Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Античность без комплексов

Если не нашли подходящего раздела о древнем мире, помещаем темы сюда
Правила форума
Если не нашли подходящего раздела о древнем мире, помещаем темы сюда.

Античность без комплексов

Новое сообщение ZHAN » 16 окт 2016, 20:08

Эта тема является естественным продолжением темы Предыстория без комплексов.

Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
Джордж Бернард Шоу
Изображение

Истинно так. Ведь не зря же говорится, что умные учатся на чужих ошибках, а вот дураки — на своих. Даже при самом беглом сравнении истории Древнего мира с летописями всех последующих эпох становится совершенно очевидным то, что она несоизмеримо более богата созидательными событиями и роковыми ошибками, а потому особенно поучительна. А то, что забубенное человечество не извлекло из нее практически никаких уроков… что ж, человечество есть человечество… :D

Сама же по себе древняя История настолько динамична, самодостаточна и насыщена ярчайшими проявлениями знаний, умений и талантов человеческих, что ее финалу вполне пристала бы роль завершающего аккорда, и на том можно было бы смело закрыть занавес под аплодисменты восхищенных зрителей.

Эта история во многом напоминает какой-нибудь популярнейший телесериал, к которому не слишком добросовестные и талантливые продюсеры и режиссеры буквально пришивают белыми нитками продолжения с тем же названием, но с добавлением порядковых номеров. Как правило, номер два еще способен хоть в какой-то мере развить удачные находки номера первого и эксплуатировать обаяние полюбившихся зрителям образов, но номер три и так далее — это уже ни что иное, как бледная немочь, рассчитанная на успех той части зрителей, чья непритязательность граничит с умственной отсталостью. :lol:

Таким же образом последующие акты человеческого трагифарса попросту поражают своей надуманностью и творческой беспомощностью.

Единственное, чем они сочно и густо насыщены, так это проявлениями кичливости человека перед Природой, что поначалу воспринимается с некоторым нездоровым интересом (как, например, наблюдают за поведением городского сумасшедшего или репликами форумых Конде и ВВС :D ), но очень скоро эта ничем не оправданная кичливость начинает раздражать, и в итоге ее тупое однообразие вызывает лишь непреодолимую скуку.

«Все жанры хороши, кроме скучного. Но скука — не жанр».
Вольтер

Но первый акт великолепен. :Yahoo!:
Письменность, расцвет самых разнообразных наук, технический прогресс, развитое сельское хозяйство, мелиорация, зодчество, государство и право, бессмертные шедевры литературы и искусства — вот очень беглый перечень наиболее характерных примет того исключительного времени, исключительного потому, что никакое иное не смогло бы похвастать ничем подобным…

Впрочем, здесь следует рассматривать не только фактор исторического времени, но и места.

В ученых беседах о древних цивилизациях принято упоминать некий стандартный набор таких географических понятий, как Египет, Двуречье, Палестина, Иран, Финикия, Индия и Китай.

Древним американским цивилизациям в принципе не отказывают в оригинальности, однако со времени их обнаружения испано-португальскими конкистадорами они, изнасилованные и обгаженные, замерли, затаились и стали некоей «вещью в себе», независимой (в том плане, что от нее ничего не зависит) экзотикой, о которой рассуждают, многозначительно покачивая лысыми головами, но в которой никто толком не разбирается.

Ну и, естественно, сверкающим алмазным венцом этого набора служат Греция и Рим, роль которых в развитии мировой цивилизации переоценить практически невозможно.

Что ж, не будем без нужды нарушать привычные комбинации кубиков с буквами и цифрами. Начнем с начала…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Долина Нила

Новое сообщение ZHAN » 17 окт 2016, 13:50

С самого начала начал Египет располагался в долине и дельте Нила — одной из величайших рек планеты. Естественно, Нил всегда был для египтян тем, что принято называть артерией, источником жизнеобеспечения. Он обожествлялся, ему молились, приносили жертвы, в честь него исполнялись хвалебные гимны, где он назывался источником жизни, дарителем хлеба насущного и творцом всего прекрасного.
Изображение

С незапамятных времен берега Нила были изрезаны оросительными каналами. Здесь располагались поселки и города, здесь процветала торговля, здесь бурлила жизнь во всех ее непростых для того периода всемирной Истории проявлениях.

В IV тысячелетии до н.э. в долине Нила располагалось сорок небольших государств, так называемых «номов», в каждом из которых функционировала система монархической власти.

Среди великого множества царей, фараонов, королей, императоров, президентов и просто желающих «порулить» (типа Кромвеля или Ленина). История едва ли сможет при всем желании назвать хотя бы дюжину истинно мудрых и элементарно дорожащих своей репутацией людей. Правда, если заглянуть в учебник истории любой страны, там можно обнаружить богатейшую галерею образов чрезвычайно благородных, умных, образованных патриотов-филантропов, которых лишь жестокая необходимость спасения нации заставила схватиться за кормило власти… :)
Если так, то откуда же взялся весь этот алчный и кровавый идиотизм, называемый историческим процессом? :unknown:

Но если это можно сказать о тех, чьими роскошными памятниками сейчас любуются туристы, то как представить себе всю глубину державного мышления тех древнеегипетских царьков, которые были в своих номах и «отцами нации», и законом, и властью? :unknown:
Исходя из фактов истории того времени, можно сказать, что уровень государственного мышления каждого из них сводился к простейшему арифметическому рассчету: «У меня три тысячи подданных, но если я присоединю к своим владениям земли соседнего нома, то подданных будет уже не три. а шесть тысяч, и тогда налоги составят…» Короче говоря, стандартный мотив расширения границ любой страны…

И вот царек идет войной на своего соседа, а там уж как повезет: либо он присоединит к себе владения, что плохо лежат, либо его…

В поход на чужую страну собирался король.
Ему королева мешок сухарей насушила
И старую мантию так аккуратно зашила,
Дала ему пачку махорки и в тряпочке соль.
И руки свои королю положила на грудь.
Сказала ему, обласкав его взором лучистым:
«Получше их бей, а не то прослывешь пацифистом,
И пряников сладких отнять у врага не забудь.

Булат Окуджава

Эти войны египетских царьков для Клио, музы Истории, не имели абсолютно никакого значения. Как, впрочем, и для рядовых подданных этих недалеких монархов. Подданные в итоге любой войны в худшем случае погибают «за свободу родины», а в лучшем — остаются, как говорится, при своих интересах. Ведь какая, к примеру, разница рязанскому землепашцу образца XVI века — завоевал ли Иван Грозный Казанское ханство… И так же все прочие великие державные свершения.

Но вернемся к алчным староегипетским царькам.

В итоге их примитивных междоусобиц из сорока мелких государств образовалось всего два: Египет Верхний и Египет Нижний. Разумеется, через некоторое время они сошлись в последнем и решительном бою за «единство нации» (как теперь принято называть державный разбой), и Египет стал неделимой страной всех египтян, объединенных под властью (наконец-то!) одного фараона.

Можно представить себе бурную радость всех этих египтян.
А того славного собирателя египетских земель звали Менес.
Он-то и основал династию фараонов, первую из тридцати функционировавших в течение всего периода государственной независимости Египта.

Объединение это имело место на рубеже IV и III тысячелетий, около 3000 года до н.э.
Столицей объединенной державы стал город Мемфис.

Обычная столица, которую традиционно отличают от обычного города бросающаяся в глаза концентрация представителей двух родственных классов общества: чиновников и проституток.
И те и другие кормятся, в основном, за счет наплыва провинциалов, приезжающих в столицу улаживать свои дела разного рода и значения.
Впрочем, их объединяет не только это.

А еще в столице есть множество военачальников, изнывающих в ожидании очередной победоносной войны. Ведь только уж очень наивные люди верят в заявления правительств о том, что армия создается с целью обороны страны. Армия создается для разбоя, а когда дело оборачивается действительной необходимостью обороны родной земли, то в таких случаях либо разбегается, либо в массовом порядке сдается в плен.

Известно, например, что в период царствования фараона Джосера (около 2800 лет до н.э.) египетская армия достаточно активно наносила грабительские визиты и жителям Нубии, расположенной к югу от границ державы, и племенам, населяющим Синайский полуостров, тем самым с лихвой окупая расходы на свое содержание.

Древняя летопись представляет нам хвастливый отчет египетского военачальника о походе в чужую страну:
«Войско вернулось с победой,
разорив соседнюю страну, вырубив ее сады и виноградники.
подпалив вражеские селения, перебив там много десятков
тысяч людей, захватив столько же пленных.
Фараон хвалил меня за это и осыпал богоравными милостями».


Собственно, в этом нет ничего примечательного, ибо таковы все армии мира и их победоносные визиты на чужие территории, а вот фараон Джосер вошел в историю прежде всего как первый из правителей Египта, кто был похоронен в монументальной усыпальнице — пирамиде.

Известно, что автором этой первой из пирамид, что считались одним из семи чудес древнего мира, был архитектор Имхотеп. Вот этот человек действительно оставил свой след в Истории…

Семь чудес света — семь знаменитых сооружений зодчих Древнего мира: египетские пирамиды; подвесные сады Семирамиды в Вавилоне; храм Артемиды в Эфесе; статуя Зевса работы Фидия; гробница Мавзола в Гелакарнасе. Колосс Родосский — статуя бога Солнца Гелиоса, установленная в гавани Родоса, и мраморная башня маяка на острове Фарос.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Египет

Новое сообщение ZHAN » 18 окт 2016, 09:50

Из египетских пирамид наиболее известными являются усыпальницы трех фараонов: Хуфу (Хеопса), Хафра (Хефрена) и Менкаура (Микерина). Пирамида Хеопса — несомненный лидер среди этих циклопических сооружений. Ее высота — 146 метров, а длина основания каждой из четырех граней — 230 метров. Сооружение состоит из двух миллионов трехсот тысяч каменных блоков, каждый из которых весит от 2 до 30 тонн. Точность подгонки такова, что между их гранями невозможно просунуть и лезвие ножа.

Любопытна история постройки этой знаменитой пирамиды, изложенная греческим историком Геродотом (между 490 и 480 — ок. 425 до н.э.). По его словам, пирамида возводилась двадцать лет и стоила несметного количества денег. Все эти деньги были добыты исключительно путем проституции, причем, одной-единственной женщиной — дочерью самого фараона. Так что эта пирамида самым убедительным образом свидетельствует не только о могуществе и славе Хеопса, но и об уникальных сексуальных способностях его дочери.
Изображение

Но и это не все. Дочь фараона решила пересмотреть собственный финансово-хозяйственный план и в ходе строительства этого архитектурного чуда увеличила сумму своего разового гонорара, чтобы на деньги, полученные за одно соитие с ее царственным телом, можно было бы приобретать не один, как это было раньше, а два каменных блока.

«Из этих камней, — писал Геродот, — по словам одного жреца, и была выстроена между тремя возвышающимися пирамидами четвертая».

Все-таки самая большая в мире пирамида находится не в Египте, а в Мексике, в местечке Холула-де-Ривадабиа, что расположено в ста километрах от столицы. Эта пирамида была возведена между 11 и VI веками н.э. в честь ацтекского бога Кетцалькоатля. Площадь сооружения — 18 гектаров, высота — 54 метра, а объем — 3,3 миллиона кубических метров, т.е. почти на миллион больше, чем объем пирамиды Хеопса.

Это так, для общего развития. Думается, грандиозность пирамиды Хеопса от этого сравнения не померкнет.
Как не померкло величие этих сооружений оттого, что еще в древности какие-то недочеловеки разграбили их содержимое.
Скорее всего, мотивом разграбления пирамид была не столько жажда наживы, хотя в усыпальницах было немало драгоценностей, сколько стремление маленьких во всех отношениях особей осквернить признанную святыню, надругаться над тем, что в обычных условиях объективно недосягаемо…

«Для низких натур нет ничего приятнее, как мстить за свое ничтожество…»
Виссарион Белинский

Еще один циклопический символ величия власти — Большой Сфинкс. Он возвышается неподалеку от пирамид, огромное скульптурное изображение льва с головой человека (как принято считать — фараона Хафра). Высота чудовища — 19,8 м, длина — 70 м, а ширина его рта — 2,32 м. Нос отсутствует.

Одно время бытовало мнение о том, что нос каменному чудовищу отшибли артиллеристы Наполеона во время египетского похода 1798—1799 гг. Это мнение оказалось ошибочным. Нос Большому Сфинксу действительно отстрелили артиллеристы, но только не французские, а турецкие, которые посетили те края гораздо позднее Наполеона. Им было попросту наплевать на какие бы то ни было святыни, они упражнялись в стрельбе. Просто так, от нечего делать…

А во времена фараонов Сфинкса называли «Отцом ужаса».
Этот грандиозный истукан и в самом деле не излучает оптимизма, как, впрочем, почти все египетские боги.

Исключение могут составить лишь бог Солнца по имени Ра и бог-кормилец Хапи (так называли Нил). Ра почитался египтянами как «царь богов», который в течение дня проплывает в золотой ладье по небу, удаляясь на ночь в пустыню. Хапи должен был постоянно заботиться о должном уровне воды в своем русле и о наполнении оросительных каналов.

Бог Осирис опекался плодородием, помогал произрастать посевам. Бог пустыни, злой бог по имени Сет, с красным лицом и воспаленными глазами, коварно убил Осириса, но тот ожил, воскрес из мертвых и стал царем потустороннего мира, где живут души умерших. Там не бывает засухи, там всегда достаточно чистой воды, а пшеница достигает человеческого роста.

Но в этот рай попадали далеко не все души. Им предстояло судебное заседание под председательством Осириса. Если владелец души жил праведной жизнью — добро пожаловать в царство сытости и благополучия, если же нет — душу безжалостно пожирало ужасное чудовище.

Своего рода судебным заседателем был при Осирисе бог с головой шакала, которого звали Анубис.
Апис, бог-бык, служил символом плодовитости.
Сохмет, богиня-львица, считалась матерью царей.

Бараноголовый бог Хнум вылепил самых первых людей на гончарном круге, а бог Тот, имевший голову ибиса, научил людей писать и считать. Как видим, боги египтян были в основном звероликими, что свидетельствует об изначальной двойственности человеческой натуры, послужившей моделью для сотворения богов.

Видимо, в русле этой традиции следует рассматривать и почитание некоторых видов животных, в частности кошек и собак.

Священные животные содержались при храмах и в домах высшей знати. После смерти их бальзамировали и торжественно хоронили на особых кладбищах. В те времена можно было увидеть на берегах Нила пышные похоронные процессии, сопровождавшие в последний путь скончавшихся четвероногих кумиров. По ним носили траур и даже сбривали брови в знак наивысшего проявления скорби.

«Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак».
Адольф Гитлер. Авторство сомнительно, однако известно, что эта фраза была у этого исторического деятеля одной из самых любимых.

Как бы то ни было, но среднестатистическому человеку следует опасаться среднестатистической собаки в неизмеримо меньшей степени, чем своего ближнего, которого авторы Библии настоятельно советуют возлюбить как самого себя.
И не только ближнего следует опасаться, но и близкого, о чем свидетельствуют многочисленные и достаточно убедительные факты мировой истории.

Так что не стоит вертеть пальцем у виска, прочитав об отношении древних египтян к кошкам и собакам. Хоть к кому-то ведь надо относиться с должным почтением.

Фараоны, правда, не могли пожаловаться на недостаток почтения к своим богоравным особам. Именно богоравным, потому что по существующей традиции фараон считался живым воплощением Осириса, сыном бога Солнца Амона Ра. Недаром же к фараону обращались в такой форме: «О, Солнце, видящее лучами своими!» В честь фараона возводились храмы, дворцы, статуи, украшенные золотом и драгоценными камнями.

Фараона постоянно окружала толпа придворных, каждый из которых усматривал основное предназначение своей жизни в ревностном служении повелителю, в мгновенном выполнении всех его пожеланий. Придворный этикет требовал от каждого, кто был удостоен чести непосредственного общения с земным богом, добрый десяток метров подползать к нему исключительно на брюхе и как огромную честь воспринимать милостивое позволение поцеловать его сандалию.
Когда фараон отходил в сторону, следовало пылко целовать его следы на песке или каменных плитах.

Но это была общедоступная, внешняя сторона медали. В Египте фараон был не столько действительным самодержавным властителем, сколько раскрашенной и отделанной золотом марионеткой в руках опытных, расчетливых и целеустремленных кукловодов, то есть жрецов.
Именно им и принадлежала реальная власть в Египте. Как и реальные признаки материального могущества: земли, рабы и т.д.

Фараон, разумеется, не был каким-то подставным лицом, не имеющим никаких властных прерогатив, однако по большому счету ключи от высшей власти хранились не в его чертогах золотых, а в тайниках главного храма.

«…В Египте жречество дисциплинировало царскую власть, не уступало никогда своих прав и даже в самые трудные эпохи имело влияние на царей, изгоняло деспотов и всегда управляло народом; и влияние это исходило из умственного превосходства, из глубокой мудрости, какой не достигало ни одно правящее сословие нигде и ни в к какой стране».
Эдуард Шюре. «Великие посвященные»

Жрецы обладали несметными богатствами. Храмы выполняли роль своеобразных терминалов, где аккумулировались запасы золота и зерна. Храмам принадлежали плодородные поля, скот и рабы, причем в довольно впечатляющем количестве. К примеру, главному храму в городе Фивы принадлежало более 80 тысяч рабов…

И все же главная задача жрецов заключалась не в том, чтобы обладать золотом, а в том, чтобы обладать властью над теми, кто этим золотом владеет. Так оно вернее, надежнее и продуктивнее, что не раз подтверждалось практикой развития человеческой цивилизации.

Та же практика, однако, может достаточно авторитетно свидетельствовать о том, что египетские жрецы иллюстрируют собой весьма редкий случай, когда высшая власть в стране принадлежит ее интеллектуальной элите.

Это бесспорно. Жрецы действительно были интеллектуальной элитой Египта: именно в их среде нашли самое интенсивное развитие физика, химия, математика, медицина. Именно в египетских храмах были написаны первые в мире медицинские трактаты, где анализировались симптомы различных болезней и способы их лечения. Там же родились формулы вычисления площади треугольника, объема цилиндра или шара. Жрецы могли уверенно предсказывать солнечные затмения и вычислять сроки половодья Нила.

Это уж никак не маразмирующее Политбюро Компартии Советского Союза или не полуграмотные лабазники из гитлеровского окружения… :)

В Египте интенсивно развивалось храмовое строительство. Величественные храмы украшались многочисленными статуями богов и фараонов. К примеру, фасад одного из самых известных в Египте храмов — Абу-Симбел — почтили своим присутствием сразу четыре двадцатиметровые статуи, изображавшие фараона XIX династии Рамсеса Второго.

Стремление увековечить, расширить временные границы жизни человека посредством его изображения способствовало возникновению реалистической традиции в египетском изобразительном искусстве. Статуя могла выполнить свою основную задачу лишь при условии бесспорной схожести с оригиналом, а это требовало от скульптора не только таланта, не только чувства, но и совершенно определенных знаний в области анатомии и владения такими понятиями как пропорция, линейная перспектива, гармония.

Эти (как, впрочем, и все прочие) знания родились в секретных покоях египетских храмов. Именно там ученые жрецы разработали систему изобразительной гармонии, систему, универсальную для всех сфер видимого мира, отражающую вселенские законы пропорции, ставшую и в Древнем Египте, и во всем параллельном ему и последующем мире непреложным каноном, — так называемое впоследствии «золотое сечение», выражением которого является соотношение частей, числовая дробь которого дает цифру 1,618…

Когда размышляешь на тему египетских жрецов, постоянно приходит на ум старая-старая истина: «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти».

Неумолимая и тайная власть жрецов, естественно, многих субъектов власти светской безмерно раздражала, и прежде всего по причине огромного интеллектуального превосходства первых. Да, скорее всего, именно так оно и было, потому что в иных планах фараонам было не на что сетовать: на их поистине сказочные богатства никто не посягал, а касательно внешних проявлений престижа власти фараонов, то жрецы честно соблюдали правила игры и всеми доступными средствами пропагандировали богоизбранность и богонравность светских властителей.

Но вот своего интеллектуального превосходства они не находили нужным скрывать, да и полученные знания не торопились делать всеобщим достоянием.

А светская власть медленно, но верно утрачивала и без того чахлую свою духовность, что не могло не привести в итоге к грубейшим просчетам и во внешней, и во внутренней политике.

Эти просчеты и привели примерно в 1750 году до н.э. к массовому восстанию рабов и беднейших слоев населения.

При разумной, а следовательно, нормально функционирующей власти какие бы то ни было восстания напрочь исключаются.

В этом же случае имело место следующее.
По дошедшим до нас описаниям, «бедняки ворвались во дворцы… Тех, которые были одеты в тонкие полотна, избивают палками… Богачи стали неимущими… Тот, который не имел даже пары быков, стал владельцем стада. Рабы стали владельцами рабов».

Потрясающая фраза, ценнейшая фраза: «Рабы стали владельцами рабов!» Ведь рабы в основном были чужеземцами, пленными, захваченными во время нескончаемых военных походов на земли соседних государств. К чему должен, по идее, стремиться раб? Конечно, к свободе, к обретению той высокой ценности, которую у него отняли. Следуя элементарной логике, можно со всей уверенностью предположить, что, обретя вожделенную свободу, раб сразу же помчится на свою утраченную родину, к своим родным куда-нибудь в Нубию или в Иудею… Нет, вместо этого он станет «владельцем рабов»! Так вот. Раб жаждет не свободы, а мести, и все красивые легенды про Спартаков всех времен и народов лишь подтверждают эту мысль.

«Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Как ни странно, но опыт показывает, что народам легче выносить насильственное бремя рабства, чем дар излишней свободы».
Александр Герцен

Обстоятельства любого из людей могут сложиться таким образом, что он утратит физическую свободу, но лишь немногий избранный найдет в себе силы не утратить при этом свободу духа. Яркий пример тому — раб Эзоп, и это исключение в очередной раз подтверждает правило.

Если выражаться фигурально, то многие и многие из нас — рабы. Рабы своих стремлений, вожделений, страхов, привычек, комплексов, стереотипов… Без ошейников, без цепей, но разве это что-то меняет?

А разве египетские фараоны не были рабами своей жажды беспредельной власти, почестей, сокровищ? :unknown:

В 1922 году археологами была обнаружена подземная усыпальница фараона XVIII династии Тутанхамона. Она была буквально набита драгоценностями, а лицо мумии пряталось под золотой маской, щедро усыпанной изумрудами и сапфирами. Известно, что в саркофаги клали только те предметы, которые покойный больше всего любил при жизни и которые совершенно необходимы ему в потустороннем существовании.

Впрочем, древние египтяне достаточно внимания уделяли и радостям вполне живой плоти, о чем свидетельствует, в числе прочих признаков, бурное развитие религиозной и светской проституции.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Египетские нравы и история

Новое сообщение ZHAN » 19 окт 2016, 15:11

Как отмечали современники, в египетских храмах массовые богослужения непременно завершались столь же массовыми сексуальными оргиями, в которых самое непосредственное участие принимали замужние женщины, почтенные матери семейств, как принято говорить в наше лицемерное время.

Геродот, описывая богослужения в храме богини Изис, поражается размаху и эмоциональному накалу массового разврата в стенах, которые почитаются как священные. Впрочем, кто бы поражался: в его родной Греции храмовая проституция имела не меньший, если не больший размах.

Весьма вероятно, что греческий историк был поражен не столько массовыми формами культового разврата, сколько тайными церемониями, благосклонно открытыми ему египетскими жрецами.

Вот там разврат вполне мог быть поражающим своей изощренностью, тем более, что в этих засекреченных оргиях традиционно ведущая роль отводилась нубийкам, темнокожим красавицам, известным всему Древнему миру своей фантастической сексуальностью.

Простой народ, даже если бы и был допущен до подобных таинств, не смог бы оценить по достоинству и проникнуться их трансовой сутью, да и не нуждался он в таком знании ни тогда, ни в последующие времена.

Народ в основном соприкасался со светской проституцией, простой, понятной и абсолютно доступной.
Изображение
Нофрет, жена принца Рахотепа IV династия

Светская проституция пополняла свои ряды прежде всего за счет одиноких молодых женщин, которые, не найдя себе иного применения, бродили по стране, отдаваясь каждому желающему за весьма скромную, часто почти символическую плату.

Египет славился своими бесчисленными питейными заведениями, где к услугам посетителей были самые разнообразные вина — фруктозные и пальмовые, — а также не менее разнообразный ассортимент женской и мужской сексуальной обслуги.

По всему видать, египтяне, проявляя трогательную заботу о своей потусторонней жизни, все же основное внимание уделяли земным удовольствиям. В частности следует отметить возникновение именно в Египте духов и прочих косметических средств.

Египетские проститутки то ли эмпирическим путем, то ли с помощью научных консультантов — жрецов, но так или иначе пришли к осознанию значения роли обоняния в сексуальной практике. Поэтому наиболее пытливые и прогрессивные представительницы этой профессии стали широко применять духи, произведенные на базе таких возбуждающе-опьяняющих веществ, как амбра, мускус и цибетовый сок.

В древнеегипетских папирусных хрониках встречаются многочисленные указания на применение различных благовоний в целях привлечения сексуального партнера и его активизации во время сношения.

Повсеместно были распространены и роскошные бани, но в основном они служили опять-таки целям проституции. Что ж, этим целям служили многие и многие достижения человечества, если, конечно, рассматривать его Историю предвзято…

Фрагмент древнеегипетской лирики
Целый день я молю мою госпожу:
Не будь мне врагом!
О госпожа моя, не заставляй,
Не заставляй меня ждать.
Я не могу сдержать мою лошадь,
В ее теле — буря…

Ночью я проходил мимо ее дома.
Я постучал, но мне не открыли —
Превосходная ночь для привратника.
О засов, я хочу отомкнуть тебя!
Дверь! Ты судьба моя,
Ты мой добрый дух.
Там, внутри, для тебя зарежут быка.
В жертву твоему могуществу, о дверь!

(Перевод Анны Ахматовой)

Ну, а иные стороны древнеегипетского бытия хоть и выглядели гораздо более подходящими для традиционных анналов, тем не менее не являли собою ничего оригинального, того, что можно было бы назвать «изюминкой» данного исторического периода в данной стране.

К середине II тысячелетия до н.э. новой столицей Египта стал город Фивы. Кого должно было взволновать это событие? Да никого. Чиновников и проституток, как всегда. :)

Новинка в техническом оснащении армии: колесницы. Созданы отряды колесничих. На каждой такой повозке стояли два воина: один правил лошадьми, а второй стрелял из лука. Прообраз пулеметной тачанки.

В этот же период, около 1500 года до н.э., фараон Тутмос III начинает проводить политику активной военной экспансии. Он и его преемники, в результате долгих и кровопролитных войн захватив Палестину и Сирию, остановились лишь на берегах реки Евфрат, а также присоединили к своим владениям Нубию с ее золотыми рудниками.

Такова природа алчного человека: в процессе удовлетворения собственной алчности он утрачивает способность осознания различий между такими понятиями, как «цель» и «средство», и уже не может остановиться на том рубеже, где заканчивается здравый смысл и начинается область безумных иллюзий.

Вначале все шло так, как задумано: из завоеванных стран к столице тянулись караваны верблюдов, тяжело груженных золотом и слоновой костью, табуны великолепных лошадей, нескончаемые колонны пленных… Но очень скоро возникла необходимость содержания в покоренных городах усиленных гарнизонов, потому что покорными они оставались ровно столько времени, сколько там находились грабившие их военные отряды. Как только эти отряды уходили, сопровождая караваны с трофеями, власть немедленно менялась со всеми вытекающими последствиями.

Собственно, чего иного можно было ожидать? Что завоеванные и ограбленные народы будут добровольно поддерживать навязанный им порядок? :unknown:
Алчный завоеватель может, конечно, помечтать о таком, но подобные мечты всегда оставались мечтами, не более того, причем, во все времена. Египетским фараонам еще можно извинить такие бесплодные мечтания, фигурально выражаясь, по молодости лет, но в начале XXI века за подобное нужно пороть кнутом на площади…

Что ж, за все нужно платить, а за имперские замашки — особенно дорого. В начале I тысячелетия до н.э. Египет утратил все свои завоевания в Нубии и в Передней Азии, а затем вынужден был занять и откровенно оборонительную позицию. В 525 году до н.э. Египет был завоеван персами, в 332 — Александром Македонским, а в 30 году до н.э. он стал одной из провинций Римской империи.

А как славно все начиналось…

«Исторический путь — не тротуар Невского проспекта, он идет целиком через поля то пыльные, то грязные, то через болота, то через дебри. Кто боится быть покрыт пылью и выпачкать сапоги, тот не принимается за общественные дела»
Николай Чернышевский

В истории Египта встречался один фараон, который уж никак не побоялся «выпачкать сапоги». Его звали Аменхотеп IV. Сам себя он называл Эхнатоном…

Известно, что во время его правления (середина XIV века до н.э.) произошло — по тогдашним египетским нормам — нечто абсолютно немыслимое, а именно: своим единоличным волевым решением Аменхотеп IV отменил всех, вернее, почти всех богов, провозгласив веру в единое божественное Солнце.

По его приказу создается новая столица государства — Ахетатон. На всей территории Египта безжалостно уничтожаются изображения звероликих богов. С их консервативными защитниками поступают не менее радикальным образом. Жрецы высшего уровня хранят молчание. Мудрое молчание, которое длилось долгих семнадцать лет. Народ все эти годы тоже безмолвствовал, но по иным мотивам: с одной стороны, он никак не мог понять, в чем заключается истинная причина этого религиозного переворота (а понять это было действительно сложно), с другой стороны, такая смена религиозной ориентации была ему абсолютно безразлична, так как никоим образом не влияла на земные проблемы.

Сразу же после смерти фараона Аменхотепа IV все вернулось на свои места. Фивы снова стали столицей, а звероликие боги снова заняли свои почетные места на пьедесталах. Будто ничего не произошло…

И было бы известно имя этого фараона-реформатора лишь очень узкому кругу историков-египтологов, если бы не одна деталь: он был мужем одной красивой женщины, скульптурное изображение которой, сотворенное поистине божественным резцом мастера по имени Тутмес, стало общепризнанным шедевром мирового искусства.
Звали ее Нефертити.
Изображение
Нефертити

Вот это действительно история, а всякого рода перевороты, завоевания, присоединения и тому подобные конвульсии общественной жизни являются не более чем периодами ненастной погоды, которые в любом случае минуют, а все созидательное, благодатное, солнечное — вернется…

История помнит такую незаурядную личность как фараон Рамсес II, прозванный Великим. Он действительно был великим полководцем, великим покорителем чужих народов, великим захватчиком всего, что плохо лежало, и великим организатором строительства храмов, уставленных его скульптурными изображениями, словом, средней руки исторический деятель любой из эпох.
Но было одно существенное отличие.

Примерно в 1240 году до н.э. фараон Рамсес II приступил к прорытию канала через Суэцкий перешеек, намереваясь таким образом открыть морской путь в Индию. И первый Суэцкий канал был прорыт! И отправились корабли из Средиземного моря в Красное!

Но спустя несколько веков канал был занесен песками пустыни, и лишь в 1869 году (нашей эры, разумеется) его прорыли заново и, будем надеяться, окончательно.

Рамсес царствовал 63 года и умер в столетнем возрасте, оставив безутешными наследниками 3 сыновей и 53 дочери.
Что ж, как говорится, талантливый человек талантлив во всем.

Сильные мира сего, к сожалению, весьма редко бывают талантливыми и сильными в сугубо человеческом смысле этого слова, так что Рамсеса Великого можно считать исключением, лишь подтверждающим общее правило…

Тридцать династий фараонов. Но что бы изменилось, если бы их было двадцать? Или сорок? Имела ли место оккупация Нубии?
Как пришли туда египетские войска, так и ушли. Будто бы ничего и не было.

У царя Соломона, говорят, было кольцо, на котором отчетливо виднелось выгравированное изречение: «Все проходит». В разного рода критических ситуациях мудрый царь черпал спокойствие и выдержку именно в этом изречении. Но однажды стечение обстоятельств было настолько негативным, настолько стрессовым, что Соломон в ярости сорвал кольцо с пальца и швырнул на пол. Оно покатилось, описало круг и замерло у ног царя. Соломон разглядел какую-то надпись на внутренней стороне кольца, поднял его и прочитал: «И это пройдет».
Так-то.

А что осталось, что не кануло бесследно в мутные воды забвения? :unknown:
Сфинкс. Пирамиды. Храмы. Нефертити. «Золотое сечение».
И литература: философская лирика, легенды, трактаты мудрецов…
И наука.

На одном из папирусных свитков можно прочесть:
Они не строили себе пирамид из меди
И бронзовых надгробий,
Не оставили после себя наследников,
Детей, продолжателей дел и имен,
Но они увековечили себя в написанном,
В своих сочинениях, в своих поучениях…
Книга ценнее самого дорогого надгробья
И самой высокой колонны.
Мудрость слов возводит пирамиды в сердцах тех,
Кто помнит имена авторов великих истин.


Вот, пожалуй, и все, что следует воспринимать всерьез. И не только в истории Древнего Египта. :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Двуречье (Месопотамия)

Новое сообщение ZHAN » 20 окт 2016, 16:12

В южных предгорьях Кавказа берут свое начало две реки, Евфрат и Тигр, которые впадают в Персидский залив. Пространство, ограниченное их средним и нижним течением, издавна называлось Двуречьем (по гречески — Месопотамией).
Изображение

В течение всего периода древней истории в долине Тигра и Евфрата образуются, развиваются и увядают три буйноцветные цивилизации, три державы: Шумер, Вавилон и Ассирия.

Шумерская цивилизация является самоей древней не только в этом регионе, но и, пожалуй, во всем обитаемом мире. И самой, пожалуй, таинственной.

Она оставила в наследство потомкам понятия о годе, который состоит из 12 месяцев или 365 дней, о зодиакальных созвездиях, о колесе и гончарном круге, о бронзе и цветном стекле, о профессиональной армии и правовом кодексе. Но вместе с тем эта цивилизация оставила и множество неразрешенных вопросов. Например, в шумерских мифах упоминаются военные действия, которые осуществляются с помощью каких-то длинных металлических стрел, несущих в себе «зарева адского пламени» (перевод может быть не совсем точным, но смысл именно таков).

Боевые ракеты за шесть тысяч лет до нашей эры? :unknown:
А то, что шумерские воины после боя тщательно промывали каким-то особым раствором оружие и одежду? :unknown: Этот процесс называется дезактивацией. Он является необходимой мерой защиты от ядерного заражения. Так что, описание этого процесса в шумерских мифах — неопределенная игра слов? Так, конечно, хотелось бы тем, кто с маниакальным упорством пытается загнать мир в узкие рамки своих жизненных стереотипов.

«На что ни посмотрит больной желтухой, все ему кажется желтоватым».
Тат Лукреций Кар

Видимо, шумеры в свое время пережили что-то невообразимо ужасающее, какую-то страшную трагедию, которой они не смогли дать исчерпывающего определения, но которая явственно отпечаталась на их мировосприятии.

Шумерская мифология пронизана леденящим ужасом и бесперспективной борьбой против злого рока, против того, что выше понимания и поэтому особенно страшно.

У шумеров напрочь отсутствуют характерные для египтян мотивы загробного благополучия в светлом царстве Осириса. Их боги жестоки и беспощадны, они не знают ни жалости, ни милосердия, а в потустороннем мире царят беспросветный мрак и страдания. Этот, живой мир, в шумерском восприятии не намного лучше, но все же допускает наличие определенных радостей, которые можно добыть ценой напряженной и жестокой борьбы, страданий и лишений.

Авторство крылатой фразы «Momento more» («Помни о смерти») принадлежит не римлянам, как принято считать, а шумерам. Именно шумеры провозгласили нормой мировосприятия постоянное ощущение угрозы смерти и при этом стремление к наслаждению каждым мгновением быстротекущей жизни.

«Смерть — это стрела, пущенная в тебя, а жизнь — то мгновение, что она до тебя летит».
Аль-Хусри

Несказанно забавляет трактовка шумерского мировосприятия, кочующая из одного академического учебного пособия в другое. Она основывается, прежде всего, на сложных природных условиях Двуречья, на разливах Тигра и Евфрата, на жарком климате и т.п. И поэтому, мол, возникла в этих суровых краях такая мрачная жизненная философия. Ну, что тут можно сказать? :unknown:

Если по правде, то очень хочется обратиться к ученому мужу: «Дубина, взгляни на карту!» Действительно, не на Аляске же располагалось это самое Двуречье. Плодородная почва, на которой каждое посеянное зерно давало урожай в соотношении 1 к 100; финиковые пальмы; леса, полные дичи, и реки, кишащие рыбой. Практически общий с Египтом регион. А что до жизненной философии, то природные условия если и играют какую-то роль в ее формировании, но все же далеко не решающую.

Сама же жизненная философия того или иного народа, вернее, господствующая философия того или иного народа играет, бесспорно, решающую роль в формировании его духовных ценностей.

Между прочим, шумерский миф о всемирном потопе возник раньше библейского. В нем фигурируют и ковчег, и ворон, нашедший земную твердь.

Самый значительный литературный памятник шумеров — эпос о Гильгамеше. Герой этого эпоса отправляется в долгий и опасный путь, желая обрести бессмертие. Его поиски мучительны и полны опасных приключений. В конце концов Гильгамеш возвращается домой. Он смотрит на высокие городские стены и утешает себя мыслью о том, что если после человека остается то, что он построил, то бессмертие вполне может заключаться в его свершениях.

Шумеры оставили после себя еще и такие символы бессмертия, как ступенчатые башни, так называемые зиккураты. Эти башни были центральными сооружениями храмовых комплексе», На вершине многоступенчатой башни располагалось святилище которое считалось обиталищем бога. Там жрецы вступали в непосредственное общение с высшими силами, и никто не может знать наверняка, были то монологи или диалоги…

Мы слишком мало знаем наверняка.
Что ж, возможно, знание вовсе не является необходимым условием прогресса цивилизации.
Может быть, именно по этой причине культурное наследие шумеров пронизано столь глубокой печалью.

А вот наследники шумерской культуры — вавилоняне — уже отличались непоколебимым оптимизмом, и вовсе не потому, что меньше знали, а потому, что по-иному относились к своему знанию, более трезво, прагматично — в известной мере. Да, если жизнь — паршивая овца, то с паршивой овцы — хоть шерсти клок!

И они брали свой клок шерсти весело, дерзко, безоглядно.

Недаром же Вавилон является символом жизнелюбия, синонимом гипертрофии любого жизненного явления. Есть такое расхожее выражение «вавилонская блудница». Никто не сможет определить точные параметры этого понятия, однако любой скажет, что здесь имеется в виду какая-то супершлюха, какая-то ниспровергательница всех приличий, всех моральных догм, всех общественных стереотипов.

А выражение «вавилонское столпотворение» само собой предполагает нечто крупномасштабное, многолюдное, потрясающее своим размахом. Согласно библейскому мифу, в городе Вавилоне началось строительство огромной башни, которая должна была достичь неба. Естественно, в осуществлении этого дерзкого проекта принимало участие немыслимое количество строителей. Строительство развивалось довольно успешно, и Вавилонская башня (столп) уже была весьма высокой, когда Бог, разгневавшись на зарвавшихся людишек, наделил их разными языками, и тогда, утратив возможность свободно общаться друг с другом, они вынуждены были прекратить строительство…

А само слово «Вавилон» является синонимом большого и величественного города, полного соблазнов и какого-то изощренного греха, во многом соответствующего расхожим представлениям о современном Лас-Вегасе.

В Библии Вавилон характеризуется как город, который «яростным вином блуда своего напоил все народы».

Так или иначе, но Вавилон был столицей могущественного царства и самым крупным торговым центром Двуречья, по крайней мере в период своего расцвета (первая половина II тысячелетия до н.э.).

В истории человечества Вавилон был первым из городов, соответствующих понятию «столица мира».

Известно, что в Вавилоне насчитывалось 53 храма великих богов, 55 храмов верховного бога Мардука, 300 святилищ земных и подземных богов, 600 святилищ богов небесных, 180 жертвенников богини войны и любви Иштар и 200 жертвенников, посвященных другим богам. Венцом этого огромного комплекса культовой архитектуры была так называемая Есагила — 90-метровая многоступенчатая башня (зиккурат), выстроенная в честь верховного бога Мардука.

Само собой разумеется, что все эти сооружения не пустовали.
Религиозное рвение вавилонян стимулировалось, прежде всего, могучим сексуальным инстинктом, потому что храмы служили местами массовых совокуплений.
Можно сказать, что сексуальный экстаз вавилонян мягко переходил в религиозный. И наоборот.

В то время уже была достаточно сильно развита храмовая проституция, так что мужчины имели широкие возможности вступать в контакт с теми или иными божествами посредством сношения с их жрицами.

«Начало блуда есть обращение к идолам».
Книга притчей Соломоновых. 14;12.

Вавилон считался классической страной религиозной проституции.

Геродот отмечал, что все жительницы Вавилона обязаны были хоть раз в жизни прийти в храм Милитты, чтобы там отдаться какому-нибудь чужеземцу. Разумеется, далеко не все из них обладали необходимой степенью привлекательности, тем более учитывая жестокую конкуренцию, так что некоторым приходилось ждать своего счастливого случая довольно долго. Впрочем, учитывая огромное количество «гостей столицы», положение дурнушек было не столь уж безнадежным.

А во всем остальном этот человеческий улей был таким же, как и все ему подобные торговые центры Древнего и всех прочих миров. И так было до того, как страной начал править царь Хаммурапи (с 1792 по 1750 гг. до н.э.). Во время его правления в храмах или на торжищах все продолжалось своим издавна заведенным порядком, как и в домах вавилонян, если рассматривать внешнюю сторону бытия. Но во внутренней, в истинной сути своей бытие радикально изменилось, и это изменение определило особое место Вавилона в истории цивилизации.

В начале XX века археологи нашли высокий столб из черного камня. На этом столбе убористой клинописью были высечены законы царя Хаммурапи, весьма вероятно, первые на нашей планете писаные законы.

Эти законы в определенной мере стали фундаментом для всех последующих правовых норм всех народов и государств.

«Я, Хаммурапи, — было написано во вступительной части этого кодекса, — вождь, поставленный богами, первейший из царей, покоривший евфратские поселения, я вложил правду и справедливость в уста страны и дал благоденствие народу.

Отныне:

Если человек украдет имущество храма или царя, его должно убить; и того, кто примет украденное, должно убить…»

В учебных пособиях советского периода на приведенные выше строки изливались ведра саркастической желчи. Вот, мол, как правители пеклись о сохранности своего имущества. А разве существует иной способ обеспечения сохранности имущества?

Сейчас, в начале XX века, нередки случаи хищений сотен метров медных проводов прямо с троллейбусных линий. Ночью. Утром — кроме материальных убытков, еще и сюрприз для тех, кто собирался прибыть к месту работы троллейбусом.

Так что же посоветуют делать в таких случаях с пойманными ворами ревнители абстрактного гуманизма? Пару лет в колонии общего режима, где эти субъекты будут чувствовать себя, как щуки в водоеме? Освободившись, они возьмутся за старое, возможно, и за что-то новое, более впечатляющее.

Как писал Ницше в 1887 году, немцы на протяжении многих веков прибегали к ужасающим по своей жестокости средствам, чтобы достичь элементарного порядка, чтобы «выдрессировать „народ мыслителей“.

К сожалению, иного пути нет, и лучший способ уберечь от хищений троллейбусные провода — это повесить на одном из оскверненных столбов пойманного вора, а рядом с ним — скупщика краденного.

Но вернемся к законам Хаммурапи.

Они базируются на известном законе Природы, который гласит: «Сила действия равна силе противодействия» (да-да, физика — это рупор Природы, это вам не история или социология).

По законам Хаммурапи, воровство в любом своем проявлении карается смертью, и это совершенно справедливо. Имущество человека возникает вследствие затрат его жизненной энергии, следовательно, посягая на него, вор тем самым посягает на жизнь человека. Зачастую это проявляется в самом прямом смысле, когда, к примеру, угоняют автомобиль, приобретенный ценой многолетних лишений, или крадут у старушки кошелек с ее жалкой, но жизненно необходимой пенсией. Не знаю, как господа гуманисты, а я не вижу иного выхода из создавшейся ситуации, кроме публичкой и к тому же позорной казни виновного.

Или следующее: «Если человек ударит по щеке равного, он должен заплатить штраф» . Кто станет возражать против этого справедливого требования? Разве что поборники всеобщего мордобоя, который им почему-то выгоден.

А вот «если человек ударит по щеке высшего (вельможу, жреца), должно ударить его 60 раз плетью из воловой кожи» . Это очень серьезно, на грани, пожалуй, смертной казни, ну, а с другой стороны, не справедливо ли старинное изречение: «Власть нельзя трогать руками» ?

Иначе воцарится хаос.

А в заключение было написано: «Я, Хаммурапи, царь справедливый, которому бог Солнца даровал законы…»

Вот это действительно вклад в Историю.

В этом плане следует отметить и литературу Вавилона.

«Поэма о Атрахасисе» содержит яркое и образное описание всемирного потопа, наступившего вскоре после раскаяния богов в сотворении людей.

В эпосе, названном «Когда наверху», разрабатывается своя версия шумерской поэмы о Гильгамеше, который продолжает искать эфемерное бессмертие и, естественно, не находит… А проблема добра и зла нашла свое отражение в известном диалоге между рабом и его господином. Тот отдает приказание рабу, и это приказание немедленно и беспрекословно исполняется. Затем господин отдает приказание прямо противоположного смысла, и оно исполняется так же старательно. И тогда господин спрашивает: «Что же, в таком случае, считается добром, а что — злом, если и то, и другое находит себе столь беспрепятственное применение?» Раб отвечает господину: «Сломать твою и мою шею и бросить в реку, потому что нет ни добра, ни зла» .

Так-то. А размеры товарооборота на рынках Вавилона нисколько не волнуют утонченную и капризную музу Клио, как не волнуют ее ни показатели урожаев на полях этого государства, ни угрожающие телодвижения вавилонских (да и не только вавилонских) военных. Что толку? Через 232 года после смерти царя Хаммурапи Вавилон был завоеван горскими племенами, которые хозяйничали там достаточно долго, но как пришли, так и убрались восвояси, будто снег под лучами Солнца.

Вавилон снова расцвел, да таким пышным и буйным цветом, какого еще не видел мир.

Навуходоносор II, царь Вавилонии в 605—562 гг. до н.э., прославился, прежде всего, своим градостроительским рвением. Он окружил столицу мощными крепостными стенами, настолько мощными, что на них могли разминуться две боевые колесницы.

Городские ворота смотрели на все четыре стороны света, откуда неиссякаемыми потоками стекались в легендарный Вавилон торговцы, путешественники, искатели приключений, ремесленники, проститутки, странствующие воины и множество всякого иного люда, привлеченного рассказами о сказочной роскоши и столь же сказочной свободе нравов. Между прочим, главные, обращенные к восходящему Солнцу, городские ворота были посвящены богине войны и любви — Иштар (Ашторет, Астарта), а это само по себе говорит о многом.

Волею царя Навуходоносора II было создано в Вавилоне второе чудо света — так называемые висячие сады Семирамиды.

Таков реальный вклад Навуходоносора II в Историю.

А иные его действия, хоть и отличались масштабностью, однако уже не носили того личностного начала, которое так высоко ценит муза Истории. Известно, что в 605 году до н.э. этот царь захватил территории Сирии и Палестины. В 597, а затем в 587 (или в 586 г. до н.э.) разрушил восставший Иерусалим, ликвидировал Иудейское царство и увел в плен большинство его жителей. Но такое было вполне под силу любому опытному военачальнику, а вот сады Семирамиды…

Семирамида — легендарная царица Вавилона (по другим данным — Ассирии). По крайней мере, известно и ассирийское ее имя — Шаммурамат. Правила она в конце IX в. до н.э. К Навуходоносору II непосредственного отношения не имела и иметь не могла по причине явной разницы в возрасте (век IX и век VII), так что «сады Семирамиды» — название скорее традиционное, чем настоящее. О Семирамиде еще поговаривают, будто бы она разрешила кровосмесительные браки и вышла замуж за своего сына, которого спустя некоторое время сама же и убила. Как бы там ни было, но дама незаурядная, и, видимо, не случайно с ее именем связано второе чудо света.

В 538 году до н.э. Вавилон был взят персами.

Теоретически это было совершенно немыслимым предприятием, учитывая мощь крепостных сооружений и защищавшего их гарнизона, однако на практике все обстояло просто и похабно: вавилонские жрецы предательски открыли одни из четырех городских ворот. Видимо, что-то не поделили со светской властью. Что ж, на скрижалях Истории такое встречается сплошь и рядом…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Ассирия

Новое сообщение ZHAN » 21 окт 2016, 09:24

После недолгого господства вавилонян в Двуречье подлинной жемчужиной этого региона становится Ассирия.

В немалой мере Ассирия может считаться наследницей вавилонской цивилизации, продолжательницей ее достижений, однако она и трансформировала их, приспособила под основные требования своей государственной идеологии. Такому воздействию подверглись и религия, и культура, и все, в принципе, социальные институции Вавилона.

Если раньше власть была средством достижения экономического могущества, сказочной роскоши и громкой славы в мишурно-восточном ее понимании, то в ассирийском варианте власть была уже целью , самоценным образом, облик которого складывался из символов державного величия.

Ассирийская культура дышала пафосом мощи, непобедимости, мудрости и справедливости царской власти. Религиозные мотивы уступили место светским. Величественным храмам бросали вызов еще более величественные дворцы, построенные на искусственных холмах и окруженные крепостными стенами. Таким был знаменитый дворец царя Саргона II, построенный в окрестностях города Ниневии. Вход в него сторожили мастерски изваянные фигуры крылатых быков с человечьими головами, внутренние стены были украшены барельефами на военные или охотничьи темы, демонстрирующие высочайшее искусство ассирийских скульпторов.
Изображение

Во дворце царя Ашшурбанипала (Сарданапала) находился шедевр мирового изобразительного искусства — барельеф «Умирающая львица». Это, бесспорно, творение великого мастера, гораздо более ценного для Истории, чем его царственный заказчик.

Впрочем, Ашшурбанипал вошел в Историю не только как грозный тиран и неуемный завоеватель чужих территорий, но и как вдумчивый собиратель древних письменных памятников. Он обладал богатейшей по тем временам библиотекой, состоящей из более чем двух десятков тысяч клинописных табличек, которые отображали самые разные аспекты бытия. «Я познал самые сокровенные тайны искусства письма, — отмечал Ашшурбанипал на одной из табличек своей библиотеки, — я читал в небесных и земных сферах и долго размышлял над прочитанным».

Что ж, совсем неплохо для самодержца. :good:

Но стиль жизни той эпохи менее всего характеризовался благостным времяпровождением в тиши библиотек. Власти для поддержания своего имиджа требуется постоянная демонстрация силы.

Ассирийцы мастерски владели искусством войны, о чем свидетельствуют нетленные глиняные таблички:

«Смотрите, вот они подходят быстро и неудержимо, никто не задремлет и не заснет. Копыта их коней словно из камня, а колеса — как буйный вихрь. Рев их подобен львиному. Никто не в силах укрыться от них».

«По пропастям и ущельям кровь их заставил я течь, как реки; степи, равнины, высоты я окрасил, как алую шерсть; окрестные селения я запалил, как костры; свежую воду канала превратил я в болото. В прекрасные сады ворвались мои воины и дали греметь железному топору… ни колеса я не оставил».

А если бы спросить их, зачем, в конечном счете, совершались все эти гнусности, которыми они так гордились? Да и не только их. Подобными гнусностями буквально нашпигована История человечества. Когда читаешь такое, невольно возникает мысль о том, что одного всемирного потопа было, пожалуй, мало…

Война, если по правде, не такое уж отвратительное явление, если рассматривать ее как сшибку на огромном поле двух конфликтующих армий, а там уж как Бог решит, но такое как «свежую воду канала превратил я в болото» можно считать только преступлением, и никакая личная доблесть его участников не искупит такого жуткого греха. Да и какая здесь может быть, к дьяволу, доблесть?

Кстати о доблести. Геродот и клинописные тексты сообщают множество любопытных фактов о царствовании одного из самых доблестных властителей Ассирии, которого звали Синаххериб (годы правления 705—680 до н.э.).

Этот достойный муж начал свое правление с коренного пересмотра своей родословной. Отрекшись от родного отца, царя Саргона II, он объявил себя прямым потомком полубогов Адапы и Гильгамеша.

Он часто воевал с соседями, опустошая их города и селения, жестоко подавляя восстания в оккупированных областях.

Он покорил практически всю переднюю Азию, и лишь только Вавилон долгие годы оставался белым пятном на карте победоносных приобретений доблестного Синаххериба. Все эти годы он коршуном кружил вокруг прославленного города, наиболее чтимого культового центра Месопотамии, выжидая свой звездный час.

И этот час настал. В 689 году до н.э. Синаххериб, предварительно обескровив всех возможных союзников Вавилона, окружил его и взял штурмом.

После «героического» разграбления великого города его жителей частью переселили, частью отдали в рабство.

Несметные сокровища вывез Синаххериб из Вавилона, но это акция была, как оказалось, лишь малой частью комплексного плана попрания святынь. После вывоза сокровищ Синаххериб приказал снести все жилые кварталы Вавилона, все административные и культовые сооружения, то есть стереть город с лица земли. Но и это не все. Запрудив часть русла Евфрата, он пустил воды реки по разрушенному городу, превратив его в болото. И в завершение операции образцы вавилонской земли были торжественно развеяны по ветру…

А через семь лет Синаххериб стал жертвой дворцового переворота. Он был убит в храме двумя своими сыновьями, которые, правда, вынуждены были вскоре бежать, спасаясь от мести своего брата — третьего сына доблестного ассирийского царя Синаххериба.

Вот такими, по преимуществу, и были исторические реалии, в которых действовали персонажи этого героического фарса.

Право слово, уж лучше и, без сомнения, неизмеримо более нравственно служить ненасытным богам таким образом, как это описал Геродот: «Каждая женщина в стране должна раз в жизни сесть у храма Афродиты и отдаться какому-нибудь чужестранцу Многие женщины, не желающие смешиваться с другими потому, что, имея деньги, много воображают о себе, приезжают в святилище в закрытом экипаже, и их сопровождает многочисленная прислуга. Но большинство поступает следующим образом: они сидят в священной роще Афродиты с венками из веревок на голове — их много, потому что одни уходят, а другие приходят.

Из круга, образуемого женщинами, по всем направлениям расходятся прямые дороги, по которым проходят чужеземцы, чтобы выбрать себе одну из сидящих. Раз женщина пришла и села здесь, она не может вернуться домой, пока не получила денег с чужеземца и не вступила с ним в сношение вне святилища. Бросая ей деньги, он должен сказать: во имя богини Милитты. Милиттой называется у ассирийцев Афродита. Сколько бы он ни дал ей денег, она не должна отвергать. Это запрещено, потому что деньги посвящены божеству. Она должна пойти с первым встречным, кто дал ей деньги, и не должна никому отказывать» .


Лучше бы История хранила в памяти вот такое, а не моря крови, пролитые, помимо всего прочего, совершенно напрасно.

Покрытый лаврами разбой,
И сухопутный и морской,
Не стоит славословья.
Готов я кровь отдать свою
В том жизнетворческом бою,
Что мы зовем любовью.
Я славлю мира торжество,
Довольство и достаток.
Приятней сделать одного,
Чем истребить десяток!

Роберт Бернс

Даже при беглом знакомстве с древней Историей создается впечатление, что делать-то, конечно, делали, но вот истребляли людей гораздо больше и с неизмеримо большим рвением. :(
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Персия

Новое сообщение ZHAN » 22 окт 2016, 13:11

Собственно Персия входила в состав большого иранского государства, которое во II тысячелетии до н.э. раскинулось от Ферганской долины до Северного Причерноморья, но в этом разноликом и разноязычном конгломерате персы были, как говорится, титульной национальностью, определяющей наиболее характерные его особенности.
Изображение

Огромное влияние на процесс формирования этих особенностей оказали в свое время племена ариев, которые двигались из лесов Европы на Восток. Часть этих племен осела на территории иранской державы, откуда и произошло название Иран (Ариана, Арьяварда), то есть «страна ариев».

Основная же часть ариев вторглась в Индию.

И оставалась бы эта деталь ничем не примечательным звеном нескончаемой цепи событий той бурной эпохи, если бы не тот ажиотаж, который возник вокруг арийской темы в XX веке, когда на звание потомков ариев стали претендовать самые разные, самые непохожие как друг на друга, так и на заявленный стандарт люди.

Германские нацисты определяли этот стандарт так: высокий рост, светлые волосы, голубые глаза и «характер стойкий, нордический» («Семнадцать мгновений весны»). Вот этот стандарт и считался у них воплощением германского расового идеала. Ни Гитлер, ни его окружение этому идеалу не соответствовали ни в коей мере. При этом они обвиняли в «расовой неполноценности» восточных славян.

Восточные славяне, тем не менее, заявляют, что именно они — потомки столь престижных ариев, что весьма вероятно, но стандарту в таком случае соответствуют разве что жители архангельских краев — высокие, светловолосые и голубоглазые. А вот коренастые брюнеты — увы…

Или следует брать на вооружение совсем иной стандарт, основанный на том положении, что арии принадлежали к индо-средиземноморской расе со всеми вытекающими отсюда внешними признаками. Тогда уже коренастые горбоносые брюнеты получат моральное право смотреть свысока на высоких блондинов.

Между прочим, на Руси всегда считалось престижным вести свой род от татарских князей, а это как раз та синица, которая в руках, что отличает ее от арийского журавля.

Но вернемся к персам.

У них была великолепная конница, которая мчалась так же быстро, «как журавли», если верить отзывам современников. Персидские лучники также составляли предмет гордости своих правителей, в частности хрестоматийного царя Кира, с его патологической озабоченностью касательно расширения границ вверенного ему государства.

Это он в 538 году до н.э. штурмовал, вернее, захватывал Вавилон, воспользовавшись вероломством местных жрецов. Войско Кира ворвалось в город через гостеприимно распахнутые ворота и в считанные часы превратило жемчужину Древнего Востока в груду развалин, обильно политую кровью жителей этого сказочного полиса.

Да, царь Кир вошел в Историю как страстный любитель кровопролития.
Совсем не случайно, когда Кир погиб во время очередного похода в Среднюю Азию, враги бросили его отрубленную голову в кожаный мешок, наполненный кровью, будто бы проговорив при этом: «Ты хотел крови, так напейся теперь досыта!»

Но жизнь, как ей и положено, продолжалась. Неуемные персидские цари отгрызали все новые и новые куски от азиатского пирога, еще, видимо, не осознавая всей тщетности подобных устремлений.

В 525 году до н.э. пал Египет, что явилось следствием не столько демонстрации воинского мастерства персидских полководцев, сколько предательства командиров наемных военных отрядов фараонской гвардии. Ну, здесь удивляться нечему: наемники во все времена принимали сторону того, кто больше платит, так что глупо было бы обольщаться на счет беззаветной преданности любой ангажированной военной силы.

У персидских же царей хватало собственной военной силы, и она была весьма эффективна, судя по стремительному приумножению их владений.

В конце VI — начале V века до н.э., в период царствования Дария I, Персия достигла апогея своей территориальной значимости. Эта значимость измерялась огромным расстоянием от западных границ Египта до реки Инд на востоке и от южного Причерноморья до Персидского залива.

После апогея, как водится, наступает спад, но еще примерно полтора века, пока не родился Александр Македонский, Персия могла почивать на захваченных в чужих садах лаврах.

Это касается военных авантюр, но вот в духовной сфере Персия имела лавры собственные и соответствующие самым высоким мировым стандартам. Прежде всего это зороастризм — одно из самых значительных религиозно-философских учений Древнего мира.

Его основные положения изложены в сборнике священных текстов Авести — оригинальном своде законов, поучительных историй, молитв и заклинаний. Основная часть Авести, так называемая Гати, содержит 17 молитв, автором которых считается знаменитый реформатор системы древних иранских культов и основоположник религиозной культуры, основанной на поклонении огню, духовный учитель Заратустра, известный еще под именем Зороастра.

Суть его учения заключается в том, что есть в мире единый и универсальный бог добра, света, жизни, радости, любви и т.д., которого зовут Ахура-Мазда (Ормузд). Он вечен, он существовал до начала мира, потому что он — его Творец, Создатель, Источник жизни. Но у Ахура-Мазды есть оппонент по имени Ангро-Манью (Агриман), который воплощает силы и тенденции зла. Он чрезвычайно активен и коварен в своих негативных устремлениях, командуя целым легионом злых духов (дэвов), которые вездесущи, пронырливы и крайне циничны.

Благородный Ахура-Мазда без устали борется с Ангро-Манью, но борьба эта бесконечна, как бесконечна жизнь — ее арена, поле боя. Происходит это, прежде всего, потому, что человек, несмотря на то что он создан богом добра Ахура-Маздой, свободен в своем выборе характера жизненного пути в целом и тех или иных поступков в частности, то есть он свободен в выборе между добром и злом.

Тем не менее, при всей полноте такой свободы, человек должен противостоять проискам дэвов и всячески способствовать победе сил добра и света. Это, конечно, легче советовать, чем исполнять, но нужно же иметь положительную программу, положительный идеал, к которому следует стремиться…

Оптимальные нормы поведения изложены наряду с молитвами, притчами и анализом модели мироздания.

Заратустра указывает на два начала окружающего мира: реальный, осязаемый мир вещей и ирреальный, идеальный, мистический мир души. Они пребывают в неразрывном взаимодействии и взаимно дополняют друг друга, но пророк должен прежде всего заботиться о реальном, земном мире, способствовать победе добра над злом в плоскости вполне осязаемых коллизий повседневного бытия.

Заратустра решительно осуждал бессмысленное уничтожение животных во время проведения многочисленных обрядов жертвоприношений. Он однозначно давал понять, что богу Ахура-Мазде нет никакой необходимости вкушать мясо забитых овечек, и это является одним из коренных отличий бога от человека, а само по себе ритуальное убийство животных — ничто иное как служение богу зла.

По тем временам это звучало вполне революционно.

Совершенно очевидным фактом является то, что зороастризм оказал громадное влияние на античную философию, а также на христианство и ислам.

Персидские мудрецы оставили миру бессмертное, нетленное наследство, со значимостью которого ни в коей мере не могут спорить ни полководческие бенефисы, ни державно-территориальные вздутия, ни даже величественная дворцовая архитектура, о которой ходили по всему свету легенды.

В городе Пасаграды до настоящего времени сохранилась роскошная гробница царя Кира II. Это претенциозное сооружение послужило образцом для создания целого направления в архитектуре, и более поздние памятники погребального зодчества в той или иной мере несли на себе печать первоисточника. Таким памятником стала гробница Мавсола в Галикарнасе, от которой пошло название «мавзолей» и которая стала одним из признанных чудес света.
Изображение

По моему субъективному мнению, уровень роскоши любого мавзолея находится в прямой пропорциональной зависимости от степени комплекса неполноценности тех, кто заказал его строительство.

Роскошь правительственных резиденций имеет ту же природу. :Yahoo!:

Персидские цари построили грандиозные дворцовые комплексы в Пасаградах, Сузах и Персеполе. Эти болезненно-пышные строения должны были, видимо, затмить безумную роскошь дворцов ассирийских владык. Этой цели они достигли, но… время — вещь жестокая, и от них достаточно скоро остались лишь руины.

Впрочем, время — вещь не только жестокая, но и справедливая.

Осталась потрясающая персидская поэзия, которая стала фундаментом для того великого явления, которое называется «Поэзия Востока».
Осталась персидская философия.
Остались знаменитые персидские чеканка и резьба по камню.
Остались не менее знаменитые персидские ковры.
Учитывая то, что от целого ряда государств вообще ничего не осталось, думается, что одних даже ковров хватило бы для достойного следа в Истории… :)

Что же касается многосерийного боевика под названием «Греко-персидские войны», то он посвящен уже не истории Ирана, а истории Греции, потому что ко времени его действия это было уже не просто столкновение двух государств или двух народов, а естественный отбор среди цивилизаций, и греческая оказалась более жизнеспособной…

«Нелепо соперничать с теми, кто лучше или сильнее тебя».
Эзоп

Признать кого-то сильнее себя более или менее вероятно — под давлением обстоятельств, но признать лучшим — едва ли… :D

Здесь, впрочем, тоже не существует четких критериев качества. Кто возьмет на себя смелость заявить, что данная культура лучше другой? Чем лучше? Почему лучше? В каком именно аспекте ее можно считать лучше? :unknown:

Персы, к примеру, носили брюки, и это было совершенно уникальным явлением в моде Древнего мира, потому что все остальное человечество носило туники, хитоны, просто куски ткани на бедрах, но только не брюки. И лишь на этом основании нужно было презирать персов? Или, напротив, возвеличивать их? А ведь были, несомненно, приверженцы и той, и другой позиции…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение Буль Баш » 22 окт 2016, 17:48

ZHAN писал(а):Персы, к примеру, носили брюки
Ну... их штаны я бы брюками не назвал. :D
Изображение

А вот в качестве поддевки под доспехи или нашивки на них блях преврашающих их в доспехи вполне годились.
Изображение
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 15774
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение ZHAN » 23 окт 2016, 11:37

Буль Баш писал(а):Ну... их штаны я бы брюками не назвал.
Не придирайся к словам. Брюки считаются более граммотным словом, а также термином легкий промышленности. Штаны более типичны в разговорной речи. Также как портки и пр. ... :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Палестина

Новое сообщение ZHAN » 23 окт 2016, 12:26

Эта страна располагалась на восточном побережье Средиземного моря между горой Синай и рекой Иордан. По мнению многих исследователей, история собственно Палестины началась приблизительно в XII веке до н.э., когда семитские скотоводческие племена вторглись на эту территорию, частью уничтожив, частью ассимилировав коренное население (ханаанеев).
Изображение

Северная группа этих племен (израильтяне) и южная группа (иудеи) на рубеже XI и X столетий до н.э. воссоединились, образовав Израильско-Иудейское царство.

В 935 году до н.э. оно распалось на две независимые державы, следствием чего явилось то, что Израильское царство было завоевано ассирийцами в 722-м, а Иудейское — в 586 году до н.э. испытало на себе все «прелести» нашествия вавилонян. Навуходоносор II разорил столицу Иудеи — Иерусалим, а население расселил в разных регионах Ближнего Востока по своему усмотрению.

После падения в 538 году до н.э. Вавилонского царства Кир II, персидский царь, разрешил иудеям вернуться на землю обетованную и отстроить разрушенный вавилонянами Иерусалим, при этом, разумеется, пребывая под протекторатом Персии.
Вскоре, однако, персидский протекторат сменился греко-македонским.

В середине II столетия до н.э. Иудея некоторое время была формально независимой, однако в 63 году до н.э. ее союзнические отношения с Римом незаметно, но очень динамично переросли в колониально-зависимые. Осознав это, многие жители Иудеи схватились было за мечи, но было уже поздно…

Ну, а в 70 году уже новой эры состоялась героическая, но абсолютно бесперспективная попытка обрести независимость, вследствие чего Иерусалим был стерт с лица земли войсками римского императора Тита.

Большинство евреев рассеялось по свету, утратив свою государственность, а вместе с нею и такое понятие, как нация.

Что бы там кто ни говорил, но Исаак Ньютон — не еврейский, а английский физик, а Исаак Левитан — соответственно российский художник. Происхождение здесь не играет определяющей роли. Ведь никакому психически нормальному человеку не придет в голову объявить Пушкина африканским поэтом.

Но в принципе с евреями все обстоит гораздо сложнее, чем могло бы представиться, исходя из позиций формальной логики. Немало народов рассеялось по земному шару, но ни один из них не обнаружил такого отчаянного сопротивления ассимиляции, как это наблюдается в еврейской диаспоре любой страны.

Почему так? Случайно ли столь широкое представительство евреев в высших эшелонах финансово-экономической власти если не любой, то, по крайней мере, подавляющего большинства стран мира? Можно ли объяснить это явление только лишь традиционной склонностью к торговой деятельности и ростовщичеству? Ведь подобная склонность не уникальна, так что едва ли может служить своего рода пропуском на высокие трибуны.
Но что, в таком случае, является этим самим пропуском?
Пресловутый жидо-масонский заговор? :unknown:

Его существование весьма и весьма вероятно, но все же само по себе понятие «заговор» предполагает строго ограниченный круг посвященных и, как высказывался бессмертный Остап Бендер, «полную тайну вкладов», так что едва ли заговор может быть глобальным явлением. Если, конечно, речь идет именно о заговоре, а не о какой-либо иной форме воздействия на реалии бытия, форме совершенно нестандартной и, пожалуй, доселе неведомой.

Как бы то ни было, но в этой сфере существует гораздо больше вопросов, чем ответов на них.
И тем не менее существует, на мой взгляд, значительное число достаточно прозрачных указаний на те или иные причинно-следственные связи в русле данной темы. Эти указания располагаются под обложкой толстенного фолианта, названного Главной Книгой Человечества, то есть Библией.

Сразу же возникает естественный вопрос: почему древняя история и морально-религиозные догмы одного из весьма малочисленных народов, к тому же, ничем особым не проявившего себя (имеется в виду народ как целостное явление, а не отдельные его представители), стали учебником жизни для миллионов людей в разных странах и на разных континентах земного шара? :unknown:

Ответ типа «Это так, потому, что так» всерьез восприниматься не может, равно как и «Потому что эту книгу написал Бог». Ну, это вообще компетенция психиатра. Бог — графоман… Бог — служащий бюро загса. Бог — прокурор. Бог — репетитор. Мартобря восемьдесят шестого числа… :D

А заявления относительно того, что Библия — квинтэссенция человеческой мудрости или что ее тексты надиктованы представителями более развитых цивилизаций, являются не более чем формальной декларацией. По мне так учения Будды и, тем более, Конфуция значительно превосходят библейские уровнем философской глубины, и я, конечно же, не одинок в своем мнении.

Бесспорна мудрость царя Соломона, но ведь он же едва ли не единственный фигурант Библии, обладающий такими данными.

Что до инопланетян, то я, искренне веря в их возможные визиты на Землю, не думаю, что их занимал вопрос о том, кто кого родил: Авраам Исаака или наоборот. Точно так же, как и проблема обрезания или употребления в пищу свинины. :)

«По селу бегали два еврея, которые пугали всех своими обрезами». :lol:
Городской фольклор

Одно совершенно ясно: Библия очень хорошо «раскручена». На протяжении многих веков ее статус формировался и упорным насаждением определенного стереотипа мышления, и сладостью дармового пряника, и хлесткостью сыромятной кожи кнута, и жаром костра святой инквизиции и т.д.

Что ж, как говорится, стерпится — слюбится.

Основой Библии является Ветхий (или Старый) Завет, включающий три больших раздела: «Пятикнижие» (Тора), «Пророки» и «Писания».
Авторство Пятикнижия приписывается легендарному Моисею.
Изображение

В первой книге, называемой «Бытие» (глава первая), описывается сотворение мира всемогущим и вездесущим Богом. В течение шестого дня этой напряженной работы был создан человек. «И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Бытие. 1; 27)
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Шестой день творения

Казалось бы, все ясно, процесс завершен, однако в главе второй имеет место повтор ситуации, но уже с новыми нюансами:
«20. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.
21. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию.
22. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену и привел ее к человеку».


Итак, в первой главе Бог создает мужчину и женщину, а уже во второй Он под общим наркозом выламывает у мужчины одно из ребер и вытачивает из него некую «жену». Сомнительно, чтобы все это было следствием невнимательности автора (или авторов) данной книги, но иные версии выглядят еще более надуманно.

Разве что автор (или авторы) недвусмысленно и четко разграничивают такие понятия, как «женщина» и «жена».

«Быть живой женской плотью и быть женщиной — две вещи разные».
Виктор Гюго

Истинно так. :good:

Далее следует популярная история о том, как коварный змей уговорил Еву отведать плод с дерева познания добра и зла, что росло среди райского сада. Игнорируя строжайший запрет Бога, Ева не только сама вкушает запретный плод, но и уговаривает Адама сделать то же самое. Безвольный Адам надкусывает злосчастный плод (почему-то в современной интерпретации - яблоко :) ) , после чего наши гипотетические пращуры изгоняются из райского сада.

Эта история имеет, великое множество трактовок. Одна из них, основная и самая, пожалуй, мизантропическая, заявляет о будто бы «смертном грехе», который наложил свою печать на все последующие поколения.

Тезис о «первородном грехе», о каком-то позорящем ярлыке, который навешивается на человека в момент его рождения с единственной видимой целью — внедрить в его сознание разрушающий комплекс неполноценности.

Древо познания добра и зла зачастую воспринимается как некий барьер-табу в области духовного развития, и это представляется весьма странным, если исходить из того, что человек якобы создан в точности по образу и подобию Всевышнего… :shock:

Змей зачастую трактуется не как просто пропагандист запретного, а как Сатана, искушающий доверчивых людей, что в принципе может быть одноименными понятиями, но вот стилизованный образ огромного извивающегося фаллоса представляется все же довольно тенденциозным.

Следующая история посвящена первому из зафиксированных историей человечества убийств. «И восстал Каин на Авеля…» Брат на брата. Мотив банален до неприличия: зависть, причем, не глубинная, взлелеянная, испепеляющая, а мгновенно возникшая вследствие того, что «призрел Господь на Авеля и на дар его. А на Каина и на дар его не призрел». Только и всего. Но вполне, как оказалось, достаточно, чтобы лишить жизни единоутробного брата. Мало того, когда Бог, прибыв на место происшествия, произносит свою знаменитую крылатую фразу-вопрос: «Где Авель, брат твой?», убийца невозмутимо отвечает: «Разве я сторож брату своему?»
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Жертвоприношение Каина и Авеля

Существует заслуживающая внимания версия относительной условности этого жуткого эпизода: ввиду того, что Авель был пастухом, а Каин — земледельцем, возникшая ситуация в определенной мере отражает напряженные взаимоотношения между земледельческими и скотоводческими племенами в ту основополагающую эпоху. Что ж, может быть, может быть…

Люди, видимо, в массе своей вели себя не лучшим образом, что вызвало адекватную реакцию Создателя: «И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их было зло во всякое время… И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем».

Еврейский бог — невидимый, неосязаемый, но вездесущий Ягве — необычайно требователен, неумолим и жесток. Он признает лишь безусловное и нерассуждающее подчинение своей воле, подчас достаточно непредсказуемой.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Палестина. Ягве

Новое сообщение ZHAN » 24 окт 2016, 14:50

Оценив степень «развращения человеков», Ягве принимает решение исправить положение путем ликвидации своего неудачного творения, наслав на землю всемирный потоп.

Тема потопа подробно отражена и в вавилонском сказании о Гильгамеше, но там речь идет о стихийном бедствии, происшедшем вследствие распрей между разными богами, а в Библии потоп является карательной акцией единственного бога, который вынес человечеству смертный приговор. Исключение делается только для праведника Ноя, его семьи и представителей различных видов земной фауны.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Потоп

Но ковчег, ворон и зеленая ветвь как знак появления твердой земли из-под сплошной толщи воды — детали, в равной мере присущие и вавилонскому эпосу, и Библии.

Принципиальное же их отличие заключается в мотивации всемирного потопа. В Библии она попросту ужасна. Она кричаще несправедлива. Ведь если созданное неким автором произведение на поверку оказывается не шедевром искусства, а грубой и пошлой поделкой, то кого в первую очередь следует винить в этом? :unknown:
Естественно, автора. :Yahoo!:
Его и только его. Можно, конечно, ссылаться на неблагоприятные обстоятельства, но какие такие обстоятельства могут возникнуть у Вседержителя? Так вот, если уж эти дикие бедолаги своими моральными качествами так вопиюще не соответствовали запрограммированному Богом идеалу, то уместны, да и законны ли какие-либо претензии в их адрес? :fool:

«Боги (говорят жрецы) скоро раскаялись, что сотворили человека. Мы правомерно им ответствуем: человек раскаялся, что сотворил богов».
Пифагор Регийский

И как это увязать с заповедью Божьей: не убий? :shock:

Сам же Он совершает массовое убийство, причем, просто так, походя, потому, видите ли, что «велико развращение человеков на земле». Весьма и весьма растяжимое понятие — «развращение». Что же тогда следовало сделать с Землей после Октябрьской революции в России или прихода к власти Адольфа Гитлера?

Что же до «развращения» в его привычно-утилитарном смысле, то Книга Бытия попросту изобилует вполне благожелательными указаниями на этот счет.

Патриарх Аврам (впоследствии — Авраам) со своей женой Сарой отправляется в Египет. Там он принимает решение представить ее в качестве своей сестры, дабы избежать возможных неприятностей со стороны вполне вероятных претендентов на ее благосклонность (верх благородства, что и говорить!).

Красота Сары, как и предполагалось, была оценена по достоинству: ее забрали во дворец фараона. Последний был настолько восхищен ее сексуальными способностями, что щедро, по-царски наградил не только палестинскую прелестницу, но и ее скромного «брата», которому в итоге достались «мелкий и крупный скот, и ослы, и рабы, и рабыни, и лошаки, и верблюды».

Налицо типичное, классическое, можно сказать, сутенерство, за которое Аврам не понес никакого Божьего наказания. Мало того, Господь осыпает его всяческими дополнительными милостями. Сара тоже не была наказана за очевидный факт прелюбодеяния. Но наказан был простодушный фараон, который по неведению наслаждался телом чужой жены, а вот это уже, оказывается, грех… :lol:

Некоторое время спустя эта предприимчивая парочка направляется в другую страну, в Герару. Там Авраам (Бог в знак своего расположения прибавил к его имени еще одну букву, как и к имени Сары) и Сарра решили сыграть «на бис» спектакль «Брат и сестра». Царь Герары, Авимелех, увидев очаровательную пришелицу, немедленно впал в безумное вожделение и забрал ее к себе во дворец. Какое-то странное стечение обстоятельств помешало царю той же ночью «войти к ней» (согласно библейской терминологии), или «познать ее», и он благополучно засыпает. Бог во сне предупреждает царя об опасности впасть в смертный грех прелюбодеяния. Утром Авимелех возвращает Сарру ее «брату», не только не разгневавшись на аферистов, но еще и щедро одарив их.

«Забавно, что не только у нас, но и у некоторых древних народов, чьи нравы были первобытны и близки к природе, выражение „познать женщину“ означало „переспать с ней“, словно без этого ее до конца не узнаешь! Если это открытие сделали патриархи, они были людьми куда более искушенными, чем принято считать».
Никола-Себастьен де Шамфор

Да, в Библии довольно часто познание женщины является синонимом половой близости. Видимо, иные формы познания этого объекта или напрочь исключены, или не имеют какого-либо смысла… :)

Верно говорится, что яблоко от яблони недалеко катится… Прошли годы. В Гераре, где по-прежнему правит царь Авимелех, поселяется сын Авраама, Исаак, который, как и его отец, выдает свою жену, Ревекку, за единоутробную сестру. В этом случае Бог специально не предупреждал Авимелеха о подвохе, но влюбленный царь как-то сам увидел в окно сексуальные забавы «брата» и «сестры» и, естественно, потребовал объяснений. Аферисты повинились, а царь был несказанно рад тому, что и на этот раз избежал греха…

Книга Бытия не обходит своим вниманием и нестандартные сексуальные проявления. Так, некий Онан (от чьего имени произошел термин «онанизм»), который, следуя обычаю, обязан был жить с женой своего умершего брата, причем, возможные дети считались бы потомками не его, а покойного, поступал следующим образом: «…входил к жене брата, но семя изливал на землю, чтобы не дать семени брату своему». Бог был весьма раздосадован подобным расточительством, в принципе осуждая всякий непродуктивный секс. :D

Сам собой напрашивается вывод об основной причине гибели города Содома (и вместе с ним города Гоморры), жители которого поголовно увлекались анальным сексом (отсюда — «содомия»).

Как и в случае со всемирный потопом, Бог выбрал из приговоренной массы одного праведника (здесь — Лота) и создал условия для его спасения на фоне всеобщей ликвидации.

В город Содом, где проживал Лот со своим семейством, пришли два ангела, два посланца Божьих. Лот принял их в своем доме, угостил, приготовил место для ночлега, но тут горожане окружили дом и весьма настойчиво потребовали выдачи им гостей Лота с целью «познания» их излюбленным в этом городе способом.

Лот напрасно уговаривал их отказаться от своих намерений, напрасно предлагал им в виде компенсации двух своих дочерей-девственниц: горожане были неумолимы. Они уже начали фактический штурм дома Лота, когда ангелы поразили их слепотой и отогнали прочь.

После этого гости приказали Лоту покинуть город вместе со своими домочадцами, так как по воле Господа они должны уничтожить Содом.

Лот, его жена и две дочери ушли из города, на который обрушились с неба «огонь и сера» — нечто похожее на ядерную бомбардировку. Жена Лота, нарушив запрет ангелов, обернулась, чтобы взглянуть на горящий город, и тут же превратилась в соляной столб.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Бегство Лота из Содома

Вот так в библейские времена проходила борьба с проявлениями нестандартных сексуальных ориентации.

«Верх безумия — ставить себе целью уничтожение страстей»
Дени Дидро

История свидетельствует о том, что если не поддаются уничтожению страсти, то всегда можно отыграться на тех, кто им подвержен.

Довольно снисходительно отреагировал Господь на сексуальное преступление, участниками которого стали Лот и его юные дочери.
«И сказала старшая младшей: отец наш стар; и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли.
Итак, напоим отца нашего вином и переспим с ним, и восстановим от отца нашего племя…»
(Бытие. Глава 19).

Что они и сделали, причем, без каких бы то ни было негативных для себя последствий.
Зато секс был продуктивный, а значит — богоугодный.

Бог довольно благосклонно взирает на некоторые поступки своих любимцев, поступки зачастую неоправданно жестокие и, если можно так выразиться, патологически коварные.

…Патриарх Иаков с женой, дочерью Диной и двумя взрослыми сыновьями живет во владениях чужеземного князя Еммора. Княжеский сын по имени Сихем влюбился в Дину и изнасиловал ее. Истинную суть насилия, совершаемого сгорающим от страсти юношей над игривой кокеткой, весьма сложно вписать в жесткие рамки определения изнасилования как уголовного преступления, тем более учитывая простоту нравов той эпохи.

Мало того, князь и его влюбленный сын пришли к Иакову просить руки Дины, выражая искреннее стремление породниться с его семьей…

Но сыновья Иакова вынашивают планы жестокой мести насильнику, обесчестившему, как они заявляли, в лице их сестры весь Израиль. Во время сватовства Сихема они выражают согласие выдать за него сестру, но выставляют безоговорочное условие: жених и все горожане-мужчины должны совершить обрезание.

Это условие было принято.

А когда все мужское население города болело на третий день после операции обрезания (видимо, она не так уж безобидна), сыновья Иакова вырезали всех горожан, не забыв, конечно, реквизировать их имущество.

Ужаснувшись подобной жестокости, Иаков гневно осудил поведение своих отпрысков, на что те ответили: «А разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею?»

«Месть всегда страшнее, чем вызвавшее ее зло».
Плутарх Херонейский

Мстители той же категории, что и сыновья Иакова, стремятся не к адекватности возмездия за причиненное зло, не к реализации принципа «око за око», а к реализации собственной яростной агрессии, которая лишь ищет благовидный предлог для своего смертоносного выброса.

Второй пример. Коварные и завистливые старшие братья, вознамерившись убить младшего, Иосифа, в силу обстоятельств отказываются от первоначального намерения и продают его в рабство.

Юноша попадает в Египет. Его хозяином становится Потифар, начальник телохранителей фараона. Он оказывает полное доверие смышленому и трудолюбивому рабу, назначив его кем-то вроде дворецкого.

Но благополучие Иосифа оказывается под угрозой, потому что на него, как говорится, «положила глаз» жена хозяина. Когда же он решительно отказался спать с нею, объяснив свой отказ нежеланием обманывать доверие своего благородного господина, похотливая бабенка обвинила юношу в попытке изнасилования, вследствие чего он попадает в тюрьму.

Там, за решеткой, он становится популярным толкователем снов. Вскоре им заинтересовался сам фараон, который вследствие нескольких толкований его снов, приведших к весьма осязаемым успехам, назначает Иосифа своим наместником.

А тут старшие братья приходят в Египет за хлебом, потому что их земли выжжены засухой. Иосиф прощает их и приглашает на постоянное жительство в Египет.

Очень скоро начинается массовое переселение евреев в Египет, благо сам наместник фараона, как говорится, свой человек.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Иосиф — наместник фараона

Но вот и в Египет приходит голодное время, обнажая подлинную натуру людей вообще и Иосифа в частности.
«И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона, потому что продали египтяне каждый свое поле, ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону.
И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого»
(Бытие. Главы 20—21).

Такая вот справедливая плата за гостеприимство. 8)

Но сила действия равна силе противодействия (если, конечно, в естественные процессы не вмешиваются необъективные боги), и во второй книге Моисеевой, называемой «Исход», ситуация в Египте коренным образом меняется…

Умер Иосиф, умер и его покровитель фараон. Новый властитель Египта, усмотрев в евреях угрозу для своей власти, приказывает уничтожить всех их младенцев мужского пола, что выполняется неукоснительно. Но, как это всегда имеет место в ходе выполнения заданий, прямо не затрагивающих личные интересы их исполнителей, где-то кто-то чего-то не проверил, не досмотрел, не услышал, — и в результате избегает всеобщей участи некий младенец, который благополучно подрастает и оказывает решающее влияние на ход всех дальнейших событий.

Звали его Моисеем.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Моисей

Новое сообщение ZHAN » 25 окт 2016, 11:45

Убежденный знамением Божьим в правомерности своей миссии, Моисей обращается к фараону с просьбой разрешить евреям покинуть Египет, где они к тому времени пребывали в статусе рабов.

Фараон не только отказывается отпустить евреев, но и ужесточает и без того суровый режим их пребывания на земле Египетской.

Тогда Бог обрушивает на Египет целый арсенал средств карательного воздействия, так называемые «египетские казни»: вода в реке превращается в кровь; Жабы, падающие с неба; мошки; песьи мухи; моровая язва; нарывы; убийственный град; нашествие саранчи; тьма и наконец — гибель всех первенцев. Но фараон оставался непоколебим…

И тогда, в пасхальную ночь, когда совершалась десятая казнь — гибель всех первенцев, начался благословенный Богом исход евреев из Египта.

Фараон снарядил погоню, но в самый критический момент расступилось море, пропустило по своему сухому дну беглецов, а затем вновь сомкнулось, потопив все войско фараона.

Анекдот
В тот самый критический момент Моисей подзывает своего пресс-секретаря и спрашивает его совета.
Пресс-секретарь: Я бы рекомендовал вам вскинуть руки к небу и попросить Божьей помощи. Думаю, что после этого море расступится и пропустит нас…
Моисей: А если не расступится?
Пресс-секретарь: Как бы то ни было, но публикацию в Ветхом Завете я вам гарантирую.
:)
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Переход израильтян через море

И двинулись они дальше. Тут-то начинается довольно поучительная эпопея взаимоотношений народа и вождя. Народ проявляет себя глупым, капризным, алчным и неблагодарным ребенком, жестоко третирующим своего заботливого и безмерно терпеливого отца.

Уже на первом этапе исхода народ выказывает недовольство тяготами пути, египетской погоней, недостатком продовольствия. Бог посылает им с неба крупу — так называемую «манну небесную», которую нужно собрать с земли столько, сколько каждый в состоянии съесть до наступления вечера. Это условие Моисей излагает им достаточно внятно.

Но многие решили схитрить — отложить еду про запас, так, на всякий случай…
Но Бога не обманешь: в припрятанном хлебе немедленно завелись черви.
И при этом — ни тени народного смущения или хотя бы показного раскаяния.

А Моисей продолжает удовлетворять (с Божьей помощью, разумеется) все народные чаяния, вернее, требования. Этот долготерпеливый человек стал заложником возникшей ситуации: уж если он возглавил их исход из Египта, то отныне он в ответе за все возможные последствия этой акции (в которой они, как выяснилось вскоре, не очень-то и нуждались), а посему обязан обеспечивать их всем необходимым.

Закончилась питьевая вода — народ укоряет Моисея. Дело не столько в воде. Вода — всего лишь повод…
Господь призывает Моисея подняться на гору Синай, где сообщает ему десять заповедей и вытекающие из них основные законы человеческого общежития:
— глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу;
— того, кто ударит отца своего или мать, — предать смерти;
— за похищение людей — смерть;
— за злословие в адрес отца или матери — смерть;
«и если выбьет зуб рабу своему или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб».
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Десять заповедей

Здесь трудно возразить против естественной логики, согласно которой сила действия равна силе противодействия. Ведь в массе своей люди глухи ко всякого рода уговорам, увещеваниям и апелляциям к чести или совести. Только неотвратимость ответного удара способна с большим или меньшим успехом остановить преступную руку. Только она. А гражданская совесть — изобретение истинных граждан, но таких, увы, немного.

Но есть и другие положения, которые настораживают фанатичной непреклонностью, категоричностью и неоправданной жестокостью. Например, «всякий скотоложник да будет предан смерти». Бесспорно, сношение с животными — не очень красивое и благородное деяние, но кому из окружения скотоложника оно наносит реальный ущерб? И не его ли это личное дело?

Или вот такое: «Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен». Неужели тот Бог так боялся конкуренции? И благотворно ли служение Господу под страхом смерти?

«Фанатизм — это удвоение усилий, когда их цель уже позабыта»
Джордж Сантаяна

А к концу этой своеобразной конференции Господь сказал Моисею: «Пока ты здесь, на горе, они празднуют нового бога — Золотого тельца… Развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской».

Господь приходит к решению истребить этих совершенно безнадежных людей. Моисей умоляет его не делать этого, дабы не дать возможности египтянам злословить по поводу его, Моисея, акции, чтобы не говорили они, будто бы он вывел евреев из Египта затем лишь, чтобы уничтожить.

Господь согласился с ним, но без видимого одобрения такого решения.
А Моисей, спустившись с горы в лагерь, сурово осудил вероотступников. Было истреблено 3000 человек, после чего отдан приказ продолжать путь к земле обетованной.

Господь сказал Моисею, что дальше с ними не пойдет, потому что очень уж велико искушение погубить этот «жестоковыйный» народ.

«Не рассуждай с детьми, с женщинами и с народом».
Пифагор Регийский

Третья Книга Моисеева, называемая «Левит», полностью посвящена нормам поведения и наказаниям за нарушения этих норм, наказаниям весьма строгим и не всегда адекватным (ну, это еще мягко сказано! :D ) тем проступкам, которые им предшествовали.

Эротический триллер с элементами ужаса. :Yahoo!:

Прелюбодеяние во всех возможных его вариантах (с замужней соотечественницей, с женой отца, с невесткой, с мужчиной и т.п.) однозначно карается смертью.

За сложный сексуальный контакт с женой и ее матерью (тещей) полагалось сожжение всех участников этого трио, хотя, если подойти к вопросу без извращенного фанатизма, то какое кому дело до сексуальных забав взрослых людей, да еще и в кругу собственной семьи?

А какое кому дело до того, произошел ли у кого-либо сексуальный акт с женой во время месячных? Если произошел, то смертный приговор обоим, можно считать, неизбежен.

Ну, а «если женщина подойдет к скотине, убить обоих». Непонятно, в чем бедная скотина виновата, однако закон есть закон… :%)

В Четвертой Книге Моисеевой народ снова начинает третировать своего вождя. На этот раз по причине однообразия рациона. Все манна да манна. Хотим, дескать, мяса. Вон в Египте даром ели лук, и чеснок, и огурцы, и дыни… а здесь что?

Моисей уже начинает терять терпение.
Бог (видимо, скрепя сердце) посылает на землю дождь из перепелов. Все досыта наелись перепелиного мяса, однако вскоре множество людей умерло от язвы. Что ж, за все нужно платить…

А Моисей посылает разведчиков в страну Ханаанскую. По возвращении они докладывают, что страна во всех отношениях хороша, однако, поселиться там не удастся, так как местные жители многочисленны и сильны.

Среди народа — снова брожение: надоело бродить по пустыне, нужно возвращаться назад, в Египет.
«И сказал Господь Моисею: доколе будет раздражать Меня народ сей?»
И снова Моисей вымаливает снисхождение Божье.
Но все разведчики (кроме двоих) и все смутьяны умерли, и притом, надо полагать, не своей смертью.

А затем начинается уже откровенное восстание народа против Моисея.
Господь отреагировал немедленно: сначала земля поглотила 250 непокорных, а через некоторое время — еще 14 700.

И двинулись они дальше, ища новые земли, а найдя — предавая их огню и мечу…
А запретное продолжает неумолимо притягивать к себе. В главе 25 сообщается о том, что «народ начал блудодействовать с дочерями Моава и поклоняться Ваал-Феору».

Из других источников известно, что этот Ваал-Феор (или Вельфеор) изображался в виде огромного истукана с обнаженной нижней половиной туловища. Вызывающих размеров гениталии, естественно, тоже были обнажены и служили центром всеобщего внимания при богослужении, которое сопровождалось сексуальными оргиями, попирающими все заповеди и запреты целомудренного еврейского бога Ягве.

Процветал также запрещенный Моисеем культ бога Молоха, который изображался в виде человека с телячьей головой. Внутри полого бронзового идола бушевало пламя, пожирающее жертвы, приносимые этому жестокому божеству. Жертвы — голуби, ягнята, телята и даже дети — забрасывались внутрь идола через огромные отверстия в его животе, причем, живыми. Чтобы заглушить их предсмертные крики, жрецы громко вопили и били в бубны. Во время жертвоприношения устраивались, естественно, массовые оргии.

Чтобы пресечь подобное, Моисей приказал умертвить 24 000 идолопоклонников.

А далее — новые войны, бесчисленные жертвы и кровь. Реки, моря крови во имя призрачных, надуманных целей.
Этим целям, в основном, посвящена Пятая Книга Моисеева, называемая «Второзаконием».

…Сорок лет они ходят по пустыне в ожидании того часа, когда умрет последний хранитель неоднозначной памяти о прошлом. Ведь только при этом условии возможны радикальные общественные перемены. В противном случае всегда отыщутся люди, для которых это прошлое свято — хотя бы тем, что они тогда были молоды, их потенция была неиссякаемой, а запросы достаточно примитивны. И вот это счастливое (в их разумении) состояние намертво связывается с определенным периодом времени независимо от всех прочих его характеристик. Учитывая печальные реалии постсоветского периода Истории, можно сказать, что в этом выжидающем хождении по пустыне Моисей был безусловно прав.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Господь показывает Моисею землю обетованную

А вот дальнейшие его законы потрясают, и далеко не в позитивном смысле:
«7.16. И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе; да не пощадит их глаз твой…
7.18. Не бойся их, вспомни то, что сделал Господь, Бог твой, с фараоном и всем Египтом.
12.2. Истребите все места, где народы, которыми вы владеете, служили богам своим…
…А город сожги огнем… все, что в нем, порази острием меча…
…Иноземцу отдавай в рост, а брату своему не отдавай в рост…»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Захват земли обетованной

Новое сообщение ZHAN » 26 окт 2016, 15:25

В следующем разделе, называемом «Книга Иисуса Навина», продолжается описание захватов чужих городов, пожаров, убийств и прочих деталей, сопутствующих обретению земли обетованной.

Одной из таких деталей является легендарный штурм города Иерихона. Библия указывает на некое боевое приспособление, которое лишь в настоящее время признано не плодом фантазии древних, а вполне реальным средством разрушения. Принцип действия его основан на свойствах звуковых волн, в достаточной мере изученных в конце XX столетия.

«Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ (весь вместе) громким (и сильным) голосом, и обрушилась (вся) стена (города) до своего основания, и (весь) народ пошел в город, каждый со своей стороны, и взяли город» (Книга Иисуса Навина. Глава 6).

Речь идет о так называемых Иерихонских трубах.

Странная книга Библия, очень странная. Если бы кто-то всерьез задался целью опорочить историю евреев, он бы не добился большего, чем Ветхий Завет, этот программный религиозный документ, базис, на котором выстраиваются моральные догмы иудеев и христиан.

Я понимаю, что время было весьма жестокое, что, как говаривал Наполеон, на войне как на войне, но может ведь существовать сила без коварства, непреклонность без мстительности, верность без вероломства, — может, чему есть масса примеров из той же древней Истории, но, как правило, увы, не из Библии…

Библейский герой Самсон. Необычайно сильный, могучий витязь, он чем-то сродни греческому Гераклу, но лишь в сугубо внешних проявлениях, да и то наиболее общего свойства.

Во время господства филистимлян он решает жениться на представительнице оккупантов. Что ж, возможно, это была любовь, возможно, хотя дальнейшие события ставят под сомнение эту версию.

Он голыми руками убивает свирепого льва, а в начале брачного пира загадывает гостям загадку на тему побежденного зверя: «Из едящего вышло едомое, и из сильного — сладкое». Тому, кто отгадает эту загадку, Самсон обещает дать тридцать рубашек и тридцать перемен другой одежды.

Молодая жена коварно выведала ответ у простодушного мужа, и загадка была «разгадана».

Самсону нужно выполнить им же поставленное условие. Ничтоже сумняшеся, он убивает тридцать первых встречных людей, сдирает с них одежду и отдает ее тем, кто выиграл пари. Что и говорить, поступок, достойный подражания!

Но это еще не все. Герой ловит триста лисиц, связывает их попарно и, привязав к каждой паре несчастных зверей горящий факел, отпускает их в поля, готовые к жатве. Поля, естественно, занялись огнем.

За этот «подвиг» иудеи решили выдать Самсона филистимлянам.
Вот тогда-то состоялся тот хрестоматийный бой, в ходе которого Самсон ослиной челюстью поразил тысячу филистимлян.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Самсон поражает филистимлян ослиной челюстью

Его почему-то неудержимо тянет к представительницам враждебной стороны. Начинается бурный роман Самсона с филистимлянской блудницей Далилой.

Напрасны попытки усмотреть в поведении Самсона некий «подвиг разведчика». Увы, здесь налицо самое пошлое вожделение без учета личностных качеств его объекта. А вот о Далиле этого никак не скажешь. Девушка вступила в контакт с этим простоватым силачом ради одной-единственной практической цели: выведать секрет его физического могущества. Преодолев настороженность Самсона и усыпив его бдительность, Далиле удается проникнуть в секрет его силы.

Оказывается, эта сила таилась в волосах, к которым никогда не прикасались ножницы. Далила сообщает об этом своим соплеменникам, и те остригают Самсона во время его сна. Лишенного силы, его заковывают в цепи, выкалывают ему глаза и бросают за решетку.

И вот тут-то он совершает настоящий подвиг.
Во время многолюдного праздника, когда все знатные филистимляне собрались на террасе огромного дома с колоннами, Самсона вывели из темницы на потеху публике, не подозревая о том, что остриженные волосы отросли вполне достаточно для того, чтобы к нему вернулась былая сила. Слепой Самсон попросил мальчика подвести его к опорам, на которых держалось все огромное строение, а затем, упершись руками в две ближайшие колонны, свалил их, похоронив вместе с собой под обломками рухнувшего дворца весь цвет филистимлянского общества.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Смерть Самсона

2 декабря 1877 года в Веймаре состоялась премьера оперы Шарля Сен-Санса «Самсон и Далила». В сюжете оперы Самсон действует как идейный вождь иудеев, как герой освободительной борьбы против захватчиков-филистимлян. Далила представлена как народная мстительница. Она жаждет воздать должное Самсону за смерть предводителя филистимлян, которого, согласно сюжету, он убил в ходе народных волнений.
Что ж, художественное произведение есть художественное произведение…

Еще один библейский герой — Левит.

Вместе со своей наложницей он отправился из Израиля в иудейский город Вифлеем. По пути они остановились на ночлег в городе Гиве. Жители Гивы (по необъяснимой причине) окружили дом, где путники нашли приют, ворвались внутрь и затем всю ночь насиловали наложницу Левита. Под утро она умерла.

Левит разрубил ее тело на 12 частей и разослал во все израильские города.

Израильтяне принимают решение направить в Гиву военную экспедицию, что и было сделано с подобающим случаю размахом: под стены Гивы двинулось 400 000 израильских солдат.

Им противостояло 26 000 иудеев, среди которых было 700 жителей Гивы — отборных бойцов, каждый из которых был левшой и мог попасть в волос камнем, пущенным из пращи.

Началась осада Гивы. В первом же открытом бою под ее стенами погибло 22 000 израильтян, во втором — 18 000. В ходе третьего дня противостояния иудеи потеряли 25 000 человек вследствие того, что они, не разгадав военную хитрость израильтян, опрометчиво погнались за их отступающими отрядами и попали в западню. Мало того, в это самое время резервные силы израильтян вошли в практически не защищенный город и устроили там кровавую баню.

Впоследствии иудеи предприняли акцию возмездия, которая заключалась в том, что их воины похитили множество израильских женщин, а это, конечно, едва ли можно признать адекватной мерой.

«Лучше синица в руках, чем журавль в небе»
Мудрость всех времен

И снова война. Филистимляне против израильтян. Или наоборот. Для Истории это не имеет никакого значения.

Имеет значение лишь то, что у тех и других хватило ума договориться о том, что назревшие противоречия можно разрешить не боевым контактом их армий, а поединком двух воинов — представителей враждующих сторон. И те, и другие согласились признать себя рабами победившей стороны.

И вот от филистимлян выступает самодовольная, вооруженная до зубов и не отягощенная даже элементарным интеллектом гора мяса по имени Голиаф.

Израильскую сторону неожиданно для всех представил хрупкий белокурый пастушок Давид, вооруженный одной лишь пращой и пятью гладкими камушками, подобранными на дне ручья.

Голиаф грубо потешается над юношей, на что тот с достоинством отвечает: «Не мечом и копьем спасает Господь…»
И в самом начале поединка он поражает Голиафа прямо в лоб камнем, пущенным из примитивной веревочной пращи.

«Так одолел Давид филистимлянина и убил его; меча же не было в руках Давида. Тогда Давид подбежал и, наступив на филистимлянина, взял меч его и отсек им голову его; филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали» («Первая Книга Царств». Глава 51).

Эта история очень понравилась потомкам. Имена Давида и Голиафа сделались нарицательными. Сам поединок стал хрестоматийным примером того, что грубая физическая сила далеко не всегда является залогом победы, как не является таковым любой количественный показатель.

А кроме того, следует, пожалуй, Отметить, что в этой части Библии впервые со всей наглядностью выводится формула развития человеческой цивилизации: Мозги дороже рук.

В этом поединке сталкиваются не сила и слабость, вооруженная пращой, а сила человеческая, сила Homo sapiens, с силой если не зверя, то, можно сказать, недочеловека. Ведь главное отличие человека от всех прочих живых существ заключается в его интеллекте, и только в нем, так что гордиться человек может только интеллектом, ибо все остальное, абсолютно все, звери делают несравненно лучше.

А у этой поучительной истории было не менее поучительное продолжение. Израильский царь Саул, как сообщают авторы Библии, взревновал к славе пастушка-победителя и решил его сгубить. Сначала царь пытается сделать это крайне грубо, как-то уж слишком не по-царски: он швыряет копье в Давида, играющего на музыкальном инструменте. Давид уклонятся, избежав таким образом верной смерти.

Но царь не успокаивается, не оставляет своего намерения убить счастливчика. Он жалует ему чин тысяченачальника (по нашим понятиям — полковника, а то и генерала), он отдает за него свою дочь Мелхолу, но при этом постоянно вынашивает планы его физического устранения.
Идея-фикс, да и только.

Впрочем, мотивы поведения Саула достаточно прозрачны. Этот царь обладал психологией человека толпы, человека, который всегда, во все времена преклонялся перед силой физической и ненавидел силу человеческую. Поэтому он воспринимал Давида не столько как выскочку-пастушка, сколько как носителя интеллектуального превосходства, а вот этого подобные люди не прощают…

«Мудрецы не умеют разговаривать с царями: с царями надо говорить или как можно меньше, или как можно слаще».
Эзоп
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Мудрец на троне

Новое сообщение ZHAN » 27 окт 2016, 11:49

Во Второй Книге Царств мы встречаемся с Давидом уже в сане царя, который активно воюет против моавитян и сирийцев. Зачем — непонятно, но, видимо, положение обязывало поступать так, а не иначе.

И промелькнул бы этот образ во тьме времен одной лишь яркой вспышкой победы над Голиафом, если бы однажды в предвечерний час не вышел царь Давид на кровлю дворца своего и не узрел оттуда купающуюся в соседнем дворе женщину, и не воспылал к ней умопомрачающей страстью…

Звали эту красавицу Вирсавией, и была она законной женой некоего Урии Хеттеянина.
Но чего стоит это обстоятельство в сравнении с царской страстью?

Первая вспышка этой страсти закончилась беременностью Вирсавии, а это уже серьезная проблема, ибо по закону Моисея такая ситуация влекла за собой верную смерть всех ее действующих лиц. Но что такое закон для царя? Давид отправляет несчастного мужа своей возлюбленной на войну, да еще и с письмом, адресованным военачальнику Исаву: «Поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отойдите от него, чтобы он был поражен и умер».

Все именно так и произошло, к вящему удовольствию царя, который незамедлительно поселил новоиспеченную вдову в своем дворце.
Господь, который ранее во всем покровительствовал Давиду, теперь нахмурил брови, и царский сын, рожденный Вирсавией, вскоре умирает.

И лишь после суровых испытаний и чистосердечного покаяния Давида Господь смилостивился над грешниками и подарил им смышленого крепыша, которого назвали Соломоном.

В Третьей Книге Царств Соломон представлен как преемник царя Давида, что само по себе было бы не столь уж знаменательно, если бы речь шла не о царе Соломоне, правившем с 960 по 935 год до н.э., прославившемся тонкостью ума и оригинальностью суждений и прозванном Соломоном Мудрым.

Можно сказать, что это был один из уникальных случаев в Истории, когда на троне восседал мудрец. Такое происходило крайне редко. Это подлинная экзотика.

«От многой мудрости много скорби, и умножающий знание умножает печаль».
Соломон Мудрый

Тем не менее он постоянно пополнял запасы своих знаний и совершенствовал свою мудрость, ставшую поистине легендарной.

…Однажды пришли к нему две женщины. Одна из них рассказала, что на днях родила ребенка, того самого, которого сейчас держит на руках другая, ее соседка. Она тоже родила в это же время, но ее ребенок умер, и она подменила одного младенца другим. Теперь эта женщина заявляет, что именно она — мать живого ребенка.

— Так ли это? — спросил царь вторую женщину.
— Нет, — ответила она. — Это я родила живого ребенка, а вот она — мертвого.
— Что ж, — проговорил Соломон, — если так, то вот меч. Рассеките ребенка пополам и отдайте каждой ее законную часть.
Вторая женщина спокойно проговорила:
— Пусть так — ни мне, ни ей, рубите. А первая закричала в ужасе:
— Нет! Нет! Отдайте ей ребенка, только бы он был жив! И вынес судья свой вердикт:
— Вот этой женщине отдайте живое дитя, потому что она и есть его мать!
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Соломоново решение

«И услышал весь Израиль о суде, как рассудил царь; и стали бояться царя, ибо увидели, что мудрость Божия в нем, чтобы производить суд».

Чрезвычайно важная деталь: «…и стали бояться…» Посредственность никогда добровольно не подчинится мудрости только при наличии у этой мудрости карающего меча. Мудрость ведь всегда воздаст мерой за меру, не перекладывая эту обязанность на Господа, как это делают глупцы или пособники злодеев. Мудрость всегда базируется на законах Природы, где сила действия равна силе противодействия…

«Копающий яму в нее упадет, и сносящего стенку укусит змея. Разбивающий камни о них ушибется, и колющему дрова от них угроза».
Соломон Мудрый

А после того знаменитого суда родилась крылатая фраза «Соломоново решение».
Он все решения принимал сам, и, скорее всего, именно поэтому они стали классикой мудрости.

Он женился на дочери египетского фараона, нимало не беспокоясь о том, что по сему поводу скажет его духовенство, придворные, да и вообще кто бы то ни был.

Читая Библию, приходишь к мысли, что в годы правления Соломона Мудрого история войн попросту отдыхала. :Bravo:

Это было время строительства величественного храма — признанного чуда архитектуры той эпохи, время бурного развития наук, ремесел и торговли, время истинного могущества, которому вовсе не требуется стимулировать себя захватническими войнами.

Слава об уникальном царе-мудреце облетела весь Древний мир, и вот царица Савская, красавица и умница (сочетание этих качеств всегда считалось экзотикой), решила лично убедиться в справедливости цветистых восточных легенд.

Огромный царский поезд, нескончаемый караван тяжело груженых верблюдов и лошадей направился в Иерусалим.
К тому времени уже был построен храм, неподалеку от которого возвышался явно соперничающий с ним роскошью дворец Соломона, где он и принял именитую гостью.

«И увидела царица Савская всю мудрость Соломона и дом, который он построил.
И пищу за столом его, и жилище рабов его, и одежду их, и виночерпиев его, и всесожжения его, которые он приносил в храме Господнем. И не могла она более удержаться…
И царь Соломон дал царице Савской все, чего она желала и чего просила, сверх того, что подарил ей царь Соломон своими руками…»
(Третья книга Царств. Глава 10).

После обмена дорогими подарками, премудростями и просто любезностями царица Савская отбыла восвояси, а спустя девять месяцев родила прелестного мальчугана.

Надо сказать, что царь Соломон был страстным ценителем женской красоты, и на этой почве у него возникли серьезные разногласия с законами Моисея. Он совершенно справедливо счел, что его личная жизнь касается лишь его лично, а потому завел многолюдный гарем, населенный представительницами самых разных стран, и начал поклоняться богине Астарте, служение которой прямо предусматривает буйные сексуальные оргии.
Как отмечается в Библии, Бог был весьма недоволен таким поведением, но, как известно, победителей не судят…

«Я увидел: нет большего блага, чем радоваться своим делам, ибо в этом и доля человека, — ибо кто его приведет посмотреть, что будет после?»
Соломон Мудрый

А посредственность зудит пронзительно: «Будьте скромнее. Пусть другие порадуются вашим делам, пусть другие оценят их по достоинству…»
Как же, ждите… :D

Но посредственность дождалась-таки своего, и когда умер царь Соломон Мудрый, снова начались войны, заговоры, перевороты и прочие мерзости.

А также — периодическое разрушение и восстановление храма в Иерусалиме.

Этот процесс почему-то проходит красной нитью через значительную часть библейских историй, а в 70 году н.э. история Израиля оборвалась на многие столетия непосредственно после разрушения Иерусалимского храма войсками римского императора Тита.

Разумеется, существуют места, называемые святынями, но все же думается, что истинная вера не привязывается к какому-либо сооружению, не зависит от архитектуры или иных материальных символов, а живет в бессмертной человеческой душе, и лишь тогда она надежно защищена. А храм… храм, сегодня он есть, а завтра — нет…

«Все суета сует. Все тщета и ловля ветра. Все — из праха, и все возвратится в прах».
Соломон Мудрый

Но не все возвращается в прах.
Жемчуг имеет свойство стареть и крошиться со временем, но жемчужины человеческой мысли переживают тысячелетия и лишь приобретают все большее очарование новизны.

Царь Соломон Мудрый подарил Истории три произведения: «Книга притчей Соломоновых», «Книга Экклезиаста» и «Песнь песней», где простым и ясным языком, без жесткой категоричности десяти заповедей и без двойной моральной бухгалтерии Пятикнижия представлена вся шкала человеческих ценностей.

«Доколе, невежды, будете любить невежество, доколе буйные будут наслаждаться буйством, доколе глупцы будут ненавидеть знание?» (Притчи. 1:22).

Вопрос явно риторический. :) Разумеется, так будет всегда, если не избавить от излишней терпимости He-невежд, Не-буйных и He-глупцов. Невежество, буйство и глупость должны быть свойствами позорными и опасными для их носителей, и лишь при этом условии можно всерьез говорить об их искоренении. Впрочем, Новый Завет, напротив, призывает к еще большей терпимости в отношении носителей этих пороков.

«И для чего тебе, сын мой, увлекаться посторонней и обнимать груди чужой?» (Притчи. 4:7).
Для чего? О, если бы кто-нибудь знал ответ… :sorry:

«Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его и будь мудрым» (Притчи 6:6).
Простейшая формула жизненного успеха. Комментарии излишни.

«Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое — мерзость перед Господом» (Притчи 20:10).

«Кто говорит виновному: ты прав, того будут проклинать народы» (Притчи 24:24).

Правила жизненной игры, как и правила уличного движения, должны быть одинаковы для всех, иначе катастрофы не только возможны, но и неизбежны, и в такой ситуации уже нет никакой разницы между стареньким «Запорожцем» и новеньким «Мерседесом».

А как не признать жемчужиной определение того, чего не может носить земля?! :unknown:
«Раба, когда он делается царем;
Глупого, когда он досыта ест хлеб;
Позорную женщину, когда она выходит замуж,
И служанку, когда она занимает место госпожи своей»
(Притчи 30:22—23).

Полная противоположность догмам Нового Завета, не говоря уже об основах социалистического учения, столь популярного среди перечисленных царем Соломоном фигурантов. :D

В Книге Экклезиаста также можно обнаружить немало умозаключений, ценность которых трудно преувеличить:

«И возненавидел я сам весь труд, над чем я трудился под солнцем, потому что оставлю его человеку, что будет после, и кто знает, мудрый ли он будет или глупый, — а будет владеть моими трудами».

«Всему свой час, и время всякому делу под небесами: время родиться и время умирать… время разрушать и время строить… время разбрасывать камни и время собирать камни… время обнимать и время уклоняться от объятий…»

«Все труды человека — для рта его, а душа его не насыщается».

«Не скоро совершается суд над худыми делами; потому и не страшится сердце сынов человеческих делать зло».

«Бог — ради человеков, чтобы их просветить, дабы поняли сами, что они — это скот, и только!»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. «Песнь песней» и детали

Новое сообщение ZHAN » 28 окт 2016, 11:26

«Песнь песней» — шедевр любовной лирики Древнего Востока, своеобразный эталон, не подвластный влиянию времени или эстетических тенденций любых эпох и народов.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Песнь песней

Главные действующие лица этого произведения — юная пастушка Шуламит (Суламифь) и юноша, который выступает то в роли пастуха, то в роли царя (что зачастую одно и то же).

И любовная страсть поистине вселенской силы и глубины.
«Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою; ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность…» (8:6).

«Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя» (1.8 ).

«Два сосца твоих, как двойня молодой серны, пасущаяся между лилиями» (4.5).

Сколько поэтов пыталось перевести, пропустить сквозь призму собственного творчества эти терпкие строки!

Две груди твои — как два слоненка,
как двойня газели,
Они бродят среди лилий.

(Перевод И.М. Дьяконова)

Скольких художников они вдохновили, эти незатейливые, на первый взгляд, слова! И находились же люди, которые совершенно серьезно трактовали «Песнь песней» как поэму о любви между Богом и Его паствой! :D Что ж, трактовать что-либо никому не возбраняется, однако как в русле такой трактовки могут восприниматься вот эти строки:

«Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти.

Подумал я: влез бы на пальму, ухватился бы за ветви ее; и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков…»
(7.8—7.9).

Комментарии, думается, излишни. :lol:

Вот, собственно, и все основное содержание Ветхого Завета, если не считать целого ряда текстов, называемых пророческими: «Книга пророка Иеремии», «Книга пророка Даниила», «Книга пророка Захарии» и т.д. Эти тексты являют собой, как правило, горькие размышления на тему несовершенного настоящего и сладкие мечты на тему прекрасного будущего.

И последняя, пожалуй, деталь.

Она возвращает нас к теме неблаговидного использования библейских женщин в мужских играх. Речь идет об Иудифи (Юдифи), которая, став наложницей вражеского военачальника Олоферна, в одну из ночей отрубила ему голову и принесла ее в родной город.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Иудифь

«Иудифь издали кричала сторожившим при воротах: отворите, отворите ворота! С нами Бог, Бог наш, чтобы даровать еще силу Израилю и победу над врагами, как даровал Он и сегодня.

Как только услышали городские мужи голос ее, поспешили прийти к городским воротам и созвали старейшин города. И сбежались все, от малого до большого…»
(Иудифь. 13:14).

Итак, ее чествуют как героиню, и никому, видимо, и в голову не приходит осознание того, что, во-первых, негоже мужчинам, а тем более воинам прятаться за женскую спину (вернее, бедра), и во-вторых, эта барышня — прелюбодейка, мошенница и убийца.

Для них и в данном случае — героиня. Дело, оказывается, не в поступке, а в точке зрения на него. Тема Юдифи много раз отражалась в различных художественных произведениях, воспевающих героизм красавицы-патриотки, которая, если взглянуть на дело непредвзято, обладала жестокостью киллера, хитростью мошенницы и безразличием ко всем нормам нравственности, характерным для проститутки.

И тем не менее, поступки библейских персонажей, будучи во многих случаях неприемлемыми для элементарно порядочного человека, все же имеют логически обоснованные мотивы, которые не вызывают разночтений, что весьма важно для их понимания. Да, они зачастую густо замешаны на вероломстве, на безответственности, на жестокости или иных пороках людских, но цели их понятны и близки естественному началу человека: стремление к сытости, к власти, к богатству, к сексуальному удовлетворению, стремление от минуса к плюсу.

И совершенно иное впечатление оставляет Новый Завет, или Евангелие (Благая весть), — памятник культуры того же народа, возникший в том же регионе и на том же отрезке времени, именуемом «Древний мир».

Новый Завет отличается от Ветхого прежде всего своей направленностью от плюса к минусу, от удовлетворения к неясному томлению, от богатства к бедности, от самодостаточности к ущербности.

«Ветхий Завет считает благом процветание. Новый Завет — напасти».
Фрэнсис Бэкон
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Несоответствие Заветов

Новое сообщение ZHAN » 29 окт 2016, 13:56

Действительно, между Ветхим и Новым Заветами обнаруживается столько несоответствий, столько взаимоисключающих требований выдвигают они, что их объединение под одной обложкой с надписью «Библия» представляется либо вопиющим недомыслием церковников, либо особо коварной проделкой атеистов. Как говорится, нарочно не придумаешь… :fool:
Изображение

Чего стоит одна лишь фраза: «Блаженны нищие духом»! 8)
Что бы и кто бы ни говорил о том, что Евангелие нельзя понимать буквально, что его истины глубоко зашифрованы, я — не самый последний в плане интеллекта человек — воспринимаю такое понятие как «нищие духом» исключительно в негативном смысле, глубоко презирая носителей этого понятия.

Ах да, презирать тоже нельзя, по евангельскому учению, ибо «не судите да не судимы будете». :D
То есть я не должен даже в душе своей осуждать подлость, низость, вероломство, продажность и прочие человеческие пороки, потому что за это меня будут судить тем же судом. Будьте так любезны. Я никого не предал, не продал, не занимаюсь лихоимством и не дурак. И при всем этом не люблю дураков и ненавижу лихоимцев, не мучаясь, кстати, сомнениями относительно правомочности своих реакций на эти жизненные явления.

Есть все же такие понятия, как человеческая культура, мораль, нравственность, которые никак не предполагают кроткой терпимости в отношении своих антиподов.

Со злом необходимо бороться, а для этого нужно вынести ему приговор, и прежде всего в своей душе, к чему бы там ни призывали евангельские догмы.

В противовес Ветхому Завету, в этом вопросе опирающемуся на закон соответствия силы действия силе противодействия, Новый Завет отвергает понятие «око за око», предлагая следующее: «…не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую».

Не послужило ли такое «евангельское терпение» одной из причин очень плохо объяснимого поражения российских регулярных армий в Гражданской войне 1918—1921 гг.? :unknown:
И не представляется ли весьма и весьма странным то обстоятельство, что во время обороны Зимнего дворца 25 октября 1917 г. огонь пулеметной роты осажденных поразил не 6000, не 600 и даже не 60, а всего лишь шесть представителей пьяного и довольно слабо организованного отребья, идущего в лобовую атаку по Дворцовой площади Санкт-Петербурга? :unknown:

Трудно что-либо утверждать определенно, однако выводы все-таки напрашиваются…

«Никто не волен становиться христианином, никого нельзя обратить в христианство — сначала надо сделаться достаточно больным для этого… В глубине христианства живет злоба больных людей, инстинкт, направленный против здоровых, против здоровья. Все хорошо уродившееся, гордое, озорное и прекрасное вызывает боль в ушах и резь в глазах. Напомню слова апостола Павла, которым цены нет: „…бог избрал немудрое мира… и немощное мира избрал бог… и не знатное мира и уничиженное…“
Фридрих Ницше

То есть именно то, что природа приговорила к ликвидации.
Так что в этом случае Бог, выходит, противостоит Природе, а это уже отдает психиатрией. :fool:

А как воспринимать настоятельный призыв благословлять «проклинающих вас»? :unknown:
Ведь слово материально, и чье-то проклятие является совершенно реальной агрессией. В каком-то случае можно игнорировать эту агрессию, быть выше адекватной реакции на чье-то злобное шипение, презреть чьи-то проклятия, но почему, с какой стати нужно благословлять проклинающих? :unknown:
Это ведь извращение. :Yahoo!:
Возможно, их не следует принимать всерьез, возможно, они не достойны того, чтобы на них тратились сильные эмоции, весьма возможно, но чтобы благословлять…

Что ж, если таковы правила игры, то они, по крайней мере, должны быть едиными для всех ее участников, ибо, как сказано в Книге Притчей Соломоновых, «неодинаковые весы — мерзость перед Господом». Но если это так, то по меньшей мере странным выглядит этот фрагмент десятой главы Евангелия от Матфея:
«Если кто не примет вас (апостолов) в доме своем и не послушает речей, стрясите прах от ног, выходя оттуда.
А за это отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому».


М-да… Что-то не просматривается за этими словами евангельского долготерпения и страстного желания благословить «проклинающих»… Иначе чем двойной бухгалтерией все это не назовешь. :no:

А почти неприкрытый призыв к безделью, к иждивенчеству? :unknown:
Можно, разумеется, возразить, что евангельские тексты аллегоричны, что их не следует понимать столь буквально. Можно, когда речь идет о философских размышлениях, о формулах смысла жизни и т.п., но вот глава 4 Евангелия от Матфея: Симон (впоследствии апостол Петр) и его брат Андрей ловят рыбу, причем не для забавы на уик-энде, а для прокорма семьи. Подходит к ним Христос и предлагает бросить это занятие. Братья обескуражены, не понимая, как можно бросить источник существования. «Я сделаю вас ловцами человеков», — обещает им Мессия, и братья, оставив сомнения, бросают на землю свои снасти.

Их примеру следуют Иаков и Иоанн, тоже бросив свои сети на землю, а престарелого отца — на произвол судьбы.
И пошли «ловить человеков».

Да, можно ловить этих самых «человеков» в совершенно буквальном, рабовладельческом или полицейском смысле этого слова, а можно стать ловцами душ. Вот и все. Но почему при всем этом нужно перестать трудиться, перестать заботиться о своих семьях? :unknown:

И вот Христа сопровождают уже тысячи бездельников, которые слушают его проповеди. Они при всем этом, естественно, хотят есть. Царь Соломон считал аморальным сочувствие голодному бездельнику, но Христос придерживается принципиально иного мнения и насыщает пятью хлебами и двумя рыбами 5000 человек (как отмечено в Евангелии, кроме женщин и детей). А почему бы этим пяти тысячам не заняться каким-либо полезным трудом? :unknown:
Так-то оно так, но ведь куда проще ходить следом за проповедником и слушать его речи, а он уж не оставит своей милостью: то хлеба подкинет, то рыбки с неба…

А призывал проповедник вот к чему:
«Если хочешь быть совершенным, пойди продай имение свое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах».
«Удобнее верблюду пройти сквозь игольное ухо, нежели богатому войти в Царство Божие».
«И будут первые последними и последние первыми; ибо много званых, а мало избранных».
«Блаженны бедные, ибо ваше — Царствие небесное».


Есть еще притча о хозяине виноградника, который платил поровну всем своим работникам, и тем, кто трудился с рассвета, и тем, кто пришел только к обеду. Такая пошлая уравниловка оценивается как весьма позитивное явление.

Было бы несправедливым не отметить то, что в Евангелиях встречаются и другие сентенции, действительно мудрые и глубокие, но эта глубина и мудрость доступны весьма немногим, а вот приведенные выше изречения легли в основу всех учений социалистического толка и отозвались в Истории поистине жутким эхом.

Природа очень сурово карает за любые попытки ревизии ее законов, а идея торжества слабых над сильными — самая дерзкая и самая, пожалуй, взрывоопасная из всех подобных попыток.

Так что Бог, который отождествляется с Природой, никак не мог послать на Землю своего «сына» с целью посягательства на важнейшие законы Мироздания. Здесь могут иметь место либо грубое извращение учения Христа в ходе апостольских его изложений, либо своеобразное восстание падшего ангела против своего Творца, либо банальнейшая попытка очередного пророка выдать себя за Мессию, попытка, которая — в отличие от аналогичных — приобрела столь широкий резонанс, будучи предпринятой в нужное время и в нужном месте.

«Как много дел считались невозможными, пока они не были осуществлены».
Плиний Старший

Все может быть, все без исключения, и нужно относиться к такой вероятности трезво, без наркотической зависимости от господствующих стереотипов, памятуя слова мудрого Станислава Ежи Леца о том, что человек, стремящийся надеть на свои глаза шоры, не должен забывать о том, что в комплект входят еще узда и кнут… :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение Буль Баш » 29 окт 2016, 16:55

ZHAN писал(а):Действительно, между Ветхим и Новым Заветами обнаруживается столько несоответствий, столько взаимоисключающих требований выдвигают они, что их объединение под одной обложкой с надписью «Библия» представляется либо вопиющим недомыслием церковников, либо особо коварной проделкой атеистов. Как говорится, нарочно не придумаешь…
Разными народами писались. :)
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 15774
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Рождение и смерть Иисуса

Новое сообщение ZHAN » 30 окт 2016, 13:53

Рождение Иисуса обставлено таким количеством рутинных подробностей, что поневоле возникает мысль о неадекватности Божьих усилий, направленных на достижение столько тривиального результата, каковым является рождение человеческого существа. :)

Будем избегать крайностей и сочтем всего лишь соленой шуткой пушкинскую «Гаврилиаду», где Дева Мария вступает в сексуальный контакт (по очереди) с тремя субъектами нечеловеческого происхождения, в результате чего и происходит пресловутое «непорочное зачатие» Иисуса.

Но при этом едва ли стоит игнорировать вероятность искусственного оплодотворения Марии представителями внеземной цивилизации с целью повлиять таким образом на ход событий земной Истории.
Если это действительно так, то можно со всей уверенностью заметить, что эксперимент удался. Он, правда, уж очень дорого обошелся нашей цивилизации, фантастически дорого, но… как говорится, снявши голову, по волосам не плачут…

Как бы то ни было, но Евангелие от Матфея описывает такую пикантную ситуацию: «Рождество Иисуса Христа было так: по обручению Матери Его Марии с Иосифом, прежде, нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во череве от Духа Святого» (Глава 1:18).

По законам того времени девушку в подобном случае ждала верная смерть вследствие побиения камнями. Скромный плотник Иосиф, не желая быть героем громкого скандала, хочет тайно отпустить Марию к ее родителям, предоставив им возможность самим решать проблему адекватности преступления и наказания, но тут к нему приходит некий Ангел и дает исчерпывающее объяснение причины беременности его невесты. Объяснение было принято, причем с пониманием, и рождение потомка Духа Святого произошло в положенный срок и в соответствии со всеми этическими нормами.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Рождение Иисуса Христа

Можно сказать: кощунство. Можно такое сказать. Ну, а если взглянуть на вещи непредвзято… Ладно. Родила девица от Духа Святого — что ж, всякое может случиться на нашей неизведанной Земле. И звезда, загоревшаяся над городом Вифлеемом, где родился Христос, может называться и патрульным кораблем исследователей, которые следили за ходом эксперимента, и просто знамением Божьим — в зависимости от аспекта восприятия того или иного события.

Были в биографии Мессии и такие эпизоды, которые не нуждаются в трактовке ввиду их логической завершенности и полного соответствия моральным стереотипам своей эпохи.

К таким эпизодам можно отнести массовое избиение младенцев в Вифлиеме по повелению иудейского царя Ирода, узнавшего от волхвов о рождении Иисуса, названного ими царем иудейским. Подобные меры, призванные воспрепятствовать появлению нежелательных исторических фигур, были нередки в Древнем Мире, но при этом весьма неэффективны, потому что абсолютно всех будь то младенцев или членов какой-либо организации (представителей народности, профессии и т.п.) истребить никогда и никому не удавалось, а среди чудом выживших всегда оказывался именно тот, кто был, как говорится, «виновником торжества».

Существует, правда, общепринятое несоответствие между датами рождения Иисуса и смерти царя Иудеи Ирода I, но это уже те дебри, в которые едва ли стоит углубляться. Авторы Евангелий попросту не знали истории Иудеи. :D

Очень эффектен эпизод казни Иоанна Крестителя. Ирод Антипа, царь Галилейский, устраивает пышный пир по случаю дня своего рождения. Перед восхищенными гостями танцует Саломея, дочь сестры царя, который опрометчиво пообещал вознаградить ее искусство всем, чего бы девушка ни пожелала. Посоветовавшись с матерью, девушка настойчиво потребовала в качестве награды голову Иоанна Крестителя, пребывавшего тогда в дворцовой темнице. Царь искренне опечалился, потому что узник своими знаниями и мудростью был ему весьма полезен, но… царское слово есть царское слово, и племянница его получила желаемое на серебряном блюде (возможно, что и на золотом, что сути дела не меняет).

Этот жутковатый эпизод вдохновил немалое число живописцев и литераторов, включая Лесю Украинку и Оскара Уайльда. Нужно признать, что он совсем не так прост, как кажется на первый взгляд, и таит в себе множество психологических пластов — ценнейшего исходного материала для художественного творчества.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Въезд в Иерусалим

Эпизоды чудесных исцелений, воскрешений и превращений носят явно (если можно так выразиться) пропагандистский характер. Они скорее рассчитаны на ожидаемую реакцию толпы, чем на позитивное преображение действительности. Например, Иисус воскрешает умершего сына вдовы, остановив многолюдную погребальную процессию.
«Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой. Такое мнение о нем распространилось по всей Иудее и по всей окрестности» (От Луки. Глава 7:17).

Выходит, что жизнь и смерть не являются Божьим провидением, если допустимы такие произвольные вмешательства в эту сферу. Ведь если тот юноша умер, да еще и естественной смертью, то, значит, таков был его жребий, такова связь причин и следствий, и тем не менее…

Вызывает немалое удивление въезд Иисуса в Иерусалим верхом на осле (ослице), потому что согласно действующему тогда закону въезд верхом в городские ворота был исключительной прерогативой царей, так что наивно было бы рассматривать такое действие как случайное или совершенное по неведению.
«Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их.
Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне!..»
(Евангелие от Матфея. 21:9).

Понятное дело, этот торжественный въезд в Иерусалим уже сам по себе означал смертный приговор для возмутителя спокойствия.

Думается, что изгнание Иисусом торговцев из храма было чревато не менее печальными последствиями. Таким образом Он приобрел смертельных врагов в лице представителей и государственной власти, и высшего духовенства, и многочисленного торгового сословия.
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. Иисус Христос очищает храм

Отношения Его с учениками были, мягко говоря, неоднозначными. Будучи чрезвычайно терпимым к различного рода негативным проявлениям, к блудным сыновьям, ленивым нищим и проституткам, Иисус вместе с тем проявлял к своим последователям трудно объяснимую непреклонность.
«Другой из учеников сказал Ему: Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.
Но Иисус сказал ему: иди за Мною и предоставь мертвым погребать своих мертвецов»
(От Матфея. 8:21:22).

Вряд ли этот ученик удовлетворился таким ответом на вполне законную просьбу.

И вряд ли кого-нибудь из слушателей приводили в восторг такие вот заявления:
«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч;
Ибо я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее…
Кто любит отца или мать более, нежели меня, не достоин Меня; а кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня»
(От Матфея. 10:34, 35, 37).

И не иначе. Мало того: «Кто не со Мною, тот против Меня» (12:30).

А также: «И всякий, кто оставит домы или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (От Матфея. 19:29).

А потом один из учеников Его, Иуда Искариот, продал Учителя за тридцать сребренников церковным властям, а те препроводили арестованного к властям светским, и Понтий Пилат, прокуратор Иудеи, под мощным давлением местной общественности вынес Мессии смертный приговор, причем казнь была назначена не традиционно иудейская — побивание камнями, а позорящая — на кресте, как принято было казнить беглых рабов, бандитов, короче говоря, подонков общества. И толпа, которую политики левого толка так любят называть «народными массами», остервенело кричала Пилату: «Распни! Распни Его!» И какая разница была той толпе, с малой или с большой буквы следовало писать слово «Его»… :)
Изображение
Ю. Ш. фон Карольсфельд. «Распни Его!»

«Радостный вестник» умер, как жил, как учил, — не ради «искупления людей», а для того, чтобы показать, как надо жить. Практическое поведение — вот что завещал он человечеству: свое поведение перед судьями, перед солдатами, перед обвинителями, перед всевозможной клеветой и издевательствами, — свое поведение на кресте. Он ничему не противится, не защищает своих прав, не делает и шага ради того, чтобы предотвратить самое страшное, — более того, он еще торопит весь этот ужас… И он молит, он страдает и любит вместе с теми и тех, кто чинит ему зло… Не противиться, не гневаться, не призывать к ответу… И злу не противиться — любить его…»
Фридрих Ницше

И едва ли кто-то смог бы противопоставить этому что-либо, кроме, разумеется, стереотипных обвинений в святотатстве или напоминаний о том, что ведь миллионы-то людей верят…

Во-первых, господа, не следует путать нерассуждающую веру и вполне сознательное посещение Божьего храма с целью предоставления отдыха измученной мелочными страстями душе, а также восстановления почти утраченного единения с Мирозданьем.

Во-вторых, как настоятельно советует мадам Клио, нужно очень и очень осторожно относиться к кумирам миллионов. В подавляющем большинстве случаев эти кумиры фальшивы, примитивны и адекватны крайне левым идеям насильственного равенства сильных и слабых, талантливых и бездарных, храбрых и трусливых, умных и глупых — светлой мечте отребья.

При всем возможном уважении — к интеллекту и героическому началу личности Христа, едва ли какой-либо здравомыслящий и самодостаточный человек искренне примет постулаты о том, что последние непременно должны стать первыми, что болезнь лучше здоровья, а бедность — богатства, что нельзя противиться злу, нельзя быть успешным и почитаемым, нельзя быть естественным, природным, нельзя смотреть на женщину с вожделением (а на кого же еще тогда смотреть с вожделением?! :Yahoo!: ).

В последнем случае — так требует Новый Завет, — «если правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его. И если правая рука твоя соблазняет тебя, отсеки ее…» (От Матфея 5:29,30).
Как же, бросил писать, пошел искать топор… :D

Однако кому-то все это выгодно, ох как выгодно.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Христианство

Новое сообщение ZHAN » 31 окт 2016, 13:28

Есть интересная, но неправильная, версия о том, что христианское учение — ничто иное как изощреннейшая иудейская месть Риму за оккупацию, месть страшная, явно неадекватная изначально причиненному злу.

Действительно, месть всегда страшнее, чем вызвавшее ее зло.

И в завершение темы о Палестине позволю себе предъявить читателям, считающим себя элементарно нравственными людьми, следующий текст из Евангелия от Марка (Глава 11:13, 14, 20, 21). Комментарии не прилагаются ввиду очевидной ненадобности.

«И увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошел, не найдет ли чего не ней; но пришел к ней, ничего не нашел, кроме листьев, ибо еще не время было собирания смокв.
И сказал ей Иисус: отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек. И слышали то ученики Его.
Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня.
И, вспомнив, Петр говорит Ему: Равви! Посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла».


Кто-то, выразительно повертев пальцем у виска, скажет, что это же аллегория. Возможно и такое, но кто тогда подразумевается под «смоковницей»? :unknown:

«Если Бог хотел стать предметом любви, то ему следовало бы сперва отречься от должности судьи, вершащего правосудие: судья, и даже милосердный судья, не есть предмет любви.

Основатель христианства недостаточно тонко чувствовал здесь — как иудей…

Как? Бог, который любит людей, если только они веруют в него, и который мечет громы и молнии против того, кто не верит в эту любовь! Как? Оговоренная любовь, как чувство всемогущественного Бога! Любовь, не взявшая верх даже над чувством чести и раздраженной мстительности! Как по-восточному все это!»

Фридрих Ницше. «Веселая наука»

Да, Восток — дело тонкое… :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Сирия

Новое сообщение ZHAN » 31 окт 2016, 13:51

В те времена то была могущественная и высококультурная страна, пребывавшая в счастливом неведении относительно таких новомодных реалий, как исламский фундаментализм и автомат Калашникова, лишний раз подтверждающих расхожую мысль о том, что Восток — дело тонкое.

А в той, еще вполне цивилизованной Сирии, можно отметить период наивысшего процветания, когда царствовали Селевкиды, потомки Селевка, одного из полководцев Александра Македонского.

«Процветание» — понятие достаточно условное. В ту эпоху основными критериями его оценки были военные успехи, то есть самое спорное, зыбкое и скоропортящееся из традиционного исторического наследия любой страны, но… такова была знаковая система той эпохи, да и не только той… Как заметил Уильям Шекспир по аналогичному поводу: «Так хочет время. Мы — его рабы».

И как всякие рабы, мы из кожи вон лезем, стремясь как-то трансформироваться в господ, при этом упорно не желая осознать всю тщетность таких устремлений.

Наиболее характерными их выразителями можно было бы назвать двух Селевкидов: Антиоха III Великого и Антиоха Епифана.
Между прочим, столица Сирии носила название Антиохий.

Антиох III воссел на престол в 224 г. до н.э. Восемнадцатилетний царь первые четыре года своего правления посвятил реформированию армии и реконструкции столицы, а на пятом году проявил жгучий интерес к вечной теме всех мужей, мнящих себя государственными, теме расширения границ путем завоевательных войн.

Но прежде всего следовало навести порядок в собственных владениях, где большинство наместников ранее покоренных земель вдруг заразилось вирусом сепаратизма и провозгласило себя монархами независимых государств. Неадекватность их притязаний и возможностей проявилась при первых же контактах с сирийской регулярной армией, возглавляемой молодым царем, который быстро рассеял войска честолюбивых наместников и заодно, как-то невзначай, покорил Армению, которая оказывала им политическую и экономическую помощь.

Одержанные победы прославили имя Антиоха III и подвигли его на новые экспедиции батального свойства.

В 217 г. до н.э. происходит целый ряд сражений с египетскими войсками, после чего Египет вынужден был запросить мира, причем на весьма невыгодных для себя условиях.

В 216 году Антиох III выступил в поход против парфян и бактрийцев. Этот четырехлетний поход был ознаменован множеством сокрушительных побед сирийского царя и завершился почетным для него миром с парфянами, причем с выплатой ими победителю сказочной по своей сумме дани.

Сирия встречала своего повелителя пышными триумфами и прочими проявлениями всенародного энтузиазма. Ему было присвоено звание «Великий». В честь него проводились массовые богослужения и оргии, а в Антиохии довольно долгое время продолжался веселый праздник с участием многочисленных гостей из ближнего и дальнего зарубежья. Понятное дело, что при этом никто из жителей столицы, исключая, естественно, проституток, не работал.
Изображение
Царская охота на львов

На всех этих празднествах Антиох Великий услышал много панегириков в свой адрес, воспринимая их как нечто само собой разумеющееся, но одна фраза вполне заурядного придворного поэта вдруг молнией пронзила его сознание. Фраза звучала примерно так: «О, всемогущий царь Сирии, ты велик, как велик был Александр Македонский!» Никто из гостей не обратил внимания на эту примитивную лесть, но царь отныне утратил покой и сон…

Как гласит предание, однажды ночью он спешно созвал своих приближенных и сообщил, что видел сон, в котором к нему явился предок, Селевк, с требованием продолжить его славные дела подвигом, способным уравнять Антиоха Великого с Александром Великим.
— О каком подвиге шла речь? — проговорил царь. — Ответьте же, мои верные, мудрые и всезнающие сподвижники!

Сподвижники молчали, переминаясь с ноги на ногу и позевывая украдкой.
Царь резким жестом прогнал их прочь.

Целый месяц он пребывал в уединении, погрузившись в свои думы и отвлекаясь от них лишь затем, чтобы вынести какому-нибудь докучливому вельможе смертный приговор.

Кто знает, как долго длился бы этот депрессивно-агрессивный период правления Антиоха Великого, если бы в один прекрасный день не постучался в дворцовые ворота некий брюнет с плутовскими глазами, который представился начальнику стражи известным греческим ученым и заявил, что прибыл в Сирию с великой целью: предложить царю единственно верную разгадку его вещего сна.
Начальник стражи предупредил визитера о весьма возможных печальных последствиях его беседы с удрученным царем и привел в тронный зал.

— О покоритель земель и народов! — проговорил грек, упав на колени перед Антиохом. — Твой славный предок, говоря о подвиге, способном уравнять тебя с Александром Великим, конечно же, имел в виду покорение далекой и чудесной страны, называемой Индией! Вот на какой подвиг благословил тебя первый царь Сирии, богоподобный Селевк!

Видимо, брошенное зерно попало не только на благодатную, но и на изнывающую от страстного ожидания почву, если царь бросился к греку, поднял его с колен, обнял и немедленно назначил своим первым советником и личным другом.

Так начался фарс, называемый индийским походом Антиоха Великого и сыгранный в 206 г. до н.э.
В этом походе, больше напоминавшем выезд на пикник, кроме армии, участвовала вся царская семья, со всеми тетушками, дядюшками, свояченицами и любовницами первого лица государства.

Антиох Великий, подобно Александру Великому, не собирался присоединять экзотическую Индию к своим владениям. Речь шла лишь о грабеже ее богатств и демонстрации перед всем миром непобедимости сирийского (в данном случае) оружия, ну и, естественно, славного подвига в духе Александра Македонского.

Все эти цели были достигнуты достаточно быстро и до неприличия просто, так как в этот период Истории Индия была разделена на множество мелких княжеств, постоянно занятых выяснением отношений и удовлетворением взаимных претензий, так что им было не до обороны родной земли.

Сирийская армия прошлась по Индии, можно сказать, церемониальным маршем, практически не встречая боевого сопротивления и все свои силы бросая на тотальный грабеж. О непобедимости сирийского оружия говорить не приходилось, потому что оно попросту не применялось.

Три месяца продолжалось это безнаказанное разграбление Страны Чудес (как в древности называли Индию), после чего Антиох Великий решил отбыть восвояси.

Возвращение было поистине грандиозным. Слоны, верблюды, кони, нескончаемый караван, придавленный к земле тяжестью несметных богатств. Сам Антиох передвигался в колеснице из слоновой кости, запряженной огромным слоном, покрытым шелковой попоной, усеянной крупными бриллиантами.
Изображение

Сирия бурно ликовала.
На подступах к столице процессию встречали грандиозные триумфальные арки, а народ падал ниц по краям дороги, при этом истошно выкрикивая здравицы в честь великого царя.

Празднование блистательной победы затянулось на долгих два года, после чего Антиох вернулся к военным забавам.

В 204 г. до н.э. он покорил Палестину (напрашивается мысль о том, что в ту эпоху Палестину не покорял только уж очень ленивый :D ) и соседствующую с ней Финикию, обладавшую в то время огромным флотом.

Этому флоту суждено было сыграть роковую роль в судьбе Антиоха Великого, который вдруг решил предпринять победоносный морской поход, да еще и против Рима, самого могущественного государства Древнего мира. Как ни странно, но этот поход не закончился разгромом Антиоха, как ожидалось вначале. Сирийский флот был попросту отброшен от восточного побережья Аппеннинского полуострова, отброшен, как навязчивый нищий.

Но если Антиох переоценивал свои силы, то надменные римляне явно недооценивали и возможности, и воинственный азарт сирийского царя, который доставил им немало хлопот в течение долгих лет противостояния, пока в 190 г. до н.э. римский полководец Корнелий Сципион не разгромил наголову сирийские вооруженные силы.

Антиох Великий вынужден был просить мира, причем на любых условиях. В итоге он лишился многих земельных владений, включая Малую Азию, всего флота, всех боевых слонов и верблюдов, а также фактически всего золотого запаса.

Долгая и глубокая депрессия сирийского царя завершилась решением поправить положение любой ценой, решением, чреватым самыми тяжкими последствиями, как показывает мировой опыт.

И вот темной ночью 187 г. до н.э. Антиох Великий во главе небольшого военного отряда проникает в храм малоазийского города Элимаиды. Похищенные сокровища древних богов спешно грузятся на заранее приготовленные повозки. Перед Антиохом уже забрезжил свет надежды на блистательный реванш, когда огромная толпа местных жителей окружила осквернителей храма (мягко говоря) и перебила их всех до одного.

Такой вот позорный финал стал венцом помпезного представления под названием: «Жизнь Антиоха Великого».

«Из того, что некто есть „великий муж“, вовсе не следует, что он — муж, возможно, только мальчик, или хамелеон всех возрастов, или околдованная бабенка».
Фридрих Ницше

Антиох Епифан, наследник Антиоха Великого, также был большим любителем военных авантюр и, кроме того, убежденным грекофилом. Убежденным до того, что всерьез считал себя воплощением Зевса. Каким образом это должно было проявляться в повседневной жизни, он доподлинно не знал, однако полагал, что успехи на военном поприще являются универсальным залогом утверждения в роли великого человека.

Для начала он вознамерился покорить Египет, даже не взяв на себя труд ознакомиться с тамошними военно-политическими реалиями. А реалии были таковы, что Египтом к тому времени уже владели римляне. И когда легкомысленный потомок Зевса пересек во главе своих войск границу Египта, его встретили римские легионы, готовые к немедленному сражению, а командовавший ими консул издевательски поинтересовался, чем обязан посещению столь высокого гостя.

Обескураженный Антиох промямлил в ответ что-то невразумительное, а римлянин в свою очередь недвусмысленным жестом приказал ему убираться восвояси.

— Я должен подумать, — проговорил Антиох Епифан, пытаясь хоть как-то сгладить унизительность ситуации.
— Сколько? — вежливо поинтересовался римлянин.
— Наверное… неделю…

Римлянин усмехнулся, вынул из ножен меч, очертил им круг, в центре которого оказался сирийский царь, и сказал:
— Думай здесь.

Антиоху ничего не оставалось, как приказать своим войскам трогаться в обратный путь.

И надо же было Фортуне распорядиться таким образом, что обратный путь Антиоха Епифана пролег не через юго-восточные земли Палестины, а через Иерусалим. Здесь опозоренный, смятый, крайне раздраженный сирийский царь не обнаруживает на городских улицах своих изображений, равно как изображений греческих богов, которым по его приказу поклонялись Сирия и ее колонии!

Представители высшего духовенства ответили на гневные вопросы царя заявлением о том, что Израиль не признает никаких богов, кроме Единого Творца и Создателя. Антиох, в свою очередь, заявил, что он — ни кто иной как Зевс для своих народов, а посему не допустит пренебрежительного к себе отношения.

И началась расправа над инакомыслящими. На улицах Иерусалима пылали костры из священных книг, а на деревьях в окрестностях города висели приверженцы библейской веры обоих полов и всех без исключения возрастных категорий.

Но, как говорится, посеешь ветер — пожнешь бурю.

Через некоторое время вспыхнула освободительная война, вождем которой стал такой исторический персонаж, как Иегуда Маккавей. В результате этой войны сирийские войска были изгнаны из Палестины.

«Пытаться с помощью войны решать политические споры между государствами, пытаться добиться мощи и славы — это все равно, что заставить всех людей страны пить одно лекарство для лечения разных заболеваний, ибо польза от этого, может быть, будет лишь четырем-пяти человекам».
Мо-цзы

Эти слова древнекитайского мудреца так и остались, к сожалению, словами, но никак не практическим руководством для «судьбоносцев» всех времен и народов. Они-то ведь хорошо понимают, что не будь войн, многим из них пришлось бы пасти свиней или подметать улицы. Они ведь не так глупы, как хотят показаться, чтобы вызвать снисходительное сочувствие действительных творцов Истории.

И это им достаточно хорошо удается, нужно заметить… :(
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Понтийское царство

Новое сообщение ZHAN » 01 ноя 2016, 15:36

Было и такое в северо-восточном Причерноморье, и не стоило бы оно подробного упоминания, если бы не один из его царей, вошедших в Историю под именем Митридата Евпатора. Имя знаменитое, что и говорить, да и судьба непростая.
Изображение

В тринадцатилетнем возрасте Митридат лишился отца и был провозглашен, во исполнение воли покойного, понтийским царем. Оказалось, что у вдовствующей царицы, матери Митридата, были несколько иные планы относительно осуществления державной власти. Она решила восседать на понтийском престоле в качестве первого и единственного действующего лица, отстранив своего несовершеннолетнего сына путем его физического устранения. В разработке этого дьявольского плана участвовали и официальные опекуны юного царя, и представители высшей знати, и военачальники, которых по тем или иным причинам устраивала самодержавная власть именно этого исчадия ада в обличьи развратной бабенки.

Но нашлись среди соратников покойного царя решительные и смелые люди, которые поклялись защищать и жизнь законного наследника престола, и его права. Узнав о готовящемся убийстве Митридата, его приверженцы тайно вывезли мальчика из столицы и в сопровождении отряда воинов направились в дремучий лес, где в непроходимой чаще создали укрепленный лагерь. Его обитателям приходилось отбивать частые нападения четвероногих и двуногих хищников-разбойников. В этих столкновениях мужал и постигал воинское искусство юный Митридат, твердо решивший вернуться когда-нибудь в отчий дом и восстановить попранную справедливость. Прошло семь лет.

И вот двадцатилетний Митридат во главе своего отряда выходит из лесной чащи и движется в сторону столицы. По пути к нему присоединяются многочисленные противники правящего режима.

И столица Понтийского царства сдалась на милость победителя! Солдаты гарнизона хорошо осознавали, что защищают неправое дело, а такое осознание ни в какие времена не способствовало проявлениям воинской доблести, так что отряд молодого царя не встретил достаточно серьезного сопротивления.

Вернув себе отнятую у него власть, Митридат казнил свою фурию-мать и ее сообщников, что является поступком, заслуживающим безусловного одобрения, потому что зло нужно наказывать вне зависимости от образа, в котором оно воплощено.

А на иудео-христианский вопрос: «Кто дал тебе право судить?» можно ответить, что кому как не жертве судить своих обидчиков. Впрочем, этот случай не требует ни суда, ни следствия…

«Кто прощает преступление, становится его сообщником».
Вольтер

На этом заканчивается первый, героический и оригинальный период жизни Митридата. Второй, гораздо более длительный, почти полувековой, полон победных свершений и громких триумфов, но иначе как банальным его не назовешь, потому что все подобное уже было, а зачем — никому не понятно…

Митридат загорелся идеей расширения границ своего царства. Уже через три года его правления войско насчитывало 250 000 пехотинцев и 40 000 всадников, а флот — 300 боевых судов.

И началась эпоха захватов.

В течение десяти лет Митридат завоевал все соседние государства, а также многие острова Средиземного моря. К концу этого эпизода ему добровольно подчинились Афины и Спарта.

Когда понтийские войска вошли в Афины, Митридату было присвоено звание «Великий». Еще бы… Попробовали бы не присвоить…

Нужно, однако, заметить, что в ту пору Митридат проявлял трогательную заботу о благосостоянии и культуре покоренных им народов. На оккупированных землях он строил театры и храмы, школы и дороги. Он устанавливал вполне приемлемые налоги и сурово пресекал злоупотребления своих чиновников.

Он свободно говорил и писал на двадцати двух (!) языках покоренных народов. Он в совершенстве изучил медицину и даже лично принимал больных. Говорят, в современной фармации известно противоядие, носящее его имя…

Вместе с тем это был мстительный, злобный и неуемный в своей алчности человек. К римлянам, владевшим обширными землями в Малой Азии, он питал особую, какую-то маниакальную ненависть.
И вот Митридат бросает вызов Римской империи.

С 89 г. до н.э. начинаются знаменитые Митридатские войны, продолжавшиеся почти четверть века.

Начал Митридат с азиатских владений Рима, где он наголову разбил римскую армию и стал полновластным хозяином обширных и богатых земель.
Далее у Рима отнимаются его колонии, расположенные в нынешнем Крыму, в том числе и Херсонес Таврический.

Римляне ответили сокрушающим ударом своих легионов под командованием Корнелия Суллы, вследствие чего Митридат вынужден был запросить мира и выплатить значительную контрибуцию.

Через четыре года он нарушил мирный договор и развязал вторую войну с Римской империей. Эта война закончилась, можно сказать, вничью, и противники разошлись без каких-либо взаимных уступок.

В 74 г. до н.э. Митридат, пополнив свои вооруженные силы, начал третью войну против Рима, на этот раз создав довольно мощную коалицию государств-противников римского господства в Причерноморье.

Во главе римского войска стоял консул Луций Лициний Лукулл, тот самый, который так любил роскошные пиры, впоследствии названные «лукулловыми».

Этот гурман в 73 г. до н.э. нанес Митридату поистине сокрушающее поражение, уничтожив почти весь его флот и большую часть сухопутных сил.
Разумеется, союзники тут же под разными предлогами оставили Митридата наедине с его проблемами.
Он вынужден был отступать, теряя не только присоединенные территории, но и коренные земли Понтийского царства.

Лукулл прекратил свое победоносное преследование лишь на границах Передней Азии, но здесь эстафету принял римский полководец Помпей, довершивший разгром Митридата.

Понтийский царь вернулся в свои заметно усеченные земли надломленным и ожесточенным против всего мира. Что до мира, то руки уже были коротки, а вот ближайшее окружение Митридата сполна испытало на себе жестокость нрава поверженного покорителя стран и народов. Эта ничем не оправданная, вздорная жестокость оттолкнула от Митридата не только верных соратников, но и родного сына, который, в отличие от многих и многих, был не просто наследником, но и настоящей опорой во всех невзгодах.

В свои шестьдесят девять лет понтийский царь пришел к полному краху всех жизненных устремлений и надежд…
Он дважды выпивал яд, но могучий организм не поддавался воздействию смертоносного напитка. Тогда Митридат нашел уединенное место, где обнажил меч, воткнул его рукоять в землю и упал своим неуемным сердцем на острие.

Это произошло близ города Пантикапей, где теперь расположена Керчь. Похоронен Митридат на горе, доныне носящей его имя и несущей на себе различного рода развлекательные заведения.

Стоило ли из-за всего этого посягать на мировое господство? :unknown:

Родина как таковая еще никогда и никуда не посылала умирать ни одного солдата. Это от ее имени делают цари, президенты, генсеки, парламенты — всякая властолюбивая мразь, которой любой ценой неймется доказать свою значимость и удовлетворить свою алчность, только и всего.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Индия

Новое сообщение ZHAN » 02 ноя 2016, 12:02

Известно, что уже в III тысячелетии до н.э. в долине реки Инд существовали города, застроенные большими каменными домами с канализацией, с роскошными мраморными ваннами и богато расписанными стенами. Эта древняя цивилизация, впоследствии названная Хараппской, активно торговала с Месопотамией и Египтом, была широко известна и уважаема в Древнем мире.

Но во II тысячелетии до н.э. жители покинули свои прекрасные города по причинам, которые не в состоянии объяснить ни История, ни археология.

Мы знаем лишь то, что в этот период времени в Индию проникли с северо-запада племена ариев, которые, смешавшись с местным населением, создали новую цивилизацию, некий симбиоз культуры туземцев-дравидов и арийских всадников-кочевников, покорителей пространства и прирожденных воинов.

Началась принципиально новая эпоха.
Одним из наиболее значительных ее достижений можно назвать создание санскрита , литературного языка, состоящего из 55 букв.

На санскрите были написаны древнейшие религиозно-философские памятники Индии — Веды (то есть «ведать», «знать»). Известны четыре Веды: «Ригведа», «Самаведа», «Яджурведа» и «Атгарведа», которые содержат священные гимны, заклинания, поучения и толкования явлений бытия. К ним примыкают так называемые брахманы — тексты теологического содержания, араньяки и упанишады — философские трактаты об окружающем мире, которые в совокупности образуют канон религии индуизма.

Само по себе многобожие индуизма не представляет собой ничего оригинального, но заложенные в нем сложнейшие космологические представления трансформируются в стройную систему этических ценностей, систему достаточно уникальную, чтобы оправдать многие столетия культурного развития этого народа.

О его быте и нравах известно очень немногое. Например, то, что его мужчины имели обыкновение красить бороды в синий, красный или зеленый цвета, что они одомашнили слона и поклонялись олицетворениям огня, грома, Солнца, космической гармонии и т.д., а также вполне реальным воплощениям двух природных начал, называемым лингамом и йони, мужским и женским гениталиям, вернее, их символическим обозначениям.
Изображение
Изображение

Такие объекты поклонения присущи не только индийской религиозной культуре, но и всякой иной, в основе которой лежит культ Природы как таковой, без тех ее извращений, которые, к сожалению, сопутствуют единобожию. Да, есть два природных начала — мужское и женское, и в их успешном взаимодействии развиваются и совершенствуются различные формы жизни, и это, бесспорно, важнее всех без исключения морально-теологических догм, противопоставляющих человеческую душу человеческому телу.

Индуизм относится к половой жизни как хорошо сбалансированная система к своей неотъемлемой части, имеющей законное право на соответствующий статус.

Согласно Ведам половое сношение является религиозным актом, сопутствующим традиционному ритуалу жертвоприношения. Оно служило мощным усилителем религиозного чувства, естественным и надежным способом достижения состояния отрешенности, освобождения от экстатического напряжения и приобщения к высшим силам, к Абсолюту.

«Как?! Вот такое — и в храме Божьем!» — ужаснется ортодоксальный священник из Европы. Да, и христианин, и мусульманин, и иудей усмотрят в этом ужасающее кощунство, оскорбление самой сути богослужения, самого его принципа. :D А вдалбливать в сознание своей паствы если не мертвые, то крайне надуманные догмы, противоречащие как Природе вообще, так и природе человека в частности — это позитивное деяние? :fool:

«Церковь — место, где джентльмены, никогда не бывавшие на небе, рассказывают небылицы тем, кто никогда туда не попадет».
Генри Менкен

Что касается неба, то к началу I тысячелетия до н.э. в Индии возникают взаимодополняющие культы богов Брахмы, Вишну и Шивы, создающие некое триединство , высшее проявление единого Вседержителя. Брахма воспринимался как творец мироздания, как автор законов человеческого общежития., Это он разделил людей на четыре основные касты: брахманов (жрецов), воинов, ремесленников и слуг (шудр) . Была еще каста неприкасаемых — тех, которые не вошли ни в одну из основных каст. К этим беднягам действительно нельзя было даже прикасаться, а допускались они только до уборки нечистот и сдирания шкур с трупов животных.

Второй бог этого триумвирата — Вишну. Это бог-хранитель, помощник, который время от времени принимает человеческий образ, чтобы вмешаться в какую-то экстремальную ситуацию и восстановить нарушенную гармонию.

И третий, Шива. Бог плодородия и производительной силы. Символом этого бога служил фаллос, как символом его жены богини Парвати служило изображение влагалища.

Думается, нет нужды отмечать то, что наиболее популярным из этой троицы богов был Шива, а служение ему носило особо пикантный характер.

Кроме массовых оргиастических форм богослужения, в Индии процветала и профессиональная храмовая проституция.

Ее представляли так называемые баядеры (или девадаси ), среди которых выделялись две категории, два класса. Представительницы первого из них были посвящены в жреческий сан (читай: растлены) самим верховным жрецом, что считалось большой честью и к очень многому обязывало. Они составляли постоянный штат храма бога Вишну или, скажем, Шивы, и не имели права покидать пределы этого храма без специального разрешения главного жреца. При этом допускалась возможность их любовных связей с представителями лишь высших каст.

Баядеры, относящиеся ко второй категории, служили при небольших храмах и в принципе были свободны в своих действиях, живя вне стен храма и принимая участие в различного рода празднествах и увеселениях, где были самыми желанными гостьями.

Все они считались повенчанными с богом, которому принадлежали не только их тела, но и деньги, которые баядеры зарабатывали проституцией. Этакий бог-сутенер… :D

Баядеры нередко рекрутировались из самых знатных каст, если их отцы в силу данного ими обета посвящали тому или иному храму своих дочерей. Обучение баядер начиналось с 5 лет и заканчивалось в возрасте 7—8 лет. По достижении половой зрелости будущая баядера лишалась невинности либо верховным жрецом, либо представителем высшей касты, заплатившим за дефлорацию довольно внушительную сумму, которая шла на нужды храма. Использование брамином таких денег не по назначению было абсолютно исключено, так как смертельная (понятное дело) кара за такое преступление была так же абсолютно неотвратима.

После дефлорации баядера (второй категории) обязана была вступать в сексуальный контакт с любым желающим независимо от его кастовой принадлежности.

При этом баядеры были хорошо образованны, умели достойно вести себя в любом окружении и были уважаемыми членами общества, так что здесь едва ли уместны аналогии с вульгарными «жрицами любви» других эпох.

А наиболее характерные события тех времен нашли свое отражение в древнеиндийском эпосе. Один из самых известных его образцов «Рамаяна», где отражена борьба между темнокожими дравидами , коренным населением Индии, и индоариями . Сюжет этого произведения строится на том, что некий темнокожий демон похищает царевну, а арийский принц Рама вместе со своими сподвижниками ищет ее.

Сюжет и проблематика «Рамаяны» все же ограничены достаточно узким кругом коллизий в отличие от «Махабхараты» — многопланового эпоса, отражающего целый пласт индийской истории, широкомасштабного полотна, истинного памятника своей эпохи.

В этой поэме отражена борьба между двумя семьями раджей (вождей). Представители одной из этих семей, пятеро братьев Пандавов, еще в раннем детстве осиротели и были изгнаны из отчего дома дядьями и двоюродными братьями, что, собственно, является не только индийской, а и общечеловеческой типичной проблемой.

Братья выросли и стали могучими воинами.

Царь соседней державы пообещал выдать свою дочь замуж за того, кто сумеет попасть стрелой в глаз золотой рыбке. Задача усложнялась еще и тем, что рыбка висела на ветке дерева, перед которым быстро вращалось колесо со множеством спиц.

Со всей Индии съехалось множество искусных стрелков, но только одному из братьев Пандавов удалось поразить цель. Он и женился на царевне.
Казалось, вот и счастливый конец красивой сказки, так нет же…

Старший из братьев Пандавов оказался заядлым игроком. Он без зазрения совести проигрывает в кости себя, своих братьев и даже царевну. По вине этого негодяя все они становятся рабами. В дальнейшем братья освободились, но уже не могли вернуть себе законные владения, по крайней мере мирным путем. И начинается кровопролитная война между Пандавами и их двоюродными братьями, война не на жизнь, а на смерть.

Каждая из сторон имела союзников в лице представителей разных племен, так что в сражении участвовали достаточно крупные силы.
А продолжалось это побоище ни много ни мало — 18 дней.

И все восемнадцать дней стрелы в своем полете наталкивались на встречные стрелы, колесницы наезжали на колесницы, слоны сшибались, как тучи в небе, и массы людей самозабвенно отправляли своих ближних в лучший мир. И покрылось поле телами убитых и раненых, проклинающих зачинщиков этой ужасной битвы…

В конце концов братья Пандавы победили своих противников и стали всесильными царями, от чего участникам сражения было, по правде говоря, ни холодно, ни жарко…

В битвах всегда участвуют массы людей, чьи интересы никак не совпадают с интересами устроителей таких смертельных шоу. За чаяния единиц погибают тысячи, а бывает, что и миллионы, которым умело внушили мысль о том, что их семьям, их домам, их свободе угрожает злонамеренный противник, хотя на самом деле имеет место противостояние интересов вождей (фюреров, царей, парламентариев, олигархов и т.п.). Так не проще ли заставить их биться друг с другом или же отправить одного в подарок другому — в клетке или в мешке? :unknown:

«Несколько бесчеловечных ленивцев, не выходя из своих кабинетов, отдают, в часы пищеварения, приказы об убийстве миллионов людей и потом заставляют торжественно благодарить за это Бога».
Вольтер

И об этом тоже повествует «Махабхарата». Что ж, проблема древняя и, боюсь, неизбывная по причине ловкой шулерской подмены священного понятия «Родина» весьма сомнительным и плохо вымытым понятием «Государство».

Иногда во имя спасения Родины должно погибнуть Государство, но не тут-то было: чиновники никогда не пожертвуют корытом, из которого лакают…

А в начале I тысячелетия до нашей эры в Индии возникает государство, называемое Магадха, достаточно большое и могущественное, объединившее многие племена. Образовались и другие государства, поменьше, но со всеми необходимыми атрибутами державной власти: царями, армиями, чиновниками и пр.

То ли сама идея тотальной государственности была принципиально чужда индоарийскому духу, то ли интеллектуальная элита этого народа открыла своего рода панацею от всех бед повседневного бытия, но так или иначе именно в этой стране возникло уникальное по тем временам явление, которое можно назвать массовым отшельничеством.

Множество молодых и здоровых людей, к тому же людей вполне состоявшихся в плане социальном, вдруг покинуло насиженные места своего обитания и удалилось в дремучие леса, где предалось поискам путей единения с Абсолютом.

Это единение достигалось через отрешение от земных благ, от всех уже наработанных человечеством символов благополучной жизни: богатства, власти, большой семьи, хозяйства и т.п. Отшельники, которых называли архатами , пришли к осознанию иных, непреходящих ценностей духа, которым не страшны ни мор, ни война, ни произвол властей, ничто из того набора факторов, которые обуславливают порабощение человеческого духа.

Это великолепно! :Yahoo!:
— «Мы тебя не повысим по службе». — «А зачем мне эта ваша служба?»
— «Ты останешься без куска хлеба». — «Обойдусь как-нибудь».
— «Ты не живешь проблемами страны». — «То есть проблемами власти. Но это ее проблемы».
— «А если случится война?» — «Тот, кто ее развязал, пусть и воюет. Лично у меня нет врагов».
— «Но будущие поколения…» — «Думаю, они дорастут до понимания всего сказанного выше».

«В детстве глупец думает лишь об отце с матерью, в молодости — лишь о возлюбленной, в старости — лишь о детях. Так и не успевает он подумать о самом себе».
Фольклор Древней Индии

Если бы каждый со всей ответственностью думал о себе, право, отпала бы необходимость в благотворительности — явлении, порождающем все новые проблемы вместо решения старых. Если бы…

А проблемы постижения бессмертного мира в собственной душе нашли свое вдумчивое отражение в цикле литературных произведений, называемых упанишадами . Упанишады построены на воспроизведении бесед мудрых наставников (гуру), посвящающих своих последователей в тайны сокровенного учения. Упанишады — это огромный пласт многоплановой литературы, создаваемый в течение всего I тысячелетия до нашей эры.

Красной нитью проходит через все Упанишады непреложное требование познания божественной тайны во всем сущем. Это познание осуществляется прежде всего путем освобождения себя от оков материальной стороны бытия. Многие отшельники шли к этому освобождению через отказ от радостей плоти, мало того, через ее сознательное умерщвление.

Познание божественной тайны и познание самого Бога отражены в великой книге индусов, написанной в конце I тысячелетия до нашей эры. Это «Божественная песнь, или Бхагават-гита» .

«Бхагават-гита» считалась и считается квинтэссенцией ведической мудрости, которая не подлежит критическому анализу, воспринимаясь как объективная данность.

Сюжет этой книги строится на том, что члены одной большой семьи сходятся на поле, называемом Курукшетра, для решающего сражения между двумя родственными ветвями одного генеалогического дерева.

Итак, две грозные армии готовы начать кровавую битву.

Представитель одной из конфликтующих сторон и главный герой повествования — царевич Арджуна — стоит на боевой колеснице, в полном боевом облачении. Он уже готов выпустить первую смертоносную стрелу этого межродственного сражения, но вдруг с какой-то особой ясностью «увидел в обеих армиях своих отцов, дедов, учителей, дядей по матери, братьев, сыновей, внуков, друзей, а также тестей и благожелателей».

Царевич смущен увиденным, его сердце переполняется состраданием к своим близким, и он, отложив в сторону лук, обращается к своему вознице за советом. А возница — ни кто иной, как Кришна, Бог, принявший человеческий образ.

«Что может принести мне эта битва, — сокрушается Арджуна, — где погибнут все мои сородичи? Такой ценой, о Кришна, как могу я желать победы, надеяться на царство и радости, которые оно мне принесет?»

Смятение принца, как отмечают толкователи книги, было вызвано чрезмерной привязанностью к материальному. Он боялся стать несчастным после убийства своих родственников, несчастным в сугубо земном, предметном значении этого слова, хотя как воин (кшатрия) он не имел права уклоняться от боя, как не имел права сомневаться в справедливости предписаний Кришны.

Арджуна задает Кришне множество вопросов. Эти вопросы и ответы на них составляют основное содержание книги. При этом поле битвы Курукшетра становится символом человеческой жизни, где зачастую брат воюет с братом, где в порядке вещей предательство, несправедливость и жестокость.

Бог сурово осудил нравственные колебания Арджуны, сказав: «Ты скорбишь о том, что недостойно горя. Мудрые не скорбят ни о живых, ни о мертвых».

Речь идет о том, что царевич скорбит о недостойном — о телах своих сородичей. Но тело рано или поздно погибает, и поэтому оно гораздо менее ценно, чем душа.

«И тот, кто думает, что живое существо может убить, и тот, кто думает, что оно может быть убито, заблуждается, так как истинное „я“ не может убить или быть убитым».

Кришна учит, что человек подобен Богу, бессмертному и свободному от какой бы то ни было зависимости, и прежде всего материальной. Следовательно, ни жизнь, ни смерть в итоге не имеют никакого значения.

Вот почему Кришна говорит царевичу: «Иди сражайся. Это не имеет значения».

Очень опасная мысль. Так можно оправдать многие рукотворные беды человечества: анархизм, социализм, терроризм и т.п. Деструктивная, я бы сказал, мысль. Высшее начало — да, оно, несомненно, существует, как и бессмертная душа человеческая. Однако все мы живем в определенной среде, и если вдруг отринем все принципы взаимоотношений с этой средой, то наступит губительный хаос, ничего иного.

Жуткая мысль.

Возможно, конечно, что Высшему началу совершенно безразлично, перережем ли мы в одночасье глотки друг другу, или же сделаем это в процессе эволюции, растягивая удовольствие. Как утверждал экстравагантный маркиз де Сад, исчезновение человечества с лица Земли для Бога значило бы не больше, чем исчезновение какой-либо из пород кур. Что ж, может быть и такое, однако если Бог наградил нас инстинктом выживания, следовательно, так Ему было угодно, что бы там ни говорили толкователи «Бхагават-гиты».

А какой Он, Тот-Который-Вершит-Наши-Судьбы? :unknown:

Царевич Арджуна просит Кришну явить ему свой подлинный лик. Кришна соглашается. И вот прекрасный юноша-возница мгновенно преображается в гигантское чудовище с окровавленным зевом и ужасными клыками. Арджуна потрясен. Он молит: «О Владыка всех владык, прибежище всех миров, прошу тебя, будь милостив ко мне. Я не могу сохранять равновесие при виде Твоих пламенеющих смертоносных ликов и устрашающих зубов. Я совершенно растерян».

На что ему спокойно отвечает Кришна: «Я есть время, великий разрушитель миров, и Я пришел сюда, чтобы уничтожить всех людей. Кроме вас (Пандавов), все воины, с обеих сторон, погибнут».

Кришна говорит, что гибель ожидает воинов неотвратимо и независимо от того, будут ли они сражаться, или нет, так что от Арджуны здесь мало что зависит, потому что приговор вынесен. Здесь Бог — равнодушная, стоящая по ту сторону добра и зла сила, Высшая Сущность, которой совершенно чужды человеческие игры в благородство, преданность, милосердие или совесть.

И принц Арджуна отбрасывает прочь все свои сомнения…

Междоусобные сражения были, видимо, настолько популярны в Древней Индии, что, несомненно, послужили моделью для шахматной игры — истинно индийского изобретения, называемого еще «Четыре рода войск» (пешки, слоны, конница и ладьи).

Индийские междоусобицы сыграли свою роль не только в возникновении шахмат, но и в том бесславном обстоятельстве, что эту страну завоевывали практически все, кому не лень. Правда, следует при этом отметить, что Индия всегда иллюстрировала такое выражение: «Где сядешь, там и слезешь». Если могущественных ариев она впитала в себя, как губка, и при этом не утратила своего неповторимого лица, если Македонский как пришел, так и ушел из этой Страны Чудес, то об остальных завоевателях и говорить не приходится сколь-нибудь серьезно. Ну, пограбили, ну, захватили несколько подвод золотых цацок и увели с собой пару десятков слонов, ну и что? Жизнь все равно продолжается…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Индия: буддизм и культура

Новое сообщение ZHAN » 03 ноя 2016, 15:40

Поиски смысла жизни продолжались с упорством, наверное, достойным лучшего применения. Одни мудрецы отрицали божественное начало во всем сущем, другие гневно им возражали, третьи самозабвенно умерщвляли свою бренную плоть, четвертые, напротив, услаждали ее сексуальными излишествами, пятые… И все они считали себя правыми, потому что, как говорится, Солнце высоко, а Бог… Кто и когда Его видел? Кто может уверенно ссылаться на волю Его? И в чем она может выражаться, эта воля? :unknown:

Индусы призадумались над этими каверзными вопросами и решили — первые в мире, так как христиане, мусульмане и прочие пришли к этому гораздо позже, — сделать свой символ Бога зримым, конкретным, говорящим, чтобы можно было его цитировать и подавлять оппонентов силой его непререкаемого авторитета.

Так возник на арене мировой Истории индийский принц Сидхартха Гаутама, он же Будда (Просветленный).

Родился он в 556 году до н.э. у подножия Гималаев, там, где Индия граничит с Непалом. Был он сыном царя племени шакья. По некоторым источникам — плодом непорочного зачатия матери — царицы Махамайя. Согласно легенде, новорожденный Будда поднял одну руку к небу, а другой указал на землю, сказав при этом: «Над небом и под небом я единственный, кто достоин почитания».

Отец очень любил его (несмотря на непорочное зачатие) и стремился уберечь от любых негативных впечатлений, любых тревог и разочарований. Принц подрастал, живя в роскошном дворце, окруженный поистине царской атмосферой неги и безмятежности, не ведая о том, что люди старятся, болеют и умирают. Это неведение всячески поддерживалось в нем согласно воле царя.

Но однажды принц отправился со своим слугой на прогулку за пределы дворцовой ограды (и, разумеется, без ведома отца). В то время он был уже супругом прелестной Яшодхары и отцом не менее прелестного малыша. И вот принц встречает на дороге сначала дряхлого, беззубого старца, затем — тяжелобольного и в довершение всего — носилки с покойником.

Принц изумлен. Он спрашивает слугу: «Что случилось с этими людьми?» Тот отвечает, что любая болезнь весьма вероятна, а вот старость и смерть — неизбежны. И тут перед принцем вдруг открылся весь трагизм человеческой жизни, вся ее бесперспективность.

Желая успокоить своего господина, слуга говорит: «Учителя утверждают, что каждый из нас возродится в другом теле». Такая перспектива привела принца в полное отчаяние. Этой же ночью он тайно покидает дворец и уходит в лес, к отшельникам. По дороге он меняется одеждой со встречным охотником, накидывает на себя желтый плащ (впоследствии — традиционная одежда буддийских монахов) и скрывается в чаще леса, где, обрив голову, вступает на путь познания тайны бытия.

Семь лет он морил себя голодом и всеми иными способами умерщвлял молодую плоть, но тайна бытия все не открывалась, к великому разочарованию толпы молодых отшельников, которые приходили, чтобы приобщиться к откровению.

И вот однажды, когда он был уже на грани смерти, пришла женщина и почти насильно накормила этот живой еще труп. Он поел и вдруг осознал, что умерщвление плоти — вовсе не путь к истине, скорее напротив. Когда он сказал об этом другим отшельникам, они возмутились и, обозвав его предателем святого дела, ушли прочь.

А отшельника действительно посетило озарение, и он теперь стал называться Буддой (Просветленным).

Будда пришел к тем молодым отшельникам, которые ранее оставили его. Вначале они не желали его слушать, но когда увидели свет, излучаемый лицом Просветленного, склонились и приняли все, что он им сказал…
И обрили головы, и надели желтые плащи, и образовали Буддийский монашеский орден.

Так возникла одна из мировых религий, называемая буддизмом.

Буддизм не прижился в Индии, не слился с ее государственностью, не стал духовной пристанью для миллионов граждан Страны Чудес.
Возможно, они отнюдь не желали подавлять в себе бушующие страсти, не понимая цели такого подавления.
Возможно, их представления о нирване базировались на ощущениях сугубо земных удовольствий.
Возможно, поиск личного Бога в собственной душе оказался излишне сложной задачей ввиду абстрактности объекта.
Возможно, оказались неприемлемыми этические нормы буддизма: неубиение, неупотребление алкогольных напитков, воздержание от блуда, лжи и воровства. Для многих и многих эти нормы совершенно неприемлемы, что там греха таить…

Да и мудрость Будды (впрочем, как и всякая иная) не нашла, видимо, достаточного числа адептов в стране, где был настолько развит плюрализм взглядов и норм, что едва ли рядовой ум способен был сориентироваться в этом духовном хаосе.

«Ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она».
«Как в дом с плохой крышей просачивается дождь, так в плохо развитый ум просачивается вожделение».
«Если странствующий не встретит подобного себе или лучшего, пусть он укрепится в одиночестве: с глупцом не бывает дружбы».
«Будьте сами своими светильниками».
Будда

Последняя мысль явно не для среднего ума и средних возможностей.

И все же буддизм нашел убежище в душах множества китайцев, корейцев, тибетцев, калмыков, жителей Шри-Ланки и Индонезии, России и США.

Был мощный всплеск буддизма и в Индии, когда страной правил великий царь Ашока, прозванный Беспечальным (268—223 гг. до н.э.). Приняв буддизм, этот правитель прекратил агрессивные войны. Он строил приюты, больницы, запретил жестокое обращение с животными, построил свое законодательство на базе буддийского принципа сострадания, милосердия, что возвело Ашоку в ранг правителя, действительно преследующего такие цели, как благоденствие и счастье своих подданных, — настоящая экзотика на ниве Истории.

После смерти Ашоки буддизм был оттеснен более доступными массовому сознанию и массовым приоритетам учениями.
Но Индия навсегда осталась землей, взрастившей буддизм.

Эта земля по праву считается истинной родиной арабских цифр. Арабы, собственно, никогда не претендовали на авторство касательно этого гениального изобретения, просто именно они разнесли его по свету, который с благодарностью принял эту систему исчисления, без которой было бы невозможно развитие математики со всеми вытекающими отсюда последствиями.

На этой земле возник прекрасный символ движения Солнца, называемый свастикой, и то обстоятельство, что этот символ спустя десятки столетий использовали в качестве эмблемы не в меру честолюбивые немецкие колбасники во главе с несостоявшимся художником Адольфом Гитлером, которого консультировали не слишком образованные референты, никак не умаляет великого значения этого символа.

Повсеместное запрещение свастики не более разумно, чем, предположим, запрещение какого-либо музыкального произведения на том только основании, что его любил слушать кто-то из злых гениев человечества, или запрещение носить черные береты потому, что это традиционный головной убор бывшего иракского диктатора Саддама Хусейна. А Ленин носил кепку, так что теперь делать? :unknown:

Ну и, конечно же, говоря об индийских вкладах в банк, где хранятся драгоценности Истории, нельзя не упомянуть о великолепных индийских храмах, возникших уже на заключительном этапе древней Истории.

Эти храмы украшены подлинными шедеврами культового изобразительного искусства, которое, с одной стороны, было своеобразным отражением бытия, а с другой — средством религиозно-мистического воздействия на это бытие в популярной, абсолютно доходчивой форме, близкой естественным влечениям всех без исключения посетителей этих культовых сооружений.
Изображение
Скульптурная группа из храма Кхаджурахо

Те из них, которым не позволялось входить во внутренние помещения, т.е. представители низших каст, имели возможность лицезреть на наружных стенах вечность в виде эротических скульптур и многофигурных барельефов, где боги в образах вполне реальных раджей занимались животворящим сексом со своими женами и весьма многочисленными наложницами.

Внутренние помещения храмов были украшены изображениями богов иногда в символическом, а иногда и в достаточно реалистическом воплощениях.

Боги были представлены в самых различных обликах, но неизменным был символ бога Шивы — бога плодородия и производительной силы. Этот символ представлял собой фаллос, зачастую соединенный с символом богини Парвати — влагалищем.

Те же тенденции прослеживались в светском искусстве Древней Индии.
Это художественное наследие с полным на то правом можно назвать шокирующим, если исходить из традиционных особенностей мировосприятия христиан, иудеев и мусульман.

Индии довелось шокировать приверженцев этих религиозных течений не только своими барельефами, горельефами и статуэтками, но и таким выдающимся явлением духовной культуры, каким является трактат мудреца Ватсьяяны Малланаги, написанный приблизительно в III-V вв. н.э.
Называется этот трактат «Камасутра», что в буквальном смысле означает «Наставление в сфере чувственной любви».

Этот трактат, в отличие от китайских сексуальных руководств и овидиевской «Науки любви», посвящен не технике обладания и не технике обольщения, а проблемам любви в самом широком ее понимании.

Если Овидий в своей насмешливо-иронической манере просвещает читателя относительно того, как поймать женщину в расставленные сети, а когда надоест — как избавиться от нее, если китайские «подподушечные книжечки» напоминают руководства по эксплуатации бытовой аппаратуры, то Ватсьяяна предлагает читателю своеобразную энциклопедию человеческих поступков и переживаний, пронизанных чувством любви, чувством, в котором гармонично сочетаются физическое влечение к объекту и обожествление его. Ничего подобного практически не знала литература Древнего мира.

«Камасутра» состоит из семи разделов, в свою очередь подразделенных на части и главы.

Первый раздел содержит в себе изложение краткого содержания трактата и смысла трех жизненных целей: приобретения званий в юном возрасте, любви в молодости и богоугодных дел в старости. Читателю предлагается также перечень всех необходимых для жизни знаний и, навыков (всего 64), не считая некоторых полезных советов.

Во втором разделе приводится сравнительная классификация мужчин и женщин по физиологическим признакам, а также носителей разных типов темперамента. Классифицируется и сама любовь, подразделенная на четыре основных вида. Первый — простая половая связь, не более чем обычное развлечение. Второй — тоже развлечение, но гораздо более изысканное, с особыми приемами сексуальной техники и благотворной игрой воображения. Третий характеризуется эмоциональной привязанностью и строгой индивидуализацией восприятия объекта. Четвертый связан с умозрительным восприятием и может носить даже односторонний характер. Этот четвертый вид и является, по мнению автора, самым важным, ценным, необходимым элементом всех возможных вариантов любви.

Все-таки духовная, сугубо человеческая составляющая любви признается автором как главная, как определяющая это сложное понятие.

Далее следует пространное рассуждение о разного рода объятиях, поцелуях и совершенно специфических приемах усиления любовного воздействия, например, царапания партнерши: «Даже у чужого, видящего издали молодую женщину, чьи груди носят следы ногтей, рождается преклонение и страсть».

А вот сексуальные позы, как ни странно, описываются довольно бегло. Видимо, автор справедливо полагал, что не в них истинное счастье. Вместе с тем он достаточно подробно описывает так называемые «особые наслаждения»: сношение на весу, с двумя женщинами одновременно («объединенное»), со многими («коровье стадо»), с несколькими мужчинами, анальный секс («нижнее наслаждение») и т.д.

Специальная глава посвящена оральному сексу с евнухами и женщинами. Автор не очень одобряет этот вид сношения, но относится к нему, по крайней мере, лояльно: «Свободен от скверны теленок во время сосания, чиста собака, когда хватает лань, птица, когда роняет плод, женский рот — при любовном соединении».

Но основное внимание уделяется все же этике любви. Этическое начало присутствует даже в главе, посвященной классификации наслаждений. Например, описывается некое «переносное влечение», когда мужчина, занимаясь любовной игрой с одной женщиной, подогревает свой пыл мыслями о другой. Или — «наслаждение со служанкой», когда мужчина «спускает пар» с низкородной блудницей или прислужницей. Упоминается еще и «низменное наслаждение», когда происходит деловитое обслуживание гетерой деревенского увальня. А вот когда оба партнера занимают равное положение в социуме, когда они прониклись взаимным расположением, тогда секс является, бесспорно, высшим подтверждением этого душевного порыва…

Третий раздел носит название «Об обращении с девушками». Он посвящен выбору будущей жены и заключению брака. Например, основные требования к невесте: она должна непременно быть благородного происхождения, должна быть младше жениха не меньше чем на три года, должна быть красива, приветлива, должна обладать хорошими зубами, ногтями и волосами, упругой грудью и здоровым телом. Особое внимание уделяется социальным аспектам того или иного брачного союза.

Четвертый раздел, названный «Относительно замужних женщин», посвящен правилам поведения как единственной супруги, так и гаремных жен.

Пятый раздел являет собой практическое руководство по соблазнению чужих жен, в том числе и содержащихся в гаремах.
Автор приводит подробные инструкции по завязыванию знакомства с замужней женщиной, по тактике обольщения и приемам овладения ею.

Весьма любопытна и глава, называемая «О гареме и охране жен». Из нее можно почерпнуть такие, например, ценные сведения:
«Поскольку гаремные жены охраняются и не могут встречаться с мужчинами и поскольку супруг один, а их много, они остаются неудовлетворенными и услаждают друг друга искусственным способом.
Нарядив молочную сестру, подругу или рабыню мужчиною, они успокаивают свои желания подобными по форме принадлежностями — луковицами, корешками, плодами или другими искусственными средствами; ложатся с мужеподобными и с теми, чьи признаки пола неразвиты…
Обычно гаремные жены проводят к себе вместе со служанками горожан, переодетых женщинами…
У жителей Абхиры гаремные жены достигают своей цели с помощью гаремных стражников…
У жителей Видарбхи женщины, исключая самих матерей, соединяются с сыновьями гаремных женщин, свободно ходящими по гарему.
У жителей восточных областей каждые девять-десять женщин вместе прячут по одному юноше…»


Шестой раздел посвящен гетерам, их образу жизни и принципам контактов с мужчинами.
«Общение ради наслаждения — естественно, — отмечает Ватсьяяна, — а ради выгоды — искусственно… Но и в этом случае пусть она изображает естественное чувство…»

Автор призывает к достижению гармонии между профессиональным стремлением гетеры к заработку и ее естественными чувствами и влечениями. Иными словами, сексуальное обслуживание, так сказать, в чистом виде приносит лишь чувство унижения нормальному человеку, потому следует находить компромисс между служебными обязанностями и внеслужебными удовольствиями.

И седьмой, финальный, раздел называется «Тайное наставление». Он содержит полезные советы и рецепты. Здесь можно найти сведения о том, как добиться внешней привлекательности, как сохранить привязанность, как удовлетворить женщину при помощи подручных средств, как увеличить свой скромных размеров пенис, как достичь благополучия, славы, богатства и долголетия.

В конце своего трактата Ватсьяяна предостерегает от бездумного следования всем без исключения советам и наставлениям, ибо «содержание науки простирается на все, применение же — лишь на отдельные случаи».

Такой вот литературный памятник поставил эффектную точку в летописи Древней Индии…
Цивилизация индоариев, брахманизм, кришнаизм, буддизм, храмы, искусство, «Махабхарата», «Бхагават-гита», «Камасутра» — вот исторический лик Страны Чудес, а присоединял ли к ней часть территории Афганистана царь Ашока перед тем как стать заядлым буддистом, или же не присоединял, право слово, не имеет никакого значения.

Бог дал каждому народу определенную территорию, так что присоединяй или не присоединяй — неизменно все вернется на круги своя, как это бывало уже не один десяток раз, так что только невежды и тупицы могут всерьез говорить о вечных империях.

А визиты в Индию Александра Македонского или этого опереточного Антиоха Великого ровным счетом ничего там не изменили и ни на что не повлияли… :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Китай

Новое сообщение ZHAN » 04 ноя 2016, 11:22

На юго-востоке Азии расположена примыкающая к морю равнина, прорезанная руслами двух великих рек — Хуанхэ и Янцзы. Именно там, в долинах этих рек, и зародилась одна из самых оригинальных культур Древнего мира.
Изображение

В самом начале все происходило довольно тривиально: среднее течение реки Хуанхэ было заселено трудолюбивыми людьми, которые выращивали просо, пшеницу и рис, разводили скот и шелковичных червей, с помощью которых создавалось истинно китайское чудо — шелк.
Это благодатное время соответствует рубежу II тысячелетия до н.э.

Примерно к середине этого тысячелетия идиллия завершилась возникновением целого ряда рабовладельческих государств. Каждое из этих государств (как, впрочем, и каждая земледельческая община) поклонялось своим богам. Объединяющим этико-религиозным началом служило обожествление сил Природы, а также поклонение памяти предков.

В некоторых местностях процветал также культ священных гор, предусматривающий человеческие жертвоприношения.
Типичная, как любят выражаться колонизаторы, языческая страна, отгородившаяся мощными стенами от всего цивилизованного мира.

И все подобные ярлыки были бы в достаточной степени справедливыми, если бы не отдельно взятые явления духовной жизни, превратившие эту страну в колыбель самобытной, великой цивилизации.

Эти явления возникли в VI-V веках до нашей эры, когда Китай, разделенный на множество удельных княжеств, жестоко страдал как от произвола князьков, так и от непрекращающихся междоусобиц.

Вот тогда-то и промчалась по городам и селам молва о странствующем мудреце по имени Кун Фу-цзы, известном теперь во всем мире под именем Конфуций (551—479 гг. до н.э.).

Он родился в уезде Чанпин, что на востоке Китая, в обедневшей аристократической семье. Когда ему было три года, умер отец, а в семнадцатилетнем возрасте он лишился матери.

Известно, что был он довольно высок — 1 м 91 см.
Известно, что с 30 до 66 лет мудрец путешествовал по стране, проповедуя свое учение, что было у него 3000 учеников, 72 из них считались особенно близкими, а 12 находились при нем неотлучно.
Известно, что со своих слушателей Конфуций брал весьма скромную плату, а последний этап своей жизни он провел, живя на средства нескольких богатых учеников, предоставивших Учителю помещение для собственной школы.
Известно, что он был женат, но жена оставила его по причине, как утверждают злые языки, совершенно непереносимой педантичности и почти маниакальной приверженности к установленному порядку. Он, говорят, не входил в дом, если циновка у входа лежала не так, как положено.

По недостаточно проверенным данным, Конфуций некоторое время исполнял обязанности уездного правителя и ему даже пришлось приговорить к смертной казни одного человека, хотя это противоречило его убеждениям: мудрец считал порочным исполнение требований тех или иных законов под страхом смерти.

Незадолго до своей кончины Конфуций горько сетовал на то, что «не нашлось ни одного правителя, который пожелал бы стать его учеником». Ученики похоронили его там, где он сам выбрал место для собственной могилы: на берегу тихой речки под сенью кипарисов.

А впоследствии был издан императорский указ о возведении в каждом городе храма в честь Конфуция и о регулярных жертвоприношениях в этих храмах.

В XVII веке в Китай приехали миссионеры-иезуиты, которые, ознакомившись с учением великого мудреца, сделали его достоянием мировой культуры. Таким образом Почтенный Учитель Кун Фу-цзы стал известен как Конфуций.

В жизни он строго придерживался четырех правил:
1. Не вдаваться в бесплодные размышления.
2. Не быть категоричным в суждениях.
3. Не проявлять упрямства.
4. Не проявлять заботы о себе лично.

Его учение потрясает своей простотой, своей земной реальностью и — в отличие от многих и многих — своей однозначностью. Его можно принимать или не принимать, но чтобы кто-то раздраженно говорил: «Да нет же! Здесь совсем другое имелось в виду!» — исключено.

Конфуций признавал Абсолют, называя его старым китайским термином тянь — небо. Но в отличие от многих и многих искателей истины, он ни в коей мере не пытался ни анатомировать это Небо, ни искать мистических контактов с ним. Когда заходил разговор на тему Неба, Конфуций пожимал своими мощными плечами и произносил примерно следующее: «Как можем мы что-то знать о Небе, если не имеем четкого понятия о том, что происходит на земле?»

Да, Небо создало наш мир на основании определенных законов, которые принято называть законами Природы. Эти законы не подлежат обсуждению, они исполняются беспрекословно, и лишь при этом условии на земле может воцариться гармония.

Он отвергал вероятность каких-либо переговоров с Небом: «Разве Небо высказывается? Четыре времени года сменяются волей его. Сто вещей существуют за счет этого. Разве Небо высказывается?».

Когда в очередной раз слышишь о том, что Бог написал Библию, всегда вспоминаются именно эти слова Конфуция. Действительно, Небо уже все сказало, и к этому уже не добавить ни слова. Остается лишь исполнять.

В Небе царит гармония, там каждая звезда, каждая планета знает свое место, и все взаимно дополняют друг друга, соблюдая общий незыблемый порядок, что является залогом благоденствия.

Истинно так. Люди могут и должны корректировать свои притязания и устремления соответственно законам мировой гармонии, которые едины и для Млечного Пути, и для муравейника, где каждый элемент выполняет определенную функцию в стройной системе всеобщего взаимодействия. Например, муравей-строитель не может вдруг поменяться местами с муравьем-воином, а Луна — с Землей. Эти же законы гармонии действуют и в человеческом обществе, которое подвержено опасности разрушения, прежде всего, вследствие притязаний каких-то его групп на революционное изменение существующего порядка вещей.
Аксиома. :Yahoo!:

А Мао Цзэдун люто ненавидел Конфуция, и совершенно понятно почему: всякая революция противоречит Природе, нравится ли это революционерам, или нет. Люмпены, конечно, могут дорваться до высшей власти в стране, но это ненадолго. Как солнечное затмение.

Конфуций выдвигал идею имен и названий. Он утверждал, что нельзя называть человека мудрецом, если он не мудр, как нельзя называть кого-либо царем, если он никак не соответствует этому понятию.

Исчерпывающая формулировка учения Конфуция содержится в его ответе Цзин-чуну (царю государства Ци) на его вопрос о том, каковыми должны быть принципы управления государством. Конфуций сказал: «Все очень просто. Государь должен быть государем, сановник — сановником, отец — отцом, сын — сыном».

Вся Тянься (Поднебесная, как назывался Китай) должна быть отражением Неба, где все и всегда находится на своих местах, то есть где царит порядок. Истоки этого земного порядка Учитель видел в глубинах исторического опыта, в традициях предков.

Он придавал огромное значение обрядам и ритуалам, требуя от окружающих неукоснительного их соблюдения. Говорят, что это довело до полного отчаяния его жену, в итоге сбежавшую из супружеского дома.

«При разных принципах не найти общего языка».
Конфуций

Но ритуал никогда не был для Конфуция самоцелью, некоей идеей-фикс. Он подходил к ритуалу не как к магическому действу, а как к правилам игры, которые игрокам не положено обсуждать.

Эти ритуалы он черпал из древних преданий, будучи искренне и глубоко уверенным в том, что развитие культуры должно уходить корнями в опыт, наработанный предками, и только так, иначе культура становится чем-то похожим на растение «перекати-поле», которое катится туда, куда дует ветер.

«Мораль благородного мужа подобна ветру, мораль низкого человека подобна траве. Трава клонится туда, куда дует ветер».
Конфуций

При этом Конфуций предостерегал от слепого, бездумного следования установленным нормам, потому что все должно соответствовать своему названию и предназначению, иначе человека будет подстерегать опасность создания ложных кумиров.

Вообще кумиры — вещь коварная, потому любые объекты восхищения следует рассматривать взором холодным и беспристрастным. Лишь при соблюдении этого условия можно вести речь об элементарной справедливости.

Как-то ученики спросили Конфуция:
— Следует ли отвечать добром на зло?
— Как можно отвечать добром на зло? — удивился Учитель. — Добром отвечают на добро, а на зло отвечают справедливостью. :good:

Естественный закон адекватности: сила действия равна силе противодействия. Причем, это не ветхозаветное «око за око». Иногда случается такое, что за око, выбитое агрессором с особой жестокостью, особой циничностью, вполне допустимо в ответ отбить всю голову, что бы там ни говорили проповедники христианского всепрощения. Призыв отвечать добром на зло — я не устану повторять это — исходит прежде всего от злодеев, которым, конечно же, он чрезвычайно выгоден. Да что там выгоден — это заветная мечта любого негодяя! 8)

— Платить добром за зло, — продолжает свои размышления Учитель, — нелепость… Чем же тогда платить за добро? :Bravo:

А что есть добро по Конфуцию?

Его воплощает великое начало, называемое жэнь, что означает «человечность». Его еще можно назвать доброжелательностью, причем не абстрактной, излучаемой на все человечество, а совершенно конкретной, устремленной на тех людей, которые безусловно достойны ее, прежде всего — на родителей, как живых, так и покойных.

Конфуций сделал почитание предков, этот древнейший китайский культ, связующим звеном между прошлым и настоящим.

«Тот, кто, обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть Учителем».
Конфуций

Он предлагает образец позитивного поведения и мировосприятия как на примере собирательного образа «благородного мужа», так и на своем собственном.

«Каждый может стать благородным мужем. Нужно только решиться им стать».

«Благородный муж думает о Пути, не думает о еде. Когда пашут — за этим страх голода. Когда учатся — за этим стремленье к жалованью. Благородный муж печалится о Пути, не печалится о бедности».

«Благородный муж, привязанный к домашнему очагу, не достоин называться таковым».

Конфуций отнюдь не был противником земных радостей или элементарного благополучия, но с нескрываемым презрением относился к людям, которые ставили это благополучие во главу угла, превращали его из необходимого средства в заветную цель, в смысл жизни, которая в этом случае становилась бессмысленной…

«Ученый, ищущий истину, но стыдящийся бедной одежды и грубой пищи! О чем тут еще говорить!»
Конфуций

Он утверждал, что человек, вооруженный знаниями, неизмеримо выше любого, кто вооружен мечом или золотом. Нет нужды ломать голову по поводу того, отчего Конфуция так не любили местные князья, в большинстве своем крайне невежественные и считавшие это качество достоинством, а не недостатком.

Конфуций не раз подчеркивал, что люди, обладающие врожденными знаниями, стоят выше всех. За ними следуют те, кто приобрел знания благодаря настоящему учению. Ступенью ниже стоят те, которые приступают к учению, встретившись с трудностями и решив их преодолеть. А вот те, которые, встретившись с трудностями, не учатся, на совершенно законных основаниях стоят ниже всех.
Неучи должны знать свое место. Истинно так. :Yahoo!:

Воссевший на китайский престол в 221 г. до н.э. император Цинь Шихуанди в первые же дни своего правления ознаменовал приказом сжечь все книги, кроме руководств по сельскому хозяйству, и закопать живьем в землю всех Учителей-конфуцианцев. Комментарии, думается, ни к чему.

Человек, по Конфуцию, — мера всех вещей, творец и разрушитель, зритель и действующее лицо, кнут и пряник.
«Человек расширяет Путь, а не Путь расширяет человека».

Ну, как такое снести какому-нибудь Цинь Шихуанди, Мао Цзедуну или Сталину, которые считали людей всего лишь винтиками своих машин? :)

Знаменитый, и, пожалуй, первый китайский историк Сыма Цянь, живший во II — начале I века до н.э., в своих «Исторических записках» упоминает как о знаменательном событии о якобы имевшей место встрече Конфуция с легендарным мудрецом, которого звали Лао-цзы.

О чем говорили они, никто не знает. Известно лишь то, что мудрый старец выразил свое особое уважение Конфуцию тем, что в конце встречи проводил его не материальными знаками внимания, как это принято у торгашей и политиков (что в принципе одно и то же), а добрым словом, которое способны по-настоящему оценить лишь истинно благородные люди.

Имя Лао-цзы окружено множеством легенд.

Во-первых, оно является прозвищем. Подлинное имя мудреца — Ли Эр. Родился он в 579 году, умер в 499 году до н.э. А «Лао-цзы» означает «учитель Лао», или «учитель Старец». Его звали Старцем, потому что мать вынашивала его в чреве якобы 81 год, и, едва родившись, новорожденный был уже седым.

Лао-цзы служил (как говорят) архивариусом при дворе царства Чжоу. Он был сторонником жизненной позиции, называемой у-вэй, что означает «ничегонеделание». То есть пассивная созерцательность, прямо противоположная позиции Конфуция, сторонника активного созидания, рационального переустройства общества.

Лао-цзы оставил после себя учение о Дао. Это слово традиционно переводят как «путь». По восточной традиции «путь» — символ Бытия, Жизненной стези, Цели, Абсолюта.
Дао — это и Бог, и Природа, и нечто всеобъемлющее, которому гнет названия.

«Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао, — утверждает Лао-цзы. — Имя, которое может быть названо, не есть настоящее имя. Безымянное есть начало неба и земли».

Русский философ Владимир Соловьев в конце XIX века назовет Лао-цзы «величайшим из метафизиков желтой расы».

Этот загадочный человек вдруг решил покинуть общество, уйти куда глаза глядят. Он взгромоздился на буйвола и поехал… Стало художественной традицией изображать большеголового старца верхом на буйволе, который уезжает куда-то в сторону густеющего тумана. Сохранилось и бесчисленное количество статуэток подобного содержания (без тумана, разумеется).

По легенде, Лао-цзы отправился за солнцем — на запад. Начальник пограничной заставы попросил его оставить хоть что-нибудь для своей родины (м-да, это не современные таможенники), хоть что-нибудь. И Лао-цзы оставил ему рукопись в 5000 иероглифов — свою поэму, которую История знает под названием «Дао-дэ-цзин». Оставил — и больше никогда и никто его не видел…

А поэма осталась.

«Дао пусто, но действуя, оно кажется неисчерпаемым. О, глубочайшее! Оно кажется праотцом всех вещей… Я не знаю, чье оно порождение. Оно предшествует предку явлений.

Дао — корень неба и земли. Дао — мать всех вещей. Дао лежит в основе мира.

Дао постоянно пребывает в бездействии, но нет ничего, чего бы оно ни делало.

Не выходя со двора, мудрец познает мир. Не выглядывая из окна, он видит естественное Дао. Чем дальше он идет, тем меньше познает. Поэтому мудрый человек не ходит, но познает… Он, не действуя, творит. Бытие и небытие порождают друг друга…»


Лао-цзы считал, что свобода человека от всего земного, суетного, уклонение человека от всякой деятельности, его отстраненность, его созерцательный мистицизм являются самыми необходимыми условиями того состояния, которое носит весьма условное название — «счастье».

Нечего и говорить о том, что Лао-цзы никогда не был симпатичен властям предержащим. Разумеется, они никогда не понимали подлинную суть учения Великого Старца, но всегда чувствовали его отношение к ним…

«Там, где мудрецы имеют власть, подданные не замечают их существования. Там, где властвуют великие мудрецы, народ бывает привязан к ним и хвалит их. Там, где властвуют еще меньшие мудрецы, народ боится их, а где еще меньшие, совсем ничтожные, народ их презирает».
Лао-цзы

Проблемы взаимоотношений властителей и мудрецов нашли свое отражение в наследии философа Мо-цзы (Мо Ди), в определенной степени последователя Конфуция.

Взгляды этого незаурядного человека и ученого, жившего в V веке до н.э. (480—400 гг.) изложены в книге, носящей его имя и составленной его учениками.

Мо-цзы определил три условия успешного государственного правления:
1. Если мудрых не наделять высокими чинами, то народ не будет их уважать.
2. Если мудрым выдавать мизерное жалованье, народ не поверит в полезность их действий.
3. Если мудрые не будут иметь подчиненных, народ не будет относиться к ним с необходимой почтительностью.

Суть той части его учения, которая касается проблем государственного устройства, можно, пожалуй, выразить такой мыслью: «Следует выдвигать мудрых и возвышать их, делать их богатыми и знатными, ставить старшими над чиновниками».

Чиновники — это приводные ремни управления. Ремни сами по себе ничего не решают, а главное — не мыслят. Им очень хочется именоваться властью, но на самом деле они — всего лишь слуги действительной власти, и по-настоящему мудрая власть никогда не позволит чиновнику подменять ее в процессе реализации властных полномочий, потому что он — всего лишь ремень…

«Если благородные и мудрые управляют глупыми и низкими, то царит порядок»
Мо-цзы

И еще он призывал вести беспощадную борьбу с бедностью, потому что «бедность — корень беспорядков в стране».

Можно себе представить ту «любовь», которую вызывал философ у «державных» людей! :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Античность без комплексов

Новое сообщение Буль Баш » 05 ноя 2016, 19:47

ZHAN писал(а):И еще он призывал вести беспощадную борьбу с бедностью, потому что «бедность — корень беспорядков в стране».

Можно себе представить ту «любовь», которую вызывал философ у «державных» людей!
Представляю. :D Как Навальный у современных кремлевцев. :lol:
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 15774
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Китай, мудрость и власть

Новое сообщение ZHAN » 06 ноя 2016, 12:39

А вот следующий в списке выдающихся мыслителей Древнего Китая был, как ни странно, действительно «державным».
Звали его Шан Ян (390—338 гг. до н.э.).

Его соображениями о государственном устройстве заинтересовался Сяо Гун, правитель царства Цинь, который доверил ученому проведение реформ в своем государстве. Что и говорить, случай поистине экзотический…

Но эксперимент удался, причем, с блеском! :Yahoo!:

Шан Ян исходил из положения о том, что государство — это, прежде всего, закон, который действует непременно, нелицеприятно и неотвратимо, как горная лавина.

Чтобы заставить подданных поверить в такие свойства закона, Шан Ян издал указ, который гласил, что каждый, кто перенесет бревно от Северных до Южных ворот столицы, незамедлительно получит вознаграждение в виде десяти золотых монет.

Это была огромная сумма, и люди, собравшиеся у Северных ворот, оживленно обсуждали указ, не решаясь, однако, приблизиться к бревну, дабы не оказаться в положении глупых воробьев, которых можно провести на мякине.

Но вот глашатай объявляет, что цена вознаграждения за переноску возросла в пять раз. Пятьдесят золотых! И вот из толпы выходит мужчина. Он взваливает на плечо бревно и несет его через весь город к Южным воротам. Естественно, толпа идет за ним, по дороге разрастаясь подобно снежному кому. Южные ворота. Здесь смельчак сбрасывает бревно на землю, а взамен получает из рук начальника городской стражи пятьдесят золотых монет.

Подобными акциями Шан Ян приучал горожан доверять законам. :good:
«Истинно мудрый правитель опирается не на мудрость, — писал Шан Ян, — а исключительно на закон».

Он считал, что знания бывают полезны лишь тем людям, которые способны найти для них позитивное применение. При этом существует множество людей, которым знания попросту противопоказаны, так как попадают в крайне неблагоприятную среду, где они приобретают силу скорее разрушительную, чем созидательную.

«Если знания поощряются и не пресекаются, они увеличатся, но когда они увеличатся, невозможно будет управлять страной, ибо появится коварство. Когда знания пресекаются и не поощряются, люди искренни и просты».
Шан Ян

А еще он писал, что если народ глуп, то им легко управлять.
Что же до знаний как таковых, то нельзя не согласиться с Шан Яном: некоторым людям они попросту противопоказаны, потому что порождают амбиции, неадекватные интеллектуальному потенциалу личности, а это ведет к разладу между желаниями и возможностями, то есть к жизненному краху.

Я знаю множество доцентов, которые чувствуют себя довольно дискомфортно в подобной роли. Если интеллект сильно отстает от эрудиции, то лучше оставаться козопасом. В крайнем случае пойти в управдомы. Излишне начитанный управдом, наверное, тоже вреден, но все же не так, как тупоголовый доцент. :D

«Одно из величайших бедствий цивилизации — ученый дурак».
Карел Чапек

А вот этот человек был ученым и при этом весьма умным, что, однако, не было оценено при его жизни. Звали его Мэн-цзы (Мэн Кэ). Родился он примерно в 372, а умер в 289 году до н.э.

Он разработал 12 принципов успешного правления, основанного на гуманности и благородстве. Возможно, поэтому он, странствуя по царствам Китая, так нигде и не попал на государственную службу.

А принципы были весьма неплохими, хотя зачастую исходили из ирреальных представлений о реальной действительности.

То, что человеколюбие правителя обеспечивает успешность его правления, — тезис весьма спорный, если исходить из реалий бытия. А вот то, что народ должен непременно иметь собственность, то есть не быть пролетарием, ибо отсутствие собственности порождает безнравственность и беззаконие, — просто до гениальности и справедливо для всех времен и всех народов.

Уважение мудрых и привлечение к делам правления наиболее способных — аксиома, но такая, которая не годится там, где правитель окружает себя дураками и бездарями, чтобы выгодно смотреться на их фоне.

Снижение налогов как залог процветания — тоже истина, требующая доказательств, разве что там, где страной управляет какой-нибудь потомственный неудачник или же парламент, состоящий из удачливых рэкетиров.

Забота о благосостоянии народа и его главенствующее место на шкале ценностей правителя — тезисы, против которых никогда и никто не возражал, однако мало кто следовал им.

А вот это действительно свежо, и не только для своего времени: «Кто трудится умом, тот управляет людьми; кто трудится силой, тот подлежит управлению; те, кем управляют, кормят; те, кто управляют людьми, кормятся от людей». Просто и понятно: мозги дороже рук. Так нет же, это противоречит понятию демократии потому, что рук неизмеримо больше, чем мозгов, и первые скорее вышибут вторых, чем признают их приоритет. :D

Однако чтобы осознать то, что подобное действие приведет к ликвидации человечества на планете Земля, требуются все же мозги… 8)

Далее Мэн-цзы призывает не допускать растрачивания доброй природы человека, развивать все позитивные человеческие начала и при всем этом помнить о справедливости.

Такой рецепт едва ли осуществим, и хотя бы потому, что, как заметил сам же мудрец Мэн-цзы, «благородный муж понимает толк, низкий понимает выгоду». Если позволить второму из них подняться с колен, он немедленно поставит на колени первого, и тогда… История эти ужасы уже видела. :cry:

Современник Мэн-цзы, известный под именем Чжуан-цзы (369—286 гг. до н.э.), вовсе не засорял свои светлые мозги проблемами государственного правления, что давало повод злым языкам называть его учение философией неудачников. Что ж, такие понятия как «удача» и «неудача» очень и очень размыты, так что поди определи критерии…

…Правитель царства Чу послал к Чжуан-цзы двух своих сановников с посланием такого содержания: «Хочу возложить на Вас бремя государственных дел».
Сановники нашли философа на берегу реки с удочкой в руках.

Выслушав содержание послания, Чжуан-цзы, не отложив в сторону удочки и даже не повернув головы, проговорил: «Я слышал, в царстве Чу хранится священная черепаха, умершая три тысячи лет назад. Ей поклоняются в храме предков. Что предпочла бы эта черепаха: быть мертвой, но почитаемой, или же быть живой и волочить хвост по грязи?»

Сановники, не задумываясь, ответили: «Живой, разумеется».

Тогда Чжуан-цзы сказал: «Уходите! Я тоже предпочитаю волочить хвост по грязи». :)

В учении Чжуан-цзы есть множество мудрых и полезных мыслей о Дао, о единстве и борьбе противоположностей, об истине и заблуждении, но, пожалуй, вершиной его философского откровения можно считать следующее: «Мешать человеку радостно жить, отнять у него возможность ткать и одеваться, обрабатывать землю и кормиться, украсить его так называемой добродетелью и справедливостью — в этом преступление мудрецов».
И поди возрази…

А поди возрази его современнику, которого звали Хуй Ши (ок. 350—260 гг. до н.э.) и который безумно любил спорить с Чжуан-цзы, всячески эпатируя собеседника и изрекая нелепости, которые кажутся таковыми лишь на первый взгляд…

Например: «В яйце есть перья», или «Глаза не видят», или совершенно неподражаемо: «У осиротевшего жеребенка никогда не было матери»

А вот этого философа то и дело приглашали на высшие государственные посты, затем приходили в ужас от его мудрости, изгоняли, возвращали, снова обливали грязью, снова изгоняли… и так все время, пока он не умер невостребованным и неоцененным своими современниками. Звали его Сюнь-цзы (ок. 313 — ок. 235 гг. до н.э.).

Основные принципы его учения были такими:

«Если распределение будет равным, тогда не хватит на всех; если уравнять власть, станет невозможным единство; если все будут равны, никого не заставишь работать. Подобно тому как существуют небо и земля, существуют различия между теми, кто наверху, и теми, кто внизу».

Кому-то ведь нужно подметать улицы, а кому-то чистить нужники, и общество попросту утонет в грязи и дерьме, если буквально каждый скажет, гордо вскинув голову: «А почему я? Чем я хуже?». Да, есть те, кто похуже, и это совершенно естественно, а то, что естественно, то не безобразно.

Далее: «Если те, кто стоит над людьми и правит ими, не богаты и не щедры, они не смогут управлять теми, кто находится внизу».

Это же ясно, как день. Бедный человек (если он не стал таковым в результате чрезвычайных обстоятельств) — как правило, человек ущербный, с неоправданными амбициями и мелочной алчностью, не говоря уже о мстительном желании отплатить богатым за их благополучие. Ну, как такой человек может управлять другими? Откуда у него возьмутся рассудительность и независимость суждений? Чувство справедливости? Здесь и обсуждать нечего. Есть, правда, одна деталь: человек, ставший практически богатым в короткий срок и вследствие финансовой операции, не потребовавшей предварительных больших вложений, — это всего лишь удачливый преступник, продолжающий страдать всеми комплексами бедняка.

Происхождение богатства — вопрос весьма щекотливый, однако, ключевой и непременно требующий однозначного ответа.

Сюнь-цзы продолжает: «Лучше сначала дать возможность народу получить выгоду и лишь затем отобрать часть ее, чем совсем не давать народу возможности получать выгоду и отнимать ее у него».

Понятно, что только недобросовестный временщик и враг государства может установить налоги, сдерживающие развитие экономики. Только дебил не понимает, что выгоднее отобрать десять процентов с миллиона, чем семьдесят процентов — с рубля.

Размышляя о принципах управления государством, Сюнь-цзы высказывает далеко не новую, но неизменно актуальную мысль о выдвижении на высшие должности людей мудрых и способных, мысль, бесспорно, ценную, однако едва ли осуществимую ввиду того, что выдвигать-то должны тоже люди, а вот среди них мудрые и одаренные почти не встречаются, так что ситуация, можно сказать, тупиковая.

И еще одна ценная, но, увы, традиционно игнорируемая мысль о том, что народ можно заставить быть единым в своих стремлениях, но нельзя обсуждать это в его присутствии.

«Люди любят и ненавидят одни и те же вещи, но желающих много, а вот вещей мало».
Сюнь-цзы

И тут уж ничего не поделаешь.

Последним, пожалуй, из древнекитайских философов — легистов («законников») можно назвать Хань-Фэя (288—233 гг. до н.э.). Он провозглашал безусловное верховенство закона как непреложное условие процветания государства. Только закон и никакие иные факторы обуславливает политику правителя, если он действительно стремится к позитивному результату своего правления.

«Правитель, — писал Хань-Фэй, — ни в коем случае не должен делить ни с кем свою власть. Если он уступит чиновникам хотя бы крупицу власти, они тут же превратят эту крупицу в сто крупиц… Надо постоянно поддерживать в чиновничьей среде атмосферу подозрительности и взаимного недоверия, раскалывать ее на противоборствующие группировки и тем самым добиваться ослабления влияния чиновничества на власть».

Естественно, у Хань-Фэя и речь не шла о чиновниках как носителях власти. Он советовал держать их в постоянном страхе за свою судьбу, угрожать им уничтожением их семей и развивать систему всеобщего доносительства. Всякий обман государя со стороны представителей этого подлого сословия следует, по мнению философа, расценивать как тяжкое преступление, расплата за которое — смерть и только смерть. Начинать казни следует с самых высших чиновников…

«Если при завершении какого-либо дела возникает вред, но при сравнении оказывается, что польза все же превышает этот вред, следует непременно идти на это».
Хань-Фэй

Идеями Хань-Фэя руководствовался первый император Китая, которого звали Цинь Шихуанди, тот самый, который приказал закопать живьем в землю 460 конфуцианцев, тот самый, который начал строительство Великой Китайской стены вдоль всей северной границы страны.

Целью создания этого циклопического сооружения была защита от кочевников — хуннов, постоянно угрожавших пограничным уездам Китая.

Работы по строительству стены продолжались с перерывами около 1500 лет. Длина стены — почти 4000 километров, а ширина позволяет проехать по ней шеренге из пяти всадников.

Стена, разумеется, не могла сама по себе решить проблему хуннов, даже если бы ее можно было возвести в одночасье. Эта проблема была решена позднее, когда китайские императорские армии двинулись на запад, осваивая Среднюю Азию и прокладывая так называемый Великий шелковый путь, по которому везли из Китая шелк, очень ценившийся во всем мире, способ производства которого был засекречен на уровне важнейшей государственной тайны.

Что и говорить, китайцам того времени было что прятать от посторонних глаз и ушей: бумагу, порох, чай, компас, сейсмограф, небесный глобус, ракету, лак, тушь, целый ряд технологий и т.д.

Авторов подавляющего большинства этих великих изобретений мы не знаем, но то, что любое из них оправдывало многовековое существование миллионов и миллионов, — несомненно.

Мадам Клио получила на память от Древнего Китая еще и экзотику массового мышления, быта и нравов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Китай: мышление и нравы

Новое сообщение ZHAN » 07 ноя 2016, 15:59

Китайское мировоззрение по сути своей в корне отличалось от принципов восприятия окружающей жизни большинства других народов, исповедующих веру в богов, созданных человеческим воображением.

Древние китайцы представляли себе мир как неразрывное целое, как симбиоз элементов живой и неживой природы, который находится в постоянном движении и взаимном преобразовании составляющих его энергий. Все энергии пронизаны единой силой, как бы стержнем всего сущего, которое имеет свой путь развития, называемый Дао (Путь).
На Пути все элементы бытия движутся, преобразуются, трансформируются, подвергаются бесконечному изменению.

В середине I тысячелетия до нашей эры в Китае появляется божественная книга «И-цзин» («Книга перемен»). В ней описываются дуальные космические силы инь и ян, взаимодействие которых называется Дао (Высший Путь или Порядок), а процесс постоянного зарождения, вызванный взаимодействием инь и ян, называется «переменой». Женская энергия называется инь, а женщина — «один инь», соответственно мужчина — «один ян».

Если жизнь как таковая, в ее космическом масштабе, есть результат взаимодействия инь и ян, то взаимодействие «одного инь» и «одного ян» дает жизнь всему живущему на Земле.

Согласно этому учению половое сношение эквивалентно взаимодействию космических сил, а следовательно, является высшим проявлением жизни. Это высшее проявление жизни нашло свое отражение в многочисленных сексуальных руководствах, которые по чисто внешним показателям вполне могут соответствовать понятию «порнография» (в трактовке муниципальных чиновников). Для китайца же той эпохи эти руководства были ценнейшими учебниками гармонии жизни, гармонии между мужчиной и женщиной. А все остальное: социальные институции, церемонии, морально-нравственные стереотипы — ведут лишь к отчуждению от природы, а следовательно, к неблагополучию, к угасанию жизни.
Изображение
Гравюра эпохи Мин

Эти пособия входили в ту категорию китайской литературы, которая называлась фанчжун, что означает «искусство спальных покоев». В Древнем Китае было издано несколько вариантов фанчжун, но различия между ними несущественны, и общая схема остается неизменной.

Таковы наиболее характерные фрагменты фанчжун:
1
«Среди десяти тысяч вещей, порожденных Небом, превыше всего человек. И из того, что человек особенно ценит, ничто не может сравниться с совокуплением. Оно подражает Небу, а за образец берет Землю, упорядочивает инь и смиряет ян. Понимающие эти принципы могут питать свою природу и продлить свою жизнь…
…Сношаясь с женщинами, знаток сокрушается только из-за того, что их слишком мало. И вовсе не обязательно, чтобы все они были хорошенькими и привлекательными. Достаточно, чтобы они были молодыми, еще не рожавшими детей и были бы хорошо сложены. Если совокупиться с 7—8 такими женщинами, это очень благотворно скажется на здоровье.
Если все время совокупляться с одной и той же женщиной, то ее жизненная сила ослабнет, и мужчине не будет от нее особой пользы…»

2
«…Желтый Император спросил: „Что делать, если хочешь совокупиться, а „нефритовый стебель“ не поднимается? От стыда и тревоги пот выступает крупными каплями, и охваченный страстью мужчина начинает помогать себе рукой. Что делать в таком случае?“
Чистая Дева отвечала: «То, по поводу чего беспокоится Ваше Величество, случается со всеми мужчинами… Прежде всего надо привести в гармонию энергии партнеров, и тогда „нефритовый стебель“ воспрянет…»
«…Если за одну ночь удастся совокупиться не менее десяти раз, не извергая при этом семени, то сможешь избавиться от всех болезней, а продолжительность жизни будет с каждым днем возрастать».

Изображение
Китайская ксилография

3
«Если мужчина движется, а женщина на это не откликается, или же женщина возбуждена без того, чтобы мужчина ее к этому привел, то тогда совокупление не только повредит мужчине, но и женщине будет во вред, поскольку противоречит принципу отношений, существующих между инь и ян».
4
Тщательные изыскания показали, что для совокупления существует не более тридцати поз.
Кроме основных, существуют следующие варианты:
— «Разворачивание шелка». Женщина лежит на спине, обнимает мужчину за шею и обвивает его спину ногами…
— «Сосна с поникшими ветвями». Женщина скрестит ноги и поднимет их кверху…
— «Танец двух самок феникса». Мужчина с двумя женщинами: одна лежит на спине лицом вверх, а другая — у нее на животе. Женщина, лежащая на спине, подгибает ноги, а та, что сверху, садится на нее так, чтобы их гениталии оказались рядом. Мужчина попеременно проникает…
— «Самка феникса обнимает своего детеныша». Крупная, толстая женщина совокупляется с юнцом. Какое наслаждение!
— «Прыгающий белый тигр». Пусть женщина спустится на колени лицом вниз. Мужчина становится на колени за ее спиной…»

И тому подобное.
Изображение
Гравюра эпохи Мин

«…Если мужчина совокупляется, но не извергает семени, то его жизненная энергия возрастает… Ему кажется, что он никогда не сможет ею насытиться. Как можно такое считать неприятным?»

«Мне не приходилось встречать такого, кто любил бы доблесть — дэ, как любят женскую красоту».
Конфуций

Если по правде, то ведь любовь к женской красоте сама по себе животворна, а доблесть имеет прямо противоположное свойство. Без женской красоты мужчина не может обойтись в соответствии с законами Природы, а вот потребность в доблести продиктована уже не Природой, а обществом, которому безоглядная самоотверженность некоторых индивидуумов очень и очень выгодна.

Доблесть на государственной службе зачастую бывает аморальной, а ведь тот же мудрец Конфуций предупреждал, что «умереть с голоду — событие маленькое, а вот утратить мораль — большое».

Китайцы всегда славились как доблестные воины, но доблесть их никогда не была целью, а только средством, что достаточно четко проявилось в их знаменитых боевых искусствах, где мысль первична, сила вторична, а эмоциям выделяется скромное место на дальних задворках.

В летописях Древнего Китая часто фигурируют сильные эмоции, но не стоит искать в них какие-либо характерные китайские черты. Да, имели место кровавые междоусобицы, но где в ту эпоху они не имели место? Так называемые народные восстания? А где не было такого, чтобы низшие слои населения вдруг не решили из последних в одночасье стать первыми? При этом они отнюдь не стремятся ко всеобщему благоденствию или чему-то подобному, нет, их рабские души жаждут, вырвавшись из-под гнета, сами угнетать других. В этом и только в этом заключается цель всех организаторов гражданских смут — поменяться местами с власть имущими.

Что же касается сугубо китайских следов в Истории, то, кроме, разумеется, Великой китайской философии наряду с Великой китайской стеной, шелка, чая, бумаги, пороха и т.п., можно упомянуть и тот факт, что Китай с древнейших времен считался классической страной опия, который курили во всех злачных местах и борделях. Китайские чайные, впрочем, также уверенно связывают с торговлей «живым товаром», но это уже проблема всех заведений общественного питания и во всем мире.

Нужно отметить, что в языческом Китае властями пресекались проявления фанатизма, если они наносили общественный ущерб функционированию властных институций.

Древний историк Сыма Цянь приводит такой пример взаимоотношений религии и державной власти.
В одном городе согласно местным верованиям ежегодно устраивали свадьбу бога реки. Старейшины и жрицы при этом топили в реке самую красивую девушку, предварительно собрав с населения значительную сумму денег якобы на свадебные подарки. Эти свадьбы довели горожан до разорения, что повлияло на сбор налогов, а вот это уже всерьез обеспокоило правителя области.
Он приезжает на очередную свадьбу. Взглянув на несчастную «невесту», правитель возмущенно заявил, что она недостаточно красива для такого уважаемого жениха, как речной бог. «Придется, — добавил он, — главной жрице лично попросить „жениха“ подождать, пока отыщут более достойную». И приказал бросить жрицу в реку. :good:
Так как она долго не возвращалась (почему-то), то правитель приказал послать следом за ней трех младших жриц. Они, естественно, тоже не возвратились. Тогда он сказал, что жрицы недостаточно красноречивы для того, чтобы объяснить богу реки, в чем суть проблемы, и приказал послать следом за жрицами всех старейшин.
После этого уже никто не смел устраивать свадьбы бога реки.
Оказывается, бороться с суевериями не так уж сложно, было бы желание. :Bravo:

«Вместо того чтобы возвеличивать Небо и размышлять о нем, не лучше ли самим, умножая вещи, подчинить себе Небо?».
Сюнь-цзы

Вот таков Древний Китай, и недаром Мао-Цзедун так ополчался на Конфуция, хорошо понимая, на какие ценности посягал, ввергая Китай во мрак люмпенского социализма. А теперь — где тот Мао и где эти вечные ценности… Туман всегда рассеивается под лучами солнца.
Китайская аксиома.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Греция

Новое сообщение ZHAN » 08 ноя 2016, 11:07

«Беломраморная Эллада», «колыбель европейской цивилизации», «классическая древность» и тому подобные эпитеты едва ли в состоянии передать ту особую, неповторимую атмосферу, тот терпкий дух праздника жизни, который начался на Балканском полуострове в XII веке до нашей эры и которому нет конца…

Первый период этого праздника, названный гомеровским, был наследником крито-минойской и микенской культур с их величественными дворцами, храмами, фресками и канализацией, в то время как большинство человечества ходило в звериных шкурах и питалось желудями, не задумываясь об их питательных свойствах.

Этот период назван гомеровским потому, что сведения о нем историки черпают в основном из двух эпических поэм Гомера за неимением иных источников и иных архитектурных свидетелей того времени, кроме раскопанных в XIX веке Генрихом Шлиманом стен Трои, павшей под натиском штурмующих греков в 1184 году до н.э. Дата в известной мере условна, но традиционна. Что же до ученых мужей, которые всерьез и страстно обсуждают вопрос, пала Троя в 1184 году или же 1201 году до Рождества Христова, то они представляются не иначе как мошенниками, внаглую обкрадывающими налогоплательщиков, субсидирующих (да еще и почасово) подобные диспуты.

Налогоплательщики (в массе своей) умиляются идиллическими картинками, где среди оливковых рощ бродят томные красавицы в белых хитонах, а пастушки задумчиво играют на свирелях, и чарующей музыке вторит журчанье быстрого ручья, и козочка, пришедшая на водопой, забыв про жажду, зачарованно слушает божественную песнь пастушьей свирели… Или что-то в этом роде, только из городской жизни, где мудрые философы на фоне величественных колоннад изрекают своим подопечным нечто феноменально разумное, доброе и вечное…
Что ж, каждому свое.

Даже кастрированные с каким-то сладострастным варварством «Легенды и мифы Древней Греции» в изложении Н.А. Куна позволяют сделать определенные выводы о быте и нравах эллинов, очеловечивших своих богов и бросивших их в пучину собственных страстей и пороков.
Изображение

Очеловечивание богов — гораздо более естественное и, надо сказать, безобидное занятие, чем обожествление людей. Христианство и ислам — наглядные и не слишком радостные тому примеры. А у греков боги — всего лишь гипертрофированные, наделенные особыми возможностями люди.

С их радостями и печалями, милосердием и жестокостью, любовью и ненавистью. С полным набором человеческих реакций на явления окружающего мира.

Царь Менелай радушно встречает троянского гостя, устраивает в его честь пир, где тот знакомится с прекрасной Еленой, которая сразу же пленилась красотой залетного молодца. Через несколько дней Менелай отправляется по спешным делам на Крит, поручив жене заботу о госте и его свите.
Пустил козла в огород… :D

Вскоре после отъезда Менелая его благоверная уступает страстным просьбам Париса, и тогда, согласно легенде, «тайно увел Парис прекрасную Елену на свой корабль: похитил он у Менелая жену, а с ней и его сокровища…» Последняя деталь имеет большое значение, потому что одно дело — безумное вожделение, помутившее разум, и совсем иное — сопутствующая ему кража сокровищ, кража наглая, пошлая и перечеркивающая весь романтизм этой истории, так любимой художниками, поэтами и композитором Жаком Оффенбахом, создавшим в 1864 году оперетту «Прекрасная Елена».

Мало того, Елена, не забыв прихватить с собой сокровища Менелая, почему-то «забывает» о том, что в покинутом ею дворце остается малолетняя дочь Гермиона, а это уж совсем дурно пахнет. Так что не следует умиленно закатывать глаза при упоминании об этом криминальном дуэте, о Елене и Парисе.

А Менелай, оскорбленный, обманутый, да еще и обворованный, принимает решение организовать военный поход против Трои. Он напоминает многочисленным царям мелких греческих государств об их клятве помогать ему в несчастье. Впрочем, это напоминание едва ли было необходимо: все цари и герои, подобно своре гончих, рвались в «дело», не задумываясь о вызвавших его обстоятельствах и вообще о таком понятии, как справедливость.

Царей было великое множество, что напоминает фразу из записной книжки Антона Павлович Чехова: «На Кавказе всякий, кто имеет козу, уже князь». («Имеет» следует трактовать как «является владельцем» :) ).

Единственный из царей, Одиссей, рассудив, видимо, что если жена оказывается шлюхой и воровкой, то это — всего лишь личные трудности ее мужа, но никак не повод к крупномасштабной войне, решил уклониться от участия в походе, но не тут-то было: его уличили в симуляции сумасшествия и вынудили присоединиться к «коллективу»…

И началась десятилетняя Троянская война, с кровопролитными боями под стенами города, с картинными, но очень жестокими поединками представителей противоборствующих сторон, с пышными погребениями и позорным надругательством над телами павших противников, со скандалами и интригами в воинском стане, и над всем этим —толпа олимпийских богов, будто бы играющих в шахматы, где фигурами служат греки и троянцы, уже ведущие войну ради самой войны, позабыв о ее причинах и не осознав до конца ее смысла…

Здесь явно прослеживаются связи и с «Махабхаратой», и с эпосом о Гильгамеше.

И неизвестно, сколько продолжалась бы эта опоэтизированная мясорубка, если бы после девяти лет совершенно бесплодной борьбы уставшие и покрытые уже несмываемой кровью руки не отдали бы законный приоритет мозгам. Хитроумный Одиссей приказывает построить огромного деревянного коня, внутри которого спрятались самые могучие герои греков, а затем инсценировать уход на родину всех участников антитроянской коалиции, как это принято говорить в наше время. Хитрость удалась. Троянцы поверили уходу греков, втащили в город коня, нафаршированного греческим десантом, а с наступлением ночи распахнулись городские ворота и штурмующие ворвались в Трою, сея ужас, смерть и насилие.

В очередной раз предупреждения вещей Кассандры были пропущены мимо ушей, но теперь они сбылись в полной мере и со всей очевидностью. А саму Кассандру насиловали воины греческого полководца Аякса, обнаружив ее в святилище Афины Паллады. Афина, правда, впоследствии наказала негодяев, но Кассандре от этого легче не стало.

Как не легче стало от славословий родным и близким греческих и троянских героев, павших в этой войне, которая была лишена сколько-нибудь значительных и тем более благородных целей. Ведь доблесть без такой цели — просто упражнение в лишении жизни себе подобных. В этом аспекте все подвиги Ахилла, Агамемнона, Гектора, Аякса, Патрокла и других олицетворений воинского героизма — вещь в себе, вещь кровавая, жестокая и, что самое печальное, никому не нужная.

Иное дело, если бы троянцы, предположим, напали на дворец Менелая и силой умыкнули его жену, прихватив сокровища. Тогда можно было бы говорить об операции возмездия, однако, в этом случае…

Мало того, когда пала Троя, наивный читатель ждал примерного наказания осквернительницы домашнего очага, но не тут-то было. Вместо того чтобы привязать Елену к хвосту бешеного коня или — в крайнем случае — отдать ее в пользование отряду пехотинцев, Менелай под влиянием Афродиты вновь воспылал к ней страстью и «с торжеством повел ее к своему кораблю».
За что боролись…

Финал этой истории напоминает известный анекдот.
Брачная церемония. К жениху подходит один из его родственников и что-то шепчет на ухо.
Жених: Остановите церемонию! Мою невесту вчера обесчестили!
Невеста, как и положено в таких случаях, падает в обморок.
К жениху подходит другой родственник и что-то шепчет на ухо.
Жених: Продолжайте церемонию! Честь невесты восстановлена! Негодяй только что принес свои извинения! :D

Все бы ничего, если бы не моря пролитой крови, не тысячи загубленных судеб и не ощущение полной бессмысленности всего, что произошло…

«Историю можно было бы назвать Летописями жестокости человека по отношению к самому себе и другим. Ничего, кроме войны, то есть смерти, или религии, то есть умерщвления, — зла, приносимого самому себе или другим. Гомер или „Рамайяна“.
Братья Гонкуры

Второй источник данных о гомеровском периоде истории Греции — «Одиссея», которая повествует о долгом и густо насыщенном яркими впечатлениями и приключениями возвращении на родину царя Итаки, Одиссея, названного «хитроумным».

Десять лет он воевал под стенами Трои, горько тоскуя о родном городе, о верной жене Пенелопе и малолетнем сынишке Телемахе, и никакие воинские успехи, и никакие наложницы-полонянки не могли унять эту неизбывную тоску…

И вот Одиссей пускается в обратный путь, изобилующий непредвиденными остановками то на острове феакийцев, то на земле мифического народа, именуемого киконами, где спутники Одиссея «истребили всех жителей, захватили в плен женщин, а город разрушили», то на острове циклопов, то на острове волшебницы Кирки, то у нимфы Калипсо. Все эти остановки густо насыщены опасностями, жестокостью, коварством и сексом.

Здесь четко прослеживается двойной стандарт: критерии оценки поведения Одиссея никак не зависят от его многочисленных сексуальных похождений, в то время как позитивное поведение его жены Пенелопы оценивается, прежде всего, в аспекте сохранения супружеской верности. Верность Пенелопы стала нарицательной, в то время как частые нарушения пресловутой верности со стороны Одиссея как таковые вообще не рассматриваются.

Собственно говоря, почему бы и нет, если порожденные людьми боги еще и не такое себе позволяют? Богини, правда, тоже, но то, что дозволено богиням, не может быть дозволено смертным женщинам…

«Была бы жизнь смертных восхитительной без плотского наслаждения? Ведь даже боги не могут без него обойтись!»
Симонид

Греческая религия вообще не рассматривала в аспекте греховности какие бы то ни было сексуальные проявления.

А вот верность Пенелопы воспета как величайший подвиг. Гораций, правда, утверждал, что богиня Земли — Гея подсказала ей, как преодолеть все искушения при столь долгой разлуке с мужем, и Пенелопа в ожидании Одиссея постоянно пользовалась искусственным фаллосом, но верность — это ведь не только уклонение от сексуальных искушений. Пенелопа действительно героически выдерживает и моральную осаду многочисленных женихов, которые оккупировали царский дворец и бесчинствовали в нем под предлогом сватовства.

Когда буйство женихов достигает апогея, Одиссей и его сын Телемах начинают акцию возмездия при поддержке Афины-Паллады и самого Зевса. Все женихи убиты к вящему удовольствию читателя и положительных героев поэмы. Когда же граждане Итаки вознамерились восстать против Одиссея, отомстив таким образом за гибель своих мерзавцев сыновей, сватавшихся к жене царя и грабивших его дом, их едва не постигла та же участь, и только вмешательство Зевса предотвратило массовое избиение.

Этот эпизод иллюстрирует общеизвестную истину: народной массе совершенно чуждо чувство справедливости. Но если так, то на каком основании эта самая масса может претендовать на управление страной?.. :unknown:

А ведь претендовала и во времена Гомера, и в не столь отдаленные, притом небезуспешно.

Греческая история, несмотря на беломраморный антураж, довольно мрачна. Она дышит трагедией, которую сама же создала на основе религиозных обрядов весьма кровавого свойства — т.е. жертвоприношений животных, почему и возникло само слово «трагедия» («трагос» — козел и «ода» — торжественная песнь, т.е. «песнь в честь козла»).

Одиссей, как говорится, легко отделался в своей ситуации. Убитые женихи не в счет. Они служили лишь средством подтверждения непоколебимой верности Пенелопы и мишенями для справедливых стрел ее мужа.

Другой герой Троянской войны, царь Агамемнон, был убит своей супругой Клитемнестрой сразу же по возвращении домой. Его сын Орест, мстя за смерть отца, убивает мать и получает оправдательный приговор высокого суда.

Антигона, Электра, Медея — испепеляющие страсти, безысходность, гибель…

Но самая, пожалуй, ужасающая судьба была уготована царю Эдипу, которому довелось, не подозревая о сути происходящего, убить родного отца, жениться на столь же родной матери, прижить с ней четверых детей, а затем — уже вполне сознательно — выколоть себе глаза с последующим уходом в мир иной.

Эдип упоминается в «Илиаде» и «Одиссее». Впоследствии его история станет центральным элементом творчества Эсхилла, Софокла и Еврипида. Она вдохновила Сенеку и Корнеля, Элиста и Кокто, Ануя и Брехта. Именно она натолкнула Фрейда на открытие «Эдипова комплекса» — подсознательной враждебности мальчика к своему отцу при стремлении к обладанию матерью.

Это действительно след в Истории.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Греция: архаика, Солон

Новое сообщение ZHAN » 09 ноя 2016, 11:59

Гомеровский период сменился так называемым архаичным периодом греческой истории, когда (VIII-VI вв. до н.э.) стремительно укреплялась государственная власть в Афинах и в многочисленных провинциях, когда окончательно сформировалось сословие аристократов и вырисовались черты другого сословия — демоса, состоящего в основном из свободных крестьян и ремесленников. Взаимоотношения этих сословий были продуктивными и мирными до тех пор, пока определенная часть демоса не разбогатела и не стала тяготиться своим второстепенным, как ей представлялось, положением. Это был зародыш того общественного класса, который во все времена молился одному лишь божеству — деньгам, веря в их всесилие и приоритет над любыми моральными ценностями.

Разбогатевший лавочник задается провокационным вопросом: «А чем я хуже?» и начинает мучиться идеей реванша. Ну, а дальше… дальше он будет действовать, и действия эти нужно пресечь со всей возможной жестокостью (иной знаковой системы он не воспринимает), иначе все завоевания цивилизации пойдут на удовлетворение его, лавочника, амбиций и его патологической алчности, губящей все и вся вокруг.

Эта алчность мелких хозяйчиков еще в те времена породила экологические проблемы. Ведь недаром же издавались указы, запрещавшие земледелие на крутых склонах, чтобы избежать оползней, или поощрявшие разведение там же оливковых деревьев. За охрану окружающей среды и пресечение варварского использования ее решительно выступал Платон.

Разбогатеть любой ценой — это крайне опасная тенденция, чреватая тягчайшими последствиями, так что абсолютно правы были греческие правители, не позволявшие торгашам подниматься с колен вне зависимости от их материального положения.

В 624 г. до н.э. афинский законодатель Дракон издал первый в греческой истории свод законов, породивший крылатое выражение «Драконовские законы (меры)». Законы были действительно весьма суровыми. Они карали смертью преступление любой тяжести: от убийства до кражи виноградной грозди из чужого сада.

Дракон отнюдь не был маньяком, и поэтому можно уверенно предположить, что его спровоцировал на такие меры лишь угрожающий уровень преступности в стране. Между прочим, вся дальнейшая законотворческая практика убедительно показала, что уважение к человеческой жизни и собственности культивировать иными методами попросту невозможно.

Иного пути не бывает. Те, кто утверждает обратное, либо в опасной степени прекраснодушны, либо лоббируют интересы преступников, что еще более отвратительно, чем само преступление.

Тема преступления и наказания находит свое продолжение в деятельности великого афинского законодателя Солона (между 640 и 635 — ок. 559 гг. до н.э.), одного из семи легендарных греческих мудрецов.
Изображение
Солон. Бюст в Неаполитанском музее

Он принадлежал к очень знатному афинскому роду, но жил как многие граждане весьма среднего достатка, усматривая в роскоши лишь проявление заносчивости разбогатевшего простолюдина. :good:

Свои философские воззрения зачастую излагал в стихотворной форме, считая, что ритмически организованный текст обладает большей силой воздействия.

Начало VI века до н.э. было для Афин поистине смутным временем, когда все слои общества в одночасье начали требовать коренных перемен и лишь в свою, разумеется, пользу. В этот тяжкий для всей Аттики час Солон избирается правителем Афин, причем с очень широкими полномочиями, о которых и мечтать не могли его предшественники.

Прежде всего Солон отменил (исключая смертную казнь за убийство) все законы Дракона, сочтя их излишне жестокими. Таким образом возник прецедент, когда наказание, скажем, за кражу определялось, исходя из суммы украденного, а не из самого факта преступного деяния.

На мой взгляд, нет никакой разницы между кражей десяти или ста рублей. Кража есть кража, и наказываться должно деяние, а не его результат. Человек, стрелявший в другого человека, но не попавший в него, должен быть наказан наравне с попавшим. Того, в кого стреляли, сохранили боги, но это не дает оснований быть снисходительным к стрелявшему.

Так или иначе, но при Солоне количество корыстных преступлений угрожающе возросло.

Второй неоднозначный шаг — законодательное списание всех долгов граждан и запрещение впредь обращать в рабство свободного гражданина за долги. Не думаю, что кредиторы были в восторге от этого закона.

Правда, чтобы подсластить пилюлю, Солон ограничил полномочия народного собрания, создав в противовес ему сенат, состоящий из четырехсот членов, по сто от каждого из четырех сословий. Сенат обсуждал и утверждал законы до того, как они поступали на утверждение народного собрания, но без этого утверждения они не имели силы.

Создание верхней палаты афинского парламента послужило мощным сдерживающим фактором охлократии, власти толпы («охлос» по-гречески — «толпа»), которая время от времени воцарялась в Греции, родине классической трагедии.

«Никто не знает, как поступит толпа, тем более она сама».
Томас Карлейль

Несомненно прогрессивным можно считать закон о праве на судебную защиту, о чем до Солона никто и понятия не имел.
Прекрасен его закон о праве на завещание, то есть праве человека распоряжаться на свое усмотрение собственным имуществом.
Специальным законом Солон освобождал сына от обязанности кормить отца, если тот не обучил его никакому ремеслу.

Потрясает своей мудростью закон, сурово осуждающий того гражданина, который во время какого-либо общественного катаклизма не примыкает ни к одной из противоборствующих сторон, выжидая тот момент, когда можно будет без всякого риска принять сторону победителя. Действительно, нейтралитет в общественных конфликтах — прибежище низких и подлых натур, так что не мешает сделать его опасным если не для жизни, то хотя бы для житейского благополучия.

«Тот, кто слизывает мед с крапивы, платит за него слишком дорого»
Томас Фуллер

Не оставил без внимания великий законодатель и любовь, вернее, две такие формы несвободной любви, как брак и проституция.
Что касается брака, то Солон запретил давать за невестой какое бы то ни было приданое, кроме трех платьев и простой домашней утвари. Вообще браки по откровенному расчету классифицировались Солоном как тайная проституция, которая должна преследоваться по закону.

«Девушки, которые надеются устроить свою жизнь с помощью юных прелестей и хитрость которых поддерживают расчетливые матери, хотят того же самого, что и гетеры; они только умнее и бесчестнее последних»
Фридрих Ницше

Солон был первым из греческих правителей, кто узаконил проституцию и определил ее место в государственной системе.

Внимание, которое Солон уделил проституции, было вызвано состоянием сексуального беспредела, в котором пребывала Греция того времени, в особенности женская часть ее населения. Это не могло не вызывать тревогу, и прежде всего потому, что беспрепятственное удовлетворение женщинами своих сексуальных капризов непременно приводит к деградации общества, пренебрегшего сословным отбором половых партнеров. Иными словами, беспорядочная половая связь нищих с принцессами умножает число нищих, но уж никак не принцев.

А вот связь принцев с нищенками гораздо менее опасна для общества, особенно если нищенка имеет официальный статус проститутки, что уже само по себе исключает множество проблем…

Солон ставил любовь непременным условием заключения брака, хотя, как известно, выявить наличие этого условия практически невозможно, как и проследить выполнение предписанного законодателем минимального количества супружеских половых контактов — три в месяц. Что ж, это, как говорится, по-божески… :)

Солон культивировал развитие особого учреждения, называемого «гинекономами». Это была своего рода полиция нравов, наблюдающая за поведением молодежи и свободных женщин.

По свидетельству Плутарха, Солон издал особый закон относительно выездов замужних женщин и поведения их на праздниках. При выездах женщина не имела права брать с собой более трех платьев, более определенного количества пищи и дорожную корзинку большей, чем это предусмотрено законом, вместимости. А ночью женщина имела право выезжать только в телеге и с зажженным фонарем впереди (телеги, естественно).

Солон решительно защищал институт брака, всемерно ограничивая свободу жен и предоставляя мужьям полное право удовлетворения сексуальных потребностей на стороне. Единственное ограничительное условие — не трогать свободных женщин. А вот несвободных, то есть рабынь, — сколько угодно.

Так как Солон отменил рабство свободных граждан за долги, то проституция стала уделом только рабынь-чужеземок. Он учредил несколько государственных борделей и купил для них рабынь, которые часть своих заработков должны были отдавать государству. Так родился солоновский «налог на проституцию», как и само понятие «государственная светская проституция», начавшая уверенно вытеснять религиозную.

Впрочем, контроль и учет в этой специфической сфере человеческой деятельности — понятия весьма и весьма условные. Ведь совершенно же бесспорно то, что добрая половина браков (и в те времена, и сейчас) — ни что иное, как закамуфлированная проституция, но поди докажи… А если мужчина знакомится с девушкой на улице и ведет ее к себе домой, то кто может знать доподлинно, давал ли он ей какие-то деньги при прощании, или же только лишь поцеловал?..

Подвыпивший мужчина знакомится в баре с девушкой и приглашает ее к себе домой. Девушка отказывается под тем предлогом, что у нее «критические дни». Не сообразив толком, о чем речь, он уговаривает ее выпить пару крепких коктейлей, а затем, уже более сговорчивую, ведет к себе… Проснувшись поутру, он обнаруживает, что девушки уже нет рядом, и с похмелья начинает мучиться угрызениями совести:
— Нехорошо… Она ведь вдвое моложе меня… Вот из-за таких типов девушки и становятся на скользкий путь… И тут он взглянул на свои руки, густо вымазанные кровью.
— Боже, — ужаснулся мужчина, так я ее еще и убил! Вскочив с кровати, он увидел свое отражение в зеркале и пролепетал:
— Мало того, еще и съел!!! :ROFL:

А тут кто-то говорит о каких-то там налогах на соитие. Ну-ну… Между прочим, Солон говорил еще и такое:
«В великих делах всем нравиться невозможно».
Эта фраза весьма охотно цитируется теми, кто всерьез считает свои дела великими.

«Начальника, замеченного в пьянстве, наказывать смертью».
Сказано сильно, но на практике едва ли осуществимо, так как в этом случае не останется в живых ни одного начальника, а как же без них жить?

«Мне дороже всего жить под народовластием».
Звучит вполне естественно в устах человека, осуществляющего на практике это самое народовластие и фактически находящегося не под, а над ним. То же самое скажет любой депутат любого законодательного собрания (если только сможет выговорить слово «народовластие»).

А вот «советуй не то, что всего приятнее, а то, что всего лучше» — это уж кто как понимает, что «приятнее», а что «лучше»… :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Античность без комплексов. Мораль древних греков

Новое сообщение ZHAN » 10 ноя 2016, 10:28

Древние греки однозначно почитали за лучшее плотские радости, ненасытное влечение к ним, которое ценилось гораздо выше объектов этого влечения, что в немалой степени способствовало укреплению института брака. Действительно, зачем же бросать жену и уходить к другой, когда дело вовсе не в ней самой, а в желании, удовлетворить которое окружающая жизнь предоставляла такое множество возможностей.
Изображение
Греческая вазопись

Главенствующее место среди этих возможностей занимала, естественно, проституция.
К тому времени уже сложилась и иерархическая система, которая предусматривала разделение проституции на различные ее специализации.

Самым низшим, примитивным звеном этой системы были бордельные и уличные проститутки. Они либо стояли, как в витрине магазина, у дверей публичного дома, либо бродили по улицам в поисках клиентов, которым отдавались прямо на улице, в каком-нибудь укромном уголке. Были и такие, которые промышляли, исключительно на больших дорогах — «дорожные» (прообраз мимолетных подружек современных шоферов-«дальнобойщиков»), на мостах — «мостовые» и даже на кладбищах — «кладбищенские».

Следующую категорию представляли проститутки, которых можно было бы назвать богемными.
В отличие от бордельных и уличных проституток, которые были по сути сексуальными автоматами, эти создавали определенную эстетическую атмосферу, в которой секс был не самоцелью, а естественным следствием восприятия искусства.

Они развлекали своих клиентов игрой на различных музыкальных инструментах, пением, танцами, театральными представлениями, они были традиционным элементом всех празднеств и просто сборищ мужчин в кабачках и банях. К этой же категории можно отнести и многочисленных цветочниц, которые в комплекте с розами зачастую предлагали покупателям и себя.
К ним примыкают натурщицы, позировавшие для скульпторов и живописцев.

Высшую категорию греческих проституток, аристократию этого сословия, представляли гетеры, обладавшие изысканными манерами, широко образованные и считавшиеся вполне престижными подругами мужчин из средних и высших классов афинского общества. Но это отдельная тема…

«Выдающиеся люди всегда любили только тип женщины-проститутки; они всегда останавливают свой выбор на бесплодной женщине, и если они производят потомство, то нежизнеспособное, скоро вымирающее, что, может быть, таит в себе глубокий этический смысл. Ибо земное отцовство так же малоценно, как и материнство».
Отто Вейнингер. «Пол и характер»

Несмотря на бурное развитие светской, религиозная проституция пока еще не собиралась сдавать свои исконные позиции.
Процветающий культ Афродиты проявлялся в крайне разнузданных оргиях с участием тысяч приверженцев этой формы сексуального общения.

Каждую осень праздновались Елисейские мистерии, длившиеся девять дней. В основу этих мистерий была положена тема умирающего и возрождающегося зерна, тема непрерывности самой жизни, которая раскрывалась довольно оригинальными выразительными средствами, такими как ритуальные купания в море, факельные шествия и массовые соития, непременными элементами которых были кровосмесительные сексуальные акты.

В храмах греческой богини Кибелы неотъемлемой частью культа были гомосексуальные сношения с мужчинами-проститутками.
Согласно древнему обычаю, они подвергались обязательной кастрации. Этот обычай уходил своими корнями в миф о Зевсе, у которого во время сна семя стекло на землю, и из него произошел демон с двойными половыми органами — мужскими и женскими. Это был гермафродит Агдистид. Боги заковали этого демона в цепи и отрезали у него мужские половые органы.

Так Агдистид превратился в женщину, названную Великой Матерью Кибелой.
Великая Мать Кибела сделал Аттиса своим жрецом.
Отсюда и пошел обычай обязательного оскопления всех жрецов храма Кибелы и всех мужчин-проституток, участвующих в культовых оргиях.

Мужчины-проститутки были неизменными участниками обрядов в храме Афродиты в Афинах.

Зародившаяся в храмах мужская гомосексуальная проституция проникает и в светскую жизнь эллинов.

Главная, пожалуй, причина расцвета проституции в Греции коренится в характерных особенностях брачных отношений, жестко зафиксированных действующим законодательством.

Смыслом и целью греческого брака было прежде всего деторождение. Женщине изначально отводилась роль породистой производительницы потомства и экономки, что отнюдь не способствовало восприятию ее как партнерши в сексуальных играх.
Это положение усугублялось еще и тем, что браки в Элладе заключались, — какие бы законы не издавал прекраснодушный Солон, — как правило, по расчету, так что эротическая привязанность к законной супруге была поистине экзотикой.

И все же это было в известной мере позитивным явлением, так как такой брак исключал союз девушки из благополучной семьи с подонком общества, что нередко наблюдается там, где социальная мораль провозглашает приоритет брака по любви и потому какая-нибудь экзальтированная девица имеет вполне реальную возможность выйти замуж за полюбившегося бродягу и нарожать от него новых бродяг.

Но брак по расчету совершенно однозначно является провокатором внебрачных связей. Круг интересов замужней женщины замыкался стенами дома, ей запрещалось даже посещать театральные представления, не говоря уже о иных акциях светского характера.
Мужчина искал радостей общения вне домашних стен, ну и, разумеется, спрос порождал предложение…

А тут еще и крайне жестокие наказания за связь с замужней женщиной (она ведь только для собственного мужа — пустое место, только для него), наказания такие, что игра явно не стоила свеч (как правило): смертная казнь или — при смягчающих обстоятельствах (!) — ослепление. А за сношения с незамужними свободными женщинами грозил либо весьма серьезный штраф, либо изгнание.

Проституция, таким образом, была единственной сферой реализации эротических потребностей мужчин. Она служила оборотной стороной брака и одновременно щитом для благонравия женщин средних и высших классов общества.

Как брачные отношения, так и отношения с проститутками обоих полов не предполагали любви в современном понимании этого слова. Эти отношения были в подавляющем большинстве случаев обезличены, лишены индивидуальной привязанности.

Во главу угла ставилась бушующая чувственность, естественная, гармоничная, вытекающая из самой природы человека и еще не знающая, к счастью, христианского антагонизма между телом и душой.
Изображение
Греческая вазопись

В красоте и наслаждениях плоти греки черпали наслаждение души и щедро платили за эти наслаждения тем, кто был способен предоставить их наиболее изысканным и изощренным образом.

А мужская проституция получила в Греции настолько широкое распространение, что законодатель вынужден был регламентировать это распространение специальными актами: «Если отец, или брат, или дядя, или опекун, или вообще глава семьи отдаст кого-нибудь внаймы для разврата, то Солон не позволяет подать жалобу за разврат на мальчика, а лишь на того, кто его отдал внаймы, и того, кто его нанял. На них возлагается равный штраф. А когда мальчик, отданный внаем, вырастает, он не обязан ни кормить своего отца, ни давать ему помещение…»

Другой закон Солона лишал мужчину-проститутку права занимать государственные должности.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 59579
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

След.

Вернуться в Общие сведения, исследования, гипотезы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron