Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Россияне на службе Рейха

Россияне на службе Рейха

Новое сообщение ZHAN » 19 мар 2015, 01:06

В современной России при каждом удобном случае с экранов телевизоров: в новостях, исторических программах или каких-нибудь шоу, любят укорять соседей в том, что в годы Второй мировой войны, на их территории были сформированы части СС, полицейские подразделения или организации поддерживающие антибольшевистские, антисоветские настроения.

Прежде всего, достается литовцам, латышам, эстонцам, с их дивизиями СС, сформированными по одной, соответственно, в каждой из этих стран — Литве, Эстонии, Латвии. А также особо упоминается в этих программах или передачах дивизия СС «Галичина» сформированная на территории Украины. При этом цинично замалчивая собственные части СС сформированные из русских. Была бы воля нынешних борцов с «бандеровцами» и «лесными братьями», то они бы без сомнения постарались бы стереть из собственной истории и власовцев РОА.
Чтобы окончательно предстать во всей красе, единственных и неповторимых борцов за спасение мира вовремя Второй мировой войны.

Однако история не терпит сослагательного наклонения. И правду, какой бы горькой и неприятной она не была, и как бы сильно не хотелось ее скрыть, нынешнему поколению русских, невозможно избежать, замазать или приукрасить. И, помимо, уже печально известной РОА — Русской Освободительной Армии, под руководством бывшего советского генерала Власова А.А., внесшего, между прочим, весомый вклад в победу советских войск под Москвой в 1941 г. и командовавшего до своего попадания в плен к немцам 2-й ударной армией, есть еще и другие малоизвестные дивизии и части СС, сформированные из русских. Малоизвестные прежде всего для самих русских борцов с коллаборантами. Да-да.
Изображение
В отличие от латышей или эстонцев с украинцами, которых от силы насобиралось по одной дивизии, русских частей СС было даже не несколько. Вот они:

Добровольческий полк СС «Варяг».
· 1-я русская национальная бригада СС «Дружина».
· 15-й казачий кавалерийский корпус СС.
· 29-я гренадерская дивизия СС «РОНА» (1-я русская).
· 30-я гренадерская дивизия СС (2-я русская).
· 36-я гренадерская дивизия СС «Дирлевангер».

КОРПУСА ВОЙСК СС ГЛАВНОГО ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ СС ФХА-СС
· 15-й Казачий русский корпус войск СС ФХА-СС- 3 дивизии,16 полков.
· СС ФХА-СС (ВОЙСКА-СС)
· 29-я Русская ФХА-СС — 6 полков.
· 30-я Русская ФХА-СС, 1-го формирования 1944г., — 5 полков.

БРИГАДЫ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СС РСХА-СС
· 1-я Русская национальная бригада СС «Дружина» — 3 полка, 12 батальонов.
· 1-я Гвардейская бригада РОА «Зондеркоманда Љ113″ СД — 1 батальон, 2 роты.
· Бригада СС»Центра противобольшевистской борьбы» (ЦПББ) — 3 батальона.
· Разведовательно-диверсионное соединение Главной Команды «Россия — Центр» зондерштаба «Цеппелин» РСХА- СС — 4 отряда спецназначения.

Как видим, здесь есть и русские дивизии СС и полки и корпуса и бригады и даже разведовательно-диверсионные соединения. Так почему же современные российские «геродоты», когда клеймят позором на очередное 9 мая эстонцев, латышей или украинцев, не вспоминают и русские части СС?
Все очень просто. Такой пример не вяжется с образом русского солдата-освободителя (как будто в Красной Армии служили исключительно одни русские и не было ни украинцев, ни беларусов, ни грузин, ни армян, ни тех же латышей или эстонцев), единственного не запятнавшего себя связью с немецким фашизмом.

И, можно сколь угодно долго спорить и доказывать — участвовали они или не участвовали в карательных операциях против мирного населения, дотягивали они до размера полнокровной дивизии или не дотягивали, воевали ли они вообще или были просто на бумаге, но факт остается фактом, — русские дивизии СС были и они воевали на стороне Третьего Рейха.

Но, кроме собственно русских частей СС, с оружием в руках, воевавших на стороне Гитлера, на службе Вермахта были и другие воинские части и подразделения, состоявшие из русских. О которых по уже сложившейся «доброй» традиции сами ново-русские историки и патриоты «забывают» рассказать. А между тем, как говорится, есть на что посмотреть. К примеру:

ОСНОВНЫЕ КОЛЛАБОРАЦИОННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ. ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ «СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА»
· Вооруженные силы Конгресса Освобождения Народов России (КОНР) (1 армия, 4 корпуса, 8 дивизий, 8 бригад).
· Русская Освободительная Армия Конгресса Освобождения Народов России (3 дивизии, 2 бригады).

«АРМИИ» ВЕРМАХТА
· Русская Освободительная Армия Вермахта — 12 охранных корпусов, 13 дивизий, 30 бригад.
· Русская Освободительная Народная Армия — 5 полков, 18 батальонов.
· Русская Национальная Народная Армия — 3 полка, 12 батальонов.
· Русская Национальная Армия — 2 полка, 12 батальонов.

КОРПУС АВИАЦИОННЫЙ
· Военно-Воздушные Силы КОНР (Авиационный корпус КОНР) — 87 самолётов, 1 авиагруппа, 1 полк.

ОХРАННЫЕ КОРПУСА АРМЕЙСКИХ ТЫЛОВЫХ РАЙОНОВ ВЕРМАХТА
· 582-й охранный (русский) корпус Вермахта — 11 батальонов.
· 583-й охранный (эстонско-русский) корпус Вермахта — 10 батальонов.
· 584-й охранный (русский) корпус Вермахта — 6 батальонов.
· 590-й охранный казачий (русский) корпус Вермахта — 1 полк, 4 батальона.
· 580-й охранный казачий (русский) корпус Вермахта — 1 полк , 9 батальонов.
· 532-й охранный (русский) корпус Вермахта — 13 батальонов.
· 559-й охранный (русский) корпус Вермахта — 7 батальонов.

ВОСТОЧНЫЕ ЛЕГИОНЫ ВЕРМАХТА
· Русский легион «Белый Крест» Вермахта — 4 батальона.

ДИВИЗИИ АБВЕРА
· «Особая дивизия «Россия»» генерала Смысловского — 1 полк, 12 батальонов.

БРИГАДЫ АБВЕРА
· Бригада «Граукопф» — «РННА» генерала Иванова — 1 полк, 5 батальонов.

ДИВИЗИИ ВЕРМАХТА ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ
· 442-я Особого назначения — 2 полка РОА.
· 136-я Особого назначения — 2 полка РОА.
· 210-я Особого назначения стационарная пехотная (береговой обороны) — 1 полк, 2 отдельных батальона РОА.

«ТУЗЕМНЫЕ» ОХРАННЫЕ КОРПУСА И САМООБОРОНА
· Русский охранный корпус Вермахта в Сербии — 1 бригада, 5 полков.
· Русская «Народная стража» генерального комиссариата «Москва» (Тылового района группы армий «Центр») — 13 батальонов, 1 кавалерийский дивизион.

РУССКО-ХОРВАТСКИЕ
· 15-й Горнострелковый корпус особого назначения 2-й танковой армии: русских — 1 охранный корпус, 5 полков, хорватских — 2 дивизии, 6 полков.
· 69-й Корпус особого назначения 2-й танковой армии: русских — 1 дивизия , 8 полков, хорватских — 1 дивизия, 3 полка.

Таким образом, большую часть, как в иностранных частях и дивизиях СС составляли русские, так и собственно в частях Вермахта, большую часть коллаборантов составляли все те же русские. Но сколько же всего, хотя бы примерно, русских, воевало на стороне Гитлера и Третьего рейха? Можно ли в принципе вообще подсчитать их общее количество? В принципе — да.

По разным подсчетам, разных исследователей, общее количество русских воевавших на стороне Третьего Рейха колеблется от нуля (собственно подсчеты нынешних пламенных русских патриотов, которые умудряются все русские части и дивизии СС записать в украинцев, беларусов и латышей с грузинами) и до двух миллионов. Но, скорее всего, истина, как всегда находится где-то посередине, между двумя этими цифрами. Тем более, что сами немцы, по состоянию на 1943 год, общее количество русских воевавших на стороне Третьего Рейха определяют в 800 тыс. чел.

Так, к примеру, армия Власова сама по себе была не очень большой. Две его дивизии, которые были уже сформированы, представляли собой не больше 40 тысяч бойцов. Плюс была еще одна плохо вооруженная и не совсем еще сформированная третья дивизия. Это еще примерно 10-12 тысяч солдат.

К Власову примыкал еще казачий корпус генерала Гельмута фон Панивица, который вошел в состав РОА. Это 45 тысяч казаков, которые воевали в Югославии. К нему относился русский корпус, сформированный из эмигрантов, который воевал в Сербии: это около шести тысяч человек. Всего около 120 тысяч человек. Это то, что собственно и именовалось РОА.

Таким образом, одна только РОА дала примерно 120 тыс. русских, воевавших на стороне Гитлера.

Добавив к этим 120 тысячам, все остальные известные русские дивизии СС, охранные полки и части, соединения и отряды, мы, как раз и выйдем на цифру в 1 миллион русских!!! солдат на стороне Третьего Рейха. А вообще, если учесть, что солдаты гибли в боях и в воинские части постоянно направлялось пополнение, то к этим 800 тыс. — миллиону, можно смело добавить еще тысяч 200-300 русских.

Очень примечательно о действительном количестве русских воевавших на стороне Гитлера, говорит тот факт, что когда 1943 году, Гитлер потребовал убрать всех русских с Восточного фронта и перевести их на Западный, генералы схватились за голову: это было невозможно, потому что каждый пятый на Восточном фронте был тогда русским.

Может быть хватит уже корить других за соринку в глазу, когда у самих из каждого глаза торчит по бревну?

Хотя это уже из области даже и не научной фантастики. Потому что тогда придется признать прошлое таким, каким оно было на самом деле, а это и не лицеприятно и не героично и не так идеалистично, как это рисовалось на протяжении, более чем 70 лет. А как говорил один советский товарищ из верхов: «Кому нужна ваша правда, если она мешает жить».

Вот так скорее всего и будет жить и нынешнее и последующее поколение россиян, основывая свои познания в истории прежде всего на мифах, замалчивании, а кое-где и вовсе откровенной лжи.

Tradamir MountenGold

Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россияне на службе Рейха. Полицаи

Новое сообщение ZHAN » 05 ноя 2016, 14:31

На очередном застолье коллаборационистов заместитель начальника полиции Сапычской волости Погарского района Брянской области Иван Раскин сказал интересный тост, после которого у гостей отвисли челюсти:
«Мы знаем, что нас народ ненавидит, что он ждёт прихода Красной Армии. Так давайте спешить жить, пейте, гуляйте, наслаждайтесь жизнью сегодня, так как завтра всё равно нам поотрывают головы».

Изображение

Коллаборационисты-полицейские были одними из самых презираемых типов коллаборационистов в народе, особенно у русских, украинцев и белорусов, и тому были свои причины.

Полиция, набранная из советских коллаборационистов, составляла почти 1/3 от всех советских коллаборационистов и составляла одну из трёх основных категорий. Другая категория - «добровольные помощники» («хиви») в подавляющем большинстве были безмолвными рабочими, поварами, конюхами, подсобным персоналом, высвобождающими немецкий вспомогательным персонал для передовой. «Хиви» вырывались из концлагерей военнопленных, основная масса их просто желала выжить.

Последняя категория состояла из коллаборационистов-солдат: т.н. «восточных войск», «восточных легионов», подразделений «на службе войск СС» и др. Эти люди как освобождались из голодных концлагерей, так и набирались на добровольной основе. Вклад коллаборационистов-солдат был более существенный, чем «хиви». Среди них можно были найти и «идейных» коллаборационистов - врагов коммунизма или чаще русской (славянской) нации.

Хотя последняя категория также привлекалась к антипартизанским акциям, особая ненависть обрушилась именно на коллаборационистов-полицейских, которых в народе презрительно звали «полицаями».

Усмирение советских территорий

Для охраны оккупированных территорий Советского Союза в зоне действия армии использовались т.н. «охранные дивизии вермахта» (Sicherungs Division), более мелкие охранные подразделения вермахта, военная полиция, а в зоне гражданской администрации - немецкая полиция, включая целые батальоны, подчиняющиеся местному «фюреру полиции и СС». Одновременно, в зоне действия армии действовали т.н. айнзатцгруппы СС, которые вступали в населённые пункты и «по горячим следам» уничтожали евреев, коммунистов, интеллигенцию и прочих «нежелательных», т.е. уничтожали потенциальных противников западной цивилизации.

По ходу войны для усмирения территорий от «банд и коммунистических парашютистов» (т.е. партизан) приходилось зачастую использовать регулярные подразделения с танками (вспомним попытку уничтожить лесной лагерь Ковпака, один остов от уничтоженного танка Pz.III до сих пор там хранится в качестве экспоната), и даже иногда части люфтваффе тренировались бомбометанию по партизанам и мирным жителям, не имевшим оружия ПВО. Использовались также союзники Рейха, например, слабые для противостояния обстрелянным советским войскам венгры.

После немецких солдат-фронтовиков, которым перед вторжением зачитали приказ о том, что за любые преступления против мирных жителей им ничего не грозит, в городах появлялась немецкая полиция, подчиняющаяся фюреру полиции и СС. Полиция начинала творить безобразные вещи:

Так, за войсковыми подразделениями, немного пограбившими для проформы, в Белосток вошёл 309-й полицейский батальон немецкой полиции.

Для начала солдаты батальона разграбили попавшиеся им на пути винные магазины; особенно в этом отличилась 2-я рота, одним из взводов которой командовал Пипо Шнейдер. Когда магазины со спиртным были опустошены, от командира батальона майора Эрнста Вайса поступил приказ собрать проживавших в городе евреев.

Взвод Шнейдера отправился на поиски; развлечения ради командир взвода застрелил пятерых схваченных евреев. Его подчиненные постарались не отставать. «То, что началось погромом, закончилось повальными расстрелами евреев Белостока. В городском парке евреев расстреливали группами. Стрельба на улицах города не утихала до поздней ночи. Оставшихся в живых загоняли прикладами карабинов в центральную синагогу Белостока до тех пор, пока она не оказалась, наконец, битком набита беззащитными горожанами. Запуганные евреи стали петь и молиться... В синагоге находилось более 700 мужчин-евреев. С помощью бензина здание синагоги мгновенно запылало как факел, со всех сторон, а в окна полетели гранаты. Выбегавших расстреливали.

Офицеры находившихся в городе частей вермахта с непривычки были возмущены случившейся бойней и, в надежде ее остановить, принялись искать командира полицейского батальона. Майора Вайса нашли лишь к утру; как и большинство его подчиненных, он был мертвецки пьян.

Несколько дней спустя младший воентехник Сергей Дашичев, выбираясь из окружения, наткнулся под Белостоком на поистине ужасную картину. «Я видел, - вспоминал он, - на окраине одной деревни близ Белостока пять заостренных колов, на них было воткнуто пять трупов женщин. Трупы были голые, с распоротыми животами, отрезанными грудями и отсеченными головами. Головы женщин валялись в луже крови вместе с трупами убитых детей. Это были жены и дети наших командиров».

Так работали немецкие полицейские… Но усмирителей было мало, поэтому решили набирать «местных».

Кто шёл в полицию?

В рамках данной статьи будет рассматриваться славянская полиция разных типов, т.е. в которой служили коллаборационисты украинцы, белорусы и русские.

Полиция состояла из разных людей:
1) «Идейных» противников советского режима, ухватившихся за возможность отомстить за прошлые обиды и существовать при новом режиме гораздо лучше. Сюда же входят фашисты, ненавидящие друг дружку (например, украинские фашисты ненавидели «москалей»), антисемиты;
2) Людей равнодушных ко всему, кроме своей судьбы, хотевших «остаться на плаву» при новой власти, хорошо жить. Таких часто прельщала возможность грабить;
3) Честные люди, относящиеся к работе в полиции, как к довоенной. Некоторые поначалу стали полицейскими, потому что не предполагали, какую зловещую роль она будет играть для соотечественников.
4) Военнопленных, жаждущих вырваться из концлагерей и, тем самым, просто выжить;
5) Мобилизованные в полицию насильно под страхом попасть в концлагерь или же «добровольно» вступившие и, тем самым, избежавшие отправки на работы в Германию;

Первая категория

Не секрет, что в СССР некоторые люди не любили советскую власть, а некоторые и русских и евреев как нации, создатели, по их мнению, треклятого коммунизма. По занятию немцами населённых пунктов, к ним являлись такие добровольцы, предлагавшие свои услуги. По регионам нашей необъятной страны специфика таких идейных «помощников» была очень разнообразной.

В РСФСР, Украине и Беларуси было не так много идейных противников коммунистического строя, т.к. большинство из них было уничтожено или эмигрировало в период Гражданской войны. Поэтому там в полиции охотно набирали уголовников и всякое отребье, вроде бывших стукачей НКВД. Были и контрреволюционные «недобитки» - это вовсе не советская пропаганда. Полицию русского г. Ейска возглавил Скуратов, бывший белый офицер, работавший в техникуме механизации преподавателем под чужой фамилией Забабурин. Была прослойка и из интеллигенции. Так, летом 1942 года в станице Раздорской Ростовской области в полицию вступили учитель географии Назаров Сергей Ефремович и его сын Анатолий.

Ситуация на Западной Украине и в Западной Беларуси, территории недавно присоединённой к СССР, заслуживает отдельной большой статьи. Там было множество т.н. «бывших» людей, жаждущих поквитаться с советской властью. Это были бывшие клирики, спекулянты, кулаки, чиновники, офицеры и др. с приходом советской власти оставшиеся не у дел.

Отношение к евреям таких людей может проиллюстрировать ответ на допросе Петра Олейника, бывшего полицая в селе Волчковцы Каменец-Подольской области (Западная Украина). На допросе органами НКВД 10 марта 1944 года, на вопрос следователя: «Грабил ли людей?» он искренне ответил: «Нет - но жидив».

На Западной Украине и в Западной Беларуси также в полицию шли местные поляки настроенные националистически и враждебно, соответственно, к украинцам и белорусам, а также русским и евреям.

Вторая и третья категории

Стремительный разгром и оккупация значительной площади Советского Союза загнали большинство жителей в оцепенение. Люди поняли - прежней власти никогда больше не будет. Немцы ещё в октябре 1941 года объявили по радио о полном разгроме Красной Армии, взятии Ленинграда и Москвы. Надо было уживаться с оккупантами.

Для большинства «полицаев» служба в оккупационных органах власти являлась не идейной отдушиной борьбы с «треклятым» коммунизмом, а лишь средством выживания и даже личного обогащения. На допросах бывшие «полицаи» объясняли это так:
«…На сотрудничество с немцами я пошёл потому, что считал себя обиженным советской властью. До революции у моей семьи было много имущества и мастерская, которая приносила неплохой доход. ...Я думал, что немцы как культурная европейская нация, хотят освободить Россию от большевизма и вернуть старые порядки. Поэтому принял предложение вступить в полицию. ...В полиции были наиболее высокие оклады и хороший паёк, кроме того, была возможность использовать своё служебное положение для личного обогащения …»
(Из материалов допроса полицая В. Огрызкина, 1944 год, г. Бобруйск)

Кроме пайка семья «полицая» освобождалась от части налогов. Было и вознаграждение за особые «заслуги». Например, для «полицаев» Борисовского, Суземского и Навлинского районов (территория, где правил знаменитый коллаборационист Каминский) «народный милиционер» («полицай» в зоне военной администрации) получал 2 га земли, корову или лошадь, отобранные у расстрелянных партизанских семей.

Четвёртая категория

Военнопленных в полицейские отряды набирала военная администрация.
«...Добровольно согласившись сотрудничать с немцами, я просто хотел выжить. Каждый день в лагере умирало по пятьдесят - сто человек. Стать добровольным помощником было единственным способом выжить. Тех, кто выразил желание сотрудничать, сразу же отделяли от общей массы военнопленных. Начинали нормально кормить и переодевали в свежую советскую форму, но с немецкими нашивками и обязательной повязкой на плече. ... После принятия присяги мы стали получать деньги в оккупационных марках, но так же среди полицейских ходили рейхсмарки и советские рубли. Последние, обычно, появлялись у полицейских после обысков и арестов. Их просто присваивали...».
(Из материалов суда над изменниками Родины в г. Смоленске осень 1944 года. Допрос полицейского С. Грунского).

Пятая категория

Некоторые люди в полицию были втянуты насильно. Так, комендант Шепетовки выставлял на дорогах полицейские заставы и всех подходящих мужчин ставили перед выбором - или «добровольно» в полицию, или в концлагерь. Когда началась кампания по угону молодёжи на принудительные работы в Германию альтернативой этому стала служба в полиции, чем многие и воспользовались. Иногда немцы создавали отряды «самообороны» таким образом: врывались в деревню, рядом с которой была совершена диверсия, назначали полицейских-«самооборонцев», выдавали им винтовки и назначали участок охраны от партизан. В случае повторения диверсии вся ответственность возлагалась на полицейских. Ясно, что такие полицаи довольно быстро налаживали связь с партизанами и в удобном случае перебегали к ним.

Перебежчики от партизан

Определённый интерес представляет контингент полицаев, набранных из партизан. Было и такое! Несмотря на самые жестокие репрессии против партизан немцы иногда брали партизан-перебежчиков в аборигенскую полицию. Как правило, это были люди второй категории - от партизан они бежали от голода, холода и опасности быть уничтоженными в ходе антипартизанских акций.

Служить в полиции большинство из них вряд ли хотела. Такая струйка перебежчиков наблюдалась в первый период войны и в дни крупных карательных акций. Например, в июне 1943 года немцы проводили в Беларуси крупную акцию «Майская гроза», в ходе которой партизанские бригады начали отступление из района Витебска. В этот период дезертировало большое количество партизан-крестьян, набранных из местных деревень. Из дезертиров немецкий комендант этого района организовал полицейский отряд в 150 человек, однако эти новоявленные полицаи не горели желанием воевать за немцев - они просто не хотели уходить из родных мест.

В другом случае в записи из дневника политрука говорилось:
«14 апреля 1943 года: мы составили список всех дезертировавших из отряда со времени его создания. К сожалению, количество дезертиров большое. По неполным данным, мы насчитали 69 случаев дезертирства. Эти кретины забрали с собой один пулемёт, три автомата, тридцать винтовок и много боеприпасов… По сведениям осведомителей, эти дезертиры уже находятся на службе в немецкой полиции и, если представится случай, будут стрелять по нам из нашего же оружия».
По рассказу бывшего начальника отдела Брасовского райисполкома Михаила Васюкова, он попал в полицию в бригаду Каминского по принуждению. Перед приходом немцев Васюков получил директиву райисполкома об уходе в партизанский отряд, но после двухнедельных блужданий в лесу до партизан так и не добрался. Вернувшись домой, он был арестован, отпущен, но потом арестован 21 декабря вторично.
«Посадили в тюрьму. К трём часам ночи на моих глазах в камере было расстреляно 3 человека. После расстрела этих граждан я был вызван к обер-бургомистру Воскобойнику, который мне сказал: «Видели? Или работайте с нами, или мы вас сейчас же расстреляем». По своей трусости я сказал ему, что я готов работать прорабом. На это Воскобойник ответил мне, что сейчас не время заниматься строительством, а нужно брать оружие и вместе с немцами принимать участие в борьбе против советской власти и, в частности, против советских партизан. Так я был зачислен в полицейский отряд, в составе которого дважды принимал участие в карательных экспедициях против советских партизан».
Однако, несмотря на случаи зачисления бывших партизан в ряды полиции, их число было всё-таки небольшим. Обратный переход из полицейских в партизаны был более масштабным.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россияне на службе Рейха. Виды и подвиды полицаев

Новое сообщение ZHAN » 06 ноя 2016, 13:14

Полиция, созданная из коллаборационистов, делалась на гражданскую и военную, соответственно, в зоне ответственности гражданских властей и военного командования. Поначалу, до создания гражданской оккупационной власти, на территории хозяйничала военная администрация, которая объявляла набор в полицию под юрисдикцией военной администрации.
Изображение

Этот вид полиции назывался по разному - в группе армий «Север» полиция из славян именовалась - «боевыми отрядами местных жителей» (Einwohnerkampfabteilungen, ЕКА), в группе армий «Центр» - «службой порядка» (Ordnungsdienst, Odi), в группе армий «Юг» - «вспомогательными охранными командами» (Hilfswachemannschaften, Hiwa).

Эти «полицаи» делились на мелкие антипартизанские отряды (т.н. «сотни»), отряды охраны и собственно полицию. Первые, совместно с немцами, осуществляли прочёсывание лесных массивов с целью поиска окруженцев и партизан. Отряды охраны несли стационарную охрану важных объектов: промышленных предприятий, мостов, ж/д станций, автомагистралей, лагерей военнопленных и др., и, позднее, вели антипартизанские действия. Зачастую отряды полиции трансформировались из антипартизанских отрядов в стационарную охрану или собственно «полицаев» или наоборот. На февраль 1943 года в таких отрядах военной полиции было 60-70 тыс. человек.

Наглядный пример «полицаев» военных властей - отряды т.н. «народной милиции» под командованием Воскобойникова и Каминского, которые были созданы в поселке Локоть Брасовского района Орловской (Брянской) области. 4 октября 1941 года немцы вошли в посёлок Локоть и в тот же день к ним пришли двое и предложили свои услуги. Это были два интеллигента - преподаватель физики в техникуме Константин Воскобойников и инженер на спиртозаводе Бронислав Каминский.

Они стали во главе оккупационной администрации, подчиняющейся тыловым частям 2-й немецкой армии, и им было поручено сформировать отряд «полицаев». Был создан отряд поначалу в 20 вооружённых винтовками «народных милиционеров», потом он разросся до 200 человек. Немцы пошли на создание «полицаев», т.к. неподалёку были окружены и разгромлены советские войска Брянского фронта, и по деревням было много окруженцев. Коллаборационисты должны были их отлавливать.

С ростом партизанского движения отряды «милиции» пришлось расширять. Началась принудительная мобилизация мужчин в возрасте от 18 до 50 лет под угрозой расстрела всей семьи. Было взято 700 человек, но они не разделяли идеи «нового порядка», как первые реальные добровольцы. Поэтому процент дезертирства в «народной милиции» Каминского был высок, а моральный дух низкий.

Весной 1942 года совместно с венгерскими частями в селе Павловичи люди Каминского расстреляли 60 человек и 40 человек сожгли живыми. 11 апреля были сожжены деревни Угревище, расстреляно около 100 человек. В Севском районе были уничтожены деревни Святово (180 домов) и Борисово (150 домов), село Бересток (170 домов, убито 171 человек).

Позднее, в ноябре 1941 г., когда территория передавалась гражданской администрации, все сформированные в рейхскомиссариатах «Остланд» и «Украина» охранные и полицейские части были объединены в так называемую «вспомогательную службу полиции порядка» (Schutzmannschaft der Ordnungspolizei, сокр. «Schuma») городскую и сельскую.

Кроме обычных сельских и городских отрядов полицейских, по немецкому подобию были созданы целые батальоны «Schuma» («Schutzmannschaft-Bataillone», «батальоны вспомогательной полиции порядка»). Батальоны вооружены были сильнее, да и задачи у них были посерьёзнее - операции против партизан, уничтожение деревень, охрана больших концлагерей.

«Вспомогательная полиция порядка»

«Вспомогательная полиции порядка» в городах и сельской местности - это и есть тот типичный образ пьяницы «полицая», отсиживающегося в тылу, грабивший население, заискивающего перед немцами и в ужасе бежавшего от партизан.

В большинстве случаев над местной полицией немцы осуществляли полный контроль. Характерна в этом случае выдержка из текста кодекса белорусского полицейского в 1941-1942 гг.:
«…Помни, что алкоголь не меньший твой враг, чем большевики!...»
. О русской гражданской «вспомогательной полиции порядка» хорошо написано в источнике про Себежский и Идрицкий районы (эти районы попали в состав рейхскомиссариата «Остланд»):
«В начале 1942 года при управах была создана «служба порядка», или, проще говоря, отделы полиции, которым выделялись по два-три полицейских на волость. Начальником Себежского управления гражданской полиции был назначен Вильгельм Бус, работавший до войны в конторе «Заготскот». Это был одноглазый верзила, бывший белогвардеец, до войны выдававший себя за красного партизана времён Гражданской войны. Он служил немцам ревностно и был у них на особом, привилегированном положении…

…у полицейских службы порядка была цивильная одежда. Их отличительным признаками были белые нарукавные повязки с надписью «Русская полиция» или латинской буквой «Р». Каждая повязка имела регистрационный номер, заверяемый оттиском печати комендатуры. Пронумерованные и заверенные печатями повязки выделялись для волостной и сельской охраны. Вступившим в полицию выдавались чёрные костюмы и немецкие велосипеды армейского образца.

Полицейский снабжался по солдатским нормам, и ему ежедневно выделялось 500 граммов хлеба, 40 граммов мяса, 10 граммов жира, а также молоко, масло, сыр, крупа, макароны, картофель. По специальным талонам (ордерам) он получал одежду, бельё и обувь. Ему полагалось в сутки шесть сигарет, не считая тех, которые он «стрелял» у немецких солдат. Он приветствовал немецких солдат, офицеров и своих коллег поднятием руки и возгласом «Хайль Гитлер!».

Кровь, проливаемая на фронтах его земляками, призванными в Красную армию, для него ничего не значила: он был в глубоком тылу и ему было безразлично, кто будет управлять страной – Гитлер или Сталин. Он устроился на работу, получает за это 30 марок и паёк. Полицейский дорожил своей работой и добросовестно, точно и в срок выполнял все указания новых хозяев. Ему не стыдно было смотреть в глаза своим односельчанам, друзьям и знакомым, так как он считал, что если бы не он занял это хлебное место, то его занял бы любой из них.

Все раскаяния к нему придут потом, а пока прислужник режима гордится своим положением. Но что это? Вдруг зимой 1942/43 года пошли слухи, что советские войска подошли к городу Великие Луки. Тёмной ночью на востоке видны всполохи и зарева пожаров! Неужели? И вот в душу полицая начинает закрадываться страх за собственную жизнь. Что же будет, если вернуться Советы? Чтобы этого не допустить, надо ещё более ревностно помогать оккупантам».
Вот один из способов связывания кровью «полицаев» (началось в 1942 года в обязательном порядке) с оккупационными властями и награда за это описаны командиром советского партизанского соединения Г. М. Линьковым:
«Уничтожение еврейского населения было избрано так же, как метод вербовки сторонников фашизма для осуществления их преступных планов. Именно по таким соображениям немцы не расстреливали евреев всюду повсеместно, а проводили акции уничтожения в течение всей первой военной зимы, стараясь привлечь к этому местное население в широких масштабах.

Таким образом, поступили в деревне Кащенко Холопническогр района Витебской области. Вызвали людей в помещение школы и объявили, что они назначены полицейскими. Тут же предложили вызванным взять винтовки. Назначение спрыснули самогоном. Затем вновь испеченных полицейских повезли в м. Краснолуки и приказали расстрелять еврейскую семью. А когда была «успешно завершена первая боевая операция», перед полицейскими раскрыли сундуки расстрелянных».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Полиция в акциях «антипартизанской зачистки»

Новое сообщение ZHAN » 07 ноя 2016, 14:58

С партизанами «полицаи» не церемонились. Для крупных антипартизанских акций были созданы «Schuma»-батальоны.
Изображение

Каждый батальон по штату (который обычно не соблюдался) должен был иметь 501 человек, включая 9 немцев.

Было сформировано 11 белорусских батальонов «Schuma», 1 артдивизион, 1 кавалерийский эскадрон «Schuma», на конец февраля 1944 года в этих частях было 2167 человек.

Украинских батальонов полиции «Schuma» было создано больше - 52 в Киеве, 12 на территории Западной Украины и 2 в Черниговской области общей численностью 35 тыс. человек.

Русских батальонов создано не было, хотя русские служили в батальонах «Schuma» других национальностей.

Интересно, что за кровавую работу немцы платили с присущей им педантичностью - рядовой «полицай» до 35 лет получал 40 рейхсмарок, после 35 лет - 55, женатый без детей - 70, с ребенком - 80. Командир - до 35 лет получал 90 рейхсмарок, после 35 лет - 105, женатый без детей - 120, а с ребенком 130 рейхсмарок.

Для «полицаев» были введены специальные знаки различия - на головном уборе свастика в лавровом венке, на левом рукаве свастика в лавровом венке с девизом по-немецки «Верный-храбрый-послушный» и погоны чёрного цвета с вышитой свастикой. Такого количества свастик таких больших размеров не было у самих немцев… Хотя эти регалии часто не соблюдались. Например, украинские «полицаи» из «Schuma» частенько носили повязку с национальными цветами Украины - жёлто-синюю.

Немцы совместно с «полицаями» из батальонов «Schuma», а иногда и с регулярными войсками устраивали крупные антипартизанские операции, в которых гибло много мирных жителей. Крупные силы немцев и коллаборационистов прочёсывали лес и уничтожали всё живое. Лишь некоторых оставляли, для угона на работы в Рейх. Считалось, что человек, ушедший в лес (для похода за дровами нужен был специальный документ) или оказавшийся в деревне или даже районе, контролируемой партизанами, будь он даже без оружия, автоматически становился врагом Рейха, на что были соответствующие приказы.

Советской стороной было подмечено, что для большей эффективности немцы стараются для уничтожения людей одной национальности использовать подразделения коллаборационистов другой национальности. Эффективные результаты давали опыты использования прибалтов-коллаборационистов против славян. А вот использование русских против белорусов не оправдало себя…

Во время операции «Зимнее волшебство» в Россоно-Освейской партизанской зоне в феврале-мае 1943 года в прочёсывании территории принимало участие сборные войска, в том числе и 8 латышских, 1 литовский и 1 украинский «Schuma»-батальонов. Было уничтожено 15 тыс. человек, 2 тыс. угнаны на работы в Рейх, более 1 тыс. детей попало в детский лагерь смерти в Латвии. Уничтожено 158 населённых пунктов. Новая мода пришла от прибалтов - разминирование дорог живыми людьми.

Некоторые могут подумать, что все убитые в ходе этих акций были вооружёнными людьми, этакими «сброшенными на парашютах эНКВДешниками» или окруженцами. Ошибочность этого мнения может проиллюстрировать отчёт о другой подобной операции:

Из отчёта СС-обергруппенфюрера фон дем Бах-Залевски о ходе операции «Болотная лихорадка»:
«…2-3 сентября 1942 года моторизованный патруль жандармерии (военная полиция вермахта) и рота 15-го Латвийского полицейского батальона уничтожили в бою 70 бандитов (партизан).

В ходе операции были достигнуты следующие успехи:

1. Очищено и разрушено 49 партизанских лагерей, укреплённых точек и опорных пунктов, а также несколько населённых пунктов в заболоченной местности, служивших убежищем для партизан.

2. Убито в бою 389 вооружённых бандитов (партизан), осуждено и расстреляно 1274 подозрительных лиц, казнено 8350 евреев.

3. Выселено 1217 человек…».
Характерно соотношение убитых в бою и казнённых мирных жителей за попытку спастись в лесу – соотношение 1:25 !!! Такой «новый порядок» советские люди люто ненавидели, как и «полицаев», проводников такого античеловеческого режима. =@
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Россияне на службе Рейха

Новое сообщение fudimsim » 07 ноя 2016, 17:13

ZHAN писал(а):При этом цинично замалчивая собственные части СС сформированные из русских.

Все страны мира были замазаны связью с фашистами.
Есть разница между пустым кувшином и полным вина?
Нет. Пока не посмотришь во внутрь!
Аватара пользователя
fudimsim
старшина
 
Сообщения: 1669
Зарегистрирован: 20 июл 2012, 12:50
Откуда: Израиль
Пол: Мужчина

Re: Россияне на службе Рейха

Новое сообщение ZHAN » 07 ноя 2016, 18:26

fudimsim писал(а):Все страны мира были замазаны связью с фашистами.
Сторонники фашизма и нацизма действительно были везде, да они и сейчас есть.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Полицаи» на службе у «тайной полевой полиции» вермахта

Новое сообщение ZHAN » 08 ноя 2016, 10:00

В прифронтовой зоне, подчиняясь командованию армии, существовала зловещая организация «Гехайм фельдполицай» (ГФП) - «Тайная полевая полиция». Её сотрудники служили ранее в СД, гестапо и криминальной полиции. Это был исполнительный орган немецкой армии, а мозг находился в отделах «1Ц» разведки и контрразведки штабов дивизий, корпусов, армий, групп армий.

В районах боевых действий и в прифронтовой полосе, где была военная администрация, «Г.Ф.П.» выполняла функции «Управления СД и полиции безопасности». Сотрудники «Г.Ф.П.» арестовывали лиц по спискам контрразведки, ловили красноармейцев, диверсантов, саботажников, а в ряде районов даже евреев уничтожали сотрудники тайной полиции.

В Смоленской и Калининской областях оперировало две группы «Г.Ф.П.», включавших по примерно 100 штатных сотрудников. 727-я группу возглавлял комиссар хауптштурмфюрер СС (капитан) Зибольд. Группе подчинялись 125 немецких полицейских и 25 коллаборационистов-«полицаев» под командованием фельдфебеля Михаила Эйсмана. Отряды были моторизованы и имели много пулемётов для проведения расстрелов. «Полицаи»-коллаборационисты, во всяком случае, в подобной же группе в г. Ржеве имели отличительные нарукавные повязки с надписью «Г.Ф.П.».

Поначалу 727-я группа расстреляла в июле 1941 года 65 раненных пленных красноармейцев, далее расстреливали партизан, а также семью Вавиловых за сокрытие сломанного радиоприёмника. В октябре были расстреляны 21 подросток за ношение формы ж/д ремесленного училища. В конце 1941 года палачи по приказу военной администрации расстреляли в болоте у города Пустошка 58 евреев. Детей расстреливать боялись и бросали их в могилу живыми. Также не избежали смерти 28 инвалидов, запертых в декабре в сарае и умерших от холода.

Видимо палачам надоело просто вот так убивать людей, они решили забавляться - в ноябре 1942 года по приказу офицера 727-ой группы члены семьей красноармейцев: мальчики 5 и 7 лет, девочки 10 и 11 лет, женщины 40 и 45 лет и старик 70 лет были раздавлены танком!!! В том же году была арестована молодая девушка 1916 года рождения. Её, конечно, как водится, изнасиловали, но этого показалось мало. Ей вырвали язык, выкололи глаза, отрезали нос и бросили подыхать в болото…

«Тайная полиция» гонялась за беглецами, не желающими угона на работы в Рейх, пойманных наказывали «по-европейски». В 1943 году 18 летней девушке отрезали груди и искололи штыками, а 19 летнему парню оторвали руки. Каратели также сжигали деревни вместе с жителями, помогавшие партизанам. Список жертв этой группы палачей очень велик, он оценивается не менее 7 тыс. человек.

В Белой Церкви неподалеку от Киева орудовала зондеркоманда 4-а штандартенфюрера СС Пауля Бломбеля. Рвы были заполнены евреями – мёртвыми мужчинами и женщинами, но только с 14 лет, детей не убивали. Наконец, достреляв последних взрослых, после препирательств, сотрудники зондеркоманды уничтожили всех старше 7-ми лет. Остались совсем ещё дети – около 90 детей в возрасте от нескольких месяцев до пяти, шести или семи лет. Таких маленьких детей немецкие видавшие виды палачи не могли уничтожить… И вовсе не из жалости — все просто боялись нервного срыва и последующих психических расстройств. Тогда было решено – пусть еврейских детишек уничтожат немецкие холуи — местные украинские «полицаи».

По воспоминаниям очевидца – немца из зондеркоманды: «Солдаты вермахта уже выкопали могилу. Детей везли туда на тракторе. Техническая сторона дела меня не касалась. Украинцы стояли вокруг и дрожали. Детей выгрузили с трактора. Их поставили на край могилы — когда украинцы начали в них стрелять, дети падали туда. Раненые тоже падали в могилу. Это зрелище я не забуду до конца жизни. Оно все время у меня перед глазами. Особенно запомнилась мне маленькая белокурая девочка, взявшая меня за руку. Потом ее тоже застрелили».

Часто полицаи даже превосходили немцев по жестокости… «Деревушка на Брянщине, только-только освобожденная, — вспоминал один из красноармейцев. — Погреб, на нем крыша из кукурузных стеблей, и там, в земле, живут «сводные» семьи, то есть те, кто остался жив, — чей-то ребенок, чей-то старик. Женщина из погреба показала мне рукой на мужика — он был полицаем. На глазах селян вырезал на груди ее четырнадцатилетнего сына звезду, выколол глаза, а когда стал рубить по одному пальцу, мальчик умер. Женщина говорила и — не плакала».

Когда партизаны скрылись в лесу, а евреи и коммунисты были уничтожены, наедине с «полицаями» остался простой народ. «Полицаи» были послушными исполнителями политики «нового европейского порядка» и отношение к ним простых людей напрямую зависело от этой политики. Ход истории показал, что оккупанты и их прислужники полностью проиграли борьбу за лояльность простого народа, к которой они вначале и не стремились.

Наиболее сильно в оккупации пострадали по национальности славяне (конечно после евреев). Даже не являясь коммунистом и партизаном, русский, украинец или белорус, выполняя все оккупационные приказы, зачастую имел больше шансов выжить в партизанском отряде, чем при «новом европейском» режиме.

Про порядки в Себежском и Идрицком районах подробно написано в источнике («Лесные солдаты». В.Спириденков, М., 2007 г.). Поначалу появились объявления, приказывающие всем зарегистрироваться по месту жительства. Жить без паспорта, который выдавался оккупантами, было запрещено под страхом смерти. Запрещалось под страхом смертной казни оказывать помощь красноармейцам и чужакам без документов, укрывать евреев, хранить оружие, включая охотничье, радиоприёмники, лодки без разрешения, переезжать жить в другой населённый пункт без разрешения. Перемещаться в городах можно было только с 7 до 18 часов, а в деревнях с 6 до 20 часов, пойманных расстреливали. Патрули расстреливали без предупреждения из-за боязни партизан издали крупные группы людей, идущих по дорогам. Также стреляли на поражение в людей, идущих вне дорог, по лесу, встреченных в ночное время и людей, а также людей находящихся вблизи железнодорожного полотна в зоне «отчуждения».

«Полицаи» знали о суровых законах и часто наживались на взятках, а зачастую и сами провоцировали на нарушения для последующего откупа. Население в деревнях повально занялось самогоноварением, т.к. «полицаи» зачастую брали взятки самогоном. Неудивительно, что типичный «полицай» был вечно «под градусом». Кстати, пьяным легче убивать. И делить вещи убитых. Так, после освобождения г. Ейска (курортный город Азовского побережья России) было обнаружено, что многие трупы расстрелянных «полицаями» были обнажены, значит, они брали в качестве шабашки одежду своих жертв. Так было повсеместно.

Кроме «расстрельных» указов, население облагалось крупными налогами для победы Великого Рейха. Налоги брались даже с количества печных труб, кошек и собак. Кроме текущих налогов, часто проводились разовые грабежи. Например, для обеспечения немцев зимней одеждой зимой 1941/1942 гг. бургомистр Россонского района Калининской области 9 января 1942 года издал указ: «Несмотря на то, что добровольная сдача уже проведена… каждое хозяйство должно сдать теплую мужскую шубу (можно и женскую), одну пару валенок, одну пару носков, одну пару перчаток… Против медлительных сдатчиков должны быть приняты беспощадные меры…». Иногда немецкие солдаты с «полицаями» сами обходили дома и забирали понравившуюся им одежду, а заодно и понравившиеся вещи. Сопротивление и медлительность жестоко наказывалось, часто смертью.

Часто жителей близлежащих деревень насильно выгоняли на работу – рыть траншеи, расчищать от снега дороги или вырубать деревья вблизи ж/д полотна, чтобы затруднить партизанские диверсии. Были также акции для сбора металлолома. Отказавшихся расстреливали.

Даже если человек выполнял все требования оккупантов, платил все налоги и не находился на территории, контролируемой партизанами, перед ним маячила ужасная перспектива быть угнанным в Рейх на тяжёлые работы. Если и эта участь его миновала, то… при отступлении немецкой армии он мог попасть под жернова т.н. «выжженной земли». Стоит ли говорить, что на некоторых территориях оккупанты и их приспешники запретили посадочные работы, т.к. знали, что летом этим урожаем будет кормиться уже Красная Армия. То, что население может умереть с голоду, никого не волновало…

Там, где Красная Армия наступала медленно, оккупанты успели в рамках «выжженной земли» уничтожить весь сельхозинвентарь, провизию, целые деревни, а также местных жителей, которых не успевали насильственно эвакуировать… Всю эту грязную работу, наряду с немцами, исполняли «полицаи», за что их и ненавидели. Характерно, что отряды местной полиции низко ценились немцами, поэтому об их эвакуации совсем не заботились. Считалось, что это «расходный материал», который не стоит беречь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россияне на службе Рейха. Милость к предателям

Новое сообщение ZHAN » 09 ноя 2016, 09:17

«Полицейские! Красная Армия скоро будет здесь. Смывайте с себя позорное пятно, искупайте вину перед Родиной, не бойтесь партизан, а бойтесь немцев. Они вас обманут. Не давайте немцам угонять ваш народ в Германию и увозить добро, срывайте мобилизацию, помогайте населению укрываться от нее, организуйте население — вы вооружены, защищайте население от расправ немецких, перебейте немецких холуев, вместе с населением и обозами приходите к нам, к партизанам. Если не сможете связаться с нами, действуйте самостоятельно. Смелее на подвиги во имя советской Родины!».
Такой текст содержался в одной из советских листовок.
Изображение

В ходе первого же нашего наступления возник вопрос, что делать с коллаборационистами. Согласно директивы НКВД № 33881/с.в. от 16 декабря 1941 года на освобождённой территории предстояло арестовывать, сотрудничающих с немцами, в т.ч., естественно, и «полицаев». По итогам с 20 января по 20 февраля 1942 года оперативной группой в освобождённом Можайске было арестовано 258 человек – коллаборационистов и дезертиров, включая 11 работников местной «полиции» — весь её штат во главе с её начальником Троицким.

Однако, советские власти вскоре поняли, что много «полицаев» стали коллаборационистами по принуждению и решили смягчить репрессии против изменников. Согласно новой «демократической» директиве № 494/94 от 11.10.1943 г. арестовывать надо было только командный состав и руководителей (однако если имелись сведения об оказании ими помощи партизанам или пленным, то аресту они не подлежали), а также рядовых «полицаев», участвовавших в карательных экспедициях (там остаться «чистым» было сложновато) или проявивших усердие в выполнении немецких приказов.

Также арестовывались «полицаи» — бывшие военнослужащие Красной Армии, перебежавшие к немцам и вступившие в полицию. Т.е. для «случайно оступившихся» был дан шанс смыть позор. А нас всё стращают про тиранический «сталинский сатанистский режим»… Не подлежащие аресту приравнивались к солдатам вышедшим из окружения (!) и направлялись в штрафные подразделения, а потом и в обычные части, если, конечно, выживали. Лица не призывного возраста брались на учёт по месту жительства. Эти меры способствовали массовому дезертирству «полицаев».

Ближе к победе количество арестованных после проверки «полицаев» становилось мизерным. Оно и понятно, отморозки, у которых была не чиста совесть бежали в западные зоны оккупации и пытались выдать себя за невинных жертв тоталитаризма. Вот данные по Шахтинскому проверочно-фильтрационному лагерю, проверяющему взятых в плен коллаборационистов в советской зоне оккупации. С 1 января по 1 августа 1945 года было проверено: 2329 коллаборационистов разных мастей, из них не было арестовано только 88 %, из них 466 «полицаев», из которых не было арестовано только 92,3 %. За последующие 5 месяцев показатели ещё улучшились – 97,3 % и 99,1 % соответственно! Благополучно прошедшие проверку предатели направлялись на работу в народное хозяйство, причём на довоенное место жительства никто не попадал – да и, наверно, не хотели они смотреть в глаза своим соседям… Коллаборационисты, поступившие из зон оккупации наших союзников, отправлялись на спецпоселение на 6 лет.

А вот «полицаев» регулярные войска старались в плен не брать. По словам офицера Михаила Фролова: «В период наступления наших войск на Кубани особое внимание уделялось нашим гражданам, сотрудничавшим с немецкой властью. При заходе в деревню я сразу же направлял разведгруппу по хатам, и они вылавливали всех полицаев и старосту. Задержанные без долгих разговоров ставились к стенке и расстреливались.

Уловив суть происходящего, другие полицаи в период вступления в станицу передовых армейских частей прятались в отделённых местах и лишь после прихода НКВД с повинной возвращались в деревню». Ибо знали они, что сдача «компетентным органам» — верный путь к спасению. Вообще фронтовики очень негативно относились к немецким прислужникам, особенно, когда началось наступление по «выжженной земле» во второй половине войны.

Партизаны принимали перебежчиков охотно. В центральной части СССР партизанские отряды к моменту освобождения состояли в среднем на 1/5 из перебежавших «полицаев». Но партизаны не брали в плен «полицаев» после боя. Мол, если не пришёл сам, то если тебя не взяли – пощады не жди. Взятых в плен после боя «полицаев» села Курилова (между Идрицей и Опочкой) партизаны заставили бегать по минному полю, пока все не подорвались. Очевидно это было местью за аналогичную практику, которую впервые ввели прибалтийские «полицаи» на этой же местности.

Партизаны 3-й Партизанской бригады Северо-Западного фронта в качестве мести совершали налёты на полицейские гарнизоны деревень Оклад, Радунино, Киверов Пожаревицкого района, расстреливали «полицаев», сжигали их дома, убивали семьи предателей. В марте 1943 года отряд в 300 человек из бригады Ковпака окружил село Кучерово, в котором было 60 «самооборонцев» из местных жителей. «Полицаи» укрылись в здании, тогда партизаны погнали как «живой щит» их близких родственников. В конечном итоге, партизаны подожгли постройку, но много родственников погибло.

Согласно отчёту Ленинградского штаба партизанского движения: «В сентябре 1943 года агентурные работники и разведчики разложили более 10 вражеских гарнизонов, обеспечили переход к партизанам до 1000 человек, кроме того, в сентябре гестапо арестовало 300 человек, которые разложили наши агенты. В октябре агентурными работниками и разведчиками разложены гарнизоны в деревнях Полозово, Уза, Ашево, Самуйлиха, общей численностью – до 700 человек… Разведчики и агентурные работники 1-й партизанской бригады в ноябре 1943 года разложили 6 вражеских гарнизонов в населённых пунктах Баторы, Локоть, Терентино, Полово и направили из них в партизанскую бригаду более 800 человек».

Чуть ранее, в мае 1942 года рота «милиционеров» известного Каминского, находившаяся в деревнях Шемякино и Тарасовка, убила своих командиров и объявила о переходе к партизанам. Каминский совместно с венгерскими частями организовал карательную экспедицию. После тяжелого боя «милиционеров»-перебежчиков, партизан, пришедших им на помощь, против каминцев, последние одержали верх, захватили деревню и принялись её «чистить». Было расстреляно около 150 человек, включая женщин, стариков и детей. Несмотря на тяжёлые репрессии против перешедших к партизанам среди части каминцев, мобилизованных насильно, опять зрели планы о переходе.

В марте 1943 года в бригаде «РОНА» были созданы две подпольные организации. Первую создал начальник Локотского мобилизационного отдела Васильев, командир 1-го батальона Волков и др. Группа включала около 150 человек и готовила восстание с уничтожением верхушки «РОНА». Заговор был раскрыт и заговорщики арестованы. Другой организовал начальник штаба гвардейского батальона «РОНА» старший лейтенант Бабич. Часть заговорщиков была арестована, часть успела бежать.

Схожая ситуация была в Беларуси. Летом 1942 года к партизанам на грузовой машине приехал начальник полицейского отряда Витебской области Ананьев вместе с бургомистром волости Новиковым и тремя «полицаями» привёз много оружия. Нередки были случаи, когда партизаны и «полицаи» договаривались, совместно инсценировали «тяжёлые» бои, после чего коллаборационисты бежали в лес. В Беларуси в Пуховичском районе только за июль 1943 года к партизанам перешло 150 полицейских.

Немцы фиксировали дезертирство «полицаев» и мало доверяли им. В донесении 224-й полевой комендатуры г. Борисова говорилось: «…В последнее время значительно увеличилось количество перешедших к бандитам полицейских, находившихся на опорных пунктах…». Иногда их разоружали из-за боязни попадания оружия к партизанам. Так, в первой половине 1943 года немцы разоружили местную полицию г. Мглина. Таким образом, это для «полицаи» была «подстава» — они так и остались предателями, но защитить себя уже не могли.

Приказ ОКВ от 27 сентября 1943 года рассказывает нам о предательстве в «восточный войсках», однако в полиции всё было схоже. «Случаи бегства, группового перехода на сторону противника, предательских нападений на свои оперативные пункты, выступления против начальников и т.д., происходящие в национальных восточных соединениях среди добровольцев, заставляют принимать строгие и неотложные действенные меры для подавления подобных явлений и наведения порядка в подразделениях, где они возникают…».

Далее следовали «рецепты»: «Случаи открытого возмущения любого вида немедленно подавлять оружием и в корне пресекать… Части, в которых обнаруживается разложение и ненадёжность, необходимо немедленно и безжалостно расформировывать, а личный состав направлять либо в штрафные лагеря для тяжёлой работы, либо на работы в Германию, либо зачислять в другие надёжные подразделения».

Замаравшие кровью соотечественников «полицаи», а также не успевшие убежать, всё же продолжали дезертировать. Украинцы бежали в антисоветское УПА, бороться с немцами и «москалями», а также… со своими неправильными украинцами. Например, из 109-го украинского батальона «Schuma», под командованием сына известного украинского военноначальника времён Гражданской войны, генерала М. Омельяновича-Павленко, в 1944 году в УПА перебежало 200 «полицаев». При этом были убиты все члены другого крыла украинских националистов – «мельниковцы» из ОУН(М).

Во Франции коллаборационисты перебегали к местным партизанам – «маки». Так, украинцы из 118-го батальона «Schuma» перешли к французским партизанам – 500 человек и 3 пушки. После войны из них 350 человек остались во французском иностранном легионе, некоторые вернулись на Родину.

«Полицаи»-палачи старались перебежать к европейским партизанам или сдаться союзникам, затесаться в Европе. Потом под видом «борцов с тоталитаризмом» в годы «Холодной войны» они пробирались в США и Канаду.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Россияне на службе Рейха. Жизнь «замечательных» людей

Новое сообщение ZHAN » 10 ноя 2016, 08:49

Зачем люди придумывают идиотские ужастики и триллеры, ненастоящих киношных героев, когда настоящая реальная жизнь намного страшнее и поучительнее? Биографии «полицаев» тому подтверждение.
Изображение

В Харькове в полиции служил бывший сержант Красной Армии некий Александр Посевин. Свою службу он начал в лагере военнопленных в качестве лагерного «полицая» — «капо». Его приметили, и он поступил в состав харьковского полицейского батальона на командную должность командиром роты. В августе 1942 года этот батальон был сформирован, состав был из военнопленных и местных добровольцев. «Полицаи» проводили облавы, конвоировали арестованных и приводили в исполнение приговоры. Сам Посевин не брезговал лезть в большую яму с расстрелянными и добивать раненных. Он спускался вниз, шагал по трупам, проваливался в пустоты между телами, его подошвы были в каплях крови и мозга, и выискивал ещё живых. Основным местом расстрела был парк в Сокольниках, где было убито предположительно до 400 тыс. человек.

Немцы ушли, а Посевина с собой не взяли. Он затесался среди населения и в 1946 году «оборотился» как демобилизованный сержант в одном из колхозов Драгобычской области. Женился, появился сын, потом пенсия, почёт ветерана. Работал успешно и ему, как хорошо работающему фронтовику, предложили вступить в партию в 1951 году. Бывший палач дорос до депутата сельского совета!!! Вторая половина жизни была очень успешная – уважение и почёт, празднования дня Победы, встречи со школьниками, получение юбилейных медалей.

Но Посевин зарвался – стал требовать Орден Отечественной войны, который ему не вручили (в 1985 году все оставшиеся в живых ветераны ВОВ вне зависимости от ранее полученных наград получили такой орден, было награждено 9 млн. человек). Но в архивах военкомата он числился как без вести пропавший. Стали его трясти, в дело подключился КГБ. В конце концов, предатель был разоблачён и расстрелян.

Служил в местной полиции и бывший панфиловец, участник знаменитого боя у разъезда Дубосеково, Иван Добробабин (Добробаба). Он попал в плен и ради освобождения, поступил в полицию в своём родном селе Перекоп под Харьковом. Дослужился до должности начальника участка. После войны отсидел срок и вернулся в своё село.

Вот ещё интересная судьба, судя по всему, «идейного» противника Советской власти. Из советских документов:
«Юрковский Василий Яковлевич, 1920 года рождения, беспартийный, без определенных занятий, репатриант из Бельгии. Арестован 15 ноября 1949 года. Обвиняется в измене родине. Проживая на оккупированной немцами территории Пинской области БССР, в 1941 году добровольно поступил на службу в полицию, принимал активное участие в карательных акциях против партизан, а также учинял насилие и грабеж над местным населением.

Неоднократно участвовал вместе с немцами в зверском и массовом уничтожении советских граждан. С января 1944 года, бежав в Германию, состоял на службе в центральной группе пропаганды «СС» и принимал активное участие в распространении на фронте фашистских листовок. В 1946 году, находясь в Бельгии, участвовал в создании антисоветской националистической организации «Союз белорусов в Бельгии» и затем являлся председателем «комитета» этой организации, которая вела вражескую работу против СССР».
Скрывшимся бывшим «полицаям» сложновато жить и ныне, после развала СССР. Дело в том, что «полицаев», даже если их тянуть за уши, сложно выдать за «пламенных борцов с тоталитаризмом», как, например, тех же «власовцев» или партизан УПА. Слишком много на «полицаях» крови. Очень редко, но всплывают разоблачения бывших «полицаев», даже сейчас, когда они уже дряхлые старики. Так в 2003 году начался судебный процесс над бывшим «полицаем» — украинцем Осипом Фирищаком, который приехал в Соединенные Штаты в 1949 году и поселился в Чикаго. В 2005 году Фирищак был лишён гражданства, а в 2008 году федеральный иммиграционный суд США отдал распоряжение депортировать его на Украину. Фирищаку к тому времени стукнуло 87-лет.

Благодаря многочисленным документам, которые были обнаружены в украинских архивах, сотрудникам отдела удалось установить, что с 1941-го по 1944 год Фирищак жил во Львове и был «полицаем», помогал нацистам, которые арестовывали евреев и отправляли их в лагеря принудительного труда и смерти. Впрочем, обвиняемый всё отрицает. Надо заметить, что правдоискателями, ищущими бывших палачей по всему миру, являются еврейские организации. Они нанимают частных сыщиков и хорошо платят.

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 44968
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина


Вернуться в Вторая мировая война

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1