Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Античность без комплексов

Если не нашли подходящего раздела о древнем мире, помещаем темы сюда
Правила форума
Если не нашли подходящего раздела о древнем мире, помещаем темы сюда.

Античность без комплексов. Попытка исправления нравов

Новое сообщение ZHAN » 08 дек 2016, 12:38

После Нерона Римом правил Гальба, император, способный восстать и сокрушить, но не умеющий ни жить в мире, ни созидать, человек одновременно жестокий и слабовольный, полностью зависящий от капризов своих многочисленных партнеров по гомосексуальным играм. Был убит спустя семь месяцев после провозглашения его императором.

Его преемник и организатор его свержения, Отон, через девяносто пять дней своего сумбурного правления закололся кинжалом.

Следующим был Вителлий, в прошлом проституированный мальчик Тиберия. Став императором, окружил себя целым гаремом развратных мальчишек, в обществе которых забывал и свой сан, и свой долг первого лица государства. Оставил о себе память как о садисте, обжоре и моте. Через восемь месяцев правления его растерзали на площади.

Бесславные дела, бесславное время… Собственно, чему тут удивляться? :unknown:

Ведь каждый из этой троицы императоров был избран на столь высокий пост пьяной солдатней, а это еще хуже и чревато еще более тяжкими последствиями, чем так называемое «всенародное избрание».

Из всех троих один лишь Гальба, как мне представляется, может быть отмечен в роли обладателя хоть какого-то позитивного свойства. Таким свойством можно назвать его чувство справедливости. Факты проявления этого чувства могут, конечно, у кого-то вызвать протест, но не следует забывать, что уже давно свершившимся фактам от этого как-то ни холодно, ни жарко, но самое главное: справедливость потому и называется справедливостью, что неуклонно придерживается принципа адекватности следствия вызвавшей его причине, и здесь разговоры о жалости или о сострадании попросту неуместны. Да и не аморально ли сострадание к негодяям? :unknown:

В легионе, которым командовал Гальба, один солдат решил, как говорится, «нагреть руки» на дефиците продовольствия и продать своим товарищам какое-то количество пшеницы по баснословно завышенной цене.

В наше время и на так называемом постсоветском пространстве такая ситуация далеко не редкость, но вызывает, как правило, лишь равнодушное пожатие плеч властей предержащих и фарисейскую фразу: «Ну, что ж… это рынок… что ж…» А вот Гальба (в условиях рынка) поступил по-справедливости: он запретил кормить этого солдата, когда он реализует весь свой хлеб. В итоге солдат умер с голоду. Человеку, который, взявши на себя роль менялы, нагло обманывал клиентов (в наше время такие особи называются «кидалами»), Гальба приказал отрубить руки и прибить гвоздями к столу. :good:

А вот опекуна, который отравил опекаемого сироту, дабы завладеть наследством, он распял на кресте, но когда тот начал кричать с креста, что это незаконно, что он как римский гражданин имеет право на особое положение, Гальба сказал: «Да, ты имеешь право на особое положение» — и приказал перенести его на другой крест, выше других и выкрашенный. Вот так. А все остальное — как у всех…

Но вот у кормила власти оказывается Веспасиан (9—79 гг. н.э.), представитель не слишком знатного, но уважаемого рода Флавиев. После подавления восстания в Иудее, завершившегося фактической ликвидацией этого государства, Веспасиан вместе со своим сыном Титом, командовавшим в его войске отдельным легионом, вернулся в Рим, где после окончания волнений, последовавших за смертью Вителлия, был провозглашен императором.

Он, бесспорно, являл собой разительный контраст со своими предшественниками.
Во-первых, он был гетеросексуалом, мало того, большим любителем и тонким ценителем противоположного пола.
Во-вторых, он не упивался властью, а относился к ней лишь как к средству наведения и поддержания элементарного порядка.
И в-третьих, он был психически нормален, в то время как подавляющее большинство римских императоров состояло из психопатов. :D
Изображение

Веспасиану после всех передряг римской Истории достались поистине Авгиевы конюшни, которые он расчистил с поразительными хладнокровием и усердием. Причина этого усердия, кроме целеустремленности характера, заключалась еще и в том, что Веспасиан твердо заявил сенату, что наследовать его будут его сыновья, либо никто. Действительно, практика избрания на высший пост в государстве любого полюбившегося народу мерзавца уже завела так далеко, что поставила под вопрос само существование Рима. Так что Веспасиан наводил порядок не просто так, по долгу службы, а с конкретной целью оставить сыновьям империю во всей ее былой славе и мощи.

Он основательно почистил высшие сословия, изгнав оттуда самозванцев и ублюдков, которые почему-то решили, что если какой-то сенатор развлекся по пьяному делу с какой-то вольноотпущенницей, то возможный плод такого развлечения должен непременно носить тогу сенатора, и не иначе…

Падение нравов никого и никогда не удивляло в Римской империи, но Веспасиан столкнулся с такими его проявлениями, которые, можно сказать, угрожали безопасности государства.

Исходя из многочисленных фактов развала семей знатных римлян, император провел через сенат указ, согласно которому любая свободная женщина, состоящая хотя бы в мимолетной связи с рабом, автоматически становилась рабыней, даже если речь шла об аристократках самой высшей пробы.

Впрочем, именно они, рафинированные аристократки, и олицетворяли тот нравственный беспредел, который ужасал Веспасиана, да и не только его. Знатнейшие матроны того времени в буквальном смысле слова отбивали хлеб у проституток, соревнуясь с последними не только в предоставлении своего тела любым вероятным пользователям, но и в различного рода извращениях, которые традиционно считались прерогативой именно «жриц Венеры».

Так что все, абсолютно все, что может украсить меню самых роскошных борделей нашего времени, было известно в первом веке и практиковалось весьма и весьма широко… Памятники той эпохи содержат описания и садизма, и мазохизма, и копролагнии (когда удовлетворение достигается при вдыхании запаха или рассматривании экскрементов партнера), и фетишизма, и многого другого, называемого сексуальными деликатесами.

Небывалого размаха достигли мужская (как гетеро-, так и гомосексуальная) проституция и то направление женской, которое принято называть «розовой» (лесбийской).

Фрески и вазопись того времени изобилуют эротическими сценами, большинство которых отражает празднества в честь Вакха, а главными героями являются сатиры. Здесь царствует беспредельный разгул страстей: сатиры преследуют женщин и менад, занимаются мастурбацией, совершают сексуальные акты с животными и друг с другом.

Разумеется, все эти сцены были не столько плодом творческого воображения художников, сколько своеобразным зеркалом бытия.

В литературе той эпохи таким зеркалом было творчество римского поэта Марка Валерия Марциала (ок. 40 — ок. 104 гг.), автора 15 книг, содержащих эпиграммы на его современников. Многие из этих эпиграмм, как известно из свидетельств этих же современников, шокировали своей грубой прямотой, однако читая их в переводах поэтов 19 и 20 столетий, абсолютно невозможно представить себе, что же именно в этих изысканно-расплывчатых сентенциях могло кого-либо шокировать. И лишь ученые-лингвисты, презревшие существующие стереотипы восприятия античного творчества, пришли к однозначному выводу: в угоду нормам обывательской морали Марциал был фактически переписан наново в переводах академических поэтов.

Чем так беспардонно извращать мысли великого римлянина, не лучше и не честнее ли было бы заявить, что тексты утрачены, или что-то в таком роде, но не выдавать вялую эстетскую немочь за фейерверк эпатирующего острословия. :)

Вот он, подлинный Марциал:
XI-LXIII
«Ах, какой же ты наблюдательный, Филомуз, особенно в бане!
«Отчего это твой член так волнуют гладкокожие мальчуганы?» — с подначкой вопрошаешь ты меня.
Отчего?
Отвечу по-простому тебе, вопрошающему:
«В жопу трахают, Филомуз, любознательных».


Да, такие стихи действительно могли шокировать, особенно тех, к кому они были обращены. :D

Но вернемся к Веспасиану. Он отличался от своих предшественников еще и тем, что его не радовала чужая смерть, поэтому он плакал, вынося смертные приговоры даже тем, кто их явно заслужил.

Одна дама долго и настойчиво добивалась его расположения. В конце концов Веспасиан провел с ней ночь, подарив ей наутро четыреста тысяч сестерциев. Когда казначей спросил его, по какой статье занести в книгу расходов эту сумму, император ответил: «За пылкую любовь к Веспасиану».

Этот эпизод, однако, никак нельзя считать характерным для этого человека, потому что Веспасиан отличался болезненным корыстолюбием. Он, к примеру, удвоил дань с провинций, скупал и перепродавал недвижимость, давал возможность чиновникам-взяточникам вволю нажиться, чтобы потом их засудить и конфисковать имущество. Но самым, пожалуй, эффектным деянием этого императора было открытие в Риме платных туалетов и произнесение по этому поводу исторической фразы: «Деньги не пахнут».

И умер он, в отличие от многих императоров, естественной смертью, от болезни, симптомами своими напоминающей лихорадку.

«Может, мы всю жизнь живем, чтобы заслужить могилу. Но узнаем об этом только подходя к ней».
Василий Розанов

Весьма вероятно…

Тем не менее, Веспасиан был признан Божественным. Кем и почему — не так уж важно…

Его сын Тит был также признан Божественным (разумеется, когда стал очередным императором), хотя правил он очень недолго: с 79 по 81 гг. н.э.

Он еще в юные годы зарекомендовал себя всесторонне развитой личностью, обнаружив самые разнообразные таланты: от фехтования до стихосложения, что, впрочем, не мешало ему окружать себя великим множеством проституированных мальчиков и евнухов, с которыми он забывал обо всех проблемах, заботах и талантах. Правда, став императором, Тит предпринял ряд шагов по ограничению публичных проявлений гомосексуальной проституции, но это были скорее политические жесты, чем акты доброй воли.

Прославил он себя победоносным штурмом Иерусалима, поставившим жирную точку в истории Иудеи. Этот поход был окрашен еще и скандальным романом Тита с иудейской принцессой Береникой, этой Клеопатрой первого века нашей эры, романом бурным до самозабвения, но все же завершившимся расставанием влюбленных, когда Тит решил наконец-то взяться за ум и исполнить роль настоящего императора.

Разрушив Иерусалимский храм, этот оплот, символ веры народа, столь опрометчиво провозгласившего себя богоизбранным, а следовательно, не подвластным земному суду, Тит, став императором, освятил другое сооружение, как бы пришедшее на смену тому надменному храму, тоже своеобразный храм, но предназначенный для совсем иных культов, — Колизей, огромный амфитеатр, на арене которого могли сойтись 3000 пар бойцов.

Вопреки бытующему стереотипу восприятия этого величественного сооружения, исследователи со всей уверенностью заявляют, что на арене Колизея никогда не происходили сцены пожирания первых христиан какими-либо хищниками. Их вообще не убивали в Колизее, чего, правда, не скажешь о других сооружениях такого характера.

В честь победы над иудеями была сооружена и величественная Триумфальная арка Тита, под которой он проехал на белом коне в 81 году.

Правил он недолго, чуть больше двух лет, все это короткое время было заполнено делами, за которыми ясно сквозило искреннее стремление зрелого (ему тогда исполнилось сорок лет) человека хоть каким-то образом искупить жестокие безумства юности.

Тит свято чтил право собственности, в отличие от своих предшественников.

Он взял себе за правило никого из просителей не отпускать без твердого обещания разрешить его проблему. Когда же его домашние замечали ему, что даже он не все проблемы в состоянии разрешить, Тит отвечал: «Никто не должен уходить опечаленным после разговора с императором».

Однажды за обедом он вспомнил, что за целый день не сделал ни одного доброго дела, и произнес фразу, ставшую исторической: «Друзья мои, я потерял день!»

Во время его правления произошло извержение вулкана Везувий, принесшее неисчислимые бедствия, а затем разгорелся очередной пожар Рима, не такой обширный, как при Нероне, но достаточно разрушительный. Во время пожара Тит обратился к народу со словами: «Все убытки — мои!»

Немало усилий он приложил и для борьбы с эпидемией моровой язвы. Одним из самых оригинальных его деяний было решительное разрушение системы всеобщего доносительства, формировавшейся веками в этом государстве. Доносчиков специально отлавливали, затем проводили по арене переполненного зрителями Колизея, били плетьми, после чего либо продавали в рабство, либо ссылали на самые отдаленные и дикие острова. Нам бы такое… :)

Видимо, Тит уж очень нагрешил в юности, если в зрелые годы проявлял странную снисходительность к людям, зачастую явно не достойным этой снисходительности. Такое смирение при неограниченных императорских возможностях карать неугодных толковалось окружающими не иначе, как проявление раскаяния за неблаговидные поступки, совершенные в прошлом.

Например, он поразительно мягко реагировал на враждебные выпады своего брата Домициана, которому просто невтерпеж было дожидаться своей очереди на императорский трон и поэтому он вел себя в полном соответствии с теми чертами своего характера, которые снискали со временем всеобщую ненависть.

Умер Тит скоропостижно, внезапно заболев лихорадкой. Перед смертью он успел сказать, что лишается жизни безвинно, если не считать одного поступка… Далее он ничего не успел сказать, предоставив хронистам строить самые разнообразные догадки на этот счет. Некоторые выдвигали версию сексуального контакта с женой брата, но эта версия явно надумана, и прежде всего потому, что жена Домициана была шлюхой, с которой не имел сексуального контакта лишь какой-нибудь уж очень ленивый римский гражданин, так что если что-то такое имело место, то страшной тайной уж никак не могло являться, да и святотатством тоже.

Думается, гораздо более приемлема другая версия, согласно которой Тит глубоко страдал из-за разрыва с принцессой Береникой, из-за любви, которой ему пришлось пожертвовать во имя императорского сана…

«Цезарю многое непозволительно именно потому, что ему дозволено все».
Луций Анней Сенека

Брат не оказал ему никаких посмертных почестей, кроме церемонии обожествления, да и то под давлением представителей буквально всех слоев римского общества.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48269
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Мелкие и великие

Новое сообщение ZHAN » 09 дек 2016, 13:13

Став императором, Домициан прежде всего начал самоутверждаться путем соблазнения жен римских аристократов. Затем этого ему показалось мало, и у Тацита мы читаем о его «постыдных и развратных похождениях». Светоний упоминал о его ежедневных соитиях, которые Домициан любил называть не иначе, как «постельной борьбой», о том, что он окружал себя проститутками самого низшего пошиба, а любимым его развлечением было вырывание лобковых волос у своих сексуальных партнерш.
Изображение

У Светония встречается упоминание о том, что Домициан часто развлекался ловлей мух и прокалыванием их острием грифельной палочки. Такие действия — несомненное доказательство склонности к некрофилии. :D

Он был женат на шлюхе, к которой питал необычайную, какую-то патологическую сексуальную привязанность. После громкого скандала, увязанного с чересчур пылкой любовью к актеру Парису, Домициан развелся с нею, но очень скоро затосковал и якобы по требованию народа вернул грешницу в лоно августейшей семьи. Естественно, разлучник Парис был убит, да и не только он, а еще и его ученик, вся вина которого заключалась в том, что он имел несчастье быть похожим на своего учителя.

Домициан заигрывал со столичным плебсом, устраивая раздачи хлеба и денег, различных подарков, а также пышные зрелища, разумеется, кровавые, да еще и с участием гладиаторов-женщин.

М-да… чего не сделаешь для завоевания народной любви! :D

Не полагаясь, впрочем, на любовь плебса, Домициан на всякий случай значительно повысил жалованье военным. Отдавая себе отчет в том, что для завоевания популярности среди военных требуется хотя бы одна боевая победа, он организовал поход против якобы восставших хаттов, живших между Рейном и Дунаем. Передвигался он в этом походе преимущественно на носилках (да, это не Юлий Цезарь!). Как утверждают хронисты, никакого сражения с хаттами не было, но в Риме был устроен пышный триумф. По словам Тацита, роль пленных хаттов в этом триумфе исполняли подкупленные римские люмпены, что весьма вероятно.

К числу позитивных деяний Домициана следует отнести восстановительные работы после пожара 80 года и сооружение великолепного дворцового комплекса на Палатинском холме.

Правда, при этом он приказывал везде, где можно (да и где нельзя тоже), ставить в его честь золотые и серебряные статуи, причем сам назначал их вес.

Казну он истощил окончательно, но жить хотелось широко и красиво (по его представлениям), поэтому резко возросли налоги, начались поборы, конфискации и репрессии. Самые богатые из сенаторов были объявлены оппозиционерами и казнены, разумеется, с конфискацией имущества.

Налог с иудеев был повышен и взыскивался с особой строгостью, даже с тех, кто не придерживался иудейского образа жизни. Светоний упоминает о том, как среди многолюдного собрания прокуратор осматривал девяностолетнего старика, чтобы проверить, не обрезан ли он.

А во всех кварталах Рима спешно сооружались триумфальные арки с именем Домициана. Что говорить, если месяц октябрь был переименован в месяц Домициан, а сентябрь — в Германик (прозвище, которое император себе присвоил)… Он присвоил также названия «господин и бог», так что отныне к нему должны были обращаться только так.

Из Рима и Италии были изгнаны все философы.

Историка Гермогена Тарсийского Домициан казнил за некоторые «намеки», которые он якобы позволил себе в своем сочинении. Разумеется, это сочинение было уничтожено, а переписчики распяты на крестах.

Были изгнаны все иудеи и христиане, а за ними вообще все, кого доносчики (полуграмотные, понятное дело) определяли как потенциальных оппонентов. Чистки проводились весьма тщательно, и если совсем недавно богатых налогоплательщиков оберегали как кур, несущих золотые яйца, то теперь их убивали, потому что воцарился принцип «Все и сразу!» , тот самый, который так популярен среди молодежи начала XXI века.

Такой принцип, правда, резко и неумолимо приближает финиш жизненного пути, но кто об этом думает в состоянии эйфории штурма, а если ж думает, то лишь в плане: «Гуляйте, блохи, завтра в баню!»

«Баня» Домициана стремительно приближалась, и это приближение ускорялось репрессиями, которые быстро превратились в волну террора, и военными неудачами в Дакийском царстве и в Британии, и бесчестными поступками «господина и бога», и бездумностью преобразований, короче говоря, всеми реалиями римского бытия, связанными так или иначе с именем Домициана!

И вот настал день, когда «баня» приблизилась вплотную, причем и в переносном, и в прямом смыслах. Домициан направлялся в баню, когда ему сообщили, что какой-то человек хочет сообщить нечто важное. Он вернулся в спальню, где и был заколот кинжалами заговорщиков.

Граждане Рима ликовали, люмпены недовольно ворчали, а военные несколько дней негодовали, но вскоре забыли, по поводу чего негодовали…

«Stat sua cuique dies». Vergilius («Каждого ожидает его день».)
Вергилий

Да, каждому свой день, но почему-то эти дни уж очень схожи если не у всех, то у громадного большинства субъектов, обладавших титулом Императора, у психопатов, тиранов, извращенцев и т.п.

Император Траян запомнился Истории как страстный любитель мальчиков и содержатель мужского борделя, из которого в свое время буквально не вылезал его преемник, император Адриан, оставивший по себе память прежде всего как гомосексуалист-насильник.

Но в кровавой суматохе этих же самых дней вспыхивали подлинные звезды Истории, негасимый свет которых озаряет и наши дни, не менее кровавые, пожалуй, а то, что не менее извращенные, это уж точно…

Философ Эпиктет (ок. 50—135 гг.), стоик, мудрец, бывший раб некоего Эпафродита, телохранителя Нерона. Между прочим, этот Эпафродит как-то сломал ему ногу — просто так, проверяя, насколько терпелив его юный раб.

Когда же пришедший к власти Домициан казнил Эпафродита как бывшего приближенного Нерона, Эпиктет получил свободу и начал вести нищенскую жизнь киника. Все его имущество состояло из соломенной подстилки, деревянной скамейки и глиняной лампы, которая после смерти философа была продана на аукционе за деньги, эквивалентные 13 килограммам серебра.

Его мудрость дожила до нашего времени в изложении ученика и почитателя Эпиктета, греческого писателя Флавия Арриана.
Программное изречение Эпиктета: «Людей мучают не вещи, а представления о них». Эти слова впоследствии были начертаны на потолке библиотеки французского философа Мишеля де Монтеня.

«Подумай о том, что ты являешься актером в драме и должен играть роль, предназначенную тебе поэтом, будь она велика или мала. Если ему угодно, чтобы ты играл нищего, постарайся и эту роль сыграть как следует; то же относится и к любой другой роли — калеки, государя или обыкновенного гражданина. Твое дело — хорошо исполнить возложенную на тебя роль; выбор же роли — дело другого».
«Земной человек — слабая душа, обремененная трупом».

Эпиктет

Как жалко выглядят в сравнении с ним императоры! :Yahoo!:

А такой светоч разума как Плутарх! Его «Сравнительные жизнеописания» — подлинные шедевры искусства мадам Клио, как являются шедеврами мысли всех эпох и культур такие высказывания, как например: «При большой опасности и в трудных обстоятельствах толпа, по обыкновению, ожидает спасения больше от чего-то противоречащего рассудку, чем от согласного с ним». Ведь в этой фразе — ключ к пониманию природы власти, а с нею и большинства нелепостей, которые называются закономерностями исторического процесса.

Еще одна звезда той эпохи — Децим Юний Ювенал (ок. 60 — ок. 127), поэт, признанный классик жанра, называемого «суровой сатирой», неустанный и бесстрашный бичеватель пороков всех слоев общественной пирамид. А что может лучше характеризовать эпоху, чем присущие ей пороки? :unknown:

Не спит уж любовник.
И велит она, чтобы шел он, плащом обернувшись,
Коль его нет, на рабов накинется.
Если и те оплошают, то пусть приведут водоноса…
Но кто же сторожем будет стражей самих?

Децим Юний Ювенал. «Сатиры»

В 140 году произошло нечто, можно сказать, немыслимое, учитывая характерные особенности римского бытия: императором стал знаменитый философ, последователь Эпиктета и Сенеки, Марк Аврелий Антонин (121—180 гг.), автор произведения «Наедине с собой», где есть сентенция, которую можно считать программной:
«Паучок, поймавший муху, уже гордится этим; а иной гордится тем, что словил зайчонка или рыбешку сетью, или кабаненка, или медведей, или сарматов. Разве все они не разбойники, если разобраться в их побуждениях?»

И это не просто слова, не декларация абстрактного гуманизма (чем зачастую баловались его предшественники), а жизненная позиция, от которой император Марк Аврелий не отступил ни на шаг при самых разных перипетиях своего девятнадцатилетнего правления. :Bravo:

Он возглавлял множество военных походов, предпринимая поистине героические попытки вернуть Риму если не былое величие, то хотя бы прежние границы имперского пирога, изрядно понадкушенного варварами. Марк Аврелий восстановил римский протекторат над Арменией и одержал блистательную победу над парфянами. Особое внимание он уделял совершенствованию законодательства и судопроизводства, и это внимание, запечатленное в сборнике его рескриптов, стало классикой юриспруденции.

«Непрестанное течение времени постоянно сообщает юность беспредельной вечности».
Марк Аврелий Антонин

Немного же отыщется на просторах Истории державных мужей, обладающих таким уровнем интеллекта… :Yahoo!:

В центре современного Рима красуется великолепная конная статуя Марка Аврелия. Скорее всего, она была в свое время установлена на триумфальной арке, возведенной в честь победы над парфянами (164—166 гг.), и чудом уцелела в Средние века, когда инквизиция уничтожала все памятники Античного Рима. Говорят, что какой-то инквизиционный функционер, не отягченный, как все функционеры, ни излишней эрудицией, ни интеллектом, принял скульптурное изображение язычника Марка Аврелия за памятник императору Константину, который возвел христианство в ранг государственной религии. Таким образом невежество инквизитора спасло от неминуемой гибели этот шедевр искусства. :)
Изображение

А вот другому памятнику великому императору повезло меньше. Речь идет о триумфальной колонне, возведенной в конце II века в честь победы Марка Аврелия над германцами. Известная под названием колонны Марка Аврелия, она возвышается и по сей день на Пьяцца Колонна, но скульптурный образ философа-императора заменен средневековыми церковниками на статую одиозного апостола Павла. Ну и что? Памятник-то все равно называют колонной Марка Аврелия…

«Можно предвидеть будущее. Ведь оно в том же роде, что и настоящее, и не выйдет из его ритма. Поэтому и безразлично, будешь ли ты наблюдать человеческую жизнь в течение сорока лет или же десяти тысяч лет. Ибо что ты увидишь нового?»
Марк Аврелий Антонин

Как и многие философы, он был женат на шлюхе, которая родила ему сына.

Когда в 180 году Марк Аврелий умер, заразившись чумой, начался двенадцатилетний кошмар правления этого сыночка, известного под именем Коммода Люция (161—192 гг.).

Но прежде чем окунуться в эту кровавую грязь, глотнем свежего воздуха при упоминании о знаменитом современнике знаменитого философа-императора, о писателе Апулее (ок.125 г. — ок. 180 г.).

Он сочетал великолепное ораторское искусство с глубокими философскими знаниями. Он был автором романов, философских трактатов, стихов и публичных речей.

Наиболее значительным произведением Апулея, пережившим тысячелетия, является роман «Золотой осел», признанный шедевр античной литературы. Основная линия сюжета романа-приключения молодого человека, силой колдовских чар превращенного в осла. Он становится свидетелем и живым участником множества самых разных событий, которые в сочетании своем дают исчерпывающую картину «золотого века» Римской империи. Эта картина далеко не во всем (мягко говоря) является панегириком тому жизненному укладу, который воспевали верноподданные писатели и философы, поэтому роман Апулея был воспринят весьма неоднозначно и, как следовало ожидать, заклеймен «сладкоголосыми», обвинявшими его автора в непристойности.

Имена «сладкоголосых» (как того времени, так и последующих) канули в Лету, а вот имя Апулея и его литературная слава пережили почти девятнадцать веков вне зависимости от того, кто и когда считал «Золотого осла» малопристойным произведением… Литература и искусство всегда были своеобразными зеркалами своих эпох. Как видим, римская эпоха характерна, в отличие от греческой, пресыщенностью естественными удовольствиями и поиском новых, зачастую противоестественных, что неизбежно ведет к девальвации культурных ценностей.

И не только культурных. :(

«Пресыщенный сотрапезник вызывает отвращение у пирующих».
Тит Лукреций Кар

А если он не только пресыщен, но еще и патологически жесток, развращен, вероломен и просто глуп? :unknown:
Ведь именно таким был Коммод, наследник Марка Аврелия, признанного самым мудрым из всех римских императоров.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48269
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Воля к власти - диагноз

Новое сообщение ZHAN » 10 дек 2016, 15:01

Коммод проявил себя необычайно взбалмошным и жестоким еще в детстве, на двенадцатом году жизни. Когда его мыли в воде, показавшейся ему слишком теплой, этот прелестный мальчишка потребовал, чтобы банщика бросили живым в печь. Человек, которому было приказано привести в исполнение этот приговор, сжег в печи баранью шкуру, дабы запах гари убедил будущего повелителя Рима в том, что его воля исполнена. :)

В четырнадцатилетнем возрасте это уже был законченный сексуальный извращенец, психопат и садист. Его благородный отец, конечно, трезво оценивал происходящее, но, видимо, как и большинство родителей, ухватился за успокоительную мысль о том, что все это, мол, возрастное, издержки созревания и т.п., так что еще пара-тройка лет и… Глупость все это. Пройдет дерзость, пройдет максимализм, пройдет беспечность или вспыльчивость, но никогда не пройдут жестокость, алчность, завистливость, сластолюбие, склонности к садизму, мазохизму, некрофилии и подобным свойствам. Никогда. :no:

И Марк Аврелий должен был это понимать, не питая беспочвенных надежд. Вместо бесплодных попыток перевоспитать этого юного изувера, следовало, конечно же, его ликвидировать при каком-либо удобном случае или иным способом изолировать от системы власти, но уж никак не провозглашать своим преемником, не подкладывать такую свинью римлянам, безмерно уставшим от междоусобиц, от алчных люмпенов, от психопатов-императоров, от внешней агрессии варваров и внутренней агрессии христиан…

Конечно, сейчас легко говорить о том, что следовало и чего не следовало делать Марку Аврелию, но тогда, во втором веке нашей эры, все случилось так, как, видимо, должно было случиться. Коммод стал императором Рима.

Незадолго до своей смерти отец женил его на некоей Криспине, одной из самых красивых девушек столицы, дочери почтенного сенатора Презента. К сожалению, она очень скоро приобрела скандальную известность, в какой-то мере даже затмившую известность Мессалины.

А Коммод, став первый лицом государства, сразу же завел во дворце гарем из 300 мальчиков. Сам он вовсю занимался проституцией, зачастую переодеваясь женщиной. Попутно он растлил своих сестер, а затем и всех ближайших родственниц, после чего обязал их отдаваться каждому желающему.

При этом он пришел в неистовство, застав свою жену Криспину с каким-то случайным партнером. Она была сослана на остров Капри, где ее ожидал какой-то верноподданный с длинным ножом…

А Рим затопила волна репрессий, конфискаций и наглого беспредела любимчиков императора. Здесь поражаться нечему было, не впервой…
Изображение

Коммод придумал себе новое развлечение: провозгласив себя римским Гераклом, он теперь расхаживал в львиной шкуре и с палицей в руке. Но и это не все. Он вышел на арену! Вот такого Рим еще не видел. Нерон, правда, выступал в качестве певца и чтеца-декламатора, но в качестве звероборца или гладиатора никто из императоров никогда не предъявлял себя своим подданным… :fool:

Перед ним ставили заграждение, из-за которого эта мразь убивала дротиками зверей, не подвергаясь ни малейшей опасности. А его партнерам-гладиаторам предписывалось лишь имитировать бой, в то время как Коммод отнюдь не понарошку кромсал их незащищенные тела. Рим, конечно, всякое видел, но такое чудовище возникло в его летописи впервые.

Единственно кто был в состоянии оказывать на него заметное влияние, так это некая Марция, сладострастная красавица, превосходящая Коммода своей порочностью и тем вызывавшая его благоговейное поклонение.
Она симпатизировала христианам, и поэтому при Коммоде они единственные, пожалуй, из всех римлян пребывали в покое и безопасности.

Марция сподвигла Коммода переименовать Рим, назвав его Коммодианом. Да, и такое было возможно уже в те времена, так что нечего удивляться Ленинграду, Сталинграду, Калинину, Свердловску и т.п.

Он развлекал свою подругу сценами невероятной жестокости. Например, приказал одному жрецу отрезать себе руку, чтобы доказать свою набожность. А однажды на одну из площадей столицы согнали всех городских калек, и лучники, расположенные на крышах окрестных домов, продемонстрировали на них свое искусство.

Такая вот атмосфера царила в Риме на протяжении двенадцати лет, и кто знает, сколько еще продолжался бы этот кошмар, если бы Коммод не решил избавиться от Марции (видимо, надоела) и составил список людей, которых необходимо умертвить немедленно, этой же июльской ночью 192 года. Естественно, Марция занимала в нем почетное первое место.

Нет, не зря гениальный Вильям Шекспир назвал мир театром! Все, что происходит в нем, неизменно подчинено законам жанра, абсолютно все, и эта историйка — не исключение из общего правила. Случилось так, что список совершенно случайно попал в руки маленького мальчика, исполнявшего роль постельной принадлежности Коммода, и он показал его Марции. Дальше, как говорится, все было делом техники. Марция срочно собирает совет, состоящий из тех, чьи имена украсили список, и они принимают решение покончить с Коммодом еще до наступления ночи. Сказано — сделано. Выйдя из бани, император выпивает бокал отравленного вина, но почему-то не умирает сразу же, а начинает блевать. Испугавшись, что таким образом он очистит свой организм от яда, заговорщики зовут на подмогу знаменитого борца Нарцисса, и тот вполне профессионально ломает своими мощными руками шейные позвонки очередного чудовища Римской Истории.

После него остался такой многолюдный мужской гарем, что преемник Коммода, Пертинакс, вынужден был лично заниматься распродажей его обитателей, чтобы поскорее очистить от них императорский дворец.

Следующий исполнитель роли императора — Гелиогабал, оставивший свой след на страницах хроник прежде всего в качестве воинствующего гомосексуалиста и рьяного покровителя мужской проституции.

Создается впечатление, что в период его правления генеральная линия внутренней (да и. внешней тоже) политики Римской империи состояла исключительно во всестороннем развитии гомосексуальной сферы бытия.

Гелиогабал собирался кастрировать себя, но ограничился, правда, обрезанием. Зачастую он приходил в какой-нибудь третьеразрядный бордель, выгонял оттуда всех проституток и, надев женский парик, сам обслуживал клиентов. Так-то. Куда там этой пошлой Мессалине… :D

В те времена еще не знали об операциях по изменению пола, широко практикуемых в начале XXI века, но Гелиогабал требовал от придворных медиков произвести с ним подобную операцию, обещая баснословное вознаграждение в случае успеха. Медики отказались от этой авантюры, за что были казнены.

Гелиогабал проявлял явную склонность к мазохизму. Он, к примеру, любил, переодевшись женщиной, играть роль неверной жены, застигнутой мужем на месте преступления, и при этом унижаться, заискивать, вымаливать прощение и т.п.

Правил он недолго. Вместе со своими придворными Гелиогабал был убит, а затем брошен в Тибр.

Его преемник Александр Север предпринял весьма решительные меры против сторонников политики Гелиогабала. Он значительно сократил число придворных евнухов и проституированных мальчиков, многих их них выслал на дальние острова, а тех, кого не выслал, — казнил.

Такие вот дела государственной важности. :(

Дальше больше. В конце второго века многострадальные римляне получили подарок судьбы в виде сразу двух правителей: Каракаллы и Геты, сыновей Септимия Севера, который намеревался укрепить власть, следуя принципу: «Одна голова — хорошо, а две — лучше». Власть вследствие этого эксперимента никак не укрепилась, скорее напротив, лишь подтвердив другой принцип, вполне применимый к двоевластию: «Одна голова — хорошо, а две — некрасиво». :lol:

«На высочайшем положении не бывает двух».
Сенека

Ну, что тут поделаешь… Власть во все времена более или менее терпеливо выслушивала мнения интеллектуалов, но в подавляющем большинстве случаев откровенно игнорировала эти мнения, потому что боялась всего непонятного. Боялась, боится и будет бояться, потому что воля к власти — это не просто стремление, это диагноз. Зачем власть Сенеке или, скажем, Шопенгауэру? Они и без того самодостаточны. А вот те, другие… чем им еще гордиться, кроме невесть откуда свалившегося на них права казнить и миловать? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48269
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Дробление власти

Новое сообщение ZHAN » 11 дек 2016, 13:45

Каракалла и Гета, начав совместное правление с того, что поделили пополам императорский дворец и оборудовали каждый себе по отдельному входу, выставив каждый свою личную стражу. Затем начались переговоры о разделе империи, которые перешли в споры, а споры закончились тем, что Каракалла убил своего брата на глазах у матери.
Изображение
Бюст Каракаллы. Неаполитанский музей

Далее Каракалла начал методически убивать всех, кого он подозревал в симпатиях по отношению к убиенному Гете. Были убиты все его слуги, наложницы, даже музыканты, которые играли на его пирах. Потом этого показалось мало, и Рим захлестнула (в который раз!) волна террора, причем террора слепого, нерассуждающего, террора, в котором убийство перестает быть средством, превратившись в цель или — еще того хуже — в навязчивую идею.

По Риму в разных направлениях ежедневно катились вереницы подвод, доверху нагруженных трупами…
При этом император заметно повысил жалованье военным, а так как это потребовало дополнительных расходов, он не нашел ничего лучшего, чем дать приказ в серебряные монеты добавлять медь (до 80% веса!), что, конечно же, обесценило деньги. Какие же они все болваны, ну, почти поголовно… :fool:

8 апреля 317 года Каракалла был убит Макрином, начальником его личной охраны.
Этот Макрин взял в соправители своего сына Диадумена. Их правление продолжалось очень недолго, но создало очень опасный прецедент: любая «горилла» может, оказывается, при благоприятном стечении обстоятельств стать императором.
Изображение

Римским престолом безраздельно распоряжались легионеры. Они по своему усмотрению возводили на этот престол любого, кто обещал побольше заплатить за это своеобразное удовольствие. Императоры сменялись почти ежегодно, а иногда и через 1—2 месяца. Иногда возникало сразу несколько императоров, ожесточенно воевавших друг с другом.

Вследствие этого империя слабела и разрушалась с невероятной быстротой. К середине III века от Рима отпали Галлия, Испания, Египет, почти все провинции в Азии и на Нижнем Дунае.

Надежд на спасение империи оставалось все меньше и меньше. В таких случаях уповают на некую твердую руку, которая все расставит по своим местам, и тогда возвратится утраченная гармония, а с нею мир и благодать. Ну, надо же на что-то уповать, когда весь организм уже поражен гангреной… :(

Такой обнадеживающе твердой рукой обладал военачальник Диокл, сын вольноотпущенника, далматинец, в юности занимавшийся пастушеством. Осенью 284 года он стал Диоклетианом (243 — между 313 и 316 гг.), императором Рима.

Это был энергичный и жестокий человек, обладающий мужицким умом, скорее хитростью, но не отягощенный излишним в подобных случаях образованием.

Попав «из грязи в князи», он немедленно облачился в шелка и обвесился драгоценностями, а затем завел особый церемониал поклонения своей особе, весьма напоминающий персидский: перед ним положено было падать на колени и целовать край одежды. И делать подношения царского уровня, не иначе.

А империю продолжало лихорадить, причем все сильнее и сильнее. Устав от бесконечного тушения военных пожаров на границах, Диоклетиан назначает соправителя. Им стал полководец Максимиан. Они поделили империю пополам, причем наиболее богатую восточную ее часть Диоклетиан оставил себе, а западную отдал своему коллеге.

Через несколько лет раздвоившаяся власть снова размножилась делением, превратившись в тетрархию, т.е. власть четырех. При этом Диоклетиан и Максимиан были высшими правителями, августами, а другие двое — как бы рангом ниже, и назывались они, в отличие от августов, цезарями.

Но и этот квартет не в состоянии был исправить создавшееся положение. Он подавлял восстания на окраинах, он проводил запоздалые реформы, он рубил головы спекулянтам прямо на рынках, но если есть дефицит товаров, то спекуляция все равно будет жить, хоть руби головы, хоть не руби. На излете брежневской поры наблюдалось то же самое, как говорится, один к одному…

А последним значительным мероприятием Диоклетиана был комплекс мер по борьбе с христианством. Это были меры достаточно эффективные, но запоздалые. Христианство уже успело пустить глубокие корни, оно распространилось в городах империи и даже в армии. Что говорить, если жена и дочь Диоклетиана были убежденными христианками? :D

А христиане оказывали сопротивление культу двух августов, почитанию древних богов, то есть основам государственного устройства, ни больше, ни меньше. Кроме того, Диоклетиан усматривал в церковной организации структуру, параллельную государственной, а вот этого уже допускать нельзя было ни в коем случае.

В феврале 303 года появился первый эдикт против христиан. За ним вскоре последовали еще три. Христианский культ был запрещен. Церкви и церковные книги подлежали сожжению, Каждый христианин был обязан публично отречься от своей веры и принести жертвы божественным императорам и древним богам. В числе прочих это предписывалось сделать жене и дочери Диоклетиана. Ослушники подвергались пыткам, тюремному заключению и смертной казни. Их имущество, разумеется, конфисковывалось в пользу государства.

«Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ. Холодно лжет оно; и эта ложь ползет из уст его: „Я, государство, есмь народ“.
Фридрих Ницше

Никогда, нигде и ни в какие времена государство не представляло интересы народа, да и вообще людей, если честно. :Yahoo!:

В мае 305 года Диоклетиан и Максимиан отреклись от власти и ушли в отставку. Августами стали бывшие цезари, а цезарями — новые люди, но уже через несколько месяцев то здесь, то там возникли новые цезари и новые августы. Что ж, согласно закону физики вакуум неизбежно заполняется, и тут нечему удивляться…

А Диоклетиан после отречения поселился на морском побережье, где занялся цветоводством и овощеводством. Когда ему предложили вернуться к государственной деятельности, он лишь улыбнулся в ответ, а затем проговорил: «Если бы вы могли взглянуть на овощи, которые я вырастил своими руками, то, наверное, не предлагали бы ничего подобного».

Так он прожил девять лет, пока новые августы не позвали его в Рим на какое-то торжество. Он отказался принять приглашение, ссылаясь на старческое нездоровье. Второе приглашение уже было выдержано в категорических тонах, и Диоклетиан, подозревая, что его зовут отнюдь не на дружеский ужин, счел за лучшее принять яд…

«Зло есть то же, вероятно, добро, результат которого не проявляется немедленно».
Оноре де Бальзак
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48269
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Христианизация равная деградации

Новое сообщение ZHAN » 12 дек 2016, 11:37

И вот на арену вышел император Константин Великий (285—337 гг.). Это он был инициатором приглашения Диоклетиана в Рим, чтобы подвергнуть его позорной казни, так что предчувствие не обмануло старика…

Константин, выждав удобный момент, устранил всех своих соперников и возможных претендентов на власть, не остановившись перед кровопролитной гражданской войной.

В честь его победы была сооружена триумфальная арка. Это была первая и единственная триумфальная арка, посвященная не победе над внешним врагом, а успешному избиению своих соотечественников. Такое деяние если и признавалось необходимым, то ни в коем случае не увенчивалось победными лаврами. Это был прецедент, прямо указывающий на сползание цивилизованного Рима в пучину азиатской дикости, указывающий на то, что римляне отныне перестали быть полноправными гражданами своей страны, превратившись в собственность своего господина, то есть сделав то, за что они всегда так презирали варваров…

К сожалению, эти простые истины напрочь отвергаются нашими современными правителями. Существует ведь дистанция огромного размера между воином, защищающим Отчизну от чужеземного нашествия, и воином, применяющим оружие против своих соотечественников. Последний может проявлять чудеса храбрости, однако нельзя его награждать теми же орденами, что и защитника родины, иначе эти ордена будут запятнаны, девальвированы, они перестанут быть могучим стимулом проявлений истинно воинской доблести.

Тем, последним, нужно хорошо платить, давать мешки денег, но не знаки державного героизма. Или изобрести для них особые ордена и медали…

«Лицемер мне напоминает человека, который убил родителей и просит суд о снисхождении на том основании, что он сирота».
Авраам Линкольн

Константин по достоинству оценил перспективность христианства как опоры абсолютной власти, и в 313 году издается судьбоносный Медиоланский (Миланский) эдикт, согласно которому христианская религия объявлялась равноправной со всеми иными культами. Видимо, и показательная казнь Диоклетиана была задумана как справедливое наказание ярого гонителя христиан.

Сам же Константин справлял в своем дворце и христианские, и языческие праздники, нимало не смущаясь таким смешением жанров. :D

Он установил для сенаторов налог, причем очень высокий, так что это вожделенное для многих и многих звание стало довольно дорогим удовольствием, которое не каждому было по карману.

Вот, кстати, урок Истории, который следовало бы творчески переосмыслить в наше время. Зарплата депутатам — это привычно, но ненормально, если отбросить стереотипы. Это такой же нонсенс, как объявление: «Плачу алименты. Деньги вперед». :)

А налоги при нем все росли и росли, и рост этот исходил не из действительного положения вещей, а исключительно из желаемого. Если раньше Рим существовал за счет грабежа других народов, то теперь другие народы начали грабить его, а сам он — в лице власти, которой очень хотелось быть пышной и богатой, — начал грабить самого себя.

«Царь, который пополняет свою казну имуществом подданных, подобен тому, кто мажет крышу своего дома глиной, взятой из-под его фундамента».
Мухаммед Аззахири ас-Самарканди

А город Рим он почему-то невзлюбил и в итоге решил основать новую столицу империи.

Эту новую столицу, Второй Рим, как ее сначала называли, построили на месте древнего греческого города, расположенного на берегу пролива Босфор, на границе Европы и Азии. Имя этого города — Византий.

Новая столица была построена довольно быстро и сразу же начала поражать своим кричащим великолепием, скорее азиатским, чем европейским. Кроме прочих богатств, новая столица славилась прекрасными статуями, огромным количеством подлинных шедевров ваяния. Эти шедевры были вывезены из Рима и других городов Италии и Греции. Константин продолжал грабить своих подданных.

Новую столицу в честь императора назвали Константинополем (нынешний Стамбул).

А первое лицо государства все более входило в роль азиатского царя, самовластного господина своих рабов-подданных, истины в последней инстанции. Константин окружил себя немыслимой даже по тем временам роскошью и цветистым славословием угодников. Одновременно с этим у него развивалась какая-то маниакальная подозрительность, заметно омрачавшая радости его нынешнего величия.

Одной из жертв этой подозрительности стал его старший сын Крисп, в котором он начал усматривать сильного соперника, причем не только в делах правления. Его жена Фауста, мачеха Криспа, обвинила юношу в попытке надругательства над ее царственным телом. Этого хватило для того, чтобы император приказал казнить сына, правда, вскоре он устранил и заявительницу, столкнув ее в ванну с кипятком.

Немного повоевав с готами и сарматами, Константин в 337 году заболел и умер, предварительно приняв крещение.
Историки-христиане в благодарность за все его заслуги перед новой религией назвали его Великим.
М-да… Ты — мне, я — тебе… :D

С той поры христиане, пользуясь поддержкой последующих императоров, начали жестоко преследовать другие религии, разрушая древние храмы и уничтожая произведения искусства.

Римский император Феодосий издал целый ряд эдиктов, согласно которым языческие храмы и статуи богов подвергались обязательному разрушению, а последователи старой религии были объявлены государственными преступниками.

Феодосий приказал удалить из здания римского сената великолепную статую богини Победы и поместить ее в сарае среди всякого хлама. Это была пощечина сенаторам, воспринимавшим эту статую как символ государственной мудрости, как неотъемлемую деталь зала заседаний. Они много раз униженно просили императора вернуть статую на ее законное место, но тот был непреклонен.

Вскоре прекрасная статуя была уничтожена дворцовыми слугами, которые сочли неразумным держать в сарае такую громоздкую вещь.

Явная деградация сената: в лучшие времена император, отдавший подобное приказание, оставался бы живым день-два, не больше. А этот не только остался живым, но и продолжил свою варварскую деятельность по разрушению древних святынь.

В 389 году Феодосий посетил Египет. В Александрии он обратил свое императорское внимание на величественный храм Сераписа, заключавший в своих стенах одну из самых больших в мире библиотек и школу языческих философов. Феодосий был поражен великолепием древнего храма, а посему заявил следующее:

— Этот языческий храм красивее и больше самых лучших христианских церквей! Я не могу допустить такого торжества язычества над христианством! Этот храм должен быть уничтожен!

Сказано — сделано. Глубокой ночью толпа христиан под руководством епископа Феофила подожгла храм, и к утру от него остались лишь обгорелые развалины. В числе прочих сокровищ погибла библиотека, состоявшая из 200 000 сочинений древних авторов. :cry:
Изображение

Между прочим, Феодосию, как и Константину, было присвоено звание «Великий»…

Множество наших бед происходит оттого, что, оценивая те или иные реалии бытия, мы исходим не из логики, не из здравого смысла, не из чувства вселенской справедливости, в конце концов, а из какого-то неясного томления, называемого чувством расовой, классовой или какой иной солидарности, из политических симпатий и антипатий, из заржавленных стереотипов и не слишком тщательно скрываемых комплексов, которые при случае выдаются опять-таки за ощущения единства, причастности к тому или иному эгрегору… Чушь все это, господа. Так можно очень далеко зайти в оправдании любой мерзости, любого злодейства, и это оправдание непременно ударит когда-нибудь по оправдывающим.

Мера оценки поступков должна быть единой, и если мы считаем тяжким преступлением против человечества сожжение неприятельскими солдатами нашей деревни (вместе с жителями, разумеется), то аналогичное деяние наших солдат следует считать таким же преступлением, иначе нам никогда не построить более или менее справедливое общество для себя же самих…

«Да будут прокляты все интересы цивилизации, и даже сама цивилизация, если для сохранения ее необходимо сдирать с людей кожу».
Федор Достоевский

На улицах Александрии толпа христиан растерзала женщину по имени Ипатия, которая занималась научными исследованиями. Вот тогда, в конце IV века, и начались повсеместные гонения на ученых, чьи трактаты вступали в противоречие с христианскими догмами.

А в это время все усиливался и усиливался натиск варваров, которые хотели даже не столько поживиться на римских землях, сколько уничтожить там все завоевания столь раздражающей их цивилизации. Если вникнуть в глубины психологии бывшего колхозника, то можно понять его раздражение при виде преуспевающего фермерского хозяйства. Подняться до такого уровня он не в состоянии, а вот низвести раздражающий объект до своего уровня с помощью полной канистры и коробка спичек — это сколько угодно!

В 410 году Рим пережил нашествие вестготов, двигавшихся с территорий нынешней Швеции. Шесть дней они куражились над городом, разрушая его святыни, убивая и насилуя его жителей.

Вслед за готами в Западную Римскую империю ринулись и другие варварские племена. Они затопили собой Галлию, Италию, Испанию и Северную Африку, где выкорчевывали виноградники под посевы ржи и ячменя, вырубали оливковые рощи под пастбища, разрушали храмы, чтобы использовать их обломки для постройки крепостей, короче говоря, показывали со всей наглядностью, кто в Европе (да и не только в ней) хозяин.

По аналогии можно вспомнить раскулачивание в конце 20 годов XX века в Советском Союзе, когда сельское отребье, поселившись в домах ликвидированных тружеников-земледельцев, срывало железо с крыш и пропивало его…

В эту эпоху жил и творил знаменитый философ и христианский богослов Августин Аврелий (354—430 гг.), известный еще как Блаженный Августин.

Этот человек славился как своей святостью, так и разносторонними знаниями. Он обладал явно не традиционным для своего времени и статуса мышлением, если мог заявить следующее: «Вера вопрошает, разум обнаруживает».

Как-то его спросили, бывают ли на свете чудеса.
Блаженный Августин, не задумываясь, ответил: «Бывают. Восход солнца есть подлинное чудо». :good:

Последние 34 года своей жизни он занимал епископскую кафедру в городе Гиппоне (Северная Африка). Им написаны 93 трактата общим объемом в 232 книги.
Умер Августин в 430 году в Гиппоне, осажденном варварами.

Это был великий человек, своей жизнью оправдавший само существование той жуткой эпохи, великий мудрец, которому очень повезло не дожить до времен инквизиции.

«Будем же верить, если не можем уразуметь».
«Я убедил себя, что следует больше доверять тем, кто учит, а не тем, кто приказывает».
«Все человеческие беды происходят оттого, что мы наслаждаемся тем, чем следует пользоваться, и пользуемся тем, чем следует наслаждаться».

Блаженный Августин

Последняя мысль поистине гениальна! :Bravo:
В ней содержится, кроме общечеловеческой мудрости, еще и объяснение одной из основных причин столь бесславного конца надменной Римской империи.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48269
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Конец античности

Новое сообщение ZHAN » 13 дек 2016, 11:35

В середине V века империю посетило германское племя вандалов, название которого стало нарицательным при обозначении беспощадного уничтожения произведений искусства и других памятников культуры. И не зря, потому что, пожалуй, только из фильма ужасов можно почерпнуть представление о том, что вандалы творили в захваченном Риме, да еще в течение двух недель! Достаточно заметить, что после их нашествия в огромном городе осталось всего 7 тысяч жителей…
Изображение

Но самый страшный, можно сказать, смертельный удар нанесли Римской империи гунны, пришедшие с территории, где ныне располагается Калмыкия. Это были свирепые орды, которые неумолимо двигались с востока на запад, истребляя все и всех на своем пути.

Одно время они даже помогали римлянам (за немалую плату, разумеется) отбиваться от наиболее навязчивых соседей. Наверное, это мирное сосуществование продолжалось бы довольно долго, если бы царем гуннов не стал некий Аттила (ок. 406—453), за свою феноменальную кровожадность прозванный «Бичом Божьим». Странно. Учитывая то, что он делал, надо было прозвать его «Бичом Сатаны», но… переименовывать это чудовище уже поздно. 8)
Изображение

Пожалуй, самая опасная из черт его характера — тщеславие. В сочетании с жестокостью, вероломством, алчностью и болезненной вспыльчивостью эта черта характера способна была завести его очень далеко. И завела…

В 447 году он во главе своих диких полчищ оказался у стен Константинополя. Римляне тогда откупились от него, и Аттила вернулся в свои владения на территории нынешней Румынии.

Здесь он начал готовиться к большой войне. Поводом к этой подготовке послужила пикантно-романтическая история, случившаяся при дворе римского императора Валентиниана III. Его сестра красавица Гонория имела неосторожность забеременеть от одного из придворных. Император сослал ее в Константинополь, где эта темпераментная девица оказалась в положении пленницы, за каждым шагом которой бдительно следили благочестивые родственники.

Так прошло долгих тринадцать лет. И вот молодая женщина решается на отчаянный шаг: она тайком посылает Аттиле свой перстень и записку, в которой обещает стать женой вождя гуннов, если тот вызволит ее из заточения.

Предложение показалось Аттиле весьма и весьма заманчивым, так как фактически открывало путь к римскому престолу. Он обращается к Валентиниану с просьбой выдать за него сестру. Тот вежливо отказывает королю варваров, объясняя свой отказ тем обстоятельством, что Гонория уже выдана за другого, да и, кроме того, она в любом случае не может быть наследницей императорской власти. Но Аттила продолжал настойчиво требовать Гонорию. При этом он заявлял, что она уже помолвлена с ним, ссылаясь на полученный перстень, и требовал у Валентиниана половину его державы, ни больше, ни меньше.

Валентиниан, как и следовало ожидать, при разговоре с посланцами Аттилы выразительно покрутил пальцем у виска (или по-иному выразил свое отношение к нелепому требованию), после чего Аттила объявил Риму войну.

В 451 году он повел на Галлию огромную объединенную армию гуннов и вандалов. Эта армия двигалась в сторону Орлеана, оставляя за собой лишь выжженную землю и горы трупов. Это уже не был набег дикарей-кочевников, это одна цивилизация шла уничтожать другую.

И вот, когда Орлеан уже считался обреченным на полное уничтожение, появились римские войска под командованием полководца Аэция и объединенные силы вестготов, франков, аланов, бургундов и саксов, возглавляемые королем вестготов Теодорихом.

На равнине близ города Шалон-на-Марне произошла одна из самых жестоких в Истории человечества битв. Тем осенним днем 451 года решалась судьба западной цивилизации. И она выстояла, победила. Аттила с остатками своих полчищ поплелся зализывать раны. А на поле битвы при Марне осталось 200 000 трупов. Такая вот цена спасения цивилизации от притязаний обезумевшего монстра.

Через год он пришел на Аппенинский полуостров, но это был уж скорее набег дикарей, чем война миров.

А 15 марта 453 года, после грандиозного свадебного пиршества Аттила попытался было дефлорировать свою очередную юную жену, но на этот раз попытка так и осталась попыткой: у жениха лопнула артерия и он отдал Богу свою свирепую душу. Согласно другой версии, его заколола кинжалом прелестная избранница, но это не меняет сути дела.

В 476 году был свергнут германцами последний римский император. Таким образом некогда великая империя прекратила свое существование. Еще теплилась жизнь в восточной ее части, но это касалось уже совсем другой страны…

Что же до истории Древнего мира, то она на этом закончилась, оставив грядущим поколениям массу неразрешенных проблем и массу ошибок, на которых, как оказалось, никто не пожелал учиться.

Действительно, умные учатся на чужих ошибках, а вот дураки — на своих. :D

Продолжим в средневековье.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48269
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение konde » 15 дек 2016, 12:34

Из фонда "Реплики Конде":
1.
/стандартный набор таких географических понятий, как Египет, Двуречье, Палестина, Иран, Финикия, Индия и Китай/:
- это не все очаги древних цивилизаций ибо забыли, фактически самый главный и наиболее древний из них - Восточное, Северное и Северо-Западное Причерноморье. Примечательно что некоторые данные выше официально на самом деле относятся к империи двуглавого орла, ядро которой и находилось в течение нескольких тысяч лет в Причерноморье, они будучи от него, его людьми основанные.
Аватара пользователя
konde
сержант
 
Сообщения: 696
Зарегистрирован: 07 май 2012, 11:48
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение konde » 15 дек 2016, 14:41

/Понтийское царство/

Понтом было все Причерноморье вы же, и другие, видите царство только на востоке моря. Ядро черноземной полосы вам не известен, чем он еще славится? В первую очередь тем что он был вотчиной гетов, которые свидетельствуются и в Приазовье и на восточном побережье Черного моря и которые не могли не знать свой край . Если разделить все Причерноморье по областям и сделать их оценку то не трудно узнать в какой имено стороне Причерноморья имели свою верховную власть. Во всяком случае это не Приазовье и даже не Северный Кавказ.
Аватара пользователя
konde
сержант
 
Сообщения: 696
Зарегистрирован: 07 май 2012, 11:48
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение konde » 15 дек 2016, 15:02

/...Домициан часто развлекался ловлей мух и прокалыванием их острием грифельной палочки.../

И кто то в эфире горевал еще что народы мира собственных ошибок не желают видеть. У Домициана, как и у каждого из известным нам великих князей старого доброго мира, были враги которые свою неприязнь к темнику, дословно: творивший темные деяния, клеветали на супостата своего и на бумаге тоже. Были деньги и были и секретари писавшие под диктовку оного богатого жидяру. Посмотрите в летописях, как хаят князья друг друга и все потому что написаны оные летописи не одним лишь Нестором, каждый писака, в прямом смысле, мнение своего личного князя оставляя для потомков.
Вот так и в Римском принципате было, "не нахамишь противнику (Домициану) - славы сенаторской не видать". В Римском сенате с самого начала житья Рима было две а то и три блока сенаторов которые, да бы не говорили что хлеб зря едят, постоянно грызлись друг с другом. В преть до Гражданской войны.
Проверьте вашу информацию, не написал ли ее какой то еврей из Парижа аль Лондона, они мастера на такие шутки... переделывать рукописи древние на свой лад.
Аватара пользователя
konde
сержант
 
Сообщения: 696
Зарегистрирован: 07 май 2012, 11:48
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Общие сведения, исследования, гипотезы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1