Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Санкт-Петербург

Санкт-Петербург

Новое сообщение ZHAN » 22 дек 2014, 09:00

Для многих из нас Санкт-Петербург начинается с 16 мая 1703 года — даты, хорошо известной из школьных учебников. Задолго до Петра I территория будущего Санкт-Петербурга была просто усыпана русскими деревнями и селами.

Там, где сейчас начинается Литейный проспект, находилась деревня Фроловщина; а у истоков Фонтанки, возле Летнего сада, — деревня Кандуя. На месте Смольного располагалось село Спасское, на берегу Охты — двенадцать деревень. Села и деревни, деревни и села — Чучелово, Минино, Дорогуша, Бродкино, всех и не перечислишь... Были, конечно, в этих районах и финские поселения, но по составу населения в основном это был русский край. Издавна эти земли населяли племена ижора, водь и корелы, по имени этих народов и занимаемые ими местности называли Ижорской, Водской и Корельской землями. Все вместе они составляли так называемую «Водскую Пятину», которая входила в Новгородскую губернию.

Начиная войну со Швецией Петр I прежде всего хотел возвратить России земли «отцов и дедов», отторгнутые во время смут в Московском государстве и уступленные шведам по Столбовскому миру в 1617 году. Поэтому, когда действия отряда Ф М. Апраксина, посланного в 1702 году против шведов, сопровождались страшными опустошениями деревень на берегах Невы, царю Петру было это «не зело приятно». Более всего царь был недоволен еще и потому, что в инструкции воспрещалось опустошать Ижорские земли. Ф.М. Апраксин, ожидавший высочайшей похвалы, вынужден был оправдываться: на разорение деревень пришлось, мол, пойти, чтобы утеснить неприятеля в подвозе съестных припасов. Но царь все равно остался недоволен, ибо была «развоевана страна», которую Петр I считал русскою.

Когда осенью 1702 года русские взяли штурмом шведскую крепость Нотебург — древний новгородский город Орешек, Петр I был в восторге, что добыли «ключ к морю», и писал по поводу этой победы: «Правда, что зело жесток был сей орех, однакож, слава Богу, счастливо разгрызен». Царь собственноручно прибил крепостной ключ над воротами и объявил, что отныне город будет называться «Шлиссельбург» («Ключ-город) — ключ к Неве. Государь пожаловал А.Д. Меншикова шлиссельбургским, корельским и ингермаландским губернатором, однако эти земли надо было еще завоевать, чтобы титул не был пустым звуком. Нева находилась тогда в руках шведов, но название оказалось пророческим: постепенно путь к морю был добыт, и река на всем протяжении стала принадлежать России.

Правда, природа в этих местах была скудна и негостеприимна: почва бесплодная, повсюду топи да болота, кругом дремучий лес, поселения встречались редко. Но в сопровождении приближенных Петр I отправился осматривать невские берега, чтобы выбрать место для будущей столицы. Он остановил свой выбор на острове Иени-Саари (Заячьем), который располагался в том месте Большой Невы, где она разделяется на Неву и Невку. Весной, когда расцветает и скудная природа севера, березовые рощи Заячьего острова тоже оделись в ярко-зеленый наряд и огласились ликующим пением птиц, а среди молодой травы запестрели первые цветы. Петр I назвал этот остров Люст-Эйланд (Веселый), и на нем заложили Петропавловскую крепость, с которой утвердился Санкт-Петербург.

Хотя считается, что русский царь назвал возводимый город «в свою честь», однако на самом деле все было не совсем так. Город был назван не в честь царя Петра, а в честь Святого Петра — «ангела Петрова». СП. Заварихин, автор книги о городе времен Петра I, вообще считает, что 16 мая — день основания крепости — еще не день основания города, так как крепость и город — это не одно и то же. До сих пор нет никаких документов, что вместе с крепостью подразумевалось и возведение города, тем более столичного. Зато известно, что идею построить в устье Невы город первым высказал адмирал Ф. Головин. Правда, и он имел в виду возведение небольшого городка для разделения Финляндии и Ливонии (Латвии и Эстонии), а также для хранения военных запасов. Так что о городе речь вообще сначала не шла, так как срочно нужно было строить порт и крепость, а роль города при крепости играл Ниеншац — Шлотбург.

Правда, рассказывают и так: когда происходила закладка крепости, Петр I вырезал два дерна и положил их крестообразно, сказав при этом: «Здесь быть городу». Потом стал копать ров, который должен был окружать крепость. Народное предание добавляет, что в это время в небе появился орел и стал парить над царем. В ров опустили каменный ящик, духовенство окропило его святой водой, а государь поставил в него золотой ковчег с частицей мощей Святого апостола Андрея. Потом покрыл ящик каменной доской, на которой было написано, когда произошло основание Санкт-Петербурга. Между тем кто-то из царской свиты поймал орла, и царь увидел в этом доброе предзнаменование.

Сначала над возведением крепости работали пленные шведы, солдаты и местные жители, потом сюда стали присылать работников со всех концов России. Работа была очень тяжелой: надо было рубить лес, засыпать болота, очищать землю от хвороста и кустарников, строить дома, прорывать каналы. Работали в любую погоду, нередко под выстрелами неприятеля. Дело велось с таким усердием, что уже к 22 июня 1703 года гвардия и дивизия князя Н.И. Репнина перешли в новозаложенную крепость. 28 июня, накануне дня Святых Петра и Павла, крепость считалась в известном смысле законченной, и с этого времени на письмах Петра Великого появляется пометка: «Изъ Санктпетербурха» или «Изъ Сан-Петербурха», а раньше он надписывал «Изъ Шлотбурха» (или «Шлютербурга»).

Однако в новой крепости, которая должна была служить опорным пунктом для русских войск и охранять устье Невы, дел было еще много. Для снабжения гарнизона водой вдоль всего острова (с востока на запад) был прорыт канал, ныне не существующий. По его сторонам стояли 4 ряда деревянных домиков, в которых жили солдаты; строились дома для коменданта и плац-майора, цейхгауз, арсенал и провиантские склады. Первые укрепления крепости состояли из земляного вала и бастионов, названных именами тех особ, которые надзирали за их возведением. К северу от крепости, со стороны Финляндии, был построен кронверк — вспомогательное укрепление, сооруженное для охраны крепости в наиболее опасном месте, где враг мог ближе всего к ней подойти. На противоположной стороне был выстроен равелин, на Государевом бастионе водрузили флаг, который в торжественные дни заменяли штандартом — желтым знаменем с русским орлом

Чтобы царь мог наблюдать за работами, для него неподалеку от крепости выстроили небольшой домик, который издали можно было принять за кирпичный, так как он был в голландском вкусе выкрашен по дереву красной краской с белыми полосами. Внутреннее устройство «домика Петра» было очень простым. Состоял он из двух комнат, разделенных тесными сенями и кухней.

Все его украшение заключалось в холстинных выбеленных обоях да в разрисованных букетами дверях, рамах и ставнях. В одной из комнат, когда-то служившей царю спальней, теперь устроена часовня' в ней находится икона Спасителя, которая сопутствовала царю Петру во многих сражениях, в том числе и в битве под Полтавой. В «домике Петра» до настоящего времени сохраняются некоторые вещи того времени: ялик с остатками паруса, сделанный самим Петром I; скамейка, которая при жизни царя стояла у ворот домика; деревянный стул с кожаной подушкой...

Первоначально город застраивался без всякого плана, деревянные дома строились как попало, были низкими и без дворов, с входом прямо с улицы. Если по улице проезжал экипаж, то из-за зыбкости почвы стекла и посуда в таких домах звенели. При Петре I улицы не имели названий, дома были без номеров, так что приезжим было трудно отыскать своих знакомых.

Пожар 1710 года истребил большой рынок, так как в узкие проходы между домами проникнуть было невозможно, разбушевавшееся пламя быстро превратило рынок в один большой костер, и всего лишь за час от него ничего не осталось. Пожар также показал, что улицы следует располагать правильно, а дома строить на расстоянии друг от друга.

Санкт-Петербург застраивался медленно, так как до окончания Северной войны никто не мог быть уверен в окончательном обладании этой местностью. И мало было желающих ехать в новый город — в «пустыни, обильные» только болотами и слезами. В 1705 году в Петербурге числилось всего 3000 жителей, не считая, конечно, солдат. Для заселения своего «парадиза» Петру I приходилось даже прибегать к принудительным мерам. С первых лет основания города целым рядом указов изнутри России высылались на житье в Санкт-Петербург «люди всякого звания, ремесел и художеств; не убогих, малосемейных или маломочных, а таких, которые бы имели у себя торги, промыслы или заводы какие свободные». Все переселенцы должны были строить себе в городе дома и жить в них безвыездно. Однако тяжелые условия жизни заставляли многих спасаться бегством, и нередко нарочные гонцы ловили первых петербургских жителей.

Постепенно вслед за Петербургской стороной мало-помалу начал застраиваться и Васильевский остров60. Петр I приказал всем духовным и светским владельцам деревень и дворянам строить здесь себе дома, причем их надо было возвести за три года, чтобы не лишиться имения. Землю и лес под постройки раздавали бесплатно, но дома следовало строить каменные. Некоторым «именитым» людям по царскому указу приходилось строить два, а то и три дома, но ведь сразу во всех жить не будешь! Вот и получалось, что здания стояли снаружи полностью оштукатуренные и окрашенные, а внутри оставались пустыми — без всякой отделки. Лишь бедные люди могли строить для себя деревянные дома, но только в переулках и на окраинных улицах.

Петр I мечтал сделать Васильевский остров центром новой столицы: по его проекту все Пять линий должны были быть прорезаны каналами, чтобы по ним суда подходили прямо к бирже и магазинам. Таким образом, Петербург должен был представлять нечто среднее между Амстердамом и Венецией. Каналами государь думал охранить город и от наводнений, а производство строительных работ поручили А.Д. Меншикову. Однако по непониманию или нерадению «светлейшего князя» каналы получились уже амстердамских, чем Петр I был сильно разгневан. Царь собирался начать работы заново, но дело это стоило больших затрат: пришлось бы сносить уже выстроенные дома и вновь прорывать каналы. Поэтому план этот оказался неосуществленным, и каналы потом засыпали.

В 1712 году вся царская семья переселилась из Москвы в Санкт-Петербург. К этому времени, несмотря на всю ограниченность заселенного пространства и разбросанность города на отдельных островах, он уже имел вид столицы. Благодаря неусыпной энергии Петра I к этому времени в Санкт-Петербурге было проложено до 10 улиц и выстроена слобода в 1000 домиков.

Самым бойким местом новой столицы была Троицкая площадь, на которой стояло мазанковое здание, куда Петр I перевел из крепости Сенат. Площадь была и местом самых разных торжеств: здесь стояла триумфальная пирамида, от которой в дни празднеств до самой пристани расставлялись декорации и огненные «потехи» с транспарантами. На Троицкой площади праздновали годовщину Полтавской битвы, причем царь был в том самом платье, что и под Полтавой: в простом зеленом кафтане и кожаной портупее; на ногах — зеленые чулки и старые изношенные башмаки, в руках — простреленная в боях шляпа...

Одно из самых грандиозных торжеств состоялось 13 июля 1710 года по случаю взятия Выборга. По Неве плыли горящие плошки, небо над крепостью раскалилось от тысячи огней, весь город освещался фонариками, так как в окне почти каждого дома горели свечи. С кораблей и бастионов крепости гремели пушки. Юст-Юль, датский посланник в России, писал по этому поводу: «При взятии крепостей было меньше расстреляно пороху, чем в ознаменовании радости по случаю этих побед».

Первым архитектором Санкт-Петербурга был Доменико Трезини. Этот швейцарец итальянского происхождения — очень работоспособный, выносливый и рационально мыслящий — оказался настоящей находкой для Петра I и много сделал для русского царя. Д. Трезини успешно выполнял все задания государя, начиная с самого первого — возведения форта Кроншлот — и до большой работы по перестройке первоначальной Петропавловской крепости.

Когда в 1712 году Санкт-Петербург был объявлен столицей, естественно, встал вопрос о главном кафедральном соборе города. Работу по возведению каменного собора на месте деревянного Петропавловского опять же поручили Д Трезини, причем приказали начинать немедленно. Выполняя царскую волю, зодчий первой начал сооружать колокольню, однако вскоре стало ясно, что ее мелкие формы не соответствуют невским просторам, и проект пришлось изменить. Посетивший стройку X. Вебер, ганноверский резидент в Санкт-Петербурге, отмечал: «Судя по модели, которую я видел, это будет нечто прекрасное, подобного чему в России пока еще нельзя найти. Башня уже готова до стропил, она необычайной высоты и хорошей каменной кладки с четырьмя рядами установленных друг на друга пилястр, хороших пропорций и с высокими сводами».

После смерти Петра I каждому позволили жить, где ему хочется, и многие вельможи поспешили покинуть город. Елизавета Петровна почти все время жила в Москве, и Санкт-Петербург до того запустел, что многие его улицы даже заросли травой, а значительная часть домов развалилась. Время от времени принимались принудительные меры, чтобы пополнить население столицы, но все было напрасно. В 1729 году велено было вернуть на житье в Петербург всех выехавших из него купцов, ремесленников и ямщиков с их семействами; за неисполнение указа грозили конфискацией имущества и даже каторгой. Елизавета Петровна, чтобы заселить Петербург, высылала в город на жительство всех не помнящих родства, то есть попросту бродяг. Таким образом, в городе образовались шайки разбойников, которые своими действиями наводили ужас на простых обывателей. Грабители были до того дерзки, что в 1740 году убили даже часового в крепости и похитили казенные деньги.

Почему же русские люди не хотели селиться в новой столице? Может быть, отчасти потому, что, выбранная Петром I местность была весьма удобной для торгового порта, для столицы же казалась крайне невыгодной. Едва ли не с самого момента основания города стала складываться легенда о Петербурге как о призрачном городе, о его «нереальности» и несвязанности с историей страны. В 1845 году в статье «Петербург и Москва» В.Г. Белинский писал: «О Петербурге привыкли думать, как о городе, построенном даже не на болоте, а чуть ли не в воздухе. Многие не шутя уверяют, что это город без исторической святыни, без преданий, без связи с родною страною — город, построенный на сваях и на расчете».

Российский литературовед Л. Долгополов в своем исследовании «Миф о Петербурге и его преобразование в начале века» писал, что в преданиях Петербург уподобляется живому существу, которое вызванно к жизни роковыми силами и столь же роковыми силами может быть опять низвергнуто в прародимый хаос. Аркадий Долгоруков, герой романа Ф.М. Достоевского «Подросток», признается, что его преследует страшное видение.
А что, как разлетится этот туман и уйдет кверху, не уйдет ли с ним вместе и весь этот... город, подымется с туманом и исчезнет, как дым, и останется прежнее финское болото....

Французский философ Д. Дидро писал: «Столица на пределах государства — то же, что сердце в пальцах у человека: круговращение крови становится трудным, а маленькая рана — смертельною». На протяжении своей истории Санкт-Петербург пережил много ран — и больших, и маленьких: страшные наводнения и пожары, грозные годы революции и столь же грозные 1930-е, страшную блокаду... Он начинался как Санкт-Петербург, был потом Петроградом, Ленинградом, снова стал Санкт-Петербургом и отметил 300-летие со дня своего основания.

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.


Изображение
Изображение
Дворцовая площадь. Главная площадь города. С одной ее стороны возвышается торжественный, с белоснежными колоннами и позолотой Зимний дворец, с другой – полукруглое здание Главного штаба с аркой посередине. Площадь является памятником победы России в Отечественной войне 1812 года.

Изображение
Изображение
Эрмитаж. Название этого исполинского музейного комплекса, как ни странно, переводится как «уединенный уголок». Его история и вправду началась с небольшой частной коллекции Екатерины II, но за два с половиной века музей разросся до одного из крупнейших в мире.

Изображение
Спас-на-Крови. Собор Воскресения Христова на Крови выстроен на том самом месте, где в результате покушения был смертельно ранен Александр II.

Изображение
Памятник Петру I («Медный всадник») На самом деле этот памятник на Сенатской площади Санкт-Петербурга вовсе не медный, а бронзовый. Второе, более популярное название, пристало к нему позднее, после поэмы А. С. Пушкина «Медный всадник».

Изображение
Дворцовый мост

Изображение
Нарвские триумфальные ворота

Изображение
Адмиралтейство
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Петербург строили крестьяне, а не пленные шведы

Новое сообщение ZHAN » 22 апр 2015, 00:45

Строители Петербурга, останки которых обнаружены на Сытнинской улице в феврале 2014 года, не были ни пленными шведами, ни финнами, ни каторжниками, как предполагалось ранее. По мнению археологов, город на Неве строили крестьяне из европейских областей России (Северо-Запада и Поволжья), а также карелы и ижоры. Результаты своих исследований специалисты представили на Учёном совете Института истории материальной культуры РАН (ИИМК).

Изображение
Остатки обуви из раскопок на Сытнинской улице

Изображение
Коллективное захоронение на Сытнинской улице в Петербурге

Коллективное погребение начала XVIII века было найдено на участке, ограниченном Сытнинской улицей, Кронверкской улицей и городской застройкой вдоль Кронверкского проспекта и Сытнинской площади. В захоронении находилось 253 костяка.

В течение полугода с останками работали антропологи, которые провели краниометрические и остеометрические исследования. Специалисты определили телосложение погребённых, их пол и возраст, а также прижизненные травмы, полученные ими. Анализы подтвердили, что люди, погребенные в этом месте, были именно строителями, а не представителями какой-либо другой профессии.

«Антропологические исследования останков подтверждают, что это были строители: у них был особенно развит плечевой пояс - это говорит о том, что они совершали тяжелые рубящие движения, причем они именно работали топором, а не махали оружием. Поскольку Санкт-Петербург изначально застраивался деревянными зданиями, с большой долей уверенности можно сказать, что люди, которые обрабатывали дерево, были именно строителями», - рассказала Наталья Соловьева, заместитель директора ИИМК.

Среди погребённых было много мужчин в возрасте до 20 лет, много мужчин в возрасте старше 40 лет, и почти нет людей трудоспособного возраста от 20 до 40 лет. «Это говорит о том, что крестьяне не были заинтересованы в этих работах и старались уклониться от них, посылая либо совсем молодых, либо уже представителей старшего поколения. Исследование прижизненных травм показало, что эти люди не имели ни повреждений, полученных в бою, ни серьезных заболеваний, которые оставляют следы на костях. Возможно, они умерли от голода, холода или болезней, которые протекают скоро», - сообщил Иван Широбоков, сотрудник Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН.

Все 253 человека были похоронены одновременно. Возможно, они умерли от эпидемии, несчастного случая, обморожения или по какой-то другой причине.

Среди остатков обуви, найденой в захоронении, есть характерная для хантов. Поэтому не исключено, что среди первых строителей Петербурга были представители этого народа. Однако возможна и другая версия - обувь мог использовать выходец из Сибири, контактировавший с хантами и позднее попавший на строительные работы в столицу.

Кроме захоронения, в районе Сытнинской улицы были обнаружены деревянные постройки и сооружения XVIII-XIX веков, фрагменты булыжного мощения XIX века, водоотводные и инженерные коммуникации XIX-XX веков, а также каменно-кирпичный фундамент здания лютеранской Воскресной школы последней трети XIX века.

В первые десятилетия существования Петербурга район Сытинской улицы был известен как «Козье болото». Так во многих русских городах – в Москве, Киеве, Муроме, Пензе и других - называли окраинные, нежилые районы, связанные с жизнью городских низов, торговлей и казнями.

В начале XVIII века эта часть города называлась также Татарской слободой - по преданию, здесь размещались части иррегулярной конницы, набиравшиеся из татар, калмыков и башкир. Позже здесь стали селиться и торговцы - выходцы из азиатских районов. В слободе возник и «татарский ветошный» или «тряпичный» рынок. В 1710 году на «Козьем болоте» появился Сытный рынок, или «Обжорка» - старейшее из дошедших до наших дней торговых мест Петербурга.

В истории города «Козье болото» получило недобрую славу - здесь в течение 150 лет проводились публичные казни и экзекуции. Вплоть до середины XIX века этот район представлял собой трущобы с деревянной застройкой, соседствовавший с большой рыночной площадью.

В царствование Александра II на месте коллективного погребения начала XVIII был построен лютеранский храм. Никаких наземных знаков, указывающих на захоронение, на момент строительства храма не было.

По материалам пресс-службы ИИМК
Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Санкт-Петербург

Новое сообщение osia » 22 апр 2015, 21:31

По современным представлениям, около 10 000-7 500 лет назад на месте нынешнего Балтийского моря находился пресноводный замкнутый Анциловый бассейн (Анциловое озеро). Водоем занимал лишь часть Балтийского моря, его восточный берег находился в районе Кронштадта. Уровень в Анциловом озере был ниже, чем в океане, и на 3-4 м ниже, чем в современном Балтийском море. Реки Невы тогда не существовало. На ее месте текли река Тосна, которая впадала по нынешнему Морскому каналу в Анциловое озеро за Кронштадтом, и река Мга, направлявшая свои воды в сторону Праладоги. Сама Праладога была обособленным озером и имела выход в Анциловый бассейн на севере Карельского перешейка по линии Приозерск-Выборг.

Приблизительно 7 500 лет назад вследствие опускания суши произошло отделение Ютландского полуострова от южной Швеции и образовались проливы: Большой Бельт и Малый Бельт. Воды Северного моря хлынули через проливы в Анциловый бассейн, превратив его в море. Это море получило наименование Литоринового по названию населявшего его моллюска - обитателя прибрежных районов моря, сильно опресненных речными водами.

Литориновое море занимало большую площадь, чем нынешнее Балтийское, и вдавалось в сушу узким проливом по Приневской низменности; уровень воды в нем был на 7-9 м выше современного. Ладожское озеро представляло тогда залив моря и соединялось с. ним через широкий пролив на севере Карельского перешейка. В период существования Литоринового моря происходили два важных процесса - поднятие суши Фенно-Скандии и похолодание климата земного шара. Вследствие похолодания климата часть осадков, выпадавших в высокогорных районах и приполярных материковых областях, перестала возвращаться в океан, и пошла на пополнение вечных снегов и льдов. Поступление воды в океан уменьшилось, и уровень в нем начал падать.
В результате поднятия суши и понижения уровня океана Литориновое море стало сокращаться, отступать, образовав в результате этой регрессии около 4000 лет назад Древне-Балтийское море. Уровень воды в этом море был на 4-6 м выше, чем в современном Балтийском. Берег Древне-Балтийского моря прослеживается в Санкт-Петербурге в виде невысокого пологого уступа, окаймляющего дугой островную часть города.

Поднятие суши происходило неравномерно. Северная часть Ладожского озера находилась в области более быстрого поднятия земной коры, чем южная часть. Вследствие этого протока на севере Карельского перешейка постепенно отмирала. Ладога превратилась в обособленное озеро и начала переполняться. Воды озера покрыли значительные участки суши на южном побережье, затопив торфяники, древесную растительность и стоянки доисторического человека. Наполнение озера продолжалось до тех пор, пока его воды не затопили всю долину реки Мги и не подошли к узкому перешейку, разделявшему реки Мгу и Тосну. Наконец воды озера, поднявшись более чем на 12 м и превысив уровень моря на 17-18 м, хлынули через водораздел. В результате этого прорыва около 4000-4500 лет назад в образовала река Нева. В месте прорыва остались Ивановские пороги. Доисторический человек, несомненно, был свидетелем этого события. Спуск вод Ладожского озера после прорыва длился, очевидно, долго: для разработки русла Невы нужно было время. Воды Ладожского озера подходили к месту прорыва по долине реки Мги, а после прорыва воспользовались уже готовой долиной реки Тосны. Таким образом, долина реки Невы не выработана ею самой, а составлена из двух чуждых друг другу долин рек Мги и Тосны.
Первоначально Нева впадала в Финский залив отступающего Литоринового, а затем Древне-Балтийского моря одним рукавом. Но море продолжало отступать, и из воды поднялись острова, бывшие до того мелями. Невские воды устремились в ложбины между островами. Так появилось несколько рукавов.В дальнейшем быстро спадающая после наводнений вода, увлекая за собой частицы грунта, образовала новые рукава и углубила уже имевшееся. Текущая вода довершила - работу. В результате возникло несколько десятков рукавов и проток, из которых и состоит современная дельта реки Невы.

Обычно острова и отмели дельт больших рек обязаны своим происхождением отложению речного ила. Дельта же реки Невы представляет исключение. В невской воде очень мала ила, и его оседание не могло привести к образованию островов. Главная роль в появлении островов невской дельты принадлежит работе моря и речного потока.
Нева и ее дельта в очертаниях, близких к современным, сформировались сравнительно недавно - около 2500 лет назад, когда окончательно установилось нынешнее соотношение между уровнями воды Ладожского озера и Балтийского моря.

Территория современного Санкт-Петербурга издавна была заселена. Уже в IX в. она принадлежала Новгороду и носила название Водская пятина, местность справа по течению Невы именовалась Карельской землей, слева — Ижорской землей. В XIV—XV вв. здесь проживало довольно многочисленное для того времени население. Так, по новгородским описным книгам 1471—1478 гг. на Фомин-острове (Петроградском острове) имелось 30 дворов, на Васильевском острове — 24 двора, в устье реки Охты — 50 дворов и т.д. По описным книгам 1500 г. на территории нынешнего города насчитывалось более 1000 дворов с населенном 5500 человек обоего пола.По шведскому плану 1676 г. на этой территории находилось около 40 небольших селений.
Не будь тьмы, скорость света равнялась бы нулю.
Аватара пользователя
osia
старшина
 
Сообщения: 1580
Зарегистрирован: 16 июл 2012, 16:33
Пол: Мужчина

В Петербурге накрыли конвейер-бордель

Новое сообщение ZHAN » 19 авг 2015, 14:21

Сотрудники УФМС накрыли в Петербурге два интернациональных борделя, работавших по принципу конвейера. Нелегальные мигранты были как среди работниц заведения, так и среди клиентов. Расположены бордели в подвалах на окраинах города.

Антураж секс-конвейеров напоминает атмосферу голливудского боевика «Заложница», те сцены, где герой Лиама Нисона ищет дочку в вонючем притоне. Бордель разделен на клетушки тонкими перегородками, не доходящими до потолка, внутри – матрасы на сколоченных каркасах. От общего коридора клетушки отделены шторками. Повсюду разбросаны презервативы, свисают провода, к грязному полу прилипает обувь. На самом видном месте висит табличка: «За невыход на работу штраф 500 рублей, за невыход на показ – 1000». В другом борделе, известном в определенных кругах под названием «Матрешки», на входе «по приколу» была повешена табличка «Милиция. Объект охраняется вневедомственной охраной».

«Матрешки» работали по принципу секс-конвейера. За 14 августа, согласно расписанию, притон посетили 35 человек и оставили больше 50 тысяч рублей. Проститутке при таксе 1300 за час платили 100 рублей с клиента. Остальные деньги клиента делились между администратором и кассой за вычетом трат на охрану, телефон и такси. В бухгалтерии хранился заказ на новый тираж рекламных объявлений. Бесперебойность конвейера обеспечивали мигранты, южане-россияне и жильцы окрестных домов.

Из одного притона сотрудники УФМС увезли на проверку документов семерых «матрешек», из другого – трех. Сотрудники управления отметили, уже вывозили отсюда нелегалок, но с момента последней проверки в конвейер-борделях ничего не изменилось, хотя полиция прекрасно осведомлена о происходящем.

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Таинственные идолы во дворе Кунсткамеры

Новое сообщение ZHAN » 23 окт 2017, 19:51

Приходящие посмотреть на заспиртованных уродцев и другие артефакты Кунсткамеры порой и не догадываются, что во внутреннем дворике вокруг клумбы, словно вокруг ритуального капища, будто забытые стоят кольцом индейские каменные идолы, обросшие множеством мифов и легенд, позднее развенчанных историками.
Изображение

Почему же изваяния, которым более 1500 лет, спрятаны от посторонних глаз во внутреннем дворе, а не являются частью основной экспозиции музея антропологии и этнографии Петра Великого? И каким образом чужеземных богов занесло в город на берегах Невы? :unknown:

Легенды и мифы

Долгое время считалось, что идолов привезли в конце XIX века после одной из экспедиций в Центральную Америку. Однако на обратном пути судно попало в шторм и большую часть ценных находок растеряло, но божки чудесным образом не исчезли в океанской пучине и доехали до града Петрова. Да только суровые академики, поправив очки и окинув пристальным взглядом недружелюбные высеченные из камни лики заморских богов, постановили, что не место им красоваться перед публикой, а посему разместили их кругом во внутреннем дворе Кунсткамеры. Так и стоят они по сей день, не пострадали ни при революции 1917го года, ни от бомбёжек фашистов во время блокады Ленинграда. Уж не привезли ли вместе с собой идолы древнюю энергетику? Не ходят ли поклоняться к месту силы почитатели экстраординарных явлений и экстрасенсы? :unknown:
Изображение

Дворик далеко не проходной, поэтому пустует. Так что прогуливающиеся по Университетской набережной об мистическом капище и не помышляют. А ведь в присутствии божков нельзя лгать, чем и пользовались раньше ревнивые барышни, притаскивавшие сюда любыми способами своих кавалеров, дабы устроить допрос с пристрастием. Говорят, что даже листья деревьев тянутся к центру круга, а когда идолов хотели перенести в другое место, все деревья тут же завяли. Следующая легенда гласит, что у одного из работников музея сын был болен раком. Уже отчаявшись, академик пришёл просить помощи у заморских божков, разрезал палец и окропил кровью одну статую. Ацтеки и майя не стеснялись приносить жертвы. Сын на следующий же день пошёл на поправку.
Изображение

Божкам даже стали давать имена, углубившись в ацтекскую теологию. Здесь и Шипе-Тотек, бог сева и весеннего цветения, и Уиштосиуатль, "соляная женщина", жена бога смерти. И Тлалока, "заставляющий расти", бог дождя и грома. И Тескатлипока, "курящееся зеркало", бог ночи, холода и колдовства. Аналогии прослеживаются, если обратиться к источникам, но ацтекские ли боги образовали святилище во дворе Кунсткамеры? :unknown: Настало время развенчать мифы.
Изображение

Разрушение легенд

Во-первых, экспедиция в Америку имело место быть, только не в Центральную, а в Южную. Каменных идолов, которым поклонялся исчезнувший народ, обнаружили в Южной Колумбии, в долине Сан-Августин. Они охраняли входы в подземные гробницы вождей, а некоторые из статуй достигали 5 метров в высоту. А в Петербурге идолы сравнительно небольшие, метр-полтора высотой максимум. В чём подвох? Взяли самых компактных? Вовсе нет, путешественник по фамилии Степпель собственноручно снял гипсовые слепки с громадных изваяний в Сан-Августин. То ли действительно, решили не ворошить прошлое и не трогать статуи неизвестных богов, то ли груз не по силам перевезти было.
Изображение

Так или иначе по слепкам Степпеля в Германии в Гейзельберге изготовили бетонные копии, которые и прибыли в Санкт-Петербург в 1913м году. А поскольку статуи божков хоть и выглядели устрашающе и зловеще, но по сути являлись лишь копиями оригинальных древних идолов из Сан-Августин, то ставить их в экспозицию академики не возжелали.
Зачем тогда, спрашивается, заказывали копии у немцев? :unknown:
Изображение

Идолов засунули в сарай, где они и пережили революцию, а затем и блокаду Ленинграда, и только в 60х годах прошлого столетия каменных истуканов достали на белый свет и порешили установить во дворе Кунсткамеры, раз уж непонятно, что с ними делать. Не набережные ж украшать по соседству со сфинксами. :)
Изображение

Тропинку к тайному святилищу охраняют ещё два истукана, как будто недоделанные, по сравнению с остальной братией.
Изображение

Так и стоят вокруг разбитой клумбы семь молчаливых истуканов, покрываясь мхом и темнея от питерской сырости. Редкие заблудившиеся посетители по незнанию считают, что перед ними - ацтекские боги, которым попросту не нашлось места в экспозиции музея, и чтобы не хранить древности в запасниках, их выставили на улицу.
Изображение

Хоть красивые и мистические легенды и не оказались правдой, каменные идолы Кунсткамеры - яркая неформальная достопримечательность Санкт-Петербурга, вполне заслуживающая включения в Ваш маршрут прогулок по Васильевскому острову. :good:

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина


Вернуться в Города и местности России

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron