, дротиков (особенно много) и стрел, боевые топоры.

Кистень, кстати, появляется впервые в истории. Самые ранние находки его происходят из Салтовской культуры на Дону. Значительную часть ее составляли аланы, но тамошние аланы трудноотличимы от славян. Так что изобретение кистеня можно вполне приписать нашим предкам. Тем более, что и название этого оружия чисто славянское. Русское название кистеня происходит либо от кисти руки, на которую надевалась петля кистеня (темляк) во время боя, либо от его сходства с кистями — пучками нитей или шнурков, украшавшими пояса славян. Версия тюркского происхождения (kistan — дубина, палка) не проходит потому, что ничего общего с дубиной кистень не имеет, да и появился он в зоне славянского языка, но не тюркского. Тюркские названия кистеня — телепень или басалык. Зато по-русски деревянная рукоять кистеня называлась «кистенищем». Сколько еще нужно доказательств?

Характерно, что кистени найдены в двух женских воинских погребениях северян Гочевского курганного могильника (Беловский р-н, Курская обл.) у древнего города Римова. Правда, датируются они X–XI веком. Оба кистеня сделаны из лосиного рога с железным стержнем внутри. Применение кистеня северянами удостоверено точно. Доказательством является череп погребенного в одном хазарском могильнике — травма, нанесенная ударом кистеня, привела к разрушению костной ткани.
Изображение
Северянский кистень.

Некоторые «специалисты» считают салтовские палаши Битицкого городища доказательством хазарской принадлежности крепости, хотя вся керамика там волынцевская, в основном, круговая. Но какова связь салтовцев с хазарами? Салтовцы, о которых мы рассказываем ниже, симбиоз славян со степными праславянами и хазары тут ни при чем. Ну, а если бы палаши и были хазарскими? Это тоже ничего не значило бы, поскольку северянские воины, как и любые другие, охотно брали лучшее оружие. Автоматом Калашникова вооружен весь мир и что, весь мир русский? А вот посуду тогда делали свою и для себя. Вряд ли волынцевская керамика шла на экспорт.

Судя по находкам снаряжения коня, только часть воинов Русского каганата были пешими, другую, очевидно, небольшую, часть, составляла конница.

О наличии у северян конницы могут свидетельствовать также и находки ряда предметов вооружения (кистеней, палашей, сабель, топориков), характерных в первую очередь для конных воинов. На Волынцевском городище найдена и кольчуга. Ничего удивительного. Кольчуг было полно у именьковцев. То есть, северяне были вооружены и оснащены вполне на уровне тогдашних продвинутых армий. А как иначе они выстояли бы в борьбе с сильнейшими армиями мира?

Как водится, Битицкое городище у нас объявлено хазарской крепостью на северянских землях, в которой стоял гарнизон и сидел тудун-наместник. С какой стати там находились северянские воины и стояли северянские дома, а гончары на круге делали волынцевскую посуду, эти «специалисты» нам не объясняют. Еще говорят, что хазары опирались на салтовских алан, тоже стоявших в Битице. Это из-за одной-единственной сабли! При этом, как-то забывается, что салтовские аланы были злейшими врагами хазар и никогда им не служили, зато воевали и были уничтожены хазарами под корень.

Есть еще один момент. Битица тогда была единственной крепостью на северянских землях. Все остальные поселения волынцевцев были обычными селами. О чем это говорит? Сторонники «Великих хазар» скажут, что хазары разоружили северян и запретили им строить укрепления. Опять эти пресловутые «забитые и тихие славяне», о которых тогдашние историки почему-то отзываются совсем в ином ключе. Все современные событиям источники говорят о самостоятельности Русского каганата. А оружие найдено и в других местах жизни северян, не только в Битице. Выходит, никто их не разоружал.

На самом деле, Битица была единственной крепостью северян потому, что больше им было не нужно. Хватало одной. Об этом говорит отсутствие каких-либо масштабных следов вторжений в северские земли. Не зря арабы и персы считали русов гораздо опаснее хазар.

Не ограничиваясь лесостепью, волынцевцы-северяне двинулись на север и вышли на Оку, где характерная для волынцевских древностей глиняная посуда обнаружена на многих поселениях. При систематизации верхнеокской керамики VIII–X вв. Т. Н. Никольская выделила большую группу лепных горшков с прямым, вертикальным горлом и выпуклыми плечиками, которые по всем показателям тождественны характерным сосудам Волынцевской культуры. Такая керамика встречена при раскопках поселений Воротынцево на Буше, Синюково, Зайцеве, Федяшево и др. Горшки Волынцевского облика с заглаженной поверхностью обнаружены также в курганах с трупосожжениями в Лебедке и Воротынцеве (близ Новосиля).

Думается, что эти материалы достаточно определенно отражают расселение в бассейне верхнего течения Оки Волынцевского населения. Это было, по всей вероятности, постепенное просачивание Волынцевских северян, причем они, как правило, не основывали новых поселений, а подселялись на уже существующие. Видимо, поэтому Волынцевская культура в Поочье не выделяется так ярко, как в Днепровском левобережье.

Время миграции Волынцевских северян на Оку определяется не позднее конца VII века, поскольку в VIII–IX вв. здесь широкое распространение получил уже курганный обряд захоронения, чуждый Волынцевскому населению.

Вообще-то, сооружение курганов было свойственно предшествующему верхнеокскому населению, представленному Мощинской культурой IV–VII вв. Поэтому предполагается, что расселившиеся в этой среде северяне восприняли эту обрядность. Племена Мощинской культуры сейчас, естественно, считаются балтами-голядью, остатки которой, проживавшие в XII веке на реке Протве, притоке Оки, упомянуты в летописи.

При этом В. В. Седов признавал, что сложилась Мощинская культура в результате взаимодействия местного населения юхновской культуры с пришлым населением зарубинецкой культуры.

Но, извините, и юхновцы, и зарубинцы были славянами, как же это они превратились в балтов? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 58283
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Происхождение славян

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron