Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Лихоимцы всея Руси

Лихоимцы всея Руси

Новое сообщение ZHAN » 22 июл 2013, 01:35

Каждый правитель в России за время своего царствования делал как минимум две вещи: начинал бороться с взятками и признавал невозможность побороть их.
Изображение
«А кто из вас умеет гуся разделывать»? — спросил Иван Грозный у палачей на торговой площади. Перед ним на коленях стоял осужденный дьяк. «Слишком большой посул взял, — пояснил царь, — гуся, нашпигованного монетами принял». Палачи молчали. «Так я вас научу, — продолжил, посмеиваясь, Грозный. — Сначала отрубите ему ноги по половину икр, потом руки по локоть». Блеснул топор. «Что, вкусно ли гусиное мясо»? — ласково обратился Иван к воющей от боли жертве. Но вот, наконец, несчастному отрубили голову. Это была первая казнь в России за взятку. Шел 1556 год...

Смерть в толпе
До середины XVI века на Руси существовала система кормлений: гостинец принес — дело решил. Воевода и дьяки, а также служащие приказов не получали жалованья и жили за счет приношений просителей. Но из-за многочисленных жалоб на притеснения и вымогательства должностных лиц кормления в 1555 году отменили. Иван Грозный ввел служащим содержание от казны и первым запретил взятки — посулы. Но царским приказным как несли, так и продолжали нести, лишь бы дело было решено. Да и сама власть часто закрывала на такой порядок глаза. Это касалось в первую очередь тех, кто был приближен к государю. Известно, что взятки брал главный опричник Грозного — Малюта Скуратов, который в своем приказе Сыскных дел вымучивал из подозреваемых крупные денежные суммы. После роспуска опричного войска в 1572 году Малюта впал в немилость и над ним сгустились тучи: уж слишком много жалоб поступало на его злоупотребления. Но он погиб во время Ливонской войны — 1 января 1573 при штурме крепости Вейсенштейн. По приказу царя тело Малюты отвезли в Иосифо-Волоколамский монастырь. Иван даже внес 150 рублей на помин души Малюты — больше, чем по своему брату Юрию или жене Марфе.
А вот при слабовольном царе Алексее Михайловиче вокруг государя образовалась настоящая «мафия», управляющая государственными делами и обиравшая народ. Заправлял всем боярин Илья Данилович Милославский, на чьей дочери — Марии — был женат царь. Милославский, заведуя приказом Большой казны, придумывал много препятствий для торговли (например, не пропускать через мосты более трех возов сена или не ввозить без специального разрешения в города более воза кож). Кто приносил ему большую мзду, тот получал грамоту с соответствующим разрешением, этакая взятка за лицензию. На ключевые посты Милославский выдвинул своих родственников — людей небогатых и жадных.
Особенно выделялся глава Земского приказа Леонтий Плещеев — его должность соответствовала должности председателя Верховного суда по современным меркам. Плещеев превратил суд в инструмент вымогательства с таким размахом, о котором Малюта Скуратов и мечтать не мог. Плещеев завел шайку осведомителей, которые выведывали материальное положение бояр и дворян и подавали ложные доносы, обвиняя богатых в воровстве или убийстве, или ином тяжком преступлении. Обвиненных отправляли в тюрьму, откуда их можно было только выкупить. Есть деньги — жить будешь.
25 мая 1648 года, когда Алексей Михайлович возвращался из Троице-Сергиевой лавры, его поезд остановила толпа, поднялся крик: жаловались на ненавистных царских родственников. Тогда люди Плещеева набросились на жалобщиков и принялись избивать их плетьми. Толпа пришла в неистовство, в дело пошли палки и камни, народ ворвался в Кремль и разграбил боярские дома. Испуганный царь решил пожертвовать Плещеевым. Его вывели на Красную площадь в сопровождении палача. Но толпа решила сама совершить месть: отбила осужденного у стрельцов и размозжила ему камнями голову. С убитого сорвали одежду и обнаженное тело тащили по площадям с криками: «Вот как угощают плутов и воров!» Мертвеца ногами затоптали в грязь, а голову отрубили. Такова была ненависть населения к нему.

Сколько стоит ночь с императрицей
За искоренение остатков системы кормлений и вымогательств решительно принялся Петр I, который в 1714 году ввел за взятку смертную казнь. Любая взятка теперь — уголовное преступление, как и взяткодательство. Правда, смертная казнь полагалась только за тяжкий проступок, совершенный за взятку, за остальное лихоимец карался в зависимости от тяжести вины отдачей в солдаты, ссылкой на галеры, тюремным заключением, лишением имущества или штрафом. Царь ввел также должности фискалов, в обязанность которым вменил «над всеми делами тайно подсматривать». Но взятки продолжали и продолжали брать. «На протяжении всего XVIII века шла щедрая, широкая раздача несметных богатств всем политическим приживалкам, которые вовремя успели низко поклониться или чем-либо выслужится перед начальством, — писал историк-юрист Павел Берлин. — Карая взяточников, правительство в то же время приучало видеть в политической власти рог изобилия всяческих материальных благ. Знать и чиновники систематически приучались рассматривать богатства и достояние частных лиц не как их личную собственность, а как достояние государства, достояние, которое правительство дало, правительство [в лице чиновника] может и взять… Тем самым же правительство приучало видеть источник богатства в прислуживании той или другой власти. Высшая знать прислуживалась к царю и из его рук получала щедрые дары, а чернь старалась прислуживаться к чиновникам, местным царькам, оказывать им услуги, благодарила их, чтобы на свою долю получить крохи от щедрого правительства».
Как-то Петр слушал в Сенате очередное дело о казнокрадстве и пригрозил издать указ, по которому всякий, кто украдет у казны хотя бы столько, чтобы можно было купить веревку, будет повешен. На это генерал-прокурор Павел Ягужинский заметил: «Неужели вы хотите остаться императором без служителей и подданных? Мы все воруем, с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой».
И первым взяточником империи был «сердечный друг» Петра Александр Данилович Меншиков. С кого он только не брал взяток! И с Военной коллегии (10 000 рублей), и с Московского казначейства — за покрытие их собственных недостач (53 679 рублей), и с Мазепы — за содействие в избрании гетманом, и со знаменитого казнокрада графа Гагарина — за сокрытие растраты (за это Меншиков получил 5000 рублей). С 1714 года Меншиков постоянно находился под следствием за злоупотребления и хищения и не раз приговаривался к крупным штрафам, от уголовного наказания его спасало только расположение императора Петра I и его супруги, будущей Екатерины I, при которой он стал фактически правителем государства. Но вот когда к власти пришел Петр II, фавору Меншикова пришел конец. В 1727 году его сослали сначала в Раненбург, а потом в сибирский Берёзов, где он жил с семьей на 10 рублей в день. Экономно хозяйничая, он скопил на строительство небольшой деревянной церкви, в которой служил пономарем и по воскресеньям выступал с проповедями, призывая не брать взяток.
После смерти Петра I наступила эпоха «бабьего царства», правления императриц, вокруг которых всегда толпились фавориты, обладавшие огромной властью и наглостью обирать казну и подданных своих любовниц. Одним из самых известных деятелей такого рода был Эрнст Иоганн Бирон — герцог Курляндский, оберкамергер двора императрицы Анны Иоанновны. Двести тысяч талеров Бирон получил от Пруссии за то, что расстроил заключение русско-французского союза. Столько же — за гарантию избрания на курляндский престол сына прусского короля. Бирон разрешил англичанам транзитную беспошлинную торговлю с Востоком через русские земли. Этим он принес колоссальные убытки казне, зато сам положил в карман круглую сумму.
Тяжелые времена настали для Бирона после смерти Анны Иоанновны. Недовольная «немецким влиянием» при дворе русская аристократия устроила переворот, и 9 ноября 1740 года Бирон был арестован. Его обвинили в желании захватить власть и приговорили к смерти, которую позже заменили ссылкой в Пелым, а затем в Ярославль. Петр III, известный своими симпатиями к немцам, вернул Бирона в столицу и возвратил ему часть потерянного имущества, а Екатерина II, немка по происхождению, «по истинному праводушию и по особливой к его светлости герцогу Эрнсту Иоганну императорской милости» вознамерилась «способствовать восстановлению его во владении взятых у него герцогств курляндского и семигальского». Бирон получил назад свои владения и спокойно умер в Митаве в 1772 году. Повезло лихоимцу с немцами на троне.
Сразу после восшествия на престол Екатерины II был издан указ об ужесточении ответственности судей, который отмечал невероятное распространение взяточничества. Многие судьи, говорилось в нем, свое звание рассматривают только как источник дохода. Казенного жалованья не хватало, и «взятка по-прежнему делается необходимой, — писал историк XIX века Николай Чечулин, — честный секретарь, когда таковой встречается, кажется редким явлением, чуть не чудом».
Но и высшие сановники полагали, что их доход не соответствует занимаемому ими положению, например знаменитый фаворит Екатерины II Григорий Потемкин. Правда, его запросы были, сравнительно с другими, еще, можно сказать, скромны. Он только получил взятки и от французов, и от англичан (общей суммой около 200 000 рублей), гарантировав, что Россия не вступит в Войну за баварское наследство, да спекулировал винными откупами. Оскандалился Потемкин на другом: он продавал право разделить ложе с императрицей ее новым потенциальным любовникам. Ночь стоила 100 000 рублей. Куда выгоднее, чем вести дела с французами и англичанами! Судьба была милостива к графу: даже выйдя из фавора, он не потерял расположения Екатерины II, оставался на государственной службе и прославил себя присоединением к России Крыма в 1783 году.

Как правильно давать взятку
В 1830 году вышла любопытная книга Эраста Перцова «Искусство брать взятки» — настоящее пособие, пусть и шуточное (а в каждой шутке, как известно, только доля шутки), для оборотистого чиновника. Автор, в частности, приводил классификацию взяток: «Взятки взимают трояким образом. Во-первых, натурою. К сему разряду причисляются обеды, подарки на память любви и дружбы, сюрпризы в дни именин или рождения самого взяточника, его жены и детей, нечаянно забытые вещи на столе или вообще в доме взяточника; продажа движимого имущества и уступка дворовых людей, разумеется, без платы денег…
Лучшими же из сего рода взяток считаются обеды: такие взятки скрываются в безопасном месте, то есть в желудке, и никогда не обличаются: в летописи лихоимства еще не было примера, чтобы обеды доводили до суда.
Второго рода взятки взимаются ходячею монетою. Из всей государственной монеты предпочтительно избирайте ассигнации, потому что они переходят из рук в руки без шуму и звону, легко промениваются на серебро и золото… мало требуют места и удобно помещаются всюду: в кармане, за галстуком, в сапогах, за обшлагами рукавов.
Третий род взяток — взаимные одолжения: иногда процесс решается в пользу одного тяжущегося на договоре, чтобы он, в свою очередь, доставил делопроизводителю такую-то выгоду по службе; иногда судья уступает наветам всем известного оглашенного ябедника единственно для того, чтобы, поссорившись с ним, не потерять партии в висте; иногда начальник смотрит сквозь пальцы на плутни своего секретаря, любя в нем славного малого, который как нельзя лучше исполняет его домашние поручения; иногда из угождения прекрасной даме мужа не сажают под арест, ведь глазки красавицы — те же взятки».
Если вы хотите получить взятку, рекомендует Перцов, то, когда придет проситель, «примите вид озабоченного делами человека: слушайте рассеянно, отвечайте нехотя; когда проситель примется изъяснять вам обстоятельства своего дела… сделайте самую неприятную мину, если можно гримасу, уставьте на него мутные глаза и повторяйте ежеминутно отрывистым голосом: «да-с, да-с…», до тех пор, пока проситель не догадается, что вам некогда, и не откланяется до другого свободного времени. Опять явится, опять примите его так же; он явится в третий, пятый, десятый раз; не изменяйте при нем физиономии до той самой минуты, когда он прошепчет, что будет вам благодарен».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49906
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Лихоимцы всея Руси

Новое сообщение ZHAN » 22 июл 2013, 01:42

Какие наказания ждали взяточников в разные периоды русской истории
Изображение

Аппетиты государевой супруги
В правительстве Николая I взятки признавались злом, но при низком жалованье — злом неизбежным и неискоренимым. И император прекрасно знал, кто в его окружении склонен к мздоимству. В первую очередь это относилось к доверенному лицу государя — генералу и обер-полицмейстеру Петербурга Сергею Александровичу Кокошкину. Когда министр внутренних дел Лев Перовский затеял кампанию против взяточников, вскрылись колоссальные масштабы мздоимства Кокошкина. Срочно доложили государю, мол «сильно берет». «Мне сие ведомо, — ответил Николай, — но я спокойно сплю, зная, что он полицмейстер в Петербурге».
Доверие императора было лучшей индульгенцией. Кокошкин сделал большие деньги на строительных подрядах. Сначала он устраивал «конкурс» на право начать строительство (победителем выходил тот, кто больше даст), а потом неоднократно пересматривал сметы в сторону их увеличения, получая дополнительные «откаты». Так были построены здания Горного департамента и Алексеевской гимназии. Погиб Сергей Александрович случайно. Он сорвался с подмостков на одном из строившихся зданий, куда залез из любопытства.
«Близкое к нищете положение большей части посвящающих себя гражданской службе часто самого благорасположенного и лучшей нравственности чиновника невольным образом превращает во врага правительству», — говорилось в поданной Николаю I «Записке Высочайше учрежденного Комитета для соображения законов о лихоимстве и положения предварительного заключения о мерах к истреблению сего преступления». Комитет предлагал, в частности, «отмену законов тех, кои очевидно способствуют к умышленным проволочкам, притеснениям и к вынуждению взяток».
Александр II тоже покрывал взяточников из своего ближайшего окружения. Вот что писал о нем военный министр Дмитрий Милютин: «Остается только дивиться, как самодержавный повелитель 80 миллионов людей может до такой степени быть чуждым обыкновенным, самым элементарным началам честности и бескорыстия. В то время как, с одной стороны, заботятся об установлении строжайшего контроля за каждой копейкой, когда с негодованием указывают на какого-нибудь бедного чиновника, обвиняемого или подозреваемого в обращении в свою пользу нескольких сотен или десятков казенных или чужих рублей, с другой стороны, с ведома высших властей и даже по высочайшей воле раздаются концессии на железные дороги фаворитам и фавориткам прямо для поправления их финансового положения, для того именно, чтобы несколько миллионов досталось в виде барышей тем или другим личностям». Настоящий бизнес на железнодорожных концессиях устроила вторая супруга Александра II княгиня Екатерина Михайловна Юрьевская: большинство строительных подрядов распределялось по ее непосредственному указанию между теми, кто сделал ей большее подношение.
Суммы взяток исчислялись миллионами. Например, за концессию на строительство севастопольской ветки с заводчика Карла фон Мекка потребовали полтора миллиона червонцев. При этом такие же гарантии за соответствующие деньги параллельно давались и инженеру Николаю Ефимовичу. Фон Мекку намекнули, что его хотят просто «развести», и он тогда прибег к помощи всесильного шефа жандармов Петра Шувалова, которого еще называли Петром IV. В результате концессия уплыла из рук Юрьевской. В раздражении она пожаловалась мужу, и Шувалов был отправлен послом в Лондон. После убийства Александра II Екатерина Михайловна выторговала себе ежегодную ренту в 100 000 рублей в обмен на то, что уедет из страны и не будет мозолить глаза законным наследникам трона.
При Николае II главным взяткополучателем стал министр путей сообщения, а потом и министр финансов Сергей Юльевич Витте. Известен забавный случай, связанный с саранской линией железной дороги. Сначала, в 1891 году, местное купечество было против того, чтобы чугунка шла в Саранск, потому что это привело бы к пролетаризации населения и притоку криминальных элементов . «Надо поднести нашему Вите», — условились они. Собрали полмиллиона, Витте принял, и железную дорогу проложили через неприметное село Рузаевка. Но когда она превратилась в узловую станцию и через нее пошли денежные потоки, в Саранске начали кусать локти. «Вите» решили поднести еще раз. Собрали еще полмиллиона, и через Саранск, к радости купцов, тоже пошли поезда. Лихоимство Витте осталось ненаказанным: он имел большое влияние на царскую семью и многое сделал для развития русской промышленности, за что ему многое прощалось.

Как ни странно, обществу того времени было очевидно, что взятка зачастую выполняет прогрессивную роль, и взяточники, как крупные и сановные, так и мелкие, по сути, являются двигателями прогресса. Дело в том, что российское законодательство было не просто запутанным. Законы, существовавшие в империи еще с XVIII века, вполне можно было трактовать «узко» и «широко». Так вот, «узкое» толкование, нисколько не противоречащее, а зачастую даже более соответствующее духу законодательства, было способно совершенно затормозить хозяйственную жизнь страны. Взятка же выступала в роли «расширителя» толкования.
Так, в 1910 году произошел любопытный случай. Была проведена ревизия в киевском интендантстве, выявившая многие случаи взяточничества и повлекшая многочисленные выговоры. Как пишет уже цитировавшийся Павел Берлин, «после ревизии обиженные интенданты заявили: «Хорошо же, голубчики, мы будем честными. Безукоризненно честными. И строжайшими законниками. Ни на пядь не сойдем мы с почвы законности. Посмотрим, что вы запоете ». И интенданты стали честны и законны, а приходившие к ним по делам буквально взвыли. Интенданты вытащили все существующие архаические узаконения и, отряхнув от них воистину пыль веков, стали применять их «во всей строгости». И затормозили всю хозяйственную жизнь интендантства (военного округа. — П.Д.), давно уже переросшую устарелые инструкции и правила… вызвав со всех сторон ропот и негодование». «Этот эпизод показывает, — замечает Берлин, — что в стране с отсталым политическим строем, с отсталым законодательством взятка сплошь и рядом выступает в «конституционной» роли».

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49906
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Чем заняты дети глав российских регионов

Новое сообщение ZHAN » 06 ноя 2014, 23:11

Как получить на 18-летие аптечную сеть или обзавестись своим собственным рыболовным промыслом, будучи студентом МГУ? Нужно родиться в семье одного из российских губернаторов. Посмотрим, чем занимаются дети глав регионов России.
Изображение

Уже неделю в Ярославской области не утихает скандал, связанный с семьей губернатора. Оппозиционный политик, депутат ярославской облдумы Борис Немцов выяснил, что компания «Р-Фарм», в которой менеджером по проектам работает старшая дочь главы региона Елена Ястребова, выиграла 32-миллионный госконтракт на поставку дорогого лекарственного препарата герцептина, применяющегося для лечения онкологических заболеваний. Это произошло несмотря на то, что конкуренты «Р-Фарма» предлагали более выгодные условия. Немцов считает, что в этой ситуации имел место прямой конфликт интересов. Он собирается добиваться расследования этой ситуации и отставки губернатора.

Ярославская область – не единственный регион, где интересы детей губернатора, возможно, пересекаются с государственными.

Данные о детях (количество, иногда – возраст, имена) есть в биографиях практически всех российских губернаторов. За некоторыми исключениями. Не удалось выяснить имена детей главы Кабардино-Балкарии Юрия Кокова, главы Калмыкии Алексея Орлова, главы Карачаево-Черкессии Рашида Темрезова, главы Хакасии Виктора Зимина, губернатора Забайкалья Константина Ильковского, главы Камчатского края Виктора Илюхина, костромского губернатора Сергея Ситникова, главы Магаданской области Владимира Печеного, новгородского губернатора Сергея Митина и тверского губернатора Андрея Шевелева.

Несколько губернаторов были исключены из нашего исследования, потому что их дети являются несовершеннолетними. Это глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров, глава Марий Эл Леонид Маркелов, глава Чечни Рамзан Кадыров, глава Чувашии Михаил Игнатьев, глава Ставропольского края Владимир Владимиров, вологодский губернатор Олег Кувшинников, иркутский губернатор Сергей Ерощенко, кировский губернатор Никита Белых, глава Подмосковья Андрея Воробьев, псковский губернатор Андрей Турчак, свердловский губернатор Евгений Куйвашев, глава Чукотки Роман Копин и смоленский губернатор Алексей Островский.

Имена детей оставшихся губернаторов известны. Чем они занимаются и пересекаются ли в делах со своими родителями, можно выяснить, используя открытые источники, базу данных СПАРК и социальные сети.

Рады служить

Часть детей губернаторов идет по стопам родителей, выбирая карьеру госслужащих, причем, как правило, они добиваются исключительных успехов в довольно молодом возрасте.
Сын адыгейского губернатора Аслана Тхакушинова Мурат с осени 2007 года занимает кресло прокурора Тахтамукайского района Адыгеи, а племянник его жены – кресло премьер-министра региона.
Алексей Толоконский, сын красноярского губернатора Виктора Толоконского, занимал пост замминистра здравоохранения области.
Сын владимирского губернатора Светланы Орловой Владимир долгое время работал в МВД, однако потом стал на некоторое время советником гендиректора «Олимпстроя».
29-летний Никита Гордеев, сын воронежского губернатора, сейчас работает в рязанской облдуме депутатом от «Единой России». Он – член комитета по бюджету и налогам.
Сын губернатора Липецкой области Олега Королева – прокурор Липецкого района.
В судебной ветви власти работает и сын главы Еврейской автономной области Александра Винникова, Даниил: в 2008 году он стал помощником председателя областного суда.
Блестящую карьеру сделал и 36-летний Алексей Меркушкин, сын самарского губернатора Николая Меркушкина: в 34 года он был назначен на пост зампредседателя правительства Мордовии и министра целевых программ республики, хотя до этого опыта госслужбы не имел.
Сын кемеровского губернатора Амана Тулеева Дмитрий возглавляет федеральное управление автомобильных дорог «Сибирь».

Бизнес за госсчет

Большинство детей губернаторов выбирают работу в коммерческих структурах. И там тоже их карьеры складываются довольно успешно, часто молодые бизнесмены и менеджеры не стесняются участвовать в гостендерах.

Дочь московского мэра Сергея Собянина, Анна, занимается дизайном интерьеров и является совладельцем петербургской компании ООО «Форус групп». Год назад оппозиционный политик Алексей Навальный обнаружил, что эта коммерческая структура, в основном, работает с государственными объектами – согласно скриншотам сайта компании, она оборудовала зал переговоров президента России, блок станции правительственной связи, дом приемов Минобороны, объекты в ХМАО. После скандала Собянина эту практику не оставила. Так, согласно данным проекта «ГосЗатраты» «Комитета гражданских инициатив» Алексея Кудрина, ООО «Форус групп» в 2014 году выиграла минимум три тендера, причем два из них – в ХМАО (Сергей Собянин является выходцем из этого региона). От департамента управления делами губернатора ХМАО она получила чуть более 6 млн рублей, от бюджетного учреждения «Управление капитального ремонта» ХМАО – чуть более 7 млн рублей. Третий гостендер был выигран в Санкт-Петербурге от Санкт-Петербургского госуниверситета гражданской авиации на сумму 1 млн 700 тысяч рублей. Согласно СПАРК, Собянина продолжает владеть 33% компании.

Если классифицировать по отраслям, выяснится, что детей губернаторов больше всего привлекают строительство, топливно-энергетическая сфера и фармацевтика.

Сын ульяновского губернатора Сергея Морозова Михаил работает гендиректором ООО «Альянс Поволжье» (строительная компания) и ООО ДТК (оптовая торговля топливом). Согласно «ГосЗатратам», в июле «Альянс Поволжье» выиграло скромный тендер от Верхне-Волжского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды на 600 тысяч рублей.

Сын тамбовского губернатора Олега Бетина, Вячеслав, является гендиректором ООО «Тамбовская инвестиционная компания». Также ему принадлежат доли в «ДСК-Тамбов» (производство изделий из бетона и цемента), ООО «Реал» (рекламная деятельность), ООО «Тамбовкапиталпроект» (коммерческий консалтинг), ООО «Тамбовская птицефабрика», ООО «Тамбовская строительная компания», ТООИР «Лебяжье» (общество охотников и рыболовов), ООО ТТК (производство изделий из бетона для использования в строительстве), ООО «Арсенал» (оптовая торговля пищевыми продуктами). За последний год «Тамбовская инвестиционная компания» выиграла в своем регионе тендеров на общую сумму 1 млрд 364 млн рублей, а «Тамбовская строительная компания» – контракты на общую сумму 1 млрд 051 млн рублей.

Сын рязанского губернатора Олега Ковалева, Алексей Ковалев, является, по данным СПАРК, совладельцем ООО «Галерея вин», ООО «Строймикс», ООО «Сервис экстра», ООО «Регионстрой». Компания ООО «Регионстрой», зарегистрированная в Рязанской области, недавно выиграла небольшой государственный тендер на полмиллиона рублей.

Наталья Бочкарева, дочь пензенского губернатора, совмещает работу на благо государства с коммерческой деятельностью: она возглавляет фонд развития детского спорта в области, а также владеет долями в ООО «Галикарнас» и рекламном агентстве «Экспресс» а еще в ООО «Октябрь», ООО «Авто-сервис», ООО «Инвест-сервис», ООО «Меркурий», ООО «Пензенские грузовые перевозки», ООО «Пензенский платежный центр», ООО «Империя», ООО «Пензенское агентство воздушных сообщений», ООО «Меркурий-авто», ООО «Сатурн» и других. ООО «Сатурн» при этом владеет 76% долей в ООО «Пензенский подшипниковый завод». Некоторые из этих компаний участвуют в гостендерах и выигрывают их. Также Бочкарева владеет пензенским телеканалом «Экспресс». За последний год этот телеканал выиграл различные тендеры на информационное обслуживание региональных властей на общую сумму чуть более 15 млн рублей.

Телевидению себя посвятил и сын губернатора Курской области Александра Михайлова, Игорь Михайлов. С 2008 года он руководит ТВЦ «Курск».

26-летняя дочь главы Якутии Егора Борисова, Сардана, является мелким акционером расчетного банка «Алросы», «Мак-банка» (234-е место в рэнкинге «Интерфакс-ЦЭА», активы – 8 млрд руб.). По данным банка, Поповой принадлежит 19% в компании «Прогресс», которая владеет «Алмазгидроспецстроем». Согласно сайту ГосЗатрат, «Алмазгидроспецстрой» за несколько лет выиграл гостендеров на 93 млн рублей.

Сын нового главы Брянской области Михаил Богомаз сразу после прихода отца к власти занял пост главы Стародубского района, однако через неделю подал в отставку. Михаил Богомаз является совладельцем компании ООО «Картофельный альянс». Ранее его отец входил в комитет Госдумы по аграрной политике, а компания регулярно получала госсубсидии. Также 27-летний Богомаз-младший избрался в депутаты Стародубского района на последних выборах.

Ольга Савченко, дочь белгородского губернатора Евгения Савченко, в 2004 году создала языковой центр «Интерлингва», который специализируется на обучении английскому языку. Среди постоянных заказчиков услуг компании – Белгородский госуниверситет, отправляющий на обучение иностранным языкам своих сотрудников. Также Савченко принадлежат доли в компаниях ООО «Крит» (сдача внаем жилья), ООО «НБ-Ритейл» (розничная торговля одеждой) и других.

Иногда ребенок губернатора не владеет бизнесом напрямую и является лишь наемным сотрудником в сфере, которая зависит от решений региональных властей.

Так, например, сын главы Карелии Александра Худилайнена Андрей является замгендиректора ОАО «Газпром газораспределение Ленинградская область». В совет директоров компании входит и некий Сергей Густов, являющийся гендиректором ООО «Петербургтеплоэнерго» – дочерним подразделением «Газпрома». Согласно договору, заключенному республиканским руководством с фирмой «Петербургтеплоэнерго», арендная плата за сданные ей котельные составляла 1,8 миллиона рублей в год. В то время как, согласно действующим нормативам, аренда за такие помещения должна равняться 15-16 миллионам рублей, а вместо предусмотренных договором 74 котельных построила за год только две, описывает ситуацию издание «Карельская губерния». Однако после прихода на пост губернатора Александра Худилайнена сумма контракта была увеличена с 2,5 до 3,9 миллиарда, а количество котельных, которые необходимо построить, уменьшилось с 74 до 63.

Бизнес-гении

Есть, впрочем, и дети губернаторов, не замеченные в участии в госзакупках – например, сын нижегородского губернатора Валерия Шанцева Александр, владеющий вместе с Аркадием Новиковым дорогим рестораном Cantinetta Antonori. Сын главы Оренбургской области Юрия Берга Сергей увлечен металлургией: ему принадлежат доли в строительной компании ДСК «Уральский», «Покровский завод многогранных опор», «Покровский завод металлоконструкций», «Покровский авторемонтный завод» и некоторых других.

Некоторые дети губернаторов демонстрируют удивительную для своего возраста бизнес-хватку.

Некоторое время назад издание «Деловой Петербург» сообщило, что 29-летний сын губернатора Георгия Полтавченко Алексей стал миллиардером. Полтавченко-младший стал совладельцем крупных компаний ООО «Петербургстрой» и ООО «Инвестбугры», также Алексею Полтавченко принадлежат доли в компаниях ООО «Этика и Ко», ООО «Эстейт и Ко», ООО «Столичный мультисервис», ООО «ПраймКом, ЗАО «Торговая система грузоперевозок.

ООО «Инветбугры» управляет огромным складским терминалом Saint-Petersburg Terminal Complex на севере Петербурга, «Петербургстрой» занимается строительством; летом 2013 года был введен в эксплуатацию крупный бизнес-центр на Литейном.

Сам Полтавченко-младший так объяснял в интервью этому изданию факт своего партнерства с «Петербургстроем»: «Учредители компании, разработавшей проект строительства БЦ “Преображенский”, пригласили меня поучаствовать в нем еще в 2004 году, когда я был студентом. Я работал по некоторым юридическим вопросам, занимался аналитической деятельностью, консультировал одного из соучредителей. Мне было очень интересно, и я полностью погрузился в эту работу. Планировалось, что я стану младшим партнером в этом бизнесе, когда проект будет реализован. Согласно договоренностям с учредителями, после завершения первых стадий проектов, в апреле 2014 я вошел в долю в уставном капитале этих предприятий». В этом же интервью он заявил, что никогда не работает с гостендерами.

Дети глав регионов нередко демонстрируют бизнес-таланты. 26-летний сын губернатора Амурской области Олега Кожемяко Никита в свои годы уже является совладельцем акций крупных предприятий ООО «Льдинка» (рестораны, кафе), «Преображенский рыбокомбинат», ООО ЗХВ (звероводческое хозяйство Валентиновское), ООО «Тиррено» (рестораны, кафе), ООО «Аркобалено» (рестораны, кафе). Также он входит в совет директоров ОАО ПБТФ (крупное рыболовецкое предприятие).

Таким же талантом отличается и дочь губернатора Ростовской области Василия Голубева Светлана, ставшая в 18 лет совладельцем сети аптек. Она продолжает развивать свой бизнес и сейчас, имея доли в ООО «Целитель фарма», ООО «Целитель плюс», ООО «Видное», также Голубева стала совладельцем ООО «Сити XXI век». Брат Светланы Алексей владеет долями в компании «Танаис», производящей вино, и в ООО «Константа», которое выращивает виноград.

Дети пермского губернатора Виктора Басаргина, Юлия и Сергей, вместе владеют компанией «ЮРС Партнер», а ранее работали в компании «Группа Высота». Сергею Викторовичу Басаргину принадлежат свердловские компании «Торгкрафт» и «Альянс девелоп».

Россия, в которой нынешний социальный строй существует чуть меньше четверти века, должна выработать свои традиции и правила наследования, передачи имущества, полномочий и власти внутри элиты. Президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский рассказал Znak.com, что одна из проблем российской политической системы как раз в том, что она не учитывает временной фактор.

«В России проблема наследования собственности всегда стояло остро, и до революции тоже, — говорит Павловский. — Были редкие случаи плавной передачи собственности по наследству длительное время – в основном, в старообрядческих семьях. Даже в династии Романовых в ряде случаев смена власти происходила насильственным путем. Нынешняя система же вообще борется со временем, причем началась эта борьба с увеличения сроков на посту президента, сроков работы Госдумы и так далее. В Китае этой проблемой озаботились около двух десятилетий назад и пришли к подсчету квот для разных поколений во власти, и для детей разных поколений тоже. Но для того, чтобы возникла такая система, надо не просто быть китайцем, а еще и иметь ЦК Компартии Китая. У нас же ничья собственность не является окончательной, и, как бы ты ни был юридически защищен, в любой момент она может быть утрачена – как, например, в случае с Евтушенковым».

«Частные лица осознают эту проблему и встраивают свои стратегии, — продолжает Павловский. — Сами губернаторы находятся в положении повышенной психологической уязвимости, в отличие от их детей. Поэтому распыление собственности среди родственников – довольно частая стратегия. В целом же это является серьезной проблемой, которая должна однажды рвануть, потому что легитимного объяснения происхождения капиталов и наличию разных бонусов у наследников нет: они не добыли ее в бою, не являются дворянами, не получили в наследство от предка Ганнибала, как Пушкин. Решение этой проблемы может оказаться слишком сложной задачей для системы, потому что сложные задачи на данном этапе она решать не умеет», — говорит эксперт.

В Соединенных Штатах дети губернаторов также занимаются бизнесом, но при этом стараются держаться подальше от родителей, рассказал глава международного института политической экспертизы Евгений Минченко: «Заниматься бизнесом нормально, но лучше в другом штате и чтобы он не был связан с государством». «Если речь идет о династиях, то они скорее политические. И могут быть бизнесмены, с которыми семья дружит десятилетиями», — рассказал Минченко.

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49906
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Коррупция как национальная идея России

Новое сообщение ZHAN » 19 мар 2016, 11:12

За время правления Николая I число чиновников выросло в 6 раз, и этот класс стал опорой режима. Власть сверху до низу была пронизана коррупцией, особенно чудовищной – в армии и монополиях. Тотальное мздоимство дополнялось некомпетентностью высшего чиновничества: в 1853 году из 48 губернаторов высшее образование имели 9 (некоторые не умели писать и считать), на ключевые посты царь предпочитал ставить силовиков.
Изображение

Николаевская эпоха – это время формирования той власти, которую мы видим до сих пор: некомпетентной, вороватой и чванливой. Время, когда была «задвинута» даже аристократия, а те дворяне, что шли во власть, быстро проникались духом чиновничества.

В 1804 году только классных чиновников числилось в России более 13 тыс., в 1850-м – 72 тыс., а в 1856 году – уже более 82 тыс. К ним нужно добавить и канцелярских служителей, которых в 1850 году было более 26 тыс., а в 1856-м около 32 тыс. В 1901 году в России насчитывалось около полумиллиона чиновников.

Именно тогда взяточничество и казнокрадство чиновников стало язвой России. Воровали, и много, они и раньше – но только при Николае I коррупция стала считаться нормой, и высшие чины получили иммунитет.

Дело доходило до смешного: в середине XIX века министр юстиции (!) граф В.Панин дал взятку в 100 руб. судейскому (!) чиновнику, чтобы вполне законное дело его дочери о получении наследства после смерти бабушки прошло в нормальные сроки, не затягиваясь. :D

Для чиновника «уметь жить» теперь значило найти возможность брать взятки и воровать. Вологжанин Л.Пантелеев, в деталях описывая провинциальную жизнь, пишет о первом муже своей матери, подлесничем Никольского уезда. Он настолько крепко пил, что только раз в неделю удавалось протрезвить его для подписания бумаг. Все дела вёл письмоводитель, которому и отдавали всё годовое жалованье подлесничего – 500 руб. ассигнациями (140 руб. серебром). Губернское начальство хорошо было осведомлено об этом казусе, и мать мемуариста ежегодно платила наверх 2000 руб. ассигнациями, чтобы на следующий год подлесничего-алкоголика оставили на месте.
Изображение

«В округе считалось около сорока тысяч ревизских душ; все они были обложены регулярною и безнедоимочною податью: пятьдесят копеек с души исправнику, по двадцать пять копеек лесничему. Это могло давать Александру Федоровичу до десяти тысяч рублей в год. За всё в итоге расплачивались казенные леса, исчезали целые корабельные боры».

Искусство чиновника заключалось в том, чтобы найти доходное место и возможности его эксплуатации. Наряду с лесным, крайне выгодным считалось соляное дело: соль, облагавшаяся высоким налогом, была тогда дорога. «Главными формами, – вспоминал сенатор М.Веселовский, – здесь были: уменье ловко потопить баржу (с солью) и воспользоваться потоплением соляных амбаров»: баржу топили после того, как с неё была выгружена соль, а затопление вешними водами амбаров, стоявших на берегу, служило основанием для списания уже проданной соли.

В 1864 году в Нижнем Новгороде разразился скандал. В городе обитали два брата из дворянской фамилии Вердеревских, известные как «братья-разбойники», или «хлебосолы»: А.Вердеревский, нажившийся в качестве провиантского чиновника Военного ведомства на поставках в армию во время Крымской войны гнилой муки, прозывался «хлебный Вердеревский», а В.Вердеревский, председатель Нижегородской казённой палаты, в чьём ведении были соляные амбары, слыл за «соляного Вердеревского»; отсюда и прозвище – «хлебосолы».

Казна имела на Окском берегу до 80 огромных амбаров, в которые и поступала соль с низовьев Волги. Поскольку амбары были на низменном берегу и весной подтоплялись, соль партиями продавалась на сторону и списывалась на счёт сил природы. Но этого показалось мало, и в 1864 году 25 пустых амбаров, в которых числилось 1,5 млн пудов (!) соли, «неожиданно» сползли в воду. Убытки составили 300 тысяч рублей. Была назначена ревизия, а затем и следствие, тянувшееся четыре года. В мае 1869 года Вердеревского и Терского приговорили к лишению прав состояния и ссылке, а полицмейстера Лаппо-Старженецкого – к исключению со службы. Прочие участники дела отделались лёгким испугом. Деньги за смытую соль казне никто не компенсировал.

Но настоящим золотым дном была служба в провиантском и комиссариатском департаментах Военного министерства, снабжавших армию провиантом, денежным и вещевым довольствием.

Не вела Россия войн, во время и после которых общество не наполнено было бы негодованием против интендантов. В походе 1806 году в Пруссию «злоупотребления по этой части были тогда ужасные. Войско продовольствовалось, как могло, на счёт жителей, и мы ни разу не видели казённого фуража, а между тем миллионы издерживались казною. Господа комиссионеры, находившиеся при армии, жили роскошно, разъезжали в богатых экипажах, возили за собой любовниц, проигрывали десятки и сотни тысяч рублей, и мотали напропалую, – вспоминал Ф.Булгарин. – Я знал одного из этих комиссионеров, который ставил по тысяче червонцев на карту, дарил красавицам по сто червонцев, не пил ничего, кроме шампанского, и не носил другого белья, кроме батистового».

В конце 1840-х Николай I приказал жандармам исследовать, кто из губернаторов не берёт взяток вообще, даже с откупщиков. По справке таковых оказалось всего двое: киевский И.Фундуклей и ковенский А.Радищев (между прочим, сын известного революционного просветителя).

Пензенский губернатор А.Панчулидзев, с надбавками получавший 8632 руб. (обычный губернаторский годовой оклад со столовыми составлял 3432 руб.), прославился не только феноменальными взятками, но грабежом (в буквальном смысле слова). В начале 1840-х чембарский откупщик как-то позамешкался с доставкой «положенного» и был потребован в Пензу. Опасаясь ехать сам, он послал своего сына с 1000 руб. и с извинением, что в настоящее время денег нет, но что оставшаяся тысяча будет доставлена в непродолжительном времени. Панчулидзев бросился на парня, опрокинув его на пол, и сам выхватил у него из кармана бумажник, забрав оттуда все деньги. Никаких последствий для грабителя от этого не было.
Изображение

Разумеется, не всё Панчулидзев проделывал своими руками. Для особо деликатных дел у пензенского губернатора был советник губернского правления. Однажды в Саранске был убит сиделец суконной лавки. По этому поводу этот советник засадил в острог десятки татар не только Пензенской, но и соседней Тамбовской губернии, и выпускал их по мере внесения ими тысячи, а то и двух тысяч, сообразно состоянию.

Что же касается винных откупщиков, то взятка, или точнее «подарок», от них считалась столь нормальным и даже необходимым явлением, что отвергнувшего её губернатора заподозрили бы в вольнодумстве. :D

Кое-где откупщики были обложены настоящей регулярной данью. Так, архангельский гражданский губернатор В.Фрибес, по словам мемуариста, «взяточником не был, а получал у откупщика ежегодный подарок – тысячи три или четыре тысячи серебром. Тогда большая часть губернаторов в России брала с откупщиков деньги». Тот же Панчулидзев с 12 бывших в губернии откупщиков получал по 2 тыс. ежегодно, то есть 24 тыс. руб. в год.

Сенатор М.Веселовский писал: «Откупщик вернее, чем табеля о рангах или штатное положение, определял удельный вес каждого должностного лица. Тот, кому откупщик платил много, высоко стоял в служебной иерархии, кому платил мало – стоял низко, кому вовсе не платил, представлялся мелкой сошкой. Размеры платежей определяли значение губернских деятелей в глазах высшего начальства. Получающий с откупщика более, мог послать более щедрую дань в Петербург и, следовательно, скорее заслужить благосклонность в высших сферах».

Отношение к воровству и взяткам у «государева ока», каковым являлись губернаторы, было простым. Нижегородский Анненков сам вроде бы не «брал», или, по крайней мере, не выделялся на общем фоне, но покровительствовал нескольким недобросовестным подрядчикам, а когда однажды министр финансов заметил ему: «Как вам не стыдно просить за заведомых мерзавцев?», Анненков ответил: «Мы все мерзавцы, ваше высокопревосходительство».
Изображение

А вот сменивший в 1856 году Анненкова А.Муравьев, бывший декабрист, отделавшийся ссылкой в Сибирь на шесть лет без лишения чинов и сыгравший видную роль при начале Крестьянской реформы, сам был честен, но по слабохарактерности оказался под влиянием многочисленных родственников, устроенных им на различные должности.

Взятки шли не только от обывателей чиновникам, но и в чиновничьей среде снизу вверх, и местные должностные лица из своих доходов также платили вышестоящему начальству. Пензенский жандармский штабофицер писал в 1856 году: «Земская полиция и городничие, имея по делам отношения к губернскому правлению, говорят, должны поддерживать оные деньгами, а также утверждают, что, кроме губернского правления, многие исправники, судьи и проч. имеют свои установленные ежегодные отношения к начальнику губернии и чиновнику особых поручений Караулову, которыми и поддерживаются на своих местах».

Из Псковской губернии жандармский майор Деспот-Зенович сообщал в 1845 году, что губернатор Г.Бартоломей требовал от одного из полицмейстеров, «чтобы он платил ему ежегодно пять тысяч рублей ассигнациями». А нижегородский председатель казённой палаты Б.Прутченко «ежегодно отправлял в Петербург чиновника с надлежащим приношением начальству и, само собой разумеется, что за такое приношение начальству он получал право сводить очень прибыльные для себя счета с винным откупщиком и другими лицами, пробавляющимися около казённого сундука». Согласно жандармскому донесению, Прутченко в итоге «составил значительное состояние, тысяч до четырех душ крестьян», приобретая их на имя своей сестры.

Более высокопоставленные чиновники также пользовались возможностями, которые давал высокий пост. Николаевский министр путей сообщения граф П.Клейнмихель в глазах всей России считался первым вором, и громко говорили, что наиблестящим для него делом было восстановление после пожара царской резиденции – Зимнего дворца.
Изображение

В 1882 году Костромская городская дума начала хлопоты о проведении железной дороги до Костромы. Депутация была принята императором. Но дело шло туго, и видный сановник, от которого зависело окончательное решение, даже выгнал надоедавших ему купцов и запретил их принимать впредь. Тогда было решено послать одного представителя делегации для «личных объяснений». «Для ниспослания удачи был отслужен молебен, после чего выделенный член делегации отправился на дом к сановнику. Прежде всего, он дал швейцару двадцать пять рублей и повел дипломатические разговоры, берёт или не берёт его хозяин. Делегат отправился в гостиную, куда вскоре влетел сановник. Увидя просителя, он закричал: «Опять вы здесь? Сейчас же вон!». Но пришедший шёпотом спросил: «Ваше превосходительство, смилуйтесь, скажите, сколько вам надлежит выразить благодарности?». На это сановник уже другим тоном сказал: «Садитесь». В общем, быстро сошлись на трех с половиной тысячах серебром».

Министр финансов Вышнеградский при Александре III был уличен в том, что поставлял шпалы для железнодорожного строительства из своего имения; это скандальное разоблачение вызвало императорский запрет на участие высших должностных лиц и членов Императорской фамилии в коммерческих предприятиях. Николай II отменил этот запрет, и высшая бюрократия обратилась к активному участию в разного рода акционерных предприятиях, с высоты своих постов способствуя их процветанию.

Между прочим, именно такой активности бюрократов и членов императорской фамилии Россия обязана войной с Японией: всё началось с учреждения группой придворных и высших бюрократов (поговаривали и о тайном участии императрицы) лесной концессии в Корее (сфера влияния Японии) на пограничной реке Ялу – как будто в России лесов не было; к тому же рубкой леса занимались воинские команды (чтобы не платить им за работу), и у японцев сложилось впечатление, что Россия ввела в Корею войска.

Брали взятки и воровали разными способами – и напрямую, и завуалированно. Саратовский губернатор А.Панчулидзев (отец пензенского губернатора, о котором речь шла выше) предпринял усилия по открытию в городе гимназии. Дворянство изъявило согласие пожертвовать 55 тыс. руб. ассигнациями, а городское общество назначило 95 тыс. из оброчных сумм за сдачу городских земель. Панчулидзев уступил под гимназию свой собственный недостроенный дом, взяв за него с города все пожертвованные 150 тыс. руб. (дом оценивали в 40 тыс.). Строительство затем остановилось на десятилетие.
Изображение

Невысокому моральному уровню чиновничества соответствовал и низкий образовательный уровень. Речь не идёт о низших слоях – канцелярских служителях и классных чиновниках, в лучшем случае проходивших курс уездного училища. Хотя для подготовки высшего слоя чиновников из потомственных дворян существовало специальное высшее учебное заведение – Училище правоведения, а всем известный Царскосельский (Александровский) лицей выпускал, прежде всего, в гражданскую службу, в целом даже верхушка бюрократии образованием не блистала.

О получившем домашнее воспитание киевском генерал-губернаторе, впоследствии министре внутренних дел Д.Бибикове правитель дел его канцелярии Э.Стогов (по словам современников, его свидетельства отличались правдивостью) вспоминал: «Наук он не знал никаких, говорил по навыку по-французски и немецки, но писать не умел ни на каком языке. По-русски до того плохо знал грамоту, что не умел и строки написать без руководства. Арифметику Бибиков вовсе не знал. Историю, географию вовсе не знал».

На 1853 год (апогей николаевской бюрократии) из 48 губернаторов, на которых сохранились формулярные списки, домашнее образование имели 30 человек, среднее (кадетские корпуса и гимназии) – девять и высшее – девять. Естественно, что губернаторы, а иной раз и министры, были не слишком компетентны в делах управления.

Художник граф Ф.Толстой писал: «Сколько у нас было и есть губернаторов, вовсе не подготовленных ни наукою, ни опытностию к этим важным в государстве должностям – а особливо из военных, которые, воспитываясь в военных заведениях и проведя в молодости время в занятиях по фрунтовой службе, не изучали и не могли изучать наук, необходимых для гражданской службы… Сколько у нас теперь военных генералов губернаторами! У нас, как видно, вполне убеждены не только определяющие, но и сами определённые, что с получением еполет с толстою бахромою приобретаются всевозможные знания и способности, и отважно принимают на себя управление должностями, к которым никогда не готовились и не знают».
Изображение

При Николае I, всецело доверявшем военным и не любившем чиновников, губернаторы и министры почти поголовно назначались из военных генералов. Огромный процент военных был и на других местах. Так, из 326 человек, состоявших в Тамбовской губернии в 1834 году в должности председательствующих и членов уездных присутственных мест, 268 (82%) были отставными военными. В Калужской губернии отставные офицеры занимали 68% мест в присутствиях.
Изображение

Разумеется, человек, все познания которого ограничивались фрунтом, был никуда не годным администратором: «Прибавьте к этому полнейшее неведение в администрации и делах гражданских, так как служба его при великом князе (Михаиле Павловиче) далее выправки солдатских носков и пригонки амуниции не заходила», – писал о виленском генерал-губернаторе И.Бибикове, брате киевского, один из его чиновников. Такие сановники были просто послушным орудием какого-нибудь правителя дел канцелярии или секретаря, прожжённого волка, съевшего зубы на законах; они и были подлинными правителями России. О стяжании этими «правителями» губернаторов неправедных богатств можно не распространяться – всё и так ясно. :)

Использовны материалы: Леонид Беловинский, «Жизнь русского обывателя: от дворца до острога», изд-во «Кучково поле», 2015.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49906
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Как злоупотребляло своим положением окружение царя

Новое сообщение ZHAN » 25 апр 2016, 16:09

В 1906 году государственный контролер Российской Империи П. X. Шванебах неожиданно разрешил доступ к документам своего ведомства известному экономисту и публицисту профессору И. Х. Озерову. Обнародованные им факты, в особенности об окружении самодержца, изумили даже привычных к повальному мздоимству и казнокрадству россиян.

Выяснилось, например, что общий объем ссуд, выданных Государственным банком в нарушение всех правил, просто по распоряжению императора и министра финансов, на 1902 год составлял 88,4 млн руб. И эта сумма больше капитала Государственного банка. А выданные таким путем ссуды чаще всего не возвращаются. Стало известно, что близким к главе правительства нефтепромышленникам казна компенсировала ничем не подтвержденные многомиллионные убытки. Но все это меркло на фоне точных, с цифрами данных о коммерческих операциях членов царствующего дома.
Изображение
Романовы

"Носит просто название побора"

В начале XX века подданных Российской Империи было довольно трудно удивить каким-либо крупным или странным коррупционным скандалом. Все, кто следил за перипетиями дворцовых интриг, помнили историю министра путей сообщения действительного статского советника А. К. Кривошеина, которого в декабре 1894 года император Николай II лишил поста, придворного звания гофмейстера и права носить мундир.

Формальной причиной его изгнания с должности стала противозаконная покупка обществом Рыбинско-Бологовской железной дороги рощи у брата жены министра. Причем сделка, как выяснил Государственный контроль, была заключена в присутствии самого главы министерства. Государственный контролер Т. И. Филиппов доложил императору и о других злоупотреблениях министра.

Однако злые языки утверждали, что два видных чиновника постоянно соревновались в том, кто из них богаче и влиятельней. И Кривошеин в этой негласной гонке начал брать верх. А Филиппов ловко воспользовался тем, что только что взошедший на престол Николай II еще не разобрался в тонкостях министерских взаимоотношений и устранил конкурента.

Но лишь самые осведомленные члены правящей элиты догадывались, что на самом деле за всем этим скандалом стоит министр финансов С. Ю. Витте, который решил взять под свой контроль Министерство путей сообщения, добившись назначения министром лояльного ему князя М. И. Хилкова. Именно он убедил Филиппова подготовить доклад. Ну а когда выяснилось, что прегрешения Кривошеина были не столь велики, как докладывал государственный контролер, император стал со скепсисом относиться к сообщениям Филиппова. Ослабление его влияния помогло Витте взять под свой полный контроль Государственный банк и стать, по сути, главным распорядителем казенных средств.

Именно поэтому новый скандал с участием Государственного контроля вызвал немало кривотолков. Общество не могло понять, зачем тайному советнику П. Х. Шванебаху, весной 1906 года назначенному государственным контролером, понадобилось знакомить с документами ведомства профессора Московского университета И. Х. Озерова? Тем более, как тогда говорилось, с документами довольно щекотливого свойства. По существу, экономист-публицист получил исчерпывающие доказательства того, что в России мздоимство и казнокрадство процветают повсюду. Причем, как свидетельствовали документы Государственного контроля, чиновники во многих случаях даже не пытались хоть как-то маскировать противозаконность своих деяний.

"Иркутская контрольная палата,— писал Озеров,— при отчете за 1878 г. представила подлинный любопытный документ, обнаруживающий факты, которым с трудом верится. Из него оказывается, что в одной волости, кроме определенных законом сборов по 6 руб. 8 коп. на душу, взималось еще более 15 руб. с крестьянской души неустановленных сборов на разные предметы, как то: на дороги, на возку арестантов и т. п., в сем числе пять рублей носит просто название побора, без дальнейшего указания их назначения. По объяснению Контрольной Палаты, большая часть этих сборов обращается не на те предметы, на которые некоторые из них будто предназначены, а или расходуется неизвестно куда, или же идет на содержание лиц волостного управления, из коих, напр., в Тельминской волости, волостной писарь получает до 5.700 руб. в год (оклад выше губернаторского)".
Изображение
И.Х. Озеров

"Заказы были получены"

Но низовой администрацией дело, понятно, не ограничивалось. В документах Государственного контроля профессор Озеров обнаружил информацию о том, как именно распределяются государственные заказы. Уральские казенные заводы в то время находились в тяжелейшем экономическом положении. Военное и Морское министерства вместе с Министерством путей сообщения время от времени сообщали им о нужде в тех или иных видах металлов или изделий. Но как только заводы приобретали необходимое для их изготовления оборудование, заказчики объявляли, что потребность в них отпала. А на самом деле отдавали заказы частным заводам.

"Горный начальник Камско-Воткинского округа,— писал Озеров,— неоднократно входил с ходатайством в Министерство Путей Сообщения о предоставлении ему ежегодных заказов на изделия, но безуспешно; иногда давались временные заказы, но скоро приходилось переходить от одного производства к другому, что, конечно, тяжело было для завода, и вот начальник обратился к некоему г. И., совершенно частному лицу, как к лицу, "знакомому с порядками и условиями приема заказов в морском ведомстве и в Министерстве Путей Сообщения", изъявившему готовность принять на себя хлопоты по получению заказов. И действительно, заказы были получены, а это лицо получило комиссионное вознаграждение".

Мало того, с помощью комиссионера заводу удалось получить и заказы от Главного управления кораблестроения и снабжений. Для этого потребовалось только передать через посредника 4% суммы заказа. А вскоре завод получил, опять же с выплатой комиссионных, заказ на изготовление шаланд, а потом последовал и заказ для Пермского пушечного завода от артиллерийского ведомства. Когда же его деятельностью заинтересовались в Государственном контроле, комиссионер составил доклад, в котором доказывал, что это практика общая и широко распространенная: "Агент для Путиловского завода получает процентное вознаграждение от всех артиллерийских заказов, а он доставил их более чем на 25 милл. руб., и этот агент известен щедрыми расходами на полигонах и везде, где это нужно для получения и сдачи заказов".

Эти агентские 4% от Путиловского завода составляли миллион рублей — невиданную сумму во времена, когда министры имели жалование от 6 тыс. до 12 тыс. руб. в год.

Не лучше обстояли дела в самом Министерстве путей сообщения. По данным Государственного контроля, казенные подряды на строительство новых железнодорожных линий нередко выигрывали инженеры, состоявшие на службе в том же министерстве, что законом категорически запрещалось. Затем подряд перепродавался реальному исполнителю работ, и в руках "случайно" победившего конкурентов инженера-путейца оказывалось до 40% суммы. В документах Государственного контроля говорилось о случае, когда подрядчик, получив право на сооружение пути Плоцко-Седлецкой железной дороги за 1,5 млн руб., только половину объема работ решил выполнять сам, остальное перепродал, получив от 13% до 27% с каждого покупателя.

Естественно, подрядчики делились полученными деньгами со своими покровителями, и в результате стоимость строительства железных дорог в России значительно выросла. Профессор Озеров констатировал: "Строительная стоимость железных дорог, построенных бывшим управлением железных дорог за последние 20 лет, предшествовавшие 1899 г., стояла на одном уровне — около 40 тыс. руб., a затем в период 1899-1903 гг. она поднялась до 65 тыс. руб., т. е. на 62%, и это удорожание нельзя объяснить ни поднятием цен на рабочие руки или удорожанием материала — оно не так значительно, ни требованием приспособлений для военных целей, что ложится всего в размере 1 тыс. на версту, ни требованием образования оборотных капиталов (1.500 руб. на версту)".

В железнодорожном строительстве наблюдались и другие чудесные явления. К примеру, при отчуждении земель под прокладку новых линий владельцы земли назначали заоблачные цены за свои участки. К примеру, за десятину (1,0925 гектара) просили не 200 руб., а в шесть раз больше. И оценочные комиссии безропотно, но небескорыстно соглашались на все предъявленные землевладельцами требования.

Металлургический завод Юза готов был поставлять рельсы по 89 коп. за пуд. Но Министерство финансов и Министерство путей сообщения в 1903 году установили цену 1 руб. 23 коп. Копеечная разница с учетом того, что завод поставил за год без малого 3 млн пудов, превратилась почти в миллион рублей прибыли. В том же прекрасном положении были и другие заводы, которые решил облагодетельствовать особый Комитет по распределению заказов на рельсы.

Еще лучше шли дела у опекаемых высшими государственными чинами нефтепромышленников. Профессор Озеров обратил внимание на Московско-Кавказское нефтяное общество: "Это общество образовалось в 1901 г., и по контракту с ним ему была предоставлена площадь в 30 десятин под условием отвода вод из Романинского озера... Здесь вопиющим образом был нарушен закон, по которому сдача нефтеносных земель допускается не иначе как с торгов, и притом участками не свыше десяти десятин в каждом".

Результаты деятельности общества не могли не радовать его владельцев даже во время бунтов и погромов первой русской революции.

"Общество,— писал Озеров,— за прошлый год, ознаменовавшийся такими неурядицами на Кавказе, получило чистой прибыли 1.575.975 руб. при основном капитале в 4,5 милл. руб., т. е. прибыль свыше 33%".

Но это, как писал профессор Озеров, был далеко не единственный пример проявления щедрости к нефтепромышленникам: "После крупных беспорядков и пожаров на нефтяных промыслах в 1905 году, как известно, открыты были ссуды в 20 милл. руб. нефтепромышленникам. Между тем убытки последних были преувеличены: из сведений, представленных управляющим бакинской контрольной палатой, усматривается, что комитет, заведующий ссудами, постановил руководствоваться в исчислении ссуд лишь теми цифрами, которыми определяют свои убытки сами нефтепромышленники в представленном ими списке убытков".

А государственный контролер докладывал Николаю II: "Считаю долгом доложить, что, согласно последнему донесению управляющего бакинской контрольной палатой, убытки, причиненные нефтепромышленникам августовскими пожарами, исчисляются ныне в сумме не 20 милл. руб., а вдвое меньше".

Профессор Озеров обнаружил в документах и множество других нарушений и злоупотреблений в различных отраслях российской экономики и сделал неутешительный вывод: "Правительственная власть находится под сильным влиянием крупного капитала".

Однако деятельность капиталистов не шла ни в какое сравнение с делами членов правящей династии.

"Снова оказывались безденежными"

Коммерческие операции родственников императора, о которых стало известно благодаря Государственному контролю, принципиально отличались от теневых сделок промышленников с чиновниками. Они запрашивали и получали огромные суммы из казны и тратили их, как правило, с удивительной нерациональностью.

Самой яркой из этих историй было кредитование Государственным банком паллизеновских бумажных фабрик. Профессор Озеров писал: "Чистый убыток в конце 1902 года по предприятиям Паллизена достигал четырех милл. руб., a затем он значительно возрос, потому что выданными ссудами общество оплачивало свои неотложные долги, предприятия снова оказывались безденежными, и Паллизену снова приходилось открывать кредит...

Совет Государственного банка признал просьбу Паллизена о выдаче ссуды не подлежащей удовлетворению ввиду полного расстройства дел предприятия. Любопытно, что ссуды, выданные Паллизеновским предприятиям, вызвали жалобы со стороны других бумажных фабрик, так как Паллизеновские предприятия имели возможность распродавать свои товары с громадной скидкой".

Мало того, владельцы фабрики откровенно мошенничали при получении новых ссуд. Член совета Государственного банка от Государственного контроля докладывал: "Один из представителей банка, состоящий председателем в двух Паллизеновских фабриках, заявил в совете, что 12-13 января 1903 г. сгорела неожиданно ижорская фабрика Паллизена. Это было, действительно, неожиданно для совета банка, так как ранее, когда обсуждался вопрос о кредите, присутствовавший в заседании представитель банка даже не упомянул о том, что ижорская фабрика, на которую испрашивается кредит, три месяца тому назад уже уничтожена пожаром".

Фабрику восстановили, а потом снова просили о помощи.

"Министр финансов,— сообщал Озеров,— заявил в Государственном Совете, что и он, министр финансов, и совет банка были против выдачи ссуды, но ссуда, тем не менее, была выдана "ввиду совершенно исключительных обстоятельств"".

"Совершенно исключительным обстоятельством" было то, что тайным совладельцем предприятий была мать императора — вдовствующая императрица Мария Федоровна, о чем Озеров не решился написать прямо. Но в итоге после многомиллионных затрат казны фабрики Паллизена пришлось все-таки закрыть.
Изображение
Принц А. П. Ольденбургский
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49906
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Как злоупотребляло своим положением окружение царя

Новое сообщение ZHAN » 25 апр 2016, 16:10

"Купальни и ванны дают убыток"

Однако в документах Государственного контроля присутствовала и редкая для династии Романовых история настоящего финансового успеха. Как обычно за казенный счет. В 1901 году правнук императора Павла I, принц А. П. Ольденбургский, считавшийся среди родственников кристально честным человеком, близкий друг Александра III, очень уважаемый Николаем II, решил создать в России курорт мирового уровня. На зависть всем странам. Он смог заразить своим энтузиазмом императора, и на месте гиблых болот на побережье Черного моря, в Гаграх, началось строительство, как тогда называлось, курортной станции.

Формально Государственный контроль не мог предъявить никаких претензий к строительству курортных объектов. Принц сразу же попросил выделить контролера для наблюдения за расходами, сам жил в Гаграх и требовал от всех максимальной экономии. Но на деле часто приказывал начинать возведение построек без планов и проектов. Или менял планы на ходу. А контролер не смел возражать члену правящей династии.

Первоначально планировалось, что расходы не превысят 100 тыс. руб. Но реальность оказалась совершенно иной, поскольку работы велись с олимпийским размахом.

"Расходы,— писал профессор Озеров,— зачастую носили непроизводительный характер, начатые работы прекращались, производились переделки, материалы заготовлялись в излишестве... Из мелких водопроводных принадлежностей, кранов, винтов и т. д. остались неиспользованными на сумму 47 тысяч руб. Производители работ, не имея представления о том, какие водопроводные принадлежности и в каком количестве понадобятся в действительности, выписывали их прямо по каталогу всех указанных в нем размеров, даже чрезвычайно редко употребляемых".

Сам принц Ольденбургский внес значительный вклад в увеличение расходов: "По личному заказу строителя был приобретен подъемный кран за 2 тысячи руб., не считая фрахта от Одессы. Но он так и лежит без употребления: оказался неудобным для больших тяжестей. Опыт нагрузки показал, что ручная нагрузка обходится дешевле на 50%...

Выписали машину для мытья посуды за 700 руб. для народной столовой — тоже стоит без употребления, так как для пользования ею нужна электрическая энергия, и мытье при помощи машины обходится дороже, чем ручной способ и т. д. и т. д. Некоторые заказанные предметы пытались было не принимать, но поставщики прислали их обратно, и приходилось платить еще вторичный фрахт".

При проверке результатов строительства контролерам было впору рыдать.

"При осмотре работ,— сообщал Озеров,— оказалось, что почти все здания построены нерационально, водопровод был проведен из источника, а источник в сентябре и октябре 1902 года высох... Вырыты были пруды за 8 тысяч руб.; они покрылись плесенью, и врач говорит, что для гигиенических целей их надо засыпать".

Но все же главное было сделано. Построены пристань, жилье для отдыхающих и хоть какие-то дороги. Однако прибытие первых курортников принесло вместо прибыли только новые расходы: "Был устроен ресторан, и за 10 месяцев, при доходе в 35.700 руб., расход составил 58.000 руб., т. е. дефицита 22.300 руб. Решено было сдать его в аренду; арендатор был выбран, ресторан был сдан ему бесплатно с субсидией в 12 тысяч руб., но, растратив скоро средства, арендатор, кажется, сбежал.

Купальни и ванны дают убыток.

Все велось на широкую ногу. Для пекарни выписывают пекаря из Вены. Из Гамбурга было приглашено особое лицо заведовать охотой с жалованьем 125 руб. в месяц. Были приобретены собаки, создан целый штат охотников... и за 10 месяцев был только 1 случай охоты, a содержание обошлось в 4 тысячи руб. Кажется, теперь заведующий охотой уволен, а штат распущен".

Финансовые итоги освоения Гагр, почерпнутые Озеровым из документов Государственного контроля, выглядели печально: "Казна до сих пор отпустила на устройство Гагр 3.157 тыс., и для приведения станции в порядок потребуется еще миллиона два. Кроме того, надо покрывать дефицит по эксплуатации, а на 1906 год доходы по смете исчислялись в 59 тыс., а расходы — в 213 тыс. руб.

По поводу Гагр 7 декабря 1904 года под председательством графа Сольского состоялось особое совещание при участии Принца Ольденбургского, министра земледелия, министра путей сообщения, Витте и еще некоторых лиц. Совещание не могло не отдать справедливости широте задуманного плана и положенной энергии и, отпустив новые средства, высказалось, что это крайний предел пожертвований со стороны государственного казначейства на содержание этого курорта...

Также решено было принять содержание Гагринской станции, в той ее части, которая не может быть покрыта специальными средствами, на средства государственного казначейства, и на 1906 год было отпущено на содержание станции 167.751 руб.".

Но можно ли было в чем-то упрекнуть принца, положившего столько сил на создание нового курорта? Разве что в дорого обошедшемся рвении. Однако Государственный контроль выяснил небезынтересную деталь.

"Его Высочество Принц Ольденбургский,— констатировал профессор Озеров,— исходатайствовал себе в Гаграх 1.000 десятин земли в личную собственность с 300 саженями береговой полосы. Земля была предоставлена за плату 39.764 руб., но и в настоящее время, кажется, еще не вся сумма уплачена.

В августе 1905 года еще отведено в собственность Принцессе Ольденбургской 10 десятин 216 саженей за 4.005 руб.".

Истина заключалась в том, что после обустройства курорта полученная Ольденбургскими земля стоила уже 7 млн руб.
Изображение
Дворец принца А. П. Ольденбургского

"Всегда имелось такое соизволение"

В разоблачениях профессора Озерова приводилось и множество других самых разнообразных случаев использования казенных денег в личных целях. Его возмущению, как и возмущению узнавшей о злоупотреблениях публики не было предела: "Многие факты нашей государственной жизни вливали яд в народный организм: я имею в виду чрезвычайную доступность государственного сундука для белых рук, легкость получения всевозможных снисхождений, субсидий и т. д.".

Ждал ли такой реакции государственный контролер Шванебах, разрешая профессору Озерову ознакомиться с документами своего ведомства? Скорее всего, да. Понятно и то, с какой целью он пошел на этот шаг. Подавляющее большинство скандальных историй было связано с именем недавнего министра финансов и главы правительства С. Ю. Витте, весной 1906 года отправленного в отставку. По всей видимости, Шванебах преследовал две цели: доказать всем, что Государственный контроль является единственным защитником государственных интересов, и вернуть ведомству позиции, утраченные во времена главенства Витте. А кроме того, не допустить возвращения бывшего премьера в большую политику.

Но Шванебаха не зря называли интриганом-неудачником. Трогать правящую династию, а тем более членов царской семьи, и в особенности вдовствующую императрицу, было крайне опасно. Скандалу дали утихнуть, и в следующем 1907 году государственный контролер лишился своего поста.

По сути, этот, как бы его теперь назвали, масштабный слив компромата не дал никаких других результатов. Профессор Озеров, правда, надеялся, что после революционных потрясений все изменится к лучшему. Он не понимал, что основы основ отечественной системы управления не уничтожит никакая революция. Но при этом совершенно справедливо замечал: "Наша русская жизнь полна злоупотреблений. Были выработаны особые тонкие формы, которые придавали этим злоупотреблениям по существу характер вполне дозволенных деяний. И министры у нас, нарушая право по существу, с формальной стороны ограждали себя испрашиваемыми ими сепаратными Высочайшими повелениями: у них на случай оправдания себя всегда имелось в кармане такое соизволение".

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49906
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Лихоимцы всея Руси

Новое сообщение ввс555 » 25 апр 2016, 16:47

про Ивана 4 ложь .... коррупция распространились уже при романовых, взятки давались аж за опричь жёнами убиенных бояр и князей, шоб в монастыре(тюрьме) не сгинуть.... время хлеще 90-х :lol: уничтожалась старая вера -знать.... боярство... люд превращали в рабов :lol: так на Русь пришло христианство :lol: исусика слуги- царька иудейского :lol:
Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.
Аватара пользователя
ввс555
старший сержант
 
Сообщения: 971
Зарегистрирован: 25 ноя 2015, 12:28
Откуда: Палата №6
Пол: Мужчина

Re: Лихоимцы всея Руси

Новое сообщение Буль Баш » 30 апр 2016, 19:54

ввс555 писал(а):про Ивана 4 ложь .... коррупция распространились уже при романовых
Во насмешил! :ROFL:
Будто Рюриковичи не бандиты угнетавшие покоренные народы. :ROFL:
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 13922
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина


Вернуться в Российские народы и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron