Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Фрэнсис Уолсингем (1532–1590)

Правила форума
Об известных личностях Средневековья

Фрэнсис Уолсингем (1532–1590)

Новое сообщение ZHAN » 10 янв 2020, 15:04

Палач оказался не умелым. И руки ката дрожали, ибо пред его орудием обнажила гладкую шею не безвестная простолюдинка, а королева. Первый удар пришелся ей в затылок, второй рассек шею и лишь третий добил сорокатрехлетнюю правительницу Шотландии. Мария Стюарт умерла 8 февраля 1587 года в замке Фотерингей как преступница, замыслившая захватить английский трон. Но даже в Лондоне, где каждый третий был соглядатаем тайной полиции, люди шептались: заговора не было…
Изображение

Речь, собственно, пойдет не о королеве, которой Иосиф Бродский адресовал двадцать знаменитых сонетов, а о том, кто устроил ей свидание с палачом. Звали этого человека сэр Фрэнсис Уолсингем, и он головой отвечал за государственную безопасность елизаветинской Англии. Отвечал настолько хорошо, что в литературе ему часто приписывают создание профессиональной британской разведки, хотя таковая появилась по воле Генриха VII задолго до его рождения.

До тридцати шести лет этот потомственный юрист, выпускник Кембриджа и Падуи, не сделал ровным счетом ничего выдающегося. Но в 1868 году эсквайр Уолсингем поступил на государственную службу под начало первого министра и куратора разведки Уильяма Сесила, где его познания, ум и преданность англиканской церкви оказались как нельзя кстати.

В те годы королева-протестантка Елизавета чувствовала себя пленницей осажденной крепости. Муж ее покойной сестры Марии Тюдор испанский король Филипп II планировал военное вторжение в Британию — «оплот протестантской ереси». Во Франции герцоги Гизы открыто обсуждали убийство королевы, мечтая посадить на английский трон свою креатуру. Папа Римский издал буллу, в которой объявил дочь Анны Болейн «еретичкой» и «лишил ее мнимых прав на королевство». Внутри самой Англии то и дело вспыхивали католические восстания и зрели заговоры.

Вот в такой опасной обстановке Уолсингем вступил в ряды охранителей своей государыни, а уже через год получил важнейший пост посла Англии в Париже, по сути, главы всей английской резидентуры во Франции. Вероятно, именно там окончательно и сформировался тот беспощадный, несгибаемый, прагматичный лидер спецслужбы, одно имя которого вызывало трепет противников. Немалую роль в его умонастроениях сыграла ночь на 24 августа 1574 года (Варфоломеевская), когда из окна своего дома Фрэнсис воочию видел, как правоверные католики резали парижских протестантов-гугенотов и измывались над их трупами. В своем отечестве он не допустит такого никогда.

Как Мавр делал свое дело

В 1572 году Уильям Сесил стал лордом-канцлером, а на должность руководителя разведки прозорливо назначил Уолсингема. К тому времени отличать Фрэнсиса начала и королева: за смуглый цвет кожи она прозвала его Мавром. И новый глава секретной службы не обманул ожиданий высоких покровителей.

За считаные годы Уолсингем в разы увеличил количество своих иностранных агентов: разведчики были внедрены в двенадцать организаций во Франции, в девять — в Германии, в три — в Нидерландах, в четыре — в Испании и в четыре — в Италии. Из портов Испании регулярно поступала информация о маршрутах испанских торговых судов, которую Фрэнсис тут же направлял… английским каперам. Для ослабления противника британская корона не брезговала сотрудничеством с пиратами.

На невидимый фронт Уолсингем привлек экстраординарных людей, выполнявших самые ответственные миссии. Так, драматург Энтони Мэнди, выдавая себя за католика, по заданию Фрэнсиса поступил в Английский колледж в Риме, где готовились папские эмиссары для нелегальной работы в Британии. Окончив его и вернувшись на родину, он сумел выявить множество вражеских шпионов, засланных в Англию, — своих бывших однокашников.

Дипломат и разведчик Джером Горсей вывез из Москвы во фляге из-под водки секретные послания Ивана Грозного Елизавете с предложением военного союза и брака.

Джон Ди, выдающийся математик, астролог и алхимик, ставший прототипом Просперо из шекспировской «Бури», не только добывал для Уолсингема ценные сведения в Кракове, но также составлял для него гороскопы и делал предсказания. Ди официально предрек, что испанский флот, плывущий к берегам Англии, потерпит неудачу из-за шторма. Считается, что это была идеологическая диверсия с целью помешать вербовке английских и ирландских католиков в войска неприятеля, но, надо признать, отчасти это прорицание сбылось: бо́льшая часть судов Великой армады погибла от стихии, а не благодаря успешным действиям британцев. Таковы были агенты Фрэнсиса — под стать ему самому.

Уолсингем впервые в истории организовал так называемую техническую службу во главе с преданным ему полиглотом Томасом Фелиппесом. Она отвечала за дешифровку кодов, подделку документов, подсматривание за подозрительными лицами и их прослушку. Также Фрэнсисом была создана профессиональная разведывательная школа, где учили азам актерского мастерства, способам перемены внешности, незаметной слежке и прочим шпионским премудростям.

Наконец, сэр Фрэнсис был одним из первых руководителей спецслужб, кто задумался о влиянии деятелей искусства на общество. В итоге практически вся творческая интеллигенция Лондона оказалась… у него на окладе. Первостатейные таланты — Уильям Фаулер, Мэтью Ройстон, упомянутый Энтони Мэнди, один из «кандидатов в Шекспиры» Кристофер Марло, возможно, Бен Джонсон — все они сотрудничали с секретной службой. И само собой, пели хвалу правящей монархине.

Так постепенно обеспечивалась безопасность королевы и ее государства, а ее врагам приходилось идти на чрезвычайные меры. В 1580 году папа, дабы переломить ситуацию в Англии в пользу Рима, объявил, что тот, кто убьет Елизавету, «не повинен в грехе и заслуживает одобрения». Этим он подтолкнул своих сынов на более решительные действия, чем было до того.

Заговор Трокмортона

В 1582 году сэру Фрэнсису доложили о результатах обыска подозрительного человека, связанного с испанским послом доном Мендосой. В его маленьком зеркальце агенты нашли письма, из которых следовало, что против королевы готовится новый масштабный заговор. Правда, имя его руководителя оставалось неизвестным. Однако эту тайну вскоре раскрыл разведчик Генри Фагот. Он устроился сотрудником французского посольства, подкупил там секретаря и выведал, что комплот составлен под руководством англичанина Фрэнсиса Трокмортона. Впрочем, нити заговора тянулись и к дону Мендосе, и за Ла-Манш — к алчным Гизам.

Трокмортону удавалось долго держаться, отрицая обвинение, и тогда Уолсингем приказал применить к нему пытки крайней степени, после которых признания были добыты. Рядовых мятежников казнили, а испанскому послу было предложено в «течение 15 суток покинуть британское королевство». Но после этого Уолсингем потерял сон. План переворота не только подразумевал убийство королевы, но и называл имя ее преемницы. Это была католичка Мария Стюарт, двоюродная сестра Елизаветы, у которой юридически были весьма немалые права на английский престол. И Уолсингем в который уже раз сказал себе, что, пока эта женщина жива, заговоры будут продолжаться.

Приглашение на казнь

Мария Стюарт уже четырнадцать лет… жила в Англии, в почетном заключении. Она бежала с родины, из Шотландии от гнева местной знати, который вызвала скорым браком с непопулярным лордом Босуэллом, убийцей ее прежнего супруга лорда Дарнли. Тогда, в критической ситуации, Мария не стала просить убежища у своих французских родственников — Гизов, а в утлой рыбачьей лодке переплыла на английский берег и вынужденно предалась кузине, с которой ее связывала взаимная нелюбовь.

Люди Уолсингема постоянно наблюдали за опасной соперницей королевы, и шансов организовать переворот из крепости Татбери у нее не было. Но само ее существование пьянило голову противникам Елизаветы, а после папского «разрешения» на убийство королевы — оттачивало их решимость покончить с «узурпаторшей». И Фрэнсис Уолсингем решил поставить точку в этой истории.

Неожиданно тюремный режим Марии меняется к лучшему — ее переводят в очаровательное местечко Чартли. Иностранным шпионам во главе с посланником Филиппа II Морганом теперь удается передать узнице свои ободряющие письма. Правда, возит их в пивной бочке агент английской разведки, но заговорщикам это неизвестно, и они воодушевлены.

Тем временем Уолсингем обращает внимание на мелкопоместного дворянина Энтони Баббингтона, известного благородством и преклонением перед опальной королевой. И вот в доме этого набожного католика, где он и его соседи еженедельно, но безобидно ругают «елизаветинские порядки», появляются ретивые сторонники Марии, подосланные сэром Фрэнсисом. Они стыдят Баббингтона за бездействие и призывают его вызволить «свою государыню из темницы». Через несколько месяцев «обработки» дворяне составляют заговор. Мария Стюарт получает письмо, в котором Баббингтон сообщает, что шестеро преданных ей людей убьют Елизавету, в то время как он с небольшим отрядом освободит ее из тюрьмы. Королева отвечает. Что именно — доподлинно неизвестно. Часть исследователей полагает, что Мария, опасаясь провокации, так и не дала прямого одобрения этим планам. Зная возможности «технической службы» Уолсингема и ее шефа — Фелиппеса, можно предположить, что люди Уолсингема попросту подделали «преступную» фразу: «Пусть тех шестерых дворян пошлют на это дело и позаботятся, чтобы… меня отсюда вызволили… еще до того, как весть о случившемся дойдет до моего стража». И это решает все.

Заговорщики были немедля арестованы и очень быстро казнены. Таким образом, они не смогли выступить свидетелями на процессе Марии Стюарт, которая защищалась отчаянно, но суд и не собирался внимать ее доводам. Уолсингем, безусловно, понимал, что с точки зрения нравственности свершается несправедливость, — может быть, поэтому он не пришел на оглашение смертного приговора, сказавшись больным. Но политическая целесообразность этой смерти была очевидна. И пылкий почитатель Макиавелли сэр Фрэнсис был крепко убежден, что это важнее мук совести.

Эпилог

Казнь Марии Стюарт сильно ослабила враждебный Елизавете католический лагерь. Комплоты уступили место военным приготовлениям, которые Филипп II уже некоторое время вел, а теперь ускорил. Но и здесь разведка Уолсингема оказалась на высоте.

Под влиянием его шпионов генуэзские банкиры отказались выдать испанцам займы на завоевательный поход.

Английский агент Джон Гибс успешно дезинформировал неприятеля о глубине Темзы.

Разведчик Энтони Станден, завербовав тосканского посла в Мадриде, сумел раздобыть копию отчета о состоянии флота, который подавался испанскому королю.

И Великая армада бесславно погибла от бурь и флотоводческого мастерства Фрэнсиса Дрейка, а Уолсингем посчитал задачу своей жизни выполненной. Вскоре он умер.

Когда об этом доложили Филиппу II, сказав, что в Англии очень опечалены, король ответил: «Зато нас это не может не радовать». Но радоваться, по сути, было нечему — ведь морями правила уже не Испания, а сильная, могучая, неуязвимая для врагов протестантская Британия, созданная не без участия сэра Уолсингема.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 55227
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вернуться в Деятели Средневековья

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1