Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Происхождение русов и славян

Происхождение русов и славян

Новое сообщение ZHAN » 09 июн 2020, 12:38

Сначала вкратце определимся с двумя главными направлениями в исторических школах, занимающимися изучением истории славянства и Русского государства.
Изображение

Первое направление условно можно назвать патриотическим, однако этот термин несет в себе большую уязвимость. Патриотизм — чувство с высокой эмоциональной окраской, поэтому плохо согласуется с историческими методами исследования, которые по идее должны быть беспристрастными и заниматься поисками истины. Но, история — наука особого рода. Она никогда не бывает беспристрастной, поскольку исторические факты, даже если они установлены точно, интерпретируются различными группами людей совершенно по-разному. Например, Сталинград для русских и советских людей — победа и праздник, а для немцев и всех европейцев — катастрофа, горе и поражение, причем даже для союзников СССР. Примеры подобного рода бесчисленны.

Поэтому всякая история — политизирована, патриотична или антипатриотична, направлена на выпячивание определенных фактов и оценок, на затушевывание других.

Пожалуй, ни в одной стране мира нет официальных историй, уничижительно описывающих прошлое своих народов и стран, и если такие истории пишутся, то они сразу попадают в разряд маргинальных.

В России, к сожалению, всё происходит наоборот. Началось это с Петровских времен, когда наша национальная элита во главе с самим царем вдруг объявила себя не русской, а европейской и стала всё больше и больше откалываться от собственного народа. Со временем это привело к появлению в России двух народов: простого большинства, продолжавшегося оставаться русским, и элитарного меньшинства, дошедшего в своем русофобстве до Гражданской войны с собственным народом. Даже новая Советская власть, к несчастью, тоже оказалась в своих корнях русофобской, и вся борьба вождя СССР Сталина против этого привела только к временной победе патриотизма. После смерти Вождя, русофобское начало в элите вновь отыграло свои позиции и довело СССР до гибели в 1991 году. Что творилось потом и как Россия буквально чудом уцелела в урагане самоненависти и самоуничижения, мы все помним.

В последние годы в России с трудом пробивается осознание того, насколько разрушительной силой может быть наука история.

Разрушительной, в первую очередь, для самого народа и государства. Поэтому, потихонечку, полегонечку, ситуация стала выправляться. Часть верхов государства и часть исторического сообщества ученых поняли, что история не может быть нейтральной, а раз так, то должна интерпретироваться патриотически, чтобы способствовать развитию народа и государства, а не разрушать их.

При этом, конечно, мы не призываем лгать и извращать исторические факты, ни в коем случае! Наша история настолько велика, что не нуждается в лакировке или выдумывании. Но, уж, бороться за правдивое изложение фактов своей истории мы обязаны. Мы обязаны не допускать лжи и глумления над своей историей. Это и есть патриотическое направление, которое, в части древнерусской истории, в силу определенных причин, получило название антинорманизма. Фактическая суть его состоит в признании большой древности славян в целом и русского народа в частности, признании способности славян и русских самим создать свое общество и государство, самим развивать свою культуру, и, соответственно, иметь свое будущее.

Второе направление имеет название норманизма. Его сторонники считают, что славяне и русские являются очень молодыми народами и сами не способны к развитию, а вынуждены для этого пользоваться помощью других, более толковых народов. Например, русские даже свое имя украли у финнов, притом, что те называли «русскими» не славян, а шведов! Государство русским создали скандинавы. К культуре приучили немцы. И так далее. Это вовсе не шутки, как нас любят уверять норманисты. Их любимые отговорки, что такие «мелочи» не имеют особого значения, не соответствуют действительности. Они уже дважды в одном только XX веке приводили наше государство и народ к порогу гибели. Именно вбитое в мозг убеждение в ничтожности и никчемности своей страны и своего народа приводит к неизбежному их крушению.

Не случайно норманизм является непререкаемым авторитетом во всех западных странах — исконных цивилизационных врагах России, не случайно особого пика он достиг в нацистской Германии и нацистской же Европе, затем в «Холодной войне» против СССР и, наконец, сейчас в условиях новой «Холодной войны».

Еще один из активных провозвестников норманизма А. Л. Шлецер утверждал: «Дикие, грубые, рассеянные славяне начали делаться людьми только благодаря посредству германцев, которым назначено было судьбою рассеять в северо-западном и северо-восточном мире семена просвещения. Кто знает, сколь долго пробыли бы русские славяне в блаженной для получеловека бесчувственности, если бы не были возбуждены от этой бесчувственности нападением норманнов». Почти слово в слово эту сентенцию повторил А. Гитлер в «Майн Кампф».

Славянское государство, а Древняя Русь была безусловно славянским государством, создано без славян? Парадокс. Но в трудах норманистов все сплошной парадокс. Еще советских ученых неизменно возмущало то обстоятельство, что на страницах этих трудов скандинавы и хазары действуют на просторах будущей Руси почти как в безвоздушном пространстве, а славяне как-бы отсутствуют в эпоху, предшествующую созданию их мощного государства. А ведь эта особенность является не только стремлением принизить роль славян в создании Древнерусского государства, приписав ее кому-нибудь другому, но и отражением подсознательного желания того, чтобы русских вообще не существовало на Земле. Западных «специалистов» понять можно: свое потаенное желание, чтобы славяне исчезли, любезно освободив занимаемое ими место под солнцем для более цивилизованных народов, они просто проецировали в прошлое. Гораздо сложнее понять туземных норманистов. Интересно, понимают ли они, что фактически означают эти их умозрительные и притянутые за уши построения? Что они помогают разрушению собственной страны.

Норманизм убедительно критиковали и разбивали уже много раз, а сегодня история и археология накопили уже столько фактов, уничтожающих норманизм на корню, что он давно должен был исчезнуть как теория плоской Земли, но он до сих пор жив и здоров. Как же так?

Писатель и историк Михаил Серяков верно указывает, что секрет совершенно непонятной на первый взгляд «непотоплямости» норманизма заключается в том, что он является не просто научной гипотезой, а идеологической концепцией, из которой следуют совершенно однозначные политические выводы. Принятие же этой концепции значительной частью российских ученых в конечном итоге становится результатом духовно-нравственного выбора того или иного из них. О причинах, побудивших их к этому, мы можем только догадываться. Естественно, было бы явным упрощением стричь всех норманистов, в числе которых были и видные ученые, под одну гребенку. Одни из них искренне заблуждались и заблуждаются, другие предпочитали и предпочитают плыть по течению и, полагаясь на авторитеты, не утруждают себя самостоятельным поиском истины. Кто-то становился и становится норманистом из конъюнктурных соображений, а кто-то давал и дает выход своей русофобии и преклонению перед Западом.

Но, вне зависимости от субъективных причин, по которым те или иные ученые становились и становятся норманистами, объективно эта гипотеза играла и продолжает играть совершенно однозначную роль. Именно к норманизму обращались, обращаются и будут обращаться все скрытые и явные ненавистники русского народа, пытающиеся псевдонаучным путем обосновать его «неполноценность» и неспособность к самостоятельному управлению государством. В свое время Оруэлл отметил, что тот, кто контролирует прошлое, контролирует и будущее. Эта мысль была с готовностью взята на вооружение «друзьями» нашего народа.

В случае с норманизмом полем битвы в идеологической войне за сознание людей становятся не только наше прошлое, но и само национальное самосознание русского народа. Уже 300 лет как раз норманизм, начиная со школы и в разных формах неизменно внедряет мысль о благотворности иностранного влияния, а еще лучше, и иноземного господства над славянами, об отсутствии творческого созидательного начала у русского народа и, как следствие, его ненужности. Народу исподволь внушается случайность его возникновения, неспособность к самостоятельному государственному бытию и в конечном итоге отсутствие смысла самого его существования. Прямым следствием этого становятся рассуждения о русских как «лоскутном этносе», своего рода сборной солянке людей разных народов и сортов, несмотря на то что абсурдность подобных построений убедительно опровергнута антропологией и генетикой. Точно так же людям прямо внушается представление о Руси как о «проходном дворе», через который с запада на восток и с севера на юг с древних времен свободно ходил кто-попало, от киммерийцев до скандинавов.

Что ж. Их концепция, думаю, ясна. Попробуем же и мы побороться с норманизмом и рассказать вкратце, как сегодня видится реальная история славян и русов не по Шлецеру, не по Гитлеру и не по Клейну.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Распад арийской общности

Новое сообщение ZHAN » 10 июн 2020, 15:59

Начнем с базовых понятий и истоков. Русский народ относится к европеоидной расе и славянской этноязыковой общности. Однако последняя появилась только в начале нашей эры, а что же было раньше? Очевидно, что славяне имели предков и даже установлено, что предки эти были частью индоевропейской (арийской) общности племен. Отсюда следует, что историю предков славян можно отсчитывать от определенного момента истории древних индоевропейцев. Понятно, что тогда они еще не были славянами, говорили на другом языке и имели совершенно другие культурные особенности. Однако, именно из них впоследствии и произошло выделение славянства, поэтому они наши несомненные предки. Мы будем называть их праславянами. Начнем же исследование с момента выделения праславян из единого массива родственных племен.

Праславяне появились в Центральной и Восточной Европе. Эти земли всегда были их родиной. Как уже сказано, в неолите праславяне входили в общность так называемых ариев, или индоевропейцев — протонарода, от которого пошла большая часть современных европейцев, индусов и иранцев. Арийские племена определяются археологами, в первую очередь, как «Культура шнуровой керамики и боевых топоров», располагавшаяся в Европе от Эльбы (Лабы) на западе, а то и дальше, до Волги и Урала на востоке, а также в южной Скандинавии с 3200 г. до н. э. Название «боевых топоров» возникло благодаря обычаю этих людей класть в мужские могилы каменный боевой топор. Другие названия, «шнуровой керамики» и «одиночных могил» основаны на характерном способе орнаментации керамики и погребальном обряде.

Люди культуры боевых топоров жили в очень маленьких поселениях, содержали скот и занимались примитивным земледелием. Возможно, что они вели полукочевой образ жизни — когда поля истощались — шли дальше. Их мобильность подтверждена и биохимиками. Определение соотношения изотопов углерода, кислорода, азота и стронция из зубов 60 мужчин, женщин и детей из семи захоронений культуры шнуровой керамики на юге Германии, показало, что 42 % останков с самого большого кладбища принадлежат выходцам из других регионов Европы.
Изображение
Неолитические и энеолитические арийские культуры Европы.

Для перекочевок использовался колесный транспорт — волы, запряженные в повозки, имелись низкорослые лошади тарпаны, а главным их домашним животным была свинья, правда, не такая крупная, как современные, но гораздо мельче.

Своих умерших «боевые топоры» погребали в неглубоких могилах (около 1 метра), причем мужчины в них лежали, скорчившись на правом боку, а женщины — на левом. При этом, все лицом на юг. Погребения зачастую располагались рядами, но в могилах мужчин всегда лежит каменный боевой топор! Что же касается антропологического типа, то представители этой культуры имели длинные и узкие черепа с высоким лбом и сводом, так что их легко отличить от всех прочих. Именно этот антропологический признак станет характерным для русов, но не для всех славян. Это надо запомнить!

Сейчас «культуру боевых топоров» считают предковой для древних арийских народов Европы и Азии — протославян, протогреков, протоиталийцев, протобалтов, протокельтов, протогерманцев, протоиндусов, протоиранцев, протоармян, тохаров и др. Были среди ариев и вымершие ныне народы фракийцев, иллирийцев, лувийцев и некоторые другие. А непременное присутствие в могилах боевых топоров указывает на их воинственность, с чем, зная последующую историю этих народов, спорить не приходится.

А вот дальше между историками, археологами и генетиками единства нет. Одно направление считает, что Культура Боевых Топоров связана общим происхождением с Ямной культурой Русских степей от Днестра до Урала. Ямники тоже были ариями, причем более древними, чем «боевые топоры». Генофонд носителей «культуры боевых топоров» на 79 % происходит от генофонда общего с генофондом носителей ямной культуры, как было показано сразу двумя группами генетиков, работавших независимо и опубликовавшими результаты своих исследований в журнале Nature.

Это направление считает, что в самом начале бронзового века произошла крупномасштабная миграция причерноморских степняков ямников в Центральную Европу. Именно так и появилась сама культура «боевых топоров». В этой миграции принимали участие как мужчины, так и женщины, что видно по массовому замещению гаплотипов мтДНК и Y-хромосомы, происходившему в это время в Европе. Впрочем, местные аборигены, которые представляли собой смесь древних охотников-собирателей (потомков западноевропейских кроманьонцев) и неолитических крестьян с Ближнего Востока, не были истреблены пришельцами-ариями полностью и постепенно смешались с ними.

Интересно, что именно ямники и «боевые топоры», то есть, арии, стали первыми людьми, получившими возможность усваивать лактозу во взрослом возрасте. Проще говоря, пить молоко. Эту аллель (генетический вариант) Т 13910 они приобрели после того, как научились доить скот между 4600 и 2800 гг. до н. э. Правда, в Бронзовом веке такая способность была еще довольно редкой, ведь молочного скота было мало.

Ямники же первыми начали использовать лошадей как тягловую скотину. Собственно, они и приручили лошадь впервые около 4000 г. до н. э.

Те же генетики установили факт наличия светлой кожи у индоевропейцев-ариев уже в неолите, а вот глаза у них тогда были карие. Голубые глаза были у европейских потомков кроманьонцев, от которых часть ариев получила этот признак.

Это одна версия. Но есть и другое направление — ДНК-генеалогия, возглавляемое Гарвардским профессором Анатолием Клесовым, который начинает историю ариев совершенно по-иному. Он считает, что мутация Y-хромосомы, приведшая к возникновению макрогаплогруппы R1, характерной для предков ариев, произошла около 24 тысяч лет назад в районе озера Байкал, где найден самый древний образец этой Y-хромосомы. Около 22 тысяч лет назад макрогаплогруппа R1 разделилась. Люди гаплогруппы R 1a двинулись на юго-запад и через Индию, Иран, Переднюю и Малую Азию прошли в Европу, где поселились на Балканах в IX тысячелетии до н. э. Именно из ее состава около 3500 г. до н. э. сформировалась лингвистическая группа ариев. По мнению Клесова, знаменитая Трипольская культура невыясненной принадлежности является одной из предковых культур ариев.

Слабым в этой теории является отсутствие реальных доказательств наличия людей R 1a в Европе до начала III тысячелетия до н. э.

Другая часть людей рода R 1, по мнению Клесова, тоже двинулась из Сибири на запад, но северным маршрутом через современный Казахстан по степям за Урал и Волгу, где задержалась на несколько тысяч лет, оставив после себя Ямную культуру степей, а большей частью повернула на Кавказ, прошла в Месопотамию (по мнению Клесова шумеры были частью именно этого потока), далее через Северную Африку (основав Египетскую цивилизацию I династии) и через Гибралтарский пролив до Пиренеев, и заселила континентальную Европу и Британские острова после 2800 г. до н. э, принеся в Европу десятки неарийских, в основном, прототюркских языков. К этому моменту данный поток людей уже генетически (условно генетически, поскольку мутации происходят не в генах, а в Y-хромосомах) отличался от своих древних собратьев и его называют гаплотипом R 1b.

Слабость этой версии состоит в том же, что и у R 1а. До ямников никакой гаплогруппы R1b в Восточной Европе не обнаружено, а в Азии не обнаружено вообще.

С другой стороны, европейские носители гаплогруппы R 1b определенно пришли с Пиренейского полуострова и это говорит в пользу теории профессора Клесова. Древнейший их представитель найден в Испании и имеет возраст 5140 г. до н. э.

Надо сказать, что датировка прибытия людей R 1b на Пиренейский полуостров 4800 лет назад совпадает с началом культуры колоколовидных кубков, зафиксированной впервые на территории современной Португалии.

Итак, по мнению Клесова, 4800–4500 лет назад в Европу прибыли носители гаплогруппы R 1b. Они взяли ее буквально в клещи, войдя туда со стороны Пиренеев (культура колоколовидных кубков, 2800 г. до н. э.), также со стороны Апеннин и островов Средиземного моря (2500 г. до н. э.), и, возможно, со стороны причерноморских, понтийских степей (2500 г. до н. э.) — ямники, которых Клесов считает носителями гаплогруппы R 1b.

Сейчас насчитывается около 900 субкладов, то есть племен гаплогруппы R1b, которые когда-то вторглись в Европу. К местным жителям они отнеслись, мягко говоря, недружески. В итоге, согласно геномным данным, мужское население Европы сократилось в 17 раз, практически все гаплогруппы Старой Европы исчезли, но часть смогла бежать — гаплогруппа R 1a на Русскую Равнину, G 2a — через Малую Азию в Месопотамию и далее на Кавказ, E 1b — на Балканы и в Северную Африку, R 2а — в Восточную Европу и на Британские острова.

Зато женское население уменьшилось незначительно, а вскоре ощутимо выросло. Очевидно, женщин пришельцы старались захватывать в плен и использовали в качестве наложниц. А следующие поколения уже влились в состав завоевателей.

Антропологи описывают «народ колоколовидных кубков» как резко отличающийся от предшествующего населения Западной Европы. Это высокие с мощным костяком широколицые брахицефалы. Поселения они строили на холмах, в труднодоступных местах, естественно защищенных, жилища в них овальные, редко расположенные.

Вместо каменных боевых топоров, характерных для культур шнуровой керамики, в погребениях Колоколовидных кубков часто присутствует треугольный медный кинжал с широким черенком. В некоторых случаях это лезвие не кинжала, а алебарды (в одном случае найдено прямо укрепленным заклепками на длинной рукояти). Другим оружием был лук, от которого в погребениях остаются четырехугольные каменные или металлические плакетки с отверстиями по углам — наручные щитки, предохраняющие запястье руки, держащей лук, от удара тетивой. Плоские треугольные наконечники стрел сделаны из кремня и на противоположном от острия конце имеют три выступа: черешок и две зазубрины по краям. Население занималось скотоводством, сочетая его с охотой, иногда находят и признаки земледелия. Среди животных первое место занимает лошадь, которая, однако, использовалась только на мясо. Металлическое производство весьма развито — из испанских и из чешских руд.

Говорили носители гаплогруппы R 1b на своих языках, потомком которых является сейчас баскский язык. Арийские языки носители гаплогруппы R1b приобрели уже в I тыс до н. э., предположительно от ранних кельтов гаплогруппы R 1a. Именно кельты разгромили и подчинили большую часть этих людей, а иберов и лузитанов — римляне. В настоящее время потомки древних носителей гаплогруппы R1b составляют в Европе примерно 60 % от всего мужского населения.

Люди гаплогруппы R 1a под натиском пришельцев с запада тоже были вынуждены отступать на восток и уже тогда среди них отмечены субклады Z 280, Z 282, Z 283 и Z 93. Именно они и образовали культуру боевых топоров и шнуровой керамики, то есть ариев. Интересно, что до этого европейцы жили мирно, их поселения никак не укреплены и вообще, оружия у них было мало. Именно вторжение R 1b привело к масштабным войнам в Европе. Но, при этом, часть ариев или их предков жила на Русской равнине уже раньше. Так, на Смоленщине найдены останки ария субклада R 1а - M 198/M 17, датированные 3120 г. до н. э. Да и в Каповой пещере на Урале есть останки человека субклада R 1а - M 417.

Вот такая теория.

Не будучи биохимиком или генетиком, не могу спорить с Клесовым по деталям, но есть в его выкладках некоторые неувязки.

Так, он считает ямников носителями гаплогруппы R 1b только по Самарскому и Калмыцкому комплексам. Нам кажется, что этого недостаточно, ведь в Болгарии гаплотип ямника, если это, конечно, ямник, дал группу R 1а. Есть у ямников и другие гаплогруппы, например, G. Вообще ямники показывают большое разнообразие физических, антропологических, генетических типов, как и разнообразие культурных обычаев. Например, часть из них хоронила покойников под курганами на спине с подогнутыми коленями, но часть — на боку. И так далее. Складывается впечатление, что ямники были сборным сообществом разного происхождения, создавшим подобие культурной общности в степи. Были ли они создателями культуры боевых топоров или наоборот, боевые топоры поглотили ямников, пока неясно.

Анатолий Клесов считает, что ямники были ассимилированы с запада ариями катакомбниками R 1а - Z 93. Может быть и так.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Разделение ариев

Новое сообщение ZHAN » 11 июн 2020, 12:35

Арии занимали такие большие территории, что среди них просто не могло не начаться разделение, ведь единого государства, которое могло бы скрепить общность, еще не было.

Возможно, разделение происходило по такой схеме. Группы племен, живущих рядом и ведущих сходный образ жизни, начинали постепенно отличаться от других групп племен. Различия накапливались и увеличивались, а потом, в какой-то момент, к этим различиям добавлялись различия в Y-хромосомах. Они приводили к появлению линий кровных родственников, еще больше отличавшихся от других племен. Это ускоряло процесс разделения. Если новым группам кровных родственников удавалось выжить и размножиться, они разрастались до союзов племен и этнических групп, очень близких друг другу. А если они разрастались еще больше, то превращались в лингвистические группы народов, говорящих на языках, происходивших от одного базового. При этом, этнолингвистические группы втягивают в свою орбиту влияния какое-то количество чужаков или менее близкородственных племен и отдельных представителей, за счет чего происходит некоторое смешивание и размывание базовой общности, однако, при этом группа получает «свежую кровь», что благоприятствует развитию. Но если этот процесс заходит слишком далеко, группа может вновь распасться. В противоположном же случае, при полном отсутствии смешения, группа рискует потерять импульс развития и стагнировать.

Гаплогруппа древних ариев, как мы знаем, называется R 1a с индексом Z 645, отличающим ее от более ранних представителей R 1a. Первое ее разделение произошло с выделением степных ариев субклада Z 93 около 3100 г. до н. э. Предки славян, назовем их праславяне, получили Y-хромосомную мутацию Z 280 около 2900 г. до н. э. где-то в Паннонии и Богемии (культура шаровидных амфор), откуда начали постепенное распространение на восток и северо-восток. Физически это значит, что общий предок нынешних восточных славян жил именно в то время. От него и его потомков одного клана, потом племени, потом союза племен, происходят восточные славяне, которые позже, конечно, смешались с представителями других народов, распространившись по всей Евразии. Базовая праславянская гаплогруппа, а точнее — субклад, определяющий их физический облик, называется генетиками R 1а - Z 280. Заметим, что он у славян не единственный. Позже состав праславян пополнился носителями других гаплогрупп и субкладов.

Мы знаем, что арийская R 1a — это гаплогруппа, присутствующая у многих современных народов, часто весьма различных физически, например, у индусов, таджиков, пуштунов, киргизов, казахов, узбеков, татар, чувашей, мордвы, немцев, русских и так далее, вот только для русских характерны субклады Z 280 и М 458 (в соотношении 78 % к 22 %), а для таких же потомков ариев индусов и таджиков — другие субклады. При этом предки славян древнее предков таджиков, киргизов, узбеков и, тем более, пуштунов. То же касается большинства других арийских народов. Они почти все моложе праславян. Некоторые, правда, ненамного. Почти одновременно с восточноевропейской мутацией Z 280, появились также европейские Z 282 и Z 283. Русский субклад М 458, параллельный Z 280, появился около 2700 г. до н. э., a Z 284 (вандалы) — около 2500 г. до н. э.

Но это арийские народы. А, например, гаплогруппа I, широко распространенная в Европе, в том числе присутствующая и у значительной части русских, и у других славян, древнее арийской. Она идет от кроманьонцев. Присутствуют у европейцев и у славян и другие более древние гаплогруппы. Так что, если у кого-то сложится впечатление, будто мы хвастаемся своей древностью, то он будет не прав. Мы просто констатируем один факт.

Неарийские народы, вроде татар, казахов, киргизов, и других, имеющие R 1a, получили ее в процессе слияния представителей арийских народов с неарийскими. Практически все они имеют субклад Z 93, то есть частью их предков были народы скифо-сарматских корней. Точнее будет сказать, что большинство этих народов имеет арийское происхождение и когда-то были племенами скифо-сарматского круга, но впоследствии были сильно монголизированы сначала тюрками, затем монголами. Да еще на севере к процессу метисации присоединились угры, например, у татар.

Если говорить о современном русском народе, на первый взгляд он является достаточно смешанным по генетическому признаку. Его состав с точки зрения генофонда следующий — на 1-м месте представители гаплогруппы R 1a (в среднем 50 %), на 2-м N 1с1 (15 %), относящаяся к северным народам и появившаяся около 1500 г. до н. э., затем идет гаплогруппа R 2а, состоящая из потомков европейских кроманьонцев, в основном, пришедших на Русь с Балкан (14 %), потом R 1b — это западноевропейские арии (5 %). По мелочи есть и другие гаплогруппы. Все это говорит о сборном составе современных русских. Это было понятно и до подтверждения ДНК-генеалогов, но они именно научно подтвердили это. Современный русский народ действительно собран из людей и народов, живших на огромной территории и в разных природных условиях. Однако мы это и пытаемся доказать.

Генетика, ДНК-генеалогия и все ее гаплогруппы, конечно, не являются панацеей от всех проблем антропо- и этногенеза. Да они на это и не претендуют. Мы уже поняли, что народы состоят из представителей разных гаплогрупп. Однако, свою долю в понимание истории народов данные ДНК-генеалогии, конечно, вносят. Это направление изучает историю родов. А надо учитывать, что хромосомные отличия на образе жизни и мировоззрении человека отражаются мало, за исключением как раз чувства кровного родства, которое всегда играло большую роль в истории. И древние народы возникали именно как коллективы кровных родственников, а потом старались сберечь это родство как можно дольше. Русам и славянам это удалось в большой степени.

Однако, выделились — не значит отделились. Выделение праславян было поначалу абсолютно незаметным отличием от других ариев и другие, более явные, отличия накапливались очень постепенно, впрочем, как и у других народов. Определимся, что праславянами мы называем прямых генетических и физических предков современных славян, от которых и происходит большая часть последних. По нашему мнению, и лингвистически праславяне также были едины. Ясно, что за тысячелетия в в состав предков славян вошли представители разных народов, причем не только индоевропейских (арийских), однако основное ядро наших предков всегда сохраняло свои особенности, которые и позволили им в какой-то момент выделиться в своеобразную славянскую группу народов и славянскую цивилизацию.
Изображение
Катакомбная общность и входящие в нее культуры.

Праславянская группа племен и народов интересна тем, что занимала самые обширные территории из всех арийских народов, причем объединяла племена и народы как лесной и лесостепной зоны, так и степной, и даже приморской. Как люди, жившие в самых различных условиях и на такой огромной территории, смогли слиться в единую этнолингвистическую группу, вопрос сложный. Несомненно, свою роль сыграло общее происхождение всех праславян от центрального массива индоевропейской общности, однако, этого было бы явно недостаточно. Был еще целый ряд факторов, в совокупности позволявших людям отделять своих от чужих, а позже славян от неславян.

В советской и польской археологии считалось, что носители Культуры Шаровидных Амфор (3200–2800 гг. до н. э. были предками всех восточных ариев/индоевропейцев — славян, германцев и балтов. Насчет германцев здесь можно поспорить, а славяне и балты, конечно, были потомками людей данной культуры. У западной части культуры «шаровидных амфор» был весьма своеобразный погребальный обряд — трупоположение в могилах, обложенных камнем или деревом. Такой обряд не был характерен для праславян. Но вот русы Поморской культуры с VI в. до н. э., жившие там же, хоронили прах своих покойников в каменных саркофагах. То же делали кельты, вышедшие из этой же местности. И греки-ахейцы, и этруски. Так что, это древний арийский обряд, достаточно широко распространенный.

У культуры Шаровидных Амфор пока не найдено гаплогруппы R 1а, только G и I. Но это может быть вызвано лишь недостатком материала. Зато у этой культуры существовала практика «сати» — самосожжения вдовы на могиле умершего мужа. А это явно восточно-арийский обычай. И опять же, вряд ли культура шаровидных амфор представляла собой один протонарод. Конечно, она также делилась на субкультуры. Их насчитывают три. Нас интересует праславянская часть.

Арии-праславяне культуры шаровидных амфор в начале III тысячелетия до н. э. перешли от полукочевого образа жизни к ведению оседлого хозяйства. Явными признаками этого явились широкое разведение свиней, строительство домов столбовой конструкции и изготовление новых форм посуды, не свойственных культурам степного круга. Появились, например, керамические миски, форма и орнамент которых, что удивительно, дожили до Черняховской культуры юго-запада Руси III–IV вв. н. э., то есть, до чистых славян современного типа.

К 2300 г. до н. э. арии распространились на восток по территории культуры боевых топоров, жили уже на территории Русской равнины и генетически отмечены в Беларуси, откуда и пошла когда-то культура шаровидных амфор, Смоленской области и южной Карелии. Однако основная масса праславян концентрировалась на юге (например, Среднеднепровская культура), а затем вышла в Поднепровье, где встретилась с родственными кочевниками Катакомбной культуры. Здесь прошла граница раздела индоевропейского мира на оседлый и кочевой, обычно глубоко враждебные друг другу, но в случае с праславянами эти различия не помешали формированию единой группы народов.

Около 2200 г. до н. э., из-за перенаселения арийская общность разделилась и начала миграции на запад, юг и восток. Вероятно, миграции начались даже раньше. В Европу двинулись предки иллиро-фракийцев, италиков, кельтов и значительная часть праславян, называвшаяся «венедами». Если верить версии Клесова, то можно считать этот поход ариев на запад ответным ударом по людям R 1b, с 2800 г. до н. э. завоевывавшим Европу.

Еще раньше арии, которых археологи называют Катакомбной культурой (XXV – XX вв. до н. э.), уже завоевали и ассимилировали ямников (если они, конечно, не были такими же ариями). Клесов считает катакомбников потомками Трипольской культуры, отступавшими на восток под натиском людей культуры колоколовидных кубков (R 1b). Возможно, остатками ямников были люди Полтавкинской культуры (2700–2100 гг. до н. э.) в Поволжье, оттесненные катакомбниками на север. Они почти не отличаются от ямников и у них присутствуют обе гаплогруппы: R 1а и R 1b.

Катакомбники отличались от других ариев погребальным обрядом с положением покойника в подкоп, что говорит о том, что они также образовали уже свою группу племен, отличную от других ариев. У них, несомненно, уже присутствовала государственная организация, о чем свидетельствуют огромные курганы с могилами вождей. Воинские захоронения также выделяются среди других своей пышностью. Привилегированное положение занимали жрецы, интересные своей удлиненной формой черепа. Археологи считают, что такую форму им придавали в детстве посредством стягивания черепа в нужных местах повязками. Вероятно, именно катакомбники были изобретателями боевых колесниц, быстро распространившихся по степи. Мастера, изготавливавшие колесницы также были привилегированной частью общества и их хоронили с надлежащими почестями.

Несомненно, западная часть катакомбников была дальними предками греков. Образ жизни и обряды ахейских греков удивительно похожи на катакомбные. Окончательное их оформление в отдельную группу племен произошло позже, в рамках Культуры многоваликовой керамики, которую теперь принято чаще называть Бабинской культурой (XXII–XVIII вв. до н. э.). Протогреки жили к западу от Днепра и занимались выпасным скотоводством. На Балканы прото-греки-бабинцы двинулись в XX в. до н. э.

Нельзя исключать и того, что восточнее бабинцев-протогреков тогда жили протогерманцы. Широко известны их предания о древней прародине в Причерноморских степях, называвшейся «Великая Свитьод». А у англосаксов сохранилась и лексика греческого происхождения, подтверждающая близость их предков.

Восточная часть катакомбников представляла собой предков индусов, иранцев, киммерийцев, скифов и сарматов. Они двинулись на Урал, а затем далеко на юг. Еще дальше на восток двинулись тохары/геты, до того жившие севернее катакомбников.

На юг через Балканы и Кавказ отправились хетты (часть гетов), лувийцы, палайцы, карийцы, матиены (близкие родственники индов).

Но значительная часть ариев, составлявших центральную часть массива арийских народов, осталась в Восточной Европе. К ним и относятся будущие славяне, а также будущие германцы, киммерийцы, часть иллиро-фракийцев, немногочисленные балты и даже предки армян мушки.

Здесь нужно сразу определиться. Мы уже писали выше, что антропологи и генетики установили тот непреложный факт, что славяне и, в первую очередь, русские, являются генетически и физически наиболее близкой к древним ариям частью индоевропейских народов. Ведь субклад R 1a - Z 280 второй по древности из арийских. При этом установлено, что русские и вообще славяне имеют удивительно однородный расовый тип на всей территории их проживания. Другими словами, большинство славян — действительно близкие родственники и потомки одной группы племен, имевших общее происхождение.

Как такое оказалось возможным? Напомним, что праславяне составляли самый крупный по численности отдел ариев. Пусть по границам праславянских земель постоянно шли войны, но центр и ядро общности сохранялись в целости. Многочисленность праславян помогала им «переваривать» вкрапления инородцев без особого ущерба для своей идентичности. Даже если враг вторгался глубоко в праславянские земли и оставлял после себя много отпрысков, через пару поколений они ославянивались. Но вот если бы все эти скифы, сарматы, гунны и прочие были не родственны праславянам и славянам, ничто не смогло бы спасти праславян от ассимиляции. По крайней мере, в Восточной Европе была бы такая этническая каша, что никакого сколь-нибудь серьезного этногенетического единства среди славян и русских в частности, не было бы и в помине.

Но вот важные данные по современной антропологии русских, изложенные в заметке Людмилы Бутовской:
«Очень интересные данные — о русских популяциях. Первые свои исследования ученые провели на краснодарской (южной) и кировской (северной) популяциях. К удивлению исследователей, „между ними (русскими) оказалось сходства больше, чем ожидалось“».
Башкиры, проживающие по соседству, имеют гораздо больше генетических различий, нежели русские, проживающие за 1000 км. друг от друга. Это к вопросу о чистоте крови.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Происхождение русов Приволжья

Новое сообщение ZHAN » 12 июн 2020, 14:29

В некоторых местах России, по данным антропологов, население (русское) не менялось со времён палеолита! Так кем же были племена и народы, населявшие эти земли? Даже в контактной зоне, где русские веками соприкасались с финно-уграми, не выявлено следов взаимной метисации, по крайней мере, у русских.

Подлая русофобская поговорка Карамзина «Поскреби русского и найдёшь татарина», абсолютно ложна. В русских нет ничего татарского, включая гапло-группы. У русских это Z280 и М458, а у татар Z93. Даже гаплогруппы N1c у русских и татар имеют разное происхождение. На 8,5 тысяч обследованных РАН русских мужского пола эпикантус (как главный маркер монголоидности) был обнаружен всего у 12 человек и то в зачаточном состоянии. И где тут татары? Если мы до сих пор по русскому населению можем легко восстанавливать предковые формы вятичей, кривичей и словен, то, позвольте, о каком расовом бардаке и ассимиляции с участием столь любимых русофобами татар на Руси вообще можно серьёзно говорить?

На самом деле, если поскрести русского, то можно найти древнего ария, удивительно хорошо сохранившегося. А вот если поскрести татарина, то среди его средневековых предков наверняка найдёшь русскую пленницу, от потомков которой он и произошёл. Или нескольких пленниц от которых произошли его деды-прадеды. Так что, на самом деле «Поскреби татарина, найдёшь русского». А если учесть происхождение «татарского» субклада Z93, то найдёшь вообще скифа.

Кроме того, лингвисты установили такой же непреложный факт, что русский язык является наиболее сохранившимся потомком древнеарийского языка без каких-либо разрывов в развитии и с минимальным заимствованием из других языков. Уже давно всем известна поразительная близость русского языка к санскриту. Однако, надо учесть, что русский не является производным от санскрита, но оба они производны от одного древнего праязыка. Первые праславяне XXX века до. н. э. говорили именно на древнем арийском языке, а предки индусов в XVIII в. до н. э. говорили на санскрите, произошедшем от него. К тому времени древний арийский язык уже распался на несколько диалектов, одним из которых и стал санскрит, а другим был прадревнеславянский (извиняюсь за сложное слово). Именно поэтому санскрит и русский так похожи. Только санскрит с тех пор стал священным и застыл на уровне конца Бронзового века, а русский был живым, прошёл большой путь развития и сильно изменился.

Но при этом русский язык демонстрирует и огромную устойчивость. Например, он очень мало отличается от древнеславянского Vl-Х вв. Именно это позволяет современному русскому человеку без специальной подготовки читать, например, тексты русских летописей тысячелетней давности. Такое невозможно даже помыслить современному немцу, французу, англичанину или итальянцу, чьи языки пережили за эту тысячу лет такие метаморфозы, что потомки совершенно утеряли возможность понимать своих предков. Немец XI века – это совсем другой человек, чем немец века XIX, а тот сильно отличается от немца века XX. Очень сильно изменились англичане и французы, и другие европейские народы.

Современным европейцам не под силу, без специального образования, прочитать текст манускрипта XIV века. Российский школьник способен прочесть и понять 90 % текста «Задонщины».

Всё это свидетельствует о том, что славяне, в особенности русские, всегда жили на этих землях, минимально смешаны с другими неславянским народами и являются прямыми потомками коренной части ариев, оставшихся на своей родине и никуда не мигрировавших.

Суммируя, мы приведём цитату современного историка Владимира Ларионова, с которым можно согласиться по всем пунктам:
«Если встать на точку зрения некоторых учёных, которые устраивают для русского этноса древний плавильный котёл, в который смело сбрасываются и мифические восточные балты, и иранские племена, и иллирийцы, и кельты, то мы вообще не сможем объяснить нашей однородности. Получается, что самые известные в древности и сильные племена приходили «княжить и володеть» к неизвестным и мирным славянам, и всех их какие-то тихие и забитые славянские племена каким-то чудеснейшим образом ассимилировали, да так, что ни в языке, ни во внешнем облике от этих многочисленных племён у славян ничего не сохранилось.

Есть и учёные, которые переселяют славян из одного угла Европы в другой, ловко меняя их местами с другими народами, ассимилируя их и заставляя ассимилировать других. Хотелось бы их всех спросить, каким же таким чудом, при таких исторических катаклизмах, русские, да и другие славяне сумели сохранить в неприкосновенности свой язык и свой изначальный облик»?
Добавим, что никто из этих «специалистов» не может ответить и на такой простой вопрос, почему «тихие и забитые» древние славяне легко и напрочь ассимилировали множество самых яростных народов мира, а когда уже сами славяне стали великими и мощными, такими, как в Московском царстве, Российской империи или СССР, они вдруг перестали это делать и категорически отказываются сейчас ассимилировать не то, что башкир или татар, но и мордву, чукчей, марийцев или бурятов?

На деле же, всё объясняется просто. Никого славяне не ассимилировали, по крайней мере, в таком диком количестве, как это предполагается учёными. Все народы, которые сейчас являются славянскими, всегда и были, условно говоря, «славянскими», а «исчезнувшие» народы, жившие на этих землях, никуда не исчезали, а стали славянами. Их мы и называем праславянскими.

Конкретная действительность, конечно, как всегда, сложнее, вот мы и попробуем в ней разобраться.

Известно, что некоторые этнолингвистические группы имеют одно общее самоназвание, а другие нет. Вот галлы сами называли себя кельтами, а иранцы ариями. А германцы, например, не имеют общего самоназвания. Что касается славян, то такое самоназвание появилось в начале нашей эры, а общеупотребительным стало гораздо позже. А как называли себя праславяне?

Сейчас известно, что значительная часть праславян называлась русами. При этом корень «рус», то есть «светлый», встречается одновременно в разных местах Европы и даже Северной Африки. Именно этот факт почему-то сильно затрудняет для официальной науки выделение места образования прарусского народа. Хотя для нас кажется очевидным, что там, где зафиксировано название с корнем «рус», жили или какое-то время находились люди, называвшие себя русами. Но на сегодняшний день русами называют себя исключительно люди славянского происхождения. И корень «рус» известен, в основном, в ареале нынешнего и прошлого распростанения славян. Поэтому, вполне возможно, что в древности русами называли себя предки всех славян и это есть их древнейшее самоназвание.

Есть теория, что название это происходит от древнеарийского названия реки Волги – Ра, Раса, или Ранха, на берегах которой формировались праславянские народы.

Действительно, такие древнейшие названия Волги приводятся в индийских и иранских источниках, а древнегреческий географ Агафемер в III веке называет эту реку ещё интереснее – «Рос».

Арабские историки начала X века Ибн-Хаукаль и Ал-Истахри называли Волгу «ар-Рус», то есть Русской рекой, хотя тогда был ещё жив Хазарский каганат и, казалось бы, хазарское название «Итил» должно было преобладать. Однако, арабы всегда подчёркивали именно это название – «ар-Рус».

Всё так. Но нам кажется, что происхождение русского имени имеет другие корни. По крайней мере часть русов называлась «русичами», а это прямо говорит о том, что они считали себя потомками некоего эпонимного предка, носившего имя «Рус». Такой эпоним несколько раз встречается в рассказах летописей и древних авторов. Вполне возможно, что река Волга также получила у праславян название в честь предка-эпонима. И название реки стало дублировать самоназвание народа. Римляне ведь тоже именовались «романами» одновременно и в честь эпонимного героя Ромула, и в честь своего города Рима.

Кроме того, известно, что русами называли себя праславяне, никогда не жившие на Волге, поэтому не имеющие никаких оснований на подобное происхождение этникона. В Европе, особенно восточной, полно и других рек с корнем «рос»/»рус» в названии. Но крайне маловероятно, что все эти реки и речушки были названы по аналогии с древним названием Волги. Зато вполне вероятно, что эти водоёмы названы так людьми, почитавшими общего первопредка. Да и сама Волга не всегда и не всеми называлась «Ра», индусы частенько называли её «Ганга». Здесь звука «р» нет совсем.

Известный шведский специалист Лидия Грот выдвинула предположение, что русским эпонимом была древняя богиня вод по имени «Русь». Она сделала это предположение по аналогии с кельтским первопредком – богиней вод «Дану». Однако нам неизвестна такая богиня, как «Русь», в славянской традиции, а вот мужской образ «Рус» известен. Хотя и отвергать предположение Грот мы не должны. Оно интересно в смысле ухода в ещё большие глубины истории.

Постепенно отдельные праславянские народы брали себе и другие названия, хотя при этом многие сохраняли имя русов в качестве второго, древнего, общего или благородного.

Нужно отметить, что первый ареал появления и распространения именно прарусского народа, или, говоря шире, восточных славян, находился, всё-таки, на Волге и именно он, видимо, стал истоком формирования современного русского народа.

Первыми из известных прарусских культур были Фатьяновская и Балановская археологические культуры, занимавшие Верхнюю и Среднюю Волгу до Камы и большую часть течения самой Камы в конце III – начале II тысячелетия до н. э., вскоре после отделения праславян от других арийских народов. Обе культуры представляют собой локальные варианты культуры боевых топоров (ариев).

Проследив непрерывную историю потомков балановцев и фатьяновцев, мы придём к ильменским словенам и поморским русам, родоначальникам современного русского государства. Причём, поморские русы известны намного раньше словен, что удостоверяет большую древность этого названия. Вот и давайте рассмотрим эту историю.

Итак, балановцы (XIX–X вв до н. э.) были переселенцами из Висло-Днепровского междуречья, из района современных Львова и Киева. Как мы узнаем ниже, в раннем Средневековье эти земли носили название Красной, Белой, Черной и Карпатской Русий и считались местом рождения славянства. А тогда, в Бронзовом веке, первые русы-балановцы, имевшие уже свой, отличный от других ариев субклад (род) Z280, двинулись на восток и северо-восток, вероятно, из-за трансгрессии Балтийского моря, поднявшегося тогда на 5 метров и поднявшего воды рек, впадавших в него. Это обстоятельство резко уменьшило количество плодородных земель в бассейнах Вислы, Немана и Западной Двины. Население затапливаемых районов пошло на юг, туда, где жили предки балановцев и начало их теснить. Это версия писателя и историка Михаила Серякова, которую пока нет оснований опровергать.

Но, вернёмся к теме. Одновременно, с юга на лесное и лесостепное население постоянно давили полукочевники, пусть и родственные, но враждебные. Ямников в степях тогда заменили арии катакомбной культуры, предки индусов, иранцев, скифов, греков, германцев. Да и катакомбники уже начали тогда уходить на восток, а в Причерноморье их заменяли племена Срубной культуры (XVIII–XII вв. до н. э.). Срубники были частью катакомбников, которые решили никуда не уходить со своих земель и остались на месте.
Изображение
Фатьяновская и соседние культуры.

Они были враждебны как лесостепным племенам абашевцев, которых теснили на север, так и лесным балановцам, на которых совершали регулярные набеги. Вот балановцы-проторусы и пошли вдоль Десны на восток. Возможно, отсюда и название Десны — «правая», поскольку она была справа от шедших по северному ее берегу людей. Часть балановцев вообще двигалась по рекам на дубовых ладьях 10-метровой длины и вместимостью до 10 человек. Этот способ перемещения нам известен уже в русские времена, а ведь начало ему было положено именно тогда, во II тысячелетии до н. э.

С Десны переселенцы перешли на Оку (ср. лат. Aqua), а оттуда на Мокшу и Цну, Суру, Свиягу, и Волгу от устья Оки до устья Камы, и даже дальше по Каме до среднего ее течения, и вниз по Волге почти до Самары.

Название притока Мокши реки Цны в Рязанской и Тамбовской области означает «Сонная», и «цоканье» в названии сближает население этих земель с цокающими новгородцами-варягами. Теперь мы можем предположить, что цоканье пришло именно от балановцев, ведь новгородцы — их потомки.

Это было время потепления и увлажнения лесостепи и степи, что привлекло многие арийские племена к движению на восток и активному заселению земель вплоть до Алтая. Русы-балановцы двинулись на земли, вероятно, только что оставленные родственным народом тохаров/атаров, которые ушли на восток. Правда, это лишь предположение, никак не доказанное. По другой версии, земли Волго-Окского междуречья заселяли племена Волосовской культуры и за эти земли русам еще надо было побороться.

Часть официальной науки еще с XIX века считает, что Волго-Окское междуречье с древних времен вплоть до IX века заселяли некие финно-угры. Ничего научного в этом нет. Логика подобной теории прозрачна — нельзя же признать, что здесь жили праславяне. Официальная наука до сих пор не признает существования такой этнической группы, а современные славяне у ученых появляются как черт из табакерки, неизвестно откуда, сразу в V–VI веке. Кое-как сейчас пробилась идея, считать праславянской Зарубинецкую культуру III в. до н. э. — II в. н. э. И на том спасибо.

На самом деле, конечно, ничего подобного не было. Местная топонимика не является финно-угорской. Это давным-давно признал еще известный советский финно-угровед Б. А. Серебренников.
«Несколько тысяч волгоокских топонимических названий, фигурирующих на карте европейской части СССР, не могут быть объяснены при помощи ныне существующих финно-угорских языков… Древняя топонимика Карело-Финской, Мордовской и Марийской республик явно свидетельствует, что никаких угро-финнов на этих территориях раньше не было».
[Серебренников Б. А. Волго-Окская топонимика на территории европейской части СССР // ВЯ, 1955, № 6].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Приволжские русы

Новое сообщение ZHAN » 13 июн 2020, 14:16

Кстати, в русском языке практически нет заимствований из финно-угорских. Как так может быть, если, согласно официальной науке, славяне пришли на давно освоенные финно-уграми земли и поселились среди финно-угров, активно с ними смешиваясь много веков. Да никак. Такого просто никогда не было. Наоборот, это финно-угры пришли на земли, давно освоенные праславянами и поселились редкими поселениями среди них. Вот у финно-угров как раз есть языковые заимствования из русского языка.

Еще стоит учесть численность народов. Сегодня в России живет 140 миллионов славян и всего 3 миллиона финно-угров в составе 16 народов. Такое же соотношение между праславянами и финно-уграми было всегда, в противном случае непонятно, куда подевалась масса финно-угров, заселявшая те земли, на которых сегодня живут славяне. Никак и ничем нельзя объяснить тот разрыв в численности, который мы сегодня наблюдаем. Объясняется он только тем, что праславяне и славяне всегда населяли эти земли, особенно лучшие, что и позволило им наращивать численность. Жившие на бедном ресурсами севере финно-угры (по большому счету уральцы) не могли этого сделать и не сделали.

Финно-угры начали проникать в Европу из-за Урала намного позже ариев и их продвижение прослеживается тремя физическими типами этих народов, самый западный из которых является наиболее европеизированным. Так и положено, ведь те угры, которые продвинулись на арийские земли дальше всех, были и ассимилированы ариями праславянами и славянами, а потом и германцами в большей степени. Следующие волны финно-угров были европеизированы меньше. Собственно, теперь уже доказано, что финно-угры, являющиеся базовыми носителями северной ветви гаплогруппы N1c, начали свое продвижение на запад со склонов Уральских гор только в VIII в. до н. э.

Убедившись в полной неадекватности угорской теории, еще в 1972 году В. Н. Топоров заменил финно-угров на балтов, поменяв тем самым «шило на мыло». Просто удивляешься слепоте русских же ученых, академиков, которые никак не могут задать себе простого вопроса, что это за балты, которые тысячи лет доминировали в Восточной Европе, а потом разом куда-то исчезли, отдав свои земли славянам, которым и прийти-то было неоткуда, все везде было занято, посмотрите на исторические карты. Там же нет места для славян! Я уже не говорю о том, что русскому ученому Топорову даже не пришла в голову мысль о том, что в центре современной России когда-то могли жить предки русских людей! И он выдумал каких-то восточных балтов. Точнее «балтов» выдумали в Германии в XIX веке, причем с той же целью — не допустить признания восточноевропейских земель изначально славянскими.

Никаких восточных балтов в природе не существовало. Для неграмотных академиков добавим, что протобалты были частью ариев, как и прото славяне, и начали выделяться в отдельную этнолингвистическую общность, по одной из теорий, только в XII в. до н. э., то есть гораздо позже праславян. А вот профессор Клесов считает, что балты появились вообще в V в. до н. э. посредством смешивания части периферийных русов субклада R1a-Z280 с северо-восточными пришельцами, носителями субклада N1c1-L550. До этого времени, никакой балтской топонимики существовать не могло в принципе, поскольку самих балтов еще не существовало. А когда протобалты выделились, то они не приняли новый язык, на котором тогда уже говорило большинство соседних племен, а продолжали использовать очень архаичный старый, которым другие арии уже перестали пользоваться. Вот и вся загадка балтского языка, также близкого к санскриту.

А что касается топонимики, то она оказалась вся насквозь древнеарийская и очень близкая к санскриту. Это доказал еще индус Тилак в 1903 году. Опровергнуть Тилака никто так и не смог.

Например, река Ока в индийском эпосе называлась Ямуна, Вака, или Кала. И все эти названия, чуть в искаженном виде, до сих пор используются русскими жителями берегов Оки в разных местах ее течения.

Рядом находится исток реки Синдху, впадающей в Красное море. Так написано в «Махабхарате». Но ведь это Дон, впадающий в Чермное (Красное) море, сегодня называемое Черным. На Дону жил народ синдов, предков индусов.

То, что название Камы соответствует имени индийского бога любви, известно уже многим. Сура — это индийский бог Солнца Сурья. Ну и так далее.

Вообще в междуречье Оки и Волги есть более 200 водоемов с названиями и даже расположением в точности соответствующим «Махабхарате».

Так, что, будем считать, что «Махабхарату» сочинили древние балты? :unknown: :lol:

Приведем еще соображение Владимира Ларионова [История русского племени]. Если на древнерусских землях сохранилось такое огромное количество якобы «балтизмов», а территорию исходного распространения славянских топонимов ученые до сих пор не могут выделить, то встает принципиальный вопрос. Почему огромный мир славян не оставил четкого топонимического ядра на карте Европы, а крохотный мир литовцев и латышей «наследил» своей топонимикой от Одера до Урала? :unknown:

Современная наука, учитывая невозможность такой ситуации, утверждает, что, де, балтов было много. Их застали на этих землях немногочисленные славянские переселенцы и ассимилировали. Как малый народ может ассимилировать большой, ученые нам не объясняют. При этом, при ассимиляции балты не смогли оставить о себе никакой другой памяти, кроме названий рек. Ни богов чисто балтских, ни особенностей речи, ни элементов культуры, ничего.

Ну, и что на это сказать? Кто хочет, тот пускай в эту ахинею верит, а мы не будем.

Вернемся к нашим предкам. Мы уже упоминали о возможном герое-эпониме русского народа, так вот, нельзя исключать и того, что переселенцев на Волгу привел именно он, Рус, по имени которого народ и стал называться. Это, конечно, чистое предположение, не больше. Можно ведь предположить и то, что Рус был тем самым нашим предком, от которого идет субклад R1a-Z280.

Одной из причин поселения и закрепления русов-балановцев на Средней Волге, являлось то, что в этих местах находились медистые песчаники — очень важный элемент тогдашней экономики. Металлургами доказано, что медные и бронзовые изделия на Русской равнине во II тысячелетии до нашей эры происходят именно отсюда, в то время как степные ямные и катакомбные народы пользовались медью с Кавказа.

Ни в одном другом районе распространения индоевропейцев севера Европы рубежа III–II тыс. до н. э. не осталось столь богатых медными, серебряными, янтарными украшениями и изделиями стоянок, как у Балановцев и Фатьяновцев на Верхней и Средней Волге, и ее притоках, от устья Камы до озера Селигер. Это экономическая причина выделения проторусов в новый народ или два народа. Назовем их племенными союзами, как положено по тем временам.

Судя по всему, балановцы стали также первыми земледельцами в Волго-Вятском регионе. Они занимались подсечно-огневым земледелием с последующим использованием земель, расчищенных от леса.

Они имели навыки разведения домашних животных — свиней и мелкого рогатого скота, а со второй четверти II тыс. до н. э. — крупного рогатого скота и лошадей. Балановцы еще со времен «боевых топоров» умели использовать быков в качестве тягловой силы, были знакомы с колесным транспортом в виде двухколесных повозок.

Жили балановцы изначально в полуземлянках, хорошо держащих тепло в холодные зимы, но уже в XV в. до н. э. у них распространились срубные наземные дома-избы.

Существовали и большие общинные дома.

Очень интересны находки ложек в балановских могильниках и поселениях. Европейцы ложек не знали до Средних веков.

Греки пользовались раковинами до Классической эпохи. Только египтяне использовали ложки уже с начала династического периода. И вот, балановцы XIX века до н. э.

Общество «русов» было сильно милитаризованным, основным оружием являлись бронзовые копья со свернутой втулкой, прекрасно державшиеся на древке, отличные каменные и медные топоры, а также лук и стрелы в кожаных колчанах, найденные, в том числе, в женских захоронениях. Милитаризация объяснялась обилием врагов, частенько нападавших с разных сторон на земли балановцев. При этом, общество жило в условиях военной демократии, дифференциация по власти и богатству была еще минимальной.

Интересно то, что у балановцев были распространены такие, характерные исключительно для поздних славян, украшения, как височные кольца и лунницы. Это вообще первое появление подобных украшений в истории и раз уж в будущем они стали исключительным признаком славян, то, совершенно закономерен и вывод о том, что балановцы были несомненными праславянами. Можно побиться об заклад, что для любого другого народа, подобный признак был бы немедленно принят как базовый определитель принадлежности, но только не у русских и не у славян. Стоит указать, что височные кольца встречались и у катакомбников, от которых перешли к микенцам и карасукцам, но это может быть импортом или подражанием.

Причем у балановцев было уже сильно развито национальное чувство. Откуда это известно?

Как мы сказали, до балановцев-русов на этих землях жили племена волосовской культуры, слегка смешанного европеоидно-лапоноидного антропологического облика. Лапоноидная считается вариантом уральской расы. Сегодня она сохранилась в виде народа саамов (кильдов), живущих, в основном, в северной Финляндии.

Предки лапоноидов заселили освободившийся от ледника север Европы в неолите, придя с востока. Они не финно-угры и имеют отличную от них гапло-группу U5, да и язык тоже отличный. Но и волосовцы не лапоноиды. Это древний арийский народ, лишь слегка смешавшийся с лапоноидами за счет долгого проживания рядом на севере Европы. Волосовцы были северо-восточной частью индоевропейцев, хотя, вероятно, отделились от них еще до образования арийской семьи, примерно в 5100 г. до н. э. Лица у волосовцев выглядят вполне по-славянски. Отсюда следует, что волосовцы были ближайшими родственниками балановцев и фатьяновцев, особенно последних.

Балановцы же относились к средиземноморскому физическому типу, были высокими и стройными с долихокранным узколицым черепом, выступающим носом и небольшими зубами. Они были светловолосы и голубоглазы. Это, как мы знаем, рецессивные признаки, а ведь существует закон вытеснения рецессивных признаков на окраину ареала. Все самые светловолосые и голубоглазые европеоиды арии обнаруживаются именно на окраинах арийского ареала: у границ Китая, на Русском севере, в Скандинавии, Ирландии, Галлии и так далее. И вот, как видим, в Волго-Окском междуречье.

Так вот, с местным волосовским населением балановцы практически, не смешивались. Это значит, что они соблюдали обычай чистоты народа. Такие принципы были тогда характерны для ариев, мы можем наблюдать это на примере ведических индов, как раз в то время живших к юго-востоку от балановцев-русов в степной зоне. И именно у славян такой же обычай будет зафиксирован в VI веке уже нашей эры в Италии и Фракии тогдашними писателями.

Отдельные межплеменные браки у славян никогда не запрещались и никак не ограничивались, однако через пару поколений генетические последствия этих браков нивелировались новыми, уже внутриплеменными и славяне вновь становились славянами. Нам же постоянно рассказывают, что славяне вели исключительно беспорядочную половую жизнь, смешиваясь, как попало и с кем попало. Будь такое на самом деле, никаких славян бы давным-давно уже не было, а было бы что-то вроде современных итальянцев, назвать которых римлянами ни у кого язык не повернется, а ведь они их потомки.
Изображение
Волосовец.

Изображение
Балановец.

Изображение
Фатьяновцы.

Кроме того, о столкновениях свидетельствуют и коллективные погребения убитых фатьяновцев в Болшневском и других могильниках и коллективные погребения убитых волосовцев тоже. Хотя, судя по тому, что Фатьяновская культура практически полностью территориально совпадает с волосовской, это были близкие родственники, без особых проблем слившиеся в единый народ. Интересно, что в западных землях фатьяновцев не найдено их поселений. Они появляются восточнее и севернее Москвы, причем в виде общих с волосовцами поселений. Значит, сначала фатьяновцы воевали с волосовцами и оттесняли их на север и восток, но позже примирились и вовсе поселились среди волосовцев в одних селах. У них даже жилища были одинаковыми, а это говорит о многом.

Фатьяновская культура занимает огромную территорию от Беларуси на западе до Вятки на востоке и Белого озера на севере. Это земли летописной Ростово-Суздальской Руси.

Сходство погребального обряда, погребального инвентаря, других элементов материальной культуры свидетельствует, что фатьяновские племена, расселившиеся на огромной территории, имели генетическое родство и составляли единую культурно-историческую общность.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Приволжские русы и их соседи

Новое сообщение ZHAN » 14 июн 2020, 16:20

Погребальный обряд фатьяновцев говорит о четкой социальной дифференциации людей. Так, могилы вождей располагались в центре кладбищ и в них отсутствовал рабочий инструмент, а оружие и одежда были лучшего качества. Мужчины хоронились с оружием и орудиями труда, говорящими, что их занятиями были война, охота, скотоводство. Женщины занимались огородничеством и домашним хозяйством. Кладбища устраивались на высотах у берегов рек, кстати, подобно русским и славянским. Солярные орнаменты говорят о культе Солнца, а изделия и амулеты из кости медведя — о культе этого животного, у славян отождествлявшегося с богом Велесом, ответственным за скот. Этот культ у местных народов, опять-таки дожил до XX века.

Фатьяновцы по недоразумению до сих пор частью специалистов считаются теми самыми мифическими восточными балтами. Однако ничего балтского в них нет. Это были праславяне, правда, не такие успешные, как балановцы. В конечном итоге они постепенно влились в состав балановцев-«русов».

Другая часть историков считает фатьяновцев тохарами. Это не так. Тохары, действительно, были родственным праславянам арийским народом, однако, они ушли на восток перед приходом фатьяновцев, причем стартовали, вероятно, южнее Оки и поселились далеко на востоке у границ Китая и в Средней Азии. В 1764 г. до н. э. тохары уже дошли до среднего течения Хуанхэ в Китае, где основали государство Шан-Инь, подарив китайцам бронзовое оружие, одомашненную лошадь, боевую колесницу и повозку. И, кстати, именно тохары/атарии стали родоначальниками знаменитого впоследствии имени «татар». Однако это далекая тема и не будем ее касаться.

А еще тохары принесли в Китай трипольскую керамику и орнаменты. Не значит ли это, что именно тохары были носителями Трипольской культуры? До сих пор 7 % китайского населения провинции Хэнань имеет гаплогруппу R1a, причем именно европейского происхождения.

Юрий Рерих указывает, что по-китайски тохары назывались «юэчжи», что в старокитайской транскрипции передается как «гети» или «гет-ди». Выходит, что самоназвание тохар, или их части, было «геты». Не случайно, когда «да юэчжи» или «большие геты» ушли из Синцзяна и поселились в Средней Азии, они стали известны как «массагеты». Видимо, тохарское происхождение имели и другие народы с корнем «гет». И, кстати, европейские геты жили именно на землях Трипольской культуры. О них позже.

Вернемся к праславянам. С родственными фатьяновцами у балановцев-«русов» были хорошие дружеские отношения. То же поначалу было и с южными лесостепными племенами абашевцев.
Изображение
Абашевская культура.

Абашевцы (2140–1740 гг. до н. э.), которых мы уже упоминали, тоже были родственниками балановцев и фатьяновцев, то есть праславянами. Иначе они не смогли бы исчезнуть бесследно, обязательно оставили бы какой-нибудь анклав, как это удалось финно-угорским народам. Ведь Абашевская культура занимала огромные степные и лесостепные территории от Донца на западе до Урала на востоке.

Абашевцы происходят от Среднеднепровской культуры — они были ариями и отличались от русов только степным образом жизни. Наверняка, и язык у них был общим. Субклад Y-хромосомы абашевцев неизвестен, что весьма печально. Предположительно, это был субклад Z280.

О. Н. Бадер одно время утверждал, что абашевская культура была преемственно связана с фатьяновскими памятниками. По мнению О. А. Кривцовой-Граковой, абашевскую культуру с фатьяновской роднит не только сходство формы орнамента сосудов, но и способ захоронения покойников в грунтовых ямах, заложенных сверху настилом.

Абашевские топоры, как установила О. В. Кузьмина, являются развитием топоров фатьяновского типа [Кузьмина О. В. К вопросу о происхождении бронзовых топоров абашевского типа. // Абашевская культурно-историческая общность: истоки, развитие, наследие (Материалы международной научной конференции) — Чебоксары, 2003 г.].

А. П. Смирнов, Н. Ф. Калинин, К. В. Сальников и другие археологи указывают на генеалогическую связь абашевцев и с балановцами.

Абашевцы пришли в эти места со среднего Днепра одновременно с балановцами, только передвигались южнее, по краю степи и по лесостепи. Как мы помним, абашевцев вытеснили на восток срубные племена, предки киммерийцев.

И на новом месте абашевцы поселились южнее балановцев и фатьяновцев. Их поселения проникали далеко на север в зону расселения фатьяновцев и балановцев. Собственно, свое название абашевцы получили от чувашского села Абашево, рядом с которым находилось большое скопление поселений этого народа.
Изображение
Абашевцы брахикраны и долихокраны.

Балановцы и фатьяновцы, то есть русы, составляли, по-видимому, один из компонентов формирования абашевской этнокультурной общности. Совпадение территории распространения памятников культур балановцев и абашевцев, однотипных орудий и украшений (медные наконечники копий со свернутой втулкой, височные кольца из меди, бронзовые пронизи, вислообушные топоры и др.), сходство орнаментации (расположение узоров зонами, разделенными линиями, общие элементы орнамента — ромб, треугольник, зигзаг, прямоугольник и др.); сходные черты погребального обряда (захоронения в скорченном положении в грунтовых ямах), преемственное развитие скотоводческого и земледельческого хозяйства и т. д. — все эти параллели достаточно убедительно говорят о генетических связях абашевцев с балановцами, между которыми существовали тесные культурные связи. Не случайно позднебалановские памятники сосуществовали с абашевскими.

Вот только значительная часть абашевцев прошла на восток дальше, переправилась через Волгу и поселилась в южной Башкирии и нынешней Оренбургской области. Именно там возник центр протогосударства абашевцев. Там найдены их крупные поселения. Именно абашевцы в союзе с андроновцами и петровцами (протоиндийские, протоиранские и прото скифские культуры) создали за Уралом знаменитую ныне Синташтинскую культуру, самым известным городом которой является Аркаим. Экономической базой Синташтинской культуры было производство бронзы на реке Белой, в Каргалинских рудниках и в «стране городов» в Челябинской области. Синташтинцы были долихоцефалами крепкого телосложения и среднего роста мужчин 172–175 см, что ниже, чем у абашевцев и балановцев, и объясняется, видимо, более сложной жизнью в зауральской степи. Вскоре синташтинцы и часть андроновцев отпрявятся в Индию, где станут индусами. Видимо, эта часть называлась «синдами». Часть из них, кстати, еще раньше осталась жить в Приазовье и никуда не уходила.

Итак, в тесном взаимодействии с восточными степными племенами абашевцы изменили вектор политики и стали врагами балановцев и фатьяновцев.

Около 1740 года до н. э. абашевцы напали на русов-балановцев и потеснили их на север и запад. Преимуществом абашевцев были боевые колесницы, которых русы тогда еще не имели. Изобретены боевые колесницы были около 2200 г. до н. э. и стали прологом кавалерии, позволяя воинам передвигаться с большой скоростью, да и воевать прямо с колесницы, оставаясь трудноуязвимым для пешего противника. Закрепиться русам удалось только на реке Суре. Там была построена цепь укреплений и крепостей, которую степняки перейти не смогли.

Курганы погибших абашевцев располагаются в 20–25 км восточнее Суры. В одном из них найдено 27 скелетов абашевских воинов, в некоторых из которых застряли каменные наконечники балановских стрел.

Война с абашевцами привела к усилению княжеской власти у русов-балановцев. Их поселения стали располагаться на высоких холмах и серьезно укрепляться. Характерным примером является Васильсурское городище, возможно, называвшееся «Цепель». По крайней мере, такое древнее название крепости всегда помнили местные жители. Слово это русское и происходит от корня «цепь», «нож» или «кол». Находится крепость на высокой горе над рекой Сура. На его территории русы выжгли лес, вырыли ров шириной 2 метра и глубиной 1,3 м. Вынутая земля использовалась для возведения вала, который был увенчан частоколом. Размеры крепости составляли 100х35 м.

Тут мы встречаемся с особенностями национальной политики в современной Российской Федерации. Крепость Цепель находится сейчас на территории республики Мари-Эл. Естественно, древность Цепеля в республике, титульным народом которой являются меряне, замалчивается и рассказываются сказки об основании крепости марийцами в 1237 году. При этом о более древнем русском поселении просто стараются не рассказывать. Крепость сейчас так и называется «Марийская». Но название «Цепель» с угорских языков не переводится, да и зачем бы уграм в 1237 году называть свою крепость по-русски? Сами марийцы тогда называли крепость «Чертовым городом». Свою крепость так не назовут. Ясно, что они просто заселили древнюю русскую крепость после истребления ее жителей монголами Батыя. А до того тысячи лет там жили потомки русов-балановцев.

Появление городов ясно свидетельствует о формировании протогосударства. Сегодня уже доказано, что города возникали именно как центры защиты народа, власти, организации общества, политики, как сакральные центры. Вокруг протогородов создавалось государство, а семейные общины превращались в племена. Так происходило и у русов.

И еще, по поводу титула «князь», возможно, появившегося уже в то время. Слово это русское и очень древнее, поскольку одинаково использовалось всеми славянскими народами. Если бы оно пришло от германцев, как об этом говорят норманисты, то использовалось бы лишь частью славян и в разных формах. А это не так. Корень слова «кънъ» — закон, ряд, порядок. Собственно, «конз» — это другая форма слова закон. Ну, а «князь» — это тот, кто осуществляет закон. И как раз германский титул «конунг» является производным от русского, а не наоборот. В «Саге об Инглингах» говорится, что у скандинавов термин «конунг» появился только в конце IV века, а до того вожди назывались «дроттингами».

Вскоре абашевцы сами пострадали от натиска родственных срубных племен с юга и были вытеснены ими на север в Волго-Вятское междуречье. Русы-балановцы вернули свои земли на Волге и Каме, но на юге и они потерпели поражение от срубников, упорно двигавшихся на север. Главными преимуществами срубников были короткие бронзовые мечи и сильная государственная организация. Степная организация по типу «орды» всегда опережала лесную. Степняков неизмеримо легче мобилизовать и бросить в бой, отправить в поход. Они не привязаны к земле и дому.

Сами же срубники начали уходить из степей из-за ухудшения климата. Степи высыхали, жизнь становилась труднее и степные арии начали расходиться во все стороны.

Русов срубники постепенно стали вытеснять из бассейна Мокши в районе современных Пензы и Мордовии, и большая их часть ушла на Оку, Москву и Нерль к фатьяновцам. Знакомые места, не правда ли?

Однако, проблемы у русов-балановцев только начинались. Срубники были их ближайшими родственниками, и война с ними рано или поздно закончилась бы. Она и закончилась чуть позже, когда срубники, пришедшие на север первыми, породнились с фатьяновцами и балановцами и вместе стали препятствовать новым пришельцам с юга.

Настоящая же гроза пришла с востока. Там, примерно в XVI в. до н. э. случилось то, что позже будет происходить неоднократно и всегда приводить к одному результату — походу на запад. Объединились в одно государство южносибирские племена от Байкала до Енисея с центром на Алтае. Создателями государства были племена европеоидного типа, возможно, потомки ямников, возможно, часть тохаров/гетов, а возможно и автохтоны Алтая гаплогруппы R1, как считает Клесов, сейчас называемые «афанасьевцами» (весьма таинственная культура), которые затем вобрали в свою среду и монголоидов (сибиряков). Видимо, это была лишь часть афанасьевцев, создавшая некую военную корпорацию или орду. Эти люди научились изготавливать прекрасное оружие тонкостенного бронзового литья, хотя использовали и очень хорошее каменное оружие, создали сильную государственную структуру.

Эта орда, которую в науке называют Сейминско-Турбинским феноменом, была представлена молодыми мужчинами, которые выделились из своих племен, покорили таежные монголоидные племена, захватили у них женщин, создав семьи, освоились на новых местах, создав свою новую культуру, а затем двинулись на запад, по пути покоряя и включая в свой состав различные племена, за счет чего постоянно усиливаясь. Анатолий Клесов, кажется, считает, что как раз там и тогда собиралась группа новых племен, носителей гаплогруппы N1c, которая с ними через Сибирь и Урал проникла в Европу.
Изображение
Сейминско-турбинский воин.

Интересно, что эта сейминская орда двигалась не по степи, а по тайге, обходя с севера земли своих предков и родственников, вероятно, летом по рекам на лодках, а зимой на лыжах. И, может быть, не случайно, современники назвали этих захватчиков весьма узнаваемо. Так, в «Авесте» говорится о том, что власть у истоков Ранхи (Волги) захватили правители из народа «таожья».

В китайской мифологии из сборника «Юань Кэ» говорится о «великанах из восточной страны Тяожэнь». Действительно, оружие сейминцев-тяожэныдев встречается в Китае, но о них там быстро забывают, поскольку последние уходят на запад.

Так вот. Термин «Таожья», несомненно, имеет корни в алтайском «Высокие горы» и сибирско-монгольском «Густой лес/Тайга». Говоря по-русски, этот протонарод можно назвать «таежниками».

Эти самые таежники в XVI–XV вв. до н. э. дошли до Уральских гор, перевалили их и вторглись в современную Башкирию и Пермский край, где покорили и включили в свой состав потомков абашевцев.

Вряд ли таежников было очень много, особенно афанасьевцев, но они были прекрасно вооружены и организованы. Их главным оружием были тяжелые колюще-режущие копья с листовидными наконечниками до 44 см длиной. У них были заточены кромки и копья могли прекрасно колоть, резать и рубить незащищенных доспехами людей. Другим оружием таежников были литые бронзовые топоры. У сейминской знати были распространены ножи с длиной клинка до 22,5 см, изогнутые наподобие поздней греческой махайры. Защищались таежники плетеными щитами и, главное, пластинчатыми костяными панцирями, поножами и наручами. Ничего подобного у их противников тогда не было. Применяли таежники и двухколесные колесницы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Приволжские русы. Противостояние и смешение

Новое сообщение ZHAN » 15 июн 2020, 21:03

В общем, таежники прошли от Алтая до Финляндии, как нож сквозь масло. В своем бегстве от них северные уральские племена и абашевцы в XVIII–IX веках до н. э. навалились на русов-балановцев. А потом и сами таежники тоже.

Анатолий Клесов различает два потока носителей гаплогруппы N1c1. Один, после перехода Уральских гор, начал сворачивать на юг. Это и были сами европеоидные создатели Сейминско-Турбинского феномена. Они смешались с абашевцами, а потом балановцами и фатьяновцами, результатом чего стало появление мутации Y-хромосомы, называемой субкладом N1c1-L550. Потомки этой группы за несколько веков размножились и двинулись по южному берегу Балтики в Европу уже в составе праславян. Так праславяне получили в свой состав новый субклад N1c1-L550. Клесов называет его «Южнобалтийским». Летописные варяги, например, имели в своем составе большое число носителей этого субклада. В том числе Рюриковичи.

И прабалты, кстати, тоже получили тогда этот субклад и сегодня он составляет 40 % их мужского населения, только не стоит обращать внимание на чушь, которую успел выпалить норманист из Томска Волков. Он брякнул, что «все этнические славяне из южнобалтийской ветви N1c1 стали славянами не ранее, чем 1000 лет назад, первоначально будучи балтами». Вот прямо так и написал, что заставляет подозревать этого музейного сотрудника в отсутствии дальнейшего образования после окончания школы. Это как это минорная группа балтов стала большой группой славян? А германцы почему не стали саамами? Гражданин Волков! На самом деле балты выделились из большой группы праславян R1a-Z280, когда смешались с пришельцами N1c1. Предки балтов были периферийной группой праславян, однажды решившей поискать счастья в симбиозе с восточными пришельцами или завоеванные ими, но так и оставшиеся периферийными группами племен.

Северная же часть сейминско-турбинских племен, составленная, в основном, из азиатов угров, пермяков и сибиряков, пошла северным маршрутом в Финляндию и Скандинавию. Правда, пошла не сразу. Они надолго задержались в северном Предуралье и пошли на запад только в V веке наше эры. У этих людей не возникло никакой мутации, и они по сей день являются носителями изначальной гаплогруппы N1c1.

Тогда же с юга на праславян-русов усилили натиск срубники, предки киммерийцев. Они считаются иранцами, однако это, конечно, не так. Предки иранцев — андроновцы, синташтинцы и другие, к этому времени ушли в Среднюю Азию, причем к моменту ухода практически не отличались от праславян, ведь жили они в одной языковой и культурной зоне, к тому же имели общее происхождение. Их субклады L657 и Z2124 происходят от катакомбного и срубного субклада Z93 и появились около 2800 г. до н. э. Долгие и не всегда враждебные контакты балановцев-русов со степняками привели к сильному взаимовлиянию народов. Судя по языковому сходству, праславяне были ближе именно к праиндусам и праиранцам, чем к большинству европейских народов. Например, слово «Бог» существует только у народов, происходящих от этих корней. Так же, как и «Сварог», «Даждьбог», «Индра», «Рарог», «Рарека» и так далее. Характерно у этих народов и отношение к правителю как к наместнику Бога на земле. Степные субклады сегодня редко встречаются у русских только потому, что потомки степняков за долгие столетия войн и нашествий были выбиты, ведь они жили на окраинах русского мира. Но свои культурные особенности и достижения они передавали праславянам и они стали частью менталитета русского народа.

Еще один интересный момент. Надо признать, что праславянский язык был единым, ведь все славяне, включая венедов, склавинов и антов, в VI веке говорили на одном языке. А это значит, что их предки праславяне также говорили на одном языке. Учитывая размах славянского расселения, просто невозможно себе представить то, что их предки говорили на разных языках, а потом вдруг заговорили на одном. Ведь у них не было единого мощного государства, способного заставить все племена говорить на едином языке. Хотя, конечно, диалекты были.

Акцентируем. До появления славян, на их землях в Европе жили десятки племен и народов, многие из которых были сильнейшими народами своего времени. Потом все они куда-то делись и на их землях появились славяне, говорившие на одном языке, но имевшие существенные культурные отличия друг от друга по данным археологии и истории. И что же, нас хотят убедить, что большинство этих исчезнувших народов вымерли бесследно, а все их земли заняли неведомо откуда взявшиеся и стремительно расплодившиеся славяне? «Не верю!», как говаривал один театральный деятель.

Посмотрим снова на Великую Степь. За 700 лет пребывания протоиранцев в Средней Азии, они не могли не измениться. Мы не можем сказать, насколько отличались «авестийский» иранский язык и прото славянский, поскольку не имеем образцов последнего. Но, вероятно, уже отличались, ведь даже скифы говорили на разных языках с иранцами, а они жили гораздо ближе к ним, чем европейские и даже балановские праславяне. Мы уже выяснили, что тогдашний праславянский был ближе к санскриту, чем к авестийскому иранскому.

Итак, иранцы стали сильно отличаться от праславян лишь со времени своего переселения в Иран из-за своей изолированности и смешения с восточными народами.

Но срубники-то никуда не уходили, а продолжали жить рядом и вперемешку с праславянами. И с чего бы им после этого быть больше похожими на иранцев, чем на славян? И чем дольше степные полукочевники жили рядом с лесными и лесостепными оседлыми праславянами, тем больше они сближались и смешивались. А ведь это продолжалось две тысячи лет! Зато от Ирана жители русских степей срубники были практически отрезаны и никак с ним не контактировали за исключением единичных случаев. Ну и какие же это «иранцы»? Чем дальше, тем больше кочевники русских степей становились все ближе к славянам и все дальше от иранцев, пока потомки киммерийцев, скифов и сарматов не стали северянами, антами, сербами, хорватами и так далее.
Изображение
Мужчина срубной культуры.

Смешение это началось очень давно. В частности, что касается балановцев, начало его можно датировать XV в. до н. э. Это прослеживается по началу изменения погребального обряда балановских русов. До трети захоронений русов стало производиться в невысоких курганах. Раньше балановцы хоронили своих людей на больших родовых кладбищах методом трупоположения на боку в бескурганной могиле.

К XIII в. до н. э. уже более половины балановцев хоронились новым способом, а к XI в. до н. э., почти все. И вместо трупоположения с XIV в. до н. э. стало все чаще использоваться трупосожжение.

Напомним, что курганный способ захоронения и кремация тогда были характерны для степной зоны тех самых псевдоиранских полукочевников срубников. Принятие балановцами этого обряда может означать лишь одно — они приняли обряд сильного родственного народа, которому хотели подражать. Сначала к новому обряду перешла знать, а затем и рядовые общинники. Но обязательным условием принятия чужого погребального обряда является, конечно, его родственность. И здесь мы как раз наблюдаем процесс смешения родственных народов. В будущем именно славяне станут основными носителями таких погребальных обрядов. Курганы и кремация присутствовали также у скандинавов и тюрков, но формы их были другими. А уж иранцы-то точно этот обряд никогда не использовали.

Скорее всего, переход праславян к курганному погребению и кремации означает переход от матриархата к патриархату, к началу поклонения солнечным и огненным богам Сварогу и Даждьбогу.

Еще одной особенностью балановских погребальных обрядов стало захоронение в мужских могилах женских тел. А ведь мы знаем описанный Маврикием и Ибн-Фадланом обычай русов класть в могилу мужа одну из его жен, причем добровольно и даже по конкурсу. Ни у одного европейского народа больше не было такого обычая. И вот мы видим истоки этого обычая у балановцев. А еще раньше — у «шаровидных амфор».

Данные археологии отрицают наличие у балановцев рабства и серьезного имущественного расслоения. Но самые богатые могилы обнаруживаются у мужчин-воинов и пожилых женщин. Это определенно говорит о переходе от матриархата к патриархату.

Опять же, самые богатые могилы имеют люди одного расового типа — средиземноморские узколицые долихоцефалы, а могилы монголоидов и кроманьонских брахицефалов гораздо беднее. Мы знаем, что настоящие балановцы были именно средиземноморскими узколицыми долихоцефалами — этот тип позже характерен для западных славян-варягов и мы уже говорили о национальной обособленности балановцев.

Может быть, именно страна балановцев в «Махабхарате» называлась «Расатала». Согласно индийскому эпосу, в мире Расатала жил воинственный и бесстрашный род асуров Пани, которые являлись сыновьями Дити и Дану. Этот народ также именуют нивата-кавачами, Калейями или Хиранья-пураваши. Асуры этого рода являлись злейшими врагами богов и даже самого Индры. Они владели волшебными доспехами «нивата» и эти доспехи могли защитить своего хозяина от ударов любого оружия.

Расаталу по всему периметру защищала ядовитая река Раса, воды которой несли ртуть.

Асуры рода Пани с самого рождения были наделены необычайной могущественностью и жестокостью и гордились своей силой. Жили они в норах (полуземлянках?).

В древности между этими асурами и Индрой произошла великая битва. Демоны-асуры потерпели поражение.

Все это очень похоже на описанную выше историю балановцев. Индра, то есть, предки индусов, жили тогда южнее балановцев, в составе Катакомбной, потом Андроновской культур. Похоже, что их отношения с балановцами были враждебными, ведь именно их союзники абашевцы начали войну против балановцев. И именно потомки катакомбников срубники через много лет победили балановцев. Правда, к тому времени инды уже ушли на юг в Индию, поэтому им балановцы запомнились очень могущественными.

Итак.

В результате нашествия «таежников» с северо-востока и срубников с юга балановцы и фатьяновцы потерпели поражение и были разгромлены.

На юге часть из них слилась со срубниками, а на севере часть была ассимилирована «таежниками» и абашевцами, а также слегка «разбавлена» пермо-уральскими племенами, предками чувашей, удмуртов, мордвы, мери. Именно поэтому данные пермо-уральские народы оказались близки к ариям физически, а к русам культурно, и даже лингвистически. Сегодня уже выяснено, что названные народы имеют в своем словаре очень архаичные русские слова, которые самими русскими не использовались уже в V веке. Значит, данные слова проникли к этим народам гораздо раньше. Когда? Только во времена балановцев.

То же и с топонимикой. И именно потому, что названные уральские народы были частично потомками балановцев и сотни лет жили рядом, они так легко сжились с русами во время второго и третьего прихода их в Поволжье.

При этом надо иметь в виду, что состав населения земель балановцев и фатьяновцев даже после гибели этих культур изменился мало. Пришельцы с юга были ближайшими их родственниками, как и абашевцы, а пришельцев с севера и востока было немного, и они не смогли принципиально изменить расовый состав населения Поволжья. Так что земли эти оставались, в целом, праславянскими, правда культурный уровень их надолго снизился.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Прибалтийские русы

Новое сообщение ZHAN » 17 июн 2020, 19:54

Однако русы-балановцы, как и фатьяновцы, вовсе не все покорились захватчикам. В XIII в. до н. э. часть из них начала переселение на запад и северо-запад, где археологам известна Культура Сетчатой Керамики.

Культура сетчатой керамики — это культура отступавших под натиском степняков и «таежников» балановцев, фатьяновцев, волосовцев, а, возможно, и других праславянских племен. Свое название эта общность получила по характерной шероховатой поверхности глиняных сосудов, напоминающей отпечатки сетки или ткани. Она занимает территорию Волосовской культуры, то есть современных Латвии, Эстонии, Приильменья, Карелии, юго-западной Финляндии и даже восточной Швеции. Но начало этой культуре было положено на Верхней Волге в районе поселения Ивановское-III в первой половине II тысячелетия до н. э. Оттуда носители ее шли на север и северо-запад. Они принесли в Карелию и Приладожье производство бронзы и растениеводство.

Эта культура известна крайне недостаточно, так как помимо керамики археологам пока не удалось выделить иных ее характерных признаков. Это позволяет западнической части научного сообщества считать ее финно-угорской, но это неправда. Напомним, что финно-угры заселили эти земли только в V веке. Носители культуры сетчатой керамики были ариями, а единственными ариями в этом районе были праславяне. Хотя на юге этой культуры прослеживается влияние абашевцев и срубников (Поздняковская культура), ну, так они тоже были ариями и участвовали в этногенезе славян. У позняковцев, вон, найдены височные кольца.

С основной же частью балановцев и фатьяновцев, то есть русов, тогда успешно сливались абашевцы и сейминцы гаплогруппы N1c1, о чем мы уже писали. Именно тогда, видимо, и появился где-то на землях Сетчатой керамики, субклад N1c1-L550 в виде небольшого, но доминирующего племени, которое распространило данный субклад на многие соседние племена. И появилась новая группа праславян, возглавившая наступление на Европу по южному берегу Балтики.

Так вот, праславяне-русы культуры сетчатой керамики частью просто завоевали указанные северные земли, отодвинув ранние саамские племена на северо-запад в Финляндию и Швецию и на восток в Пермь, а частью это уже были их земли Волосовской культуры. И именно на юго-запад этой новой завоеванной территории отошла часть русов балановцев в XIII в. до н. э.

Центром культуры сетчатой керамики стали земли Псковщины, Эстонии и Латвии до реки Двины.

Ведущая роль в хозяйстве русов здесь поначалу принадлежала скотоводству. Так, на городище Михайловское, расположенном при впадении реки Висечь в Жижицкое озеро (Куньинский район), 3/4 найденных при раскопках костей животных принадлежит домашним животным, причем, 2/3 из них — крупному рогатому скоту. Скот пасся на богатых пойменных лугах по берегам рек и озер. Охота и собирательство сохраняли еще важное место в хозяйстве. Конечно, жители занимались и земледелием, но местные условия тогда не способствовали этому.

Интересно то, что через несколько сотен лет русы в Прибалтике стали родоначальниками производства железа среди славянских племен. В укрепленных поселениях Псковской области и на реке Двине (Анашкино, Черная Гора, Подгай, Михайловское и др) найдены плавильные печи и кузницы с инструментами, причем в большом количестве. Только в Анашкино найдено уже 5 печей. Это говорит, во-первых, о товарном производстве на продажу, во-вторых, о сильной власти, которая могла организовать такое производство.

Удивительно, что руководитель раскопок Борис Короткевич очень легко отнес это передовое по тем временам производство к финно-уграм или балтам. :shock:

Ну, начнем с того, что никаких финно-угров тогда в этих местах не было, а балтов не существовало в природе. Как они могли совершить металлургическую революцию? Далее. Финно-угры покупали железные изделия у русских еще в Средние века, через тысячи лет после «своего» эпохального открытия.

Что же они так неловко-то, не могли себя обеспечить результатом «своего» открытия? :unknown:

О славянах русский археолог и подумать не может. :fool:

Короткевич, по его словам, опирается на данные гидролингвистики. Однако, археолог лжет, поскольку лингвисты давно определили массовую славянскую принадлежность псковско-новгородской топонимики. Вот, специально для Короткевича, названия рек на Псковщине-Новгородчине (гидролингвистика): Великая, Желча, Мшага, Белье, Пскова (Плескова), Волхов, Двина, Полнеть, Луга, Медынь, Мга, Шелонь, Плюсса, Синяя, Лжа, Череха и так далее.
И где тут финно-балты? :unknown:
Их там просто не было от слова «никогда».

Повторим, что практически вся топонимика и гидронимика Восточной Европы — древняя арийская, а там, где это не так, мы видим места вторжений новых племен и народов, столбивших для себя территорию. И в основном это славяне. Для балтов — это вообще, Беларусь. А то ведь складывается впечатление, что речь идет о расселении в Восточной Европе огромного народа, сродни китайскому. И это как раз, как бы, предки балтов от Лабы на западе до Камы на востоке. На их мощном фоне предки славян выглядят наподобие каких-нибудь могикан, для которых нет ни земли, ни будущего. А ведь все было как раз наоборот.

Пришедшие в Прибалтику с востока русы, впервые столкнулись с предками балтов где-то на Западной Двине и встретили там их сопротивление. Тогда протобалты, по данным лингвистов, как раз выделились из общей праславянско-прабалтской общности народов. Если мы и поверим лингвистам, то нужно признать, что те протобалты вовсе не были подобны современным. Это были те же праславяне R1a-Z280, но особой группы племен, сформировавшейся на окраине массива праславянских народов в тихом захолустье, позволившем им сохранить архаические черты ариев. При этом и вся культура их была архаичной и отсталой. Сохранялось даже людоедство. Было это после ухода из Прибалтики фатьяновцев на восток в XX в. до н. э., когда данная группа племен осталась там одна. За 600 лет прабалты либо одичали, либо почти не развивались, зато выделились в отдельную языковую группу и это естественно, ведь теперь их образ жизни стал отличаться от образа жизни соседних праславян.

Современный известный археолог Д. Пежемский указывает, что средневековые и современные краниологические серии балтов сильно отличаются от славянских. В то время как на славянских черепах видны изменения, произошедшие за сотни лет, балтские черепа как бы остановились в развитии и практически соответствуют мезолитическим. Балты — это реликт славянского мира. Они всегда жили в этих местах, переходя от Беларуси к Прибалтике и ни с кем не смешивались вплоть до V в. до н. э.

Антропологи, кстати, отрицают древние контакты балтов с германцами. Естественно, ведь они жили в окружении славян на небольшой территории и уж никак не «от Лабы до Камы». Антропология не видит никаких балтов западнее Бреста и восточнее Минска. Эта же архаичность черепов говорит о малой численности древних балтов, не позволившей им широко распространиться. Их и сегодня менее 3 миллионов.
Изображение

Тогда, в XIII в. до н. э. праславяне вернулись в Прибалтику с востока. О войнах с протобалтами говорит высокая смертность пришельцев русов. Например, Кивуткалнский могильник в Латвии близ Риги XIII–XI вв. до н. э. На нем найдено 247 трупоположений и 21 трупосожжение. Часть черепов в могильнике явно балановская, часть — фатьяновская и протобалтская.

Так что русам пришлось отбивать свои старые земли у протобалтов. Теперь они выбирали для поселений высокие холмы. Жилища, которые строились на этих холмах, защищались земляными оборонительными сооружениями — валами. Нередко перед валом выкапывался ров. На юге Псковской области, в Северной Беларуси, на Смоленщине известно много таких городищ, оставленных родственным населением.

В Кивуткалне, например, русы построили такой укрепленный город. Он был защищен валом, сделанным по типичной праславянской и славянской коробчатой схеме, когда в основании вала были поставлены деревянные короба, засыпанные, в данном случае, песком. Снаружи вал был облицован камнем и наверняка имел частокол. Большинство женских останков в Кивуткалне принадлежит местным протобалткам, видимо, захваченным русами в плен.

Неподалеку найден еще один русский град, называемый сейчас Кланьгюкалнс, существовавший целую тысячу лет до начала нашей эры. Он был окружен двойной каменной стеной, разделенной поперечными перегородками на камеры, засыпанные бутом. Сверху все это было укрыто валом, высотой 2,2 м. Поскольку вал имеет 4 пласта культурного слоя, видимо, крепость четырежды подвергалась разрушению, но всегда восстанавливалась.

В результате неизвестных нам войн русы серьезно потеснили и покорили отсталые протобалтские племена. Зато с их приходом в Прибалтике начинается земледелие, неизвестное раньше балтам.

Большую часть протобалтов русы тогда, видимо, оттеснили на юг в Полесье. Только предки пруссов остались на месте и со временем вновь стали сближаться со славянами, ославяниваться. Из остатков прусского языка понятно, что он был ближе к древнеславянскому, чем к литовскому и, тем более, к латышскому.

После этого, русы более тысячи лет жили в Прибалтике, оставив там свою топонимику. Так, река Неман ранее называлась Русой, Восточная Пруссия соответственно, просто Русией или Порусией, также, впрочем, как и Западная Пруссия. Население Литвы близ Немана еще в XIX веке называлось «русскими». Об этом писал Н.И. Костомаров. А в Польше есть река Москва. Это подтверждает однородность населения земель от Польши до Волго-Окского междуречья. Однородность славянскую, но не финно-угорскую, как сейчас считается. Никаких финно-угров в Польше отродясь не было, а река Москва есть. И в Карпатах есть река Москва. А в Северной Германии есть река Ильменау (то же, что и озеро Ильмень), и тоже никогда не было финно-угров.

На восточной окраине современного Таллина еще в XV в. до н. э. возникло, так называемое, Ярилино городище. Оно было неукрепленным и, возможно, его основали как раз протобалты. Пришедшие вскоре русы деревню сожгли и долгое время там никто не жил. Следующий раз поселение основали уже определенно праславяне. Оно было обнесено частоколом. Расцвет его приходится на VIII в. до н. э. — IX в. н. э. В ходе раскопок здесь были обнаружены остатки старейшего известного бревенчатого сруба и один из старейших железных предметов — шило. Тут же были обнаружены глиняные тигели, указывающие на литье бронзы, редкая для Северной Европы симметричная брошь, гарпун из кости и узда. До V века, то есть, до ухода славян, Ярилино городище жило мирно. Потом славяне ушли и городище заняли чудины, предки эстонцев. После этого спокойная жизнь закончилась. С V по XI века поселение трижды сжигалось. В начале VIII века славяне временно вернулись в виде варягов. Городище обзавелось каменным валом. Это была массивная ограда, сложенная из окрестного плитняка методом сухой кладки. Не менее внушительными были и размеры городища — четыре тысячи квадратных метров: это всего на гектар меньше площади будущего Верхнего города Ревеля, до времени основания которого оставалось тогда добрых четыре столетия. Столь масштабных фортификационных сооружений в Северной Эстонии прежде не возводили. Вот именно. Эстонцы, конечно, не возводили. Но вот варяги могли запросто. Уж, не Колывань ли, это, русская?

Остров Сааремаа тогда назывался Русел. Об этом свидетельствует голландский путешественник Витсен, посетивший Россию в 1664–1665 годах. Он назвал остров этим именем еще до приезда в Россию, значит, услышал это название от кого-то из европейцев или прибалтов. Никогда в другое время остров не мог получить такое название, как только во время жизни русов в Эстонии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Поморские русы и венеды

Новое сообщение ZHAN » 18 июн 2020, 20:55

Постепенно русы продвигались все дальше на запад, заселили Курляндию, Пруссию, дошли до устья Вислы, где встретились с родственными венедами.

Финны до сих пор зовут славян венедами, а готский историк Иордан в VI веке четко делил славян на три группы: венедов, склавинов и антов.

Во II тысячелетии до нашей эры венеды заселяли огромные территории по всей Европе, от северной Италии до Галлии, от Британии до Скандинавии и в силу большой разделенности дали начало разным славянским народам. Часть венедов, добравшаяся до Галлии и Италии, была ассимилирована местными народами и потеряла свою праславянскую принадлежность. А вот вандалы, когда-то поселившиеся в Южной Норвегии, смогли сохранить славянскую идентичность и позже вернулись в Центральную Европу.

В общем, венеды являлись несомненными и прямыми предками части славян и то, что они не говорили на современном русском языке образца XXI века и образ жизни их сильно отличался от нашего, ничего в этом деле не меняет.

Естественно, западные специалисты и наши отечественные ментальные «хиви» (нем. Hilfswilliger, желающий помочь; — так называемые добровольные помощники вермахта, набиравшиеся из местного населения на оккупированных территориях СССР и советских военнопленных) считают венедов ни в коем случае не праславянами, а вовсе даже иллирийцами!

Хорошо хоть не шумерами. :D

Однако, словенские историки уже давно «пробивают» идею того, что никаких иллирийцев не было вообще. Вернее, иллирийцы-то были, но были они такими же праславянами, как и венеды. Дело в том, что иллирийцы заселяли огромные территории, но от них не сохранилось ни малейших остатков языка, а то, что считается иллирийским языком, является славянским.

И как же так, задаются вопросом словенцы Пешич, Бор, Томажич и другие? Куда подевался язык большого народа? :unknown:

Да еще, оказывается, что венедский язык Балкан и Италии совершенно одинаков с таковым же на Балтике. Современные венды (Прекмурские словенцы), живущие в Венгрии, до сих пор называют свой язык старословенским, вендским или вендословенским. Сами себя они упорно называют вендами.

Так что, Господа! Подумайте уже! :unknown:

Если венеды — иллирийцы, балты — прибалты, финны — угры, скифы — иранцы, на Дунае — галлы, в Поморье — германцы, за Дунаем — фракийцы, то где же прятались все это время праславяне? Или они как вши от грязи зародились? :unknown:

Такая версия, несомненно, понравится многим «друзьям и партнерам» русского народа.

И почему эти самые финны называли и называют венедами не германцев, а именно славян? :unknown:
Наверное, книжек умных не читали. Да и германцы славян вендами до сих пор называют.

Еще, Балтийское море с древнейших времен вплоть до X века называлось Венедским. Причем, называлось оно так не русами, а другими окрестными народами.
О чем это говорит? :unknown:
О том, что приморские народы называли море по имени господствующего на нем народа. И это не были скандинавы-викинги или какие-то другие германцы. Это были праславяне, а позже просто славяне венеды, венды, варяги. Сами русские позже, как известно, называли море Варяжским.

Да, Тацит называл его Свевским, ну, так, римляне дальше свевов ничего не знали, в саму Балтику не заплывали. Зарейнских германцев они считали свевами, вот и назвали море так. Вообще не факт, что свевами римляне называли германцев, очень велика вероятность, что так они называли все непонятные им племена.

По поводу самого названия «венеды» можно сказать, что, скорее всего, в его основе лежит древнеарийский корень vand или vend, означающий воду. Как, кстати, у названий «синд» или «инд».

Считается, что это не было самоназванием данной группы праславян, но почему? Кто из современных «знатоков» разговаривал с древними венедами и выяснил это точно? :unknown:
Никто.

А вот имена Вандал и Ванда у славян были, а последнее и сейчас есть. И племена эти назывались венедами и в Галлии, и в Прибалтике, и в Малой Азии, и в Италии.
И почему-то везде их назвали одинаково совершенно разные соседние народы? :unknown:
Ну надо же думать головой, товарищи ученые! Хоть иногда. :fool:

Венеды или венды ведут свое происхождение из Тшинецкой (XIX–XI вв. до н. э.) культуры. Она возникла на базе Культуры боевых топоров и шнуровой керамики, то есть прямо происходит от базовой арийской общности народов. Тшинецкая культура возникла на месте, освободившемся после ухода на восток предков фатьяновцев и балановцев, то есть значительной части собственно праславян/русов. Надо полагать, создали ее люди, не ушедшие с основной массой населения. Качество оставшегося населения было ниже, поэтому и уровень Тшинецкой культуры был ниже, чем у Фатьяновцев и Балановцев.

То же самое повторилось во времена распада Киевской Руси в ХII-ХIII вв, когда основное и самое активное население южных княжеств ушло в Волго-Окское междуречье и даже дальше, спасаясь от княжеских усобиц и нападений степняков. Эти переселенцы стали предками современных русских, а те, кто остался на юге стали предками современных «украинцев». Конечно, имеются в виду «истинные украинцы-укры», отвергшие все русское, а не русские люди, насильно или по недомыслию записанные в XX веке в украинцы. Эти русские-украинцы представляют, в основном, вернувшееся с XIV по XX век на Украину население Руси/России.

Несомненно, в состав Тшинецкой культуры входили и предки балтских народов, которые тогда еще не выделились из славяно-балтской языковой общности. Точнее, прабалты были частью Сосницкой культуры на территории современной Беларуси и Черниговщины. Она входит в Тшинецкий круг родственных культур. Когда же прабалты выделились в XIII в. до н. э., то двинулись на север в Прибалтику, где и столкнулись с русами.

Праславянская же часть Тшинецкой культуры, как раз тогда, в XIII в. до н. э., переросла в Лужицкую (венедскую) культуру Центральной Европы.

Как отмечали Б. А. Рыбаков и А. Г. Кузьмин, Лужицкая культура по своему разнообразию больше похожа на многослойную. Большую часть лужицкого населения представляли праславяне, но в ее составе находились и прагерманские, и прабалтские племена.
Изображение
Карта Лужицкой культуры: а — кашубский вариант лужицкой культуры, б — поселения, в — курганы, г — могильники, д — клады; 1 — Ремершанц, 2 — Эберсвалъд. 3 — Седдин, 4 — Баальсхеббель, 5 — Веташков (Феттерсфельд), 6 — Вымословский, 7 — Жадково, 8 — Бискупин.

Ну, допустим, германцев там тогда не было. А балты находились. И пракельты. Однако их было очень немного, и они либо выделились и ушли в другие районы, либо слились с праславянами. Подобную «многослойность» имеют большинство, если не все, крупные археологические культуры древности.

Только интересно, что про другие никто не говорит, что они разноэтничны, а как только дело доходит до праславян, так они сразу же оказываются разноэтничны. Получается, что предки германцев, кельтов, финно-угров и еще бог знает кого жили монолитными коллективами близкородственных племен, а предки славян этакой этнической размазней, где одно село праславянское, другое угорское, третье германское, четвертое — балтское, пятое — скифское и так далее. При этом славянское село обязательно самое зачуханое и им все остальные помыкают.

Но потом все селяне волшебным образом сливаются и все вдруг оказываются славянами. А остальные бесследно исчезают. :D

Это к тому, что в стремлении ни в коем случае не признавать праславянство венедов-лужичей, многие западные археологи вообще отказались от решения вопроса этнического определения лужицкой культуры за неимением письменных свидетельств. Дескать, время это столь древнее, что от него не осталось письменных свидетельств о народах Европы за пределами Средиземноморья. Во как! И эти же самые специалисты нисколько не смущаются полным отсутствием письменных свидетельств по практически всем тогдашним археологическим культурам Европы. Да и не только Европы. А что, от Ясторфской культуры дошли какие-то тексты, позволяющие оценивать ее как германскую? Нет. Или от Гальштадта, как протокельтов? Нет. А уж сколько надписей и летописей оставили после себя финно-угры, балты и фракийцы того времени. Все библиотеки ими забиты. Или нет? Тогда в чем же дело?

Далее. Пишут, что наличие у лужичей мечей, фибул, бритв доказывает неславянскость Лужицкой культуры. Дескать, все это было чуждо ранне-славянскому быту. Извините, с чего это вы взяли? С того, что часть славян (склавины) в VI веке почти не имела этих вещей? Да, склавины не имели. Но склавины — это лишь малая часть славян и далеко не самая продвинутая. А другие славяне все это имели. Анты имели, северяне имели, вандалы имели, руги/русы имели и так далее. А вот многие бедные и отсталые германские племена, напротив, не имели. Фризы, например. Или саксы. У них вместо мечей были большие ножики — скрамасаксы.

А если признать, как это делаем мы, праславянское происхождение за киммерийцами, скифами, сарматами, бастарнами и многими другими древними народами, то уж у них-то мечей и фибул хватало с головой.

Глиняные фигурки птиц, как у лужичей, по мнению русофобов, связанных с германским обычаем помещать птичьи кости (точнее трупики) в могилы, это символы, которые показывают как раз иную обрядность, нежели трупики настоящих птиц.

Кроме всего прочего, ДНК-генеалогия установила у лужичан гаплогруппу R1a-M458 с новым снипом (необратимой мутацией) YP234, появившимся около 1300 г. до н. э. Профессор Клесов считает, что это вполне может означать появление племени — родоначальника Лужицкой культуры. Обратим внимание, что племя это было праславянским с местными корнями — R1a-M458 — YP234. Еще лет через 200 в Центральной Европе появились снипы CTS-11962 и L1029, а еще позже YP509. Тоже праславянские.

Главным занятием племен Лужицкой культуры было земледелие (применялись деревянная соха и плуг). Венеды культивировали злаки и бобовые — три вида пшеницы, просо, рожь, бобы, горох, люцерну и т. п., кроме того, имели распространение скотоводство, охота и рыболовство.

Но ведь рожь является ведущим признаком славянства народа, ее выращивавшего, поскольку никто, кроме праславян ее в древности не культивировал. Зато везде, где жили праславяне, наличествовало культивирование ржи.
В этом читатель может убедиться в ходе прочтения разных книг.

Еще венедам была хорошо известна обработка бронзы. Из привозной бронзы изготовлялись отличные топоры, серпы, кинжалы, мечи, украшения, сосуды.

В VII–VI вв. до н. э. распространилась металлургия железа, и во 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. железо уже полностью господствовало в производстве.

Племена Лужицкой культуры не знали гончарного круга, но изготовляли высококачественную разнообразную глиняную посуду: амфоровидные сосуды и кувшины, различные чаши, миски, сосуды яйцевидной формы. Характерны биконические сосуды, часто использовавшиеся в качестве погребальных урн.

Высокий уровень хозяйства и мирная жизнь позволили серьезно увеличить численность населения и с тех пор венедов стали всегда называть многочисленными племенами.

Хочу обратить внимание читателя! Эти земли Восточной Европы во времена античности и раннего Средневековья выпадают из исторических сочинений тогдашних и нынешних историков, поэтому у большинства людей создается впечатление, что там было что-то типа безлюдных болот и лесов. А это совсем не так. Древние авторы писали, что там жили бесчисленные племена венедов. Но бесчисленные племена не могут жить в болотах и лесах. Значит, земли эти были достаточно развиты, чтобы прокормить «бесчисленное» население венедов, предков славян.

И наконец. Похоже, что именно венеды в XIII в. до н. э. стали родоначальниками настоящей революции военного дела, вызванной появлением именно у них мощного длинного копья и рубящего меча. Щиты, видимо, также были большими.
Изображение
Бронзовые мечи и наконечник копья лужицкого типа из Венгрии.

Это предположение выдвинул американский историк Роберт Дрюс на основе оценки «культуры полей погребальных урн», возникшей тогда же в XIII в. до н. э. по окраинам Лужицкой культуры.

На самом деле Культура полей погребальных урн является комплексом нескольких родственных культур по периферии Лужицкой и явно получивших импульс к развитию именно от венедов-лужичан. А сама Лужицкая культура появилась именно в момент этой военной революции как ее результат. Полностью оформились культуры полей погребальных урн примерно к 1000 г. до н. э. вдоль Дуная и Рейна. К этому времени значительная часть венедов и жителей полей погребальных урн сменили религию.

Сначала у лужицких племен преобладали два типа погребальных обрядов: трупоположение на боку в позе эмбриона (как у ранних балановцев и фатьяновцев) и трупоположение в каменном ящике. Но постепенно, с юга, на территорию Лужицкой культуры, стал проникать обряд кремации. Это означает смену религиозных представлений — событие огромного значения, вспомним крещение. Причем, если сначала остатки кремации накрывались курганами, то очень скоро пепел и кости кремированных стали захоранивать в простой ямке, в глиняном сосуде (урне) без каких-либо внешних признаков могилы. Ну а еще какое-то время спустя в Европе стали появляться могильники, в которых обнаруживаются погребения сожженного праха, но уже без урн, то есть их посчитали излишними! Все это является очевидным признаком формирования новой веры и религии.
Изображение
Карта распространения культуры «полей погребальных урн».

Вот Дрюс и предположил, что наблюдаемые культурные изменения могут быть результатом новых способов ведения боя, основанного уже не на использовании колесниц, а на доминировании воинов-пехотинцев, вооруженных длинными копьями и такими же длинными рубящими мечами. Это изменение вызвало смену власти и падение целых государств в тогдашних обществах элитарного типа. И если раньше была каста воинов, сражавшихся колющими мечами с деревянными рукоятками, которыми нужно было всю жизнь учиться фехтовать, то теперь им на смену пришел «вооруженный народ» с мечами типа «Naue II» в руках. Этот меч, появившийся в восточных Альпах и Карпатах около 1200 г. до н. э., быстро распространился по Европе и стал единственным видом меча уже в XI в. до н. э. Позднее бронзу заменило железо практически без изменения дизайна клинка, только рукоятка меча стала литой бронзовой. В конце эпохи полей погребальных урн, то есть в гальштатский период мечи достигли длины в 80-100 см, то есть они стали исключительно мощным оружием, способным с одного удара покончить с любым противником. Длинное же копье привело к формированию глубокого плотного строя, впоследствии названного греками «фалангой», а русами — «стеной».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Поморские русы и венеды. Экспансия и оборона

Новое сообщение ZHAN » 19 июн 2020, 22:42

Выходит, что венеды Лужицкой культуры стали изобретателями оружия и тактики массовой пехотной армии, много веков доминировавшей после этого в Европе, в том числе таких «прогремевших» на весь мир систем, как спартанская и македонская фаланги, римский легион, «клинья», «каре», «стены» народов моря, кельтов, германцев, славян и так далее. Это достижение наших предков пора уже признать официально.

Вероятно, новое оружие и тактика привели к изменениям в общественном строе венедов, появлению новой жизненной философии и даже религии. Так появились погребальные урны как нечто среднее между старыми венедскими трупоположениями и киммерийскими курганами с кремацией. А позже процесс упрощения погребального обряда свидетельствует о демократизации жизни лужичан.

Новое оружие, тактика и религия очень быстро распространились по окрестным культурам, которые оказались более агрессивними, чем венеды и начали экспансию во все стороны. Таким образом произошел новый всплеск индоевропейского заселения Европы. Направления его показаны на карте.

Эта волна толкнула на юг «народы моря», жившие тогда на Волыни, и дорийцев, разгромивших Ахейскую цивилизацию в Греции.

Этруски в северной Италии также восприняли эту культуру после того, как часть венедов прорвалась в северную Италию, где основала знаменитую сегодня Венецию. Их путь шел по «Янтарной дороге» и близ Любляны в Словении археолог Людмила Плесничар обнаружила обширные поселения культуры урновых захоронений примерно 1200 г. до н. э. Там же найдены руины крепости венедов, которую римляне позднее назвали Эмоной, то есть «Городищем». Страбон же называет ее Лубеоном, что является лишь некоторым искажением славянского слова Любляна от корня «Лоб» — холм. В Италию венеды пришли через сто лет, примерно в 1100 г. до н. э. Свою культуру венеды в Италии сохраняли до христианизации Римской империи. Как и в других местах, италийские венеды жили, в основном, крупными селами близ рек, развитое земледелие, искусная обработка бронзы, торговля янтарем и изделиями из него.

Интересно, что с венетами путь к Италии проделала и часть русов из Прибалтики. Они принесли в Истрию и Венецию свой субклад Z280, которого ранее здесь не было.

Около 1000 г. до н. э. венеты перешли Апеннины и вторглись в Тоскану, где смешались с местными этрусками, дав начало культуре Вилланова.

Эти же новшества помогли прибалтийским русам продвинуться далеко на запад по южному берегу Балтийского моря вплоть до южной Дании и заселить земли, ставшие впоследствии родиной варягов.

Еще мы видим, что именно из полей погребальных урн вышли кельты, в VIII в. до н. э. сформировавшие свою первую самостоятельную культуру Гальштадт, заселившие Британию, Галлию, Приальпийские области, северную Италию и часть Иберии. Впрочем, гальштадтцы еще не были кельтами, лучше назвать их пракельтами. Слово «гал», кстати, переводится как соль. Это были племена соледобытчиков и солеваров, соответственно и солеторговцев. Они удивительно быстро создали развитую культуру и сильную организацию, первыми в Европе научились металлургии железа. Но настоящие кельты появились в западной части Гальштадта в только VI в. до н. э. Древний кельтский язык представляет загадку, ведь кельты не оставили ни одной надписи. Те кельтские языки, что дошли до нас сегодня, являются периферийными и, несомненно, подверглись значительной трансформации в ходе взаимодействия с неарийскими языками западной Европы. Очевидно, что кельты были смешанными племенами, значительную долю в которых составляли венеды западной Европы. Отсюда и множественные соответствия в галльских и славянских культурах и языках.

Уточним, что все эти всплески и появление новых этнолингвистических групп происходили в рамках массива арийских народов Европы, от которого и отпочковывались новые общности, до этого жившие единым пранародом. Выделившиеся общности уже какое-то время жили на периферии большого массива арийцев и для формирования своих групп им требовался последний толчок, коим и стали новое оружие и тактика, позволившие народам-новичкам отвоевать себе «место под Солнцем».

Как пишет об этом времени чешский археолог второй половины XX века Ян Филипп:
«Культура полей погребальных урн неожиданно возникла на рубеже второго и первого тысячелетий в большой части Подунавья и в южногерманской области курганных погребений, а также в северо-западной части Франции и в Швейцарии. Повсюду мы обнаруживаем трупосожжение, повсюду замечаем похожий культурный инвентарь».
Из данных Филиппа необходимо выделить информацию о том, что с заменой курганной культуры на культуру погребальных урн существенно переменился подход к подбору места для поселений. Теперь все они размещались в местах, удобных для защиты. А сами городища еще и укреплялись валами, сложенными из камней или бревен. С другой стороны, многие районы вообще обезлюдели. Понятно, что Лужицкая культура и Культура полей погребальных урн были военными культурами, начавшими перестраивание тогдашнего мира. Они не только нападали, но и защищались. К юго-востоку от них жили срубники-киммерийцы, их влияние тоже изменило религиозные представления лужицких племен. Особенно сильно киммерийское влияние проявилось с VIII–VII вв. до н. э.

А. Г. Кузьмин объясняет это вторжением киммерийцев, теснимых скифами, на земли Лужицкой культуры. Он пишет, что именно тогда запустели многие районы Лужицкой культуры. Правда, киммерийцы не остались в массе жить на территории лужичан, а прошли дальше на северо-запад, где и начали формирование протонарода кимвров, который сотряс Рим в конце II в. до н. э. Но при этом киммерийцы разрушили формирующиеся государственные образования лужицких племен и, в целом, уровень развития Лужицкой культуры снизился. Окончательный удар по ней нанесли уже скифы.

Войны в Центральной Европе тогда были отнюдь не мелкими стычками. В 1996 году в Мекленбурге в 120 км к северу от Берлина было случайно обнаружено место самого древнего из известных на сегодняшний день европейских сражений. Оно произошло около 1250 г. до н. э. у переправы через речку Толлензе.

Геомагнитное исследование 2013 года раскрыло факт существования 120 метрового моста или гати, пролегавшей через долину реки. Откопанные в течение двух сезонов раскопок конструкции оказались сделанными из деревянных столбов и камней. Радиоуглеродная датировка показала, что большая часть моста была построена более чем за 400 лет до битвы, но часть его могла быть восстановлена приблизительно в ту же эпоху, когда произошло сражение. Предполагается, что сооружение могло использоваться столетиями, будучи хорошо известным ориентиром в этих краях. Именно переправа была целью группы пришельцев, в основном мужчин возрастом 20–30 лет, а местное население защищало мост, как считает археолог Тербергер.

Судя по изотопам металлов в зубах, пришельцы были родом из южной Европы, возможно, современной Франции или Испании. Соответственно, шли они на восток в Поморье и шли организованной и хорошо вооруженной армией числом в несколько тысяч человек. 27 % погибших у Толлензе уже имели раны, полученные в предыдущих походах, а значит, представляли собой профессиональных воинов.

Профессор Клесов считает, что нападавшие были западноевропейцами гаплогруппы R1b, продолжавшими попытки завоевания Европы и, видимо, эта была одной из последних. Вскоре арии гаплогруппы R1a перейдут в контрнаступление и отвоюют большую часть западной Европы.

Местное население Мекленбурга, венеды зарождающейся Лужицкой культуры, тогда жило весьма разрозненно, небольшими и неукрепленными поселениями. Общая численность населения области вряд ли превышала 70-115 тысяч человек. Однако, видимо, люди смогли сорганизоваться и дать бой пришельцам.

По прикидкам археологов, у моста Толлензе сошлись не менее 4000 воинов с обеих сторон, а, скорее всего, даже больше. Проигравшие сражение потеряли убитыми около 750 человек, тела которых победители просто побросали в реку, предварительно забрав оружие и доспехи, а также украшения. Пребывание в воде защитило тела от хищников и птиц. На костях отсутствуют следы обгладывания и волочения, обыкновенно оставляемые падальщиками. Но на некоторых погибших сохранились золотые, бронзовые, оловянные и даже цинковые (в сплаве со свинцом) кольца и браслеты. Видимо, это были те, кто утонул еще в ходе битвы.

Потери победителей неизвестны, поскольку они, конечно, собрали тела своих. Неизвестно и кто одержал победу, но, если судить по тем же изотопам, проиграли пришельцы, ведь большинство найденных останков принадлежит южанам.

Армии сражались палицами, копьями, мечами и ножами. Интересно, что палицы выглядели весьма современно и были очень похожи на бейсбольные биты и клюшки для крикета. У воинов было очень много луков. Стрелы с бронзовыми и кремневыми наконечниками пробивали черепа и застревали глубоко в костях. Пронзенные копьями лошади, принадлежавшие воинам высокого ранга, падали в грязь. Таких лошадей пока найдено пять.

Это невысокие, но выносливые европейские лошадки. Не все выдержали напряжение ближнего боя — некоторые воины смешались, побежали и были поражены сзади. Это также видно по останкам.

Главным оружием, как всегда, было копье, причем ожесточение боя было таково, что некоторые воины были пробиты копьями по нескольку раз. Это видно по повреждениям на костях жертв.
Изображение

Большую и лучшую часть оружия и доспехов собрали победители, поэтому полностью представить оружие и снаряжение мы сейчас не можем. Как и одежду. Мечей не найдено вовсе, хотя следы от рубящих ударов на костях есть.

В общем, наличие в северной Европе мощной государственной организации и армии можно считать доказанным, и к созданию их причастны, в том числе, праславяне-венеды.

Из лужицких поселений наиболее полно изучено городище у села Бискупин в Польше в 90 км к северо-востоку от современной Познани. Возраст крепости дендрохронология определяет, как 738/737 г. до н. э. Получается, что Бискупин всего на 15 лет моложе Рима!

Крепость была основана на озерном полуострове, но вскоре жители перекопали перешеек, превратив полуостров в остров. Берега острова были укреплены 18–20 тысячами дубовых и сосновых бревен, вбитых в дно озера в несколько рядов под углом в 45 %. Городище обнесено мощной деревянной стеной из трехрядных городниц — клетей, засыпанных землей и песком. А этот тип строительства — чисто славянский, в чем мы еще убедимся неоднократно. Общая длина стены — 463 м, площадь крепости — 2 га. Толщина стены составляла 3,5 м, а высота — 6 м. К воротам через торфяник ведет деревянный мост длиной 120 м. Внутри городища вдоль стены идет деревянная мостовая, а поперек всего городища проходят одиннадцать мощеных дубовыми плахами улиц шириной 2,4–3,4 м. На них, вплотную примыкая друг к другу, стоят более сотни деревянных жилищ. Стены их образованы столбами, промежутки между которыми забраны горизонтальными бревнами (заостренные концы их вставлены в пазы столбов). В каждом доме, хоть он и невелик, три комнаты: сени, жилая комната с очагом и спальня.

Эту каркасную конструкцию, опять же, приписали немцам, которые начали использовать такую технологию только с XII века уже нашей эры.

В Бискупине жило до 2000 человек, видимо, одного племени. Перед воротами была небольшая рыночная площадь, посыпанная мелким гравием.

Что до генетики, то представитель лужицкой культуры из Хальберштадта в Саксонии, живший 1113–1021 лет до н. э., был носителем Y-хромосомной гаплогруппы R1a1-Z280 и митохондриальной гаплогруппы Н23. Это типичные для восточных славян признаки, доказывающие преемственность населения на этих землях.

Нам обязательно скажут, что гаплогруппа R1a не может считаться специфически славянской. Не может. Но она с гораздо большей вероятностью показывает родство ее носителя со славянами, чем с любыми другими людьми. И тут уж позвольте нам выбрать славян, как наиболее вероятных претендентов на потомков лужицкого населения.
Изображение
Реконструкция Бискупина.

Генетика представителей культуры полей погребальных урн более разнообразна и представлена гаплогруппами I, R1a, R1b. То есть, население этой культуры было более разношерстным. Это и понятно, ведь она дала начало развитию нескольких этноязыковых общностей, таких, как славяне, кельты, возможно, часть иллиро-фракийцев и германцев.

А ведь Бискупин был не единственной крепостью лужичан. Просто он лучше сохранился и лучше изучен. Есть Ремершанц под Потсдамом, есть Баальсхеббель, есть и другие.

Несомненно, во всех этих процессах, связанных с лужицким «взрывом», участвовали и прибалтийские русы.

В X в. до н. э. среди русов Прибалтики распространился обычай захоронений в ладьевидных могильниках, которые прибалты называли потом «чертовыми ладьями». Сейчас они датируются 970–950 годами до. н. э. и считаются скандинавскими, совершенно безосновательно, ибо германцев-скандинавов тогда еще не существовало в природе, а в Скандинавии жило доиндоевропейское население, которое мореходством не занималось и до Прибалтики не добиралось.

А вот русы в Прибалтике жили и захоронения эти принадлежат именно им. Вероятно, именно тогда русы начали осваивать Балтийское море в качестве мореходов. «Чертовы ладьи» встречаются в Прибалтике, Финляндии, Дании и, особенно часто, на Готланде. А еще, на мысе Токмак в северо-восточном Прикаспии, где скандинавов уж точно никогда не было, зато были срубники, очень близкие праславянам!

Пора разобраться и с германцами, чтобы лишить неискушенного в истории читателя иллюзии о «вечном» господстве этих народов в Европе.

Мы уже указывали, что история прагерманцев начинается где-то в причерноморских степях, видимо, в рамках Катакомбной культуры. Согласно «Младшей Эдде», в XI в. до н. э. прагерманцы жили во Фракии, где были владения их мифического прародителя Тора. Получается, что основу прагерманцев составляли гето-фракийцы. Не случайно первый готский историк Иордан называл своих родственников гетами. Самоназванием прагерманцев было «асы». А ближайшими соседями и врагами их у реки Дон были «ваны», то есть венеды.

От Тора до Одина сменилось 20 поколений, то есть, примерно, 600 лет. Это значит, что Тор жил в начале XI в. до н. э. Видимо, именно тогда и появились прагерманцы, выделившись из массива северобалканских и причерноморских народов. И похоже, что западная часть киммерийцев тоже приняла участие в этногенезе прагерманцев. Как, видимо, и часть местных праславян. Окончательное формирование германцев задержалось на 600 лет потому, что жили они в очень насыщенном людьми и событиями районе, не дававшем им возможности создать свою этническую группу. Это понял и смог сделать другой вождь прагерманцев — Один.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Германцы, русы и вторжение угров

Новое сообщение ZHAN » 20 июн 2020, 15:57

Один повел массу прагерманцев на северо-запад где-то в начале VI в. до н. э., скорее всего, отступая перед натиском скифов. По пути прагерманцы вбирали в свой состав местные племена киммерийского, кельтского и венедского происхождения. Они заселили Ютландию и переправились оттуда в Скандинавию, где обнаружили достаточно многочисленное доарийское население, которое люди Одина завоевали и поселились среди него, «взяв себе жен». Началось постепенное слияние прагерманцев и автохтонов Скандинавии, которое и дало германцев. Причем, в Скандинавию прагерманцы переселялись несколькими волнами вплоть до III века, когда и только большая часть населения Скандинавии была огерманена. В VI же веке до нашей эры прагерманцы поселились, в основном, в Ютландии и Шлезвиге.

Прагерманские захоронения VI в. до н. э. были подобны лужицким урновым могилам. Это совсем неудивительно, ведь Один проходил по лужицким землям, да и до этого прагерманцы уже давно находились в зоне лужицкого влияния.

Но уже в том же VI в. до н. э. среди прагерманцев начали появляться могилы типа «круги из камней» с кремацией, причем они одновременно появились в южной Скандинавии и в северной части нынешней Центральной Германии. Там возникает Ясторфская культура, которая показывает расселение первых уже настоящих германцев в южной Скандинавии и Северной Германии между кельтами и праславянами. Причем ясторфцы находились под большим влиянием кельтов, чем праславян.
«В отдельные периоды их культура принимала прямо-таки латенский облик».
[Кузьмин А. Г. Начало Руси.]

Культура первых германцев была весьма примитивной. Наиболее типичными обиталищами ясторфцев были небольшие (до 25 м2) бревенчатые дома без фундамента, а также бревенчатые землянки, которые составляли маленькие сельские поселения. Основу хозяйства составляло животноводство (коровы, свиньи, овцы, козы). В 53 г. до н. э. Цезарь отметит:
«Земледелием они занимаются мало; их пища состоит главным образом из молока, сыра и мяса».
Ему вторит Тацит:
«Германцы любят, чтобы скота было много: в этом единственный и приятный для них вид богатства».
Эти высказывания римлян очень характерны. Ведь германцы произошли от степных скотоводческих племен Причерноморья, плохо знакомых с земледелием.

Неотъемлемой частью экономики были охота и рыболовство. Растениеводство было развито слабо. Выращивали, в основном, ячмень, и только к I в. до н. э. появились овес, пшеница, просо, лен. Техника обработки земли была примитивной (деревянные сохи и плуги при технологии однополья). Очень убогой была керамика. Только германские кузнецы не подкачали и быстро стали перенимать кельтские технологии и мотивы. Суровость быта подтверждается антропологическими данными: средняя продолжительность жизни мужчин — 35 лет, женщин — 32 года. Нищету германцы компенсировали агрессивностью и храбростью.

В III в. до н. э. ясторфские германцы двинулись на восток и заняли низовья Одры на землях поморских русов. Возможно, тогда же они заселили и остров Готланд, где сформировался народ готов. А из смешанного ясторфско-русского (поморского) населения сформировались скиры и бастарны.

Таким образом, германцы, вообще-то, появились не очень давно, гораздо позже праславян и арийского в них гораздо меньше, чем в праславянах и славянах. Германцы сложились из большой доли доарийского населения Европы, потом они смешались со славянами в Привисленье, Причерноморье и Подунавье. Позже германцы стали представлять довольно ощутимую антропологическую и генетическую смесь ариев с доариями автохтонами.

Да еще, оказывается, германцы считали, что во II веке в их состав влилась значительная часть донских аланов во главе с князем Роллоном. Саксон Анналист даже дает точную дату — 166 год. Между прочим, аланы Подонья известны уже поздним русским как «ясы», то есть те же асы Одина. Имя «Алан» широко распространено среди германцев по сей день. Об аланах мы еще расскажем.

Снорри Стурлуссон в «Саге об Инглингах» рассказывает, что Один вывел большинство асов из их столицы Асгарда, располагавшегося где-то на Дону, на север, откуда южным берегом Балтики, через страну Гардарики, они добрались до Саксонии. Может быть, под Одином Снорри имеет в виду Роллона? Ну, а Гардарики, скандинавы, как известно, всегда называли Русь и только Русь. Собственно, пройти через Гардарики Один смог, только заключив союз и породнившись с местными «ванами». Так он и сделал.

Какой бы из источников ни ошибался, ясно, что прагерманцы пришли в Саксонию, Ютландию и Скандинавию двумя волнами из двух мест: Северной Фракии и Дона. К сожалению, в отличие от переселения готов, эти нашествия прагерманцев археологами пока не прослеживаются. Хотя что тут прослеживать, когда даже греки знали, что киммерийцы ушли от скифов на север. Ясно, что значительную часть этих «киммерийцев» составляли прагерманцы. На новом месте полное слияние киммерийцев с другими прагерманцами дало Ясторфскую культуру настоящих германцев.

В V веке в состав германцев влилась добрая часть угорских и тюркских, в том числе монголоидных элементов, пришедших с гуннами. Именно поэтому, оказывается, германцы антропологически наиболее близки фракийцам и болгарам. Германские же языки, вообще в корне своем, не арийские. Ведь прагерманцы в Скандинавии оказались в меньшинстве по сравнению с аборигенами и быстро растворились среди них, восприняв и их язык.

Закончим тему погребений в ладьях. Первые скандинавские сожжения в ладьях становятся известны на Аландских островах только в VII веке и авторами их были маргинальные викинги, оторвавшиеся от своей родины и ушедшие на восток. Скорее всего, обычай они подсмотрели как раз у русов. От русских скандинавские «чертовы ладьи» отличаются отсутствием погребальных камер.

Сейчас «чертовы ладьи» обнаружены и в славянском Поморье, только более поздние, VIII–IX вв.

Все морские и торговые термины на Балтике имеют славянское происхождение. Это веско говорит о том, кто был хозяином этого моря.

Поселившись в XIII в. до н. э. на новом месте в Прибалтике, русы начали серьезно менять свой образ жизни. Из лесных и речных жителей, в основном, земледельцев и скотоводов, они стали переходить к морской торговле и пиратству. Видимо, одним из основных товаров тогда был янтарь, ведь «янтарный путь» был известен уже гомеровским грекам. Хотя металлургия у русов тоже оставалась в большом почете.

Торговля же янтарем оставалась главным занятием прибалтийских русов на протяжении многих веков, вплоть до появления в устье Вислы готов.

Еще о финно-уграх. Примерно в VIII в. до н. э. в лесах между Уральскими горами и Карелией начала формироваться новая культура, получившая название Ананьинской. Вот это и было начало наступления финно-угров. Ананьинская культура определенно угро-финская, не в пример культуре сетчатой керамики. А то, что ананьинцы начали наступление на запад и юг, прямо доказывает чуждость ее носителей тем, кто подвергся их нападению. Вот тогда-то финно-угры впервые и появились на русских землях, а не жили там «всегда», как внушили нам «специалисты».

На этот счет существует один русский источник, правда, довольно поздний — Сказание о Словене и Русе. Так вот там сказано, что славяне заселяли Приильменье еще в XXIV в. до н. э., а однажды у них случилась страшная эпидемия и они сильно ослабели. Этим воспользовались «белые угры» и завоевали славянские земли, разрушив все города и истребив их жителей. В этом сообщении отразилось как раз наступление финно-угров на славянские земли в VIII в. до н. э.

Именно финно-угры напали на русские крепости в Псковской области и в Латвии, и разрушили их. Стены крепостей утыканы костяными наконечниками угорских стрел. Население крепостей было перебито. Здесь интересно два момента. Во-первых, таких крепостей в Восточной Европе в то время археологи еще не знали. Крепости со рвами, двойными валами, частоколами, каменными стенами! А внутри — железоделательное производство. Во-вторых, крепости не могли принадлежать финно-уграм, поскольку они были разрушены ими в VIII в. до н. э.

Но, правда, дальше угры не прошли, были остановлены.

В этой связи стоит вспомнить о факте серьезной природной катастрофы, произошедшей в то время в Прибалтике и ослабившей русов перед лицом захватчиков.

Итак, около 700 г. до н. э. на остров Эзель (Русел) упал железный метеорит. Предположительный вес его составлял 800 тонн и на острове обнаружены 8 кратеров, крупнейший из которых имеет диаметр 110 м. На острове погибли в огне два русских поселения: Ашва и Ридала, а на месте крупнейшего кратера образовалось озеро Каали. Интересны санскритские названия этих трех объектов, связанные с тем, что на острове жило население с азиатской гаплогруппой R1a-Z93, пришедшее из степей и сохранившее древние язык и традиции.

Возможно, метеорит был гораздо больше, но часть его упала в море и Чудское озеро, ведь русский город Псков изначально назывался Плесков от корня «плескать». Но, может быть, и от «плеса». Мы не настаиваем.

В этом случае зона поражения, включая цунами, должна была быть намного больше.

Но, может быть, падение метеорита наоборот, помогло остановить наступление финно-угров. Кто знает, как они расценили это явление. А русы на острове Русел сначала поклонялись озеру Каали и бросали туда жертвенные дары, а затем начали плавить железо из фрагментов самого метеорита.

И все же, видимо, под давлением угров, усугубленным метеоритной атакой, часть русов начала уходить на юго-запад. К VI в. до н. э. балтийские русы заселили южное побережье Балтийского моря между реками Одра и Неман (тогда называвшийся Русой). Их культуры известны археологам как Поморская (VI–II вв. до н. э.) и Оксывская (II в. до н. э. — I в. н. э.).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Русы поморской культуры

Новое сообщение ZHAN » 21 июн 2020, 16:08

Поморская культура считается произошедшей из Лужицкой, относящейся к венедам, но, на самом деле, она не является производной от Лужицкой. Она не венедская. Поморская культура была принесена в Поморье русами с северо-востока. Она намного более развита, нежели Лужицкая.

Поморская культура демонстрирует определенное развитие государственности, лучшую металлургию и многое другое. Погребальный обряд поморцев отличался от венедского. Они хоронили прах своих покойников в каменных саркофагах с размещенными внутри лицевыми урнами. Это необычно для праславян, но поморские русы и были необычными праславянами. Подобные урны использовались, кстати, троянцами, а позже этрусками и галлами. Ряд исследователей так и указывает на связь этой культуры с этрусками — находки изделий из балтийского янтаря, в Этрурии, часто встречающиеся находки этрусских изделий на балтийском побережье. ДНК-генеалогия подтверждает русское, то есть, восточнославянское происхождение поморцев, поскольку четко прослеживает эволюцию восточнославянской гаплогруппы R1a-Z280 в поморскую L365, появившуюся в VIII в. до н. э.

Вряд ли местные лужицкие венеды были сильно против этого проникновения. Русы были очень близким народом, при этом они сильно ускоряли развитие венедов, их торговля и металлургия повышали уровень жизни венедов. А скоро русам пришлось еще и защищать венедов. В самом конце VI в. до н. э. с юга на земли венедов начались опустошительные скифские набеги. Сами венеды в силу раздробленности не могли защитить себя и тут на помощь пришли русы. Они двинулись на юг и остановили скифов в среднем течении Одры и Вислы.

Проникновение русов на юг отмечено археологами культурой Подклешевых погребений (V–III вв до н. э.), которая за несколько лет заняла всю территорию Лужицкой культуры, вплоть до современных Пинска и Владимира-Волынского. И все же центр Русского государства оставался в Поморье. На юг проникла лишь незначительная часть поморцев.

Поселения этой культуры были неукрепленными — большинство насчитывали 20–40 жителей и располагались на песчаных холмах в поймах рек или же на речных террасах. Жилища в основном были представлены полуземлянками и наземными домами столбовой конструкции. Могильники бескурганные с трупосожжениями. Остатки кремации помещали в глиняные сосуды-урны или ссыпали прямо на дно могильной ямы. Часто захоронения прикрывали сверху опрокинутым вверх дном горшком-клошем, откуда и пошло название культуры.

Знаменитый археолог Седов именно подклешевцев рассматривал как первых славян. Хотя почему? А потому, что считал, что славяне всегда имели культуру, подобную той, что известна с V–VI веков. И вот подклешевцы ему показались похожими. Не знаю. Сам принцип Седова нам кажется неверным. Мы считаем, что праславяне не обязаны были иметь обычаи и культуру, подобные славянским раннесредневековым. Поэтому, по нашему мнению, подклешевцы являлись лишь одним из праславянских союзов племен.

Русы-поморцы тогда охотнее двигались на запад. Там, кстати, существует знаменитая «могила короля Хинца»! Этот исторический памятник расположен в области Пригниц на северо-западе федеральной земли Бранденбург (слав. Бранибор). Памятник представляет из себя самый большой в Германии и один из самых больших в Европе курганов-гробниц. Археологические раскопки подтвердили название — это действительно захоронение могущественного властителя той эпохи. Но самое интересное во всей этой истории, что это — крайне редкий, даже уникальный случай, когда народные предания еще в XIX веке сохраняли память о событиях давностью в несколько тысяч лет.
Изображение
Находки из могилы короля Хинце.

Так вот, немецкие крестьяне упорно считали, что в «могиле» похоронен царь вендов-ободритов в тройном гробу (золотом, серебряном и бронзовом) и со своим мечом. Так оно, в принципе, и оказалось. Когда курган вскрыли в 1899 году, там обнаружили каменную камеру (как бы, первый гроб), в ней на постаменте стояла большая керамическая урна — второй «гроб» предания. В этом керамическом сосуде находился и еще один, очень изящно отделанный, сосуд из бронзы с прахом умершего — третий, «золотой» гроб короля Хинце. Рядом, как и гласило предание, лежал меч короля, только также, как и «гроб» он оказался не золотым, а бронзовым.

По бокам от этого неординарного погребения находилось еще два небольших и более простых керамических сосуда с прахом двух женщин — видимо, жен или наложниц короля. Кроме меча покойнику был оставлен и другой богатый инвентарь — украшенные бронзовые ножи, боевые топоры, браслеты, кольца и прочее. Как сам инвентарь захоронения, так и его величина не оставляют никаких сомнений — это действительно могила одного из могущественнейших варварских королей своего времени. А время это по радиоуглеродному анализу было датировано бронзовым веком, точнее — 900–800 гг. до н. э.

Находка эта произвела в свое время настоящую сенсацию в Германии. Еще бы, случай во всех смыслах уникальный — как само погребение, так и еще больше то, что память о нем сохранялась в деталях на протяжении почти 3000 лет!

И вот тут возник вопрос. Официально считалось (и сейчас считается), что в первом тысячелетии до нашей эры тут должны были жить древние германцы, которые, однако к V–VI вв. почти полностью покинули эти земли. Территорию заселили славяне, но и те практически бесследно исчезли в Средневековье, будучи частично истреблены, а частично ассимилированы немцами. Получается, до современных немцев это предание должно было дойти в двойной передаче: древние германцы — славяне — средневековые немцы. Что, мягко говоря, совершенно невероятно.

Однако, факт остается фактом. Предания были детально записаны до раскопок. Раскопки их подтвердили. Артефакты ныне в музеях, выставлены для всеобщего обозрения. Из песни слов не выкинешь. А это значит, что никакого промежуточного звена не было и немцы просто восприняли праславянскую легенду у славян. Такие переходы преданий известны.

Тем более, что тогда же у лужицких сербов была записана песня, в которой рассказывалось о победе сербского короля «Хунце» над германским королем и о гибели Хунце. Упоминается там и замечательный золотой перстень короля Хунце, о котором всегда рассказывали и немецкие крестьяне соотносительно со знаменитым курганом, и который (или подобный ему) был однажды найден в его окрестностях.

Кем был «король Хинце или Хунце»? Может быть он был князем лужицких венедов IX в. до н. э., либо князем русов из Прибалтики. Прибалтийские русы имели государственную организацию и как раз в эти годы они начали осваивать Балтику. И возможно, это один из их князей дошел до Бранибора и Пригница. Славянский корень «Кн» в имени князя виден, подобных имен достаточно и сегодня, они имеют смысл «конечный» (Канец, Конец и т. д).

Но там же жили и хуны. Корень «Хун/Гун» его имени в тех местах был широко распространен. Поэтому может быть и так, что Хунце был правителем хунов, о которых мы пока ничего не знаем.

Много крупных курганов того времени есть и на острове Рюген (Руян). Строителем самого большого в мекленбургских легендах считается некая великанша, строителем другого — великан Бальдерик. Отметим, что онемеченное население этих мест не считает строителей курганов немцами и вообще германцами. Термин «великан» означает чужеродность персонажа. Но, правда, вендов немцы выделяли в отдельную группу, а великанов называли «хунами», то есть, скорее всего, гуннами. Гунны действительно владели этими землями до I в. до н. э. Венедов, живших здесь, немцы славянами не считали и правильно. Они ведь были праславянами, поэтому имели другой язык и обычаи. В любом случае, те гуны, которые жили в Поморье в I тысячелетии до н. э., были либо ветвью праславян, либо близким к праславянам союзом арийских племен. Однако, вопрос этот пока совсем не разработан и мы не можем в него углубляться.

Мы уже писали, что в VII в. до н. э. земли современной Восточной Германии заняли бежавшие от скифов киммерийцы. Они двигались туда по южной границе лужицких племен, вбирая по пути в свою среду часть венедов, прагерманцев, кельтов, иллиро-фракийцев. Сейчас известно, что западнее и юго-западнее Прибалтийской Руси с VII века до н. э. находилась зона смешения народов, в которой одновременно жили племена доиндоевропейского, кельтского (с III в. до н. э.), германского (с VI в. до н. э.), славянского и других языковых корней. Ко II в. до н. э. эти племена стали приобретать форму протонарода, известного как кимвры. Вероятно, основу его и составили сильно германизированные и кельтизированные киммерийцы. В 120 г. до н. э. кимвры начали свое великое переселение на юг и запад, столкнулись в войне с Римом и погибли.

После ухода кимвров, на их оставленные земли двинулись германцы саксы и даны с севера и значительная часть Поморской Руси с востока. Русичи потеснили германцев Ясторфской культуры за устье Одры и заняли опустевшие кимврские земли до пределов Ютландии. Сегодня это территория восточной Германии.

Вообще, поморские русы считали своим предком князя Антура I, женатого на богине брака и семьи Сиве. В латышском языке это слово до сих пор переводится как «жена». Антур жил в Прибалтике и однажды отправился на запад по Балтийскому морю во главе флота, в итоге завоевав Поморье.

В Мекленбургских генеалогиях об Антуре написано следующее:
«Антюр, древнейший король вандалов и герулов, был сыном скифской амазонки и могучим воином в войске Александра Македонского. После смерти своего повелителя (323 г. до. н. э.), Антюр покинул Азию на корабле, носившем имя „Буцефал“ с изображением бычьей головы на флаге, а на форштевне с изображением Грифона. Выйдя в Атлантику и войдя затем в Балтийское море, он достиг Мекленбурга и основал там несколько городов. Затем он взял в жены Сюмбуллу, дочь конунга готов и родил с ней сына по имени Анав, ставшего его преемником и родоначальником герцогского рода Мекленбургских.»
В момент смерти Александра Антуру было 20 лет, а умер он через 50 лет в 273 г. до н. э. Как пишет хроникер, Антур сначала основал несколько городов, и только затем женился.

Не знаем, как там насчет воина Александра Македонского, уж больно это избитый сюжет. Да и насчет плавания вокруг Европы тоже. У Саксона Грамматика Антюр приплыл с востока по Балтике и это куда правдоподобнее. По поводу жены готки ничего сказать нельзя. Все возможно, но у Саксона Грамматика жена Антюра носит имя Сива. Что же касается бычьей головы на флаге, то хорошо известно, что именно бычья голова была гербом поморских славян. И знаки Рюриковичей происходят именно от нее.

Время жизни Антура I привязывается Мекленбургскими генеалогиями и Саксоном Грамматиком ко временам Александра Македонского, точнее к 343–273 гг. до н. э.

По легендам, Антур отдал Поморье своему сыну Аттавасу, в то время как остальные сыновья правили на востоке, «в Финляндии». Под Финляндией надо понимать тогдашнюю Прибалтику. Имя Аттаваса очень древнее, арийское и, конечно, дославянское. Аттавас был женат на сарматской принцессе Оритис (Дритва), что показывает тесные связи между северными и южными русами, о которых речь пойдет ниже. Аттавас прожил или правил 97 лет (273–176 гг. до н. э.). Обычно такие долгие правления означают, что память людей пропустила кого-то из менее важных персонажей.

ДНК-генеалогия определила, что часть поморских славян получила снип (необратимую мутацию Y-хромосомы) L260. Это может значить, что первые переселенцы на запад из Прибалтики, счастливым для нас образом стали чуть отличаться от других праславян, маркируя свое появление в природе снипом L260. Сейчас носители субклада R1a-M458-L260 живут, в основном, в Польше, Чехии и Словакии (до 33 % населения). В России их всего 3 %, но среди них есть князья Рюриковичи из рода Ольговичей. О возможных причинах этого мы cделаем вывод в самом конце темы.

Есть более древний поморский снип L365, распространенный в немецкой Померании, но он у Рюриковичей пока не обнаружен. Значит, его носители являются потомками другого племени, ведь племен поморских русов было несколько.

Поморские русы рубежа эр жили неукрепленными поселками, пахали землю плугом и делали хорошую керамику, схожую с кельтской. Хотя поселения русов были неукрепленными, археологи отмечают сильную военизированность их культуры. В погребениях находят много оружия высокого качества. Сам погребальный обряд характерен трупоссожжением, как было потом и у языческих русов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Русы в топонимике и археологии Европы

Новое сообщение ZHAN » 22 июн 2020, 19:24

Вся топонимика Восточной Германии до сего дня является славянской и лишь слегка переделана немцами, хотя они владеют этой землей уже 900 лет. Это однозначно свидетельствует об изначальности славянской топонимики, то есть славяне и их предки жили там очень давно, а не появились в VI веке, как сейчас принято считать, вытеснив и ассимилировав германцев. Если бы славяне вытеснили германцев в VI веке, а потом германцы отбили свои земли в XII веке, то вся топонимика, несомненно, была бы германской. За каких-то 600–700 лет славяне не успели бы настолько закрепить свою топонимику, что германцы с ней согласились и используют до сих пор, забыв про свою, более древнюю.

Значит, никакой германской топонимики в Восточной Германии никогда не было. По крайней мере не было достаточно долго, чтобы закрепиться.

Данные археологии также подтверждают, что русы, после ухода кимвров, двинулись на запад и потеснили германцев ясторфской культуры от устьев Одры и Лабы. Вообще, на южном берегу Балтики и в Восточной Европе тогда жили 15 народов, которые современной наукой считаются германцами. Однако через 500 лет эти племена вдруг оказываются славянскими. При этом, никакой смены населения археологи не отмечают.

И никто до сих пор не объяснил, как так случилось, что «германцы» оказались славянами. Объяснение, типа, славяне заселили земли ушедших германцев и приняли их названия, сейчас могут убедить только очень предвзятых и очень неумных людей, ибо так в жизни не бывает. Народы не берут чужих названий. Невозможно и другое предположение, что славяне, якобы, постепенно ассимилировали германские народы и при этом брали себе название ассимилированных. С какой стати им это делать? Если их народ оказался сильнее германского, зачем им брать название побежденного? Так не делали тогдашние славянские племена сербов, хорватов, антов, северян, вятичей, радимичей, велетов и других. В 1945 году русские тоже не взяли себе имя побежденных немцев. И имя в сильной степени ассимилированной мордвы, русские себе также не взяли, и так далее по списку 150 народов России.

Все происходит ровно наоборот. Вот немцы после захвата славянского Поморья, действительно ассимилировали местных русов-варягов и теперь тамошнее население считает себя немцами.

Значит все эти 15 указанных поморских народов изначально и были славянскими или, если точнее, тогда еще праславянскими.

Археологи не признают культуры этих народов I–V вв. славянскими потому, что их материальные остатки отличаются от славянских культур V–VIII вв. Но ведь и материальные остатки русских поселений XIX и сегодняшнего XXI в. тоже сильно отличаются друг от друга, однако принадлежат одному и тому же русскому народу. Через тысячу лет археологи тоже скажут, что здесь жили разные народы — в XIX веке русский, а в XXI — китайский, ведь большая часть изделий, используемых сегодня населением — китайская? Об этом писал еще академик Рыбаков:
«Если посмотреть на донцов и рязанцев XVIII–XIX вв. глазами будущего археолога, то можно безошибочно предсказать, что он убежденно отнесет их к разным культурам».
Действительно, славяне современного типа сложились к V веку, но ведь они возникли не из воздуха, их предки жили и раньше, имели другой, более древний язык, несколько отличные обычаи и материальную культуру. Опять же, современные русские очень сильно отличаются от русов X века, но, однако, это тот же самый народ. Так же русы V века отличались от русов V века до нашей эры. Зачем же мы отказываемся от наших предков. Дело ведь простое. Именно в первые века нашей эры славяне современного типа формировались из представителей разных племен и народов, которых мы и называем праславянскими.

Еще о Германии. Лингвисты уже определили, например, что в языке англов и саксов, переселившихся в Британию в V веке, присутствуют, как минимум, 18 славянских слов, в том числе три имени богов, которым англосаксы поклонялись (Чернобог, Сива и Флинн). А ведь англо-саксы переселились в Британию еще до появления славян современного типа в районе Ютландии, откуда англо-саксы и прибыли в Англию.

18 заимствованных слов — это очень много. Например, в древнерусском языке из 10 тысяч слов всего 8-10 признаны заимствованными из скандинавских языков. Как после этого можно рассуждать о создании Руси скандинавами, известно только норманистам. Особенно, если учесть, что в шведском языке имеется 12 русских слов-заимствований, то есть в полтора раза больше, чем шведских в русском. При этом никто почему-то не говорит о том, что именно славяне-Русы создали шведское государство. Между тем, это гораздо ближе к истине, чем бредни о «шведских варягах», создателях Руси.

Так вот, 18 русских слов в англо-саксонском предполагают длительный процесс существования рядом. А значит, праславяне жили близ Ютландии уже за несколько веков до переселения англо-саксов в Британию в V веке. По нашему мнению, англы так и вовсе были праславянами, и именно они принесли славянские слова в Британию. Этот вопрос также, как и вопрос гуннов, требует специального исследования.

Те же русы, которые после ухода кимвров остались на родине, составили Оксывскую археологическую культуру. Эти люди также определенно называли себя русами или русичами. Греческий географ Птолемей во II веке называл их «рутиклеями», что в переводе с греческого как раз примерно соответствует славянскому термину «русичи». Термин «Руги», под которым они больше известны — римского или германского происхождения. Сами «руги» так себя не называли. Поэтому не стоит делать по этому поводу всяких лингвистических выводов, доказывая невозможность перехода «руги»-«русы». Однако, мы, время от времени, будем называть русов ругами, чтобы было более понятно, о каком народе мы говорим.

То, что центр государства русов тогда находился в устье Вислы, объясняется тем, что оттуда начинался «Янтарный путь» в Средиземноморье. Именно в устье Вислы найдены 3 из 4 греческих монет, найденных на Балтике, и 197 римских. Укажем, что близ устья Одры найдено 26 римских монет, а близ устья Лабы — 28.

Слово «янтарь», как доказано лингвистом О. Н. Трубачевым, проникло в балтские языки из славянского. Это значит, что первыми торговцами янтарем на Балтике были именно русы.

Оксывская культура также была весьма военизированной. Это характерно для всех прарусских культур. На востоке оксывцы серьезно потеснили протобалтов культуры западнобалтийских курганов, начавших наступление на славянскую Прибалтику с юга. Западно-мазурская часть этой балтской культуры была вообще уничтожена и район ее проживания запустел.

Венеды, которые со II в. до н. э. жили южнее оксывских русов, называются сейчас Пшеворской культурой. Поселения пшеворской культуры, как и в предшествующее время, неукрепленные и характеризуют обычную картину жизни и быта земледельческого населения. В районах с плодородными почвами плотность пшеворских поселений значительна, здесь они часто находятся в непосредственной близости друг от друга. Обычно для поселений выбирались прибрежные возвышения, иногда труднодоступные места — например, среди заболоченных низин.

Птолемей в середине II века назвал венедов одним из самых многочисленных народов Сарматии и разместил их на побережье Балтийского моря к востоку от Вислы. Обратите внимание — именно к востоку от Вислы. Сейчас почему-то считается, что эти земли заселяли протобалты, но это не так. Пшеворцы показывают новый субклад Y-хромосомы R1a — M458-YP243. Он имеет явное праславянское происхождение. А еще восточнее венедов, по Птолемею, на побережье жили некие вельты (Ουελται), имя которых однозначно ассоциируется с поздними западнославянскими лютичами — велетами. Велетская топонимика присутствует в Приладожье и Приильменье, подтверждая их пребывание на этих землях.

Протобалты же, согласно Птолемею, жили к югу от венедов. Там обитали гифоны, галинды и судины. Если первое племя неизвестно (может быть, это часть готов, смешавшихся с балтами), то другие два народа ассоциируются с восточнопрусскими балтоязычными племенами, известными на Руси как голядь и ятвяги (судовиты). И жили они, по Птолемею, на территории современной Беларуси и Смоленщины. Вот в современной Беларуси значительная часть топонимики как раз балтская. На места же своего современного проживания балты проникли в конце V века, когда русы ушли из Прибалтики на запад и северо-восток вследствие похолодания климата. Тогда же финно-угры эстонцы заселили свою часть Прибалтики.

То, что вильцы (велеты) через 400 лет оказываются не в Литве, как у Птолемея, а в Пруссии и Поморье в междуречье Лабы и Одры, говорит о том, что они также двигались на запад.

Образ жизни пшеворских венедов сильно напоминал таковой же у лужицких и поморских племен. За тысячу лет в этом районе мало что изменилось.

Основные изменения несли кельты, распространявшиеся вдоль Дуная. Под их влиянием у венедов улучшилось качество керамики, а с III века стал использоваться гончарный круг, укрепилась власть князей, которых, в отличие от простых соплеменников, стали хоронить в курганах. Кельты вообще оказали сильное влияние на праславян. Оно еще серьезно не изучено, однако видно, что кельтские культуры легко смешивались и сращивались с праславянскими по всему периметру взаимодействия от Галлии и Ютландии до Галиции. Вероятно, гибридные племена, состоявшие из кельтов и праславян, назывались древними авторами кельтоскифами. Они распространены по всей Европе. Таковы, например, вольки в Галлии и Моравии, рутены в Галлии и Поморье, венеты и венеды по всей Европе, лемы в Галлии, в Поморье и в Галиции, лингоны в Галлии и Польше и множество других.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы

Новое сообщение ZHAN » 24 июн 2020, 19:42

Мы выяснили, что поскольку древние арии жили в различных природных условиях и на огромной территории, они стали довольно сильно отличаться друг от друга образом жизни. Так, степные районы от Днепра до Урала в XVIII–XII вв. до н. э. заселяли народы, известные сегодня как Срубная культура. Срубников можно считать предками киммерийцев, части скифов и сарматов. Западные срубники, похоже, были предками германцев.

Изначальную этническую принадлежность восточной части срубников можно определить, как пограничную между праславянами, праиндусами и праиранцами, последние две группы постепенно уходили на юг. Все нынешние псевдонаучные теории о том, что киммерийцы, скифы и сарматы были иранцами, не имеют никакого смысла, поскольку мы знаем, что:

1) Они не жили в Иране и по всем особенностям, включая язык, отличались от иранцев.

2) Генетически и антропологически они соответствуют восточным славянам и современному русскому населению.

3) Это были многочисленные и сильные народы, которые просто не могли бесследно исчезнуть. Самые восточные сарматские племена аланов, которые действительно говорили на сильно иранизированном языке, воспринятом у ираноязычных племен в Средней Азии, оставили после себя крошечный народ осетинов (аланов). Кавказские аланы сохранили свой неславянский язык, поскольку меньше всех сарматов взаимодействовали со славянами, от которых были отрезаны гуннами, булгарами, потом аварами и хазарами. В момент широкого распространения старославянского языка эти восточные аланы уже само-изолировались в предгорьях Кавказа. Хотя, с аланами тоже все очень непросто.

Те, кто пришел в Причерноморье раньше аланов, никуда не исчезал. Несомненно, эти степные народы трансформировались в славянские племена антов, полян, северян, тиверцев, уличей, сербов, хорватов и так далее.

Еще раз обратим внимание на неверность теории о том, что праславяне ассимилировали скифо-сарматов. Невозможно ассимилировать большой и доминантный народ. Даже если лесные и лесостепные праславяне и превышали численно степные народы, что вовсе не доказано. Напомним, что средневековые русские не смогли, да и не пытались, ассимилировать степняков печенегов, половцев и татар, так с чего бы это смогли сделать древние праславяне?

Поэтому, если скифо-сарматы стали славянами, то они и были праславянами или, по крайней мере, настолько близки к ним, что почти ничем не отличались. Археология подтверждает, что никакой принципиальной смены населения в южнорусских степях не происходило со времен катакомбников, абашевцев, андроновцев и срубников, через киммерийцев, скифов и сарматов к славянам. И генетика это подтверждает. Единственным генетическим отличием срубников и скифо-сарматов от славян было наличие у них одной азиатской мутации Z93-Z94. Да и то, этот субклад обнаружен пока всего у одного скифа, жившего на территории нынешней Самарской области в III в. до н. э.

Исконно славянскими, напомним, являются мутации Z280 и М458. Однако, общей гаплогруппой Y-хромосомы у тех и у других является R1a.

Гаплотипы скифов пока совершенно не исследованы, и никто не может сказать, являлся ли у них основным субклад Z93 или другие. Антропологи подтверждают идентичность черепов и всего физического типа праславян и степняков, разве что последние были пониже ростом.

Знаменитый отечественный антрополог В. П. Алексеев так высказался по этому поводу:
«Несомненно, что большая часть населения, проживавшая в южнорусских степях в середине I тысячелетия до нашей эры, является физическими предками восточнославянских племен эпохи Средневековья».
[В. П. Алексеев. Палеоантропология и история. Вопросы истории 1985, № 1]

Что касается черепов, то скифы, в основном, имели черепа узколицые и долихокранные, а сарматы, в основном, узколицые брахикранные. Возможно, это следствие смешивания скифов с азиатскими, доарийскими европейскими и другими брахикранными народами. Еще позже сарматы начали смешиваться с брахикранными уграми и монголоидами, что сделало их лица шире.

По поводу языков, на которых говорили киммерийцы, скифы и сарматы, то конечно, они не были славянскими, поскольку таковых тогда вообще в природе не существовало. Киммерийцы явно говорили на каком-то позднеарийском языке, базовом для ведического индийского и авестийского иранского. Но на этом же языке, очевидно, на его диалекте, говорили и праславяне, жившие рядом с киммерийцами. А предки скифо-сарматов тогда говорили на санскрите или чем-то очень похожем.

Как же происходило развитие восточной части арийских народов?

Мы уже знаем, что во II тысячелетии до н. э. из состава катакомбников выделилась северная группа племен, называемых сейчас абашевцами. Хотя, и это вопрос спорный. Может статься, что абашевцы не были катакомбниками, а были чистыми праславянами. Мы также знаем, что они первыми начали смешиваться с балановскими и фатьяновскими праславянами-русами.

Затем это начали делать племена Срубной культуры, которых мы, вслед за А. Г. Кузьминым, предположительно называем протокиммерийцами.

Но ведь была еще Андроновская культура, занимавшая огромные степные пространства. Андроновцы были следующими мутациями Y-хромосомы степных ариев — L657 и Z2124, хотя в их составе по-прежнему находились и представители старых субкладов. Как раз в это время предки индусов, племена части Андроновской культуры субклада L657, отправились в Индию.
Изображение
Андроновец.

Предки иранцев «зенды» Z2124 не пошли с индами, а остались жить в Средней Азии, сохранив часть Андроновской культуры. К тому времени субклад Z2124 уже успел дать два новых рода: Z2122 и Z2123 (2800 и 1900 лет до н. э.). Вот часть этих племен и стала праиранцами, хотя проблема эта еще не решена до конца. Но иранцами они стали, во всяком случае, уже после прихода в Иран. Те же, кто остался в Средней Азии, вообще иранцами не стали и сохраняли свою старую арийскую идентичность, крайне близкую праславянской. Смешивание происходило на границе иранских и доиранских племен. Таким смешанным народом оказалась часть алан, самых восточных из сарматов, пришедших потом в Европу.

В «Авесте» перечислены 15 стран, в которых жили арии, предки иранцев. Первая из них — Ариана-Вэджа. Это степи южной России. Там, у реки Дайтьи правил первый праиранский царь Гайо Маретан (Гайомарт). Река Дайтья вполне может быть Волгой, а Гайомарт правил праиранцами к западу от нее в земле под названием Хванирас. При его внуке и правнуке Хаошьянхе и Тахма-Урупи праиранцы двумя волнами переправились через Дайтью, держась за плывущих быков и пришли в район Южного Урала. Там, согласно иранской мифологии, царь Йима-Хшайта (Джемшид) построил «убежище» Вару, в котором он и его люди (1900 человек) пережили годы резкого похолодания. Вара была построена из земли (кирпичей), была круговой концентрической формы. Там праиранцы и праиндусы жили 300 лет.

У индусов Йима носит имя Ямы. Совершенно закономерно, что многие современные исследователи сразу отождествили государство Йимы с Синташтинской культурой, а Вару со «страной городов» на Южном Урале и конкретно с городом Аркаим. Правда «Вар» — концентрических городов, там не один, а несколько, но это ничего не значит. Иранцы запомнили только своего предка и его город. Скорее всего, это даже не Аркаим, а Синташта, если использовать современные названия. Действительно, найденная археологами «страна городов» существовала около 300 лет, после чего арии ушли на юг из-за наступивших холодов, когда зима стала 10 месяцев в году и вся земля промерзла. Это не значит, что арии-праиранцы жили за Полярным кругом, как считают некоторые энтузиасты. Это могли быть последствия Санторинской катастрофы, которую древние греки датировали 1528 г. до н. э. Она вызвала резкое, но кратковременное похолодание на планете, а в степях переход к чистому кочевничеству.

Арии-праиранцы ушли от холодов в следующую страну — Согдиану. Потом они потихоньку продвигались на юг, пока не свернули на запад в Иран из Пенджаба. Вероятно, первым царем, начавшим вторжение в Иран, был Траэтаона.

Кстати, насчет древнеиранского языка. Он был арийским, но уже диалектом той группы племен, которая задержалась на юге Средней Азии. Предки иранцев к моменту переселения в Иран уже пятьсот лет как отделились от предков славян и языки их сильно разошлись. Как быстро язык переселенцев может измениться в условиях большой численности автохтонного населения мы можем убедиться на примере тех же иранцев. Древнеиранский язык «Авесты» — зенд, был мертв уже в IV в. до н. э., когда резчики Артаксеркса III выбивали его знаменитую надпись на скале. Они сделали это с таким количеством ошибок, что вполне очевидно — этот язык в быту они уже не использовали. Говорили персы тогда уже на новом языке — возможно, парфянском (пехлеви), а после вторжения арабов в VII веке и пехлеви изменился до современного фарси.

И вот мы видим, что персы за три тысячи лет прошли через формирование и использование как минимум трех языков и при этом остались персами.

Так почему мы отказываем в этом русам и славянам? :unknown:
Почему молча считается, что праславяне должны были говорить на языке, сильно похожем на древнеславянский? :unknown:

Ведь это вовсе не обязательно, хотя надо признать, что изменения в древнеславянском языке были намного меньшими, чем в том же персидском. Ведь состав населения в праславянских землях не менялся, поэтому и в языке изменения были гораздо меньшими. Это ясно видно — уж очень много в нем осталось коренного арийского. И мы вновь повторяем — праславянский язык был близок к санскриту.

У иранцев же произошло сильное смешение народов. Потому и язык менялся. Древнеиранский сохранился благодаря фиксации его в «Авесте». Индийский санскрит тоже сохранился благодаря грамматике Панини, вовремя зафиксировавшей его особенности. Сами же индусы, подобно иранцам, стали говорить на новом, смешанном с местными, языке.
Изображение
Андроновская колесница.

Предположительно, праиранцы начали просачиваться на территорию современного Ирана в X или даже IX в. до. н. э. Общий предок иранцев гаплогруппы R1a жил около 1040 г. до н. э. Может быть им был младший сын Пенджабского царя Траэтаоны Арья (Ирадж). Он стал эпонимом иранцев и Ирана. И, кстати, старший сын Траэтаоны Сайрима стал эпонимом сарматов, а средний Тура — туранцев.

Сарматы и туранцы в Иран не пошли, а остались жить в Средней Азии. Таким образом они не стали иранцами и называть их так категорически нельзя, да иранцы их так и не называли никогда. Изначально, как мы понимаем, сарматы и туранцы тоже были частью племен Андроновской культуры. Заметим, что Сармат и Тур были старшими братьями Арья, поэтому претендовали на Иранский престол. Тур даже убил Арья, но удержаться в Иране не смог. Этим иранский эпос всегда объяснял вражду между иранцами и туранцами.

Вряд ли было какое-то масштабное вторжение в Иран, которое заметили бы соседние развитые государства, обладавшие письменностью, вроде Вавилона или Ассирии. Но они этого не заметили, а об иранцах впервые упоминают в 834 г. до н. э., когда с ними столкнулся ассирийский царь Салманасар III, совершивший поход в «страну Парсуа» (Персию) и обложивший данью 27 местных царьков. К этому времени иранцы дошли уже до Тигра.

Для нас интересно, что, оказывается, вместе с иранцами на юг проникла и часть русов, избравших степной образ жизни. А можно сказать и по-другому.

Часть праиранцев называла себя русами. Получается, что не только лесные арии Бронзового века называли себя русами, но и часть степных. И название это они сохраняли многие века, пока жили в Средней Азии, полностью оторванные от лесных русов. А это подтверждает изначальное этническое единство лесных и степных ариев и базовость имени русов среди предков славян.

Ассирийский царь Саргон II (722–705 гг. до н. э.) в письме упоминает о стране «Рас», находящейся к северу от Элама на берегу Тигра. Напомним, что это территория современного западного Ирана. Выходит, что пришедшие с ариями-иранцами русы, поселились на новом месте компактно, своей общиной. Название «Рас» — не иранское, в этом случае она называлась бы «Ранха». Значит — это были точно не иранцы. Естественно. Ведь тогда сами праиранцы только становились иранцами. А русы пришли с ними из Средней Азии. Значит, в Средней Азии тогда жили не иранцы, а более древний народ, часть которого называла себя русами.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (2)

Новое сообщение ZHAN » 25 июн 2020, 21:19

Тогда же у арийских Урартских царей на территории нынешней Армении появляется имя «Руса». Таких царей было три. Они не были русскими по происхождению, но получение такого имени свидетельствует о большом уважении урартов к имени «Руса», вызванном, видимо, какими-то вескими причинами.

Нам известны примеры подобного отношения народов к чужим именам. Например, в средневековой германской Европе были крайне популярны имена «Алан», «Роман» и «Гунн». Первые из них популярны до сих пор.

Не надо забывать, что одним из величайших героев иранского эпоса был богатырь Рустам с корнем «рус» в имени. А ведь предание о Рустаме имеет много общего с осетинскими, германскими и кельтскими героическими легендами и мифами, иногда просто дословное.
Как так вышло? :unknown:

Ведь для этого нужна живая связь носителей памяти о Рустаме. Но осетины, германцы и кельты очень разные и далекие друг от друга народы. Это так, но когда-то, а именно в начале I тысячелетия до нашей эры, они входили в состав одной большой этнолингвистической группы поздних ариев, живших от Сибири до Рейна и Атлантики. А большую часть этой группы составляли праславяне. Вот нам и общая живая связь.

Вот, Геродот среди персидских племен выделяет четыре главных и три второстепенных. К второстепенным относились панфиалеи, дерусиеи и германии. Похоже, что здесь имеются в виду именно попутчики иранцев, решившие переселиться на новое место вместе с ними. Иранцы считали их не до конца своими, почему они и назывались второстепенными.

Удивительно, что с панфиалеями мы встретимся через много-много лет в дремучих муромских лесах! Они жили близ Мурома до начала XX века. Эту историю мы расскажем ниже. Видимо, во времена заселения Ирана панфилы были восточной частью переселенцев. Их можно считать арийскими предками кыргызов, к настоящему времени сильнейшим образом монголизированных и отюреченных.

Германии вполне могли быть какой-то частью прагерманцев, еще не выделившихся тогда в отдельную группу народов. Ведь значительная часть прагерманцев тогда формировалась на Дону и Северном Кавказе. А дерусиеи, конечно, были частью русов. «Де» — это просто артикль.

Лингвистически переход от «Рас» к «Рус» очень сложен и происходит через промежуточную форму «Раус». Так вот, в Иране были обнаружены эти формы. Например, в 728 г. до н. э., во время похода ассирийцев в Иран, упоминается местечко Раусан. Позднее в надписях Персеполя есть много имен с корнем «Рас», «Раус» или уже «Рус», например, Русака или Русис. Да и сам богатырь Рустам по-ирански назывался Raudas-taxma (Мощнотелый).

Получается, что какая-то часть праславян, называвших себя русами, и какая-то часть прагерманцев, проникли сначала в Среднюю Азию, а оттуда с праиранцами в Иран. Хотя, они могли прийти и с Северного Кавказа.

И все же, эта часть русов была лишь малой и локальной частью наших предков. Со временем большая их часть растворилась в персах и мидянах без остатка и не сыграла никакой роли в этногенезе славян. Так же, впрочем, и как германии в этногенезе германцев. Это все были «отрезанные ломти».

Зато важную роль в этногенезе славян и германцев сыграли киммерийцы. Именно люди Срубной культуры и ее продолжений называли себя Кимрами или киммерийцами, поскольку только они и населяли южнорусские степи перед приходом скифов. Срубники заняли степи после ухода оттуда катакомбников в Азию. Они имели то же самое арийское происхождение, генетически и физически ничем не отличались от индоариев и праславян. Разве что, имели субклад Z93. Киммерийцы отличались от праславян лесной и лесостепной зон лишь одним — полукочевым образом жизни. Они говорили на позднем диалекте древнеарийского языка. Странно, что А.Г. Кузьмин считал киммерийский язык родственным, прежде всего, балтским. Почему балтским? Киммерийский язык настолько плохо известен, что делать столь далекие выводы некорректно, а если рассуждать логически, то просто непонятно, как киммерийцы могли сохранить архаический арийский язык, находясь на самом перекрестке миров и народов? Это балты сидели в лесах и практически не развивались, вот и сохранили лингвистическую архаику. Киммерийцы же вряд ли.

Мы знаем, что срубники-киммерийцы сначала воевали с праславянами балановцами и фатьяновцами, но затем на пограничье у них возникли и мирные контакты с взаимопроникновением людей и культур.

Со временем в этой пограничной зоне возникли и смешанные племена, которые все более ославянивались, превратившись в предков антов, сербов, хорватов, дулебов, угличей, тиверцев, северян. Скорее всего, в древности они тоже называли себя русами. Жители южного Крыма назывались таврами, откуда и само древнее название полуострова — Таврия. Однако, тавры вряд ли имели срубное происхождение. Они всегда отличались от массы степных и лесостепных племен условиями и образом жизни, сохранив многие архаические обычаи, в том числе элементы матриархата через культ «Артемиды» и способ захоронения в каменных саркофагах. Скорее всего, тавры или туры были малоизвестной нам группой очень архаичных арийских племен, следы которых можно обнаружить по названиям, связанным с корнем «тавр», «тур». Корень этот означает воду и быка. Названия разбросаны от Испании и Галлии, до Германии, Беларуси и Крыма, а также в Малой и Средней Азии.

Киммерийцы же были известны еще Гомеру в X в. до н. э., причем он описывает их во времена Троянской войны, то есть в XII в. до н. э. Это как раз времена и места распространения Срубной культуры.

А где-то рядом с киммерийцами жили венеты. Судя по названию, это были родственники западноевропейских праславян, но каким образом они оказались в Причерноморье, мы не знаем, скорее всего, из Прикарпатья. С таврами, кстати, та же история. Венеты и киммерийцы, обтекая Черное море с запада и востока, уже в XIII в. до н. э. заселили южное побережье этого моря, причем венеты именно так и назывались и известны в этом качестве древнегреческим мифам, Гесиоду и Гомеру, а предки киммерийцев отмечаются последними как знаменитые амазонки. Тавры обогнули Черное море еще раньше. И вовсе не случайно, горная цепь в Малой Азии получила название Тавр в полном созвучии с Крымскими горами. Населяли их люди одного или родственных племен, пришедших из Таврии.

В IX в. до н. э. именно в киммерийских землях началось массовое производство железа, распространившееся на соседние племена. Но уже в VIII в. до н. э. киммерийцы подверглись сильнейшему натиску с востока. Это пришли скифы.

Скифы появились за век до этого в районах Тувы, Минусинска и Алтая, откуда и начали свой разбег на запад. Это зона Андроновской культуры, которая к тому времени сменилась Карасукской (1700-900 гг. до н. э.), а та, в свою очередь — Татарской (900–300 гг. до н. э.). Часть андроновцев ушла в Индию и Иран. Вот те, кто остался и составили карасукцев и тагарцев. Так что скифы сформировались из андроновцев, оставшихся в степях и переживших похолодание, перейдя к полностью кочевому образу жизни.

Скифские гаплогруппы практически неизвестны, а те, что найдены, представлены субкладами R1a-Z2123 и R1a-Z645, так что корни скифов находятся в Европе. У одного из карасукцев обнаружена гаплогруппа Q, подобная таковым у монгольских хунну. Это доказывает начало процесса смешивания азиатских ариев с монголоидами, но процесс этот вовсе не был массовым. Дело в том, что уже к 1800 г. до н. э. андроновцы дошли до Минусинской котловины далеко на востоке, где и встретились с монголоидами. Профессор Клесов утверждает, что первые скифы, а точнее, еще андроновцы, пришли в Сибирь без женщин и брали себе местных монголоидок, откуда началась первая волна метисации. Следующие волны ариев пришли на Алтай, например, уже со своими женщинами, тем самым, приостановив процесс монголизации. Так появилось две разновидности скифов: европеоидные и монголоидные, но все они имели гаплогруппу R1a, все были прямыми родственниками по мужской линии и все относились к одной культуре.

Интересно, что в скифской зоне генетические изменения практически приостановились на пару тысячелетий. Так, в Таштыкской культуре (300 г. до н. э. — 500 г. н. э.), следующей за Татарской, найдены гаплогруппы, отличающиеся от татарских всего на одну мутацию. Это говорит об устойчивости скифских народов как генетической общности. А отсюда можно сделать вывод и об этнической устойчивости и единстве народов тогдашней степи на огромной территории.

Не исключено, что скифы формировались и западнее Сибири, мы просто ничего не знаем об этом.

Видимо, именно скифы первыми в Азии начали производство железа, что на первых порах дало им преимущество перед соседями. Греческий логограф Гелланик уточняет, что железное оружие скифы начали использовать при царе Саневне.

Вторым преимуществом скифов была верховая езда, к которой они перешли в массовом порядке, отбросив традицию колесниц.

Третьим преимуществом оказался мощный композитный лук, который мог метать стрелы на дальность до 500 м. Европейские луки тогда стреляли метров на 70.

Монополию на железо, верховую езду и лук скифам удержать, конечно, не удалось. Их ближайшие родственники массагеты, жившие южнее, также смогли освоить металлургию железа и, по словам Геродота, выдавили скифов с их родины. Война происходила либо на Амударье, либо на Сырдарье.
Изображение
Саки (среднеазиатские скифы).

Изображение
Скифы Русской Равнины.

Мы уже знаем, что массагеты изначально были тохарами, первым арийским народом, пришедшим на Восток. Они были близкими родственниками скифов и давно уже смешивались между собой. Это давно доказано археологами и антропологами. Да и генетиками тоже.

То, что массагеты были скифским народом, подтверждают и современники. Персы, например, называли и тех, и других «сака». Считается, что это слово переводится как «олени», правда, с какой стати персам называть степняков оленями? Разве что, что-нибудь связанное с тотемами. Но, возможно, смысл здесь заложен совсем другой. В любом случае выходит, что «саки» было тогда общим самоназванием большой группы азиатских степных арийских народов. Да и не только степных. Среди «народов моря», атаковавших Египет в XIII в. до н. э., было племя «шакалеша» или сикелийцы. Позднее они завоевали Сицилию, которая получила их имя. И, кстати, у русских до сих пор сохранилась фамилия Саков, а у беларусов — Сакович.

А вот арабы называли «сакалиба» славян! Но ведь сакалиба — это те же саки. И албанцы позднее называли славян сербов и македонцев «Шкья», то есть саками. А великий Будда в молодости носил фамилию Шакья-Муни. Он был из рода саков!

Откуда такое упорство в именовании славян саками? :unknown:

Это можно объяснить только тем, что у праславян, киммерийцев, скифов, массагетов, саков, сарматов было общее и весьма близкое происхождение, один язык и весьма похожие обычаи. По-другому объяснить отождествление славян с этими степными народами невозможно. Мы опять убеждаемся в том, что все эти народы были, практически, идентичны.

Уходя на запад, скифы столкнулись с киммерийцами на Южном Урале или Волге и стали теснить их все дальше, несмотря на родственное происхождение. Политически, да и культурно, они уже были разными народами, поскольку скифы имели свои обычаи и государственные образования.

Численность скифов была достаточно большой. В причерноморских степях верховный правитель скифов царь Ариант в начале VII в. до н. э. решил узнать, сколько мужчин может выставить скифский народ и приказал каждому скифу сдать один наконечник стрелы. Из этих наконечников кузнецы Арианта отлили огромный бронзовый котел, который он вкопал в землю на берегу Буга. По подсчетам современных историков, на изготовление котла пошло от полумиллиона до полутора миллионов наконечников. Историки сами испугались своих выводов и решили, что заложили в компьютер неверную программу, а скифов-де, было на порядок меньше. Что ж. Может быть.

Имя Арианта представляет интерес. Оно двукоренное и состоит из двух частей — «Арий» и «Ант». Это доиранское имя. Хотя массовыми у степняков были, все же, ираноподобные имена. Но, именно, ираноподобные. Корни их древнее.

Знаменитый советский антрополог академик В. П. Алексеев, между прочим, утверждал, что скифы не появились в южнорусских степях с юго-востока, а
«сложились они на том же месте, где их застает история. Антропологический материал не исключает инородных этнических включений в состав скифов, но преимущественное значение придает все-же местным истокам их этногенеза»
[В. П. Алексеев. Историческая антропология и этногенез. М., 1989.]

Недавно в журнале Nature Communication появилась статья, ведущим автором которой является Иоахим Бургер из Института эволюционной биологии Университета Майнца, Германия, в ее соавторах д.и.н. Вячеслав Молодин из Института археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск. В этой работе представлены данные анализа митохондриальной ДНК 96 скифов и полногеномные данные 8 скифов из обширного географического региона, который ассоциируют со скифской культурой. Несмотря на то, что западный и восточный регионы разделены на 2000–3500 км, археологические данные показывают поразительное сходство в образе жизни и культуре населяющих их кочевых и полукочевых племен. Анализ показал, что и ранние, и поздние группы скифов, наиболее вероятно произошли из одной популяции.

Еще результаты показали, что группы кочевников железного века с Южного Урала и Казахстана по культурным особенностям сходные с классической культурой скифов Северного Причерноморья, связаны между собой и генетическим сходством. А из предков ближе всего к ним находятся популяции позднего бронзового и железного века из России, позднего неолита и бронзового века Центральной Европы, популяции энеолита из Самары, популяции ямной и срубной культур бронзового века. Но ведь это лишь подтверждает наши выкладки.

По словам Геродота, при известии о нашествии скифов, у киммерийцев произошел раскол. Простой народ выступал за уход из степей, а знать — за борьбу до победы. Произошла даже Гражданская война и решающая битва состоялась на Буге или Днестре. После этого киммерийцы окончательно разделились.

Прагерманская часть отступила перед скифами в Европу, постепенно оттесняемая в лесостепную и лесную зону. Там они переходили к оседлому образу жизни и активно смешивались с местным, в основном пракельтским и праславянским населением. Это мы уже знаем и знаем судьбу народа кимвров.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (3)

Новое сообщение ZHAN » 26 июн 2020, 21:02

Другая часть киммерийцев осталась в северокавказских и причерноморских степях и вошла в состав скифов.

Третья часть по черноморскому побережью Кавказа двинулась на юг в поисках новых земель. Этих киммерийцев возглавлял царь Теушпа. В 715 г. до н. э. они разгромили урартского царя Русу I и закрепились на некоторое время вокруг озера Севан. Киммерийцы, к тому времени, тоже освоили верховую езду.

В 705 г. до н. э. они же, вероятно, уничтожили армию ассирийского царя Саргона II, а сам он пропал без вести.

Киммерийцы надеялись укрыться от скифов в Закавказье, но скифы не собирались оставлять их в покое. Через 35 лет, устроив свои дела в завоеванном Причерноморье, они прошли за Кавказский хребет Дербентским проходом и Теушпа был вынужден вновь отступать.

Его киммерийцы двинулись в Малую Азию, где осели в Каппадокии. Они воевали с Фригией на западе, взяли ее столицу Гордий в 675 г. до н. э. и фригийский царь Мидас, знаменитый своим богатством, покончил с собой.

Силы киммерийцев в Малой Азии увеличились, когда из Европы туда вторглось фракийское племя треров. Царь треров Коб заключил союз с киммерийским царем Лигдамидом, и союзники вместе начали разорять Малую Азию. Фракийцы антропологически похожи на киммерийцев, по крайней мере, прагерманскую их часть. Тесно соседствуя с ними еще в Причерноморье, они многое переняли и передали. Поэтому неудивительно, что киммерийцы заключили союз с трерами.

Сопротивление киммерийцам и трерам возглавил царь Лидии Гигес. После первых успехов, его армия была разбита, а сам он погиб. В 644 г. до н. э. Лигдамид захватил столицу Лидии Сарды. Взяли киммерийцы и греческие города Магнезию и Эфес, где разорили знаменитый храм Артемиды. Ионийские греки тогда срочно эвакуировались на острова, бросив все свое имущество.

Скифы же, во главе с царем Ишпакаем (spaka — «собака, пес»), осенью 674 г. до н. э. с территории современного Азербайджана вторглись в Мидию. Они предложили мидянам союз и помощь. Это было предложение, от которого мидяне никак не могли отказаться, рискуя получить войну со скифами. При поддержке скифов был выбран новый мидийский царь Хшатрита (Каштарити или Фраорту Геродота).

Союзники начали войну против сильнейшего на тот момент государства в мире — Ассирийской империи, но осенью 673 г. до н. э. царь Ишпакай неожиданно пал в сражении.

Это сразу изменило всю обстановку. Новый скифский царь Партатуа (Парашата-первенствующий), отправил в Ассирию к царю Асархаддону гонца, который предложил выдать дочь Асархаддона замуж за Парашату, который был сторонником продолжения войны с киммерийцами, ведь скифы пришли в Азию именно для этого. Асархаддон, по-видимому, согласился и вступил в союз с новым зятем.

После этого скифы отправились в Малую Азию в погоню за киммерийцами. В Малой Азии скифов часто называли «отважнейшими псами», может, от имени Ишпакая, а может оттого, что туда пришли только молодые воины, члены братства «псов» или «волков». Такие братства молодых воинов были распространены у арийских народов, причем именно европейских (невры, германцы, славяне), а не иранских. У скифов, оказывается, тоже. Между прочим, один из скифских царей, дед Скила, носил имя Уархаг (греч. Аргот), то есть, Волк.

Это прямое подтверждение того, что мы имеем дело с воинским братством, а не народом. А. И. Иванчик даже предположил, что «Ишпакай» не имя, а прозвище царя скифов.

Война с киммерийцами затянулась надолго. Старый Лигдамид еще успел умереть от болезни около 640 г. до н. э. Окончательную победу скифы одержали только в 630-х годах до н. э. Киммерийцы Малой Азии были полностью истреблены, а их последний царь Сандакшатра погиб.

К этому времени скифами правил уже новый царь Мадий, который в 653/652 г. до н. э. вторгся в Иран, серьезно разорил и покорил его, спасая союзную Ассирию. Так началось 28-летнее господство скифов в Иране и на всем Ближнем Востоке. Никто не мог противостоять им. Примерно в 626 г. до н. э. скифы совершили поход в Египет и фараону Псамметиху пришлось откупаться от них огромной данью. На обратном пути скифы взяли и разрушили палестинский город Аскалон.

Это нашествие описал библейский пророк Иезекииль, который трижды упоминает северного «князя Рош», родственного киммерийцам, как угрозу Израилю в VI в. до н. э. Во всех греческих текстах Библии слово «Рош» пишется как «Рос», а еврейский оригинал «Книги книг» вообще неизвестен. Ясно, что пророк имел в виду именно народ «Рос», тем более, что все три раза «князь Рос» упоминается в связке с народами Мешех и Тувал, известными, как северные народы, жившие в Каппадокии. Мушки (Мешех) были предками армян, а товельцы (Тувал) частью древнего союза тохарских племен. Значит, росы жили рядом с этими народами. Но там тогда жили скифы и выходит, что именно их Иезекииль называет «князем Рос».

Сомневаться в присутствии русов на Ближнем Востоке нет оснований, ведь Иезекииль настойчиво повторяет их имя. А раз так, то придется признать, что русами себя называли как раз скифы и никто иной. Причем, судя по обращению «князь Рос», русами называли себя не какие-то простые воины или наемники, а верхушка скифов. Вот так вот.

Скифы участвовали в уничтожении Ассирии в 612–605 гг. до н. э. и вновь ходили в Египет с вавилонским царем Навуходоносором II, брали Иерусалим в 605 и 597 гг. до н. э.

В Азии власть скифов над Мидией ограничивалась данью и набегами. Жить они, по-прежнему, предпочитали в Азербайджане и Грузии, где было больше пастбищ для коней. Да и в Армении скифы отметились. Древний армянский историк Мовзес Хоренаци писал, что первым армянским царем был некий Паруйра, сын Скайорда, участвовавший в разгроме Ассирии в 612 г. до н. э. Так вот, имя Скайорда означает «сын сака», то есть скифа. И. М. Дьяконов считал Паруйра потомком Прототия, названным его именем. Скорее всего внуком. Древняя армянская аристократия вела свое происхождение как раз от скифов. А само Армянское государство появилось именно тогда. Армяне заняли опустошенные скифами земли Урарту.

Новым же царем Мидии стал малолетний Увахшатра (Киаксар) (652–585 гг. до н. э.). Геродот описывает Увахшатру как гораздо более воинственного, чем его предшественники на мидийском троне. Он первым разделил мидийское войско по видам оружия и каждому отряду — копьеносцам, лучникам и всадникам — приказал действовать отдельно (до этой реформы войско мидийцев было смешанным). Укрепив таким образом войско, Увахшатра решил сбросить скифское господство. Ему удалось сбросить иго благодаря хитрости — он пригласил вождей скифов на пир и напоил их допьяна, а потом велел всех предать смерти. Это было в 625 г. до н. э.
Изображение
Скиф.

Вероятно, там же погиб и царь скифов Мадий. Его имя, кстати, по наблюдению А. Г. Кузьмина, имеет параллель в кимврском (уэльском) имени Madiein. Но именно в это время среди скифских вождей распространился обычай давать своим детям иранские имена. Это и стало одной из главных причин отнесения скифов к лингвистической иранской группе, хотя это полная ерунда.

Итак, скифы, потеряв своих вождей, покинули Мидию и отступили на территорию современного Азербайджана. Они не ушли оттуда все сразу, хотя часть и начала отходить на север. Другая часть осталась пока в Азербайджане и продолжала поддерживать отношения с Мидией, служа у мидийцев наемниками и военными инструкторами, специалистами по языку, верховой езде и стрельбе из лука.

Интересно то, что Геродот упоминает такое занятие скифов, как обучение мидийских детей скифскому языку. Это значит, что скифский язык настолько отличался от иранского, что иранцам его нужно было специально изучать! Это большой камень в огород сторонников иранского происхождения скифов. Оказывается, в VII в. до н. э. скифы говорили на языке, который иранцы не понимали. А ведь они уже 100 лет жили рядом и тесно взаимодействовали.

А еще именно тогда жил один из «семи мудрецов», признанных древними греками — скифский царевич Анахарсис. Он родился в 614 г. до н. э., видимо, в Малой Азии, и был сыном царя Гнура и гречанки. В 594 г. до н. э. Анахарсис приехал в Афины за знаниями и поселился у знаменитого философа Солона. Там он прожил более 30 лет, объездил многие страны и стал членом Ареопага. Анахарсис прославился у греков умом и скромностью. Именно стараниями Анахарсиса греки пришли к общему мнению, что скифы — самый разумный и сильный народ на Земле. Возможно, в этом и заключался смысл миссии Анахарсиса. Правда, он подзадержался в Греции. За это время на родине умерли его отец Гнур и брат Кадуид, цари Скифии. Новым царем стал некий Савлий, который был вовсе не рад возвращению конкурента. Поэтому, едва вернувшись, около 558 г. до н. э., Анахарсис был убит лично Савлием из лука где-то на современной Херсонщине.

К этому времени, скифы уже вернулись в Причерноморье. Окончательное возвращение скифов в Европу произошло в начале VI в. до н. э. после примечательной их мести Киаксару. Какой-то отряд скифов занимался воспитанием сыновей Киаксара. Однажды, в 593 г. до н. э., вспыльчивый царь обругал скифов за неудачу на охоте. Они затаили обиду, улучили момент, убили одного из сыновей царя, сварили его мясо и подали как угощение отцу. Сами скифы после этого бежали в Малую Азию к царю Лидии Алиатту. Взбешенный Киаксар потребовал выдать ему скифов, но Алиатт, естественно, отказался.

Тогда, в 590 г. до н. э. Киаксар начал войну против Алиатта. Кровь и мясо сына требовали отмщения. Война продолжалась 5 лет и закончилась 28 мая 585 г. до н. э, когда, во время сражения скифов с мидийцами, произошло солнечное затмение, предсказанное знаменитым греческим философом Фалесом из Милета. Участники решили, что боги гневаются на них и заключили мир. Скифы же, после этого, беспрепятственно ушли на север.

Войны скифов были отнюдь не мелкими стычками. Археологи свидетельствуют, что степи между Дунаем и Волгой в VIII–VII вв. до н. э. серьезно опустели. Большая часть киммерийцев ушла оттуда на северо-запад в Европу или на юг в Малую Азию, а большая часть скифов отправилась в погоню за ними. Этот уход киммерийцев и скифов на целое столетие позволил лесным и лесостепным праславянам Русской равнины серьезно сдвинуться на юг и серьезно смешаться с оставшимися в степях киммерийцами и скифами.

Антропологи четко различают население лесостепной и степной зон южнорусских степей. Археологи Граков и Мелюкова пишут, что лесостепное население культурно сильно отличалось от степного. Мало того, это население вообще было разделено на многие группы, что говорит о разной их племенной принадлежности. Выходит, что население скифских степей и лесостепей было очень различным и никакого политически единого скифского народа не существовало. Но то же самое мы видим позже и у восточных славян, делившихся на 13 племен со своими князьями и боярами, хотя все они имели единое происхождение и один язык.

По словам Геродота, причерноморские скифы делились на три основных части-племени: царские скифы, скифы-пахари и скифы-кочевники.

Царские скифы назывались паралатами или сколотами (скудрами). Но, надо учесть, что это все термины Геродота, а как звали себя сами скифы, мы точно не знаем. Согласно Иезекиилю — русами. Именно царские скифы были главными организаторами похода в Азию, а вернувшись, установили свое господство в Причерноморье.
Изображение
Причерноморье в скифское время.

Скифы-кочевники были племенами-вассалами паралатов, жившими вокруг центра скифских земель на окраине лесостепи и осуществлявшими контроль над местным праславянским земледельческим населением. При этом и сами скифы-кочевники, постепенно переходили к оседлому образу жизни.

Третья группа, скифы-пахари, несомненно, были, в основном, местными праславянами. Это утверждал еще академик Рыбаков. Они занимались земледелием в лесостепной зоне.

Царские же скифы не занимались земледелием, не умели и не хотели этого делать. Поэтому считать, что какое-то из их племен осело на землю, ухудшив свое политическое положение, ибо кочевники всегда считали земледельцев ниже себя по статусу, нет никаких оснований. К тому же, жизнь земледельцев всегда труднее, чем жизнь кочевников, так какой был смысл азиатскому племени переходить к этому способу производства? Они начали делать это значительно позже и под давлением собственных царей и знати, нуждавшихся в хлебе для торговли с греками. Так, что, скифы-пахари — это местные жители, а местными жителями были лесостепные праславяне.

Напомним при этом, что все скифы говорили на одном языке и имели схожие обычаи, а генетически имели Y-хромосомную славянскую гаплогруппу R1a1. Различия между ними были только племенные и политические.

Геродот называет несколько смешанных племен, живших, в основном, севернее царских скифов. Например, в районе современных Николаева и Одессы жили ольвиополиты или каллипиды, которых Геродот считал смесью скифов и греков. В этом можно усомниться, поскольку трудно поверить в то, что в районе Ольвии нашлось такое количество греков, что они составили целый новый народ. Скорее всего, происхождение ольвиополитов гораздо более сложное и состояли они из представителей самых разных местных племен, смешавшихся со скифами, в том числе и греков. Но говорили ольвиополиты по-гречески и вели греческий образ жизни, что и позволило Геродоту счесть их греко-скифами.

В Среднем Поднепровье жили невры, несомненные праславяне. Название невров древнеарийское и лучше всего сохранилось в кельтских языках, где носит смысл «сильный», «гневный», «мужественный». В Галлии до времен Августа и позже жило влиятельное племя нервиев. Днепровские невры не могут быль кельтами, а значит они вышли из одного с кельтами корня. Это венедский корень арийского массива племен.

Сейчас невры считаются носителями Милоградской археологической культуры (VII–III вв. до н. э.), ареал которой на юге доходил до Канева, а на севере до Минска. Центр же был на месте Киева.

Естественно, какая-то часть археологов до сих пор считает Милоградскую культуру балтской. Ну, а как же! Лишь бы не славянской.
Напомним, что вся Русская равнина, по мнению этих археологов, была просто заполонена балтами и финно-уграми.
Только куда же делись все эти «великие балты»? :unknown:

Даже сегодня общее количество балтов вряд ли превышает миллион человек, а тогда, в те далекие времена, их было всего несколько десятков тысяч.
И как же этот «микрокосм» сумел захватить, заселить и удержать чуть ли не всю Русскую равнину?
И почему сдал ее славянам, которых даже поселить-то некуда, вся карта занята? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (4)

Новое сообщение ZHAN » 27 июн 2020, 13:59

Между тем, все генетические связи Милоградской культуры давным-давно известны. Она происходит из Тшинецкой XIX–XI вв. до н. э. и Комаровской культуры XV–VII вв. до н. э.
Изображение
Комаровская культура.

О Тшинецкой культуре мы уже писали. Это венедская культура, отсюда и венедский корень невров. В XV в. до н. э. на Правобережной Украине и в Среднем Поднепровье Тшинецкая культура модифицировалась в Комаровскую. Ее характерным признаком был постепенный переход в погребальном обряде от трупоположения к трупосожжению. Мы видим здесь процесс, аналогичный балановско-фатьяновскому, происходившему в то же самое время. Как и у русов балановцев, он объясняется смешением лесных народов со степными, переходом к патриархату и усилением воинской знати.

Несколько позже венедские соседи комаровцев на западе (Лужицкая культура, также выделившаяся из Тшинецкой), с которыми комаровцы, предки невров, поддерживали тесные отношения, совершили настоящую социальную и военную революцию, которую мы уже описывали. Очевидно, что комаровцы также восприняли новации лужичан.

Из 11 известных поселений Комаровской культуры, кое как раскопано только одно, поэтому ничего толком о комаровцах до сих пор неизвестно. Привет археологам.

Судя по тому, что в Галлии жило синонимичное племя нервиев, а венеды пришли в Галлию очень давно, название невры/нервии является очень древним. Исходя из этого предположения, мы допускаем, что население Комаровской культуры уже называлось неврами, как и восточная часть Тшинецкой культуры. И это название удержалось до раннего Средневековья.

Комаровцы/невры, также тесно контактировали на юге с племенами Сабатиновской культуры Причерноморских степей. Для сабатиновской культуры был характерен высокий уровень металлообработки, в литейных мастерских из оловянистой бронзы изготавливались предметы вооружения, орудия труда и украшения. Хозяйство основывалось на скотоводстве и земледелии. Носители культуры поддерживали широкие связи с соседями, особенно с родственным населением Поднестровья и Нижнего Дуная. Они много способствовали и развитию Комаровских праславян.

Сабатиновские племена мы знаем, как знаменитые «народы моря». В XIII в. до н. э. эти народы двинулись на Балканы, переправились через Босфор и проникли в Малую Азию. Оттуда «народы моря» устроили массовые набеги на все прибрежные государства Средиземного моря, включая Египет, разгромили Хеттскую державу, захватили Малую Азию и Палестину, острова Сицилия, Сардиния и Корсика, а также часть Италии. Среди них были мушки, предки армян, создавшие свое государство в верховьях Евфрата в 1165 г. до н. э. Среди них, кстати, были и этруски-тиррены, будущие реальные основатели Рима. Вот откуда тянутся ниточки к этрусскому языку, так подозрительно напоминающему славянский, и культуре, похожей на славянскую. Они, действительно, похожи, ведь предки этрусков жили в Причерноморье и тесно контактировали с праславянами, видимо, немало смешиваясь с ними.

На своей родине в Причерноморье, сабатиновцы серьезных войн не вели. Это доказывается отсутствием укреплений на их собственных поселениях и на поселениях соседних племен.

«Народы моря» ушли со своей родины из-за начавшегося очередного усыхания степи. С их уходом, причерноморские степи быстро заняли срубники, пришедшие с востока, которые ассимилировали оставшееся немногочисленное сабатиновское население и создали новую степную культуру, называемую Белозерской (ХII-Х вв. до н. э.). Условия хозяйствования для белозерцев были, конечно, хуже, чем для сабатиновцев, поэтому никакого серьезного государственного объединения у них в Причерноморье не получилось. Кризис экономики способствовал регрессивному переходу от оседлого быта к кочевому способу ведения хозяйства. Постепенно у белозерцев увеличивалось поголовье лошадей в стаде.
Изображение
Лесостепные праславяне и киммерийцы.

Металлообработка белозерцев характеризуется высоким уровнем развития, хотя и тут по сравнению с предшествующей эпохой наблюдается значительный упадок, вызванный недостатком сырья. Именно недостаток меди и стимулировал переход к обработке железа, ведь первые железные изделия по своим эксплуатационным характеристикам уступали бронзовым, почему люди переходили к их производству вынужденно. Белозерские мастера первыми среди племен степного Причерноморья наладили серийный выпуск железных и биметаллических орудий труда стандартизованных форм.

Белозерцы, несомненно, были частью киммерийцев и, вовсе не исключено, что они были той самой западной частью срубников, которые и составили прагерманцев. По крайней мере, часть прагерманцев. Их погребальные обряды весьма похожи как на балановско-фатьяновские, так и на абашевско-срубные.

В IX в. до н. э. климат в степи улучшился и это вызвало новые перетасовки населения. Похоже, что часть киммерийцев-прагерманцев тогда ушла на восток, где они вели продолжительные войны с представителями Кобанской культуры на Кавказе. Кобанцы были предками большинства современных кавказских народов и занимались отгонным скотоводством, грабежом, работорговлей и вообще, всем тем, чем потом и занимались кавказские горцы в течении трех тысяч лет.

А на место ушедших киммерийцев пришли соседние лесные племена, в том числе комаровцы. Они заселили Причерноморскую лесостепь, составив Белогрудовскую, а затем Чернолесскую культуры (IX–VII вв. до н. э.). Вот это и были скифы-пахари (алазоны) Геродота. Это не невры, которые в это время жили севернее в рамках той же Комаровской культуры. Термин «алазоны», конечно, греческий, его впервые приводит Гомер. Как звали себя сами чернолессцы, мы не знаем. Рискнем предположить, что скифы-пахари называли себя русами — древним самоназванием всех праславян. Геродот утверждал, что алазоны сеяли хлеб, лук, чеснок, чечевицу, просо. Он правильно называет их скифами потому, что они имели общее со скифами происхождение и общий язык.

Это было первое наступление праславян земледельцев на черноземную Причерноморскую степь, победный финал которого был достигнут только при Екатерине Великой.

Конечно, киммерийцы-прагерманцы без боя уступать свои земли не собирались. Поэтому поселения чернолессцев были укрепленными поселками, располагавшимися в труднодоступной местности. Не зря древнегерманский эпос рассказывает об ожесточенной борьбе прагерманцев-асов с праславянами-ванами.

Видимо, напряженность и масштаб столкновений постоянно усиливались и в конце IX — самом начале VIII в. до н. э. жизнь на старых поселениях чернолесской культуры постепенно затухает, зато возникают новые, более крупные поселения — так называемого жаботинского этапа. Так же в этот период в чернолесскую культуру вливаются мигранты с запада — фракийцы геты. Многократно увеличиваются площади поселений (с 1-10 га, до 500 га), появляются крупные племенные объединения.

Мы видим, что лесостепные праславяне изменили тактику. Поняв, что дисперское проникновение в степь успеха больше не приносит, они объединились в крупные группы-племена, строившие теперь просто-таки огромные поселения (до 500 га), целые города. Несомненно, это свидетельствует о создании сильной власти и дружин, способных обеспечить защиту от кочевников.

Например, Немировское городище — многослойный памятник, расположенный на Левобережье Южного Буга, в 10 км от реки и в 4 км юго-восточнее г. Немиров Винницкой области Украины. Территория городища впервые была заселена в III тыс. до н. э. племенами трипольской культуры. После этого там долго было небольшое поселение. Со второй половины VIII в. до н. э. в бассейне Южного Буга появились чернолессцы-алазоны. Они заново основали Немировское городище в 740 г. до н. э. Городище представляет собой мощное оборонительное укрепление площадью более 145 га, окруженное огромным валом и рвом больше 4 км по периметру. Высота вала от 5 до 10 м, глубина рва до 7 м. Основание вала укреплено крупными камнями и бревнами. Ширина рва до 26 м по верху и до 10 м по дну. Угол подъема вала по боевому склону от 45° до 71°.

Городище расположено на обоих берегах небольшой речки. Очертания близки к овалу: длинная часть до 1,5 км, короткая — до 1,2 км. Вал, окружающий городище, прерывается в восьми местах, из которых 6 — для пропуска ручьев и оврагов. Ширина перерывов до 60 м для пропуска речки, до 30 м для пропуска ручьев и до 10 м в местах въезда на городище. Перерывы в валу заграждались деревянными сооружениями. На некоторых участках городище обнесено вторым валом.

Почти в центре городища, на высоком северном берегу речки, находится внутреннее укрепление, которое носит название «Замчиско» (Замок). Расположено укрепление на наиболее возвышенной части плато, с востока и запада примыкают овраги, с севера ограждено валом и рвом. Вдоль оврагов «Замчиско» также укреплено небольшими валами, где склоны оврагов искусственно срезаны.

Плотно заселено было только центральное укрепление, «Замчиско». Остальная часть Немировского городища использовалась для загона скота, а в военное время могла быть убежищем для населения близлежащих поселков.

Из всех городищ Северного Причерноморья, Немировское городище имело наиболее тесные торговые связи с греческими городами. Контакт этот прослеживается до середины VII в. до н. э. Импортировалась посуда с островов Восточного Средиземноморья — Родоса и Самоса. Эллинские купцы привозили посуду в обмен на пшеницу и меха.

Угасание жизни на городище приблизительно соответствует концу VI в. до н. э. — рубежу VI/V вв. до н. э., скорее всего 511 г. до н. э.

Одним из крупнейших чернолесских городищ было Мотронинское. Располагалось оно на краю большого лесного массива в урочище Холодный Яр в нынешней Черкасской области. Мотронинское городище, как и Немировское, было центром объединения, которое вполне можно считать княжеством.

Площадь городища около 200 га. Оно имеет форму неправильного овала и состоит из двух линий укреплений: внешней и внутренней.

Внешняя линия: Городище окружено оборонительным валом и рвом. Максимальная высота вала 10,5 м, ширина — до 25 м. Глубина рва до 6 м, ширина — до 15 м. На валу стоял частокол 2,5 м высоты, подкрепленный со стороны городища контрфорсом треугольной формы. Высота контрфорса 1 м, ширина у основания 2 м. Контрфорс был полностью скрыт под землей. Вершина вала была выложена горизонтальными дубовыми бревнами (6,5 м со стороны городища и 3 м со стороны рва). Вал прерывался в 5-ти местах: тремя въездами и двумя руслами небольших речек, берущих начало внутри городища. С трех сторон перпендикулярно к оборонительному валу располагаются отрезки вала различной длины. Они примыкают ко входам в городище и фланкируют подход к воротам.

Существовало три строительных периода внешних укреплений:

I период: середина — вторая половина VII в. до н. э. Дата начала сооружения внешней фортификации по данным радиоуглеродного анализа относится к 650–640 гг. до н. э.

II период: конец VII — первая половина VI в. до н. э.

III период: конец VI — начало V в. до н. э.

Внутреннее укрепление городища состояло из двух отдельных поселений, примерно равных по площади и разделенных валом с севера на юг.

Внутренний вал городища охватывает плоскогорье и в ряде мест проходит по краю глубоких оврагов. Ширина вала у основания 12 м, высота — 4 м, максимальная ширина рва 12 м, глубина — 5,4 м. Ров выложен дикарным камнем. В центре поселения было капище.

Население Мотронинского городища в период расцвета превышало 5 тыс. человек. Пока неизвестна история городища начиная с IV века до н. э. Однако территория поселения использовалась в III–IV вв. н. э. представителями Черняховской культуры, а в VI–VII вв. н. э. представителями Пеньковской культуры ранне славянского периода.

А периметр укреплений Трахтемировского городища в излучине Днепра севернее устья Роси достигал 12 км. Трахтемировское городище, расположенное на высоком правом берегу Днепра, имеет форму неправильного четырехугольника, вытянутого вдоль Днепра в направлении с востока на запад. С напольной стороны городище ограничено неглубокими ярами и укреплено валом и рвом. Первоначальная длина укреплений оценивается в 5,4 км. Остатки вала достигают 4–5 м в высоту. Общая площадь городища — 500 га при длине в 3,5 км. Размеры городища во много раз превосходят все крепости скифской лесостепной зоны.

Городище имело внутреннее укрепление, кремль. Оно было расположено на большом холме на северо-западе городища и заселено намного плотнее остальной части. В его пределах было обнаружено 40 жилищ и свыше 50 хозяйственных построек. Это огромное поселение датируется второй половиной VII–VI вв. до н. э. Оно защищало не только правобережное население, но и переправу через Днепр у Зарубинцев.

Чернолесское городище III в. до н. э. Городище состоит из трех рядов валов и рвов и расположенных восточнее 265 курганов. На месте городища существовала крепость с тремя линиями оборонных валов. Поперечник ее достигал 1,5 км, а длина всех валов (внешних и внутренних) — около 6 км.

Важное городище возле Суботова (Черкасская область) было бронзолитейным центром культуры.

Классическим образцом чернолесского городища считается укрепление на холме Тясмин. Оно состоит из глинобитного вала 12х1 м, у подножия которого обнаружены обгорелые остатки деревянных укреплений. Последние были построены из коробчатых срубов, соединенных частоколом. Снаружи был ров шириной 9 м и глубиной до 4 м. Со стороны, противоположной реке, подходы к крепости были укреплены еще одним рвом и валом.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (5)

Новое сообщение ZHAN » 28 июн 2020, 15:48

В долине реки Тясмин обнаружено вообще наибольшее количество ранних чернолесских городищ. Большинство из них представляет такие же овальные крепости диаметром от 40 до 100 м. Внутри стен выявлены остатки довольно просторных (6х10 м) землянок.

Чем воевали чернолессцы? А. И. Тереножкин отнес к чернолесскому времени группу биметаллических (с бронзовой рукоятью и железным клинком) коротких колющих мечей и кинжалов. Рукоять их имеет грибовидный полусферический пустотелый набалдашник, плоскую в охвате ручку и прямое перекрестие. Их обоюдоострый клинок достигает в длину 60 см. Подобные, но нетождественные мечи есть в Трансильвании, под Краковом и в предскифских комплексах Предкавказья. Один чернолесский кинжал с ребристой рукоятью из бронзы и железным лезвием имеет двукрылое перекрестие, близкое перекрестиям скифских акинаков.

Противостояние русов и киммерийцев-прагерманцев продолжалось до самого прихода скифов в конце VIII в. до н. э. После вторжения скифов, гражданской войны и битвы на Днестре, часть киммерийцев была вынуждена бежать и многие из них бежали именно к русам и неврам, ведь воевали они как представители различных княжеств, а происхождение-то было общим. Произошло массовое смешение народов и нужно признать, что это был процесс ославянивания киммерийцев, а не наоборот.
Изображение
Чернолесские биметаллические мечи.

Этот процесс ославянивания и привел к окончательному образованию Чернолесской и Милоградской культур, с которых мы начали рассказ о русах и неврах.

Пришедшие в степи Правобережного Приднепровья скифы потеснили русов и невров на север. В долинах рек Рось и Тясмин скифы истребили значительную часть чернолесской знати, разрушили многие поселения, а оставшееся население было покорено. В течении полувека оно не имело никакой самостоятельности и находилось в состоянии прямого рабства. Чуть позже скифы-агафирсы проникли дальше на запад до Карпат и на восток по Ворскле. Причем на Ворсклу скифы переселили и часть завоеванных земледельцев с запада.

Однако вскоре ситуация начала меняться. Пришельцы примирились с родственными автохтонами и составили некий симбиоз, позволивший Геродоту считать русов скифами-пахарями, а невров описать как союзников скифов вплоть до вторжения Дария в 512 г. до н. э., когда невры отказались помогать скифам, а те начали мстить им после войны.

То, что в Причерноморье царил мир, подтверждается тем, что в 646 г. до н. э. греки-милетяне спокойно основали на правом берегу Днепро-Бугского лимана колонию Ольвия, жители которой быстро развернули торговлю по всему Причерноморью, доходя до лесной зоны, чему скифы никак не мешали. Кстати, Ольвия имела размеры 50 га и население 15 тысяч человек, а мы помним, что поселения Чернолесской культуры в несколько раз превосходили Ольвию в размерах. Но их, почему-то, никто городами не называет. Какие могут быть города у диких праславян? Это же не полисы. Но у праславянских городов были другие функции.

К концу VII в. до н. э. начинается и процесс смешения скифов-кочевников с лесостепными праславянскими племенами. Возможно, первыми это начали делать агафирсы, одно из скифских племен, поселившихся на границе лесостепи, на правом берегу Днепро-Бугского лимана.

На Ворскле слияние покоренных с захватчиками произошло даже быстрее, чем на западе. Уже в конце VII в. до н. э. там возник большой город и мощная крепость, называемый археологами Бельским городищем.

Потом смешение праслявян со скифами началось в долинах рек Рось и Тясмин.

Несомненно, новые племена, возникшие после прихода скифов, были представлены перемешанными скифами, киммерийцами и праславянами, которые называли себя, в целом, русами. И опять, ничего удивительного в этом смешении нет, ведь смешивались представители одного большого народа (как русские, украинцы и беларусы). Добавим, что прагерманская часть киммерийцев тогда говорила вовсе не на германском языке, а на том же арийском, на котором говорило все Причерноморье.

В схолиях к Аристотелю часть скифов так и называется
«Скифы, которые Русы».
Время создания этих схолий неизвестно, но отождествление скифов с русами для греков было характерно всегда и надменно отмахиваться от этого было бы неверно.

Процесс смешения был прерван в 593–585 гг. до н. э., когда в Причерноморье вернулись из Закавказья скифы-паралаты (царские) во главе с царем Гнуром и степи наполнились людьми, конями, стадами скота. И кровью.

Паралаты застали в Причерноморских степях неприемлемую для себя ситуацию. Геродот пишет очень интересные вещи. Так, он рассказывает, что пока скифы 28 лет жили в Азии, их жены успели выйти замуж за каких-то рабов. У них родились и выросли дети, которые вовсе не собирались пускать назад бывших мужей их матерей. Когда же скифы решили вернуться, то обнаружили, что сыновья рабов вырыли огромный ров между Азовским морем и некими Таврскими горами и стоят там с войском. Скорее всего, Геродот имеет в виду Крым, а ров был прорыт на Перекопе. А может быть — это Тамань?

Началась война и скифы никак не могли прорваться в Таврику, пока не взяли в руки кнуты и не разогнали рабских детей этими орудиями.

Опуская элементы байки и анекдота, мы получаем, что оставшаяся на севере часть скифов породнилась с местными племенами, причем сроднилась с ними настолько, что предпочла этот союз восстановлению власти и родства со скифами, возвращающимися из Азии. Началась война, которая была очень тяжелой, однако опытные в боях азиатские скифы победили и оттеснили новые племена от их рва на юг в Крымские горы и на север в лесостепь.

Тогда же, видимо, появились тавроскифы, которых греки всегда отождествляли именно и только с русами. Появились они в результате смешивания отступивших в Крымские горы скифов с родственными же таврами, жившими там с середины II тысячелетия до нашей эры. До I века тавроскифы жили в крымских горах, но с ослаблением скифского государства они вырвались за пределы Крыма. Примерно в 140 году тавроскифам удалось отбить у сарматов участок степи на современной Херсонщине, так называемый «Ахиллов бег», где они и жили до самого образования Киевской Руси.

То, что под приведенным названием «тавроскифы» — имеются в виду русы, говорит текст «скифского» приветствия в эпилоге «Теогонии» византийца Иоанна Цеца:
«К русским я обращаюсь по их обычаю, говоря σδράστε βράτε, σέστριτζα и δοβρα δένη, т. е. „здравствуй, брате, сестрица, добрый день!“»
Конечно, Цец жил в XII веке, но ведь он, почему-то, не отождествляет тавроскифов с готами, литовцами, поляками, булгарами, осетинами и прочими «звездами» археологов и историков, а отождествляет именно с русскими.

Может, надо перестать представлять византийцев тупыми идиотами, а свои надуманные политизированные истории перестать считать истиной в последней инстанции? :unknown:

А еще паралаты пришли из Закавказья со своими вассальными, смешанными с мидянами и персами, племенами, образовавшимися на юге.
Это были сигинны и савроматы. Вот откуда в Причерноморские степи попала микроскопическая часть иранской культуры, вроде имен знати, из-за которых, скифов и сарматов, собственно, и записали изначально в иранцы. Согласно Геродоту, савроматы говорили на скифском языке, но с ошибками, то есть на диалекте с примесью иранизмов.

Современная наука окончательно записала скифо-сарматов в иранцы после составления Абаевым «Словаря скифских слов» [Абаев В. И. Скифосарматские наречия / Основы иранского языкознания. М.,1979. Т. 1]. Однако, в этом словаре всего около 200 слов, которые, как заметил Г. И. Дремин, составляют всего 30 % известной на сегодняшний день скифской лексики, тенденциозно подобранных исключительно по принципу сходства с иранскими.

Именно сходства, поскольку две трети из слов, выбранных Абаевым, имеют древнеарийское происхождение.

Или вот, например, из семи имен скифских богов, Абаев взял только два, из 60 имен царей и знати, лишь 18. А это уже чистая подгонка.

Да и сам Абаев не очень упирал впоследствии на доказанность иранизма скифов. Ну, а оценка национальной принадлежности по именам — это, извините, к ариям вообще и к русским, в частности, никак не подходит. Они очень любят иностранные имена.

Нам кажется, что скифский язык не был иранским, а занимал промежуточное положение между праславянским и авестийским. Ведь скифы появились на землях, находившихся между праславянами и праиранцами, появились позже праславян и практически одновременно с иранцами. Когда же скифы пришли в Причерноморье, их язык начал обратный процесс схождения с праславянским пока они не слились в один праславянский.

Сигинны были поселены паралатами в междуречье Днепра и Днестра рядом с агафирсами, а савроматы в междуречье Дона и Волги. Очевидно, они должны были защищать границы Скифии. Савроматы заселили не только западный берег Волги, но быстро проникли и на восточный, где образовали свой союз племен. В савроматский союз за Доном и на Волге вошли, как его основа, потомки местных срубных и продвинувшихся сюда с востока андроновских племен.

Сами царские скифы-паралаты и скифы-кочевники в VI в. до н. э. поселились между Днепром и Доном, а также в северном Крыму. После укрепления на новых местах, паралаты начали давление на северные лесостепные территории, уже освоенные агафирсами, которых паралаты теперь считали предателями. Тогда последние, вынужденно начали еще более активное сотрудничество с лесостепными и лесными праславянами русами-алазонами и неврами Милоградской культуры. По Роси и Тясмину вновь начали строиться крепости, теперь против паралатов (например, Трахтемирово городище). Знать агафирсов переходит к оседлости и роднится с русами. То же происходит и дальше на запад до Карпат.

Война царских скифов с «рабами» затянулась на 30–40 лет и, все же, они победили. К середине VI в. до н. э. оборона северных земледельцев была прорвана.

Они удержались на Роси, там нет следов разрушений, хотя в стене Трахтемирова городища найдено около 60 наконечников скифских стрел, некоторые из которых повреждены от удара о камень. Там же найден акинак, откованный на Кавказе и три металлические пластинки от доспеха. Крепость скифам вряд ли удалось взять, однако и на Роси сильно возросло влияние скифской культуры. Между Тясмином и Росью появились захоронения скифской знати. Похоже, что местная знать признала зависимость от паралатов, чем сохранила свои земли в неприкосновенности.

А вот западнее ситуация сложилась по-другому. Там паралаты прошлись огнем и мечом. Столица тамошних племен — Немировское городище на Буге, была разрушена. Часть населения с агафирсами ушла за Карпаты, а оставшееся было подчинено. Они тоже стали называться скифами-пахарями. Контролировать их были назначены сигинны. Но вскоре сигинны взяли часть местных земледельцев с собой и ушли далеко на запад в долину Тисы, обойдя враждебных для себя агафирсов с юга. Возможно, это было сделано по приказу «царских скифов».

Ушла с Волыни и часть невров. Как писал Геродот:
«За одно поколение до похода Дария им пришлось покинуть всю свою страну из-за змей. Ибо не только их собственная земля произвела множество змей, но еще больше напало их из пустыни внутри страны. Поэтому-то невры были вынуждены покинуть свою землю и поселиться среди будинов. Эти люди, по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно однажды в год на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик».
Для нас представляют очень большой интерес наблюдения археолога Мельниковской над перемещением милоградского населения с запада на восток.

«Милоградские памятники Южной Белоруссии, — пишет исследовательница, — известны здесь именно с того времени, когда исчезают близкие или совершенно аналогичные им памятники Восточной Волыни (в основном VI в. до н. э.). Это позволяет сделать вывод „о передвижении части населения в северо-восточном направлении с Волыни в Южную Белоруссию“».

Скорее всего, бегство невров было вызвано как раз агрессией царских скифов на Волыни, которые в фольклоре запомнились людям как змеи.

На новой земле, так сказать, в Новой Невриде, поселенцы-невры сразу же стали укрепляться и строить городища; если на старых местах было много селищ, то на новых местах
«памятники милоградской культуры возникают сразу как укрепленные поселения. Количество городищ очень велико, под городище занимался буквально каждый удобный мыс».
Это говорит о массовости переселенцев и об угрозе их жизни на новом месте. Кто мог угрожать неврам в восточной и южной Беларуси? Это были андрофаги, но о них чуть позже. Пока мы вернемся в лесостепь.

На левобережье Днепра дела обстояли иначе, чем на правом берегу. Там царские скифы не воевали, видимо, не хватало сил, зато туда активно начали уходить земледельцы чернолессцы (русы) из степей. Они заселили долины Сулы, Сейма и Северского Донца. Долину каждой из рек заселили люди самостоятельного племени. Собственно, часть чернолессцев уже жила там с доскифских времен, подпирая с юга так называемую Бондарихинскую культуру. Теперь русское население левобережья Днепра выросло настолько, что двинулось на север и начало смешиваться с немногочисленными местными земледельцами Бондарихинской культуры. Понятно, что греки называли и этих русов скифами-пахарями, поскольку основным занятием их было земледелие.

Здесь следует разобраться с историей левобережной Днепро-Донецкой лесостепи и леса.

Во времена создания Балановской и Фатьяновской культур русов и восточных славян, в левобережной Днепро-Донецкой лесостепи господствовала Марьяновская культура неизвестной этнической принадлежности (XVIII–XII вв. до н. э.) Сейчас предполагается, что марьяновцы были неким смешением древних палеоевропейцев монголоидов культуры Ямочно-Гребенчатой керамики с ариями, пришедшими в эти земли за 1500 лет до образования Марьяновской культуры.

Район существования Марьяновской культуры постоянно пополнялся арийским населением, прибывающим буквально со всех сторон, пока все остатки монголоидов полностью не растворились в арийском субстрате.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (6)

Новое сообщение ZHAN » 29 июн 2020, 19:48

Новое население создало Бондарихинскую культуру (ХIХ вв. до н. э.) Большую часть бондарихинцев представляли бывшие срубники. Эти срубники были земледельцами и скотоводами. На Оке они серьезно смешались с праславянами-фатьяновцами, переняв навыки земледелия, собственно, от последних. Погребальный обряд, однако, остался срубным, то есть, кремация. Другими словами, бондарихинцы были праславянским народом (или союзом племен, как угодно), принявшим патриархат.

На юге Бондарихинская культура граничила с Белогрудовской, а позднее, Чернолесской культурами. Как мы знаем, это тоже были праславяне-русы. С ними у бондарихинцев начались войны, о чем свидетельствует появление у последних укрепленных поселков. В ходе этих столкновений, чернолессцы-русы вытеснили бондарихинцев на север в долину Десны. Но, вообще-то, может быть, мы видим здесь свидетельства боев с киммерийцами и скифами.

На западе от Бондарихинской, в Полесье, на Черниговщине и Сумщине существовала Лебедовская культура (XI–VIII вв. до н. э.), тоже явно праславянская.

Вот лебедовцы совместно с бондарихинцами и создали в VII в. до н. э. новый народ меланхленов (черных клобуков), известный археологам как Юхновская культура.

Кроме того, что меланхлены одеваются во все черное и нравы у них скифские, Геродот ничего не сказал. Судя по всему, меланхлены были одним их северских прарусских племен. Характерно, что название племени сохранилось и пережило века. Уже во времена Киевской Руси русские будут называть черными клобуками союзные степные племена турок-огузов за манеру одеваться в черные плащи с капюшоном. Самоназвание меланхленов Геродот не упоминает, однако вспомним, что «савар» или «север» как в древнеарийском, так и в древнерусском языке означал или имел в виду «черный». Ну, вот нам и меланхлены — черные клобуки по-гречески — они же савиры или северяне по-праславянски.

А вообще, различия в образе жизни милоградских и юхновских племен оказались столь невелики, что историки подчас затрудняются с определением, к какому из двух сообществ принадлежит то или иное поселение в низовьях Десны. Пожалуй, обитатели Подесенья чуть больше увлекались охотой и, особенно, рыбалкой. Как сообщают о юхновцах украинские археологи Сергей Горбаненко и Дмитрий Каравайко:
«Культурный слой многих городищ насыщен обломками и целыми глиняными грузилами для сетей, чешуей и костями больших рыб».
Эти же специалисты обращают внимание на
«достаточно высокий уровень развития рыбной ловли у населения юхновской культуры, что не было характерной чертой ни для одной из соседних культур раннего железного века».
Чуть большее распространение, в сравнении с Невридой, получила в этих краях и охота. Все же юхновцы жили в местах, основательно заросших лесом и обильно залитых водой. Они чаще использовали кость для своих поделок, а металл у них встречался несколько реже, чем у невров.

Как полагают отдельные исследователи, на ранней стадии юхновцы вообще не занимались земледелием, но лишь выращивали домашних животных, промышляли зверя и ловили рыбу. Позже, под влиянием скифов-пахарей, они стали сеять просо, пшеницу и ячмень. Также юхновцы выращивали рожь, что было характерно только для славян.

Тогда же на их поселениях появились ямы-хранилища. Найдены там и остатки сельскохозяйственных орудий, в частности, обломки мотыги из рога оленя. Однако, аграриями в полном смысле этого слова юхновцы, видимо, так и не стали.

Вообще-то, сейчас принято считать, что Юхновская культура относится к будинам, но, во-первых, по Геродоту, будины были кочевниками и жили восточнее, а во-вторых, юхновцы располагались на исконных землях северян, что просто вынуждает нас соотнести их с меланхленами.

Юхновская культура VI — 11 в. до н. э. была распространена на территориях Черниговской области Украины и Брянской, Курской и Орловской областей России. Поселения юхновской культуры делились на два типа — небольшие укрепленные городища и неукрепленные селища, причем последние связаны территориально с городищами, образуя вокруг них своеобразные агломерации, «микрорегионы». Укрепления городищ были мощными и достаточно сложными — один-три ряда рвов и валов, деревянные стены по всему периметру и расположены на неприступных утесах по берегам рек. Ничего удивительного в этом нет, поскольку южнее жили скифы-кочевники, непрерывно пытавшиеся нападать на юхновцев-северян. Тогда сельское население северян сбегалось в крепости-городища и пережидало набег в них.

Для юхновской культуры характерны наземные многокамерные жилища столбовой конструкции на несколько семей — так называемые «длинные дома». Стены сооружались из тонких бревен и жердей, плелись из прутьев и затем обмазывались глиной. Иногда дома оказывались вытянутыми вдоль оборонительных сооружений, как это было, например, на городище Кузина гора в Курчатовском районе. Любопытно, что еще до раскопок старики рассказывали устные предания о том, что в этом месте «жили старые люди, у которых был один на всех длинный дом, кольцом окружавший деревню». Подобные дома мы видели у венедов Лужицкой культуры в Бискупине. Да и вся схема укрепленного городища весьма и весьма похожа.

Оригинальны юхновские височные кольца в виде двух спиралей (так называемые «очковидные» подвески). И опять мы знаем, что височные кольца всегда были признаком славян.

Известны юхновские языческие капища. Б. А. Рыбаковым в Жуковском районе Брянской области у села Вщиж (Благовещенская гора) было исследовано огромное и сложно устроенное древнее юхновское святилище-крепость, где происходило поклонение богине Ладе. Священным животным юхновцев считался медведь.

И, конечно, большинство археологов считает Юхновскую культуру балтской. Просто деваться некуда от этих балтов. Везде они отметились. Куды бедному славянину податься? А почему, собственно, балтской? Да просто потому, что кто-то когда-то решил, что гидронимика Северщины балтская. Прямо как на Псковщине, помните?

Собственно, сейчас уже ни для кого не секрет, что гидронимика здесь тоже древнеарийская, а вовсе не балтская. Частично она даже просто славянская, как и на севере: Десна и Донец, Уда и Лопань, Молочная и Сальница, Красная и Ольховатка, Лугань и Калитва, Хопер и Ворона, Иловля и Россошь, Медведица и Ворскла, и так далее.

Но балтолюбам это без разницы. Да бог с ними. Пусть считают, как хотят, а мы будем считать по-своему.

Через некоторое время после образования Юхновской культуры северян, к югу от нее прекращает существование Чернолесская культура и в лесостепи начинается упадок и обезлюдение. Несомненно, это было следствием скифских набегов. Русы чернолессцы левобережья Днепра были вынуждены уйти на север, где влились в состав Юхновской культуры, дав северянам сельскохозяйственные навыки и свое имя в качестве второго — русы.

Где-то между неврами и меланхленами Геродот отметил людоедов-андрофагов, которые не были скифским народом. Мы обещали рассказать и о них.
«Из всех народов андрофаги имеют самые дикие нравы; нет у них ни суда, ни законов. Андрофаги — кочевники. Одежду носят подобную скифской, но язык у них особый. Это единственное племя людоедов в той стране».
Очевидно, что это как раз и были любимые некоторыми археологами балты Днепро-Двинской культуры. Согласно Певтингеровым таблицам ареал культуры соответствовал локализации племени селонов или селов, которые в XV веке были ассимилированы литовцами и латышами.

Днепро-двинская культура была близка к культуре штрихованной керамики (предки пруссов, литовцев и латышей), находившейся западнее, но отличалась отсталостью и палеолитическими пережитками (использование каменных топоров, мотыжное земледелие). Население андрофагов-селов жило в укрепленных деревянных городищах вблизи водоемов. Поселение ограждалось частоколом и земляным валом. Интересно, что погребений этих людей не обнаружено. Съедали они, что ли, своих сородичей? Может и так, ведь такие обычаи известны, например, у исседонов. Но, скорее, конечно, мы имеем дело с кремацией на стороне, остатки которой хранились в кувшинах или даже без них.

Днепро-двинская культура локализуется севернее Милоградской (невры) и Юхновской (северяне), но возможно, часть андрофагов по левому берегу Днепра проникала далеко на юг. Обратим внимание на предпоследнюю фразу предания, рассказанного Геродотом, где говорится, что андрофаги и их соседи
«при вторжении персов и скифов не взялись за оружие… а объятые страхом бежали все дальше к северу в пустыню»
, т. е. в малозаселенную лесную зону. Значит, в 512 г. до н. э. часть андрофагов находилась на юге в зоне доступности персов. Можно представить себе дело так: во времена Дария южная часть андрофагов под влиянием военных событий бежала на север, в леса, в область родственной днепро-двинской культуры. И, между прочим, в другом случае, Геродот локализует андрофагов именно там, на севере. Похоже, что в двух разных местах, «отец истории» привел нам два момента истории андрофагов: один — до ухода на север, а другой — после.

Восточнее меланхленов Геродот отметил голубоглазых и светловолосых кочевников будинов. С ними тоже все непросто.

Во-первых, их часто путают с меланхленами. Во-вторых, очень трудно установить их ареал проживания, в-третьих, не совсем понятны их связи с гелонами, живших вместе с ними.

Геродот верно считал гелонов скифским племенем. Но и будинов он же описывал настолько похожими на гелонов, что предупреждал читателей о том, чтобы они не путали их.

Судя по обычаям, гелоны были действительно скифами. Геродот пишет, что они покрывали своих коней человеческой кожей, а сами носили шапочки из скальпов. Это степные обычаи.

А вот будины были, определенно, местными.
«Будины — народ многолюдный; у них у всех светло-голубые глаза и рыжие волосы. В земле их находится деревянный город под названием Гелон. Каждая сторона городской стены длиной в 30 стадий. Городская стена высокая и вся деревянная. Из дерева построены также дома и святилища. Ибо там есть святилища эллинских богов со статуями, алтарями и храмовыми зданиями из дерева, сооруженными по эллинскому образцу. Каждые два (три?) года там справляют празднество в честь Диониса.»
Не исключено, что город этот находился в 35 км от современной Полтавы и сейчас называется Бельским городищем. О нем мы уже упоминали. Бельское городище VII–III вв. до н. э. является самым большим в Восточной Европе городищем скифского времени. Площадь городища — 4000 га; оно лишь немного уступало площади Москвы начала XX в. и в четыре раза превосходило размеры древнего Вавилона.

Напомним, что это было в Причерноморской степи, где по современным стереотипам не существовало ничего, кроме диких кочевников.

Указанные Геродотом размеры в стадиях соответствуют не столько сохранившимся до наших дней валам, сколько следам древних рвов, хорошо заметным на плане. 30 стадий Геродота равны 5320 м. Северная стена первоначального Гелона равна 5300 м, а восточная — 5500 м. Совпадение полное. Численность жителей Гелона оценивается в 60–80 тысяч человек, но кто знает, насколько справедлива эта оценка. Население Вавилона, например, оценивается в миллион человек, а он был вчетверо меньше.

К южной оконечности Бельского городища примыкает старинный русский город Глинск, упоминаемый в списке городов XIV в. Корневые согласные (Г/1Н) одинаковы с Гелоном (Г/1Н). Суффикса «ск» у праславян, вроде бы, еще не было, так что может быть город и назывался Гелон или Глинон.

Геродот дальше продолжает:
«Жители Гелона издревле были эллинами. После изгнания из торговых поселений они осели среди будинов. Говорят они частью на скифском языке, а частично на эллинском. Однако у будинов иной язык, чем у гелонов; образ жизни их тоже иной».
Скифский язык гелонов подтверждает их скифское происхождение. А что касается греческого, то греческие купцы и греческий язык могут являться отражением вполне реальной ситуации: огромный город Левобережья на реке Пантикапе (Ворскле) несомненно посещался греческими купцами, которые могли постоянно проживать в нем и строить свои храмы. Вполне вероятно, что в таком городе, как Гелон (Глинск), звучала не только скифская речь гелонов, но и эллинская речь приезжих и местных, уже обосновавшихся здесь греческих купцов. Это был, очевидно, большой межплеменной центр на пограничье со степной, кочевой Скифией.

Согласно археологу Б. Н. Гракову:
«В Бельском городище следует видеть союз сначала двух, а затем трех племен, возникший в начале VI в. до н. э. в виде двух поселений, в середине того же VI в. укрепленных и объединенных Большим городищем. Его размеры указывают, что в город собирались люди с огромного пространства. Значит, эти два племени охватили все поселения по Ворскле, т. е. населенные места переселенцев с правого берега Днепра. В течение V в. к ним присоединилось еще одно новое племя».
Два племени, основавшие общую крепость, — по всей вероятности будины и переселенцы с Правобережья («скифы-пахари», «борисфениты», русы); третьим племенем были кочевники гелоны, к V в. осевшие на землю.

Таким образом, город Гелон был пограничной точкой между землями чернолессцев (они же русы, они же скифы-пахари, они же борисфениты) на западе и будинов на востоке, да еще гелонов на юге.

Время слияния крепостей тоже говорит о многом. Первое слияние середины VI в. до н. э. можно объяснить возникшей угрозой от царских скифов, вернувшихся из Закавказья. Первоначально крепостная стена была высотой около двух метров. Но в конце VI в. до н. э. ее сожгли войска Дария, которым население не оказало сопротивления. При восстановлении стены были подняты в два раза — до 4-х метров.

Перед стеной был ров шириной до 5.4 м, глубиной от подошвы вала 5.6 м. Дно рва было плоское, шириной 1.1 м. Такое дно позволяло осажденным незаметно для врага передвигаться во время вылазок. Верхняя часть внешней стороны стены была покрыта глиной и побелена. Вход в город был узким в начальной части и расширялся в сторону внутренней части города. Внутри города у стены был вал шириной до 7.2 м, на который стена и опиралась.

Гелоны пришли сюда после войны с персами. Их культура по своему происхождению связана с Правобережными памятниками жаботинского типа, то есть с русами-чернолессцами (скифами-пахарями). Геродот писал, что гелоны занимаются земледелием, садоводством, употребляют в пищу хлеб. По внешнему виду и цвету кожи они вовсе не похожи на будинов. Из этого следует, что гелоны были очередной волной ославяненных скифов, перешедших к оседлому образу жизни. Они были более смуглыми, чем европейские будины, например, и, возможно, уже приобрели какие-то монголоидные черты. Видимо, они не ужились с паралатами и были вынуждены уйти на север. Этот процесс начался еще до войны с Дарием, но после нее ускорился и гелоны полностью включились в круг земледельческих народов (скифов-пахарей).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Происхождение русов и славян

Новое сообщение Андрей Логинов » 30 июн 2020, 17:50

Для начала на мой взгляд тут начинаются уже "преувеличения": если норманизм, то все русские ни на что не способны, а если антинорманизм, то все викингов на Руси не было.
А почему нельзя перейти к умеренным взглядам? Например мы знаем, что Англию по сути завоевали норманны и они положили начало правящей династии. Почему этого не могло быть в той-же Руси и потом заретушированно в летописях как добровольное призвание?
Аватара пользователя
Андрей Логинов
ефрейтор
 
Сообщения: 179
Зарегистрирован: 22 ноя 2017, 07:26
Пол: Мужчина

Re: Происхождение русов и славян

Новое сообщение ZHAN » 30 июн 2020, 17:59

Андрей Логинов писал(а):Для начала на мой взгляд тут начинаются уже "преувеличения": если норманизм, то все русские ни на что не способны, а если антинорманизм, то все викингов на Руси не было.
До викингов в этой теме еще не дошли, но не следует путать их с варягами.
Андрей Логинов писал(а):А почему нельзя перейти к умеренным взглядам? Например мы знаем, что Англию по сути завоевали норманны и они положили начало правящей династии. Почему этого не могло быть в той-же Руси и потом заретушированно в летописях как добровольное призвание?
Ну, норманы завоевавшие Англию были уже совсем не те, которые завоевали Нормандию. Они уже были ближе к французам, чем к скандинавам. И это четко прослеживается по источникам.
А о норманах на Руси вообще нет в источниках.
См. Варяжская Русь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Происхождение русов и славян

Новое сообщение Андрей Логинов » 01 июл 2020, 11:42

ZHAN писал(а):
Андрей Логинов писал(а):Для начала на мой взгляд тут начинаются уже "преувеличения": если норманизм, то все русские ни на что не способны, а если антинорманизм, то все викингов на Руси не было.
До викингов в этой теме еще не дошли, но не следует путать их с варягами.
Андрей Логинов писал(а):А почему нельзя перейти к умеренным взглядам? Например мы знаем, что Англию по сути завоевали норманны и они положили начало правящей династии. Почему этого не могло быть в той-же Руси и потом заретушированно в летописях как добровольное призвание?
Ну, норманы завоевавшие Англию были уже совсем не те, которые завоевали Нормандию. Они уже были ближе к французам, чем к скандинавам. И это четко прослеживается по источникам.
А о норманах на Руси вообще нет в источниках.
См. Варяжская Русь.

Спасибо почитаю, а разве варяги это не синоним викингов? Просто мне казалось, что в западной Европе их называли викингами, а в восточной варягами.
Аватара пользователя
Андрей Логинов
ефрейтор
 
Сообщения: 179
Зарегистрирован: 22 ноя 2017, 07:26
Пол: Мужчина

Re: Происхождение русов и славян

Новое сообщение ZHAN » 01 июл 2020, 21:06

Андрей Логинов писал(а):Спасибо почитаю, а разве варяги это не синоним викингов? Просто мне казалось, что в западной Европе их называли викингами, а в восточной варягами.
Нет. Сначала это было не так. Потом стало так. Произошел дрейф термина.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (7)

Новое сообщение ZHAN » 02 июл 2020, 21:17

Еще о будинах. По Геродоту
«Будины — коренные жители этой страны, они ведут кочевой образ жизни. Это единственный народ в этой стране, который питается сосновыми шишками (?).

Вся земля их покрыта густым лесом разных пород. В обширнейшем из лесов находится большое озеро, окруженное болотами и зарослями тростника. В этом озере ловят выдр, бобров и других животных с четырехугольной мордой».
Кочевой образ жизни будинов, конечно, совершенно несовместим с тем, что «вся земля их покрыта разнородным лесом». Очевидно, лесные будины занимались примитивным подсечным земледелием, требовавшим постоянных перемещений.

Будины — это носители Бондарихинской культуры, которую мы уже описали выше. Они также несомненные праславяне, но, как и скифы-пахари, не чистые, а смешанные, в данном случае со степняками ариями. Именно поэтому их язык и отличался слегка от скифского. Видимо, язык будинов был архаичнее скифского.

На этом праславяне Русской равнины не заканчиваются. Дальше Геродот пишет, что километрах в 300 к северо-востоку от земли будинов, на Оке, находится земля многочисленного народа тиссагетов, а еще севернее живут иирки.

Кто такие тиссагеты и иирки? Археологи определенно отвечают, что этим народам соответствуют носители Городецкой и Дьяковской культур.

Обе эти культуры сложились в VIII в. до н. э. на территории восточной части культуры сетчатой керамики. Мы уже указывали, что культура сетчатой керамики была культурой отступающих на запад и северо-запад русов балановцев и фатьяновцев. Большая часть русов-праславян ушла тогда в Прибалтику, а те, кто остался, были завоеваны абашевцами и срубниками. Видимо, новые пришельцы были также немногочисленными, они смешались с местными праславянами (в том числе вернувшимися с севера волосовцами) в новые племена, спокойно прожили несколько сотен лет, но потом не смогли отстоять свои поволжские и поокские земли от новых захватчиков.

Начнем с дьяковцев. Возможно, это были финно-угорские предки мери и веси (иирки Геродота). В VIII в. до н. э. они создали какой-то союз племен и двинулись из района Перми по Каме и Волге на запад. Двигаясь на запад, дьяковцы сменили абашевскую и остатки фатьяновской культуры, причем археологические источники свидетельствуют об ожесточенной борьбе между дьяковцами и последними фатьяновцами. Вновь вспомним глухие упоминания русских летописей о нашествии угров.

В общем, арийское русское население среднего и верхнего Поволжья было завоевано и частично ассимилировано уграми.

С другой стороны, все может быть и сложнее. Костные остатки дьяковцев неизвестны, поэтому нельзя исключать вероятности кремации тел. Однако, кремация тогда была прямым признаком ариев, но никак не финно-угров, которые считали, что сожжение тела сжигает и душу умершего. Финно-угорские трупоположения в этих местах и этого времени известны. Получается, что финно-угры не смогли полностью завоевать праславян Верхнего и Среднего Поволжья и проникли в эти земли только «языками» или вкраплениями своих поселений. Это объяснимо как недостаточной численностью финно-угров, так и отсутствием у них серьезной государственной организации. В этом случае дьяковцы могут быть потомками фатьяновцев, волосовцев, балановцев, абашевцев, срубников, то есть праславянами, слегка разбавленными финно-уграми.

Городецкая культура также сложна для оценки. Памятники ее находят на территории Рязанской, Тамбовской, Липецкой, Пензенской, Нижегородской, Самарской и Саратовской областей, а также Марий Эл, Мордовии и Чувашии.

Городецкая культура возникла на основе культуры текстильной керамики и бондарихинской культуры (будинов) на территории широколиственных лесов и лесостепной зоны. Есть основание полагать, что древнейшие памятники Городецкой культуры располагались в бассейне р. Дон, где известно более сотни неукрепленных городецких селищ и 14 городищ. Городища (укрепленные поселения) появляются несколько позже и их появление некоторые исследователи связывают с периодом «военной демократии», который наступает на территории лесной зоны в раннем железном веке. Строительство городищ объясняется тем, что возникает необходимость в защите стад домашнего скота, на который зарились завистливые соседи. Другим каким-то богатством тиссагеты не располагали.

Они предпочитали устраивать свои городища на мысах, образованных слиянием двух оврагов, то есть в местах, укрепленных самой природой. С третьей же, напольной, стороны вырывался ров и насыпался один или несколько валов. По валу устанавливался частокол, а по краю городища ставились дома, которые одновременно играли роль и жилищ, и укреплений; пространство между домами также укреплялось частоколом. В центре городища располагались загоны для скота, на конце городища (в нагорной части) размещались святилища.

На городищах практически не находят кладов, на ранних городецких памятниках находок металлических изделий очень мало, преобладают орудия из кости.

Вполне очевидно, что эта часть городецкой культуры была создана смешанным праславяно-срубным населением с преобладанием последнего. От праславян-фатьяновцев срубники приняли оседлый образ жизни и начатки земледелия, но, в целом, уровень культуры был низким, сильно упростился по сравнению с фатьяновским периодом.

Очень большую роль у тиссагетов играли охота и рыбная ловля. А ведь именно так тиссагетов и описывал Геродот. 70 % добычи животных составляли пушные зверьки и очевидно, что пушнина была главным экспортным товаром тиссагетов. В обмен тиссагеты получали металлы в виде слитков или монет.

Домашний скот и птица были представлены уже всеми известными позже славянам видами, включая кур и уток, появившихся в I в. до н. э., а также собаками и кошками. Около половины поголовья составляли свиньи, что говорит об оседлом образе жизни людей. Кроме мяса, животные давали молоко, из которого получали масло и творог. Коровье масло сбивали такими же мутовками из верхушки елки, какие были входу в 50-60-х годах ХХ-го века. Творог откидывали на деревянном дуршлаге.

Городецкие племена выращивали рожь (!) и пшеницу, лен и коноплю. Из последних изготовляли ткань.

Занимались тиссагеты и бортничеством, подсобным мотыжным земледелием, поддерживали связи со скифами, племенами дьяковской культуры, с Прикамьем.

Жизнь их не была легкой. В VI–V вв. до н. э. городецкие племена были вытеснены савроматами с большей части территории Подонья. Часть их перешла на Оку, другая — на территорию Саратовского Поволжья, откуда их впоследствии также вытеснили сарматы. Между землями тиссагетов и степняков образовалось необитаемое предполье в точности напоминающее средневековое «Дикое поле» к югу от Рязани.

Еще раньше, в VIII в до н. э. с севера и северо-востока на земли Городецких тиссагетов вторглись финно-угорские предки мордвы, муромы и марийцев (мери), то есть иирки или угорская часть иирков. Они захватили часть территории тиссагетов, но не всю.

В. И. Ледяйкин доказал, что мордовские могильники не имеют отношения к городецкой культуре. В древнемордовских могильниках до сих пор не найдено ни одного городецкого сосуда с текстильным орнаментом, а среди Городецких памятников неизвестно вообще ни одного могильника. Обряд погребения в землю городецкие племена не практиковали. Видимо, покойников кремировали, что является признаком арийского происхождения культуры.

Это значит, что угры-иирки жили отдельно от тиссагетов, не смешиваясь. Этому способствовала малонаселенность этих обширных районов. Там люди разных народов и культур могли спокойно жить, не мешая друг другу. Так они и жили и живут по сей день, почти не смешиваясь и сохраняя свою этническую идентичность.

Еще интересно название тиссагетов. Оно явно тохарское, поскольку подобно названию массагетов.

Городецкая культура тиссагетов существовала до начала Великого переселения народов в середине II века. В это время она подверглась новому натиску древнемордовских племен и снова удержалась. А в III веке сюда вернулись славяне, создавшие Именьковскую культуру, о которой мы расскажем ниже, и больше уже не уходили.

Итак, мы описали народы Причерноморья в киммерийско-скифское время и практически все они оказались праславянскими.

Севернее же всех этих невров, меланхленов и будинов, по Геродоту, жили гипербореи — самые счастливые люди, по мнению греков. У них в стране возле Полярного океана, теплый климат, мир, справедливость. Гипербореи не едят мяса и живут почти тысячу лет. По всему выходит, что гипербореи — это Прибалтийские русы. Вряд ли жизнь финно-угорских народов, населявших тогда северные приполярные земли, показалась бы грекам такой необыкновенно счастливой.

Почему Геродот так восторженно относился к жизни гипербореев, мы не знаем. Может быть, их жизнь действительно отличалась в лучшую сторону от греческой и других, известных грекам.

Если же обратить внимание на скифский юг, то в восточном Приазовье и на Северном Кавказе в целом, жили оседлые меотские и синдские племена, которые были подчинены скифам и делали для них орудия труда, оружие и украшения из металлов. Меоты и синды были остатком индоариев, не ушедших в Индию и постепенно растворявшихся в новых народах Северного Кавказа. Их высшим достижением было создание Боспорского царства на Тамани в симбиозе с греками. Без сомнения, меото-синдский язык и обычаи также были очень близки праславянскому, киммерийскому, скифскому и сарматскому, хотя и сохраняли многое из старого арийского.

В середине I века Плиний Старший (в некоторых списках) среди северо-кавказских народов, живших в Киммерии у восточного берега Азовского моря, называет сербов. Сегодня мы знаем сербов как южнославянский народ, очень близкий по духу русскому народу. Кем же были Плиниевы сербы? Жили они рядом с меотами, так что можно было бы считать их меотским или синдским народом. Племенное название сербов считается иранским. Так может, они были скифским народом?

С нашей точки зрения, скифский или меотский, какая разница! То, что к V веку сербы стали славянами, говорит лишь о том, что они всегда и были славянами, пусть даже праславянами, говорившими на древнем языке, не очень похожем на славянский. Вспомним, что греки считали приазовских синдов родственниками индов в Индии. Так оно и было. Приазовские синды и меоты были частью древних ариев, близкородственных индам и оставшихся жить в Европе. Ну, так ведь арии и были прямыми предками славян. Как и скифы. Как и лесные и лесостепные балановцы и фатьяновцы. Слияние всех этих народов и дало современных славян.

В тех же списках Плиния радом с сербами названы «вали», то есть, волыняне, «аррехи» с корнями «ар» и «рех», то есть «рух» или «рус», и некие «рсесы», те же русы. Упоминает он и антов, и хроасов (хорватов). Имя «Ант» зафиксировано на Боспоре в III веке. А еще там жили «аорсы», по смыслу, те же русы. Да и роксоланы вышли также из Приазовья, скорее всего из тех же меотов и сираков. Совершенно очевидно, что восточное Приазовье было одним из мест сосредоточения предков южных и восточных славян.

А ведь все они сейчас считаются кем угодно, только не славянами. Повторяется ситуация с Балтийскими поморскими племенами. Там 15, якобы германских племен, вдруг стали славянами. И здесь с десяток, якобы иранских и меотских племен, тоже вдруг становятся славянами.

Наш ответ на все эти домыслы, думается, уже понятен.

За Доном в скифское время жили савроматы. При этом, савроматы были ближайшими родственниками скифов и одним из смешанных с иранцами скифских народов. С ними мы еще встретимся.

В 512 г. до н. э. Причерноморье пережило нашествие огромной армии персидского царя Дария I. Узнав о вторжении Дария, царь скифов-паралатов Идантирс собрал совет из представителей всех местных народов и попросил о союзе и помощи. Все народы согласились, за исключением невров, агафирсов, андрофагов, меланхленов и тавров.

И мы видим, что отказались от союза те народы, с которыми скифы наиболее ожесточенно воевали за несколько десятилетий до того.

Скифы, конечно, решили отомстить соседям. Когда персидское нашествие провалилось и Дарий от Дона повернул обратно, скифы повели его войска за собой по землям меланхленов (северян) и невров. Однако, эти народы просто ушли на север в леса и отсиделись там, а агафирсы даже жестко предупредили скифов, что будут воевать с ними, если те вступят на их землю. Скифам только этой войны тогда не хватало, поэтому Идантирс свернул на юг в степи и обошел землю агафирсов.

Однако, от мести скифы не отказались. После ухода персов, в период с 511 по 496 гг. до н. э. паралаты осуществили серию опустошительных набегов на праславянские земли. Первым делом были разбиты и покорены русы Поворсклья и Поросья. Археологи нашли там несколько сожженных крепостей того времени.

Затем паралаты опустошили верховья Буга и Днестра, разгромив агафирсов и других скифов-пахарей. Может быть, только тогда было разгромлено Немировское городище.

Наконец, паралаты и сигинны обрушились на племена Лужицкой культуры к северу от Карпат, называвшихся тогда венедами. Мы знаем, что это были праславяне западного корня. Лужицкие венеды были сильно раздроблены, а точнее, многие еще находились в состоянии родового строя и не могли всерьез противостоять скифам. Те же резали и стреляли всех без разбора, стремясь ослабить венедов, возможно, из опасения притока их в Причерноморье. Следы скифских набегов доходят до среднего течения Вислы, а набеги сигиннов достигали среднего течения Одры. Лужицкой культуре, в результате, был нанесен смертельный удар, от которого она уже не смогла оправиться. Основные ремесленные центры венедов были разорены или заброшены, население погибло или ушло на север. Взятие скифами венетских градов привело к гибели князей и разрушению управленческих структур. Наверняка был прерван Янтарный торговый путь. Даже там, куда набеги не достигали, наблюдается упадок хозяйства и культуры. Лужицким венедам пришлось менять пасторальный образ жизни, переходя к государственному строительству.

Интересно, что скифские удары достигли лишь среднего течения Одры и Вислы. Кто мог помешать скифам пройти дальше на север? Конечно, это были поморские русы, тогда уже давно имевшие свое государство и выдержавшие множество вражеских нашествий.

Выше мы уже писали, что русы сами пошли на юг навстречу скифам и остановили их продвижение. Родственное венедское население, очевидно, охотно включалось в состав государства русов, усиливая его численно. К сожалению, детали русско-скифской войны остаются неизвестны. Геродот ничего о них не знал, а русские летописи до нас не дошли или совсем не писались.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, киммерийцы и скифы (8)

Новое сообщение ZHAN » 03 июл 2020, 17:04

Некоторые лингвисты говорят, что именно тогда в русский язык вошли несколько скифских слов: «гуня» — одежда из овчины; «пан» — скотовладелец, богач; «хорна» — корм; «кот» — закут для скота; «бачить» — следить; «рай» — благо, богатство; «хмель» и «конопля».

Еще скифскими словами считают «Сварог», «Хорс», «Вий», «Рарог», «Семаргл», «Бог», «Див», «Ящер», «вера», «небо», «святой», «ватра» (огонь), «вопить», «ворожить», «гадать», «жертва», «могила», «писать», «слово», «чара», «чаша», «благо», «зло», «мудрый», «сором», «честь», «совет», «вещать», «вина», «гой (здоровый)», «хворый», «мир», «ярмо», «борона», «колесо», «серп», «овес», «урожай», «ступа» и другие.

Мы позволим себе усомниться в этом. Все эти слова имеют невоенное значение, а ведь русы воевали со скифами. Более того. Большинство слов имеют религиозное, хозяйственное или моральное значение.

Как в ходе истребительной войны праславяне ухитрились нахвататься у скифов таких слов и зачем? :unknown:

Есть и еще одно соображение. Все, якобы, скифские слова были приняты и использовались всеми славянскими народами без исключения. Но как это возможно, если скифы контактировали только с несколькими праславянскими племенами? Опять получается, что это не скифские, а индоарийские слова, а скифы говорили на общем языке с праславянами. Вот это и есть та правда, которую никак не хотят принять современные ученые. Скифский язык, как мы уже указывали неоднократно — праславянский язык или крайне близкий к нему, уж очень много схожего между славянами и скифами. Большинство псевдоиранских имен скифов на самом деле у иранцев не встречаются и вполне могут быть не иранскими, а теми же древнеарийскими.

Зато, как мы знаем, скифы говорили на разных языках с мидянами, персами, согдами, парфянами. Геродот пишет, что скифским купцам надо было брать с собой за Волгу семь переводчиков с семи тамошних языков.

Скифские боги не имеют аналогов в иранском мире, но как это возможно, если скифы были иранцами? :unknown:
Большинство из перечисленных выше «скифских» слов также не имеют аналогов в Иране. Напомним, что об этом говорил ведущий специалист по древним иранцам Абаев. Вот те раз!
Так какие же это иранцы, если в них нет ничего иранского? :unknown:

Еще, славяне имели многие элементы одежды и даже, может быть, прически, такие же, как у скифов. Судя по скифским изображениям, в VII–VI вв. до н. э. они носили длинные висячие усы и одну серьгу в ухе. Но точно такие же усы и серьги носили потом варяги и русы вплоть до Крещения, а запорожские казаки до XVIII века. А скифские женщины с V в. до н. э. носили височные кольца, видимо, подсмотренные у праславянок.

Еще скифы любили редьку, в том числе с медом и пили пиво, правда потом пристрастились к греческому вину.

Широко известно и многократно подтверждено археологами, что скифские и сарматские женщины часто выступали в качестве воинов. Но то же можно сказать и о славянках, участие которых в боях и походах не раз описывалось византийскими и арабскими авторами.

Вышеизложенное приведено с целью продемонстрировать некоторые спорные или характерные вопросы, показывающие теснейшую связь скифов и славян, при этом надо учесть, что это общее между ними постоянно накапливалось в течение нескольких веков.

Вернемся к истории. Оценив бесперспективность дальнейшей войны на севере, с 495 г. до н. э. скифы переключаются на южное направление. Они разгромили персидскую 80-тысячную армию во Фракии и занялись покорением фракийцев на Балканах.

Поморские же русы только окрепли и расширили свое государство и влияние.

В восточной части Скифии тогда гелоны окончательно порвали со скифами и ушли на север в земли будинов.

А скифы-паралаты чрезвычайно возгордились своими победами, и все греческие авторы отмечают их крайнюю заносчивость в V–IV вв. до н. э. Тогда в их общество проникла роскошь, безделье, жестокость. Рабство у скифов стало одним из самых тяжелых в Европе, хотя и мало распространенным. Больше всего скифы использовали пленных девушек в качестве рабынь и наложниц.

Но могущество скифов начало клониться к упадку уже в середине V в. до н. э. Тогда сигинны на Тисе начали переходить к оседлому образу жизни и растворяться в местных иллиро-фракийцах. Царь агафирсов Спаргапит убил скифского царя Ариапита и освободился от скифской зависимости. Агафирсы тоже начали активно смешиваться с даками и гетами.

Новым царем скифов стал Скил — крайний эллинофил, месяцами живший в Ольвии или Борисфене. Он скрывал от народа свое эллинофильство, но однажды один из греков тайком показал скифским старейшинам их царя, беснующегося в греческой одежде во время Дионисий. Скифы немедленно восстали и передали власть младшему брату царя Октамасаду, который отрубил незадачливому брату голову.

В эти годы скифы потеряли Боспор, где образовалось независимое царство, возглавляемое царями фракийской династии. Население же царства было смешанным, но, в основном, праславянским и прагерманским. Хотя сами боспорцы были, как бы сейчас сказали, западниками. Они были в восторге от греческой культуры и цивилизации и стремились во всем подражать грекам. На Боспоре был принят греческий язык, распространены греческие имена и обычаи. Но ведь и царские скифы страдали тем же.

Восстановить скифское могущество пытался царь Атей, пришедший к власти около 400 г. до н. э. Он был сильно эллинизирован, но оставался патриотом Скифии. Он знал, что покоренные народы уже превзошли настоящих скифов в числе, об это писал еще Геродот, и решил объединить настоящих скифов. Атей основал первую скифскую столицу в районе Запорожья — Каменское городище археологов. Общая площадь городища составляет 1200 га. У города были мощные укрепления, очевидно, нужные Атею в борьбе за власть над степью. Город был обнесен огромным земляным валом и глубоким рвом. По гребню вала в древности тянулась стена из сырцового кирпича. В южной части города было еще дополнительное укрепление — своего рода кремль, также обнесенный валами и рвами. Это было последнее убежище на случай, если бы врагам удалось овладеть остальной частью города.

Все чисто скифские племена стали подчиняться Атею. Скифы начали массово переходить к оседлости. Вскоре были построены города в низовьях Днепра и Днестра. Они были меньше Каменского, но достаточно крупные по тем временам. Вокруг городов было множество деревень, жители которых занимались либо земледелием, либо скотоводством. Особенно много земледельцев было в степном Крыму.

Далеко на востоке, на нижнем Дону Атей построил еще один город, сейчас известный как Елизаветовское городище (55 га). Вокруг него тоже была масса деревень.

Население степи при Атее выросло, но выросла и социальная дифференциация. Рядовые скифы стали намного беднее. То же самое происходило в лесостепи с праславянскими племенами. Видимо, именно тогда резко усилился процесс смешения славянского и скифского населения, ведь образ жизни их сблизился.

В то же время из-за Волги на запад начали просачиваться все больше исседонов, аорсов, дахов, саков и массагетов, выдавливаемых из среднеазиатских степей восточными народами. Греки и скифы называли их сирматами или сарматами. Они были близкородственны савроматам, изначально представлявшим из себя смесь скифов и иранцев, поэтому легко вливались в савроматское общество. Скоро савроматов стали называть сарматами. Видимо, это говорит о преобладании в их составе пришельцев из-за Волги.

Профессор Клесов считает, что сарматы были представителями гаплогруппы R1b, исходя из того, что у них присутствовала традиция похорон на спине и обычай трупоположения. Однако, погребальные обряды у сарматов были самыми разными, что говорит о смешанном характере сарматских племен. Вполне возможно, что среди них были и племена гаплогруппы R1b, например, потомки полтавкинцев или ямников. Видимо, отсюда широкое распространение этой гаплогруппы у современных башкир (47 %). Однако сарматы были многочисленными племенами, заселявшими огромные территории и вряд ли это были исключительно R1b. За это говорит и крайне малое присутствие гаплогруппы R1b у русских, которые много столетий тесно соседствовали с сарматами и сами частично происходят от них. Повторим, что сарматские обычаи выглядят весьма разнообразными и это свидетельствует о племенном, а, вероятнее всего, и генетическом разнообразии этих племен. К сожалению, пока мы не имеем ни одного образца ДНК Y-хромосомы сарматов.

В середине IV в. до н. э. сарматы впервые массово переходят Дон и заселяют междуречье Дона и Донца. Атей сделал вид, что все нормально. Его тогда интересовала Мезия.

Тем не менее, скифы перевооружаются, у них появляются шлемы и доспехи, дротики, длинные пики и мечи, почти треть женщин становится в строй.

Однако, это им не помогает. Времена могущества скифов прошли. Уже в годы правления Атея геты перешли Дунай и вытеснили скифов из степей вплоть до Днестра, ассимилировав при этом агафирсов.

Невры тоже двинулись на юг на Волынь, пополняя родственное праславянское население скифов-пахарей.

И северяне-меланхлены тоже двинулись на юг в степи, теснимые с севера андрофагами балтами, столь любимыми археологами. Однако Атей разбил меланхленов и принудил к подчинению.

На реке Тясмин он построил еще одну крепость, которая должна была защищать северную часть степи от невров и скифов-пахарей, а на Буге две крепости для защиты от гетов.

На Тясмине были поселены настоящие скифы для контроля над этнической ситуацией.

После этого Атей начал войны на Дунае. Зимой 343 г. до н. э. он провел трудную, но успешную войну против фракийского племени трибаллов. Скифы вторглись в Добруджу и прочно захватили эту болотистую землю, названную с тех пор Малой Скифией.

Атей переселил туда множество скифов из Крыма и Нижнего Поднепровья. Большинство из них, несомненно, была праславянами.

Атей не собирался останавливаться на достигнутом. Его планы простирались до самого Византия, которому он отправил письмо следующего содержания: «Царь скифов Атей демосу византийцев. Не вредите моим доходам, чтобы мои кобылицы не пили вашей воды».

Однако, здесь интересы Атея столкнулись с интересами македонского царя Филиппа II. Ранее они были союзниками, но теперь все изменилось.

В 339 г. до н. э. в Добрудже состоялась решающая битва, закончившаяся полным разгромом скифов и гибелью 90-летнего Атея. Македоняне захватили 20000 скифских женщин и детей, множество скота и 20000 коней, которых Филипп отправил в Македонию.

Скифские претензии на Балканах были забыты. Скифы сохранили свои земли, но выступать из них больше не пытались.

Зато они сами теперь подверглись нападению тех же македонян. В 331 г. до н. э. наместник Фракии Зопирион с 30-тысячной армией решил пройти всю Скифию северным маршрутом и встретиться с Александром на Оксе. Зопирион считал, что Окс находится где-то недалеко, на Кавказе. Плохое знание географии подвело македонянина.

Хотя задумано все было грамотно. Зопирион перевозил свою армию на кораблях по морю, чтобы не утомлять и не подвергать опасностям в степи. Он осадил Ольвию, всегда союзничавшую со скифами. При раскопках Ольвии у западных ворот археологами была найдена братская могила примерно 50 человек разного пола и возраста, некоторые из которых были в цепях. Люди были убиты камнями и стрелами. Похоже, Зопирион захватил в посаде заложников и выставил их перед воротами акрополя, угрожая перебить, если крепость не сдастся.

Или македоняне атаковали, прикрываясь заложниками. Горожане, защищаясь, перебили соотечественников.

Ольвиополиты упрямо защищались. Оборону возглавил простой горожанин Каллиник, который заключил союз со скифами и те двинули на помощь городу свою армию. Узнав об этом, Зопирион решил снять осаду и вернуться на Родину. По пути домой его корабли попали в зимний шторм, многие из них затонули, а часть выбросило на берег. Там македонял добили подоспевшие скифы. Погиб и Зопирион.

Но, по большому счету, скифы сами испугались своей победы. Зная мстительный характер Александра Великого и слыша о его оглушительных победах надо всеми противниками, скифы решили извиниться перед македонским царем и отправили к нему три посольства подряд.

Александр все три раза отказал скифам в союзе, хотя и уверил послов в искренней дружбе. Видимо, он все-таки планировал войну со скифами.

Царь азиатских массагетов Фратаферн предложил Александру напасть на скифов с востока. Александр приказал массагетам ждать нужного времени. Когда оно должно было наступить, мы не знаем. В 324 г. до н. э. Александр из Вавилона отправил морскую разведку на Каспий для снятия карты этого моря. А ведь он, узнав детали, вполне мог перебросить армию морем к району современного Волгограда, где ее встретили бы массагеты Фратаферна и вместе ударить по скифам с востока. Сарматы и боспорцы стали бы союзниками Александра.

Скифам повезло, что сам Александр тогда собирался в поход на Карфаген, а потом и вовсе умер. Его смерть подарила Скифскому царству несколько десятков лет.

Массагетов как Александр, так и эллинистические историки, считали и называли скифами, хотя это было не совсем так. Массагеты являлись сарматами, но общее мнение греков доказывает поразительную близость их к скифам. Массагеты были сильным народом. Мы помним, что именно они вытеснили настоящих скифов из Азии. Другим славным деянием массагетов была победоносная война против персидского царя Кира, в которой массагеты под руководством царицы Томирис в 530 г. до н. э. разгромили огромную персидскую армию и убили самого Кира. В 329 г. до н. э. массагеты отбили нападение самого Александра Македонского.

К началу III в. до н. э. массагеты и жившие на Южном Урале исседоны настолько часто стали переходить Волгу и вливаться в состав местных сарматов, что число последних начало превышать число скифов. В верховьях Дона и Донца сарматы встретились с русами и там впервые начался процесс их смешения. Конечно, азиатские сарматы уже сильно отличались от европейцев культурно, да и лингвистически, но они вливались в европейскую савроматскую среду постепенно, небольшими порциями, которые успевали раствориться в савроматской массе. Поэтому при встрече с праславянами сарматы уже могли без особых проблем взаимодействовать и в свою очередь смешиваться с близкородственным народом.

Целью экспансии сарматов были скифские степи, поэтому с лесостепными праславянами они стремились поддерживать хорошие отношения, хотя, повторим, степняки всегда высокомерно относились к земледельцам.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лесостепные русы, скифы и сарматы

Новое сообщение ZHAN » 04 июл 2020, 12:44

У скифов притязания сарматов на их земли вызвали озабоченность. Тут как раз подоспела война в Боспорском царстве между братьями наследниками царя Перисада. Захвативший власть Эвмел заключил союз с прикубанским племенем сарматов сираков, а его брат Сатир со скифами. Так европейские скифы впервые вступили в войну с сарматами.

Примерно, в 310/309 г. до н. э. армии братьев с союзниками встретились в бою где-то на Тамани у реки Фат.

Силы Сатира насчитывали 2000 греческих и фракийских наемников, 20000 пеших скифов и 10000 конных. Большая часть пеших скифов, несомненно, была местными праславянами.

Эвмел располагал 2000 пехотинцев боспорян и 20000 конных сираков царя Арифарна.

После первых успехов, Сатир погиб, и война была проиграна. Вместе с Сатиром проиграли ее и скифы. Сарматы прочно захватили у них Северный Кавказ. Обратим внимание, что в то время сарматы сильнее отличались от праславян, чем позже. У них еще оставались иранские элементы, принесенные из Персии. Те сарматы, которые подходили из-за Волги, тоже отличались от праславян Русской равнины, как языком, так и обычаями. Но все они постепенно сливались в одну этнолингвистическую массу.

Скифы же к началу III в. до н. э. уже ничем не отличались от праславян, кроме государственности. Возможно, последней крупной победой скифов было окружение и пленение совместно с гетами македонской армии во главе с самим царем Лисимахом в 292 г. до н. э.

Буквально через несколько лет в низовья Дона хлынул поток сарматов, которым скифы ничего не могли противопоставить. Возможно, один из эпизодов первого вторжения сарматов за Дон описан Лукианом в диалоге «Токсарид». Рассказ идет от имени скифа Дандамида.
«Пришли на нашу землю савроматы в числе десяти тысяч всадников, пеших же, говорили, пришло в три раза больше. Так как они напали на людей, не ожидавших их прихода, то и обратили всех в бегство, что обыкновенно бывает в таких случаях; многих из способных носить оружие они убили, других увели живьем, кроме тех, которые успели переплыть на другой берег реки, где у нас находилась половина кочевья и часть повозок. В тот раз наши начальники решили, не знаю по какой причине, расположиться на обоих берегах Танаиса. Тотчас же савроматы начали сгонять добычу, собирать толпой пленных, грабить шатры, овладели большим числом повозок со всеми, кто в них находился, и на наших глазах насиловали наших наложниц и жен. Мы были удручены этим событием».
Далее Лукиан рассказывает, как Дандамид решил спасти попавшего в плен побратима Амизока и переплыл Дон, крича по савроматски «Зирин!» По савроматским законам, воскликнувший это слово должен быть выслушан. Царь савроматов выслушал просьбу Дандамида и потребовал выкуп, но тому было нечем платить. Тогда царь с издевкой предложил Дандамиду отдать за друга свои глаза. Скиф немедленно согласился и был ослеплен. Однако савроматы сдержали слово и отпустили обоих друзей, после чего ушли на север. Амизок же, узнав о цене выкупа, тоже ослепил себя сам.

Из этого рассказа становится ясно, что шла открытая война. Укрепления Елизаветинского городища на Дону несколько раз перестраивались, но оно, все же, было сдано сарматам около 270 г. до н. э. Боспорцы немедленно построили рядом свою колонию Танаис и стали активно торговать с сарматами, подрубив скифскую торговлю хлебом.

В следующие 20 лет сарматы выбили скифов с левобережья Днепра и вторглись в Крым. Там остались следы штурма и сожжения сарматами скифских поселений. Сарматы добрались даже до окрестностей Херсонеса. Интересно, что большая часть войска сарматов описывается как пехота.

О «весьма враждебных савроматах» говорит и поэт Аполлоний Родосский, живший во второй половине III в. до н. э. и отразивший географические представления эпохи раннего эллинизма (Аргонавтика, III, 351–353).

Тогда же геты вновь вытеснили скифов из южных степей за Днестр.

В 280 г. до н. э. у скифов появился новый сосед — галаты. Они захватили Фракию, после чего часть из них двинулась на север в Подолию и Полесье вплоть до устья Припяти. Именно так появилась Галиция, где поселились галаты, смешавшись там с праславянским населением скифов-пахарей и невров. Нападали ли галаты на скифов, мы не знаем, но возможно, что и нет. Находки галльских шлемов в сарматских погребениях говорят за то, что они воевали с сарматами, но это могло происходить только с согласия скифов или, скорее, по их просьбе и найму.

Во второй половине III в. до н. э. скифы еще могли выставить 25000 воинов, правда конных всего 5000. Об этом рассказывается в «Романе о Каллигоне». Судя по тексту, около 220 г. до н. э. скифам удалось убить Боспорского царя Левкона II, но его преемник набрал 90-тысячную армию, в которой 40 тысяч воинов были аланами и сарматами. Это вообще первое упоминание об аланах, хотя оно может быть модернизацией тогдашних событий, ведь дату написания романа мы не знаем. В ходе тяжелой битвы, то ли на Керченском, то ли на Таманском полуострове, скифы победили противников и наложили на Боспор и меотов дань.

Больше об этой войне ничего не известно и сравнить скифский эпос нам не с чем, однако мы видим, что в войнах конца IV–III вв. до н. э. скифы, как и сарматы, воюют, в основном, пешими, что ранее было немыслимо. Мы видим медленное угасание скифского союза племен и постепенное замещение его сарматами. Если бы сарматы приходили в Причерноморье небольшими группами, скифы успевали бы ассимилировать их, вступая в симбиоз, но теперь сарматы шли мощными потоками, которые сами начали ассимилировать скифов. Итог этого процесса мы увидим ниже.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Западноевропейские русы и хетты

Новое сообщение ZHAN » 05 июл 2020, 12:45

Мы рассказали о восточноевропейской ветви праславян-русов, а ведь была еще и западноевропейская. На Западе корень «рус» встречается у трех народов: этрусков, ретов и кельтов.

Этруски пришли в Италию из Малой Азии и, вероятно, были частью сабатиновских племен, смешавшихся с лидийцами. Они попали в Италию в конце II тысячелетия до н. э. на волне массовых переселений так называемых «народов моря». Мы уже писали об этом выше и знаем, что исконной родиной этрусков были Причерноморские степи.

Попав в Италию, этруски населили ее северную область, называемую Тоскана или Этрурия. Сами этруски называли себя «расена» или «расна» и корень этого самоназвания вполне угадывается в древнеарийском. Другим названием их было «тиррены» или «тирсены» по имени вождя Тиррена, возглавлявшего переселение этрусков в Италию, а позднее погибшего в море, названном его именем.

После гибели Тиррена, этрусков возглавил его родственник Тархон, в имени которого явно угадывается скифский, то есть причерноморский след. Он основал в Италии союз 12 этрусских городов и заключил союз с троянскими переселенцами Энея, будущими римлянами. По Геродоту, этруски назывались также лидийцами, а в этом арийском термине ясно угадывается корень «люд».

Почти одновременно или даже одновременно в северную Италию из-за Альп прорвались венеды, о чем мы тоже упоминали. Между прочим, об этих событиях помнили греки и сохранили их в своих мифах и историях. И там переселение этрусков, венедов и троянцев Энея как раз синхронизировано первой половиной XII века до н. э. От венетов в Италии остались чисто славянские названия Тергесте, то есть «Торжище», Постойма, то есть «Постоялый» и много других. Неизвестно, когда появились эти названия, но в III веке до нашей эры они уже существовали.

Таким образом, этруски мало того, что происходили из Северного Причерноморья, но еще и тесно соседствовали с венедами в Малой Азии и северной Италии. Отсюда, видимо, и происходит все то сходство этрусков с праславянами, которое привело к появлению теории о славизме этрусков. Симбиоз этрусков и венетов образовал культуру Вилланова — самую продвинутую в Италии, послужившую основой более поздней Римской. Не случайно Теодор Моммзен называл венетов (италийских венедов) всего лишь северными этрусками. Ну, а Матей Бор назвал этрусков — южными венетами.

Ко временам основания Рима в 753 г. до н. э. этруски завоевали или контролировали тем или иным образом большую часть Италии. Большая часть римских царей тоже были этрусками, как и значительная часть аристократии. Сами римляне позже признавали, что они обязаны этрускам очень многими элементами культуры, от государственного управления и принципов градостроительства, до религии и армии, даже письменность латинян произошла от этрусской. При этом, этрусский язык сильно отличался от латинского, и римляне ко времени империи уже забыли его так, что не могли даже читать на этрусском.

Мы не готовы сказать, что этруски были «русскими» или даже славянами, но они, несомненно, имели весьма близкое происхождение с предками славянских народов. Этрусский язык пока не расшифрован, но в нем совершенно ясно читаются слова, похожие на славянские. Быть может, поэтому он и не расшифрован, в том смысле, что кому-то очень сильно не хочется его расшифровывать. На сей счет существует масса литературы. Дошло до того, что этрусский язык объявили вообще не арийским. Но это крайне маловероятно.

Поэтому приходится пока горько сожалеть об отсутствии расшифровки этрусского языка, ведь это, в своей основе, язык причерноморских степей II тысячелетия до н. э. И вовсе не исключено, что тогдашние праславяне говорили на очень похожем языке. Схожесть латинского со славянским идет, видимо, именно от этрусского.

И, видимо, не случайно, в Италии мы впервые слышим имя одного из главных славянских богов Велеса. Такое имя носил знатный сабинянин, в 715 г. до н. э. претендовавший на царскую власть в Риме. Сабиняне считали себя выходцами из Лакедемона, однако имя Велеса они, вполне возможно, взяли у этрусков. Имя это приводит Плутарх, живший в I–II вв., но он, конечно, не сам придумал его, а взял из каких-то древних источников. Корень «Вел» на тохарском означает «владыка», да и на славянских языках его смысл тот же, например, «волостель», «володарь», «велеть», «величать» и так далее. Тохары, как и хетто-лувийцы, одними из первых отделились от арийского массива племен, поэтому и сохранили древнейшие термины, которые мы видим уже в этрусской Италии.

Когда Рим усилился, он сам покорил этрусков в ходе длительной борьбы, но часть из них, не желая подчиняться, ушла на север, перешла Альпы и поселилась на их северных склонах среди родственного народа. Этот народ римляне называли «рэтами» и мы вновь отчетливо видим корень «рус» в этом этнониме. Тит Ливий писал, что рэты имеют общее происхождение с этрусками.

Кроме того, от рэтов до нас дошла очень интересная надпись, в которой упоминается древний славянский бог-громовержец Перун. Надпись такая: Panium Vasanuale upiku perunies s xsais pala paninu. В переводе это значит: Вашаном (сыном Ваши) Panium поднесен — подарок для Перуния. Что такое Panium, мы не знаем, но имя Перуна дано в произношении, очень близком именно славянскому, без «к» после «е». Это значит, что рэты были ближе к славянам, чем к балтам, кельтам или германцам, у которых в имени Перуна присутствует звук «к» — Перкун.

А вот у хеттов Перун так и назывался. И вот уже лингвист В. Л. Цымбурский, который лет 20 назад отказывался признать славянскими названия топонимов «Черна» и «Берзовия», теперь сам сравнивает рэтский вариант имени Перуна со славянским и хетто-лувийским. И оказывается, что хетты ближе праславянам, чем балты. Только хетты ушли в Малую Азию в XIX/XVIII в. до н. э. и навсегда отделились от праславян. Этруски пришли в Малую Азию вместе с хеттами или чуть позже, но затем перебрались в Италию, передав римлянам часть древнеарийских слов и терминов, которые сблизили латинский язык с русским. Затем рэты перебрались через Альпы, сохранив основы древнеарийского языка с некоторыми праславянскими словами и терминами, которые не сохранились у других народов.

Честно говоря, все это очень темная история и говорить определенно об этрусках и рэтах пока сложно. Однако, словенские историки уже давно уверены, что как этруски, так и рэты, являлись ближайшими родственниками праславян-венетов. Главное, что их переводы этрусских и рэтских надписей никто не смог обоснованно опровергнуть.

Рэты жили рядом с винделиками, в чьем названии ясно виден корень «венд», и набиравшими тогда силу кельтскими народами также арийского происхождения. Происходило естественное смешивание, естественное тем более, что некоторые кельтские племена, жившие близ рэтов, оказывается, имели в своих названиях корень «рус», например, «рутены», кондрусы или «раурики». Они жили в верховьях Рейна и Дуная, в Бельгике, а также на юге Галлии по рекам Дуб и Гаронна. Откуда этот корень?

Дело в том, что очень давно, еще в III тысячелетии до нашей эры, на территорию будущей Германии и Галлии с востока пришла часть венедов праславянского корня, а с ними и предки галлов. Именно тогда в Галлии появились племена венетов, бельгов (велетов), туронов (туровцев), карнутов (краинцев), неметов, белловаков, нервиев (невров), моринов, лингонов (лендзян), лемов, вольков (вильцев) и так далее. Удивительна древность и устойчивость названий племен, аналоги которых известны нам из гораздо более поздних времен и из противоположного конца Европы. Да и топонимика Галлии тоже в значительной степени венедская, праславянская.

Этот вопрос разбирал А. Г. Кузьмин [Начало Руси]. Он выяснил, что названия Арморика и Аквитания являются калькой «Венетии» или «Поморья», что многие речные названия имеют венедское происхождение и так далее. Причем кельтские названия часто не заменяли более ранние венедские, а дублировали их, другие же и вовсе оставались венедскими, в том числе и названия многих племен. А это говорит о приоритете венедских названий над более поздними галльскими.

Современные словенские исследователи выяснили, что в современном бретонском языке еще сохранилось немало славянских слов. Свою страну бретонцы называют «Бреж», ее верхнюю часть — «Горе-Бреж», а самих себя «Брежиц». Есть и другие соответствия бретонских и славянских слов, причем их довольно много. А из этого факта выходит, что праславянский язык не так уж сильно отличался от старославянского, ведь венеды заселили эти места буквально во времена существования еще единого арийского языка. Соответственно, и арийский язык не сильно отличался от праславянского, если вообще отличался.

Видимо, эта часть венедов оказалась отрезанной от остального праславянского массива племен доарийскими европейцами, кимврами, протокельтами, а потом и германцами, поэтому постепенно была ассимилирована галлами, причем, мирным способом, поэтому праславянские названия сохранились до времен Цезаря и дольше, как и часть обычаев. Да и галлы после этого стали легче контактировать с праславянами, когда встретились с ними в Центральной Европе. То, что галлы сохранили много праславянских названий племен, да и часть словарного запаса, свидетельствует о том, что их цивилизация была вторичной.

Интересно, что антропология как докельтского, так и кельтского, так и послекельтского славянского населения Норика и Паннонии совершенно идентична. То есть, там все время жили физически одни и те же люди, но сначала это были венеды-праславяне, потом те же люди, принявшие кельтскую культуры и язык, а потом — славяне, вернувшие свои обычаи под влиянием новых волн славян.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вандалы, хетты и геты

Новое сообщение ZHAN » 07 июл 2020, 19:42

Тогда же в III тысячелетии до н. э. в Скандинавию проникло венедское племя вандалов.

По поводу происхождения вандалов существуют такие соображения, озвученные Михаилом Серяковым. Вандалы, действительно, имели праславянское происхождение. Это была одна из самых западных групп праславян, которая во времена культуры боевых топоров дошла до Ютландии, а оттуда переселилась в Скандинавию. Центром расселения вандалов была южная Норвегия, район Осло.

Это отметил современный западный генетик Диснер. Именно там, по исследованиям Андерхилла, находился центр распространения гаплогруппы R1a-Z284. Напомним, что гаплогруппа R1a у германцев практически отсутствует. Она базовая для славян. Субгруппа же, Z284, является определяющей именно для вандалов.

Жизнь в окружении местных автохтонов гаплогруппы R1b, а позже и германских племен, несомненно, оказала воздействие на вандалов. Они, видимо, были сильно разбавлены автохтонами и германизированы. Единственный известный на сегодня вандальский текст написан на восточногерманском языке. Однако, вандалы не растворились. Они смоги сохранить свою идентичность, но в какой-то момент, видимо, под натиском германцев в I в. до н. э., были вынуждены вернуться в Центральную Европу, вновь поселившись среди своих соплеменников праславян Пшеворской культуры.

Конечно, к этому времени они уже сильно отличались. При этом вандалы пользовались большим авторитетом среди праславянских и славянских племен. Именно их князья долгое время считались старшими на Балтике. Хотя, с другой стороны, может быть мы слишком мало знаем, и все венеды называли себя вандалами. В этом случае первенство вандалов уходит в вопрос терминологии. О дальнейшей истории вандалов расскажем ниже.

Еще стоит вспомнить о хеттах и азиатских венетах. Происхождение малоазийского народа хеттов до сих пор неизвестно, как неизвестна и судьба. Нет пока и генетических материалов по этому народу. Хетты появились в Малой Азии примерно в XIX в. до н. э., а может и раньше, причем самоназвание народа считается неизвестным. Ранее в этом районе жил местный народ хаттов, происхождение которого также неизвестно, а название в точности соответствует названию более позднего германского союза племен, долго воевавшего с Римом, а затем ставшего частью франков. По логике, это свидетельствует о том, что малоазийские хатты были частью прагерманцев. Почему бы и нет? Пришли они в Малую Азию либо с Дона, либо с Дуная, где жили прагерманцы в рамках Бабинской культуры. Хатты пришли в Малую Азию раньше хеттов примерно на 1000 лет.

Прародиной же хеттов была, предположительно Русская равнина, которую они покинули в конце IV тыс. до н. э. Л. А. Гиндин полагает, что хетты были первым индоевропейским народом (Среднестоговская культура), заселившим Болгарию и Грецию еще в IV тыс. до н. э., а затем вытесненным в Малую Азию второй волной индоевропейского нашествия на Балканы около 2000/1900 г. до н. э.

Так вот, по мнению науки, пришельцы стали называться сначала неситами по имени города Неса, а затем и хаттами/хеттами по имени аборигенного народа. Мы опять утыкаемся в парадоксальную логику кабинетных ученых, сочиняющих абсолютно оторванные от реальной жизни теории. Мы должны поверить в ахинею о том, что доминантный, сильный народ «хеттов», пришел и покорил небольшой местный народец хаттов, после чего взял себе имя покоренных. В сотый раз уже повторяем, что так не бывает. Скорее всего местные хатты были индоевропейцами и родственны «хеттам» настолько, что носили почти или одно имя. Только так можно объяснить совпадение имен местного народа и пришедших хеттов. Вновь пришедшие с Балкан «хетты» просто поселились среди своих родственников.

Хеттский язык расшифрован еще в начале XX века и показывает родственное сходство со многими арийскими языками, в том числе славянскими. Это не славянский язык, но мы и не утверждали, что язык праславян был сильно похож на язык древних славян времен Руси. Напротив, мы считаем, что праславянский язык был похож на праиндийский и на хеттский, а славянским он стал только в середине I тысячелетия, когда из праславян формировалась новая этнолингвистическая группа славян.

В какой степени геты (хетты) были родственны славянам? Да в той, же, что и другим арийским народам. Это часть древних ариев, тогда еще не совсем распавшихся на новые языковые семьи. Корень «гет» присутствует в названиях некоторых из них, например, тохары/массагеты, тиссагеты, тирагеты. На Балканах жили геты и даки. Дахи же жили в Средней Азии, а ведь это вариант названия даки. Похоже, что это было распространенное название части древнеарийских народов, вероятно, тохарских корней. Не случайно, древние авторы называли хеттов товельцами или фувалами. Это и есть признание хеттов тохарами/гетами. А еще товельцами называли хионитов — азиатских гуннов, о которых мы расскажем ниже.

Форрер, возможно справедливо, назвал хеттский язык «табальским», поскольку центр государства хеттов у семитских народов назывался «Табал» или «Тувал/Фувал». А ведь Фувал — согласно Книге Бытия — пятый сын Иафета, внук Ноя, родственник «Руса» и «Моска».

В Азии хеттам удалось создать мощное государство, границы которого достигали Египта. Они заселяли значительную часть Палестины, включая Иерусалим и сам родоначальник евреев Авраам купил у хеттов участок земли для похорон Сарры. Любимой женой царя Давида была хеттеянка Вирсавия, мать Соломона от которого, согласно Евангелию от Матфея, вел свой род Иисус Христос.

Вообще, историю ближневосточной части ариев, среди которых, несомненно, были и русы, мы в этой работе не затрагиваем, это слишком большая тема, к тому же, довольно оторванная от истории современного русского народа.

Хеттское царство погибло в первой половине XII в. до н. э. сразу после падения Трои в 1184/3 г. до н. э. Оно было ослаблено Троянской войной, в которой хетты участвовали на стороне проигравших, а затем добито «народами моря» и ассирийцами. Часть хеттов некоторое время еще продолжала жить на Востоке, но эти новохеттские государства постепенно растворились в местном субстрате. Однако, кажется, что часть хеттов ушла после гибели их государства. Здесь мы присоединяемся к мнению Константина Пензева, который считает, что эта часть хеттов ушла на свою древнюю родину и осела в северной Фракии, где стала позже известна как «геты» и даки.

Армянские историки Ованес Драсханакертци и Мовсес Каланкатуаци полагали что потомками Фувала были фессалийцы, обитатели северо-востока Эллады — Фессалии. Не исключено, что часть хеттов и влилась в состав фессалийцев, которые изначально, конечно, были греческим племенем.

Ненний называет потомками Фувала иберов, испанцев и италийцев. И он тоже может быть кое в чем прав, поскольку «народы моря» в своих переселениях затронули и Италию, и Иберию, а хетты могли присоединиться и к ним.

Еще Иосиф Флавий называл табалов фовелийцами, при этом отмечал что их современное название — иберы [Иудейские древности. 6:1]. И вряд ли это пустая болтовня.

Таким образом, мы видим, что хетты были не единым народом, а изначально союзом племен, которые после распада государства вспомнили о своей особости и расселились по разным странам.

Так вот, о гетах. Гетов впервые упоминает Геродот в V в. до н. э. Причем упоминает он их как пришлое племя во Фракии.
«Племена их (фракийцев) в каждой местности носят особые названия. Нравы и обычаи у всех одинаковы, кроме гетов, травсов и племен, живущих севернее крестонеев».
[Геродот. История V. 3.]

Понятно, что геты за долгие годы жизни рядом с фракийцами сами сильно изменились и стали более фракийцами, чем древними хеттами, приняли второе название «даки» (скорее всего, часть племени), однако базовые отличия от фракийцев сохранили, а позже создали новое сильное государство и доставили массу неприятностей скифам, и даже самому Риму.

А когда в причерноморские степи пришли с севера готы, они быстро смешались с остатками гето-даков и тоже стали частенько называться гетами. В конце концов, народами-то они были родственными и в Старшей Эдде написано, что германцы когда-то ушли на север из той самой Фракии, причем уже тогда, когда в ней жили геты.

Так что геты не были предками славян, но их остатки вошли в состав славян в начале нашей эры.

Теперь о венетах. Мы уже писали, что значительная часть населения севера Малой Азии называла себя венетами, а это уже означает, что они были людьми непосредственно праславянских корней. Так вот, венеты пришли в Малую Азию вместе с хеттами/гетами в начале II тысячелетия до нашей эры, но всегда сохраняли свою особость. В Малой Азии венеты населяли Вифинию, Пафлагонию, Понт и Каппадокию.

Царь пафлагонских венетов Пилемен воевал на стороне троянцев, а после его гибели среди пафлагонцев произошел раскол и мятеж. Спасаясь, вождь Антенор уговорил значительную их часть переселиться в Италию. Там они изгнали местный народ евганеев и создали новое государство.

Археологи называют культуру североиталийских венетов «культурой Эсте». Она не имела предшественников в местной среде. Например, пришельцы уже знали гончарный круг, неизвестный тогда италикам. Покойников хоронили методом трупосожжения в урнах подобно лужичанам. Венеты активно занимались разведением лошадей, подобно пафлагонским энетам Гомера. На это обращал внимание А.Г. Кузьмин. Подобно балтийским венедам, а позже славянам, венеты имели культ коня и священной рощи. Италийские венеты имели обширные связи с этрусками и европейскими венедами, что позволило им сохранить свою праславянскую основу на долгие годы, пока они не были завоеваны сначала кельтами, а затем римлянами. Но основы венетской культуры сохранялись больше тысячи лет. Сейчас венетов считают иллирийцами, однако этническая принадлежность иллирийцев совершенно неизвестна и мы уже указывали, что они могут оказаться всего лишь географическим понятием типа рязанцев или воронежцев.

Другая часть малоазийских венетов во главе с Пилеменом (Палемоном) ушла, согласно Гомеру, на север и поселилась в Прибалтике. Это район тогдашнего Русского государства потомков балановцев и фатьяновцев (гипербореев по-гречески). Венеты Пилемена явно целенаправленно ушли к родственному народу, ведь Прибалтика находится очень далеко от Малой Азии.

Место хеттов в Малой Азии заняли бриги (фригийцы), мушки и другие племена «народов моря». Они серьезно смешались с остатками хеттов и венетов, составив своеобразную культуру, довольно близкую праславянам. В VII в. до н. э. в Малую Азию с востока проникли киммерийцы, а с запада треры, влив новую порцию индоевропейской крови в местное население. Но, все же, праславянские элементы в Малой Азии все время таяли, пока не исчезли совсем.

Вернемся к кельтам. Мы помним, что они выделились в отдельную лингвистическую группу из культуры полей погребальных урн (1200-800 гг. до н. э.) и в VIII в. до н. э. уже составили свою неповторимую Гальштадтскую культуру, начавшую распространение по Европе. К началу V в. до н. э. они заселили Галлию, где начали слияние с местными праславянскими венетскими племенами. Более активные и развитые кельты доминировали в этом симбиозе и через несколько столетий местные венеды стали галлами. То, что это был симбиоз, а не завоевание, доказывается сохранением кельтами названий племен и праславянской топонимики Галлии. От завоеванных названий не берут.

В III в. до н. э. кельтские (галльские) племена начали продвижение на восток и северо-восток и захватили большую часть Центральной и Восточной Европы вплоть до восточных предгорий Карпатских гор (280 г. до н. э.).

Галлы и здесь не были жестокими завоевателями. Обычно они вполне уживались с местным населением. Тем более, если население это было им родственно, подобно праславянам. Таким образом, праславянские народы Центральной и Восточной Европы получили много элементов галльской культуры. Не случайно русские имена и обычаи очень похожи на кельтские. И лингвисты нашли кельто-славянские параллели: bгихо-брюхо, jama-яма, sadlo-сало, kletb-клеть, korsta-короста, korva-корова, konko-конь и другие. Похоже, что североевропейские русы, предки Рюриковичей, формировались именно на стыке праславянского и кельтского миров.

К моменту начала наступления кельтов на восток, праславянские племена уже заселяли не только южный берег Балтики (Поморская культура), но и Центральную Европу к северу от Дуная, а частично, и к югу, например, венеты близ устья Пада в Италии. Сейчас их относят к Лужицкой культуре (ХII–III вв. до н. э.).

Наступление кельтов на восток сдвинуло с места часть праславян. Так появилась Зарубинецкая культура (III в. до н. э. — II в. н. э.), которую принято отождествлять с народами скиров и бастарнов.

Датировать возникновение этих народов довольно сложно. Галлы начали наступление на восток уже в начале III в. до н. э. Они глубоко проникли в глубь венетских земель, но лишь отдельными группами, никогда не превосходившими венедов в числе. Давление галатов, да и сарматов также, привело к трансформации праславянской Лужицкой культуры в Пшеворскую, более развитую, более обороноспособную. Ее жители стали известны римлянам как многочисленные лугии. Опять обратим внимание на термин «многочисленные», свидетельствующий о хорошей хозяйственной организации этих племен.

Основу хозяйственной жизни пшеворских племен составляло земледелие. На пшеворских поселениях обнаружены железные сошники, свидетельствующие о совершенствовании сельскохозяйственных орудий труда. Судя по обугленным зернам, найденным при раскопках, лужичи возделывали пшеницу, рожь, ячмень, просо, овес, гречиху, горох и коноплю.

В состав стада пшеворских поселений входили коровы, лошади, свиньи, овцы и козы.

Похоронные обряды пшеворцев-лугиев/лужичей, в целом повторяют Лужицкую культуру — бескурганные могильники с кремацией уже безо всяких ваз. Значит, смены религии не произошло.

Не стоит забывать и об одновременном продвижении на юг германцев ясторфской культуры из Ютландии. Они, в отличие от кельтов, не собирались сотрудничать с праславянами, а просто и жестоко расчищали себе место в Центральной Европе. Именно это обстоятельство и заставило часть праславян уйти на восток. Они заключили союз с галлами и двинулись на поиски счастья.

Об этом союзе прямо говорится в декрете Протогена, принятом в Ольвии. В рассматриваемом документе, описывающем события примерно 214–213 гг., до н. э., четко сказано, что «перебежчики сообщили ольвиополитам, что галаты и скиры образовали союз и собрали большие силы, которые и появятся зимой». Причем, прийти они должны были с севера. Из-за таких слухов в городе началась паника, а иноземцы вообще уехали оттуда.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Зарубинецкая культура

Новое сообщение ZHAN » Вчера, 22:17

Вообще, это первое упоминание в истории о народе скиров. Из декрета ясно, что скиры действовали совместно с галатами не только в низовьях Дуная, но уже и в Поднепровье.

Галаты и скиры так и не дошли до границ Ольвийского государства. Отсутствие массовых убийств, пожаров и разрушений явное свидетельство этого.

Между 280 и 214 гг. до н. э. скиры с частью галатов ушли в Подолию, а потом на Волынь и там поселились, влившись в местное праславянское население и положив начало новой Зарубинецкой культуре, которая большинством археологов, о чудо, признаётся праславянской.

При этом, как обычно, на Западе скиры объявлены германским народом. Никаких доказательств тому до сих пор не предъявлено. И не объяснено, как приход «германского» племени в славянские земли способствовал появлению и развитию славянской Зарубинецкой культуры на территории будущей Киевской Руси. Зная нравы германцев, позволим себе глубоко усомниться в германстве скиров. Не ужились бы они среди кельтов и праславян. Зато в «Саге о Скъёльдунгах» приводится имя одного из русских князей конца VII века и зовут его «Скир». Скандинавские скальды были честнее современных скандинавских историков.

Теперь о предыстории появления Зарубинецкой культуры. Несомненно, толчком к перемещению скиров и бастарнов на восток послужил не только натиск галлов с запада, тем более, что они выступили союзниками этих племен, но и натиск сарматов с востока на причерноморские земли.

Не исключено, что галлы и скиры пришли в Причерноморье по просьбе скифов, к тому времени уже практически полностью европеизировавшихся и, если так можно сказать, обрусевших, что и позволило поздним грекам постоянно отождествлять скифов с русами.

Уже около 270 г. до н. э. в сарматских погребениях на Дону появляются галльские шлемы типа «Монтефортино», очевидно, трофейные, а на Боспорских памятниках, кроме этого, изображения больших галльских овальных щитов типа «тюреос» с продольным длинным ребром-умбоном. Видимо и боспорцы активно нанимали галлов в свои дружины.

Вероятно, именно поддержка галлов и скиров помогла скифскому сообществу сдерживать сарматский натиск на протяжении большей части III в. до н. э. Одновременно, пришельцы с запада влили новые веяния в праславянские племена леса и лесостепи, положив начало формированию Зарубинецкой культуры. Пришельцев было не очень много, поэтому развитие Зарубинецкой культуры в III в. до н. э. не очень заметно археологически.

Однако, именно Пшеворская и Зарубинецкая культуры стали материнскими для формирования новой, именно славянской лингвистической и культурной группы народов. Значительная часть праславян начала становиться славянами как раз в рамках Пшеворской и Зарубинецкой культур. Это произошло потому, что к тому времени древний арийский массив племен уже распался окончательно и в зоне Пшеворской и Зарубинецкой культур остались только праславяне. Различия между ними и другими, уже выделившимися арийскими народами, постепенно нарастали, а лингвистически праславяне-зарубинцы и пшеворцы теперь развивались независимо, что и привело вскоре к образованию древнеславянского языка. Отметим, что Поморская культура русов южного берега Балтики тогда еще вряд ли была втянута в этот процесс рождения славянства. Она присоединилась к нему на несколько веков позднее, почему различия между русами-варягами и славянами сохранялись до X в. н. э.
Изображение
Сарматы.

Что же касается Великой Степи, то там распространение славянства было, несомненно, задержано вторжением сарматов. В 214/213 г. до н. э. сарматы сплошным потоком на широком фронте прорвали скифскую оборону на Дону и Донце и хлынули к Днепру. Согласно Диодору, они опустошили большую часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню.

В самом деле, сарматы уничтожили все поселения скифов в Приазовье и большинство на левобережье Днепра. Переправившись через Днепр, сарматы повторили то же самое и на правобережье. Была разрушена столица скифов в Каменском городище, за исключением акрополя, который упрямо держался еще несколько столетий. В тот же год, когда ольвиополиты ожидали нападения галатов и скиров, к Ольвии вместо них подошла сарматская орда во главе с царем Сайтафарном и потребовала дани, которую и получила от делегации во главе с тем самым Протогеном.

В ходе сарматского вторжения были разорены земли северян-меланхленов и «скифов-пахарей» вплоть до Роси. И те, и другие, были вынуждены отступать на север. Хотя, может быть, было и по-другому. Сарматы могли вынудить северян и скифов-пахарей выставить дружины в помощь новым хозяевам степи.

С чего мы это взяли? Да в том же декрете Протогена указано, что союзниками саев Сайтафарна были племена савдаратов и тисаматов. Так вот, савдараты с иранского переводятся как «черные клобуки», то есть, мы видим перед собой все тех же северян.

Тисаматы же, согласно Страбону, который называет их тирогетами, жили к западу от Ольвии ровно в тех местах, где позже мы обнаруживаем славян тиверцев. Можно, конечно, как всегда, объявить это случайными совпадениями или придумать подходящую версию, но не логичнее ли признать за этими племенами праславянство?

Скифы удержались только в Крыму и на херсонщине, на том самом «Ахилловом бегу». В этом районе видны следы сражений, постоянно обновлялись скифские укрепления.

Сайтафарн, вероятно, возглавлял вторжение и был царем саев и языгов, первыми дошедших до Дуная. Именно в 213 г. до н. э. погибло галатское царство во Фракии, видимо, разгромленное языгами.

Но, в этот раз языги быстро откатились назад в низовья Днепра. На правобережье их было немного, и они рисковали подвергнуться концентрическим ударам со всех сторон.

Очевидно, следующий удар языгов был нанесен на север по праславянам зарождающейся Зарубинецкой культуры. Уже в 212 г. до н. э. Сайтафарн двинулся на Волынь, Подолию и рубеж Тясмина и Роси.

Сарматы действовали с прошлогодней беспощадностью, стремясь ослабить и напугать праславянские племена. Следы пожаров и наконечники сарматских стрел найдены археологами в городищах и селищах зарубинцев. Сколько лет длилась та война, мы не знаем, однако зарубинцам удалось отстоять независимость. Языги были вынуждены отойти в южную часть степи. Какую роль в этой войне играли северяне и тиверцы, мы не знаем. Может быть, никакую.

А поскольку самих сарматов на правобережье было мало, победить лесостепных праславян они не могли. До середины II в. до н. э. правобережные степи были почти свободны от кочевников.

Преемником Сайтафарна был царь Медосак, который, по словам Полиена, погряз в роскоши и пьянстве, вследствие чего реальная власть перешла в руки его жены Амаги — мудрой правительницы и доблестной воительницы. Известен ее диверсионный рейд в Крым против скифского царя, которого Амага убила и вынудила скифов избрать новым царем его сына.

Тем временем, на восток к зарубинецким землям двигались бастарны. Как и скиры чуть раньше, бастарны были новым союзом племен, сформировавшимся в районе Одры на базе киммерийских, галльских, германских и праславянских племен, скорее всего из числа воинственной молодежи. Погребальный обряд бастарнов напоминал поморский прарусский — трупосожжения в урнах, покрытых сосудами. Культурный уровень был сильно ниже Латенского, но это вполне объяснимо, поскольку бастарны изначально были воинским братством, существовавшим без изысков. Они действовали на Дунае и Балканах, то есть в зоне латенских культур, но галлами они однозначно не были, поскольку сами галлы их таковыми не считали и описывали грекам как чужих северных людей крупного телосложения и редкостной отваги. Сначала они разбили царя даков Оролеса и загнали его народ в Карпаты. Захватив придунайскую низменность, в 182 г. до н. э. бастарны прорвались по льду Дуная на юг и напали на Амфиполь в Греции.
Изображение
Расселение скиров и бастарнов. 1. Пшеворская культура; 2. Зарубинецкая культура. Пунктир — Поморская культура.

В 179 г. до н. э., они начали серию военных походов против соседних народов с общим направлением на юг. В 169 г. до н. э. князь бастарнов Клондик предложил 20 тысяч всадников в помощь македонскому царю Персею против римлян. Персей побоялся, что бастарны разорят Македонию и отказался от помощи. Понятно, что, предлагая Персею 20 тысяч всадников, бастарны не меньшую часть войска оставляли для собственной защиты, а это значит, что общее число воинов бастарнов было никак не меньше 40 тысяч, причем, в большинстве, конных. Это очень серьезная сила, даже если кавалерия бастарнов была легкой.

Примерно за 20 лет бастарны успели повоевать со всеми соседями. Они настойчиво пытались прорваться на Балканы, однако это им не удалось. Удалось бастарнам захватить только остров Певку в устье Дуная, где их стали называть певкинами. Характерно то, что в этих войнах бастарны тоже выступали вместе с кельтами. Скорее всего, певкины и были кельтизированной частью бастарнов. Не случайно позже они, решив креститься, просили себе епископа из Галатии.

Не сумев закрепиться на Балканах, большая часть бастарнов перевалила через Карпаты и пришла в Среднее и Верхнее Поднепровье, влившись в состав Зарубинецкой культуры, чем серьезно усилила ее.

Страбон, описывая ситуацию в Причерноморье на рубеже I в. до н. э. — I в. н. э., то есть времени расцвета зарубинецкой и поянештской культур, размещает между Дунаем и Доном четыре племени бастарнов (VII, 3, 17). Одни из них называются атмонами, другие сидонами, третьи певкинами, а самые северные, те, что живут между Борисфеном и Танаисом — роксоланами. Никаких других культурных общностей, которые могли лучше соответствовать атмонам и сидонам Страбона, кроме Поянешть-Лукашевской и Зарубинецкой, пока не выявлено. Следует отметить к тому же, что обе вновь образовавшиеся культуры по своему облику и структуре очень близки культурам среднеевропейским, откуда родом и были бастарны.

Интересно отождествление Страбоном роксоланов с частью бастарнов. Вряд ли Страбон писал заведомую чушь. Римляне и греки к его времени уже знали роксолан и считали их частью сарматов. Но только по образу жизни. То, что Страбон отождествил роксолан с бастарнами может значить только одно — эти два племени были более родственны друг другу, чем сарматам. Вспомним, по этому поводу, многолетние издевательства норманистов над Михайло Васильевичем Ломоносовым. Ведь он писал о возможном происхождении русских от роксолан. Как же норманисты полощут первого русского академика! Ну, пусть заодно посмеются и над Страбоном, Плинием Старшим, да и над норманистом Г. В. Вернадским. Мы еще остановимся на этом вопросе.

В своей статье 1997 года «Рождение славян» М. Б. Щукин пишет, что образованию Зарубинецкой культуры предшествовало проникновение на ее территорию населения губинской группы из междуречья Одера-Нейсе, группы, представляющей собой сплав поморской (русы) и ясторфской (германцы) культур. Выходцы с запада появляются в Северном Причерноморье на рубеже III–II вв. до н. э., как раз в то время, когда письменные источники фиксируют здесь появление „бастарнов-пришельцев" (Псевдо-Скимн, 797). В формировании новых культур приняли участие и местные жители, но все они не оказали существенного воздействия на облик вновь сформировавшихся общностей. Балтские племена, например, так и продолжали жить севернее зарубинцев, ничего не меняя в своем быту многие сотни лет, не перемещаясь на юг и не сливаясь с зарубинцами.

То есть, скиры и бастарны сформировались как племена в районе Одера и Нейсе, вобрав в свой состав поморских русов, ясторфских германцев, пограничных между ними кимвров и галлов. Однако, русы, по мнению Щукина, существенно преобладали. С ним можно согласиться, учитывая, что и поселились скиры с бастарнами в зоне расселения праславянскизх племен, что способствовало их непрерывной ассимиляции. Ситуация сильно напоминает позднейшую историю с варягами.

Тот же Щукин уточняет:
«Носители формирующейся зарубинецкой культуры явно побывали на Балканах, потому что только там можно найти прототипы характерных „зарубинецких" фибул (Каспарова 1978; Каспарова 1981). Носители зарубинецкой культуры, очевидно, были участниками бастарнских походов на Балканы в 179–168 гг. до н. э., достаточно подробно описанных Титом Ливием (Liv. XL, 5, 10; 57, 4–5; 8, XV, 26, 14; 27, 3)».
А еще в русских летописях «князь Бастарн» называется сыном Славена. И ведь не гет, не дак, не фрак и не галл. А вот Бастарн. С чего бы это?

Так и было. Но конечно, легче всего и спокойнее всего для карьеры записать скиров и бастарнов в «германцы», которые как ветер пронеслись по праславянским землям, не способным оказать какое-либо сопротивление «людям первого сорта», а потом эти самые скиры и бастарны 300 лет руководили недотепами праславянами, прятавшимися по лесам и болотам, а потом куда-то исчезли бесследно, очистив землю для бестолковых и трусливых славян. Именно так эта «история» в который уже раз и выглядит. Очередные «пришельцы» на будущие славянские земли, очередные «неславяне», в очередной раз исчезнувшие бесследно и т. д. и т. п.

Ну, ведь это не в последний раз. :D

Вернемся к теме. Зарубинецкой культуре свойственны два типа поселений: городища, расположенные на краю высокого правого берега Днепра, и отрытые поселения, расположенные в низких местах, на небольших возвышениях в пойме реки или на невысоких террасах. Поселения размещались небольшими группами по 10–15 селений. Городища зарубинецкой культуры были хорошо защищены земляными валами, рвами и эскарпами. Фиксируются неясные деревянные конструкции, которые, возможно, представляют собой остатки деревянного частокола.

Зарубинецкая культура носит ярко выраженный оседлый земледельческий характер. Основу хозяйства племен зарубинецкой культуры составляло подсечно-огневое и переложное земледелие с использованием деревянного рала. Для уборки урожая и покоса травы использовались короткие железные косы латенского типа и серпы с крючковым креплением. Носители зарубинецкой культуры культивировали просо, ячмень, пшеницу-двузернянку. Из огородных культур были известны горох и репа. Выращивали коноплю и лен. А германцы-ясторфцы тогда, кстати, умели выращивать один ячмень.

Значительную роль играло стойловое скотоводство. Носители зарубинецкой культуры разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, лошадей. Особое место занимала свинья как источник мяса и сала, поскольку ее широкому разведению способствовали быстрота воспроизводства, неприхотливость в питании, выносливость этого животного, а также наличие обширных дубовых лесов в Поднепровье.

Практиковалась охота. Зарубинцы охотились на кабана, оленя, лося, зубра, медведя, косулю. Важное место занимала охота на пушного зверя, прежде всего бобра и куницу, шкурки которых по Днепру экспортировались преимущественно в античные колонии Северного Причерноморья.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 57875
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина


Вернуться в Происхождение славян

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1