Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Кулаки и борьба с ними

Правила форума
Об октябрьской революции и гражданской войне. До образования СССР

Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение ZHAN » 23 июл 2012, 21:41

О кулаках со времён перестройки официально принято говорить со скорбью и придыханием, «как о лучшей части российского крестьянства». Враги советского социализма описывают кулаков как «динамичных и предприимчивых» крестьян. Даже самый беглый взгляд на ситуацию показывает, что все эти утверждения не более чем пропагандистская ложь.
Совершенно другое представление о них было у тех, кто с «самыми работящими» крестьянами сталкивался в реальности. Это была наиболее беспринципная и жестокая часть русского крестьянства. В реальности значительная часть кулаков делали свои состояния не на труде, а на самом гнусном ростовщичестве и подлой эксплуатации своих попавших в трудное положение соседей.
А.Н. Эндельгардт, крупный исследователь русского крестьянства, так описывал «эффективного деревенского собственника», настоящий настоящий кулак выглядит вот так:
«…только в деревне Б. есть настоящий кулак. Этот ни земли, ни хозяйства, ни труда не любит, этот любит только деньги. Этот не скажет, что ему совестно, когда он, ложась спать, не чувствует боли в руках и ногах, этот, напротив, говорит; «Работа дураков любит», «Работает дурак, а умный, заложив руки в карманы, похаживает да мозгами ворочает». Этот кичится своим толстым брюхом, кичится тем, что сам мало работает: «У меня должники все скосят, сожнут и в амбар положат». Этот кулак землей занимается так себе, между прочим, не расширяет хозяйства, не увеличивает количества скота, лошадей, не распахивает земель. У этого все зиждется не на земле, не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздает в долг под проценты. Его кумир - деньги, о приумножении которых он только и думает. Капитал ему достался по наследству, добыт неизвестно какими, но какими-то нечистыми средствами».
Даль в своём словаре даёт следующее определение слова «кулак»: «Скупец, скряга, жидомор, кремень, крепыш; перекупщик, переторговщик, маклак, прасол, сводчик, особ. в хлебной торговля, на базарах и пристанях, сам безденежный, живет обманом, обчетом, обмером; маяк орл. орел, тархан тамб. варяг моск. торгаш с малыми деньжонками, ездит по деревням, скупая холст, пряжу..
«В настоящее время более сильный крестьянин превращается обыкновенно в кулака, эксплуататора своих однообщественников, по образному выражению — мироеда». Вы сильно удивитесь, когда узнаете, кто это написал – Пётр Столыпин.
То есть «кулак» - резко негативное понятие в русском языке тех лет. Сейчас, спустя почти сто лет, бесстыжие люди подменяют значение этого слова, пытаясь представить кулаков всего лишь «зажиточными хозяевами». Но зажиточный хозяин – далеко не обязательно кулак.
Профессор Эмиль Дилон, в 1877-1914 гг. живший в России и которого трудно заподозрить в симпатиях к большевикам писал: "Из всех человеческих монстров, которых мне приходилось когда-нибудь встречать во время путешествия (по России), не могу вспомнить более злобных и отвратительных, чем кулак". Неудивительно, что его мнение разделяло подавляющее большинство русских крестьян. Прозвища кулака в деревне «мироед» и «кровопийца» придумали вовсе не большевики, они появились в народе повсеместно и задолго до Революции, со столыпинской реформы.

Очень характерно, что в секретном документе ОГПУ от 1933 г. созданном на основе анализа преступлений предшествующих лет предназначавшийся для личногосостава спецслужб СССР какой способ хищения хлеба идёт под номером 1: «Хищение хлеба на корню группами в 25–50 человек в ночное время под руководством кулаков и раскулаченных».

Для того, чтобы существовал кулак, необходимо, чтобы существовал бедняк. Совершенно очевидно, что любая реальная забота о бедняке и ликвидации бедности в деревне создавала прямую угрозу кулаку.
«Забота Советской Власти о бедняках была совершенно непонятной кулакам и их «чувству хозяина» и вызывала у кулаков лютую злобу» (Эмиль Дилон).
Это имело не только экономическую, но и мировоззренческую основу. Это борьба своего рода двуногих человекозверей, которыми являлись кулаки против человеческого общества с его пониманием гуманизма и взаимопомощи.
За 10 лет Советской Власти в деревне количество бедняков уменьшилось примерно в 2 раза (с 65 до 35%), то есть происходил весьма быстрый процесс «осереднячивания» деревни, что не оспаривает никто из серьёзных историков. Так, «характерно, что налоги на крестьян во времена НЭПа составляли одну треть от дореволюционных» (Речь идёт о реальных налогах, выплатах и повинностях) Советская Власть очень заботилась о трудовом человеке и крестьянине в частности.
Помощь Советского Государства бедняку (освобождение от налогов, распространение агрономических знаний, кредитование и т.д.) давала эффект, но приводила к тому, что в целом, «бедняк просто больше ел, не увеличивая товарного производства.» (там же)
Единственным вариантом было создание мощной коллективной аграрной индустрии на уровне высшей техники. Как к этой, то есть колхозной идее относились бедняки? Бедняки были очень даже за кооперативную систему «Задолго до сплошной коллективизации бедняк был готов вступить в колхоз.» (Левин)
Советская Власть на удивление долго терпела кулаков.
Кулаки (сельская буржуазия) активно воевали против Советской Власти в Гражданскую, но не столько в составе разнообразных белых армий, сколько в местных бандах различного размера, нередко включавших тысячи штыков и сабель. После войны это оружие, вплоть до пулемётов фактически сохранилось на руках, готовое выстрелить в любой момент.
Кулак представлял собой мощный полукриминальный слой с практически всеобщей круговой порукой «эффективных хозяев». Именно это позволяло ему держать под контролем деревню. Кулацкий террор и вредительство с 1924 года быстро шли по нарастающей, причём агрессивной стороной были именно кулаки. Они решили террором, саботажем и диверсиями сломить Советскую Власть. По сути, это необъявленная гражданская война.
Неразумная мягкость и желание избежать конфликтов лишь распаляли преступников. С врагами этот способ не только не работает, он их поощряет.
Для совершения заранее спланированного преступления нанимается бедняк. Любой бедняк был вечным должником сельских кулаков, по сути, ему настоятельно предложили отработать долги. Никакой речи о раскулачивании нет – в 1924 г.
Все отмечают какую-то нечеловеческую жестокость кулаков.
Они без особых проблем совершали и обычные уголовные преступления, нередко отличавшиеся особым зверством. Показательно, что дед лютой антисоветчицы Екатерины Чумаченко, жены бывшего президента Украины Ющенко в начале 30-х закопал со своими подельщиками в землю заживо односельчанина, обвинив его в краже уздечки.
Получил этот нелюдь за зверское преступление всего 10 лет тюрьмы и успешно вышел на свободу. Да, есть серьёзные претензии к Советской Власти и лично Сталину, что вот такие твари оставались живы.
Это были откровенные лютые враги. Жить с ними рядом, строя при этом новое общество, не было никакой возможности. Они проявляли просто бешеную активность в борьбе против Советской Власти, которую ненавидели до судорог. Тёмные и забитые бедные крестьяне, среди которых кулаки пользовались большим влиянием, как экономическим, так и моральным, нередко «прогибались» перед кулаками.
В унисон с кулаками выступила церковь. Мусульманское духовенство пользовалось влиянием только в местах компактного проживания мусульман. В целом особенно активно боролась с Советской Властью РПЦ.
Церкви нужны были тупые, запуганные, забитые и обманутые крестьяне. Оружием попов было то же, что и всегда – ложь. Не стоит сомневаться, что в случае гибели Советской Власти именно это бы и произошоло и попы были бы в первых рядах карателей. Следует ли осудить действия Советской Власти по отношению к РПЦ? Безусловно. Они были недопустимо мягкими.

С 1925 года из общего числа случаев террора 30 % составили убийства работников низового соваппарта и милиции, 30 % коммунистов и комсомольцев, 15 % на другие слои деревни (главным образом деревенский актив, как правило, бедноту), 15 % - на сельхозкоров. (Там же, Т.3) Резко выросла тяжесть и жестокость кулацких преступлений. Так уже январе 1925 года рост числа особо тяжких преступлений – убийств советских работников, сельхозкоров, коммунистов, комсомольцев и бедноты. Если в 1924 году количество убийств составило лишь 30 %, остальное – зарегистрированные избиения (как правило, зверские), покушения на жизнь, поджоги, угрозы в отношении этих категорий граждан, то в январе 1925 года 47 % преступлений – убийства.
Очень много кулацких преступлений, квалифицировались как «хулиганство», так было меньше проблем для милиции и и ОГПУ (так до 1934 г. назывался НКВД).

В 1926 года чекисты были вынуждены признать, что размах хулиганства принял угрожающие размеры. Кроме зверских избиений неугодных, запугиваний и поджогов, убийств и актов саботажа «хулиганы» начали открыто и очень активно срывать работу общественных и советских органов, начиная от комсомольских собраний и заканчивая даже заседаниями народного суда. Толпа «хулиганов», собранная и руководимая кулаками приходила на суд или заседание сельсовета и в самом лучшем случае срывала его криками, угрозами, переворачивала мебель и т.п., нередко приходила толпа, вооружённая кольями и избивала участников собрания, попутно громя помещение.
В 1926 году объектами террора стали работники советского аппарата – 54%, коммунисты и комсомольцы – 21%, бедняки и середняки – 15%, селькоры – 10%. В среднем, количество покушений в два раза превышало количество убийств. (Там же, Т.4, ч.2)

Зимой 1926–27 гг. в СССР выборы в сельсоветы, которые показали, что кулаки ведут активные попытки поставить под контроль органы местной власти и не останавливаются для этой цели перед террором. Так только январе 1927 г. было зарегистрировано 8 убийств связанных с выборами, были ранены, но остались живы 25 членов избиркомов; 23 работника низовых аппаратов; пятеро коммунистов, комсомольцев и советских активистов. (Там же, т.5) И всё это без учёта поджогов, избиений, запугиваний и незарегистрированных преступлений.

В 1928 году кулачество, усиливает террористическую деятельность против культработников – завклубами, киномехаников, режиссёров сельских театров и т.д., в которых видит угрозу своему доминированию на селе. Картина следующая: работники низового советского аппарата 48,7%, актив бедноты 24,8%, комсомольцы и коммунисты 19%, общественно-культурные организаторы 5,7%, сельские корреспонденты 1,8%. (Там же, Т.6)

В 1928 году на территории РСФСР кулаками было совершено 1307 терактов, в том числе свыше 400 убийств коммунистов, активистов, учителей, милиционеров и трактористов. В 1929 году только в деревнях и селах центральных районов России отмечено 1002 теракта, из них 384 убийства и 141 поджог колхозных построек. В реальности ситуация была намного тяжелее – очень много убийств поджогов и диверсий не фиксировалось из-за слабости правоохранительных органов или было оформлено как несчастные случаи. Кулаки буквально истребляли людей сотнями, тысячами, причём лучших людей.

Спокойно жить с такими «экономически эффективными» гражданами рядом не было никакой возможности. К слову, задолго до массовой коллективизации 1929 года раскулачивание «лучших крестьян» началось на местах – в губерниях и селах, эти решения принимали местные Советы, а то и вовсе крестьянский сход. Нет, вовсе не из-за зависти к успешным соседям, а из-за неспособности «экономически эффективных» мироедов жить по-человечески в русской общине. Высшие партийные органы были категорически против таких действий. Дело приняло настолько серьёзный оборот, что вопрос раскулачивания ставился на высшем партийном органе – Всесоюзном Съезде: Ещё на XV съезде в 1927 году «Была еще раз провозглашена недопустимость раскулачивания.»

Коллективизация вызвала бешеное сопротивление кулаков. Они пошли ва-банк, пытаясь не просто вредить всеми силами и вести пропаганду, а поднимать самые натуральные массовые мятежи и возглавить любое недовольство крестьян.
Уже в 1929 г. в стране было зарегистрировано более 1300 выступлений и мятежей, в них участвовало более 300 тысяч человек.
С января по апрель 1930 года органами ОГПУ было зарегистрировано 6117 антиколхозных выступлений, в которых участвовали 1755300 человек. Количество выступлений впечатляет впечатляет. Однако, это далеко не крестьянская война – в выступлениях приняли участие менее 3% советских крестьян или 5% активного сельского населения. Массовые выступления затронули около 10 тыс. колхозов, что составляло 5% от общего числа колхозов в стране. То есть и речи не может быть о каких-либо всеобщих протестах. На Украине, например, в 1930 г протестные выступления случились в 1000 населённых пунктов. Кажется много? На Украине в те годы было 30 тыс. населённых пунктов, не считая мелких хуторов. То есть ситуация была неприятной и опасной, но не может быть и ни о какой «крестьянской войне», как ни пытались её разжечь кулаки и их союзники.
Наконец, власть начала принимать решительные меры – началось целенаправленное разрушение сложившейся сетевой мафиозной структуры кулаков и лишение её материальной базы, т.н. «раскулачивание». Оно носило вынужденный и фактически стихийный характер. Стало очевидным, что остановить кулацкий террор в условиях всеобщей круговой поруки в среде кулаков в принципе нельзя. Правительство, по сути, поддержало давно вызревшее настроение в народе. Основной причиной была накопившаяся на селе за многие десятилетия взаимная ненависть. Да, это продолжение Гражданской. Тот, кто полагает, что гражданские войны заканчиваются в течении нескольких лет, даже при убедительной победе одной из сторон – весьма простодушный и наивный человек. Гражданская разрубает народ на ненавидящие друг друга части на десятилетия вперёд.
«30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации". ... кулаки были разделены на три категории: первая категория - контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний, вторая категория - остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, третья категория - остальные кулаки. Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение спецтроек ... Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдаленные местности ... на спецпоселение. Кулаки, отнесенные к 3-й категории, расселялись в пределах района ....»
Всего раскулачено было до 600 тысяч кулацких хозяйств, отправлено на поселение за все время ( до 1940 г) 2 293 214 человек– около 500 тысяч семей. По первой категории – организаторы убийств и мятежей и члены их семей было выселено около 50 тысяч – закоренелые убийцы и террористы. Далеко не все лица из первой категории были наказаны, как следовало бы, а были просто высланы, как и их семьи которые активно им помогали в совершении и укрытии преступлений. Показательно, что переселенцы, расселенные в 1930-1931 гг., были освобождены сталинскими изуверами от всех налогов на 3- 4 года. Язык не поворачивается таких преступников «жертвами раскулачивания». Как водится, попадались и невиновные, а также уходили от возмездия преступники. Увы, в той ситуации и при о тогдашнем состоянии правоохранительных органов большего ожидать невозможно.

По сути это было продолжением Гражданской войны, когда удалось наконец окончательно сломить врагов Советской Власти, а на войне как на войне. Необычайный гуманизм И. Сталина следует счесть совершенно неоправданным. Большому числу преступников-кулаков удалось уйти от справедливого возмездия.
Если бы это было бы проведено где-то году в 28 с показательной суровостью и беспощадностью, то удалось бы избежать многих невинных жертв и больших проблем впоследствии.

Кроме понятия «кулак» как в народе, так и руководящих органах существовало определение «крепкий хозяин», это человек, построивший зажиточное хозяйство, но не пользовавшийся кулацкими «кровососными» способами обирания соседей. Он периодически мог использовать наёмный труд и не имел избытка тяглового скота, который сдавал в рент, по крайней мере, в качестве заметного источника дохода. В реальности по глупости или злонамеренно местными властями и односельчанами нелюбимых «крепких хозяев» нередко старались причислить к кулакам. В этом случае, они, как правило, попадали под третью категорию раскулачивания.

Раскулачивание было фактически отдано в руки местных Советов. Опорой Советской Власти в процессе раскулачивания была деревенская беднота и актив деревни. В последние годы появилось большое количество всяких псевдосвидетельств о том, что это якобы было централизованным мероприятием и всем занимались непонятно откуда понаевашие звери-чекисты, а все в селе жалели безвинных жертв-лучших хозяев и т.п.

Однако, численность всех сотрудников ОГПУ, включая надзирателей тюрем, курьеров и работников траспортных отделов на конец октября 1930 года, когда раскулачивание было по большей части закончено, составляла 22180 человек.
При всём своём желании, даже забросив все свои прямые обязанности, они не смогли бы провести раскулачивание в более чем сотне тысяч деревень СССР, даже если бы занимались этим 24 часа в сутки. ОГПУ подключалось к процессам, происходящим в деревне, лишь в самых крайних случаях, когда появлялись серьёзные преступления, банды, крупное количество оружия. Делами с парой обрезов и револьвером занималась местная милиция.
Не могли провести раскулачивание и коммунисты – их было, в среднем по стране, один человек на 4 села.

Практически все неприятности, происходившие при раскулачивании, не «зверства сталинизма», чисто местная самодеятельность, выплескивание копившейся десятилетиями ненависти, которую государственные органы как раз сдерживали, стараясь уменьшить жестокость происходивших событий. Несмотря на строгие указания высших органов Советской Власти об упорядочивании раскулачивания, недопущения жестокости, изъятию личных вещей и недопустимости выселения кулацких семей на улицу, такое встречалось, хотя и не носило всеобщего характера. О безобразиях при раскулачивании секретные государственные документы тех лет, опубликованные недавно, говорят как об исключительных случаях, описывая каждый случай по отдельности. То есть нет и речи о повальности такой практики. Если бы централизованно не подавлялась ненависть народа к кулакам и не сглаживались эксцессы, то процесс раскулачивания был бы несравненно более жестокие формы. В целом, поток народной ненависти удалось ввести в более-менее пристойное русло.

Кулаки получили то, что заслужили, даже можно сказать – с ними обошлись неоправданно мягко.

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Виталий+++++ » 24 июл 2012, 03:26

Ложь и пропаганда. Победителей не судят, так ведь господа-товарищи?
Виталий+++++
допризывник
 
Сообщения: 8
Зарегистрирован: 07 июл 2012, 11:43
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Полковник » 24 июл 2012, 07:47

Я тоже считаю, что все, что делалось плохого на деревне, делалось руками местных же жителей-активистов, можно сказать соседей. Зачастую это было простым сведением счетов.
Не все то золото, что блестит.
prof-teplo.com.ua
Полковник
допризывник
 
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 08 июл 2012, 05:44
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение ZHAN » 24 июл 2012, 11:45

Но кулачество, как явление, было и до революции. Согласны?
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение fudimsim » 24 июл 2012, 12:42

Вы правы наполовину. Действительно кулаки были и до революции и они действительно были "сельскохозяйственными капиталистами". При этом огромное количество земли крестьянам не принадлежало, ими владели помещики. После революции в 1917-18 ЭТИ земли были у помещиков забрана и ПОРОВНУ разделена между крестьянами. (ЗЕМЛЯ КРЕСТЬЯНАМ!). Именно тогда произошло деление на бедное и зажиточное крестьянство (ЗК), уже через пару лет. И Вы правы что была разница между кулаками и зажиточным крестьянством, только её не видели те кто раскулачивал. И дело даже не в завистливых бедняках. Деление было не между бедными и богатыми, а между личным и общественным хозяйствами. Т.е. конечно вначале забирали у богатых (у бедных ведь нет ничего) и не смотрели ты кулак или ЗК, а затем делали просто. Если ты с радостью отдаешь все свое в колхоз – молодец, а если нет – то ты кулак (даже если ты ЗК) . Как результат, уничтожение на корню все работящее российское крестьянство
Есть разница между пустым кувшином и полным вина?
Нет. Пока не посмотришь во внутрь!
Аватара пользователя
fudimsim
старшина
 
Сообщения: 1669
Зарегистрирован: 20 июл 2012, 12:50
Откуда: Израиль
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Альберт » 24 июл 2012, 13:21

Я сегодня этих самых кулаков вижу каждый день за рулём лёксусов и крузаков.
Аватара пользователя
Альберт
старший сержант
 
Сообщения: 1106
Зарегистрирован: 07 июн 2012, 17:20
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение ZHAN » 24 июл 2012, 13:51

Альберт писал(а):Я сегодня этих самых кулаков вижу каждый день за рулём лёксусов и крузаков.

Раскулачиванием заняться не хочется? :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение fudimsim » 24 июл 2012, 15:35

Вопрос не в том есть или нет кулаки, а в том есть ли зажиточные крестьяне?
Есть разница между пустым кувшином и полным вина?
Нет. Пока не посмотришь во внутрь!
Аватара пользователя
fudimsim
старшина
 
Сообщения: 1669
Зарегистрирован: 20 июл 2012, 12:50
Откуда: Израиль
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение osia » 24 июл 2012, 18:40

В 1927 году кулацко-зажиточная верхушка деревни владела почти третьей частью стоимости всех сельскохозяйственных средств производства, тогда как бедняки, составлявшие примерно треть крестьянских хозяйств, располагали всего 5-7 процентами (остальная их часть находилась в руках середняцкой части деревни). Малоимущие крестьяне не могли прокормиться за счет собственных хозяйств и вынуждены были сдавать свою землю в аренду зажиточным, наниматься к ним в качестве батраков. Кулацко-предпринимательские элементы во все возрастающей степени концентрировали в своих руках средства производства, землю (арендуя ее у бедняков), развертывали подсобные производства, занимались ростовщичеством, диктовали маломощным крестьянам кабальные условия при временном предоставлении им рабочего скота и инвентаря.
Отставание государственной промышленности, рост безработицы в городах, аграрное перенаселение и социальное расслоение в деревне порождали сеть взаимосвязанных диспропорций, способных привести к серьезному хозяйственному кризису.
Первые симптомы такого кризиса обнаружились уже в 1925 году. Быстрый темп накопления капиталов у кулацких элементов деревни и нэпманских элементов города стал задерживать развитие государственного сектора экономики. Поскольку зажиточные слои деревни отказывались продавать государству хлеб по твердым ценам, оно не получило запланированного для экспорта количества хлеба и оказалось вынужденным сократить импорт машин и оборудования.
Политика административного снижения цен еще более усугубляла дефицит и увеличивала разрыв между государственными и свободными ценами, приводила к обогащению частных торговцев - посредников, в руках которых находилось 40 процентов розничного товарооборота. В то же время эта политика вела к снижению прибыли промышленных предприятий и тем самым препятствовала повышению заработной платы рабочих и расширению индустриального сектора. Между тем, нужда в накоплениях промышленности резко возрастала, так как к 1925/26 хозяйственному году в основном завершилось восстановление старых предприятий и начало разворачиваться новое индустриальное строительство. Возникшие в связи с этим хозяйственные диспропорции внешне погашались с помощью возрастающей государственной эмиссии.
"администрация все больше стремится к установлению своей неограниченной власти на предприятиях. Прием и увольнение рабочих на деле в руках одной администрации. Между мастерами и рабочими устанавливаются нередко отношения дореволюционного порядка". В условиях растущей бюрократизации профсоюзов "самодеятельность профессионально-организованных рабочих масс заменяется соглашением секретаря ячейки, директора завода и председателя фабзавкома". В составе выборных руководящих органов производственных профсоюзов доля рабочих с производства и беспартийных рабочих-активистов ничтожна мала (12 - 13 процентов). Громадное большинство делегатов профсоюзных съездов - люди, уже оторвавшиеся от производства.
Уже весной 1926 года почти 60 процентов товарного зерна оказалось в руках 6 процентов крестьянских хозяйств.
1927 году у зажиточных слоев деревни скопилось значительное количество бумажных денег, на которые они не могли приобрести нужные товары. Поэтому они не спешили продавать хлеб государству по установленным им заготовительным ценам. Относительно небольшой сельскохозяйственный налог они могли уплатить за счет продажи второстепенных продовольственных продуктов и технических культур, отложив продажу зерна до весны, когда цена на него возрастет.
Товарные запасы зерна, находившегося в руках государства, были исчерпаны. Возрастающие трудности со снабжением привели к тому, что даже в Москве (не говоря уже о провинции) в конце 1927 года в продаже не стало чая, мыла, масла, белого хлеба....
P.S. Странно, что в то время с кулаками не так жёстко расправлялись...
Не будь тьмы, скорость света равнялась бы нулю.
Аватара пользователя
osia
старшина
 
Сообщения: 1580
Зарегистрирован: 16 июл 2012, 16:33
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Буль Баш » 24 июл 2012, 19:58

fudimsim писал(а):Вопрос не в том есть или нет кулаки, а в том есть ли зажиточные крестьяне?

Зажиточные крестьяне в отличие от кулаков сами работали а не пользовались трудом батраков.
Их тоже в основном загнали в колхозы. А некоторых и репрессировали. Все зависело от их отношений с местной властью.
Могу с уверенностью сказать что сейчас такие есть.
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 13849
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение konde » 25 июл 2012, 10:25

/Но кулачество, как явление, было и до революции/;
- Есть разница между "кулаком" империи и начала периода Советов, и "кулаком" нынешних дней. Пример дам, что есть "кулак нашего времени". Во время перестройки, 90-е года 20 столетия, один мой знакомый хвастался что ему удалось заполучить крупный кредит в банке. Я тоже занимался предпринимательством и знал что получить такую крупную суму денег очень трудно. Он же, по секрету, признался что зарезав двух свиней и погрузив в прицеп, к Жигулям, отнес в столицу где их и отдал "кредитору", то есть работнику банка который, в тот же день и вручил ему чек на очень крупную суму денег. Тогда же счастливый обладатель кредита скупил у себя мельницу, фактически на которую уже претендовал прежний до советской власти владелец но который "благодаря" принятым мерам новых законодателей добиться успеха не мог, и на основании сего "частного имущества" мой знакомый стал так сказать "кулаком". Но кредит он получил ведь во первых нечестно, в то время как остальные, рассчитывающие на более мелкие сумы, остались фактически в "бедняках". В империи же, после Александра III и Столыпина деревне уделяли внимание иное почему и следили да бы и порядок был. Как по вашему, через кого? Через сами местные власти - общины сельские. Вот от этих и зависило кому на деревне быть "кулаком" а кому в "бедняках" остаться, вина же последних была разнообразна, от пьянства до "политики" и неумения так сказать вести себя в общине.
Аватара пользователя
konde
сержант
 
Сообщения: 756
Зарегистрирован: 07 май 2012, 11:48
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение ZHAN » 25 июл 2012, 12:02

konde писал(а):Есть разница между "кулаком" империи

Интересно, кулаки империи появились до начала Столыпинских реформ, разрушения общины?
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Евдокия » 16 мар 2013, 04:02

ZHAN писал(а):личных вещей и недопустимости выселения кулацких семей на улицу, такое встречалось, хотя и не носило всеобщего характера. О безобразиях при раскулачивании секретные государственные документы тех лет, опубликованные недавно, говорят как об исключительных случаях, описывая каждый случай по отдельност

Когда я читаю такие статьи,ощущаю,как слюна брызжет со страниц.
Семью моей мамы причислили к "середнякам".Она рассказывала,как однажды,зимним утром,в дом вошла толпа"голыдьбы".Они скидывали с себя рванные одежды и передоевались в их одежды.Забрали всё,в том числе и скотину.Оставили по одной ложке,на каждого члена семьи,и сказали,что теперь все будут жить в коммуне,питаться в столовой.Быстро распалась эта коммуна- скотина,от плохого ухода, погибала,(тем,у кого забрали скотину,не разрешали за ней ухаживать)продукты быстро закончились-беднота большую часть растащила по своим домам.Наступил голод,аресты(за колоски и сбор с полей оставшейся в зиму в земле мороженной картошки).
Легко судить,когда лично нас это не касается.А если сейчас в дом ворвуться "бомжи" и станут нас грабить,руководствуясь законом новой власти,я думаю,что и каждый из нас кинется всякими средствами защищать свой дом.
Ах,как легко любить,как трудно ненавидеть!
Аватара пользователя
Евдокия
прапорщик
 
Сообщения: 3186
Зарегистрирован: 09 янв 2013, 07:57
Откуда: Комсомольск-на-Амуре
Пол: Женщина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Тролль » 16 мар 2013, 16:42

У нас неподалеку от города есть поселок, вот туда выселяли репрессированных, в том числе и раскулаченных, до сих пор в лесу можно наткнуться на следы землянок, а в глубине леса есть кладбище, о нем знают старожилы, иногда приносят цветы, но ни одна могила не отмечена, тогда прод страхом расстрела нельзя было даже крест поставить, сейчас они просто не нужны, кто то помнит и без них о трагедии и приносит цветы, кто то просто о ней никогда не слышал.
Если кто то думает, что я плохой, он ошибается.

Я еще хуже.
Аватара пользователя
Тролль
старшина
 
Сообщения: 2911
Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 15:51
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение ZHAN » 16 мар 2013, 22:43

Были перегибы, но были и настоящие кулаки.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Тролль » 17 мар 2013, 13:15

ZHAN писал(а):Были перегибы, но были и настоящие кулаки.


моего прадеда признали кулаком, правда он сумел бежать, вместо Сибири уехал за Екатеринбург, где и осел со своим семейством. Позже собирая историю семьи по архивам и воспоминаниям, мне довелось услышать о своем предке следующее - он имел батраков, для обработки земли. Звучит конечно, мол богатенький, на него нищие спину гнули, землю за него и его семью обрабатывали, но есть одно но, в семье он был единственным мужчиной, кормить приходилось 14 ртов, как в таких условиях не нанять работников, девчонку то за плуг не поставишь и молотом она махать не станет, а хозяйство было огромным, 10 лошадей, 12 коров, огромный огород, деревянный дом - пятистенок, в котором позже расположилась местная школа, собственная маленькая кузница, в ней чинили плуги, подковывали лошадей и так далее. Не знаю кто мешал остальным пойти в лес, что в 300 метрах от деревни и срубить сосны для дома, кто мешал накопать глины и сложить печь, прадед клал печи сам, очень неплохо зарабатывая на этом.
Если кто то думает, что я плохой, он ошибается.

Я еще хуже.
Аватара пользователя
Тролль
старшина
 
Сообщения: 2911
Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 15:51
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение ZHAN » 17 мар 2013, 13:28

ZHAN писал(а):А.Н. Эндельгардт, крупный исследователь русского крестьянства, так описывал «эффективного деревенского собственника», настоящий кулак выглядит вот так:
«…только в деревне Б. есть настоящий кулак. Этот ни земли, ни хозяйства, ни труда не любит, этот любит только деньги. Этот не скажет, что ему совестно, когда он, ложась спать, не чувствует боли в руках и ногах, этот, напротив, говорит; «Работа дураков любит», «Работает дурак, а умный, заложив руки в карманы, похаживает да мозгами ворочает». Этот кичится своим толстым брюхом, кичится тем, что сам мало работает: «У меня должники все скосят, сожнут и в амбар положат». Этот кулак землей занимается так себе, между прочим, не расширяет хозяйства, не увеличивает количества скота, лошадей, не распахивает земель. У этого все зиждется не на земле, не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздает в долг под проценты. Его кумир - деньги, о приумножении которых он только и думает. Капитал ему достался по наследству, добыт неизвестно какими, но какими-то нечистыми средствами».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Кулаки и борьба с ними

Новое сообщение Буль Баш » 17 мар 2013, 16:53

Местная голытьба просто воспользовалась названием кулак чтобы пограбить. :D
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 13849
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Царский министр о кулачестве

Новое сообщение ZHAN » 31 май 2013, 10:44

Текст был опубликован в 1892 году. Его автор, Алексей Сергеевич Ермолов — отнюдь не революционер, два года спустя он станет министром земледелия и государственных имуществ.

В тесной связи с вопросом о взыскании упадающих на крестьянское население казённых, земских и общественных сборов и, можно сказать, главным образом на почве этих взысканий, развилась страшная язва нашей сельской жизни, в конец её растлевающая и уносящая народное благосостояние, — это так называемые кулачество и ростовщичество.

При той безотлагательной нужде в деньгах, которая является у крестьян, — для уплаты повинностей, для обзаведения после пожара, для покупки лошади после её покражи, или скотины после падежа, эти язвы находят самое широкое поле для своего развития. При существующих, установленных с самыми лучшими целями и, быть может, вполне необходимых ограничениях в отношении продажи за казённые и частные взыскания предметов первой потребности крестьянского хозяйства, а также и надельной земли, правильного, доступного крестьянам кредита не существует вовсе.

Только сельский ростовщик, обеспечивающий себя громадными процентами, вознаграждающими его за частую потерю самого капитала, приходит ему на помощь в случаях такой крайней нужды, но эта помощь, конечно, дорого обходится тому, кто к ней раз обратился. Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти никогда не может выбраться из той петли, которою тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения.

Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака. Известно, что помещику при взысканиях с крестьян, по исполнительным листам, за самовольный уход с работы, за невыполнение принятых на себя обязательств и т.п., в огромном большинстве случаев оказывается совершенно невозможным что-либо с них получить, — многие считают даже излишним обращаться в подобных случаях к суду. Но сельский ростовщик и без суда всегда с лихвою вернёт себе своё, не теми, так другими способами, не деньгами, так натурой, зерном, скотиной, землёй, работой и т.п.

Впрочем, сельские ростовщики умеют обставлять свои операции таким образом, что и суд, по крайней мере прежний мировой гражданский суд, стоявший на почве формальных доказательств, обыкновенно являлся на помощь сельскому ростовщику в его хищнической деятельности разорения крестьянства. Весьма естественно, что крестьянин, незнакомый с обрядовой стороной судопроизводства, запутываемый разного рода, большею частию непонимаемыми им самим, обязательствами, на суде оказывался бессильным доказать свою, если не формальную, то фактическую правоту, и суд нередко присуждал с него взыскание, в 5-10 раз превышавшее размер действительно должной им суммы.

Действуя векселями, неосторожно ему выданными и вооружась исполнительными листами, которых очень часто суд не вправе не выдать, сельский ростовщик в то же время развращает, спаивает слабых членов зажиточных семей, опутывает их фиктивными долговыми обязательствами, выданными на сумму в 10-20 раз большую против действительного долга, и разоряет массы крестьян в самом полном смысле этого слова. Трудно поверить, до каких размеров доходят те проценты, которые взимаются с крестьян за ссуженные им деньги и которые находятся главным образом в зависимости от степени народной нужды.

Так, в летнее время, особенно в виду благоприятного урожая, ссуда даётся не более, как из 45-50% годовых, осенью те же кредиторы требуют уже не менее 120%, а иногда и до 240%, причём очень часто обеспечением служит залог крестьянских душевых наделов, которые сами владельцы арендуют потом у своих же заимодавцев. Иногда земля, отобранная заимодавцем за долг по расчёту 3-4 р. за десятину, обратно сдаётся в аренду владельцу её за 10-12 рублей.

Однако, и такие проценты в большинстве случаев признаются ещё недостаточными, так как сверх того выговариваются разные работы, услуги, платежи натурою, — помимо денежных и т.п. При займах хлебом — за пуд зимою или весною, осенью возвращается два. Оценить всё это на деньги — весьма трудно, тем более, что счёты должника со своим кредитором обыкновенно так запутаны, — (большею частью умышленно запутываются последним), — что разобраться в них почти невозможно.

В последние годы особенно распространяется кредит под залог имущества, причём ростовщик не брезгает ничем, — в дело идут и земледельческие орудия, и носильное платье, и хлеб на корню, и даже рабочая лошадь и скот. Когда же наступает время расплаты и крестьянину платить долга нечем, то всё это обращается в продажу, а чаще уступается тому же кредитору, причём он же назначает и цену, по которой заложенная вещь им принимается в уплату долга, так что часто, отдав залог, крестьянин остаётся по прежнему в долгу, иногда в сумме не меньшей, против первоначальной цифры долга. Местами, обязательные работы крестьян-должников на кулака-кредитора принимают характер совершенной барщины, ещё гораздо более тяжёлой, нежели прежняя господская, потому что в прежнее время помещики были заинтересованы в сохранении благосостояния своих крестьян, теперешнему же кулаку-кредитору до них никакого дела нет.

Обыкновенно, эти сельские ростовщики начинают свою деятельность с занятия виноторговлею, которая представляет столько удобных способов для разживы на счёт крестьян. Тут, конечно, тоже со стороны закона есть весьма целесообразные, по мысли, ограничения, — запрещено продавать вино в долг, под залог хлеба или вещей, под будущие работы, — запрещено расплачиваться вином за исполненные работы и т.п. Но едва ли нужно говорить о том, что все эти благодетельные ограничения остаются мёртвою буквою, так как уследить за исполнением их очень трудно, да и некому.

Более того, судом же очень часто взыскиваются деньги, которые крестьяне остаются должными кабатчику, — в действительности за вино, — а на бумаге, за разные, будто бы, купленные у него же товары или продукты. Известно, что большею частью кабатчик является в то же время и лавочником, и съёмщиком земли, и ссыпщиком хлеба, и прасолом, т.е. скупщиком скота и разного другого крестьянского товара, — так как одна торговля вином, в особенности правильная, без всех этих так сказать подспорных её отраслей, далеко недостаточна для удовлетворения его стремлений к наживе.

Известно также, что многие крупные теперь состояния обязаны своим происхождением именно такой кабацкой торговле, а некоторые именитые впоследствии купцы начинали с того, что были сидельцами или так называемыми подносчиками в кабаке или трактире. В уездных городах и в крупных селениях едва ли не все лучшие дома принадлежат теперь виноторговцам, или лицам, которые положили начало своему состоянию виноторговлею в связи с кулачеством. Для человека, не останавливающегося ни перед какими средствами, не много денег нужно, чтобы начать свою деятельность, но, конечно, нужны известного рода смётка, ловкость, изворотливость, особенно на первых порах, пока положение ещё шатко и кулак не оперился, не забрал силы, не заручился нужными связями.

Эти связи всего легче заводятся и эти силы всего более укрепляются тогда, когда такой кулак находит возможным забрать в свои руки власть. От этого многие из них, особенно из числа начинающих, всячески стремятся пробраться на такое место, которое бы давало им силу и влияние, — например, добиться выбора в волостные старшины, что иногда, — особенно в прежнее время, до введения земских начальников, — им и удавалось.

А раз попадала в руки власть, крылья развязывались и можно было зайти далеко, поприще впереди раскрывалось широкое. Едва ли нужно останавливаться на том, какое растлевающее влияние на сельскую жизнь вносило появление подобного деятеля в должности начальника и какие результаты могли при этом получиться. За невозможностью попасть в старшины, можно помириться и на другой должности, даже и не сопряжённой с фактической властью, как например, должность церковного старосты, или так называемого ктитора, лишь бы выбраться из общего уровня и стать на более видное место, откуда легче бывает обделывать всякие дела.

И надо отдать справедливость некоторым из таких дельцов, — из них выходили иногда старосты очень хорошие, заботливые, которые радели о церкви и способствовали по мере сил её благолепию, не останавливаясь даже перед довольно крупными пожертвованиями из собственных средств. Быть может, тут отчасти влияло желание хотя немного замолить перед Господом те грехи, которые невольно чувствовались на душе, причём, однако, эти пожертвования и эти замаливания иногда отнюдь не останавливали дальнейшей мирской деятельности такого радетеля в прежнем направлении, но это объяснялось ими обыкновенно тем, что силён враг рода человеческого …

Те же сельские кулаки состоят, как сказано, большею частью и местными торговцами, они же скупают или берут у крестьян за долг их хлеба, табак, шерсть, лён, пеньку и другие продукты. Характер их деятельности в этом отношении также достаточно известен. Не говоря уже про те низкие цены, по которым они принимают от крестьян их произведения, тут пускаются в ход все обычные у таких скупщиков приёмы — обмеривание, обвешивание, заманивание во дворы, с неправильными потом расчётами, покупка на дороге, у въезда в город, у придорожного трактира, с соответственным угощением и т.п.

Нередко, крестьянам, приезжающим на базар со своими продуктами, даётся цена, значительно низшая, против существующей — при обычных в подобных случаях стачках между покупщиками; — затем при приёме, — кроме нередкого установления совершенно произвольной единицы меры, вроде четверти в девять мер, берковца в 14 пудов или пуда в пятьдесят фунтов, — самое измерение производится неверными мерами, фальшивыми гирями и т.п. Известно, что нередко даже клеймённые меры весы бывают неверны. В городах, где производится проверка мер, можно заказать себе и представить в городскую управу для наложения клейма специальные меры для покупки и специальные для продажи. А раз на мере или гире имеется установленное клеймо, доказать её неверность почти невозможно и, конечно, ни один крестьянин об этом и не подумает, только недоумевая, отчего при ссыпке хлеба вышла такая большая разница, против его собственного измерения, дома, и нередко, в простоте души, приписывает эту разницу своей же собственной ошибке.

Эти приёмы обманывания крестьян при покупке у них хлеба в значительной степени поддерживаются существующим ещё во многих местах России обычаем покупки хлеба не на вес, а на меру. Вероятно, этот обычай и сохраняется ссыпщиками хлеба, особенно при покупках у крестьян, потому что при покупке на меру гораздо легче обмерить продавца так, что он этого и не заметит. Известно, что тут большое значение имеют различные приёмы насыпки, — в одну и ту же меру можно поместить и более, и менее хлеба, смотря по тому, как насыпать, к тому же насыпают иногда не под гребло, а с верхом, горою, сколько может удержаться, да и при сгребании можно греблом вдавить в меру известное количество хлеба. Мера, большею частью, для удобства ссыпки, подвешивается на верёвке и тут, известного рода приёмами постукивания, можно заставить хлеб улечься плотнее.

У многих хлеботорговцев есть для ссыпки хлеба у крестьян особые приказчики — настоящие виртуозы по этой части. Замечательно, что приёмы деятельности деревенских скупщиков хлеба бывают чрезвычайно разнообразны и очень часто варьируют, так, чтобы ещё больше запутать и заманить крестьянина. Так, бывают случаи, когда скупщики покупают крестьянский хлеб дороже существующих цен, — дороже, чем они же покупают его у помещиков, — дороже, чем потом сами его продают. Расчёт при этом оказывается различный — иногда это делается для того, чтобы привлечь массу продавцов и потом, когда съедется множество крестьян с хлебом, разом уронить цену вдвое; иногда цель заключается в том, чтобы ещё шире пустить в ход приём обмеривания, рассчитывая на то, что крестьянин, обрадованный высокою ценою, будет менее внимательно следить за приёмкой. Одним словом, различных способов очень много, но все они, конечно, к явной невыгоде крестьянина и к вящей прибыли ссыпщика, который, накупив крестьянского хлеба, потом уже обходит помещичьи партии, прямо заявляя иногда, что хотя у помещиков хлеб качеством и лучше, но ему не сподручно его покупать.

Такие же приёмы обмеривания и обмана крестьян в широких размерах практикуются на мельницах, при размоле крестьянского хлеба. Помимо назначения за размол совершенно произвольного вознаграждения, которое получается обыкновенно натурою — зерном или мукою, хлеб, поступающий в размол, очень часто вовсе не меряется, а прямо с воза пускается под жёрнов, а потом крестьянину сдаётся мукою столько, сколько заблагорассудит хозяин мельницы, да и из этого ещё количества удерживается плата за помол.

Для устранения таких искусственных и почти неуловимых способов обманывания крестьян, было бы весьма желательно ввести повсеместно обязательную продажу и покупку хлеба, а также приём его на мельницы, не иначе, как на вес, и, вместе с тем, воспретить всякие другие произвольные единицы веса, кроме установленных законом. Это было бы полезно и в том отношении, чтобы устранить существующие в настоящее время различные на этот счёт в разных местах обычаи, которые только затемняют дело в глазах не только крестьян, но даже и помещиков, для которых, благодаря этому, терминология разных рынков является непонятною.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Царский министр о кулачестве (окончание)

Новое сообщение ZHAN » 31 май 2013, 10:46

Известно, что даже в Петербурге на бирже хлеб до сих пор продаётся и котируется то на меру, то на вес, что представляется крайне неудобным. Вместе с тем, настоятельно необходимо упорядочить дело поверки мер и весов, взяв это дело из рук Городских Управ, которые с этою чисто техническою задачею, требующею внимания и аккуратности, решительно справиться не могут. В управах, как известно, поверкою и клеймением мер и весов занимается обыкновенно какой-нибудь сторож, нередко безграмотный, который заклеймит всё что угодно.

Известно, что со времени освобождения крестьян и по мере ослабления, оскудения старо-дворянского элемента, масса помещичьих имений и земель перешла в руки купцов, мещан и вообще всяких разночинцев. Отнюдь не ставя вопроса на сословную почву и не отвергая того, что между этими новыми землевладельцами есть лица, серьёзно принявшиеся за хозяйство, обладающие солидными капиталами и потому могущие поставить дело на самую правильную почву, — нельзя, однако, скрывать от себя и того, что такие лица составляют, к сожалению сравнительно редкое исключение.

В большинстве случаев покупщиками или арендаторами помещичьих, или съёмщиками государственных земель являются те же, уже более или менее разжившиеся, кулаки, — имеющие в виду при этом ничто иное, как те же цели спекуляции или дальнейшей наживы на счёт, сперва естественных богатств купленного или арендованного имения, а потом на счёт окрестного сельского населения, которое при этом ещё скорее и ещё вернее поступает к ним в кабалу. Начинает такой землевладелец или арендатор, — если только он не связан слишком строгим контрактом и за ним не следят упорно, — с разорения усадьбы, которая продаётся на снос, — вырубки сада и свода лесов, причём этим способом нередко покрывается вся заплаченная за имение сумма и земля достаётся новому владельцу — даром.

Одновременно с этим распродаются скот и хозяйственные орудия, потому что новый владелец обыкновенно или вовсе хозяйства вести не намерен, или имеет в виду производить запашку и уборку наймом, по более дешёвой цене, рассчитывая на подневольный для него труд своих же прежних должников крестьян. Если есть в имении целинная степь или вековая залежь, она распахивается; то же делается и с землёю из-под вырубленного леса или сада; если есть пруды — они спускаются, чтобы на месте их посеять коноплю или просо.

Но это только, так сказать, приступ к делу, начало работы, — это снимание пенок с приобретённого имения, которое иногда бывает настолько выгодно, особенно, если дело касается арендованного имения, что потом его можно бросить, или возвратить хозяину, якобы по невыгодности аренды, хотя бы даже с уплатою договорённой по контракту неустойки, если владелец был настолько осторожен, что ввёл её в условие при заключении договора. Но если земля остаётся за новым владельцем, если арендная цена сама по себе не высока, то большею частью начинается подесятинная раздача земли крестьянам, причём цены бывают, конечно, тем выше, чем более крестьяне нуждаются в земле.

Так, самыми выгодными считаются в этом отношении те имения, которые находятся в такой местности, где большая часть крестьян сидит на даровом наделе и где им некуда бывает иногда выгнать корову или выпустить курицу, без того, чтобы она не попала на чужую землю. При таких условиях всё умение «хозяйничать», заключается в умении эксплуатировать нужду и бедность окрестного населения. Не даром между такими хозяевами-кулаками сложилась циническая поговорка, хорошо характеризующая их взгляд на дело и их образ действия. Восхваляя друг перед другом поле своей деятельности и рисуя выгоды приобретённых ими владений — «сторона у нас богатая», говорят они, «потому — кругом народ нищий»…

Наряду с подесятинной сдачей земли крестьянам, — конечно, с уплатою денег «до снопа», т.е. до своза хлеба с полей, и если без задатков, то иногда с залогом от крестьян-съёмщиков, — хотя бы в виде зимних полушубков, которые до осени складываются в амбаре у сдатчика, — начинается иногда буквальная борьба с соседями из-за потрав, из-за крестьянского скота, борьба, которая иногда принимает характер настоящей травли.

Наём под работы, если не вся земля разбирается крестьянами, производится, конечно, с зимы, причём выдача задатков, — а иногда, надобно сказать правду, — и всех денег вперёд, обыкновенно пригоняется к тому времени, когда с крестьян сбирают подати и когда, следовательно, можно нанять дешевле. Когда же крестьяне выезжают летом на работы, которые большею частью оплачиваются издельно, от десятины, — придумываются особые, произвольной меры десятины, которые иногда умышленно нарезываются такими причудливыми формами, такими «вавилонами», что крестьяне решительно не могут смекнуть, сколько именно земли им отведено под работу. При найме крестьян на работу с платою от десятины, десятина обыкновенно считается сороковая, хозяйственная; при сдаче тем же крестьянам той же земли в наём — принимается десятина казённой меры, тридцатная.

Во многих местах — это уже такой обычай, который всем известен и в котором, по крайней мере, обмана нет, потому что дело ведётся начистоту. Но вот что нехорошо, и чем однако многие не брезгают: для отмеривания земли употребляются обыкновенно или мерные цепи, или чаще сажени. Одна цепь, или сажень, хозяйственная, заказывается подлиннее, — чтобы захватывала побольше земли, — это, когда земля отмеривается крестьянам под работу. Другая цепь, или сажень, — покороче, — употребляется тогда, когда земля отводится крестьянам, снявшим её в наём под распашку и посев. В обоих случаях выгоды «хозяина», таким образом, соблюдены вполне, а крестьянину, конечно, невдомёк, да если он и догадается, что что-то не ладно, то большею частью спорить не станет, потому что «за всякою малостью не угоняешься, известно, дело хозяйское».

Но бывает и хуже. Бывает и так например, что в горячее рабочее время, особенно когда пошлёт Бог урожаю, а народу мало и цены на уборку растут, какой-нибудь один такой хозяин объявляет вдруг при найме на базаре, где бывает много всякого пришлого люда, цену такую несообразно-высокую и заманчивую для крестьян, что народ к нему валом повалит. Вслед за этим и все другие вынуждены повысить цену на работу, чтобы не остаться совсем без рабочих, не смотря на то, что цена иногда совершенно невозможна по своей высоте. Когда же приходит время к рассчёту, первый, поднявший цену, хозяин, у которого, конечно, раньше всех хлеб убран и свезён, просит повременить, пообождать с рассчётом, так как у него сейчас денег нет.

Рабочие сначала пошумят немного, а потом поневоле соглашаются. Проходит неделя, другая, — приезжают за деньгами, но денег всё нет, просят подождать, пока продастся хлеб. Наконец, и хлеб продан, а рассчёта всё нет, — и так идёт время до тех пор, пока рабочим предложат — грех пополам, взять половину денег, а остальное скостить, — и рад бы хозяин отдать всё, да денег нет, времена стоят тяжёлые, хлеб дёшев, в торговле заминка. Рабочие и тут опять пошумят, и о Боге напомнят, но в конце концов и на это соглашаются, разве иногда выторгуют у хозяина ещё какую нибудь прибавку, да с тем и уезжают, до следующего года, когда опять попадают на ту же удочку. Соседи же такого хозяина-кулака, ведущие дело по Божьему, наняли рабочих по цене, поднятой вследствие описанной проделки до невозможного размера, и расплатившись с ними как было условлено, сводят хозяйственный год с дефицитом, потому что низкие продажные цены на хлеб действительно не оплачивают повышенных цен на работу.

Таковы приемы и таковы результаты хозяйственной деятельности кулаков-землевладельцев или арендаторов, заменивших прежних помещиков, которых нередко обвиняют в том, что они оскудели, потому что не сумели примениться к «новым условиям землевладения». С другой стороны там, где дворянский элемент сохранился сильнее, где меньше имений, перешедших в руки купцов и кулаков, там крестьянину живется легче, там меньше простору хищничеству ростовщиков, там правильные, человечные и нормальные отношения между землевладельцами и крестьянами, между нанимателями и рабочими, там до сих пор твердо сохраняется убеждение, что богатство и сила страны — в богатстве и силе народа, а никак не наоборот. По мере же разорения и исчезновения коренного дворянского элемента, слабеет, истощается крестьянское население, не находящее себе ни поддержки, ни защиты в сменяющих его разношерстных элементах. Это факт, подтверждаемый многими исследователями нашего сельского быта, даже из числа тех, которые может быть и желали бы видеть дело в ином свете.

Такова еще одна темная сторона нашей современной сельской жизни, в которой, наряду с возрастающей бедностью крестьян, получают все больший простор алчные стремления описанных выше хищников, большая часть которых, — надобно сказать правду — вышла из среды тех же крестьян, но которые, как говорят их прежние односельцы, «забыли Бога». Выше приведенных фактов достаточно, чтобы показать, на сколько было бы важно урегулировать эту сторону дела, положить конец зловредной деятельности сельских ростовщиков, кулаков и скупщиков, хотя эта задача крайне трудная, особенно при невежественности сельского населения и той полной экономической необеспеченности, которою с таким успехом пользуются ныне эти самые опасные его элементы, как пиявки высасываюшие последние соки народного благосостояния и находящие себе тем более раздолья и поживы, чем беднее и обездоленнее крестьяне.

Ермолов А.С. Неурожай и народное бедствие. СПб., 1892. С.179–190
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49545
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина


Вернуться в Революция и гражданская война в России

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron