Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Предатели в русской истории

Начнем с вопросов РИО, а затем можем и на другие ответить. По личному разумению

Предатели в русской истории

Новое сообщение ZHAN » 10 июн 2021, 18:47

Сто лет назад Зигмунд Фрейд обратил внимание на повторяющийся сценарий: некто выступает в роли благодетеля, делает кому-то добро, жертвует собой и своим имуществом, а потом снова и снова оказывается в положении преданного. Все дело в пресловутой проекции – стремлении приписывать другим людям те качества, которые присущи нам самим. Неспособные на подлость и предательство, как правило, не ждут этого и от других, поэтому самые честные, самые смелые и благородные оказываются в положении жертвы…
Изображение

Тем и страшно предательство, что от него невозможно уберечься и спастись: оно исходит от самых близких людей, которых мы любим и которым мы доверяем. Недаром Данте в «Божественной комедии» поместил предателей в самый страшный круг ада…

У предательства как исторического явления – невероятная гамма форм и оттенков.
Что считать предательством, можно ли его хотя бы иногда оправдать или понять? :unknown:
Предательство на войне и в мирной жизни – разные вещи. На войне предательство «вычисляется» однозначно – это измена, пособничество и переход на сторону врага.
А в мирное время можно ли считать изменой выступление против правителя государства, ставшего тираном? :unknown:

Однозначных ответов в этой теме нет, скорее, это приглашение к широкой дискуссии.

Речь пойдет о предательствах подлинных и мнимых, о гранях, формах и видах этого явления: государственная измена, пособничество врагу, отказ от данного слова и присяги, бегство в другую страну, выдача военной тайны… Поговорим мы и о тех, кто был заклеймен в измене, обвинен в предательстве, но таковое не совершал. Нередко от героя до предателя всего один шаг, достаточно вспомнить историю священника Георгия Гапона: еще в 1905 году его считали едва ли не вождем русской революции, а весной 1906 года свои же бывшие соратники казнили его за измену…

На Руси предателями сначала считались те, кто перебегал от одного князя к другому. Воеводу по имени Блуд историки называют «первым предателем на Руси». Но и тут не все просто. Посадник Твердило в Пскове, открывший ворота города осаждавшим его немцам, совершил предательство ради интересов значительной части псковичей, которые поддерживали его в этом… Все очень неоднозначно, гораздо шире черно-белого понятия «добро—зло».

Понятие «земской измены», тайного «перевета», то есть различного рода сношений с врагами своего князя, содержится еще в Псковской судной грамоте XV века. Измена в виде передачи города врагу («градской сдавец») впервые была определена в Судебнике 1550 года.

В Соборном уложении 1649 года измена определялась как преступление против власти государя, которое заключалось в смене подданства, бегстве за рубеж, в связях с неприятелем в военное время или сдаче крепости врагу, а также в намерении это совершить («умысел»).

В Своде законов уголовных Российской империи 1832 года под государственной изменой подразумевалось несколько деяний.

Первое:
«…когда кто-нибудь умыслит предать государство или какую-нибудь часть оного другому Государю или правительству».
Второе:
«…когда подданный Российский будет возбуждать какую-либо иностранную державу к войне или иным неприязненным действиям против России, или с теми же намерениями сообщит государственные тайны иностранному правительству».
Третье:
«…когда он во время войны будет способствовать или благоприятствовать неприятелю в военных или других враждебных действиях против отечества или против союзников России…».
Четвертое:
«…когда дипломатический или иной чиновник, уполномоченный на заключение трактата с иностранною державою, употребит с умыслом сие доверие в явный вред для отечества».
Пятое:
«…когда дипломатический или иной чиновник, или вообще подданный России, похитит, или с умыслом истребит, или повредит какого бы то ни было рода акты или документы, долженствующие служить доказательством прав на что-либо требуемое от державы иностранной или, наоборот, иностранной державе от России».
В СССР измена трактовалась, как «измена делу рабоче-крестьянской революции», затем, – как «измена Родине». Эта формулировка сохранялась в уголовных кодексах союзных республик вплоть до распада СССР.

В современном Уголовном кодексе РФ существует статья 275, в которой говорится:
«Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации…».
Парадоксальная вещь: предатель для одних вчера – герой для других сегодня. Речь, к примеру, о гетмане Мазепе и мазепинцах – верных ему казаков, казненных по приказу Петра I в Лебедине. В современной Украине они теперь национальные герои. Мазепе ставят памятники, превозносят его заслуги, почитают казаков, казненных за измену русскому царю…

А капитан 3-го ранга Валерий Саблин, поднявший мятеж на корабле в 1975 году, дабы призвать жителей СССР к борьбе за свободу против лицемерной власти? :unknown:
В 1994 году Военная коллегия Верховного Суда пересмотрела дело Саблина, но отказала ему в реабилитации: все-таки он нарушил воинскую присягу. Однако приговор с «измены Родине» переквалифицировала на статьи о воинских преступлениях (превышение власти, неповиновение и сопротивление начальству) и смертную казнь заменила десятью годами лишения свободы.

Можно возразить – а как же право народа на восстание, провозглашенное в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году:
«Принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».
И по большому счету, чем поступок Валерия Саблина отличается от действий лейтенанта Петра Шмидта, поднявшего восстание против правительства на военном корабле «Очаков» в ноябре 1905 года, во время Первой русской революции? :unknown:

С точки зрения законов Российской империи, он, безусловно, совершил акт государственной измены, а с точки зрения противников власти, – был народным героем. И таковым стал официально практически сразу же после падения самодержавия в феврале 1917 года…

Некто, отрекшийся от своего прежнего «господина», который нарушил все нормы морали и нравственности, может быть назван предателем? :unknown:

Тогда предательство по отношению к своему «патрону» является подвигом в глазах огромного числа людей. Я имею в виду покушение на Гитлера, устроенное группой офицеров и высокопоставленных чиновников Третьего рейха, присягавших ему на верность. С точки зрения Гитлера и его клики, их поступок был несомненным предательством, и во всех документах он именно так и фигурировал. Однако с точки зрения борцов против кровавого безумца, их поступок – подвиг.

«Любопытно сравнить советских коллаборационистов и немецких антифашистов, – отмечает доктор исторических наук Владлен Измозик. – Я студентам говорю, что для меня Сталин и Гитлер – двоюродные братья, но есть качественное различие. Гитлер никогда не мог поднять лозунг „свободной России“, Сталин же в феврале 1942 года заявил: „Гитлеры приходят и уходят, а народ германский, государство германское остаются“. Поэтому советские коллаборационисты были предателями своего народа, своей Родины, а немецкие антифашисты даже на стороне СССР сражались за будущую Германию без Гитлера…»

А предательство собственных убеждений – разве это не предательство товарищей, которые тебе верили, которые шли за свои идеи в темницу и на эшафот? :unknown:

Яркий пример – история народовольца Льва Тихомирова, который отказался от своих прежних убеждений и стал монархистом.

А измена по отношению к тем, к кому нет и не может быть уважения, как оказывается, вполне может быть оправдана товарищами. Напомним случай с Дмитрием Богровым, который втерся в доверие царской охранке, а затем предал ее, убив премьер-министра Петра Столыпина.
Обмануть царскую охранку, предать ее – разве можно за это осуждать?.. :unknown:

История, как бы это пафосно ни звучало, – своего рода учебник морали и нравственности. История тем и важна, что мы сегодня знаем результаты тех или иных поступков и понимаем, к чему ведут в прошлом поступки нравственные и безнравственные. Представления о порядочности, долге, морали, чести, верности и измене, которыми мы руководствуемся сегодня, действуют, по крайней мере, на протяжении многих столетий. То, что считается предательством сегодня, считалось изменой и предательством и много веков назад.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Сужу как изменника государя своего»

Новое сообщение ZHAN » 11 июн 2021, 20:06

События, о которых пойдет речь, развернулись еще в X веке, стало быть, уже больше тысячи лет назад. Кто-то скажет: разве можно судить людей тех времен с нынешних позиций? Да, в исторической науке есть принцип: рассматривать события прошлого в контексте того времени и оценивать поступки людей прошлого, исходя из тех условий, в которых они существовали. Как говорится, «так жили и боролись люди в старину». Тем не менее нравственные понятия вечны, поэтому нет ничего зазорного в том, чтобы оценивать поступки далеких предков с современных нравственных позиций.

«Герой» нашего рассказа – изменник-воевода по имени Блуд. Как отмечают историки, в давние времена это имя не имело еще негативного смыслового оттенка, как сегодня («развратный человек»), а означало, скорее, «блуждать, странствовать». В Новгороде даже была когда-то Блудова улица.

Сохранившиеся в летописях сообщения о Блуде относятся ко временам «распри Святославичей», в которой ему довелось сыграть весьма немаловажную роль. Дело обстояло следующим образом.

Князь Святослав – единственный сын киевского князя Игоря и княгини Ольги, сначала княжил в Новгороде, потом в Киеве, отличился походом на хазар, войнами против Болгарского царства и Византии.

«С 964 года он начинает серию военных экспедиций, приведших к значительному расширению границ Руси, – отмечает современный новгородский историк Сергей Трояновский. – Для разминки Святослав наносит жестокий удар по Хазарии – давнему противнику Руси в восточной торговле… Вслед за этим Святослав ввязывается в конфликт Византии с Болгарией, причем на византийской стороне. Поставив себе целью захватить низовья Дуная, Святослав создает коалицию с венграми и печенегами, успешно теснит болгар…» По словам историка, Святослав ставил перед собой весьма амбициозную задачу – перенести столицу Руси на Дунай.

В 970 году, перед уходом в поход на Византию, он поручил управлять Киевом своему сыну Ярополку. Однако поход оказался неудачным, князь Святослав погиб в битве с печенегами у днепровских порогов. Согласно легенде, из его лобной кости печенежский князь Куря повелел изготовить чашу для питья, инкрустированную золотом. «Так закончилась мечта Святослава о первой русской империи», – резюмирует современный новгородский историк Сергей Трояновский.

Известие о гибели князя Святослава принесли в Киев весной 972 года остатки русской дружины во главе с воеводой Свенельдом.

После смерти отца Ярополк, еще несовершеннолетний, стал киевским князем. Другие сыновья Святослава – Олег и Владимир, – правили остальными частями Киевской Руси.

«Вероятно, между братьями с самого начала сложились довольно непростые отношения, – отмечает филолог, историк культуры Константин Богданов. – Они были рождены от разных матерей и в дальнейшем воспитывались порознь. У каждого из них были свои родичи и наставники, к советам которых они прислушивались гораздо чаще, чем следовало бы это делать. Позднее отсутствие взаимной симпатии и доверия между братьями сыграло с ними роковую роль. Амбиции наставников только усугубили разлад, наметившийся еще в их детских душах и с возрастом становившийся все сильнее».

Говорят, что трагическим событиям предшествовало небесное знамение. Как сообщал византийский писатель, близкий к придворным кругам, Лев Диакон, летом 975 года «в начале августа месяца явилась на небе удивительная, необыкновенная и превышающая человеческое понятие комета. В наши времена никогда еще не видали подобной, да и прежде не случалось, чтобы какая-нибудь комета столько дней была видима на небе. Она восходила на зимнем востоке и, поднимаясь вверх, высясь, как кипарис, достигала наибольшей высоты, а потом, тихо колеблясь, испуская блестящие и яркие лучи и являясь чем-то полным страха и ужаса для людей».

По словам Льва Диакона, комета предвещала «страшные мятежи, нашествие народов, междоусобные брани, переселение городов и стран, голод и моровые язвы, ужасные землетрясения и почти совершенную гибель Римской империи, как мы убедились из последовавших затем событий».

Комета не пронеслась случайно. В 977 году разгорелась междоусобная война между Ярополком и его братьями – князем Древлянской земли Олегом и князем Владимиром, правившим в Великом Новгороде. Братья они были родные, единокровные по отцу, правда, Владимир был незаконнорожденным сыном Святослава: ее матерью была Малуша – ключница княгини Ольги.

Воевода Свенельд призывал, а точнее сказать, науськивал Ярополка к активным действиям, и тот напал на владения Олега. В борьбе за древлянский город Овруч Олег погиб. Согласно летописным данным, он упал с моста во время бегства от киевской дружины и был задавлен в крепостном рву другими воинами и лошадьми. Летопись сообщает, что Ярополк горько сокрушался, рыдал над телом брата, убитого помимо его воли…

«Случившаяся на юге братоубийственная война застала Владимира и новгородцев врасплох, – сообщает Сергей Трояновский. – В отличие от своих братьев, новгородский княжич не испытывал потребности в захвате земель у родственников, поскольку вокруг Новгорода хватало свободных территорий. Скандинавские саги сообщают нам о его успехах в покорении Прибалтики».

Известие об убийстве князя Олега, дошедшее до Новгорода, по всей видимости, сопровождалось угрозами и в адрес Владимира. Иначе как объяснить, что Владимир «убоявся» и бежал из Новгорода «за море», оказавшись в роли едва ли первого русского политического эмигранта, а Ярополк стал правителем всего государства, которое историки именуют древнерусским (разумеется, в те времена так его никто не именовал). Согласно западноевропейским источникам, он установил активные контакты с двором германского императора Оттона II, принял христианство и женился на дочери чешского короля.

Но Владимир не сдался и в 978 году вернулся на Русь с варяжским войском. Сначала он отбил Новгород, затем при поддержке новгородцев захватил Полоцк, двинулся на Киев и встал лагерем под его стенами.

Как отмечают историки, по всей видимости, Владимир, собиравшийся «восприять» киевский престол, не собирался брать город приступом и причинять ему бедствия и разрушения. Как можно видеть на многих примерах, на Руси в X=XI веках противоборствующие князья захватывали собственно власть, а не город, вследствие чего столица не подвергалась разграблению. Победивший претендент вступал в Киев как законный правитель и вел себя соответствующим образом.

Вот тут-то и сыграл свою «черную» роль близкий к Ярополку воевода Блуд, ставший изменником. Он вступил в сговор с Владимиром. По некоторым сведениям, Владимир посулил Блуду «свою милость». Летопись сообщает:
«Воеводу же посла к Блуду, воеводе Ярополчю, с лестью, глаголя: „Поприяи ми, аще убью брата своего, имети тя хочю во отца место и многу честь возьмешь от мене“».
Блуд уговорил Ярополка покинуть Киев и укрыться в укрепленном городе Родне на реке Рось. После длительной осады в Родне начался лютый голод. В одной из летописей говорится: «…и есть поговорка и до сего дня: беда яко в Родне».

Блуд уверял Ярополка в том, что ему следует вступить в переговоры с Владимиром, который не намерен причинить ему никакого зла. В свою очередь, отрок Варяжко убеждал своего князя Ярополка не выходить к Владимиру, так как Ярополка ожидает неминуемая гибель.
Изображение

Последний не внял предостережениям своего отрока, а Блуду все-таки удалось убедить его вступить в переговоры с Владимиром. Когда Ярополк прибыл на переговоры к брату, два варяга подло зарубили его. В «Повести временны́х лет» об этом говорится так:
«И пришел Ярополк ко Владимиру; когда же входил в двери, два варяга пронзили его мечами под пазухи. Блуд же затворил двери и не дал войти за ним своим. И так убит был Ярополк».
После чего Владимир занял киевский престол. Согласно «Повести временны́х лет», гибель Ярополка и вокняжение Владимира произошло в 980 году. По другим документам, это событие произошло на два года раньше.

Какова же дальнейшая судьба героев этой истории? :unknown:

Владимир, в первую очередь, знаменит тем, что в 988 году крестил Русь. Со школьных учебников всем, без сомнения, памятна история о том, как он выбирал веру и в итоге остановился на православии. В историю он вошел под именами Владимир I, Владимир Святой, Владимир Великий, Красно Солнышко и Владимир Креститель. С вокняжением Владимира в Киеве раздел русской земли был преодолен, государственное единство восстановлено.

Спустя почти полвека, в 1044 году, племянник Ярополка, Ярослав Мудрый, велел вырыть из могилы останки Ярополка и Олега, крестить (хотя это было запрещенное христианскими канонами деяние) и перезахоронить их рядом с Владимиром в Десятинной церкви в Киеве. Летопись сообщает:
«Выгребоша два князя, Ярополка и Ольга, сына Святославля, и крестиша кости ею и положиша я в церкви святыя Богородица».
Что же касается Блуда, то он, судя по всему, недолго пожил у Владимира, ради службы на которого предал Ярополка. Об этом свидетельствует летопись, которой пользовался историк XVIII века Василий Татищев и не сохранившаяся до нашего времени: огромное число древних рукописей сгорело при пожаре Москвы в 1812 году.

Блуд вначале был обласкан Владимиром, вскоре навлек на себя его гнев, и его казнили. При этом Владимир будто бы помянул опальному воеводе свершенное им недавнее предательство:
«Я тебе по обещанию моему честь воздал как приятелю, а сужу как изменника государя своего…»
В общем-то вполне закономерный финал жизни изменника. Таковым его воспринимали и тысячу лет назад, таковым он остается в исторической памяти и сегодня…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Твердило – вор и переветчик

Новое сообщение ZHAN » 12 июн 2021, 12:18

О псковском посаднике, знатном горожанине Твердиле Иванковиче, который сдал Псков немецким рыцарям, принято говорить исключительно как о коварном изменнике и предателе. Что, по всей видимости, соответствует истине. Случилась эта история в XIII веке, во времена Александра Невского. Собственно говоря, вскоре после этого события псковичи позвали Александра Ярославича на борьбу с тевтонскими рыцарями, и он разбил их на Чудском озере…

«Твердило (Твердислав) – посадник псковский, с личными властолюбивыми целями изменил Пскову, почему последним и овладели немцы в 1240 году», как сообщает «Русский биографический словарь», изданный в начале XX века под наблюдением председателя Императорского Русского исторического общества А.А. Половцева.

В поэме Константина Симонова «Ледовое побоище» есть такие строки:
«Когда Изборск был взят измором // И самый Псков сожжен на треть, // Нашлись изменники, которым // Не дало вече руки греть. // Былого лишены почета, // Они, чтоб власть себе вернуть, // Не то что немцам – даже черту // Могли ворота распахнуть…»
Однако, как известно, история, в отличие от физики, математики или химии, наука «неточная». И если в математике дважды два всегда будет четыре, и никак иначе, то в истории оценки событий могут меняться. И не случайно сегодня среди тех, кто глубоко интересуется псковской историей, поступок Твердилы (Твердислава) Иванковича порой оценивается не так однозначно.

Ситуацию в Прибалтике в первой половине XIII века можно назвать войной всех против всех, и союзы тогда заключались совершенно неожиданные для сегодняшнего восприятия. Псковичи заигрывали с немцами: участвовали вместе с ними в походе против эстов, потом – против литовцев. Причина была вовсе не в том, что псковичи «любили немцев»: просто в Пскове значительная часть элиты, да и населения, не хотели видеть над собой династию Ярослава Всеволодовича, княжившего в Новгороде, а потому заручались поддержкой иноземцев.

Вражда Новгорода с Псковом была давней. Дело в том, что в Новгороде княжил Ярослав Всеволодович, сын Всеволода Большое Гнездо. Тот, с точки зрения того времени, разделил свои земли не совсем правильно: не передал первенство своему старшему сыну Константину, посчитав, что тот против него интриговал. Константин с этим не смирился, начал борьбу против единокровных братьев и родного отца.

На сторону «обиженного» Константина встал князь Владимир Мстиславич – убежденный союзник Тевтонского ордена, который в ту пору огнем и мечом распространял свое влияние в Прибалтике. Владимир Мстиславич, в свою очередь, был родным братом Мстислава Мстиславича Удатного (то есть удачливого) – главного героя практически всех междоусобных войн первой половины XIII века. В 1216 году произошла Липецкая битва между детьми князя Всеволода Большое Гнездо, и в ней победу одержал Константин. И вместе с ним – сторонники немецкого влияния. В Пскове в разное время у власти находились и Владимир Мстиславич, и его сын Ярослав Владимирович… Нетрудно предположить, что от княжившего в Новгороде Ярослава Всеволодовича ничего хорошего они не ожидали.

А немцы, в свою очередь, нуждались в псковичах в качестве союзников в борьбе против языческой Литвы и тех же эстов. В 1223 году рыцари (лифляндцы) захватили город Юрьев. Псковичи в союзе с литовцами и новгородцами попытались отстоять свои владения, однако затем новгородцы уступили лифляндцам Юрьев. Тогда псковичи разорвали союз с новгородцами и 1228 году заключили оборонительный мир с лифляндцами на своих условиях,
«обязавшись им помогать против Литвы, а от них требуя обороны от Новгорода».
Князь новгородский Ярослав Всеволодович объявил Пскову войну и даже отправился в поход с новгородским войском на Псков, но, узнав, что на защиту Пскова идут немецкие рыцари, вернулся. Он организовал, говоря современным языком, экономическую блокаду Пскову, в частности, прервал его снабжение солью, служившей в те времена важнейшим товаром для торгового города. Это заставило псковичей принять в правление ставленников Ярослава вопреки союзному договору с лифляндцами.

В 1236 году в битве при Сауле (в Литве) немецкие рыцари, выступавшие в союзе с псковичами, потерпели сокрушительное поражение от литовцев. Было убито двести «лучших мужей псковичей», и, что очень интересно, новгородская летопись сообщала об этом событии с явным сочувствием к псковичам, хотя перед этим между Новгородом и Псковом были более чем напряженные отношения.

В сентябре 1240 года немецкие рыцари в очередной раз захватывают крепость Изборск, расположенную рядом с Псковом. С ними выступает заодно князь Ярослав Владимирович, сын псковского князя Владимира Мстиславича, – противник отца Александра Невского. В советской пропагандистской литературе Ярослав Владимирович изображается в отталкивающем виде, в знаменитой поэме Константина Симонова «Ледовое побоище» он упомянут как «князек захудалый».

Псковское ополчение попыталось освободить Изборск, но потерпело сокрушительное поражение. В бою пал княжеский воевода Гаврила Гориславич. Тогда рыцари подступили к стенам Пскова. Целую неделю они осаждали Псков, сожгли посад, но могучий Кремль (здесь его называли Кром) захватить не могли.

В этой ситуации в Пскове победили сторонники его сдачи немцам. Вот тут-то немалую роль и сыграл боярин Твердило Иванкович, выступивший за союз с немцами. Как именно он впустил немцев – легенд много. То ли ночью, крадучись, отворил им крепостные ворота, то ли впустил их через ведомый ему подземный ход, который вел из Псковского Кремля под рекой Великой на ее другую сторону.

Твердило возглавлял достаточно сильную боярскую группировку, склонявшуюся к поддержке ливонцев. В поэме Симонова он также показан в негативном свете – как коварный изменник и предатель. Процитируем несколько строк из поэмы:
«Ливонец смотрит вниз, на вече, // На черный плавающий дым. // Твердило – вор и переветчик – // Уселся в креслах рядом с ним. // Он был и в Риге, и в Вендене, // Ему везде кредит открыт, // Он, ластясь к немцу, об измене // С ним по-немецки говорит. // Он и друзья его просили // И просят вновь: собравши рать, // Должны ливонцы пол-России // В ближайший месяц отобрать».
Переветчик – устаревшее русское слово, означающее «наушник», «сплетник». Веден – рыцарский за́мок в нынешней Латвии, который несколько раз пытались взять новгородцы, но безуспешно. Руины этого за́мка, правда, уже более поздних времен, сохранились по всей день в латвийском городе Цесисе, что в 90 километрах к северо-востоку от Риги.

В кинофильме Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» роль Твердилы блестяще исполнил замечательный актер Сергей Капитонович Блинников. Сыграть предателя и изменника – это ведь гораздо сложнее, чем безусловно положительного персонажа. Блинников с ролью справился, и в дальнейшем сыграл еще огромное число ролей во многих культовых советских фильмах, стал народным артистом РСФСР и СССР, получил Сталинские премии I и II степени.
Изображение

В книге Виктора Поротникова «Ледовое побоище. Разгром псов-рыцарей» – современного российского писателя, автора исторических произведений, в уста Твердилы вложены такие слова, которые он будто бы говорил своим соратникам:
«Давно уже минули те времена, когда во Пскове правили присланные из Новгорода посадники. Ныне Псков стоит как гора, ни в чем не уступая Новгороду! Пусть на Новгородском вече кричат, что с Ливонским орденом дружить нельзя, что рыцари-латиняне для Руси – враги заклятые. Нам, псковитянам, до этих криков дела нету. У нас, псковитян, своя голова на плечах. Мы и без новгородцев разберемся, кто нам друг, а кто – враг. Иль я не прав?»

Кстати, по некоторым свидетельствам, при «сдаче» Пскова Твердилой немцам в город вошло всего двенадцать рыцарей. Если так, то, согласитесь, невеликое войско!..

«…Гнусный изменник, Твердило, начал господствовать во Пскове, деляся властию с Немцами, грабя села Новогородские. Многие добрые Псковитяне ушли с семействами к Александру и требовали его защиты. Знаменитая отчизна Святой Ольги также скоро избавилась от власти предателя, Твердила, и чужеземцев. Александр завоевал Псков, возвратил ему независимость и прислал в Новгород скованных Немцев и Чудь», – отмечал историк Николай Карамзин.

Как бы то ни было, но оккупация Пскова продолжалась два года. В 1242 году Александр Невский, как известно, прогнал из Пскова немецких рыцарей и разбил их войско на Чудском озере.

«Изумленный сим бедствием, магистр Ордена с трепетом ожидал Александра под стенами Риги и спешил отправить посольство в Данию, моля Короля спасти Рижскую Богоматерь от неверных, жестоких Россиян; но храбрый Князь, довольный ужасом Немцев, вложил меч в ножны и возвратился в город Псков. Немецкие пленники, потупив глаза в землю, шли в своей Рыцарской одежде за нашими всадниками. Духовенство встретило Героя со крестами и с песнями священными, славя Бога и Александра; народ стремился к нему толпами, именуя его отцом и спасителем», – свидетельствовал Николай Карамзин.

От «тевтонской напасти» Александр Невский, несомненно, уберег Русь, но при этом вынужден подчиниться Орде и двадцать лет, до самой своей смерти, был фактически ее служителем. Когда новгородцы пытались восстать против монголов, они подавляли эти мятежи. Так, в 1257 году в Новгороде происходят волнения из-за монгольской дани. Новгородцы не хотели платить. Расправа со стороны Александра была жестокой: некоторым бунтовщикам он приказал отрезать носы, другим – выколоть глаза…

Историк Лев Гумилев вообще видел в Александре Невском творца «русско-ордынского альянса». По мнению Льва Николаевича и его последователей, дружеские отношения Александра с Батыем, его сыном Сартаком и преемником ханом Берке позволили наладить с Ордой как можно более мирные отношения, что способствовало синтезу восточнославянской и монголо-татарской культур…

Иными словами, логика вырисовывается следующей: чем псковичи, поставившие на союз с тевтонскими рыцарями, хуже правителей Новгорода, подчинившихся – ради самосохранения – Орде? :unknown:

Отдельные современные исследователи выдвигают мысль: если бы в XIII веке республиканский Псков сумел бы, используя союз с Орденом, повести за собой Новгородскую республику, то, возможно, история страны сложилась бы иначе. Поэтому в Пскове сегодня некоторые предлагают по-иному взглянуть на образ Твердислава Иванковича, не в качестве изменника общерусского дела, а в качестве лидера, возглавившего Псков и всю Русь в союзе с Орденом против восточно-деспотической «протатарской» линии государственного развития, олицетворяемой Александром Невским.

Звучат даже такие реплики:
«Кто он вообще, посадник псковский Твердислав Иванкович: патриот или изменник?»
Впрочем, серьезных исторических исследований, посвященных Твердиле Иванковичу и его судьбе, до сих пор не появилось. О том, что с ним случилось, после того как Александр Невский освободил Псков от немцев, есть разные версии. Согласно одной, за свою измену его казнили – повесили на крепостной стене Пскова, по другой – он бежал вместе с немцами в Изборск…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Наказанные новгородцы

Новое сообщение ZHAN » 13 июн 2021, 12:59

Этот исторический эпизод в Великом Новгороде по сей день воспринимают достаточно болезненно. Ведь речь шла ни много ни мало – о предательстве православной веры! И это обстоятельство послужило поводом для похода Москвы против Новгорода, что закончилось в конечном итоге присоединением новгородских земель к Московскому царству.

Впрочем, все это было только поводом: настоящей причиной, как считают историки, была централизация Русского государства, и независимый Великий Новгород, собравший вокруг себя огромные территории, уже не устраивал Москву.

Впрочем, на этот процесс есть две точки зрения: одна, условно говоря, – новгородская; другая – московская. Историк Юрий Алексеев отмечал, что корни желания новгородцев обособиться от остальной Руси лежали в глубинах русской истории, прежде всего, в том, что с Новгорода начинается сознательное отношение к русской истории.

«Именно сюда пришел Рюрик, здесь зародилась русская государственность, – указывал Юрий Алексеев. – Ярослав Мудрый дал новгородцам грамоту – какую точно, неизвестно, – но в ней говорилось об особых правах Новгорода. С тех пор новгородцам и было свойственно стремление к самостийности. В Новгороде был обычай приглашать к себе князей, чего на Руси больше нигде не было. И если князь им не нравился, его прогоняли.

Нет смысла их в этом осуждать, требуется просто понимать суть вещей. А она коренится в особых условиях новгородской жизни – огромных пространствах, находившихся под властью Великого Новгорода. От Ильменя до Северного Ледовитого океана, от Ильменя до Северного Урала. Больше, чем территория всей остальной Руси. Холодный климат и очень большие богатства. А богатства, знаете, развращают. И не только человека – всю страну…

Новгородцы жили на мехах. Пушнина потоком шла из Новгорода в Европу. Огромные лесные пространства, покрывавшие новгородскую территорию, давали неисчислимые возможности для обогащения новгородского боярства… Иногда можно услышать, мол, «Новгород – родина русской демократии», «Новгород – Русская Флоренция»… Да ничего подобного! Это отсталая архаическая республика, если ее вообще можно назвать республикой. Вече кричало, что хотело, а фактически им руководили бояре. Тем, кто с ними не соглашались, приходилось плохо… Понимания общности русских интересов у новгородцев не было никакого. Они жили по принципу: „Где святая София – там и Новгород“».

Как бы то ни было, но новгородская аристократия пыталась сохранить и обеспечить независимость новгородского государства. Новгород успешно боролся с армиями Михаила Тверского и Дмитрия Донского, в период братоубийственной междоусобной войны в начале XV века принял у себя и укрыл ее организатора и вдохновителя Дмитрия Юрьевича Шемяку.

Именно Шемяка в момент краткого восшествия на московский престол в 1446 году велел выколоть Василию II глаза, после чего тот получил прозвание «Темный». Правда, тут действовал принцип «око за око, зуб за зуб»: тремя годами ранее Василий II сам повелел ослепить родного брата Шемяки – Василия Юрьевича.

В 1456 году Василий II отправил войска на Новгород. Сражения между новгородцами и московским войском шли с переменным успехом, в конце концов на помощь Москве пришли татары, которые разгромили новгородское войско. За мечом державной Москвы, как образно отмечал историк Александр Зимин, отчетливо маячила татарская сабля…

Итогом противостояния стал заключенный в 1456 году Яжелбицкий мир между Москвой и Новгородом, но он не стал полной победой Москвы. На время установилось хрупкое равновесие.

Но к междоусобицам было не привыкать – дело привычное. При этом враждующие стороны оставались людьми православными, сохраняли верность вере. Духовная измена воспринималась как едва ли не самое страшное преступление. Поэтому, когда в Москве обвинили Новгород в том, что он нарушил ранее подписанное с ней соглашение и призвал на княжение великого князя Казимира, государя католической Литвы, это расценили как тяжелейшую измену.

Москва вообще очень болезненно относилась к новгородским «западникам», их непривычному опыту вечевого народовластия и тесным контактам с католиками.

В Новгороде действительно началось брожение, как отмечает новгородский историк Сергей Трояновский, связанное «с желанием отложиться от назойливой опеки московского великого князя». Во главе этого движения встали вдова посадника Исака Марфа Борецкая и ее сын посадник Дмитрий. По словам летописца, они заявляли на вече:
«Вольные мы люди – Великий Новгород, а московский князь великий многие обиды и неправды над нами чинит. А хотим за короля польского и великого князя литовского Казимира!»
«В московском летописании эта ситуация подается крайне тенденциозно, – отмечает историк Сергей Трояновский, – и новгородцам приписывается желание перейти в католическую веру. Вряд ли это было на самом деле так, тем более что из кандидатур на княжеский стол новгородцы отдали предпочтение бывшему киевскому князю Михаилу Олельковичу – он хоть и был вассалом Казимира, но оставался православным».

Кроме того, после смерти новгородского архиепископа Ионы новый кандидат на этот пост отправился на поставление в сан не к московскому митрополиту, а к литовскому, находившемуся в Киеве.

В марте 1471 года после долгих переговоров между великим князем Иваном III и новгородскими посадниками выяснилось, что новгородские бояре заключили союз с великим князем литовским и польским королем Казимиром Ягеллоном против великого князя Ивана. Казимир поставил в Новгород своего наместника и обещал защиту от Москвы. Третьим членом антимосковской коалиции стал золотоордынский хан Ахмат, также находившийся в союзе с Казимиром.

Именно после этого действия новгородцев в Москве расценили как «измену православию», вероотступничество, и Иван III начал готовить войско против вольного и несговорчивого Новгорода. К участию в походе были призваны вятчане, устюжане и псковичи – бывшие союзники Новгорода.

В начале июня 1471 года из Москвы на усмирение Новгорода вышел 10-тысячный московско-татарский отряд. Затем двинулись и другие полки. В Новгороде готовились дать отпор, однако москвичи разбили новгородскую пехоту у Коростыни. Новгородцы, пытавшиеся освободить занятую московским войском Русу, тоже потерпели поражение, причем воевода Даниил Холмский, как отмечает историк Сергей Трояновский, повелел всем пленным отрезать друг другу носы, губы и уши, после чего их в таком устрашающем виде отпускали в родной город.

Затем новгородцев разбили в битве на реке Шелонь, московские летописи сообщают о 12 тысяч убитых, но, очевидно, это преувеличение. Много было взятых пленных, в частности, в плену оказались те самые бояре, которые подписали договор с Казимиром.

«И произошло то, чего раньше никогда не было и что произвело сильнейшее впечатление на современников и потомков, – отмечает Юрий Алексеев. – Пятерых бояр, подписавших договор с Казимиром, привели в великокняжескую ставку и им отрубили головы. Обычно высокопоставленных пленников, за очень редким исключением, обменивали или выкупали, но не в коем случае не казнили. А тут шла речь о новгородской элите, показательно казненной победителями. Псковский летописец, не отличавшийся симпатиями к новгородцам, писал об этом с содроганием, и было от чего…»

В августе 1471 года в Коростыни подписан новый договор между Москвой и Новгородом. Согласно ему, Новгород обязывался прекратить любые отношения с Литвой:
«…А бытии нам от вас, великих князей, неотступными ни к кому… Мы отчина ваша».
«Несмотря на сохранение вече, посадников и боярских вотчин, договор означал полную ликвидацию внешнеполитической независимости республики и судебно-административное подчинение власти Москвы», – отмечает Сергей Трояновский.

Финалом стало противостояние, обозначенное в истории как Московско-новгородская война 1477–1478 годов. Сопротивление новгородцев возглавила Марфа Борецкая. Новгородское войско в конце ноября 1477 года подступило к Новгороду, но не пыталось его штурмовать. На попытку Новгорода договориться Иван III отвечал:
«Знайте же, что в Новгороде не быть ни вечевому колоколу, ни посаднику, а будет одна власть государева… как в стране Московской».
Изображение
А.Д. Кившенко. Отправка Марфы Посадницы и вечевого колокола в Москву

В итоге новгородцы не решились воевать и сдались на милость победителя. Москва, прежде всего, уничтожила две самые ненавистные ей новгородские «выдумки». Вечевой колокол, созывавший когда-то всех здешних республиканцев на общее собрание, власть «арестовала», а единственную на всю Русь католическую церковь разрушила. В летописях уничтожение храма объяснялось «благочестивым сознанием русских», приписывалось «чудесному действию в наказание за то, что он (католический храм) православной церкви Святого Иоанна Предтечи и что на внешней стороне храма были с целью отвращения русских написаны образа Спасителя и некоторых святых».

Московские власти расправились и с «изменниками» – сторонниками новгородской независимости. Земли Марфы Борецкой конфисковали, ее с внуком Василием Федоровичем Исаковым сначала привезли в Москву, а затем выслали в Нижний Новгород, где постригли в монахини под именем Марии в Зачатьевском монастыре, в котором она и умерла в 1503 году. По другой версии, Марфа умерла или была казнена по дороге в Москву в селе Млеве Бежецкой пятины Новгородской земли…

Новгородских землевладельцев выселили в другие земли, а их владения роздали московским дворянам. Однако дух новгородской вольницы все равно сохранялся. Именно это, как считают историки, стало поводом для неслыханного опричного погрома, устроенного в 1570 году по приказу Ивана Грозного. В самом городе, по всей Новгородской земле были замучены тысячи людей, разграблены церкви и монастыри, деревни и села пришли в запустение…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

В Литве враждебной грустный странник

Новое сообщение ZHAN » 14 июн 2021, 18:39

Воеводу Андрея Курбского, сподвижника царя Ивана Грозного, сбежавшего от него в Литву и перешедшего в стан его противников, исследователи нередко называют одним из наиболее «высокопоставленных перебежчиков» в российской истории. Нередко его считают «диссидентом номер один» и первым политическим эмигрантом.

Военную карьеру молодой князь Курбский начал во втором походе Ивана IV против Казанского ханства. Сражался в звании стольника, а вернувшись, стал воеводой, в 1551 году уже командовал полком правой руки, когда русская рать на Оке ожидала татарского вторжения. Примерно тогда же Курбский начал выполнять личные поручения Ивана Грозного.

Храбрости и стойкости Курбскому было не занимать: в 1552 году в боях с татарами был ранен, но уже через восемь дней присоединился к новому походу на Казань. Там во время отчаянной битвы снова ранен, его поначалу даже сочли погибшим… И снова быстро встал в строй. В 1554 году участвовал в подавлении восстания казанских татар, два года спустя – в подавлении мятежных черкесов и в защите южных рубежей Московского царства от крымского войска…

Вскоре после этого Иван IV сделал Курбского боярином, а вскоре началась Ливонская война. В начале боевых действий Курбский вместе с Петром Головиным командовал сторожевым полком. Затем назначен первым воеводой первого полка, возглавив авангард русской армии. Кампания оказалась успешной – было захвачено и ограблено около двух десятков ливонских городов.
Изображение
П.В. Рыженко. Портрет А. Курбского

Но война затягивалась, русской армии приходилось все тяжелее. В 1560 году Иван Грозный поставил Андрея Курбского во главе действовавшей там армии и одновременно назначил воеводой в Юрьев (ныне – Тарту). Курбский нанес ливонцам несколько поражений, затем успешно сражался против вступивших в войну за Ливонию польско-литовских войск. Однако затем военная удача отвернулась от него: в 1562 году литовцы разбили отряд Курбского.

…У каждого, решившегося сделать роковой выбор в пользу измены, всегда есть точка невозврата. То есть до этого мгновения ситуацию еще можно обратить назад, а после – дороги назад уже не будет.

Историки до сих пор не могут ответить на вопрос, что именно подтолкнуло Курбского к подобному шагу. Ведь после неудачи под Невелем он сохранил свой пост, и даже когда приближенные князя начали попадать в опалу, Иван Грозный не предъявил Курбскому никаких претензий, тем не менее воевода решился на бегство из России.

Более того, как считают некоторые историки, в ходе предварительных переговоров Курбский, дабы подтвердить неприятелю твердость своих намерений, раскрывал ему сведения о передвижении русских войск.

30 апреля 1564 года Курбский со свитой покинул Россию и перешел литовскую границу. Семья Курбского в России подверглась гонениям, некоторых его родственников, по свидетельству самого Курбского, Иван Грозный «поморил». Мать, ребенка и супругу Курбского заточили в крепости, где последняя умерла «от тоски». Судьба старшего отпрыска Андрея Михайловича покрыта тайной, а позже стала объектом для различных исторических спекуляций.

Великий князь литовский и король польский Сигизмунд Август пожаловал Курбскому во временное пользование обширные владения в западнорусских землях: город Ковель с замком, а также несколько поместий. Три года спустя имущество оформили в наследственную собственность семьи Курбских. Уже в 1564–1565 годах беглый князь участвовал в боевых действиях с Россией на стороне польско-литовских войск, в том числе в осаде Полоцка и в опустошении Великолуцкой провинции.

Но прославился все-таки Андрей Курбский не военными делами, а перепиской с Иваном Грозным, которую он вел из Литвы. Уже много лет ее изучают ученые, она упоминается в вузовских и даже школьных учебниках.

Сразу после бегства Курбский отправил Ивану IV письмо, в котором упрекал своего бывшего патрона в многочисленных грехах по отношению к верным подданным:
«Избиенные тобою, у престола Господня стояще, отомщения на тя просят; заточенные же и прогнанные от тебя без правды от земли к Богу вопием день и нощь!»
Царь отвечал бывшему подданному в язвительной манере, дав понять, что все его оправдания ничтожны. Он тщательно отвечал на каждый обвинительный тезис оппонента, зачастую либо дословно цитируя, либо пересказывая послание Курбского. И если Курбский утверждал, что Грозный не соответствует идеалу правителя, тот, наоборот, задавал вопрос: а само-то Курбский (и подобные ему) близки к идеалу подданного? Царь упрекал Курбского:
«Ты же, тела ради, душу погубил еси, и славы ради мимотекущия, нетленную славу презрел еси, и на человека возъярився, на Бога возстал еси».
Иван Грозный противопоставлял Курбскому его же верного слугу Василия Шибанова, который, согласно преданию, доставил в Москву и передал Грозному письмо своего господина. Мол, Шибанова не испугали ни мучения, ни даже смерть:
«Он свое благочестие соблюде, пред царем и пред всем народом, при смертных вратех стоя, и крестного ради целования тебе не отвержеся, и похваляя всячески умрети за тебе тщашеся».
Курбский уповал на грядущий Страшный суд, на котором все неправедные дела нечестивого правителя ему точно припомнят. Курбский отмечал:
«И да будет ти, царю, ведомо к тому: уже не узришь, мню, в мире лица моево до дня преславного явления Христа моего».
Иван Грозный высмеивал Курбского:
«Лице же свое показуеши драго. Кто же убо восхощет таковаго эфопъскаго („бесовского“) лица видети?..»
Андрей Курбский прожил в чужих землях почти два десятилетия, занимался переводом святоотеческих текстов на русский язык. Кстати, в историю Речи Посполитой он вошел как активный защитник православия. В XVI веке там начались гонения на православную веру, и он заступался за единоверцев, помогал с изданием религиозных текстов. А еще он написал свою знаменитую «Историю о великом князе Московском», в которой обвинял Ивана Грозного в деспотизме, жестокости, в том, что он творит в России бесчинства. Курбский считал, что всему виной злые советники, которые сопровождали царя на протяжении всей его жизни.

Мол, еще в детстве, когда Иван остался без отца, пестуны и «ласкатели» поощряли в нем дурные наклонности. Алексею Адашеву и священнику Сильвестру из Новгорода на время удалось «исправить» царя разумными советами, направить его на добрый путь и тем доставить славные победы русскому оружию. Но вскоре появились злые советники, похожие на детских воспитателей Грозного: как и те, эти стремились утвердить свое влияние на царя, поощряя его страсти…

Современный историк Владимир Соловьев обращает внимание на слова Андрея Курбского, обращенные к Ивану Грозному:
«Ты затворил царство русское, сиречь свободное естество человеческое, словно в адовой твердыне. Кто поедет из твоей земли в чужую, того ты называешь изменником, а если поймают его на границе, ты казнишь его разными смертями».
При этом Владимир Соловьев подчеркивает:
«Возможно, Курбский и впрямь подошел бы на роль героя и борца за идею, если бы не одно но: он взял с собой из России с десяток приверженцев и слуг и фактически бросил на произвол судьбы собственную семью, обрек на верную смерть мать, беременную жену, сына и братьев. Все они погибли».
Умер Курбский в собственном замке Ковель в мае 1583 года. Его тело погребли на территории монастыря Святой Троицы возле его духовника, отца Александра…

Да, Курбский изменил Ивану Грозному, но изменил ли он родине? :unknown:
И можно ли ставить знак равенства между изменой правящему царю-тирану и изменой Отечеству? :unknown:

Вопросы вечные, на которые нет однозначного ответа.

«Ставят в заслугу царю Ивану Васильевичу, что он утвердил монархическое начало; но будет гораздо точнее, прямее и справедливее сказать, что он утвердил начало деспотического произвола и рабского бессмысленного страха и терпения, – отмечал историк Николай Костомаров. – …Нам советуют не доверять Курбскому и другим писателям его времени насчет злодеяний Ивана. Не отрицают, впрочем, фактической действительности казней, совершенных им: это было бы чересчур произвольно при собственном сознании тирана… Мучительства производили бегства, а не бегства и измены возбуждали Ивана к мучительствам. Те доводы, которые приводит Курбский в свое оправдание, имеют характер общечеловеческой правды…

Если в личности Курбского можно указать на что-нибудь черное, то никак не на бегство его в Литву, а скорее, на участие в войне против своего бывшего отечества; но это происходило именно оттого, что, как мы сказали, московские люди, даже лучшие, были слуги, а не граждане. Курбский был преступен только как гражданин; как слуга – он был совершенно прав, исполняя волю господина, которому добровольно обязался служить и который его, изгнанника, принял и облагодетельствовал.

Мы не думаем, чтобы вообще у бежавших в те времена в Литву московских людей были какие-нибудь идеалы в Литве. Им просто становилось почему-нибудь дурно и опасно жить в Московском государстве, и они бежали из него; бежать в Литву им было и ближе, и подручнее, чем в другое государство: и язык, и обычаи там были для них ближе, чем в иной земле, и принимали их там радушно; как люди служилые они в Литве видели для себя службу, только служба там казалась польготнее, особенно после того, как почему-нибудь в Москве служба становилась им чересчур тяжела».

В разные времена менялось отношение к Андрею Курбскому. Чем хуже отношение к Ивану Грозному, тем больше появлялось сочувствия по отношению к Курбскому: мол, такого греховного, жестокосердного, коварного царя, в котором нет ничего человеческого, не грех и предать. Недаром в поэме декабриста Кондратия Рылеева «Курбский» есть такие строки:
«В Литве враждебной грустный странник, // Позор и слава русских стран, // В совете мудрый, страшный в брани, // Надежда скорбных россиян, // Гроза ливонцев, бич Казани…»
Чем лучше становилось отношение к Ивану Грозному, тем более отвратительным и мерзким воспринималось изменничество и предательство Андрея Курбского. Когда во времена правления Сталина Иван Грозный самим вождем «утвержден» на роль практически идеального правителя, Андрей Курбский стал его антиподом – «эталонным предателем».

«Образ Курбского был мобилизован сталинской пропагандой и растиражирован в кинематографе, театральных постановках, на страницах литературных произведений и школьных учебников», – отмечает историк Александр Филюшкин.

В 1942 году опубликована пьеса писателя Осипа Брика «Иван Грозный», где Курбский выступал антигероем, который не только сам предает, но еще и склоняет к измене других… И не случайно в фильме Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный», первая серия которого вышла в 1944 году, образ Курбского вобрал в себя все виды предательства: кроме того, что совершил воинскую измену, он предал друга – Иоанна Грозного, с которым был единомышленником с юных лет, возжелал жену друга – царицу Анастасию, предал верность сыну друга, которого обязался хранить и беречь. И наконец, в финале сценария он предал и своего нового господина – польского короля…

В совершенно забытом ныне романе-трилогии Валентина Костылева «Иван Грозный», удостоенном в 1947 году Сталинской премии II степени, тоже не обошлось без образа изменника Андрея Курбского. Он изображен трусом и истериком, который страшно боится, что его выдадут Москве, и его презирают даже поляки и литовцы, которым он ревностно служит… А в школьном учебнике истории СССР под редакцией академика Анны Панкратовой, вышедшем в 1951 году, Курбский вообще звучал очень по-современному, представая неким аналогом генерала Власова. Утверждалось, что его назначили в Литве командующим одной из армий, действовавших против России. Хотя на самом деле никакой армией Курбский не командовал.

«Власти пропагандировали, причем и на уровне школьного образования, ненависть к изменникам, необходимость борьбы с ними любыми средствами, – объясняет ситуацию Александр Филюшкин. – Для этого и пригодился Курбский – его роль преувеличивалась, а факты биографии искажались и передергивались».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Шваль – имя нарицательное

Новое сообщение ZHAN » 15 июн 2021, 20:08

Достаточно распространенный вроде бы эпизод: средневековая крепость, осажденная врагами, ведет отчаянную оборону. Все меньше и меньше становится ее защитников, кончаются запасы боеприпасов и продовольствия, но оставшиеся сдаваться не собираются, боевой дух крепок. И вот находится предатель, изменник, который вступает в преступный сговор с врагами и открывает им ворота. Так крестоносцам удалось взять Антиохию, а ливонским рыцарям – Псков из-за предательства боярина по имени Твердило… Имя предателя, открывшего в 1611 году врагам ворота Великого Новгорода, стало нарицательным. Звали его Ивашка Шваль.

Дело происходило в Смутные времена начала XVII века. Государство практически распалось, хозяйничали отряды иностранных наемников… В 1609 году русский царь Василий Шуйский обратился к шведскому королю Карлу IX с просьбой оказать военную помощь против польской интервенции. Шведы давно положили глаз на северо-западные русские земли, и долго уговаривать их не пришлось. Вскоре в Новгород прибыло шведское войско под командованием графа Якоба Делагарди. Сначала наемники вместе с русским ополчением воевали против поляков, однако в решающем сражении под Клушином перешли на сторону противника.

После того, как поляки заняли Москву, Делагарди вернулся в Новгород. Однако новгородцы отказались впустить шведов, обвинив их в измене. Тогда Делагарди обосновался невдалеке от города – в Хутынском монастыре. Там он вступил в переговоры с присланным из Москвы воеводой Василием Ивановичем Бутурлиным, который был сторонником союза со Швецией против Польши.

Чтобы заполучить Швецию в союзники, Бутурлин соглашался на передачу шведам русских территорий, уже по факту занятых войсками Делагарди. Дело шло к подписанию договора, как вдруг возникло препятствие в лице свободолюбивых граждан Великого Новгорода, возмущенных тем, что за их спиной решается судьбы исконных новгородских земель.

«Новгород был совершенно неподготовлен к осаде, – отмечает историк Павел Седов. – Уже после прихода шведской армии воеводы предприняли меры для ремонта крепости. Осмотр городских укреплений показал, что они находились в плачевном состоянии: в случае штурма из города было невозможно взойти на крепостную стену из-за отсутствия лестниц».

Якоб Делагарди решил действовать силой. Он выдвинулся из Хутынского монастыря ближе к Новгороду – в Колмов монастырь. Произошла стычка между шведами и новгородцами. Те, чтобы облегчить себе будущую оборону, сожгли деревянные строения вокруг города и, как говорится в старинных источниках, «порубили сады и рощи», а сами укрылись за крепостными стенами.

Накануне штурма шведы взяли в плен дворового человека Ивана Прокофьева по прозвищу Ивашка Шваль. Слово «шваль» в русском языке означало профессию портного. Польстившись на щедрую мзду, Прокофьев согласился проникнуть в город и открыть шведам крепостные ворота.

О дальнейшем ходе событий повествует план шведского штурма, сохранившийся в архивах Швеции. Он изображает последовательные этапы боевых действий на подступах к городу и внутри него.

16 июля шведы с утра имитировали нападение на город с северного направления, от Колмова монастыря, но затем их главные силы подступили к городским валам с западного направления, у Чудинцевых ворот. И в критический момент осады Ивашка Шваль открыл им ворота. Неприятельское войско стремительно ворвалось в город…

Увы, в коварном и страшном предательстве была причина того, что, как отмечает историк Павел Седов, на фоне героической обороны Смоленска в 1610–1611 годах и Пскова в 1615 году Новгород пал буквально за несколько часов…

«Как показывает план шведского штурма, Чудинцева башня, которая ныне не сохранилась, представляла собой довольно серьезное препятствие: поверх полуразобранного каменного основания XIV века была возведена деревянная четырехугольная конструкция с несколькими ярусами окон-бойниц. К башне подходил небольшой мост через ров Окольного города, входивший в ворота не прямо, а зигзагом. Со стороны рва башня была дополнительно укреплена прирубленными деревянными стенами-тарасами, а по верху вала стоял мощный палисад с прорезями для стрельбы. Эх, если бы не шваль-Ивашка, можно было бы отбиться!» – отмечает историк Сергей Аксенов.

Как констатирует историк и писатель Виктор Смирнов, новгородцы, не ожидавшие подобного вероломства, оказались не готовы к отпору. Оборона была сломлена. Еще один удар в спину нанес воевода Бутурлин. Он не только ушел со своим отрядом из города, но и разграбил Торговую сторону под тем предлогом, что шведы все равно все отнимут и разорят.

По словам участника событий Матвея Шаума,
«всякому может показаться странным и невероятным, что Новгород был так неожиданно и скоро взят шведами… почти не ведая, как это случилось… так что едва 100 или 150 человек погибло из наших».
Заметки Матвея Шаума были впервые опубликованы еще в 1847 году: «История достопамятных происшествий, случившихся со Лжедмитрием и о взятии шведами Великого Новгорода».

«Русские по обеим сторонам на валу отступили к башням… и еще долго стреляли с башень… Немцы сбивали русских с валу и от одного зубца к другому, от одного места к другому», – свидетельствовал Матвей Шаум.

Правда, сначала шведы захватили только одну сторону Великого Новгорода, по одной стороне реки Волхов, – Софийскую. Торговая сторона еще оставалась в руках новгородцев. Но, как отмечает историк Павел Седов, потрясенные случившимся, они больше не видели сил для дальнейшего сопротивления. Появился тут и еще один предатель, правда, уже меньшего пошиба: подьячий Вешняков. Он на глазах у всех преподнес шведским военачальникам бочку вина.

Спустя неделю новгородцы были вынуждены принять шведские условия и фактически сдаться на милость победителя. Новгород заключил договор с Якобом Делагарди и целовал крест шведскому королевичу, после чего новгородские дворяне, покинувшие до этого город, вернулись в него.

И вот здесь на исторической сцене появляется настоящий антипод Ивашки Шваля – протопоп Софийского собора Аммос Иванович. Он поддерживал молодого полководца Скопина-Шуйского, помогая ему собирать народное ополчение. Втайне от новгородского митрополита Исидора он послал в Москву икону для благословения нового русского царя вместо польского королевича Владислава, от имени которого поляки захватили Москву. За этот самовольный поступок митрополит Исидор запретил Аммосу служить в храме.

В северной оконечности современного Кремлевского парка в Великом Новгороде когда-то находился Николаевский Розважский монастырь, впоследствии переселенный за городскую черту. Перед монастырем располагались усадьбы священнослужителей Софийского собора.

Когда шведы, воспользовавшись предательством Ивашки Шваля, ворвались в Новгород, двор Аммоса и находившийся рядом с ним Розважский монастырь стали очагом отчаянного сопротивления. Горстка отважных горожан во главе с Аммосом бились против шведских солдат. Все предложения о сдаче новгородцы отвергли. За подвигом протопопа наблюдал с кремлевской стены митрополит Исидор, снявший в тот же момент с Аммоса церковное наказание.

Поняв, что в открытом бою русских не одолеть, наемники ночью подкатили бочки с порохом. Прогремел взрыв. В пожаре погибли Аммос и его дети. Как пишет летописец, «свеи (то есть шведы) ни единого не взяша живьем».

Новгородцы свято чтили память мужественного земляка-священника, ставшего символом героической борьбы новгородцев за свою родину. Его имя всегда поминали в новгородских храмах, однако в безбожные годы, наступившее после 1917 года, оно было предано забвению. И только в 2010 году в Великом Новгороде открыли памятник-стелу «Город воинской славы», на одном из барельефов которого запечатлели подвиг протопопа Аммоса.

Что же касается Ивашки Шваля, то его имя тоже осталось в памяти потомков: с тех пор подлецов на Руси стали называть швалью. «Шваль» обогатила весь русский язык, став обидным прозвищем. Ивашка Шваль действительно навсегда вошел в русскую историю, только со знаком «минус». Других подобных прецедентов в новгородской истории не было.

Во время шведской оккупации Ивашка Шваль сделался в Новгороде заметной фигурой, надзирал за сбором урожая новгородскими крестьянами и однажды даже был поколочен ими за свою особую ретивость…

Остался в исторической памяти и Якоб Делагарди, слывший «вечным победителем русских», в 1620 году он даже удостоился звания фельдмаршала… Впоследствии народная молва смешала воинские доблести Якоба Делагарди и его отца, полководца Понтуса Делагарди, и из двух исторических деятелей составила одного почти сказочного героя…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пускай сам черт воюет с ними

Новое сообщение ZHAN » 16 июн 2021, 19:52

Северная война против шведов, закончившаяся блистательной русской викторией, началась, как известно, с громкого поражения, вошедшего в историю как «нарвская конфузия» 1700 года. Одной из его главных причин принято считать предательство – измену стоявших во главе русской армии офицеров-иностранцев, в первую очередь, – австрийского генерал-фельдмаршала герцога Кроа де Круа (или де Круи, как его еще называли).
Изображение

Де Круа изменил не только русской армии, но и лично царю Петру I, который взял на русскую службу иностранных советников, будучи уверенным, что опытные военачальники, прошедшую европейскую военную школу, смогут помочь справиться со шведами.

Де Круа происходил из старинного рода венгерских королей, представителям которого французский король Генрих IV пожаловал герцогский титул. Карьера его развивалась стремительно, хотя особенными полководческими качествами он не обладал.

С началом в 1675 году Датско-шведской войны он поступил добровольцем на датскую военную службу, в 1676 году стал полковником, участвовал в осаде и взятии Ландскруны и Кристианстада, затем в сражении при Лунде. Уже в двадцать пять лет он – генерал-лейтенант на службе короля Дании, еще через десять лет – генерал-фельдмаршал-лейтенант в армии Священной Римской империи. Де Круа привык служить наемником – тем, кто хорошо платит.

Он много сражался против могущественной Османской империи, в 1693 году во время Великой Турецкой войны, возглавляя венгерскую армию, осаждал Белград, но потерпел неудачу. Осаду пришлось снять, потери были большие, и все это вызвало недовольство австрийского двора.

Тем не менее австрийский император Леопольд I при встрече с Петром I рекомендовал де Круа в качестве авторитетного и знающего полководца, прося дать ему возможность «снискать новую славу под знаменами русскими». У русского царя не было особенного выбора: собственными военными кадрами Московская Русь тогда еще не располагала, приходилось полагаться на иноземцев…

Говорят, что Петр Алексеевич познакомился с де Круа во время пребывания в Амстердаме в составе Великого посольства. Обаятельный герцог очаровал молодого Петра своей военной опытностью. Петр сразу пригласил де Круа на русскую службу, но тот предпочел поступить на службу к курфюрсту саксонскому и королю Польши Августу II, союзнику Петра I.

Прошло время, и русскому царю потребовался главнокомандующий для армии, которую он отправлял на штурм шведской Нарвы. Чтобы придать иностранцу авторитет, он в августе 1700 года возвел его в чин генерал-фельдмаршала.

Де Круа сначала отказывался возглавить русские войска, отговариваясь недавним прибытием в армию. Петр лично уговаривал иностранца и добился согласия. Впрочем, русские военачальники восприняли это назначение не очень дружелюбно и не спешили подчиняться французу. Но Петру возразить никто не смел!.. Хотя все знали и такой грех, который водился за герцогом: он отличался неумеренной страстью к горячительным напиткам и карточной игре, ну так и русские тоже не были ханжами…

«В полках и сотнях под знаменем читали царский указ о вручении войска преславному и непобедимому имперскому герцогу фон Круи… Под хриплые вопли рожков герцог, в пышном плаще, с маршальским жезлом, упертым в бок, и за ним – позади на пол-лошадиного корпуса – генералы… объезжали лагерь. Герцог, взбодряя висячие усы ребром перчатки, кричал солдатам: „Здорово, молоци! Умром за батушку царя!“» – так описывал события писатель Алексей Толстой в романе «Петр Первый».

Нехороший «звоночек» для русской армии прозвучал уже тогда, когда она встала лагерем под Нарвой. Вечером 10 (21) ноября 1700 года разнеслась весть об измене капитана бомбардирской роты Преображенского полка Якова Гуммерта (родом эстляндца), который бежал в Нарву. Полк входил в «личную гвардию» Петра, а Гуммерт пользовался особым доверием царя и мог передать неприятелю всю информацию о состоянии и расположении русской армии… Петр приказал выслать из-под Нарвы всех офицеров шведского происхождения и определить их в другие полки.

Судьба Гуммерта сложилась печально – впрочем, как того и заслуживает предатель. Он пытался покаяться перед русскими и снова вернуться на российскую службу. Тем более, что в Москве у него оставалась жена. Гуммерт обращался к Петру, а его письмо к жене было перехвачено шведами, после чего те схватили незадачливого изменника и не дали ему снова переметнуться на другую сторону. В Нарве его и повесили…

Ночью 30 ноября 1700 года армия Карла XII скрытно подступила к русским позициям. В десять часов утра русские увидели шведские войска, которые «при звуках труб и литавр двумя пушечными выстрелами предложили сражение». Герцог де Круа срочно созвал военный совет. Борис Шереметев, посетовав на растянутость позиций армии, предложил оставить часть войск для блокады города, а остальную армию вывести на открытое место и дать сражение. Герцог отверг это предложение: он заявил, что армия не сможет противостоять шведам в поле. Петр, на свою беду, прислушался к мнению иностранца…

Шведы начали сражение с сильного натиска, первый удар был произведен двумя глубокими клиньями. Через полчаса линия обороны была прорвана в трех местах, шведы ворвались в русский лагерь. Раздались панические крики «Немцы – изменники!», и русские солдаты бросились избивать офицеров-иностранцев. Пехота попыталась отступить по понтонному мосту у острова Кампергольм, но переправа не выдержала большого скопления людей и рухнула…

Главнокомандующий герцог де Круа и несколько других иностранных офицеров (генерал Алларт, саксонский посланник Ланген, полковник Преображенского полка Блумберг), спасаясь от собственных же солдат, сдались шведам. Это стало настоящей изменой, тем более что ряд самых боеспособных частей русской армии продолжал отчаянно биться против неприятеля.

На правом фланге Преображенский, Семеновский и Лефортовский полки с примкнувшими к ним солдатами из дивизии Головина, огородившись возами и рогатками, оказали ожесточенное сопротивление врагу. На левом фланге дивизия Вейде также отбивала атаки противника. И хотя итогом сражения и была победа шведов, далась она им вовсе не так легко: в битве погиб шведский генерал-майор Юхан Риббинг, были ранены генералы Реншильд и Майдель, да и сам Карл XII чуть не погиб – под ним была убита лошадь. Бой прекратился лишь с наступлением темноты…

Согласно легенде, де Круа, увидев, как русские войска обращаются в бегство, избивая своих иностранных командиров, воскликнул: «Пусть сам черт командует такими солдатами!» (или «такой сволочью»), и протянул свою шпагу первому встреченному шведскому офицеру.

В романе Алексея Толстого «Петр Первый» этот эпизод показан следующим образом:
«В шатер вошел герцог в осыпанной снегом оленьей шубе поверх лат, – забрало поднято, усы висели сосульками, губы тряслись…

– Пускай черт воюет с этими русскими свиньями! – крикнул герцог. – …Царь знал, что подсунуть мне, – армию! Сброд, сволочи!..

Герцог, Галларт и Блюмберг влезли на коней, спустились вниз к воде и по топкому берегу тяжело поскакали на запад, навстречу шведским выстрелам, – сдаваться в плен, чтобы этим уберечь свои жизни от разъяренных солдат».
Судьба изменника была печальной. Как отмечал военный историк XIX века Дмитрий Бантыш-Каменский, шведы без особого почтения отнеслись к военачальнику вражеской армии, содержали его в Ревеле «в черном теле», что привело к довольно скорой кончине герцога в 1702 году в нищете и с грузом больших долгов.

Историк Николай Павленко полагал несколько иначе:
«Этот вояка-наемник, к своим 49 годам успевший сменить четыре двора Европы, которым он бездарно служил, был обласкан Карлом XII, вполне оценившим его измену. Тем не менее, фон Круи после Нарвы донимал царя и Меншикова просьбами о выдаче ему вознаграждения и пытался доказать свою невиновность».
Однако, удивительно, что обычно резкий и злопамятный Петр I в данном случае по отношению к предавшему его герцогу отнесся достаточно великодушно. А на его письмо из шведской неволи с просьбой прислать денег велел перевести ему шесть тысяч рублей. Возможно, он просто не мог до конца поверить, что де Круа изменил ему: Петру хотелось верить, что тот был вынужден сдаться на милость врагу ввиду безвыходных обстоятельств. Хотя для Петра история с де Круа была хорошим уроком: больше он никогда не ставил во главе русской армии иностранных наемников.

В шведском плену герцог содержался в «жестоком аресте» – без оружия, с неотлучным конвоем. Но продолжал играть в карты, потому и оказался после смерти, наступившей 20 января 1702 года в Ревеле, в неоплатных долгах. Кредиторы решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. В Ревеле действовало Любекское право ганзейского города, и оно позволяло принять такое постановление… Вот какова была посмертная судьба герцога-изменника!

Тело де Круа положили в подклете церкви святого Николая (Нигулисте), а дальше начались совсем невероятные события. Останки герцога стали… чем-то вроде нетленных мощей. Едва ли здесь была какая-то мистика, просто микроклимат в церковном подклете был таков, что тело де Круа удивительным образом мумифицировалось. Злые языки уверяли, что тело де Круа сохранилось потому, что «проспиртовалось» еще при жизни…

В 1819 году генерал-губернатор Паулуччи приказал накрыть его стеклянной крышкой и поместить на катафалк в одной из капелл церкви Нигулисте. Надпись гласила:
«Карл Евгений герцог де Кроа, происходил от королевской крови; родился в 1650 году в Бельгии; был славен сколько своими великими деяниями, столько и разнородностью их. Взят в плен во время Нарвской битвы и умер в Ревеле в 1702 году. Труп его сохранялся 118 лет и вынут из могилы в 1819 году».
Всякий путешественник, бывавший в Ревеле, непременно заходил сюда, чтобы подивиться на «нетленные мощи» герцога де Круа. Его с иронией называли «вельможным чучелом».

С любопытных даже собирали деньги, которые, как было обещано, шли на погашение долгов герцога. Так это или нет – сегодня трудно понять, скорее всего, это просто были предшественники Остапа Бендера, собиравшего деньги на ремонт пятигорского Провала («чтобы не слишком проваливался»).

Один из путешественников в 1839 году писал:
«Небольшая дверь ведет в капеллу. Там лежит иссохший труп герцога де Кроа, сохранявшийся более 130 лет. Близ дверей стоит дубовый гроб, в котором лежит его тело; лицо почернело, волосы еще видны надо лбом, и на голове – парик. Из-под черной бархатной мантии выглядывают манжеты и рубашки, так же хорошо сохранившиеся, как жилистые руки и высохшее тело».
Среди тех, кому довелось наблюдать мумию герцога, были Петр Вяземский и Антон Дельвиг. Последний сообщал, что покойный герцог де Круа лицом похож на папашу Пушкина, Сергея Львовича, но «только важнее видом будет». А Вяземского увиденное подвигло на написание стихов «Ночь в Ревеле», где были такие строки:
«Дней Петровых современник, // Взяли в плен его враги, // И по смерти все он пленник // За грехи и за долги. // Ты поведай, скоро ль сбросит // Он курчавый свой парик // И земную цепь износит, // Успокоенный старик?»
(1844 г.)

В 1870 году генерал-губернатор князь Шаховской решил прекратить языческое поклонение «мощам». Однако выяснилось, что Петр произвел де Круа в генерал-фельдмаршалы русской службы, а по уставу военного такого ранга полагалось хоронить со всеми высшими почестями. Резолюция императора Александра II гласила «Похоронить тихо»… Упокоили фельдмаршала лишь в 1897 году.

Как сообщалось,
«тело было положено в новый гроб и опущено в устроенный в той же церкви склеп. Надпись на гробе: «Герцог Карл-Евгений де-Кроа (Duc de-Croy), главнокомандующий русскою армиею при Нарве в 1700 году. Скончался 20 января 1702 года в Ревеле».
В склепе капеллы Клодта останки герцога пролежали до 1970-х годов, когда на них наткнулись уже советские реставраторы, занимавшиеся ремонтом храма. После долгой переписки между инстанциями о том, что делать с вновь выявленным артефактом, останки герцога были погребены в той же церкви.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Прогневил я самодержца…»

Новое сообщение ZHAN » 17 июн 2021, 21:12

Говорить о гетмане Иване Мазепе, с одной стороны, как будто и просто, с другой – невероятно тяжело. Вроде бы все понятно: поддерживал Петра I, но предал его, переметнулся на сторону злейшего врага – шведского короля Карла XII, причем в самый разгар Северной войны… Как после этого его можно величать? Только предателем и изменником. Но почему же тогда в современной Украине уже три десятка лет эта историческая фигура окружена почетом, ему ставят памятники, изображают на денежных знаках? Можно, конечно, все свести на счет националистической истерии, но это будет самый простой ответ. Попробуем хотя бы немного разобраться.

Без малого два десятка лет Петр и Иван Мазепа были соратниками. В 1700 году Мазепа, занимавший пост гетмана с 1687 года, получил из рук Петра высший орден России – Андрея Первозванного, став вторым в истории кавалером этого ордена. Роковой разрыв, приведший гетмана в стан противников, случился в 1708 году. Попробуем разобраться в причинах, пользуясь взглядами историков, придерживающихся различных точек зрения.

В конце октября 1708 года Петр, направляясь из Смоленска на Украину, получил известие о том, что гетман Мазепа, считавшийся до этого одним из его самых надежных и верных сторонников, перешел на сторону шведов. Это обстоятельство могло привести к трагическому для России перелому в войне – столь велики были силы и ресурсы Украины, тогдашней Малороссии.

«Царь уважал ум и опытность Ивана Степановича, обращался с ним всегда дружественно и доверительно. Поэтому Петр особенно тяжело переживал предательство Мазепы», – отмечает историк Евгений Анисимов.
Изображение

Петр, узнав об измене Мазепы, действовал решительно и жестко. Столица Мазепы, город Батурин, был взят войсками Меншикова и сожжен, затем провели церемонию заочной казни Мазепы: его куклу водрузили на эшафот, «наградили» специальным шутовским «орденом Иуды», а затем казнили. Самому же Мазепе объявили анафему – церковное проклятье. Срочно собранная украинская старшина выбрала в гетманы верного Москве Ивана Скоропадского. Тогда же русские войска напали на Запорожскую Сечь и разорили ее…

По мнению Евгения Анисимова, к измене Мазепу подтолкнули события 1707–1708 годов: поспешное отступление русской армии, тревожная суета, которая охватила русскую администрацию на Украине. Отступая на Смоленск, царь, в сущности, бросал Украину на произвол судьбы. Поворот шведов на юг означал, что на земли Украины пришла чужая война. Ведь Украина не имела никакого отношения к прибалтийскому конфликту России и Швеции, а лишь посылала казаков, сопровождавших русскую пехоту в походах, да и то в 1702 году запорожцы самовольно покинули Ингрию и ушли домой.

«Добавим ко всему прочему факты бесцеремонного обращения Петра, русских воевод и генералов с украинцами, которых стали принудительно сгонять на строительство укреплений и облагать многочисленными и тяжелыми налогами, – отмечает Евгений Анисимов. – Наконец, для национального самосознания украинцев было крайне неприятно заигрывание России с Польшей, которой Петр, во имя победы над Карлом, обещал отдать Правобережную Украину.

Между тем, на Правобережье Украины несколько лет шло восстание против поляков. Но Петр не хотел обострять отношения с поляками и был готов выдать им украинских повстанцев. Мазепа понимал, что при поражении или уходе русской армии в глубь России ему, верному слуге московского царя, наступит конец. И упреждая эти события, вступил в тайные переговоры с Карлом XII, а затем бежал к нему с тремя тысячами казаков, которые у него были».

Как отмечает историк Татьяна Таирова-Яковлева, Петр I, проводя свои реформы, задумывался о ликвидации особого строя украинского гетманства, ее автономии. Она совершенно не укладывалась в концепцию Российской империи. Но еще меньше она вписывалась в планы новой волны его окружения – прежде всего, Меншикова, Долгорукого и Головкина. Для них богатые украинские земли и города были заманчивой перспективой для личного обогащения. Мазепа не мог не считать себя обиженным.

«Нет никаких свидетельств, что гетман задумал изменить Петру задолго до событий 1708 года, – указывает Таирова-Яковлева. – Контакты гетмана со шведами начались только после того, как он впервые официально узнал о планах Петра о реформировании гетманства. Мазепу до последнего терзали сомнения, однако точкой невозврата стал указ Петра о превращении Стародубского полка в „выжженный край“.

Кроме того, анализ шведских источников также показывает, что и контакты шведов с администрацией Украинского гетманства начались только весной 1708 года. До этого на протяжении всего предыдущего года Карл XII и слышать не хотел об Украине».

Перейдем теперь к другой точке зрения на гетмана Мазепу. Слово – историку-эмигранту Николаю Ульянову, чья книга «Происхождение украинского сепаратизма» не оставляет и камня на камне от самой идеи украинской государственности и ее исторических предпосылок.

«Все доходы с городов и сел Малороссии остались в гетманской казне. Пропагандистские измышления самостийников о грабеже Украины царским правительством рассчитаны на невежественных людей и не выдерживают соприкосновения с серьезным исследованием этого вопроса», – отмечал Николай Ульянов, указывая, что
«Мазепа своим хищничеством довел край до финансового истощения».
«Мазепа… еще за время своей службы при Дорошенко и Самойловиче скопил столько, что смог, согласно молве, проложить золотом путь к булаве, – писал Николай Ульянов. – А за то время, что владел этой булавой, – собрал несметные богатства».

Историк Николай Костомаров писал о Мазепе:
«Едва ли мы ошибемся, если скажем, что это был человек чрезвычайно лживый… Он был способен представиться не тем, чем он был на самом деле, не только в глазах людей простодушных и легко поддающихся обману, но и пред самыми проницательными».
«Мазепа сумел вовлечь в антироссийскую интригу Запорожскую Сечь», – отмечает историк Павел Кротов. И только ликвидация этого «изменнического гнезда» позволила разорвать непосредственную связь шведской армии и находившегося при ней казацкого отряда Мазепы с враждебным России Крымом.

На интернет-сайте музея Полтавской битвы прямо говорится:
«Мазепа стоял за сохранение гетманской Украины, ей угрожал польский союзник Карла XII Станислав Лещинский, тогда Мазепа обратился за помощью к Петру I».
Это подтасовка – уверен историк Павел Кротов. Дело в том, что Мазепа прекрасно знал, что Карл XII намерен двигаться на Москву. То есть шведский король не угрожал Малороссии, его войска должны были пройти мимо. И не было угрозы со стороны Станислава Лещинского. Его армия составляла всего 17 тысяч человек. Гетман Мазепа мог собственными казацкими силами с ним расправиться. Да и польское войско так и осталось у Варшавы, оно не пошло на территорию тогдашней Малороссии.

Далее на сайте говорится, что Петр I, ожидая наступления шведов, отказал гетману в поддержке. Считая, что Петр I нарушил обязательство защищать Украину от поляков, что являлось основой договора 1654 года, украинский гетман перестал считать себя обязанным сохранять верность царю.

«Опять – подтасовка! – отмечает Павел Кротов. – Угрозы от поляков не было, наоборот, была угроза от украинцев полякам, поскольку войско первых отличалось численным превосходством».

Далее читаем на сайте музея Полтавской битвы:
«Украинско-шведский военно-политический союз предполагал предоставление Швецией военной помощи, воздержание от подписания мира с Россией до полного освобождения Украины и восстановления ее давних прав».
«Никакого союза не было: договора с Мазепой Карл XII не заключал, – подчеркивает Павел Кротов. – Такой договор означал бы признание Малороссии (или Украины) независимым государством. У Карла XII был союз со Станиславом Лещинским, с законным признанным королем Польши, в которую входила значительная часть украинских земель.

Лещинский планировал вернуть территорию Малороссии, где правил Мазепа, в состав Польши. В случае победы Карла XII Малороссия лишалась бы всех своих прав и привилегий, которые она имела в составе российского государства, и вошла бы в состав польского королевства. Мазепа, очевидно, должен был получить какие-то отступные…

Вообще, Карл XII смотрел на Мазепу свысока – как на аборигена, разряженного в национальные цветастые одежды. Тем более после того, как он увидел, что представляют из себя подчиненные Мазепе казацкие войска».

Ключевой момент – участие Мазепы и его казачьего войска в Полтавской битве на стороне шведов. На свои копья мазепинские казаки нашили синие и желтые цвета, присутствовавшие в шведской символике, чтобы шведы отличали их от других казаков. Однако как только русская легкая конница с боевым кличем атаковала мазепинских казаков, те сразу же кинулись отступать, а когда исход битвы уже был ясен, первыми бросились наутек и переправились через Днепр.

С русскими мазепинцы биться не хотели: они прекрасно знали, что русский кодекс чести не допускал предательства. Недаром в Ништадтском мирном договоре, подписанном в 1721 году со Швецией, было специально оговорено, что изменники и предатели, в первую очередь запорожцы и мазепинцы, амнистии не подлежат…

«Трагическую коллизию государственной измены, греха клятвопреступления, вооруженной борьбы с соотечественниками – русскими, украинцами, калмыками, татарами и другими россиянами – и последующего раскаяния многих запорожцев тонко вскрыл в проникновенных виршах украинец Феофан (Прокопович)», – отмечает историк Павел Кротов. Он приводит стихотворение «Кающийся запорожец», написанное, по всей видимости, вскоре после 1709 года. Там были и такие строчки:
«Прогневил я самодержца // С малоразсудного сердца. // Да мой же в том разум твердый, // Что Бог и царь милосердый: // Государь гнев свой оставит, // И Бог мене не оставит».
После Полтавской битвы Мазепа вместе с Карлом XII, окруженный горсткой своих сторонников – старшин и казаков, бежал в Османскую империю и укрылся в Бендерах. Османы отказались выдать Мазепу русским властям, хотя русский посланник в Константинополе Петр Толстой и был готов потратить на эти цели крупную сумму денег.

Мазепа умер собственной смертью в сентябре 1709 года в Бендерах. Его тело было перевезено в Галац (ныне – территория Румынии) и там с большой пышностью похоронено в церкви Святого Георгия. Церковь и гробницау снесли румынские власти в 1962 году, но в 2004 году здесь установили памятник гетману Мазепе.

«На самом деле, Иван Мазепа – одна из самых политизированных личностей в истории Украины, – считает историк Татьяна Таирова-Яковлева. – Сиюминутные политические выгоды и гений Петра породили устойчивый миф о гетмане-злодее. Эта легенда поддерживалась царской цензурой, а затем перекочевала в советскую историографию. Мазепа представал изменником „от рождения“, все свое гетманство только и думавшим о том, как бы половчее изменить России и Петру».

Надо сказать, что отношение к Мазепе менялось. Уже с конца XVIII века бытовало понятие «мазепинцы» – под ними подразумевали сторонников украинской самостийности. А русские борцы с самодержавием стали поднимать фигуру Мазепы на щит как своего политического соратника.

К примеру, в поэме «Войнаровский», созданной декабристом Кондратием Рылеевым, Мазепа представал вовсе не изменником, а его противостояние с Петром описывалось в терминах борьбы «свободы с самовластьем»: за счастье своей родины, «Малороссии святой», Мазепа готов был не только отдать жизнь, но и «пожертвовать честью», приняв от народа обвинение в предательстве.

«Такая оценка тоже является преувеличением, причем с явным политическим подтекстом, – отмечает Таирова-Яковлева. – Нельзя рассматривать Мазепу вне контекста исторических событий в Украине и Восточной Европе. Он был человеком и политическим лидером своей эпохи – со всеми проистекающими отсюда плюсами и минусами».

Кстати, за несколько лет до поэмы Рылеева, в 1819-м, увидела свет романтическая поэма «Мазепа» Джорджа Байрона. Слова из поэмы Байрона взяты эпиграфом к поэме Пушкина «Полтава», в которой Мазепа изображен как «гордый злодей», «злой старик», «старик надменный».

«Мазепу можно любить или ненавидеть, восхищаться его талантами или ругать за его ошибки, – отмечает Татьяна Таирова-Яковлева. – Но не надо приписывать ему того, чего просто не было и что является откровенной ложью. Он никогда не был ни униатом, ни католиком, он не учился в иезуитском коллегиуме. Он не мог в 14 лет присягать Москве на Переяславской раде. Он не был „пажом“ польского короля. Список мифов можно продолжать и дальше. Отказавшись от них, мы сможем по-новому взглянуть и на личность Мазепы, и на его эпоху».

Итак, что же в остатке? :unknown:

По всей видимости, мнения о нем будут звучать самые разные, и едва ли в ближайшем будущем им суждено сойтись в «консенсусе».

Когда в 2009 году открывали памятник гетману в Чернигове, местный губернатор особенно подчеркивал «региональные» заслуги Мазепы: мол, благодаря ему в пределах современной территории области было построено двадцать православных храмов.

Кстати, в том же году РПЦ категорически отвергла возможность снятия анафемы с Мазепы. Во-первых, персональные анафемы могут быть отменены только в случае покаяния преданных анафеме, а покаяния у Мазепы не было. Во-вторых, тот нарушил клятву, данную Петру, что является каноническим преступлением.

О чем тут еще говорить? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Возвышаюсь когда погиб»

Новое сообщение ZHAN » 18 июн 2021, 21:12

Незадолго до того, как Мазепа совершил предательство, Петру предоставляли серьезные улики грядущей измены. Петр не поверил, «подметные письма» против Мазепы поступали Петру почти двадцать лет – практически сразу же после того, как тот стал гетманом. Но русский царь доверял Мазепе и подобные предупреждения считал поклепом. Точно так же он отнесся и к доносу на Мазепу, поступившему от генерального писаря Войска Запорожского Василия Кочубея и полтавского полковника Ивана Искры. Не поверил им и велел казнить их. Что и было исполнено…

Василий Леонтьевич Кочубей был особо приближенным к Мазепе, поскольку имел отношение к приходу Мазепы к власти. В свое время он помог тому с помощью сфальсифицированного доноса на гетмана Войска Запорожского Ивана Самойловича расчистить дорогу на гетманский престол. Мазепа, став гетманом, отблагодарил его, наградив деревнями, в том числе и знаменитой впоследствии Диканькой…

Недаром Пушкин начинает свою знаменитую поэму «Полтава» с таких строк, посвященных Василию Леонтьевичу Кочубею:
«Богат и славен Кочубей. // Его луга необозримы; // Там табуны его коней // Пасутся вольны, нехранимы».
Кроме того, Василий Кочубей и Иван Мазепа были в родственных отношениях: в январе 1698 года племянник гетмана Иван Обидовский женился на старшей дочери Кочубея – Анне. Венчались они в гетманской столице – Батурине. Однако спустя четыре года Иван Обидовский после неудачного похода против шведов в феврале 1701 года внезапно заболел и скончался. Анна Обидовская осталась вдовой…
Изображение

И самое главное: Иван Мазепа был крестным отцом младшей дочери Кобучея, Матрены. В 1702 году у Мазепы умерла жена, и он задумал жениться на Матрене. Пушкин вывел ее образ в поэме «Полтава» под именем Марии.
«И то сказать: в Полтаве нет // Красавицы, Марии равной. // Она свежа, как вешний цвет, // Взлелеянный в тени дубравной».
Мазепа просил у родителей ее руки, но получил категорический отказ, так как брак между ним и Мотрею был невозможен: церковное право приравнивало интимные отношения с крестным отцом к инцесту.

«Уклоняясь от родительских, особенно материнских преследований, Мотря убежала к Мазепе. Родители забили тревогу, и гетман вынужден был отослать свою крестницу обратно домой… Эта драма несчастной молоденькой Матрены, искушенной старым развратником Мазепой, длилась несколько лет», – отмечает петербургский историк Петр Николаенко.

Сохранились нежные и очень трогательные письма Мазепы к Матрене. Вот лишь некоторые из них.
«Мое серденко, мой квете рожаной! Сердечне на тое болею, шо недалеко од мене едешь, а я не могу очиц твоих и личка беленкого видети. Через сее писмечко кланяюся и все члонки целую любезно». («Мое сердце, мой розовый цветок! Сердце оттого болит, что недалеко от меня уезжаешь, а я не могу глаз твоих и личика беленького видеть. Через это письмецо кланяюсь и всю тебя целую любезно».)

«Мое сердечнее коханье! Прошу, и велце прошу, рачь зо мною обачитися для устной розмови. Коли мене любиш, не споминай же! Спомни свои слова, же любить обецала, на що ж мине и рученку беленкую дала». («Моя искренняя любовь! Прошу, и очень прошу, сумей со мной увидеться для устного разговора. Если меня любишь, не забывай же! Вспомни свои слова, что любить обещала, на что мне и рученьку беленькую дала».)
Василий Кочубей, отец Матрены, тяжелее всех переносил семейную трагедию. Будучи подчиненным Мазепы, он не смел ему перечить, и лишь в письмах гетману жаловался на свою горькую судьбу. При этом Мазепа продолжал доверять Василию Кочубею. Выступая в 1706 и 1707 годах в поход, он оставлял Кочубея, Генерального судью, вместо себя наказным атаманом.

Именно тогда, в августе 1707 года, Кочубей написал Петру первый донос о грядущей измене Мазепы. Послание передали через монаха Никанора из Севского Спасского монастыря, который возвращался из Киево-Печерской лавры, куда ходил вместе с другом на богомолье. Письмо дошло до Петра, но тот не поверил и положил донос под сукно.

Не получив никаких вестей от Никанора, Кочубей решил найти нового посыльного, в качестве которого выступил его давний знакомый полтавский житель Петр Яценко. Сведения дошли до Петра, и тот приказал рассмотреть этот донос незамедлительно.

Тем временем Мазепа, каким-то образом проведав о доносах Кочубея, в феврале 1708 года написал письмо Петру, в котором клялся в своей «догробной верности государю» и уверял, что все изложенное против него – ложь и клевета, которая заслуживает «более смеха, чем внимания». И требовал разыскать клеветников и наказать их.

Петр поверил Мазепе и сообщил тому, что «клеветники… воспримут по делам своим достойную казнь». В поэтической форме у Пушкина это звучало следующим образом:
«И озабоченный войной, // Гнушаясь мнимой клеветой, // Донос оставя без вниманья, // Сам царь Иуду утешал // И злобу шумом наказанья // Смирить надолго обещал!»
Кочубея и Искру доставили в Витебск, где находился назначенный для розыска по этому делу сподвижник Петра Гавриил Головкин. Сначала с ними говорили весьма доброжелательно и милостиво. Кочубей объяснил Головкину причину писем против Мазепы и вручил ему донос из 33 пунктов, где перечислял конкретные действия Мазепы или намерения их совершить.

Однако даже это не произвело впечатления на Головкина, и Кочубея с Искрой, а также полтора десятка человек, прибывших с ними, подвергли жестоким пыткам. Впрочем – ничего необычного для тех времен… Мол, уж так они точно скажут всю правду, поведают всю подноготную, не было ли «от неприятеля подсылки».

Но даже под пытками Кочубей и Искра отвечали, что за ними не стоят ни шведы, ни поляки. Но они все-таки были вынуждены оговорить себя, заявив, что их показания против Мазепы ложные. Кочубей заявил, что все затеял по злобе на гетмана, да еще и подговорил Искру. Словом, «заплечных дел мастера» получили не правду, а то, что хотели услышать…

Кочубею и Искре был вынесен смертный приговор, утвержденный Петром. При этом Мазепа добивался, чтобы «клеветников» доставили к нему, чтобы он сам свершил приговор над теми, кто ему изменил. Так и произошло: они были доставлены в гетманский обоз и 14 июля 1708 года казнены: им отрубили головы…

Спустя чуть более века забытый сегодня писатель Егор Аладьин написал историческую повесть «Кочубей», впервые опубликованную в «Невском альманахе» за 1828 год. В ярких трагических красках описывал он казнь Искры и Кочубея.
«Народ и воины толпою обступили площадь, отрывистый гул ропота и проклятий, как удары землетрясения, растекался по воздуху. Окруженный свитою и верными сердюками, гетман из окна любовался приятным для него зрелищем; внизу несчастная его крестница, закрытая с головы до ног белым покрывалом по повелению Мазепы, стояла в грустном ожидании.

Как призраки гроба, приближались к плахе Искра и Кочубей, народ содрогался, как напирающий гром, сильнее и сильнее раздавался ропот. Мазепа дал знак – страдальцы обнялись, взаимным поцелуем запечатлели вечную разлуку на земле… и голова Искры покатилась по желтому песку. Облобызав еще раз окровавленное чело друга, Кочубей возвел очи к небу, осенил себя крестным знамением и, будто на руку милой супруги, опустил голову на плаху; в это время сдернули покрывало с изумленной Марии, несчастная ахнула, громко вскрикнул народ, топор звякнул – и добродетельного не стало!»
В пушкинской «Полтаве» тоже описана эта казнь:
«Топор блеснул с размаху, // И отскочила голова. // Все поле охнуло. Другая // Катится вслед за ней, мигая. // Зарделась кровию трава – // И, сердцем радуясь во злобе, // Палач за чуб поймал их обе // И напряженною рукой // Потряс их обе над толпой. // Свершилась казнь».
Тела Кочубея и Искры похоронили в Киево-Печерской лавре, а окровавленная рубаха, в которой Кочубей был казнен, хранится ныне в «Сокровищнице уникальных экспонатов» Полтавского краеведческого музея.

Что же касается семейств казненных Кочубея и Искры, то Мазепа держал их под крепким караулом в гетманском замке в Батурине.

«Далее происходит их таинственное бегство из замка при подходе отряда Меншикова, – отмечает историк Александр Широкорад. – Если верить Костомарову, вдовы казненных Кочубея и Искры были кем-то предуведомлены об этом, вышли переодетые вместе с меньшим сыном Кочубея, Федором, сели в повозку под видом черниц и выехали из города, а дочь Кочубея Прасковия с прислугою, переодевшись в платье простолюдинки, вышла пешком и соединилась с остальными за городом».

Через несколько месяцев выяснилось, что Кочубей и Искра, оказывается, сообщали правду. Мазепа коварно изменил Петру, переметнулся на сторону Карла XII. Что было потом известно: его участие в Полтавской битве на стороне неприятеля, бегство под защиту Османской империи, смерть в Бендерах и позорное клеймо предателя, утвердившееся за ним в России…

«Иван Степанович Мазепа принадлежал к числу тех людей, для которых не было ничего святого, – отмечал историк петровского времени Николай Павленко. – В нем в одном сосредотачивались едва ли не все пороки человеческой натуры: подозрительность и скрытность, надменность и алчность, крайний эгоизм и мстительность, коварство и жестокость, любострастие и трусость. В случае надобности он умел под личиной покорности скрывать злобу, ловко плести интриги, мог быть беспредельно подобострастным, внешне покладистым».

Петр I винил себя, что не поверил Кочубею и Искре, поторопился, поступил несправедливо. Чтобы хоть как-то загладить свою вину и восстановить справедливость, он не только вернул семьям казненных все конфискованное имущество, добавив новые земли и деревни, но и повелел Меншикову лично встретиться с вдовой и сыном Кочубея, а также вдовой и детьми Искры.

Александр Данилович Меншиков писал сыну казненного Кочубея:
«Кой час сие письмо получишь, той час поезжай до Царского Величества и возьми матку свою и жену Искрину и детей, понеже великая милость государева на вас обращается».
Петр сокрушался о своем несправедливом решении, называя Кочубея «мужем честным, славным памяти». В родовой герб Кочубеев, по решению царя, были добавлены сердце с двумя золотыми крестами и девизом «Elevor ubi consumer» («Возвышаюсь когда погиб»). И их род с тех пор стал возвышаться, став одной из самых аристократических фамилий Российской империи.

Спустя двести лет в Российской империи готовились широко отмечать 200-летие Полтавской битвы. Киевский отдел Императорского Русского военно-исторического общества пожелал установить памятник Василию Кочубею и Ивану Искре в Киеве – верных царю Петру, но павших в результате злых козней изменника Мазепы. Было решено воздвигнуть памятник на месте их казни в селе Борщаговка Сквирского уезда, близ Белой Церкви, а также в Киеве. Начался сбор пожертвований. Будучи в Киеве на юбилейных торжествах в конце августа 1911 года (тогда был убит премьер-министр Петр Столыпин), Николай II побывал на могиле Кочубея и Искры и на месте будущего памятника.

Автором фигур Кочубея и Искры стал скульптор-любитель полковник Петр Самсонов – создатель памятника генералу Скобелеву в Москве. Монумент «мученикам за русскую идею», как его назвали, был установлен только в 1914 году, но наступали другие времена.

Фигуры Кочубея и Искры сбросили в 1918 году, при Центральной Раде, вместо них сначала, по некоторым сведениям, установили гипсовый бюст гетмана Мазепы. Затем, к пятой годовщине Октябрьской революции, на нетронутый постамент из красного гранита водрузили пушку. Вместо памятной доски с именами Кочубея и Искры установили другую, увековечивавшую рабочих Киевского завода «Арсенал», выступивших за власть Советов.

Во время нацистской оккупации памятник был разрушен, после войны восстановлен. В 2019 году памятник «демокоммунизировали», согласно официальной государственной линии. Пушка на постаменте осталась, но надпись теперь другая. Вот такие метаморфозы на одном постаменте за сто лет…

А вот пятиметровый обелиск из черного мрамора в селе Борщаговка нынешней Винницкой области, установленный в 1908 году на месте казни Кочубея и Искры, сохранился до наших дней. На памятнике значится:
«Подвиг Кочубея и Искры, подготовив Полтавскую победу, эту зарю славы России, объединенной под скипетром Царя Русского Православного. Они боролись с коварной изменой, смертью своей и кровью доказали, что Малороссия и Великороссия искони единое неделимое великое Русское Царство – св. Русь, что спасение от ополячения Малороссии и государственное могущество Великороссии – во взаимном их единении и охране».
Наверное тоже скоро разрушат.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

За что сложили головы славные казаки?

Новое сообщение ZHAN » 19 июн 2021, 12:27

Напомним, о чем мы уже рассказывали не так давно достаточно подробно: во время Северной войны, в самый решительный момент, когда шведы нацелились идти через Смоленск в центр России, на Москву, малороссийский гетман Иван Мазепа перешел на сторону Карла XII. Перешел не один, не только со своими приближенными: с гетманом на сторону Швеции переметнулась часть реестровых казаков и полковых соединений Войска Запорожского.

Узнав о переходе казаков на сторону шведов вместе с гетманом, Петр I издал «Указ войсковой старшине, ушедшей с Мазепой к Шведам» от 1 ноября 1708 года:
«А буде кто по сим нашим, великого государя, указом, забыв страх Божий и присягу свою к нам, великому государю, и целость отчизны своей от него, вора и изменника Мазепы, и от неприятеля нашего не отстанет и к нам, великому государю, не возвратитца во время месяца, то есть декабря по первое число 1708 г., тех объявляем изменников наших и отчизны вашей. И будут их чины и маетности и пожитки их отобраны и розданы верным за службы их. Також жены и дети их взяты и сосланы будут в ссылку. А кто из них пойманы будут, и те, яко изменники, казнены будут смертью без пощады».
Как известно, был совершен обряд проклятия Мазепы, сочиненный, как отмечает историк Николай Костомаров, вероятно, самим Петром I.

«Духовенство пропело над портретом Мазепы, украшенным орденом Андрея Первозванного, трижды анафему его имени. При совершении проклятия палач потащил портрет по улице веревкой и повесил на виселице. На другой день после того совершена была казнь над Чечелом и другими мазепинцами, взятыми в Батурине (столице гетмана). Духовенство распорядилось, чтобы по всей Малороссии на церковных дверях прибито было объявление, извещавшее, что Мазепа со всеми своими единомышленниками, приставшими ко врагам, отвержен от церкви и проклят», – писал Николай Костомаров в «Русской истории в жизнеописаниях ее главнейших деятелей».

Тем казакам, которые были готовы вернуться на русскую службу – они нарушили присягу, исполнив гетманских приказ без ведома о нарушении царской воли, – обещали прощение. И действительно, как отмечает историк Сергей Иванюк, с середины декабря 1708 года из лагеря шведских войск начался отток малороссийского казачества из числа сторонников гетмана Мазепы.

«Предчувствуя крах авантюры, затеянной опальным гетманом, старшина и простые казаки возвращались к царю в поисках прощения… Побеги в русский лагерь были не только одиночными, но и целыми отрядами… Так, компанейский полковник Игнатий Галаган, находившийся среди „мазепинцев“, выбрал удачный случай и с сотней своих казаков ушел в расположение русских войск. По пути они совершили налет на отряд королевских гвардейцев», – отмечает Сергей Иванюк.

Миргородский полковник Данило Апостол, тоже сначала ушедший с Мазепой к шведам, а потом раскаявшийся в содеянном, явился к Петру с предложением от Мазепы послужить царю. Апостол будто бы даже привез от Мазепы предложение доставить в русские руки «известную, главнейшую особу». Вероятно, речь шла о Карле XII. «Неизвестно, точно ли посылал Мазепа такое предложение, быть может, Апостол и сам выдумал это. Вслед за Апостолом и Галаган явился с таким же словесным предложением», – отмечает Николай Костомаров.

Галагана лично представили Петру в Лебедине. Царь грозно спросил: «Как, и ты с Мазепою изменил мне и убежал?» – «Я бы не бежал, – отвечал Галаган, – но виноват тем, что допустил Мазепу обмануть себя. Я по приказанию шел со своим полком, думая, что веду его против неприятеля, и уже в виду неприятельского войска узнал, куда меня ведут. Меня принудили присягнуть на верную службу шведскому королю, но присяга невольная, только на словах: как только неприятель перестал наблюдать над нами, так я и убежал служить своему государю! Твоя воля, прости и дозволь умереть на твоей службе». – «Прощаю, – молвил Петр, – смотри только, не сделай со мной такой шутки, как с Карлом».

«Малорусский народ решительно не поддержал замысел гетмана и не сочувствовал ему, – отмечает Николай Костомаров. – За Мазепой перешли к неприятелям только старшины, но и из тех многие бежали от него, лишь узнали, что надежда на шведского короля плоха и что Карл, если бы даже и хотел, не мог доставить Малороссии независимости…

Только запорожцы составляли исключение, они явились к Карлу в числе 3000 под начальством своего кошевого Кости Гордиенко и с первого же раза поразили шведов своим буйством и дикостью: когда в первый раз они были приглашены в палату Мазепы к обеду, то перепились до безобразия и начали тащить со стола посуду. Кто-то сказал им, что не годится так грабить. Запорожцы за это замечание тотчас же зарезали неловкого нравоучителя».

Так что шведы, по большому счету, и сами были не очень рады от перехода на их сторону такого воинства, каким обладал гетман Мазепа. Его партизанская вольница стала для них лишней головной болью. Тем более что всю зиму 1708 года и весну 1709 года русские войска вели партизанско-диверсионную войну против шведов, и те терпели неудачи. После ожесточенных боевых действий шведам удалось захватить только местечко Веприк и город Ромны, да и то они понесли большие потери.

«Мазепе было не совсем хорошо у шведского короля, – указывал Николай Костомаров, – малорусы вместо того, чтобы встречать шведов как избавителей от московской неволи, на каждом шагу сопротивлялись им, не только казаки, составлявшие военное сословие, но и посполитые люди собирались шайками, нападали на шведские отряды, ловили и представляли царю посланцев, ездивших по краю с возмутительными воззваниями и Карла XII, и Мазепы. Шведы говорили об этом Мазепе, начинали подозревать, что и сам гетман при случае уйдет от них, попытается получить царское прощение».

Часть казаков, что вернулась к Петру в срок, добровольно была помилована царем до разгрома армии Карла XII. К добровольно вернувшемуся казачеству карательные меры не применялись, а представители старшины даже получали обратно свои должности – так называемые «уряды».

Тех казаков, что вернулась к Петру после отведенного амнистией срока, царь помиловал, даровал им жизнь, но сослал в Сибирь. А вот казаков, преимущественно выходцев из старшинных родов, оставшихся верными гетману-изменнику Мазепе и после объявления амнистии, царские войска взяли в плен. По приказанию Петра, подвергли пыткам и допросам.

Происходило это в Лебедине, на Слободской Украине, где какое-то время, с конца ноября по конец декабря 1708 года, находилась штаб-квартира Петра I. Здесь же квартировала и следственная комиссия, искавшая союзников Мазепы. Расправлялись с мазепинцами жестоко. В книге Александра Дзиковицкого «Этнокультурная история казаков» приводится свидетельство современника, который описывал страшные события:
«Их находили в домах и отдавали на страшные муки, колесовали, четвертовали, сажали на кол, и уже совсем игрушкой считалась казнь через повешение и отсечение головы».
Правда, историки с давних пор спорят о достоверности и масштабе тех событий (в частности, о числе казненных казаков). Уже не раз упомянутый здесь историк Николай Костомаров подтверждал, что суд и пытки с казнями в Лебедине действительно происходили, причем он опирался на документы из Московского архива Министерства юстиции и архива Министерства иностранных дел. А вот масштабы расправы неизвестны.

«К большому сожалению, – указывал Костомаров, – мы не имеем всех дел, производившихся в Лебедине; может быть, они где-нибудь и сохранились, но ожидают счастливца, которому суждено будет открыть этот клад».

Примерно в те же годы преосвященный Филарет в своем «Историко-статистическом описании Харьковской епархии» сообщал, что в Лебедине действительно существует «особая могила гетманцев», «местами на этой насыпи оказываются провалины, и по временам, во время построек, выкапывались человеческие кости»…

А вот в художественной литературе «лебединские казни» получили яркое толкование. Достаточно лишь назвать роман «Иван Мазепа» эмигрантского украинского историка Ильи Борщака (Баршака) и французского историка Рене Мартеля, изданный в Париже в 1931 году. Баршак был основателем кафедры украиноведения в Национальной школе живых восточных языков в Париже и автором первого во Франции учебника украинского языка.
Изображение
Мемориал «Казацкая могила» в городе Лебедине – яркий пример того, как могут меняться исторические оценки. Современное фото

Память о лебединских казнях большей частью сохранилась в народной молве, передавалась из уст в уста. Говорили, что казненных казаков похоронили за пределами тогдашнего города. Но и этого мало: на месте погребения «изменников» и «предателей» запретили ставить кресты и повелели свозить туда дохлую скотину.

Позже казацкое место захоронения в народе нарекли «Гетманской могилой». За ней ухаживали местные жители, устраивали здесь панихиды, сажали цветы. До революции там были крест и ограда, в середине 1950-х годов захоронение уничтожили при застройке.

Когда еще во время перестройки на самостийной Украине стали поднимать на щит гетмана Мазепу, вспомнили и об этом, казалось бы, давно уже забытом историческом эпизоде – казни казаков в Лебедине. И если Мазепа – национальный герой, то стало быть, и пострадавшие за него казаки – тоже герои, более того, мученики. Появилось даже и устойчивое число казаков, казненных в Лебедине, – девятьсот.

Еще в 1993 году в Лебедине насыпали символический казацкий курган, на вершине которого установили деревянный крест. В 2009 году благодаря инициативе сумского историка Олега Корниенко, при поддержке Сумского слободского казацкого полка там установили каменный казацкий крест с надписью: «Мазепинцам – рыцарям независимости Украины».

Спустя четыре года казаки Сумского слободского полка во главе со своим атаманом, депутатом местного райсовета, предложили построить мемориал памяти казненных казаков. Как порой звучит – «зверски замученным по приказу Петра I более чем 900 казакам-мазепинцам». Власти поддержали идею.

В итоге в октябре 2013 года в сквере памяти жертв Голодомора торжественно, со всеми воинскими почестями открыт мемориал «Казацкая могила» – с пятиметровым курганом и часовней с образом Божьей Матери. Вот так вот радикально различаются оценки исторических событий. Сегодня подобное явление принято называть «войнами исторической памяти».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Кто приветствовал Наполеона?

Новое сообщение ZHAN » 20 июн 2021, 13:30

Отечественную войну 1812 года мы привыкли воспринимать, прежде всего, по лермонтовским строкам, которые памятны каждому со школьной скамьи. В них все – герои, впрочем, в таком патриотическом произведении, как «Бородино», иначе и быть не могло. А вот в реальной жизни все было несколько иначе. Нет сомнений в том, что война с Наполеоном объединила всех на борьбу с супостатом. Однако, есть нюансы, которые остаются, как говорится, за кадром.

В книге «Сердце России, первопрестольная столица Москва и Московская губерния в Отечественную войну», выпущенной к 100-летию Отечественной войны 1812 года, действительный член Московского отдела Императорского Русского военно-исторического общества Всеволод Апухтин поместил интересный документ, в подлинности которого сомневаться не приходилось. Он взял его из Военно-ученого архива Главного управления Генштаба (ныне – Российский государственный военно-исторический архив). Речь – о письме русских крепостных Наполеону.

В современной транскрипции это послание звучит следующим образом:
«Жителей русских губерний к французскому государю Наполеону. Государь!

Бог хотел, чтобы русский народ не был больше крепостной и употребил для этого силы ваши. Этот народ беден, и его обижают благородные люди…

Наши бары продают нас с родителями или по отдельности, обменивают нас, продают нас, как животных, или отдают нас в уплату своих долгов. Выбор нами жен и мест жительства нам не позволен; и в награждение за нашу хорошую службу им нас палкой дерут, а жизнь не отнимают только оттого, что она им нужна.

Поэтому из-за написанного здесь хвалить нас будут, что мы желаем под новое государство идти, которое, пуская нашу веру, может нас защищать.

И так остается нам благодарить Бога, что он нам дал способ Вашему Величеству как защитнику народов объявить, что мы его просим на волю нас отпустить, уверяя его в нашей верности… можете увериться в нашей верности из того, что мы нашим тиранам верны были».
Написано это письмо в городе Руза 30 сентября (12 октября по новому стилю) 1812 года, то есть уже после Бородинской битвы. Ныне это письмо опубликовано на интернет-сайте Краеведческого музея города Рузы. Причем указаны и подписавшие его: их больше десятка человек, в том числе Филипп Никитин, Иван Долов, Григорий Сафонов, Григорий Нестеров, Алексей Астапов и другие.

«То, что это письмо принадлежит жителям Рузы, сомневаться не приходится, – говорится в комментарии сотрудника Рузского краеведческого музея Натальи Ивановой. – Достаточно только посмотреть на фамилии наших земляков. Но можно ли наверняка и достоверно считать, что русские крестьяне и горожане действительно хотели перейти на службу к Наполеону?»

Дело в том, что личность одного из подписавших это письмо, Григория Федоровича Сафонова, местным краеведам хорошо известна. И предателем он никаким не был, так что его причастность к подобному письму весьма и весьма сомнительна. Сафонов прошел в русской армии путь от рядового до старшего вахмистра, в 1812 году служил в Рузе в штатной воинской команде. Когда началась война, он участвовал в обучении ополченцев, а потом, как войска неприятеля уже приближались, командовал их отрядом.

«Сопоставляя факты (соавторство письма к Наполеону и героическую биографию Сафонова), беру на себя смелость предположить, что письмо носит подложный характер, коих в те времена было великое множество. Зачастую их распространяли сами французские офицеры», – отмечает краевед Наталья Иванова.

Увы, говорить, что подобного явления, как коллаборационизм во время войны 1812 года, вовсе не было, все-таки не приходится. Вот лишь один эпизод: 15 октября 1812 года партизанский командир полковник князь Николай Кудашев, зять Кутузова, поймал трех мужиков и направил их к тарусскому городничему со следующим отношением:
«Пойманные под городом Подольском три мужика, из коих главный именует себя Абрам Коновалов, – доставляли хлеб и рогатый скот французам. Для поступления с ними как с изменниками я препровождаю их к вам, и вы от себя для примерного наказания представьте их к своему начальству».
В то же время именно крестьяне (те самые, угнетаемые, бесправные, забитые крепостничеством, пораженные «холопским духом» и так далее и тому подобное) зачастую проявляли больше патриотизма и верности Отечеству, чем их хозяева – дворяне. Те нередко бросали свои имения и уезжали в Поволожье и на Урал, чтобы там переждать военные действия, которые, как они полагали, продлятся недолго, но разорения принесут немало.

Накануне войны среди крестьян ходили слухи, которые, подогревались, очевидно, французскими шпионами, что Наполеон отменит крепостное право. Русские помещики боялись, что вступление французов в Россию приведет к новой крестьянской войне. А некоторые и вовсе оставались «на милость победителя», ведь культ Наполеона в те годы был очень велик. Даже шли служить в о́рганы французской администрации, собирали реквизиции в пользу захватчиков.

Крестьяне же понимали проповеди о свободе по-своему. Они не прочь были пограбить брошенные помещиками усадьбы, но вот кормить и обслуживать чужеземные войска совершенно не собирались.

Легендарный командир партизанского отряда Денис Давыдов вспоминал, как в середине сентября 1812 года крестьяне рассказали ему, что двое жителей деревни Городище, Ефим Никифоров и Сергей Мартынов, наводили французских мародеров на богатых поселян, приняли участие в убийстве помещика, разграбили церковь. Давыдов послал казаков захватить предателей: Никифоров бежал, удалось схватить только одного Мартынова.

«Эта добыча была для меня важнее двухсот французов! – вспоминал позднее партизанский командир. – Я немедленно рапортовал о том начальнику ополчения и приготовил примерное наказание». Преступника расстреляли у той же самой церкви, которую он грабил…

Историк Андрей Михайлов отмечает среди наиболее известных эпизодов предательства в войне 1812 года – история с купеческим сыном Михаилом Николаевичем Верещагиным в Москве. Его обвинили в распространении пронаполеоновских текстов. 2 сентября 1812 года, незадолго до оставления русскими войсками Москвы, московский генерал-губернатор Ростопчин натравил на арестованного Верещагина своих адъютантов и толпу. Юношу фактически растерзали. Но считается, что Ростопчин таким образом «разрядил» ситуацию, выпустил людскую злобу от поражений, отступления.

А непосредственно в день вступления в Москву Наполеона (все-таки не все ее покинули, некоторые остались, надеясь на великодушие французской армии) некая московская барыня Загряжская, как отмечает историк Александр Яковлев, с несколькими подругами встретила французского императора на Волхонке и поднесла ему на бархатной подушке ключи. Ключи были от ее амбара, но она представила дело так, будто это ключи от Кремля.

Наполеону было обидно увидеть вместо «московских бояр» нескольких барынь, он надеялся на большее, тем не менее распорядился подарить ей село Кузьминки с загородным домом князя Сергея Михайловича Голицына. Дальнейшее больше похоже на исторический анекдот. Когда после освобождения Москвы Голицын вернулся в свое поместье, ему сообщили: «Здесь живет новая помещица Загряжская». Тот удивился и приказал гнать в шею самозваную хозяйку. Загряжская важно ответила: «Знать не знаю Голицына. Кузьминки мои: мне их сам император Наполеон подарил». Пришлось барыню выдворять из поместья с помощью полицейских чинов…

«Коллаборационизма во время событий 1812 года в чистом виде было мало, но вот попыток использовать ситуацию в своих интересах – много, – считает историк Андрей Михайлов. – Разумеется, на территории Беларуси и Литвы, среди польской (литовской, отчасти беларуской) шляхты и католического духовенства сторонников Наполеона было предостаточно. Но в какой мере это можно считать коллаборационизмом?

Крестьяне нередко расправлялись с помещиками и руками французов, и руками русских партизан, возводя на „бар“ соответствующие обвинения. Как ни странно, нашлись духовные лица, поспешившие с молитвами во здравие Наполеона. Но тут тоже могло быть и желание защитить паству, храм, церковное имущество».

Знаменитый генерал Алексей Ермолов, в 1812 году – начальник Главного штаба 1-й Западной армии, в своих мемуарах пишет:
«Поречье был первый старый русский город на пути нашего отступления, и расположение к нам его жителей было другое. Прежде проходили мы губернии литовские, где дворянство, обольщенное мечтою восстановления Польши, возбуждало против нас умы поселян, или губернии белорусские, где чрезмерная тягостная власть помещиков заставляла местных жителей желать перемен».
Зато в Смоленской губернии к отступавшим русским войскам было самое лояльное и отеческое отношение.
«Невозможно было изъявлять ни более ненависти к врагам, ни живейшего усердия к преподанию нам всех способов, предлагая содействовать, ни собственности не жалея, ни жизни самой не щадя! Главнокомандующий приказал издать воззвание к жителям Смоленской губернии, приглашая их противостать неприятелю, когда дерзнет поругаться святыне, в жилища их внесет грабеж, в семейства бесчестие».
После войны 1812 года Святейший Синод с горечью констатировал, что
«две трети духовенства по могилевской епархии учинили присягу на верность врагу отечества».
Архиепископ Витебский и Могилевский Варлаам повелел тогда всей епархии величать
«впредь… в благодарственных ко всевышнему молебствиях вместо императора Александра французского императора и италийского короля великого Наполеона».
Увы, и в Смоленске некоторые духовные отцы города встречали Наполеона с крестом в знак покорности, в Минске епископ служил торжественную обедню в честь завоевателя, а в Подолии и на Волыни священнослужители раздавали прихожанам листки с текстом «Отче наш», где «вместо имени бога было вставлено имя императора французов».

В связи с этим историк Николай Троицкий вообще считал, что Русская православная церковь в Отечественной войне 1812 года скомпрометировала себя. Именно так он обозначил свою позицию в книге «1812. Великий год России», увидевшей свет в конце 1980-х годов. Коллеги по историческому цеху высказали свое возражение, подчеркнув, что поступок Варлаама (Шишацкого) в истории Русской православной церкви был настолько исключительным, что он вошел в историю как «Могилевская церковная смута».

Что же касается листовок с искаженной молитвой, где вписывалось имя Наполеона, то, как отмечает историк Юрий Соловьев, их распространяли не русские православные священнослужители, а польские шляхтичи, которые боготворили Наполеона, связывали с его именем первый опыт возрождения после разделов Польши национального польского государства – в формате Варшавского герцогства.

Даже поэт Адам Мицкевич в 11-й части своей эпической поэмы «Пан Тадеуш», которая так и называется – «Год 1812», написал:
«Война! и юноши тотчас же рвутся в битвы, // А женщины творят с надеждою молитвы, // И повторяют все с восторгом умиленным: // „С Наполеоном Бог и мы с Наполеоном!“»
В Минске французов торжественно встречали местные поляки, в костеле даже устроили торжественное богослужение по поводу успехов французских войск и освобождения Минска от «русского владычества».

В выходившей на польском языке «Временной минской газете» сообщалось:
«Во время богослужения присутствовали даже греко-российские священники, оставшиеся в нашем городе. После обедни каноник Жилинский, капеллан Минской гимназии, в горячей проповеди побуждал всех быть благодарными Великому Монарху, который послужит предметом удивления настоящего и будущих веков. Костел наполняли войска, обыватели и дамы. Все они с радостным волнением, с прочувствованными слезами повторяли возгласы „да здравствует Великий Наполеон, да здравствует Избавитель и Воскреситель нашей родины“».
Впрочем, тогдашний репортер минской газеты, как отмечает Юрий Соловьев, все-таки выдавал желаемое за действительное, говоря о «греко-российских священниках», приветствовавших Наполеона…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Русские воины «великой армии»

Новое сообщение ZHAN » 21 июн 2021, 19:41

В 1812 году под началом Наполеона служило порядка восьми тысяч выходцев из Российской империи. Более того, из них даже был создан отдельный Русский легион, который вместе с основной армией участвовал в захвате Москвы.

Русский легион состоял, во-первых, из русских военнопленных, которые остались на территории Европы еще со времен войн в 1798–1807 годов, во-вторых, из беглых крепостных крестьян. Как отмечают исследователи, ни тех ни других никто насильно не заставлял воевать против России. Эти действия стали их добровольным выбором.

И вот тут – самое главное: поход французского императора на Россию некоторые восприняли с надеждой на освобождение русского народа от крепостного рабства. Увы, надежда призрачная и несбыточная: ни Наполеон, ни другие завоеватели России отнюдь не собирались принести счастье ее народам. Для них всех Россия была лишь территорией, населенной «варварскими племенами», которых надо подчинить себе. И политическая риторика об освобождении от тирании, которую будто бы несли завоеватели, совершенно ничего не значила…

Еще до войны среди крепостных стали ходить различные слухи: одни говорили, что с запада идет император, который даст волю всем. Перед самой войной волнения среди крепостных становились лишь сильнее. Поэтому некоторые решили не дожидаться триумфального прихода Наполеона, а сами сбегали от своих дворян, прибивались к различным разбойничьим шайкам и с их помощью оказывались в Европе. А уж там поступали на службу Русского легиона.

Опасность действительно была велика. Александр I весьма опасался, что Наполеон «распропагандирует» русских подданных в республиканском духе, и тогда стране будет нанесено поражение. Генерал Николай Раевский писал в своем дневнике спустя несколько дней с начала войны:
«Я боюсь прокламаций, боюсь, чтобы не дал Наполеон вольности народу, боюсь в нашем крае беспокойства».
Определенная часть русского дворянства побаивалась, что Наполеон придет в Россию, будет устанавливать республиканские порядки и им не поздоровится. Недаром в дворянских кругах французского императора именовали «Робеспьером на коне» и «Начальником гильотины». Опасались и так называемой «пятой колонны».

Александр Тургенев, брат декабриста, отмечал:
«Бонапарте придет в Россию. Я воображаю санкюлотов, скачущих и бегающих по длинным улицам московским».
Санкюлоты – это революционно настроенные представители «третьего сословия» во время Великой французской революции.

Но Наполеон прекрасно понимал, что русские «варвары» совершенно не готовы к свободе по-европейски. И если он их всех отпустит, то в захваченной им стране наступит хаос… Уже после поражения в европейской войне он заявил своему врачу О’Меару:
«Я мог бы вооружить наибольшую часть населения России против нее же самой, провозгласив свободу рабов. Но, когда я узнал грубость нравов русского народа, я отказался от этой меры, которая предала бы смерти, разграблению и самым страшным мукам много семейств».
Участники Русского легиона вряд ли ведали о настроениях, царивших в голове Бонапарта. Но вскоре после начала войны 1812 года они почувствовали, что их элементарно обманывают, пользуются как «прикрытием» завоевательных целей. И стали в массовом порядке дезертировать. Они просили прощения, каялись в своей измене и переходили в партизанские отряды.

Любопытный факт: 25 июля 1812 года созданной Наполеоном в Вильно комиссией временного правительства Великого княжества Литовского, власть которой распространялась на Виленскую, Гродненскую, Минскую губернии и Белостокскую область, объявили 10-тысячный рекрутский набор.

Куда потом делись эти свежеиспеченные воины? :unknown:

Вот характерный архивный документ, сообщавший о том, что в конце августа 1812 года в Масальском уезде Калужской губернии крестьяне деревни Подполевой во главе с отставным солдатом Герасимом Васильевым и десятским Василием Козминым захватили в лесу
«незнаемо каких людей, трех человека, называемых себя русскими; на вопрос же в суде означенные люди показали, что они Минской губернии Игуменского уезда… села Маторова крестьяне, Василей Евсеев, Андрей Михайлов и деревни Корович, Степан Сахаров, и в прошедшем июле месяце забраны они во французскую армию, с коей будучи из-под Смоленска от той армии отлучились без всякого оружия и ходили по разным неизвестным им местам и зашли незнаемо в какой лес, в коем их взяли и привели в Масальской земской суд; в пути ж они грабежей никаких нигде не делали…»
Отдельный вопрос – та поддержка, которую оказывали Наполеону польские и литовские шляхтичи, мечтавшие оторваться от Российской империи. Они лелеяли надежду, что Наполеон даст им свободу. Ведь раздел Речи Посполитой, некогда могущественного государства, произошел совсем недавно…

«С удалением последнего отряда казаков, город наш оставлен был на произвол судьбы, – говорилось в воспоминаниях А.М. Романовского „Французы в г. Чаусах в 1812 г.“, опубликованных в журнале „Русская старина“ в 1877 году. – В нем царствовало тогда полное безначалие: градские власти разбежались; их заменил какой-то польский муниципалитет из ксендзов и панов, ликовавших и воспевавших в честь Наполеона патриотические гимны в костеле, где уже был выставлен на хорах французский одноглавый орел…

Обхождение вельможных и ясневельможных панов, завладевших в городе и уезде всею администрациею, отличалось надменностью. Я видел многих из них в их национальных старинных польских кунтушах с вылетами, т. е. в кафтанах с откидными за плеча, разрезными рукавами, в конфедератках и при саблях. Господство их, впрочем, было непродолжительно: когда пронесся слух, а появившиеся затем военные реляции подтвердили его – что Наполеон выступил из Москвы, – вельможные паны упали духом, повесили носы, и тотчас же сняли свои национальные кунтуши и сабли».

«15.08.1812, в день именин Наполеона, в Могилеве было большое торжество в кафедральной католической церкви; во всю церковь, чрез двор ее и вдоль площади, стояло в две шеренги войско. В этот же день все жители были вынуждены присягнуть на подданство Наполеону», – говорилось в мемуарах К.К. Арнольди, опубликованных в «Русской старине» в 1873 году.

Когда Наполеон занял Вильну, литовские дворяне встречали французов еще восторженнее, чем в свое время поляки. Громадная толпа приветствовала его как своего освободителя, как воскресителя прежней Польши. В тот же самый день и час в Варшаве читали манифест о восстановлении Польского королевства и воссоединении двух частей польского народа. Бонапарт любезно принял делегацию шляхтичей, пообещав защитить их от «тирании» Александра I.

Вместе с французами в Вильно вернулись и многие участники войны за независимость Речи Посполитой 1794 года. На территории бывшего Великого княжества Литовского Наполеон приказал учредить два генерал-губернаторства. Французские офицеры получили четкие указания: на территории Минского, Виленского, Гродненского, Ковенского и Белостокского округов они находятся не на оккупированной земле, а в гостях у союзников.

«При занятии французскими войсками городов Литовского княжества происходили торжественные встречи, взаимные уверения в верности и любви, провозглашение нового строя в занятой провинции, а затем все возбуждение быстро укладывалось. Результаты сбора пожертвований на Наполеоновскую армию были ничтожны.

Когда княжна Радзивилл пожертвовала 30 бочек муки, 2 бочки крупы, 10 волов и 12 баранов, об этом щедром пожертвовании кричали как о чем-то небывалом. Все это было плохим пророчеством для Наполеона. 16 июля (н. ст.) он покинул Вильну и поспешил на север, а уже осенью того же года мародерство французских войск вызвало к ним во всем населении Литвы самую жгучую ненависть», – отмечал историк Александр Погодин.

«Радостное настроение поляков и литовцев омрачалось лишь неприятными известиями, что французы грабят, – указывал исследователь Федот Кудринский в книге „Вильна в 1812 году“, изданной к столетию похода Наполеона. – Сначала этому не хотели верить, но слухи оправдались фактами. Не всякий знал, что в течение нескольких дней со времени перехода французской армии в Россию более десяти тысяч солдат разбежались для грабежа. Насилию подвергались главным образом дома помещиков, монастыри и более или менее состоятельные усадьбы крестьян.

Мародеры забирали не только съестные припасы, но и домашнюю утварь, платье, обувь. Мародерством особенно занимались: немцы (баварцы), иллирийцы и итальянцы. Французы менее грабили. По французским источникам, число мародеров в области Литовского княжества доходило до 25 000. На четыре мили вокруг Вильны были расположены особыми отрядами войска Красинскаго для поимки грабителей, которых тотчас же отправляли в город. Запрещено было поздно ходить по городу. Гвардейские гренадеры, составлявшие ночные обходы, забирали всех праздно шатавшихся. Пойманных мародеров обыкновенно расстреливали на виленских площадях».

Первое сравнение, сразу же напрашивающееся: Русский легион Наполеона и Русская освободительная армия генерала Власова во время Второй мировой войны. Казалось бы, все так, но историки призывают не торопиться с выводами.

«Сравнивать Русский легион с власовской армией все-таки, наверное, не стоит, – считает историк Андрей Михайлов. – К тому же генералов-изменников я в 1812 году не припомню».

Андрей Михайлов обращает внимание и на сопутствующую историческую деталь. В пропаганде времен Великой Отечественной войны мотивы 1812 года использовались очень активно, но Наполеона не изображали в таком мерзком виде, как Гитлера или «псов-рыцарей». Причин много, но одна из них состоит в том, что Сталин неоднократно отзывался о Наполеоне с долей уважения.

Так, в докладе на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся 6 ноября 1941 года Сталин сказал:
«Гитлер походит на Наполеона не больше, чем котенок на льва».
«Броское сравнение сразу „пошло в массы“, – отмечает Андрей Михайлов. – Наполеон – враг, но все-таки „лев“, а Гитлер – ничтожество, жалкий „ефрейтор“. Именно в таком стиле выдержаны публицистические и научно-популярные работы Евгения Тарле, да и многих других. Очень показателен первый выпуск „Боевого киносборника“, точнее сюжет из него – „Сон в руку“: Гитлеру являются ливонский рыцарь, Наполеон и кайзеровский офицер, которые предупреждают его: нельзя воевать с русскими. Наполеон из всех самый презентабельный, он грозится высечь Гитлера „как мальчишку“ за его глупость…»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Все и везде презирают Барклая»

Новое сообщение ZHAN » 22 июн 2021, 20:33

Великого полководца обвиняли в трусости и измене, и только время показало его правоту.

«Мы проданы, я вижу; нас ведут на гибель; я не могу равнодушно смотреть, – писал Багратион генералу Ермолову в июле 1812 года, в самом начале военной кампании против Наполеона. – Уже истинно еле дышу от досады, огорчения и смущения. Я, ежели выберусь отсюдова, тогда ни за что не останусь командовать армией и служить: стыдно носить мундир, ей Богу… Ох, жаль, больно жаль России! Я со слезами пишу прощай, я уже не слуга… Признаюсь, мне все омерзело так, что с ума схожу… Наступайте! Ей Богу, оживим войска и шапками их закидаем. Иначе будет революция в Польше и у нас…»

Исторический парадокс: олицетворением предательства и измены, ставшей причиной отступления русской армии под натиском наполеоновских полчищ, стал видный военачальник Михаил Богданович (при рождении – Михаэль Андреас) Барклай-де-Толли, отлично зарекомендовавший себя в войнах до 1812 года. Однако именно ему пришлось взвалить на себя всю тяжесть ответственности за поражения первых месяцев Отечественной войны. Именно он в глазах многих современников стал виновником отступления русской армии и захвата Москвы французами…

«Не принадлежа превосходством дарований к числу людей необыкновенных, он излишне скромно ценил свои способности, – писал про Барклая-де-Толли генерал Ермолов. – Барклай – человек ума образованного, положительного, терпелив в трудах, заботлив о вверенном ему деле, равнодушен в опасности, недоступен страха. Свойств души добрых!»

И далее:
«Словом, Барклай-де-Толли имеет недостатки с большей частью людей неразлучные, достоинства же и способности, украшающие в настоящее время весьма немногих из знаменитейших наших генералов».
Ермолов отмечал, что при всех хороших своих качествах Барклай страдал недостатком:
«…нетверд в намерениях, робок в ответственности… Боязлив перед государем, лишен дара объясняться. Боится потерять милость его».
С началом войны Барклай-де-Толли, военный министр Российской империи, оставлен императором в качестве ответственного за руководство военными действиями, хотя официального статуса главнокомандующего не имел. И хотя он сумел добиться соединения русских армий под Смоленском, сорвав планы Наполеона разбить русские силы порознь, попытки Барклая-де-Толли сохранить армию любой ценой вызвали недовольство и упреки в его адрес.

Как отмечал в своих записках о 1812 годе писатель, историк, мемуарист Сергей Глинка, Барклай-де-Толли
«отступал, но уловка умышленного отступления, уловка вековая. Скифы Дария, а парфяне римлян разили отступлениями. Не изобрели тактики отступлений ни Моро, ни Веллингтон. В древности Ксенофонт, вождь десяти тысяч греков, вел полки свои, обдумывая и рассчитывая каждый шаг. Не изобрел этой тактики и Барклай на равнинах России…

Предприняв войну отступательную, император Александр писал к Барклаю: „Читайте и перечитывайте журнал Петра Первого“. Итак, Барклай-де-Толли был не изобретателем, а исполнителем возложенного на него дела. Да и не в том состояла трудность. Наполеон, порываемый могуществом для него самого непостижимым; Наполеон, видя с изумлением бросаемые те места, где ожидал битвы, так сказать, шел и не шел…»
Изображение

Когда под Смоленском армии Багратиона и Барклая-де-Толли соединились, русское общество ждало, что теперь-то Наполеону дадут генеральное сражение. И когда город был оставлен, это вызвало огромную бурю разочарования:
«И Смоленск сдали! Долго ли будут отступать и уступать Россию?!»
«…Мы потерпели страшное поражение под Смоленском, французы провели наших как простаков… Барклай, который по службе моложе Платова, Багратиона и двенадцати генерал-лейтенантов, которые у него под командою, заведует всем войском и так себя ведет, что возбудил к себе общую ненависть», – писала из Москвы 15 августа 1812 года великосветская дама Мария Волкова, выпускница Смольного института. Ее письма к петербургской подруге и родственнице Варваре Ланской с давних пор служили важным источником для исследователей.

Спустя две недели, в конце августа 1812-го, Мария Волкова писала Варваре Ланской из Тамбова:
«Не можешь вообразить, как все и везде презирают Барклая. Да простит ему Бог и даст ему сознать и раскаяться во всем зле, которое он сделал».
Солдаты ругали Барклая, считая его изменником, предателем, называя его «немцем», переиначивали его фамилию в «Болтай да и только». Военачальник знал о ропоте солдат, но считал, что выбранная им стратегия правильна.

«…Не завлечение Наполеона затрудняло Барклая-де-Толли, но война нравственная, война мнения, обрушившаяся на него в недрах Отечества. Генерал Тормасов говорил: „Я не взял бы на себя войны отступательной“», – писал Сергей Глинка.

Офицеры тоже были недовольны Барклаем. «Представить не можешь, – писал своей жене генерал Дмитрий Дохтуров, руководивший обороной Смоленска, – какой это глупый и мерзкий человек Барклай».

Особенно преуспел в разжигании ненависти к Барклаю Петр Багратион – без сомнения, храбрейший полководец и любимец солдат, но порой не самый сильный стратег. Он вообще весьма презрительно относится к силам неприятеля.

«Чего нам бояться? – писал он императору. – Неприятель, собранный на разных пунктах, есть сущая сволочь».

«Божусь вам, – пишет он же московскому градоначальнику Федору Ростопчину, – неприятель дрянь, сами пленные и беглые божатся, что, если мы пойдем на них, они все разбегутся».

«За что вы срамите Россию и армию? – обращался он к генералу Ермолову в июле, в начале кампании. – Наступайте, ради Бога! Ей Богу, неприятель места не найдет, куда ретироваться. Они боятся нас…»

«Никого не уверишь ни в армии, ни в России, – писал Багратион в то же время генералу Алексею Аракчееву, – чтобы мы не были проданы… Ваш министр (Багратион имел в виду Барклая-де-Толли), может, хороший по министерству, но генерал не то, что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего отечества».

Когда под Смоленском произошла личная встреча Багратиона и Барклая, то, по свидетельству очевидцев, Багратион будто бы заявил:
«Ты немец, тебе все русские нипочем».
– «А ты дурак, и сам не знаешь, почему себя называешь коренным русским», – отвечал Барклай.

В конце концов Александр I назначил нового главнокомандующего русской армией. Уступая этот пост Михаилу Кутузову, Барклай-де-Толли писал царю:
«Избегая решительного сражения, я увлекал неприятеля за собой и удалял его от его источников, приближаясь к своим, я ослабил его в частных делах, в которых я всегда имел перевес».
Впрочем, Кутузов следовал плану своего предшественника и отступал. Барклай-де-Толли же остался командующим 1-й Западной армии.

«По словам казака (пленного), русские открыто жаловались на Барклая, который, как они говорили, помешал им драться под Вильно и под Смоленском, заперев их в стенах города, – отмечал в своих мемуарах обер-шталмейстер Наполеона Арман Огюстен Луи де Коленкур. – Два дня назад в армию прибыл Кутузов, чтобы сменить Барклая. Он не видел его, но один молодой штабной офицер приезжал вчера, чтобы поговорить с казачьим офицером, его командиром, и сообщил ему эту новость, добавив, что дворянство принудило Александра (русского императора) произвести эту перемену, которой армия была очень довольна. Это известие показалось императору (Наполеону) весьма правдоподобным и доставило ему большое удовольствие; он повторял его всем.

Медлительный характер Барклая изводил его (Наполеона). Это отступление, при котором ничего не оставалось, несмотря на невероятную энергию преследования, не давало надежды добиться от такого противника желанных результатов.

„Эта система, – говорил иногда император, – даст мне Москву, но хорошее сражение еще раньше положило бы конец войне, и мы имели бы мир, так как в конце концов придется ведь этим кончить“.

Узнав о прибытии Кутузова, он тотчас же с довольным видом сделал вывод, что Кутузов не мог приехать для того, чтобы продолжать отступление; он, наверное, даст нам бой, проиграет его и сдаст Москву, потому что находится слишком близко к этой столице, чтобы спасти ее; он говорил, что благодарен императору Александру за эту перемену в настоящий момент, так как она пришлась как нельзя более кстати».

В Бородинской битве Барклай-де-Толли командовал правым крылом армии и появлялся, словно бы ища смерти, в самых опасных местах. Он лично, демонстрируя волю и храбрость, водил полки в атаку, под ним ранило и убило пять лошадей… Багратион, как известно, в том сражении был смертельно ранен. Барклай остался целым и невредимым.

Когда спустя несколько дней в деревни Фили решался вопрос о сражении за Москву, и большинство членов военного совета горело желанием дать еще одно сражение, Барклай-де-Толли высказался за то, чтобы сдать город неприятелю. Кутузов, по словам Ермолова,
«не мог скрыть восхищения своего, что не ему присвоена будет мысль об отступлении».
«И здесь постарались набросить тень на Барклая, – отмечает историк Сергей Мельгунов. – Кутузов, желая сложить с себя ответственность, указывал в своем донесении, что «потеря Смоленска была преддверием падения Москвы», не скрывая намерения, говорит Ермолов, набросить невыгодный свет на действия главнокомандующего военного министра, в котором и не любящие его уважали большую опытность, заботливость и отличную деятельность. Ведь записки писались, когда острота событий прошла».

По-прежнему встречая непонимание царедворцев и высшего генералитета, в сентябре 1812 года Барклай ушел в отставку:
«Я твердо решился лучше впасть в бедность, от которой я не избавился во время моей службы, нежели продолжать службу… Я надеюсь, однако, что беспристрастное потомство произнесет суд с большей справедливостью…»
«Отступления, которые мы совершали после этих боев, не были вынужденными; они были предопределены еще до сражения обстоятельствами и важными причинами, – указывал Барклай-де-Толли в письме Александру I, датированном 11 сентября 1812 года. – Они не являлись бегством, но были продуманным движением, осуществлявшимся со всем возможным порядком на виду у неприятеля, во время которого в его руки попало лишь несколько отставших.

Только от сохранения армии зависела судьба Российской империи, и дело 26 августа доказало, что несмотря на все прежние упорные бои, эта великая цель была достигнута, поскольку только хорошо сохранившаяся и организованная армия могла сражаться так, как сражалась армия Вашего Величества в трудных обстоятельствах, которые подавили ее в кровавый день Бородина, после чего она и обрела свое нынешнее состояние».

Выйдя в отставку, Барклай-де-Толли уехал в свое лифляндское имение, где составил подробную «Записку», отправленную императору, в которой еще раз доказывал правоту своих действий с начала войны. И без дела Барклай оставался недолго.

В 1813 году Александр I потребовал, чтобы тот возглавил во время заграничных походов 3-ю русскую армию. И не прогадал. Барклаю сопутствовала военная удача, больше уже никто не смел упрекать его в трусости, предательстве или измене. В боевой обстановке его действительно отличало необычное хладнокровие, которое даже стало солдатской поговоркой:
«Погляди на Барклая, и страх не берет».
В «битве народов» под Лейпцигом в 1813 году именно Барклай стал одним из главных «виновников» победы, за эту кампанию его возвели в графское достоинство. Сражения при Бриенне, Арси-на-Обе, Фер-Шампенуазе и Париже в 1814 году принесли Барклаю-де-Толли фельдмаршальский жезл.

Но, как отмечает историк Сергей Мельгунов,
«хотя имя Барклая было реабилитировано после 1812 года и ему вновь было поручено командование армией; хотя и памятник ему поставлен рядом с Кутузовым, но все же не Барклай вошел в историю с именем народного героя Отечественной войны. А, быть может, он более всех заслужил эти лавры».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Кинжалом в грудь в припадке меланхолии

Новое сообщение ZHAN » 23 июн 2021, 19:48

Те, кто видел нашумевший посвященный декабристам художественный фильм «Союз спасения», вышедший на экраны в самом конце 2019 года, наверняка помнит, что стало одной из причин краха заговорщиков: разумеется, предательство. Согласно сценарию ленты, Тайное общество выдал крайне неприятный персонаж – Аркадий Майборода, поссорившийся с Павлом Пестелем…

На самом деле, как отмечают историки, по официальным данным, среди членов тайных обществ было как минимум десять человек, выдавших властям тайну. Имена четырех из них известны точно.

Александр Карлович Бошняк, помещик Херсонской губернии, уездный предводитель дворянства, проходил в докладах Следственной комиссии как «агент графа Витта». По замечанию декабриста Сергея Григорьевича Волконского, автора мемуарных «Записок», агент «был человек умный и в свое время считался даже человеком передовым» и без труда вошел в доверие к члену Каменской управы Лихареву, который в начале 1825 года принял его в Южное общество.

За донос Бошняк просил государя дать ему сразу два гражданских чина и денежную компенсацию. Дежурный офицер докладывал Николаю I по этому поводу:
«Бошняк желает получить денежное вспомоществование, быть принятым на службу коллежским советником в иностранной коллегии, с тем, чтобы находиться при генерал-лейтенанте Витте».
Вскоре после казни пятерых декабристов царь повелел выдать просителю «из кабинета единовременно вспомоществование три тысячи рублей ассигнациями…»

Член Северного общества Яков Иванович Ростовцев служил адъютантом генерала Бистрома в лейб-гвардии Егерском полку. По словам декабриста Штейнгеля, Ростовцев «один из восторженных обожателей свободы». Он даже написал трагедию «Пожарский», «исполненную смелыми выражениями пламенной любви к отечеству, и не скрывал если не ненависти, то презрения к тогдашнему порядку вещей в России».

Однако настроение Ростовцева переменилось, когда его облагодетельствовал великий князь Николай. И сообщил тому, что «существует замысел на жизнь его высочества, но что он „не подлец“ и умоляет не требовать указания лиц». Николай Павлович не забыл услугу Ростовцева, дав ему возможность дослужиться до генерала.

В предательстве подозревают и унтер-офицера 3-го Украинского уланского полка Ивана Васильевича Шервуда, сына англичанина. В «Записках» Волконского говорится:
«Шервуд явился предателем из расчета и во всю жизнь свою действовал самым гнусным образом».
Николай I пожаловал доносчику чин поручика лейб-гвардии Драгунского полка, крупную сумму денег, а к фамилии добавил «Верный», правда, однополчане звали его иначе – «Скверный». Иван Шервуд быстро пошел по служебной лестнице и, как поговаривали, не брезговал доносами. Однако прокололся в своем рвении, за махинации дележа наследства А.Д. Балашова в 1834 году Шервуда посадили на девять лет в Шлиссельбургскую крепость. Потом под надзором полиции жил в своей деревне в Смоленской губернии и даже написал книгу «Исповедь Шервуда-Верного»…

И наконец, наш «главный герой» – сын херсонского помещика Аркадий Иванович Майборода. Офицер Вятского пехотного полка, составивший список из 46 членов Южного общества… Как говорилось в уже упомянутых «Записках» Волконского, Майборода
«был человек весьма хитрый, весьма ловкий, весьма вкрадчивый… Желая вкрасться в доверенность Пестеля, он в управлении своею ротою с величайшим тщанием следовал правилам человеколюбия и попечительности о солдатах, правилам, введенным Пестелем в Вятском полку. Поэтому он и был принят в члены общества».
Как известно, Пестель едва ли не самый радикальный из декабристов, его не зря подозревали в диктаторских замашках. Вятский полк под командованием Пестеля должен был выступить из города Тульчина, что под Киевом и, выдвинувшись на Петербург, предъявить ультиматум царю. Пестель готовился скрупулезно: узнавал настроения войск, планировал маршруты восставших полков и даже основывал продовольственные склады, чтобы обеспечивать восставших.

Один из подчиненных Пестеля – Аркадий Иванович Майборода – человек не самый удачливый в службе. Достойного образования не получил, всю жизнь писал с ошибками, но самое главное, воровал и постоянно попадался на этом.

Он начал службу в конце 1810-х годов прапорщиком лейб-гвардии Московского полка. В 1820 году его перевели из гвардии в армию, в 34-й Егерский полк, а еще через два года – в Вятский пехотный полк, командиром которого и был Пестель. Попав туда, капитан Майборода получил под свою команду 1-ю гренадерскую роту.

«В Тайное общество Майборода был принят Пестелем в августе 1824 года, – отмечает современный исследователь движения декабристов Оксана Киянская. – Принят, несмотря на предостережения майора Вятского полка Н.И. Лорера – активного участника заговора. Судя по мемуарам Лорера, он посвятил Пестеля в некоторые неблаговидные факты из жизни капитана. В частности, Лорер поведал Пестелю истинную причину перевода Майбороды из гвардии в армию: его полковой товарищ «дал ему 1000 рублей на покупку лошадей». Майборода же эти деньги растратил, а вернувшись из отпуска, сообщил, что лошади пали».

Однако Пестель не прислушался к Лореру и привлек Майбороду к участию в заговоре. «Занимавшийся поиском источников финансирования своего предприятия, Пестель остро нуждался в помощнике, который, будучи членом Тайного общества, не был бы воплощением честности. Лорер, человек глубоко нравственный и прямолинейный (его фамилия не фигурирует ни в одном из документов финансового следствия в Вятском полку), для этой роли явно не годился», – отмечает Оксана Киянская.

Прежде чем принять Майбороду в общество, Пестель устроил ему своеобразную «проверку на лояльность». Согласно материалам следствия, в 1823 году в полк пришли деньги на новые краги – нижние кожаные фрагменты солдатских рейтуз. На каждую пару этих краг выдали по 2 руб. 55 коп. Но до солдат деньги эти дошли в сильно урезанном виде – каждый из них получил по 30–40 коп. Эта «позволительная экономия», по словам Пестеля, составила, по позднейшим подсчетам следователей, 3585 руб. 80 коп.

Как установило следствие, именно Майборода первым предложил солдатам своей роты «довольствоваться» сорока копейками за пару краг вместо положенных двух с половиной рублей. Когда же 1-я Гренадерская рота на это согласилась, капитан лично уговорил всех других ротных командиров последовать его примеру.

«Только после того, как капитан блестяще справился с возложенным на него поручением, он был принят Пестелем в Тайное общество. Причем полковник искренне полюбил капитана – об этом свидетельствует, в частности, составленное Пестелем в конце 1824 – начале 1825 года завещание. В этом завещании часть своих личных вещей он оставлял Майбороде», – отмечает Киянская.

Майбороде поручили ответственную миссию – съездить в Москву за деньгами для полка. Аркадий Иванович с заданием справился, однако, в полк деньги – 6000 руб., не довез, растратил все до копейки по пути обратно.

Понимая, что ему грозит, Майборода решил обвинить в растрате своего начальника и написать на него донос. Он обвинил Пестеля как в плохом отношении к солдатам и в растрате денег, так и в создании Тайного общества. Списки известных ему заговорщиков Майборода передал графу Витту, а тот отдал их в Таганроге Александру I. Однако император скоропостижно скончался (по версии фильма «Союз спасения» – он успел прочитать донос, но велел положить его под сукно и не давать ходу).

Донос остался среди бумаг царя. Чуть позже, разбирая их, начальник Главного штаба барон Дибич незамедлительно отправил компромат великому князю Константину в Польшу и великому князю Николаю в Петербург. Оттуда последовало срочное приказание начать аресты заговорщиков. Это произошло как раз в преддверии начала бунта в Петербурге.

«Очевидно, что донос этот стал результатом испуга капитана: становясь предателем, он сильно рисковал, – считает Киянская. – Следователи, например, могли не поверить, что Майборода больше года состоял в заговоре только для того, чтобы разузнать подробности и донести правительству. Не мог капитан быть уверен и в том, что расследование не вскроет его финансовую деятельность в полку. Скорее всего, опасения Майбороды за собственную жизнь оказались сильнее страха попасть под суд».

Сам Майборода в доносе утверждал, что сознательно вступил в общество для того, чтобы предать его правительству. «Эта версия не выдерживает серьезной критики: документы, и в том числе показания товарищей Майбороды по Тайному обществу, рисуют нам капитана ревностным заговорщиком, искренне убежденным врагом самодержавия. Иной версии придерживаются мемуаристы, а вслед за ними и исследователи: капитан «промотал в Москве часть полковых денег и, боясь ответственности, написал донос о существовании и намерениях Южного общества. Эта версия более правдоподобна», – отмечает Киянская.

13 декабря 1825 года, за две недели до намеченной даты выступления, Пестеля арестовали.

«Когда после ареста Пестеля в его полку началась серьезная финансовая проверка, переросшая в особое следственное разбирательство, выяснилось, что растраты командира составили около 60 тысяч рублей ассигнациями. Сумма, в 15 раз превосходящая годовое жалование полковника, командира пехотного полка.

В ходе этого следствия выяснилось также, что финансовые „операции“ полковника осуществлялись по большей части с ведома его дивизионного и бригадного командиров, получавших немалые суммы из полковой кассы», – отмечает Оксана Киянская.

По мнению исследовательницы, Пестель, обладавший умом практического политика, раньше других осознал, что осуществление высоких идей тайных обществ невозможно без использования заведомо «грязных» средств. Что заговор не может существовать без финансовой поддержки, а революция не будет успешной без нейтрализации (в частности, путем подкупа) «высших» начальников, контролирующих значительные войсковые соединения.

«Ради счастья своей Родины Павел Пестель не только нарушил свое призвание и не только отдал жизнь. На алтарь Отечества он положил самое ценное, что было у русского дворянина той эпохи – собственную честь. Именно в этом и заключается главная трагедия его жизни и главный смысл его гражданского подвига», – уверена Оксана Киянская.

Дальнейшая карьера Майбороды складывалась вроде бы удачно: Николай I оказывал ему личное покровительство. Его перевели в лейб-гренадерский полк с сохранением звания (что, однако, означало, что его армейский чин повышался на два ранга) и даровали ему 1500 руб. В начале 1840-х годов император даже стал крестным отцом его дочерей Екатерины и Софьи, по поводу рождения каждой из них Аркадий Иванович награжден перстнем с бриллиантами…

Однако для воинского сообщества принцип «береги честь смолоду» – превыше всего, и доносчики не пользовались уважением. Слух о том, что Майборода выдал собственного же командира, быстро распространялся. Офицеры недолюбливали Майбороду, они понимали, что его успехи связаны не с его боевыми заслугами, а с его «услугой»…

Майборода старался проявить себя: участвовал в Русско-персидской войне, в 1831 году, будучи уже подполковником, подавлял восстание в Польше, отличился при штурме Варшавы, в 1832-м бился против горцев в Северном Дагестане.

Правда, уже в следующем году он просил императора разрешить ему оставить действительную военную службу. К прошению он приложил медицинскую справку, согласно которой, он страдал
«закрытым почечуем, сопровождаемым жестокими припадками, а именно: сильною болью в глазах, стеснением в груди и сильным трепетанием и биением сердца и постоянной болью в чреслах и пояснице».
Медицинский департамент Военного министерства в диагнозе засомневался и признал, что здоровье подполковника «нельзя признать совершенно расстроенным». Поэтому вместо «отчисления» Майбороду просто отставили от службы с пенсионом в треть жалованья (300 руб. в год ассигнациями). Деньги весьма скромные, и через год он вернулся в строй. В 1841 году «за отличие по службе» даже стал полковником.

С июля 1841-го по октябрь 1842 года Майборода – командир Карабинерного полка князя Барклая-де-Толли, с октября 1842-го по январь 1844 года – пехотного Апшеронского полка. В 1845 году его отправили в отставку по причине «изобличения в серьезном преступлении». Каком именно, архивные документы умалчивают…

В том же году он покончил с собой. Как свидетельствует документ,
«12-го апреля в пять часов по полудни, заперши за собой дверь кабинета, вонзил себе кинжал в левую часть груди… Из всего найденного заключаем, что смерть полковника Майбороды произошла от безусловно смертельной раны в грудь, нанесенной себе кинжалом в припадке меланхолии».
Впрочем, ходили слухи о том, что Майбороду убили, он слишком много знал и был опасным свидетелем…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Как сладостно отчизну ненавидеть…»

Новое сообщение ZHAN » 24 июн 2021, 20:30

Как известно, между родиной и государством нередко не стоит знака равенства. Можно быть противником существующего в стране политического режима, но при этом оставаться патриотом своей родины… Философа Владимира Печерина обвиняли как раз в том, что свою нелюбовь к политическому режиму он переносил на отечество. Иначе как еще могли появиться его строки, датированные 1835 годом:
«Как сладостно отчизну ненавидеть // И жадно ждать ее уничтожения! // И в разрушении отчизны видеть // Всемирную десницу возрождения!»
Правда, как признавался сам Печерин, эти «безумные строки» он написал в «припадке байронизма», «не осуждайте меня!»…

Владимира Сергеевича Печерина называют и одним из первых российских диссидентов, и одним из первых невозвращенцев: в 1836 году он остался на Западе.

Если попытаться коротко, в нескольких словах, объяснить причину тайного бегства Печерина из России, то лучше всего воспользоваться для этого его собственными признаниями:
«На меня подул самум европейской образованности, и все мои верования, все надежды (связанные с наукой и Россией) облетели как сухие листья…»
«„Здесь нет будущности!“ – вот в чем для Печерина „страх России“», – отмечает публикатор мемуаров Печерина П. Горелов.

Историк культуры Михаил Гершензон в своей книге «Жизнь В.С. Печерина», изданной в 1910 году, считал, что его бегство на Запад вызвано мечтой
«об осуществлении потенциальной красоты человека, о водворении на земле царства разума, справедливости, радости, красоты; царства, чуждого всякой национальной окраски…»
Изображение

Кто же такой Владимир Печерин?.. :unknown:

Поэт, филолог, владевший восемнадцатью языками, профессор Московского университета. В начале 1832 года профессор Петербургского университета Александр Никитенко, автор знаменитого дневника, так охарактеризовал в нем Владимира Печерина:
«Это человек с истинно поэтическою душою. В нем все задатки доблести, но еще нет опыта в борьбе со злом. Выйдет ли он в заключение победителем из нее?»
По собственным словам Печерина, до конца 1833 года у него не было никаких политических убеждений.
«Был у меня какой-то пошленький либерализм, желание пошуметь немножко и потом, со временем, попасть в будущую палату депутатов конституционной России – далее мысли мои не шли».
В конце 1833 года вышло в свет произведение французского философа, проповедника христианского социализма Фелисите Ровер де Ламенне «Слова верующего», вызвавшее большой резонанс и наделавшее тогда много шуму. Специальной энцикликой от 15 июня 1834 года произведение Ламенне осуждено папой Римским.

«Это было просто произведение сумасшедшего, но для меня оно было откровением нового Евангелия, – вспоминал Владимир Печерин. – „Вот, – думал я, – вот она, та новая вера, которой суждено обновить дряхлую Европу!..“ Политика стала для меня религиею, и вот ее формула: „Аллах у Аллах! у Махомед росул Аллах!“ Это значит: „Республика есть республика и Маццини ее пророк!“ <…> Первое мое путешествие в Швейцарию и Италию (1833) было чисто русское, то есть без всякой разумной цели, так просто посмотреть да погулять… Я возвращался в Россию (1835), как агнец, влекомый на заклание, с ужасною тоскою, с глубоким отчаянием, но вместе с тем с искреннею решимостью убежать при первом благополучном случае. Я жил в Москве ужасным скрягою, часто отказывал себе в обеде и питался черным хлебом и оливами, для того чтоб накопить несколько денег».

А вот еще слова самого Владимира Печерина, объяснявшие причины его бегства:
«Я очень хорошо понимал, что в тогдашней России, где невозможно было ни говорить, ни писать, ни мыслить, где даже высшего разряда умы чахли и неизбежно гибли под нестерпимым гнетом, – в тогдашней России, с моей долею способностей, я далеко бы не ушел. Я скоро бы исписался и сделался бы мелким пошленьким писателем со всеми его низкими слабостями, – а на это я никак согласиться не мог. По мне или пан, или пропал… Но если пойти глубже, то, может быть, найдется другая основная причина, то есть неодолимая страсть к кочевой бродяжнической жизни. Как сын пустыни, я терпеть не мог оседлости».
На самом деле Владимир Печерин тогда еще очень молод. В «Отчете» Московского университета за 1835 год сказано:
«Исправляющий должность экстраординарного профессора В. Печерин (преподает греческую словесность и древности), Рязанской губ., из дворян, 28 лет, исправляет должность с 7-го августа 1835 года; жалованья 2000 рублей».
В 1836 году ему определено жалования 3500 руб. и 400 руб. квартирных денег. Так что бежал Печерин из России вовсе не за «длинным рублем»…

В 1836 году под благовидным предлогом, воспользовавшись служебной командировкой, Печерин покинул Россию. А.В. Никитенко отметил в «Дневнике» 23 декабря 1836 года:
«Печерин отправился в отпуск за границу… на два месяца и до сих пор не возвращается. Судя по идеям, которые он еще здесь обнаруживал, он, должно быть, совсем задумал оставить Россию. Это все больше и больше подтверждается».
Через неделю А.В. Никитенко записывал:
«Был у министра (народного просвещения). Он много говорил о Печерине, поступком которого очень огорчен, так как это действительно ставит его в затруднительное положение. Как сказать об этом Государю! Кара может сначала пасть на самого министра, потом на все ученое сословие и, наконец, на систему отправления молодых людей за границу. Ведь у нас довольно одного частного случая, чтобы заподозрить целую систему…»
Иными словами, речь шла, говоря советскими понятиями, об «измене родине в форме бегства за границу».

Попечитель Московского университета Строганов призывал Печерина вернуться на родину, и тот 23 марта 1837 года ответил ему пространным письмом из Брюсселя:
«Вы призвали меня в Москву… (Печерин имел в виду, что прежде он преподавал в Петербургском университете). Ах, граф! Сколько зла вы мне сделали, сами того не желая! Как я увидел эту грубо-животную жизнь, эти униженные существа, этих людей без верований, без Бога, живущих для того, чтобы копить деньги и откармливаться, как животные; этих людей, на челе которых напрасно было искать отпечатка их Создателя; когда я увидел все это, я погиб!..»
Впоследствии противники самодержавия стремились объяснить поступок Печерина исключительно политическими причинами: мол, он задыхался в России в мрачные времена Николая I. На самом деле ситуация была гораздо глубже, недаром современные западные историки представляют Печерина, личность которого по-прежнему вызывает немалый интерес, как архетип нонконформиста.

«Я потерял все, чем человек дорожит в жизни: отечество, семейство, состояние, гражданские права, положение в обществе – все, все! Но зато я сохранил достоинство человека и независимость духа», – утверждал Печерин.

Российское государство не простило Печерину измены. Судебное дело, заведенное против него в России, в 1847 году завершилось решением Сената, лишившем его всех прав и состояний российского подданного, от которых, впрочем, он еще ранее сам добровольно отрекся.

Впрочем, и Европа, в которую он так стремился, не оправдала его ожиданий. Завязавшиеся связи со швейцарскими и итальянскими революционерами кончились разочарованием. Затем – четыре года нищенства и скитаний. Вчерашний революционер, мечтавший возглавить борьбу за всемирное разрушение, стал католическим монахом, а в 1843 году – патером-миссионером ордена редемптористов.

В 1845 году он переехал в качестве миссионера в Великобританию. «Печерин прежде всего желал личной свободы, неприкосновенности и независимости – недаром именно Англия была для него идеальной страной для проживания. При этом в Англии Печерину, прежде всего, важны были не политические свободы, парламентаризм, правовая и судебная системы, но максимальная личная свобода, индивидуализм», – отмечает историк Светлана Волошина.

Тем временем Печерин в 1854 году перебрался в Ирландию, где стал самым популярным католическим проповедником. Но потом он проклял двадцать лет, прожитые в католическом Ордене, как «сон разума». Как отмечает историк Ирина Щербатова в книге «Владимир Печерин: странник свободы», за него, умиравшего от тифа католического священника, молился весь народ Ирландии во всех церквях, но спустя годы он стыдился своей принадлежности к «презренной касте».

Монашеское начальство направило его в Дублин, где он с 1862 года служил капелланом одной из местных больниц.

Впрочем, когда на престол вступил Александр II, и из России потянуло ветром перемен, Печерин, к тому времени уже измученный ностальгией по покинутой родине, захотел вернуться:
«Как же мне живому зарыться в эту могилу и в такую великую эпоху ничего не слышать о том, что делается в России! Итак, 19 февраля, освободившее 20 млн крестьян, и меня эмансипировало».
Пожив за рубежом, он многое понял для себя: Запад вовсе не оказался «землей обетованной». Печерин отмечал, что «латинские народы сгнили до корня» и пророчествовал:
«Россия вместе с Соединенными Штатами начинают новый цикл в истории».
В августе 1865 года поэт-славянофил Иван Аксаков получил в Москве письмо из Дублина со стихотворением и визитной карточкой «Rev-d Petcherine». Он писал, что «не забыл ни русского языка, ни русских дум» и испытывает «просто желание переслать на родину хоть один мимолетный умирающий звук». Аксаков опубликовал письмо и стихотворение Печерина, сопроводив их таким комментарием:
«Он наш, наш, наш… Неужели нет для него возврата?.. Русь простит заблуждения…»
Впрочем, Печерин прекрасно отдавал себе отчет в том, что его ждет в России. В полемике с Ф.В. Чижовым, своим давним университетским другом, математиком, искусствоведом, промышленником, 6 февраля 1866 года он написал:
«Вы говорите, что здесь, на Западе, все мишура, а у вас одно чистое золото. – Да где же оно? скажите, пожалуйста. В высшей ли администрации, в неподкупности ли судей, в добродетелях семейной жизни, в трезвости и грамотности народа, в науке, искусстве, промышленности?..

Нет, нет, я вечно останусь пантеистом. Мне надобно жить всемирною жизнью: мне надобно каждую минуту слышать, как бьется пульс человечества в Европе, в Азии, в Африке, в Австралии… Заключить себя в каком-нибудь уголку белокаменной и проводить жизнь в восторженном созерцании каких-то еще неоткрытых тайных прелестей Древней Руси – это вовсе не по мне. Я скажу с Шиллером: „Столетие еще не созрело для моего идеала. Я живу согражданином будущих времен“».
«Я теперь адресую свои записки прямо на имя потомства; хотя, правду сказать, письма по этому адресу не всегда доходят, – вероятно, по небрежности почты, особенно в России, – писал Печерин в своих „Замогильных записках“. – Через каких-нибудь пятьдесят лет, то есть в 1922 году, русское правительство в припадке перемежающегося либерализма разрешит напечатать эти записки…
«Будет только темное предание, что, дескать, в старые годы жил-был на Руси какой-то чудак Владимир Сергеев сын Печерин: он очертя голову убежал из России, странствовал по Европе и наконец оселся на одном из британских островов, где и умер в маститой старости…»
В 1876 году Печерин написал одному из своих корреспондентов в России:
«…Я решился не терять ни минуты времени. Рано ли, поздно ли придется мне сойти с поприща жизни, но никто не посмеет попрекнуть меня в бездействии… Не посрамим земли русския, но костьми ляжем ту, мертвии бо срама не имут».
Однако в Россию он так никогда и не вернулся. Он ушел из жизни 17 апреля 1885 года в Дублине…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Фанатик, дошедший до изуверства»

Новое сообщение ZHAN » 25 июн 2021, 21:56

Обвинить в предательстве, чтобы получить повод, а затем и оправдать кровавую расправу: именно такой способ скрепить свою тайную заговорщическую организацию избрал революционер Сергей Нечаев. История прогремела на всю Россию и вызвала шок в обществе. Федор Михайлович Достоевский откликнулся на нее романом-предостережением «Бесы»…

26 ноября 1869 года одна из московских газет сообщала:
«Два крестьянина, проходя в отдаленном месте сада Петровской академии (так называли Земледельческую академию, поскольку она находилась в Петровско-Разумовском.) около входа в грот, заметили валяющиеся шапку, башлык и дубину; от грота кровавые следы прямо вели к пруду, где подо льдом виднелось тело убитого, опоясанное черным ремнем и в башлыке… Тут же найдены два связанные веревками кирпича».
Спустя два дня в прессе появилось продолжение кровавой истории:
«Убитый оказался слушателем Петровской академии, по имени Иван Иванович Иванов… деньги и часы, бывшие при покойном, найдены в целости; валявшиеся же шапка и башлык оказались чужими. Ноги покойного связаны башлыком, как говорят, взятым им у одного из слушателей Академии, М-ва; шея обмотана шарфом, в край которого завернут кирпич; лоб прошиблен, как до́лжно думать, острым орудием».
Еще спустя почти месяц в печати впервые появилось имя Сергея Нечаева – организатора и участника студенческих беспорядков, а также организатора убийства.

22-летний Сергей Нечаев осенью 1869 года создал в Москве тайную организацию «Народная расправа». Цель – свержение строя и создание нового общества, основанного на началах принудительного равенства. Труд в новом обществе, по мнению Нечаева, должен стать обязательным под страхом смерти, а целью организации стала подготовка «народной мужицкой революции».
Изображение
С. Нечаев. Фото около 1865 г.

Когда осенью 1869 года он вернулся в Россию из-за границы, где полгода скрывался от полиции как активный участник студенческих волнений, то с прежним энтузиазмом принялся призывать молодежь к политическим демонстрациям. В своей деятельности Нечаев широко пользовался обманом и шантажом, и это вызвало протест среди участников тайной организации. Один из них, тот самый студент Петровской академии Иван Иванов, выступил против Нечаева. Тот обвинил Иванова в предательстве и сотрудничестве с властями и с помощью других членов центральной «пятерки» убил его.

Убийство раскрыли, «Народную расправу» нашли и разгромили. Суд по делу об убийстве студента Иванова проходил в Петербургской Судебной палате летом 1871 года. Всех участников преступления приговорили к каторжным работам.

В ходе процесса опубликовали «Катехизис революционера», подготовленный Нечаевым. Это были правила, которыми должен руководствоваться настоящий революционер. Документ представляет собой короткий текст из четырех частей – отношение революционера к самому себе, к товарищам по революции, к обществу, а также отношение товарищества к народу.

Фактически «Катехизис революционера» – пособие по насильственной подрывной деятельности. Согласно нему, революционер должен быть душой и телом предан своему делу и не бояться всем пожертвовать ради него:
«Революционер – человек обреченный. У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единственным исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью – революцией».
Революционер
«знает только одну науку, науку разрушения. Для этого и только для этого он изучает теперь механику, физику, химию, пожалуй, медицину. Для этого изучает он денно и нощно живую науку людей, характеров, положений и всех условий настоящего общественного строя, во всех возможных слоях. Цель же одна – наискорейшее и наивернейшее разрушение этого поганого строя».
И далее:
«Суровый для себя, он должен быть суровым и для других. Все нежные, изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в нем единою холодною страстью революционного дела. Для него существует только одна нега, одно утешение, вознаграждение и удовлетворение – успех революции. Денно и нощно должна быть у него одна мысль, одна цель – беспощадное разрушение. Стремясь хладнокровно и неутомимо к той цели, он должен быть всегда готов и сам погибнуть, и погубить своими руками все, что мешает ее достижению».
И пожалуй, одно из самых страшных мест:
«Все это поганое общество должно быть раздроблено на несколько категорий. Первая категория – неотлагаемо осужденных на смерть. Да будет составлен товариществом список таких осужденных по порядку их относительной зловредности для успеха революционного дела так, чтобы предыдущие номера убрались прежде последующих».
Как отмечают историки, в подобном максимализме не было ничего по-настоящему нового, но Нечаев обогатил его казуистикой, которая оправдывала ложь, манипулирование, предательство, убийство. Как пишет Нечаев, для революционера
«нравственно… все, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все, что помешает ему».
Иначе говоря, если что-то служит делу, оно справедливо. Людьми вполне можно пожертвовать, если это поможет разжечь большой пожар.

Что касается всего остального, служителя революции ждет награда. Он испытывает пьянящее чувство от того, что срывает маски, видит мир без прикрас. Он посвящает себя стремлению к внутреннему совершенству:
«Он не революционер, если ему чего-нибудь жаль в этом мире».
Избранный считает, что принадлежит к авангарду, аристократии, красному рыцарству. Они с товарищами формируют братство старательно отобранной элиты, которая объединяется в тайной организации.
«У товарищества нет другой цели, кроме полнейшего освобождения и счастья народа, то есть чернорабочего люда. Но убежденное в том, что это освобождение и достижение этого счастья возможны только путем всесокрушающей народной революции, товарищество всеми силами и средствами будет способствовать развитию и разобщению тех бед и тех зол, которые должны вывести, наконец, народ из терпения и побудить его к поголовному восстанию».
Когда «Катехизис революционера» стал достоянием общества, очень многим думающим людям стало понятно, что речь идет не о каких-нибудь нигилистах или романтиках-мечтателях, а о расчетливых и хладнокровных вожаках, готовых на все ради идеи. Заявка на будущее оказалась зловещей.

«Никаких распоряжений от своего имени Нечаев никогда никому из сообщников не давал, – отмечает историк Феликс Лурье. – Все якобы исходило от Комитета, а он лишь доверенное лицо, действующее как передаточное звено, связной между авторитетнейшим Комитетом и „Народной расправой“. Он такой же, как все, их товарищ, но заслуженно облечен особым расположением могущественнейшего Комитета…

Творец „Народной расправы“ никакого Комитета создавать и не собирался. Зачем с кем-то делить власть? Он был столь уверен в себе, что не нуждался ни в чьих советах и помощи. Поэтому состав Комитета Нечаев окружил непроницаемой таинственностью. Пожалуй, это единственный случай, и не только в российской истории. Ни один диктатор не решился на такое».

Выяснилось, что Иван Иванов хотел покинуть ряды «Народной расправы». И тогда Нечаев решил устроить показательную казнь, представив Иванова отступником и предателем, желающим выдать властям заговорщиков. Придуманная и разработанная им акция преследовала главную цель: связать всю эту «пятерку» (ячейки организации состояли из пяти человек) кровью, преступлением. Была одна жертва и четыре убийцы, не считая самого руководителя. Нечаеву было важно, чтобы в преступлении принимали участие все четверо товарищей жертвы. Круговая кровавая порука!

«Для крайних, максималистических революционных течений конца 60-х годов наибольший интерес представляет зловещая, жуткая фигура Нечаева, характерно русская фигура, – отмечал философ Николай Бердяев в своем труде „Истоки и смысл русского коммунизма“. – …Нечаев был, конечно, совершенно искренний, верующий фанатик, дошедший до изуверства. У него психология раскольника. Он готов сжечь другого, но согласен в любой момент и сам сгореть. Нечаев напугал всех. Революционеры и социалисты всех оттенков от него отреклись и нашли, что он компрометирует дело революции и социализма».

После убийства Иванова и разгрома «Народной расправы» Нечаеву удалось эмигрировать, однако в 1872 году швейцарские власти, на покровительство которых организатор «Народной расправы» так надеялся, сговорились с российским правительством и выдали его (и тут не обошлось без предательства!).

Затем – громкий процесс, и 8 января 1873 года Московская судебная палата приговорила Нечаева к двадцати годам каторги. Как особо опасного преступника его посадили в секретный Алексеевский равелин Петропавловской крепости в Петербурге, однако здесь Нечаев проявил всю фантастическую силу своей личности. Но, по иронии судьбы, пытаясь прежде сплотить своих соратников, обвинив одного из них в измене, сам пал жертвой предательства.

Дело было так. Будучи в Александровском равелине, Нечаев, нарушая строжайшее правило – запрет стражникам разговаривать с заключенными, сумел привлечь на свою сторону некоторых охранников и стал готовить побег. Нечаеву даже удалось с помощью охраны передать записку на волю.

«Удивительное впечатление производило это письмо: исчезло все, темным пятном лежавшее на личности Нечаева – пролитая кровь невинного, денежные вымогательства, добывание компрометирующих документов с целью шантажа, все, что развертывалось под девизом „цель оправдывает средства“, вся та ложь, которая окутывала революционный образ Нечаева, – вспоминала революционерка Вера Фигнер. – Оставался разум, не померкший в долголетнем одиночестве застенка; оставалась воля, не согнутая всей тяжестью обрушившейся кары; энергия, не разбитая всеми неудачами жизни. Когда на собрании Комитета было прочтено обращение Нечаева, с необыкновенным душевным подъемом все мы сказали: „Надо освободить!“».

Однако все силы Исполнительного комитета «Народной воли» были направлены на то, чтобы убить царя. А в конце 1881 года план побега раскрыт властями благодаря предательству Льва Мирского (приговорен к бессрочной каторге за попытку убийства шефа жандармов А.Р. Дрентельна в марте 1879 г.). Попав в Петропавловскую крепость, Мирский узнал о планах Нечаева совершить побег и сообщил об этом начальству. Сотрудничество с властями ему зачли: Мирский получил послабление – его сначала перевели в «вольную команду», а затем отправили на поселение.

Что же касается Сергея Нечаева, то он скончался от водянки – произошло это в тюрьме в конце 1882 года. Однако, перефразируя известную фразу, Нечаев умер, а его дело продолжило жить. И только набирало свою силу.

«Владимир Ленин вводит в России социалистический строй по методу Нечаева – „на всех парах через болото“, – писал Максим Горький в ноябре 1917 года, когда он занимал непримиримую позицию по отношению к большевикам, захватившим власть. – И Ленин, и Троцкий, и все другие, кто сопровождает их к погибели в трясине действительности, очевидно, убеждены вместе с Нечаевым, что „правом на бесчестье всего легче русского человека за собой увлечь можно“, и вот они хладнокровно бесчестят революцию, бесчестят рабочий класс, заставляя его устраивать кровавые бойни, понукая к погромам, к арестам ни в чем не повинных людей…»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Судьба двойного агента

Новое сообщение ZHAN » 26 июн 2021, 12:59

В конце 1883 года на афишных тумбах Петербурга, Москвы и других крупнейших городов Российской империи появились объявления о розыске отставного штабс-капитана Сергея Петровича Дегаева. История, связанная с ним, вызвала тогда в стране изрядный шум, а для многих стала просто шоком. Появилось даже понятие «дегаевщина», ставшее синонимом коварного двойного предательства. Академик Евгений Тарле высказывался по этому поводу:
«Дегаевщина и все, что Дегаева касается, убедили меня, что история иногда бывает Федором Михайловичем Достоевским и показывает такие мрачные пучины человеческой души, какие только Достоевский умел показывать».
Сергей Дегаев сын Натальи Николаевны Дегаевой, дочери известного историка и писателя Николая Алексеевича Полевого, которая насаждала в семье культ «исключительности» своих детей. Она готовила их к тому, чтобы они непременно стали знаменитостями. Старшая дочь считалась талантливой актрисой, и от нее ожидали громкого успеха, по ней, с ее слов, страдал не кто-нибудь, а выдающийся революционер Петр Лавров. Младшая дочь, по мнению семьи, – незаурядная пианистка, двум сыновьям предназначалась романтическая карьера на революционном поприще.

Сергей Дегаев, офицер крепостной артиллерии Кронштадта, поступил в Михайловскую артиллерийскую академию, однако в 1879 году удален оттуда как неблагонадежный, что означало конец военной карьеры. Выйдя в отставку, поступил в Институт путей сообщения, сблизился с революционными кружками и принят в «Народную волю».
Изображение
Объявление о розыске С. Дегаева. 1883 г.

Успешно сдав экзамены в институте, Дегаев уехал для съемки местности под будущее строительство железной дороги в Архангельскую губернию. Там, в Архангельске, женился на девушке из мещанской семьи, а вернувшись с молодой женой в Петербург, приступил к прежним занятиям: учебе в институте и революционной деятельности. На его долю выпала непростая задача – организовать связь между своим младшим братом Владимиром, который тоже был участником подпольной работы, и членом Исполнительного комитета Златопольским.

Однако вскоре братья столкнулись с настоящим гением русского сыска Георгием Судейкиным. Он считается, кстати, прототипом литературного героя Бориса Акунина – знаменитого сыщика Эраста Фандорина.

Судейкин сначала завербовал, иными словами, склонил к предательству Владимира Дегаева. Тот попал в руки полиции в 1881 году. Впоследствии диалог Судейкина и Владимира Дегаева записала (со слов последнего) член Исполнительного комитета партии «Народная воля» А.П. Прибылева-Корба.
«Я знаю, что вы мне ничего не скажете, – обратился Суйдекин, – и не для того я позвал вас, чтобы задавать вам бесполезные вопросы. У меня другая цель относительно вас. Я хочу предложить вам очень выгодные условия. Ваше дело будет прекращено, ваша виновность будет забыта, если вы мне окажете существенную услугу». – «Как! – воскликнул с негодованием юноша. – Вы хотите из меня сделать шпиона! Кто дал вам право говорить мне подобные вещи?» – «Вы даже не выслушали меня, а уже рассердились, – заметил Судейкин. – Не думайте, что я предназначаю вас на роль шпиона или предателя. Я не решился бы на это из уважения к вашей семье; и по вас вижу, что вы слишком благородны для таких ролей. То, что я вам предлагаю, заключается в следующем: правительство желает мира со всеми, даже с революционерами. Оно готовит широкие реформы. Нужно, чтобы революционеры не препятствовали деятельности правительства. Нужно их сделать безвредными. И помните, ни одного предательства, ни одной выдачи я от вас не требую».
Владимир Дегаев решил, что сможет перехитрить Судейкина, а заодно и весь Департамент полиции, войти к ним в доверие и принести партии пользу. Он рассказал обо всем своим товарищам. В январе 1882 года Судейкин, рассчитывая получить сведения о заграничных членах Исполнительного комитета партии «Народная воля», отправил Дегаева в поездку по Европе. По дороге в Швейцарию Владимир остановился в Москве, где благодаря его неумелой конспирации в руки полиции попали многие народовольцы.

Однако эмигранты, наслышанные о ретивом инспекторе охранки, из осторожности не пожелали вступить с Владимиром в деловые связи. Судейкин охладел к своему новому агенту и в мае 1882 года уволил Дегаева-младшего с напутствием:
«Устройтесь где-нибудь так, чтобы правительство никогда больше о вас не слышало!»
В декабре 1883 года Владимир Дегаев навсегда покинул Россию. Некоторое время он жил в Стокгольме, затем в Париже, удачно играл на бирже, отправлял в Россию верноподданнические прошения о разрешении вернуться на родину. Печатался в газетах, в 1900-х годах состоял корреспондентом реакционной газеты «Новое время» в США, в 1913 году даже занимал должность секретаря русского консула в Нью-Йорке. Далее следы его теряются…

Иначе сложились отношения Судейкина с Сергеем Дегаевым-старшим. Последний тоже стал двойным агентом. В определенном смысле – предал и тех и других. В 1882 году Дегаев даже возглавил центральную группу «Народной воли». Заметим, это произошло уже после того, как «народовольцы» убили Александра II, в условиях, когда реакция властей на тайные сообщества была чрезвычайно жесткой.

Впрочем, двойная жизнь Сергея Дегаева продолжалась недолго. Товарищи по партии разоблачили его как провокатора. За подобное полагалась смерть. Однако они пообещали простить его, если он организует убийство Судейкина. В декабре 1883 года Дегаев лично участвовал в расправе над жандармским подполковником…

Смерть подполковника была страшной. Дегаев заманил его на конспиративную квартиру, где находился вместе с двумя сообщниками. Судейкин был не один, и битва развернулась не на жизнь, а на смерть. На Судейкина напали сзади, его ударили ломом, но тот выскользнул и попытался укрыться в ватерклозете. Ему не дали спрятаться и буквально молотили железным ломом, пока не убедились, что он мертв.

Впоследствии судмедэксперты дали заключение, что смерть подполковника Судейкина последовала от
«безусловно смертельного повреждения костей черепа, имеющих несколько трещин, а равно и от огнестрельной раны, проникающей в полость живота и осложненной разрывом ткани печени, и последовавшим за этим разрывом кровоизлиянием в названную полость… Повреждения головы, по заключению экспертов, последовали, вероятно, от нанесенных сзади ударов тупым орудием, которым могли быть и найденные в квартире ломы».
Сенатор А.А. Половцев записал в своем дневнике 18 декабря 1883 года:
«Судейкин был выдающаяся из общего уровня личность, он нес жандармскую службу не по обязанности, а по убеждению, по охоте. Война с нигилистами была для него нечто вроде охоты со всеми сопровождающими ее впечатлениями. Борьба в искусстве и ловкости, риск, удовольствие от удачи – все это играло большое значение в поисках Судейкина и поисках, сопровождающихся за последнее время чрезмерным успехом».
Министр внутренних дел П.А. Валуев записал на следующий день:
«Третьего дня убит известный Судейкин, главный заправитель государственной тайной полиции. Его заманил на одну из занимаемых им квартир живший в этой квартире его же агент (Дегаев), которого предательство, вероятно, было подмечено террористами, и они представили на выбор – погибнуть или выдать Судейкина. Сопровождавший сего последнего его родственник и агент (кажется, Садовский) избит железными ломами, и хотя еще жив, но почти бессознателен. Сильное впечатление. Большой переполох. Ген[ерал, товарищ министра внутренних дел П.В.] Оржевский все предоставил Судейкину, и с ним пропадают все нити, бывшие в его руках. У нас по этой части азбучное неумение».
Как указывалось в заявлении Исполнительного комитета «Народной воли» от 26 декабря 1883 года, он
«нашел необходимым… казнить Судейкина (но непременно руками самого Дегаева), ибо этот неутомимый сеятель политического разврата должен был, по мнению Комитета, погибнуть в той самой яме, которую он рыл другим, оставив собственной гибелью вечно памятный урок того, как ненадежно все, основанное на предательстве».
Дегаев во время убийства Судейкина успел выскочить на лестницу из квартиры и убежать – причем не только из Петербурга, опасаясь, что товарищи убьют и его как разоблаченного двойного агента, он скрылся за границей.

Участников убийства полиция разыскала уже через несколько недель. Их судили и приговорили к смертной казни, замененной пожизненной каторгой. Обоих заключили в Шлиссельбургскую крепость. Коношевич сошел с ума, а Стародворский, просидев в крепости более двадцати лет, выпущен по амнистии после царского манифеста 17 октября 1905 года, во время Первой русской революции.

А вот Сергей Дегаев сумел скрыться. Он благополучно миновал границу Российской империи и прибыл в Лондон. Затем явился на партийный суд в Париже, где его помилование партией было подтверждено, но с условием никогда не возвращаться в пределы Российской империи. А Дегаеву и не особенно туда хотелось возвращаться. Ни от революционеров, ни от властей он не ждал ничего хорошего…

Забрав жену, он убыл вместе с ней в неизвестном направлении. Русская тайная полиция искала его по всему миру, его якобы обнаружили в начале XX века в Аргентине под видом владельца богатой гасиенды. Когда туда прибыли «заинтересованные лица», выяснилось, что искомый человек, ликвидировав все дела, срочно выехал из Аргентины.

Официально же, как было записано в материалах следственного дела:
«Обвиняемый в убийстве подполковника Судейкина, отставной штабс-капитан Сергей Петров Дегаев вслед за совершением этого преступления скрылся и до сего времени не разыскан».
Опасаясь мести, Сергей Дегаев перебрался в США, где прожил долгую жизнь под именем Александра Пэлла. Причем предатель-провокатор фактически начал все с нуля и прожил вторую жизнь. Он защитил докторскую диссертацию по дифференциальной геометрии, был приглашен преподавать математику в Университете Южной Дакоты, стал даже деканом инженерного колледжа этого учебного заведения…

В марте 1909 года кадетская газета «Речь» сообщала:
«Нью-йоркский корреспондент „Голоса Москвы“ сообщает о недавно полученном им из Новой Зеландии известии, будто знаменитый в летописях русского революционного движения С. Дегаев умер в августе прошлого года после довольно блестящей карьеры профессора математики в разных университетах Америки, Австралии и Новой Зеландии, причем одно время он занимал место декана университета где-то в Австралии».
В следующий раз Сергея Дегаева «похоронили» весной 1918 года, когда газета «Наше слово» сообщила:
«…в петроградских партийных кругах были получены сведения об убийстве знаменитого провокатора Сергея Дегаева, жившего в Америке. Он убит по постановлению группы интернационалистов-террористов».
На самом деле ни то, ни другое сообщения не соответствовали истине: Сергей Дегаев умер в Америке только в 1921 году.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Раскаявшийся революционер

Новое сообщение ZHAN » 27 июн 2021, 18:34

Эта история – одна из самых драматичных и поучительных в летописи противоборства власти и ее противников последних десятилетий Российской империи. И если первый «раунд борьбы», если можно так сказать, власти проиграли – я имею в виду удавшееся покушение народовольцев на Александра II, окончившееся его гибелью, то второй «раунд» точно оказался за властью. Потому что один из самых активных участников народовольческого движения, Лев Тихомиров, раскаялся, а затем стал принципиальным и преданным сторонником (и более того – пропагандистом!) монархии. Власти торжествовали, а бывшие соратники по борьбе иначе как предательством (по крайней мере, идейным), ренегатством и отступничеством поступок Льва Тихомирова не называли.
Изображение

Резонанс поступка Тихомирова был огромен. Один из крупнейших французских марксистов Поль Лафарг открыто называл действия Льва Тихомирова предательством, он писал Георгию Плеханову, что приезд русских революционеров на Учредительный конгресс II Интернационала «будет ответом на предательство Тихомирова».

Литературовед Евгения Таратута считала, что измена Тихомирова наложила даже свой отпечаток на то, что в известном романе Джозефа Конрада «На взгляд Запада», в рассказе Артура Конан Дойля «Пенсне в золотой оправе» (из цикла «Возвращение Шерлока Холмса») основным мотивом служил мотив предательства.

В рассказе Конан Дойля главные его герои, Анна и Сергей – русские революционеры. После совершения теракта, чтобы спасти свою жизнь, Сергей выдал полиции собственную жену. Сбежав в Англию со всеми деньгами организации и архивом, Сергей сменил имя, став профессором Корэмом, и залег на дно.

«Да, джентльмены, я жена этого человека, – поведала Анна Шерлоку Холмсу – Мы были революционеры, нигилисты… Потом начались преследования, был убит высокопоставленный полицейский чиновник, многих арестовали, и для того, чтобы спасти себя и получить большую награду, мой муж выдал жену и товарищей. Мы были арестованы. Некоторые отправились на виселицу, других сослали в Сибирь, и в том числе меня… А мой муж, захватив с собой деньги, запятнанные кровью, уехал в Англию и поселился здесь в полном уединении, хорошо понимая, что как только организация узнает о его местонахождении, не пройдет и недели, как свершится правосудие…»

Естественно, не обошлось в той литературной истории и без любовной интриги. «Среди членов организации был мой друг, – продолжала Анна. – Он был благороден, бескорыстен, он любил меня, словом полная противоположность моему мужу. Он ненавидел насилие… Он писал мне письма, в которых убеждал меня избрать иной путь. Эти письма и мой дневник, в котором я изо дня в день описывала мои чувства к нему и наши разные убеждения, спасли бы его. Мой муж нашел этот дневник и письма и спрятал их. Он старался изо всех сил очернить Алексея, чтобы его присудили к смерти. Но ему не удалось. Алексей был сослан в Сибирь на каторгу. В эти минуты, когда мы здесь с вами сидим, он надрывается там в соляной шахте…»

К истории Льва Тихомирова этот сюжет, правда, не имеет ровно никакого отношения, но мотив предательства действительно налицо.

Итак, о Льве Тихомирове. Он происходил из семьи военного врача. Дальние его предки были священниками, причем, по семейной легенде, мать перед его рождением увидела во сне святителя Митрофана Воронежского, благословлявшего ее…

Тихомиров окончил с золотой медалью керченскую Александровскую гимназию, поступил на юридический факультет Московского Императорского университета, затем перевелся на медицинский факультет. Казалось бы, впереди – блестящая карьера!.. Но увлекся крамольными идеями, стал искренним сторонником революции…

Более четырех лет он провел в тюрьме, проходил по процессу «193-х» народников-пропагандистов. В 1879 году он – член Исполнительного комитета, распорядительной комиссии и редакции «Народной воли», на Учредительном съезде поддержал решение о цареубийстве. Непосредственного участия в нем он не принимал, но от имени Комитета составил известную прокламацию, выпущенную после 1 марта 1881 года. В 1882 году, дабы избежать ареста, уехал за границу – в Швейцарию, затем во Францию. Но еще и тогда участвовал в революционном движении, издавал вместе с Петром Лавровым «Вестник Народной воли».

Но спустя несколько лет в мировоззрениях Тихомирова произошел перелом. Его манифестом стала статья «Почему я перестал быть революционером». «Революционное движение есть не причина, а только признак зла, от которого главнейше страдает современная Россия. Зло это, как я уже сказал, – недостаток серьезно выработанных умов в образованном классе, вследствие чего вся умственная работа этого класса отличается очень невысоким качеством…», – подчеркивал Тихомиров.

Георгий Плеханов отозвался статьей «Новый защитник самодержавия, или горе г. Л. Тихомирова». «Делая вид, что заносит руку на самого себя, он исхитряется хлестнуть своих бывших товарищей… Приличие соблюдается вполне, а в то же время самобичевание не только не причиняет нашему кающемуся автору никакой боли, но является для него приятным упражнением, которое дает ему возможность порисоваться перед публикой», – подчеркивал Георгий Плеханов, при этом, надо отдать должное, удержавшийся от обвинения своего оппонента в предательстве или «ренегатстве».

«В жалобах г. Тихомирова на неприятности, пережитые им от революционеров по поводу его „эволюции“, сквозит гордое сознание своего превосходства… Но г. Тихомиров жестоко ошибается. Своей „эволюцией“ он обязан лишь своей неразвитости. Горе от ума не его горе. Его горе есть горе от невежества… Теперь прощайте, г. Тихомиров. Да пошлет вам здоровья наш православный бог, а наш самодержавный бог да наградит вас генеральским чином!» – завершал свою статью Плеханов.

«Тихомиров отчаянно искал себя и свое место на протяжении всей жизни, – отмечает историк Александр Репников, написавший вместе с другим историком, Олегом Милевским, книгу „Две жизни Льва Тихомирова“. – В „первой жизни“, Лев Александрович – начинающий пропагандист-революционер, активный участник народовольческого движения, автор антимонархических текстов, соратник Софьи Перовской и Андрея Желябова, тюремный сиделец, страдающий в камере, нелегал и политический эмигрант…

Во второй жизни он покаявшийся и прощенный царем „возвращенец“, который, приехав назад, в Россию, не уходит каяться в монастырь, не замыкается в „раковине“ семейного быта, а штурмует новые высоты. Он – штатный сотрудник, а с 1909 по 1913 год – редактор официозных „Московских ведомостей“, его работы читают представители политической элиты Российской империи, он становится статским советником, работает с П.А. Столыпиным, преподносит свою „Монархическую государственность“ Николаю II».

«Наблюдая револ[юционную] деят[ельность] как свою, так и других лиц, я и прежде выносил из нее на каждом шагу впечатление то смешного, то тяжелого, иногда ужасного, – отмечал Лев Тихомиров в своем «покаянном» письме Александру III, датированном 22 августа 1888 года. – Издавна также, еще с 1880–81 гг., я нередко подмечал какой-то глубокий разлад между собой и товарищами, на вид так уважавшими меня…

…В действительности я чем дальше, тем больше чувствовал, что они меня, в сущности, не понимают, – ни моего „национализма“» в виде стремления поставить свою деятельность в соответствии с желаниями самой России, ни моего убеждения в необходимости твердой власти…»

Завершалось это письмо словами:
«Не для оправдания, а лишь взывая к милости, осмеливаюсь сказать, что мое раскаяние беспредельно, и нравственные муки, вынесенные от сознания своих ошибок, неописуемы… Я умоляю ваше величество отпустить мои бесчисленные вины и позволить мне возвратиться в отечество, а также узаконить мой брак и признать моих детей, невинных жертв моих ошибок и преступлений…»
Высочайшим повелением Александра III Тихомиров помилован. Когда раскаявшийся революционер прибыл в Петербург, первым делом он поклонился праху Александра II, к гибели которого имел самое непосредственное отношение. Затем отправился к семье в Новороссийск, где ему предстояло пять лет находиться под гласным надзором полиции.

«Надеюсь, что поведение мое во время этого надзора докажет Министерству, что я – не только вообще человек благонамеренный, но и в частностях своего отношения к современным задачам и деятельности Правительства составляю элемент безвредный или до известной степени – конечно, в пределах своих сил – полезный», – писал Лев Тихомиров.

В дальнейшем ему немало покровительствовал «серый кардинал» внутренней политики времен Александра III обер-прокурор Синода Константин Победоносцев – идеолог «подмораживания России». Он позволил Тихомирову использовать журнал «Русское обозрение» в качестве площадки для выражения своих взглядов.

В 1890 году Лев Тихомиров освобожден от надзора полиции и поселился в Москве. Началась его активная деятельность как публициста. Каждая из его работ била по его недавним соратникам по революции: «Начала и концы. Либералы и террористы», «Социальные миражи современности», «Борьба века», «Знамение времени – носитель идеала», «Единоличная власть как принцип государственного строения»… Поэт Аполлон Майков считал, что «никогда никто не выражал так точно, ясно и истинно идею русского царя», как автор статьи «Носитель идеала».

Естественно, для революционеров и либеральной интеллигенции Тихомиров стал просто «красной тряпкой», ненавидимым «ренегатом» и предателем… Между тем, в беспокойном 1905 году появляется его концептуальный труд «Монархическая государственность». В самодержавии он видел спасение от всех бед российской деятельности. «Единственное учреждение, – отмечал Тихомиров, – способное совместить и свободу, и порядок, есть государство».

И неужели все это исходило из-под пера человека, еще недавно мечтавшего о революции, о крахе самодержавия, о смерти монарха – помазанника Божия? Многим это казалось просто невероятным, и некоторые считали, что едва ли можно доверять откровениям человека, совершившего акт предательства по отношению к своим прежним взглядам, идеалам и, главное, людям, которые их олицетворяли. Другие возражали: Тихомиров – образец нравственного перерождения личности, осознавшей ущербность антинациональных революционных утопий и вставшей на путь истинный…

«Многим современникам Тихомирова казалось невероятным, что бывший активный революционер стал крупнейшим идеологом «монархической государственности». Бывшие соратники увидели в этом лишь ренегатство и приспособленчество; новые соратники по „правому лагерю“ высказывали опасения в возможном „валленродстве“ бывшего революционера», – отмечает Александр Репников.

Правда, постепенно, как указывает тот же Репников, Тихомиров начинает разочаровываться в своих идеалах – точнее, не в самой монархии, а в конкретном императоре. Если по отношению к Александру III он всегда испытывал пиетет, то о его сыне Николае II он отзывался весьма критически. «Этот император – великое оружие гнева Божия для погубления России», – отмечал Тихомиров в 1905 году, во время Первой русской революции.

Когда в феврале 1917-го Николай II отрекся от престола, Тихомиров записал в дневнике:
«Впрочем, ясно, что бесконечно громадное большинство народа – за переворот. Видно всем уже надоело быть в страхе за судьбы России. Несчастный царь, может быть, – последний. Я думаю, однако, что было бы практичнее ввести монархию ограниченную. Династия, видимо, сгнила до корня. Какое тут самодержавие, если народу внушили отвращение к нему действиями самого же царя».
Можно, конечно, снова обвинить Льва Тихомирова в «ренегатстве» за то, что он после падения монархии сразу же отрекся от нее… В мае 1917 года он записал в дневнике:
«Я… искренне хотел блага народу России, человечеству. Я служил этому благу честно и старательно. Но мои идеи, мои представления об этом благе отвергнуты и покинуты народом, Россией и человечеством».
Может показаться удивительным, но пришедшие к власти большевики, которые возвеличивали бывших соратников Тихомирова по «Народной воле», не стали наказывать его за вероотступничество. Новая власть даже выписала ему продуктовый паек. При советской власти Тихомиров работал делопроизводителем школы им. Горького в Сергиевом Посаде, и даже успел до своей смерти, случившейся в 1923 году, написать воспоминания «Тени прошлого», посвященные событиям и людям, к которым он имел отношение.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Очень странное покушение

Новое сообщение ZHAN » 28 июн 2021, 21:39

С коварным предательством и очень странной доверчивостью царских спецслужб связана трагическая история смерти премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина. Он был смертельно ранен на глазах сотен людей в зале Киевского оперного театра 1 сентября 1911 года. Убийца – революционер-террорист Дмитрий Богров – фактически совершил двойное предательство. Будучи революционером, он предал своих товарищей и стал секретным сотрудником Охранного отделения. А будучи сексотом охранки, предал и ее, воспользовался возможностью попасть в Оперный театр, кишевший жандармами и полицейскими, поскольку на представлении были и Столыпин, и император Николай II…
Изображение

Богрову в 1911 году было двадцать четыре года. Казалось бы, чего еще желать? Отец – состоятельный киевский присяжный поверенный, член Дворянского клуба, домовладелец, дед – популярный литератор. Образование Богров получил наилучшее: гимназия, потом юридический факультет Киевского университета, а также Университет в Мюнхене. Превосходно владел французским, немецким, английским языками…

В феврале 1910 года он стал адвокатом, однако подобная деятельность его совершенно не привлекала. Одно время он даже работал в Петербурге помощником секретаря в Комитете по борьбе с фальсификациями пищевых продуктов при Санитарно-техническом институте. Но и это было не то, что он хотел. По его собственным словам, его больше всего интересовала криминалистическая деятельность…

В Северной столице Богров прожил восемь месяцев в 1910 году и вернулся в родной Киев.

«Петербург порядочно подкузьмил мое здоровье, – признавал Богров в одном из писем. – Почему – не знаю. А так как какие-нибудь боли в спине или расстройство желудка, прежде всего, отражаются на психике, то я стал отчаянным неврастеником».

Он покидает Киев, уезжает в Ниццу, бывает в Монте-Карло. Однажды проигрывает в карты ни много ни мало – четыре тысячи франков!..

Но была и другая сторона его жизни. Еще в студенческую пору, пришедшуюся на Первую русскую революцию, Богров увлекся революционной романтикой. В сентябре 1908 года он впервые арестован, правда, ненадолго: обыск никаких результатов не дал. Уже в конце того же месяца его выпустили, что и породило среди его соратников версию о том, что Богрова склонили к предательству.

Публицист Владимир Бурцев, заслуживший за свои разоблачения секретных сотрудников Департамента полиции прозвище «Шерлока Холмса русской революции», сообщал, что Богрову пригрозили многолетней каторгой. Тогда-то он и согласился на сотрудничество с охранкой. «Свобода была куплена ценой выдачи товарищей», – отмечал Бурцев. Правда, еще в тюрьме состоялся товарищеский суд, оправдавший Богрова и признавший эти слухи вздорными.

Университетский товарищ Богрова киевский анархо-коммунист Лятковский вспоминал о разговоре, который случился между ними весной 1911 года, за полгода до роковых выстрелов в Столыпина. Богров сам заговорил о том, что его обвиняют в предательстве, стал оправдываться.
«Реабилитируйте себя», – ответил Лятковский.
«Так вот, пойти и сейчас на перекрестке убить первого попавшегося городового? Это ли реабилитация?» – задал вопрос Богров.
– «Скажите мне, какой мотив мог бы побудить меня служить в охранке? – снова начал он выгораживать себя. – Деньги? Я в них не нуждаюсь. Известность? Но никто из генералов от революции по моей вине не пострадал. Женщины?..»

Под конец разговора он заявил:
«Вы говорите – реабилитировать себя? Только убив Николая (царя), я буду считать, что реабилитировал себя».
– «Да кто же из революционеров не мечтает убить Николая?» – возразил Лятковский.
«Нет, Николай – ерунда, – ответил Богров. – Николай игрушка в руках Столыпина… Лучше убить Столыпина. Благодаря его политике задушена революция и наступила реакция. Вы и товарищи еще обо мне услышите», – заявил Богров Лятковскому на прощание.

Так оно и оказалось.

В Киеве в конце августа и начале сентября 1911 года проходили торжества по случаю открытия памятника Александру II. Еще летом были расписаны все «охранные мероприятия» по охране первых лиц государства. Немалую роль в этом играл начальник Киевского охранного отделения подполковник Николай Николаевич Кулябко, сотрудник не совсем высоких профессиональных качеств.

На парадный спектакль 1 сентября 1911 года в Киевском оперном театре попасть действительно было очень трудно, все билеты расписаны между чиновниками, дворянами и общественными деятелями. Кроме придворных и министров, в Киев приехали губернаторы и вице-губернаторы со всего Юго-Западного края, предводители дворянства, земские деятели. Весь театр был наводнен полицейскими и жандармами. Вход в театр строго контролировали жандармские офицеры.

Столыпин, приехав в Киев, бесстрашно ходил без охраны. За свою жизнь он пережил несколько покушений, самое страшное произошло летом 1906 года. Террористы взорвали его дачу на Аптекарском острове в Петербурге, придя в приемные часы в виде обычных просителей. Столыпин тогда чудом не пострадал, но были ранены его дети. После этого он с семьей жил за плотным кольцом охраны на Елагином острове… Но все это уже в прошлом, в стране царило успокоение, казалось, что опасность покушений миновала.

Тем не менее председатель Медицинского совета МВД Г. Рейн посоветовал П. Столыпину во время пребывания в Киеве носить под одеждой легкий панцирь. Петр Аркадьевич ответил приблизительно так: «Пулю можно предупредить, а от бомбы никакой панцирь не спасет»…

«Судьбе угодно было допустить убийство в том месте, где менее всего можно было ждать его, – отмечал журналист Александр Панкратов, очевидец покушения на Столыпина. – Это склоняет меня к мысли, что покушение Богрова было случайно, без заранее выработанного плана. А удалось оно только благодаря крайней оплошности охраны и благоприятному для убийцы стечению обстоятельств, в силу которого никто не задержал Богрова, когда он подходил к министру…»

В театре был и Николай II: он прибыл с дочерьми Ольгой и Татьяной. В глубине царской ложи рядом с императором занял место болгарский княжич Борис Тырновский, а также великие князья Андрей Владимирович и Сергей Михайлович. Давали «Сказку о царе Салтане».

В антракте после второго акта Столыпин оставался в зрительном зале. Он стоял, повернувшись лицом к публике, опираясь на барьер, возле него военный министр Сухомлинов и шталмейстер граф Потоцкий.

Как вспоминал очевидец, в театре было шумно, стоял гул голосов и выстрел услыхали немногие, но когда раздались крики, все взоры устремились на Столыпина и на несколько секунд все смолкло. Тот как будто не сразу понял, что случилось. Он наклонил голову и посмотрел на свой белый сюртук, который с правой стороны уже заливался кровью. Медленными и уверенными движениями он положил на барьер фуражку и перчатки, расстегнул сюртук и, увидев жилет, уже густо пропитанный кровью, махнул рукой, как будто желая сказать: «Все кончено!». Затем грузно опустился в кресло и ясно, и отчетливо, голосом, слышным всем, кто находился недалеко от него, произнес: «Счастлив умереть за царя!».

Богров пытался бежать, воспользовавшись суматохой, но на него сразу же набросились десятки людей, стали бить его всем, чем придется… Первый допрос состоялся еще в театре. На вопрос, каким образом ему удалось попасть на спектакль, Богров вытащил из жилетного кармана билет на одно из кресел в 18-м ряду. Сразу же выяснили: эти места зарезервированы «для чиновников охраны».

В это время вошел Кулябко, прибежавший с улицы, где он старался задержать террористку по приметам, сообщенным его осведомителем. Увидев Богрова, Кулябко сразу осунулся, лицо его пожелтело. Хриплым от волнения голосом, с ненавистью глядя на преступника, он произнес:
«Это Богров, это он, мерзавец, нас морочил».
Богров, действительно, ловко обманул охранку: он заявил, что революционеры готовят покушение на Столыпина и он готов предотвратить его, опознав террористов. Для этого ему, мол, и нужно попасть в Киевский оперный театр. Николай Кулябко поверил ему.

О Богрове он сообщал, что тот состоял сотрудником охранного отделения под прозвищем «Аленский» с конца 1906 года по апрель 1910-го, когда он выбыл в Петербург. Богров выдал полиции Юлию Мержеевскую, которую в октябре 1909 года арестовали по подозрению в подготовке покушения на жизнь государя императора в день его прибытия в Севастополь.

2 сентября 1911 года директор Департамента полиции Зуев отправил телеграмму в Киев помощнику министра внутренних дел генерал-лейтенанту Курлову:
«По сведениям полковника Коттена, киевское охранное отделение в июле прошлого года (1910) передало в Петербург своего секретного сотрудника, помощника присяжного поверенного Богрова, кличка „Олейников“. Точка. Богров не дал никаких сведений, в декабре прошлого года сношения с ним были прекращены, Богров уехал за границу, на юг Франции, откуда в январе обращался к полковнику Коттену о высылке денег, последние были посланы, но возвращены банком за невостребованием».
На допросах Богров сообщил, что он разочаровался в деятельности анархистов, к группе которых принадлежал, поскольку «пришел к заключению, что все они преследуют главным образом чисто разбойничьи цели». И выдал их охранному отделению. «Решимость эта была вызвана еще тем обстоятельством, что я хотел получить некоторый излишек денег», – сказал Богров. Кулябко, по словам Богрова, сразу принял его в ряды своих секретных сотрудников и платил по 100–150 руб. в месяц.

Далее Богров перечислял акты предательства, совершенные им по отношению к своим бывшим товарищам. Свой арест в сентябре 1908 года он называл фиктивным, сделанным ради того, чтобы его «соратники» по революционной деятельности ничего не заподозрили. В охранном отделении, по словам Богрова, он работал два с половиной года, а потом вновь решил стать революционером. «Почему, – я отвечать не желаю», – заявил Богров.

Рана, нанесенная Петру Аркадьевичу Столыпину, оказалась очень опасной. Несмотря на усилия врачей, в конце четвертых суток после ранения, вечером 5 сентября, премьер-министр скончался.

Спустя четыре дня, 9 сентября, состоялся суд над Богровым. Тот подробно рассказал, как морочил головы руководителям охранки и каким путем получил билет на парадный спектакль. Заседание суда продолжалось три часа, совещание судей – не более двадцати минут. Богров был приговорен к смертной казни через повешение, приговор был приведен в исполнение в ночь на 12 сентября.

Героем революции, вроде Андрея Желябова, Софьи Перовской или Николая Кибальчича, Дмитрий Богров не стал. Все-таки, несмотря на то, что покарал «царского сатрапа», он – провокатор, предатель, и в герои явно не годился…

Как отмечает историк Сергей Степанов, когда после революции в Киеве снесли памятник Столыпину, родители Богрова потребовали, чтобы на этом месте установили бюст их сына. Однако власти предложение отвергли. В 1924 году историк Борис Струмилло опубликовал подборку материалов с донесениями Богрова из архива Департамента полиции. «Из этих сведений Аленского-Богрова с несомненностью устанавливается провокаторская деятельность Богрова, – заключал Борис Струмилло, – Богров – охранник, это – факт, и напрасны были все изыскания его друзей…»

Что же касается начальника Киевского охранного отделения Николая Кулябко, то его привлекли к ответственности и в итоге уволили. После отставки работал… агентом по продаже швейных машин. А вот его шурин (родной брат его жены), постоянно протежировавший ему генерал-майор Отдельного корпуса жандармов Александр Иванович Спиридович, продолжал оставаться начальником дворцовой охраны царя, а с августа 1916 года был ялтинским градоначальником.

Удивительно, что Николай Кулябко нашел себе место при новой власти после Октябрьской революции. По некоторым данным, в начале 1918 года он состоял членом ВЦИК по работе с военными комиссарами и одновременно военным комиссаром обороны Москвы. Теперь уже убийство Столыпина, ставшее результатом двойного предательства, ему чуть ли не ставили в заслугу: мол, Кулябко, по сути дела, оказал максимальное содействие революционеру-террористу в организации убийства Столыпина. А стало быть, приближал будущую революцию…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Дело Мясоедова

Новое сообщение ZHAN » 29 июн 2021, 19:00

В середине апреля 1912 года в буфете на петербургском ипподроме произошел «прискорбный инцидент»: редактор столичной газеты «Вечернее время» Борис Суворин прилюдно получил по физиономии от жандармского подполковника Сергея Мясоедова, служившего при Военном ведомстве. Последний объяснил свои действия протестом против того, что на страницах газеты его обвинили в государственной измене – шпионаже в пользу Австрии.

По словам самого Мясоедова, на другой же день после появления «клеветнической» статьи он отправился к Суворину за объяснениями. По заявлению редактора, опубликованная им статья основана на документальных фактах, полученных от источника, заслуживающего абсолютного доверия, но если Мясоедов сумеет опровергнуть обвинения, то он, Суворин, сочтет своим долгом реабилитировать его.

Чтобы выяснить положение дел, Суворин и Мясоедов встретились с участием посредника на ипподроме. Суворин сообщил, что остается при своем мнении, ибо окончательно убедился в правоте обвинений, выдвинутых против Мясоедова. Тогда подполковник и прибегнул к мерам «физического воздействия». На возмущенные возгласы публики Мясоедов назвал свою фамилию и заявил, что обвиняемый в измене офицер не может поступить иначе.

После этого инцидента о деятельности Мясоедова в весьма резкой и далеко не лестной форме высказался на страницах газеты «Новое время» лидер партии Октябристов Александр Гучков. Тогда возмущенный Мясоедов обратился через офицеров кавалерийской школы к Гучкову с требованием взять эти слова обратно. Гучков отказался. В обществе заговорили о грядущей дуэли. Впрочем, Гучкову было не привыкать: он славился как заядлый дуэлянт.

Чтобы помешать дуэли, за квартирами Гучкова и Мясоедова полиция установила круглосуточное наблюдение. Зорко наблюдали за ними и журналисты-папарацци, дабы не пропустить подробности «кровавой развязки». Журналисты дежурили круглосуточно в специально снятом номере «Владимирской гостиницы» напротив дома по Колокольной улице, где жил Мясоедов. Через слуг журналисты в деталях знали, чем в данную минуту занимается подполковник: принимает ли он ванну или читает газеты. Каждое появление Мясоедова на улице сопровождалось «кортежем» автомобилей полиции и журналистов.

Тем не менее Гучкову и Мясоедову удалось ввести в заблуждение своих преследователей. Час «икс» настал 22 апреля, когда дуэлянты в сопровождении секундантов прибыли к небольшому лесу вблизи Приморской железной дороги. Однако тут их вычислили: появившийся урядник потребовал прекратить дуэль. Все быстро разошлись, но уже через несколько часов по заранее намеченному плану встретились на запасном месте – у Голубиного стрельбища на Крестовском острове.

Стрелялись с 25 шагов. Оба противника промахнулись, точнее, стреляли мимо. Когда дуэль закончилась и все ее участники расселись по «моторам», подъехала полиция, но она опоздала…

Однако дуэлью дело не закончилось. Через жандармерию и Генштаб произвели расследование обвинений в адрес Мясоедова, и их признали ложными. Тогда Мясоедов потребовал от газет восстановить его честное имя. В «Голосе Москвы» написали, что газету ввели в заблуждение неверными сведениями, а с Борисом Сувориным примирение произошло вскоре после начала Первой мировой войны. «Теперь нам не время считаться, и я, со своей стороны, рад протянуть Вам руку и предать забвению все прошлое», – заявил Суворин Мясоедову…

«Отмотаем» историю назад. Сергей Мясоедов окончил Московский кадетский корпус. Служил в 105-м пехотном Оренбургском полку. В 1892 году перешел в Отдельный корпус жандармов. С 1894-го занимал место помощника начальника Железнодорожного жандармского отделения в Вержболове, на границе Российской империи, а с 1901 года по осень 1907 года – начальник Вержболовского отделения Санкт-Петербургско-Варшавской железной дороги.
Изображение
Жандармский подполковник С.Н. Мясоедов

Трудился он ревностно. В послужном списке Мясоедова, сохранившемся в Военно-историческом архиве, есть донесение, которое он отправил премьер-министру Столыпину:
«Я вел беспощадную борьбу с тайной эмиграцией… В трудное время смуты я в корне (!) прекращал все попытки к забастовкам… Я задерживал массу революционеров, десятки тысяч экземпляров революционных изданий. Я всегда оказывал полное содействие охранным отделениям и их агентам».
Работа на пограничной железнодорожной станции позволила ему завязать многие знакомства в высших сферах, был знаком даже с императором Вильгельмом II, чье охотничье имение Роминтен располагалось в 15 верстах от Вержболово…

Мясоедов решил выгодно жениться. Что называется, найти «особу с капиталом». Ею стала дочь торговца Клара Самуиловна Гольдштейн, причем отец дал за нее 115 тысяч рублей золотом приданого. В 1907 году Мясоедов уволился в запас, занялся коммерцией. Стал одним из учредителей акционерного общества «Северо-Западное пароходство».

Историк Корнелий Федорович Шацилло отмечал:
«В министерстве опять поползли слухи о том, что руководимое Мясоедовым акционерное общество нарушает российские законы – перевозит беспаспортных эмигрантов, нечетко ведет отчетность, носит русскую вывеску, а по сути дела, является филиалом немецкой фирмы. В какой мере эти слухи соответствовали действительности, сказать трудно. Присланный расследовать дело чиновник для особых поручений при Министерстве внутренних дел пришел к выводу, что „Северо-Западное пароходство“ является чисто коммерческим учреждением и никакими противозаконными делами не занимается».
В 1909 году Мясоедов познакомился с военным министром Владимиром Александровичем Сухомлиновым, а спустя два года его восстановили на службе и он перешел в Военное министерство. Вот тогда-то и прозвучали обвинения Мясоедова в шпионаже в пользу Австрии. В тот раз ему удалось «отбиться»…

Когда началась Первая мировая война, Сергея Мясоедова призвали в армию – сначала в ополчение, но затем он подал просьбу начальнику штаба 10-й армии о зачислении на какую-нибудь должность. Она была расквартирована в районе его прежней службы в Вержболове. «Знаю в совершенстве немецкий язык, Восточную Пруссию, в которой производил разведки», – писал Мясоедов в рапорте. Вскоре ему предложили должность переводчика, и он энергично взялся за новую работу.

Как следовало из его собственного рапорта, он ходил с разведчиками в тыл немецких войск, «чрезвычайно умело получал ценные сведения», «содействовал успешности действий войсковой разведки», под огнем «ободрял примером». Служебная характеристика умалчивала, что он занимался мародерством: забирал из брошенных домов, оставленных в Восточной Пруссии при отступлении немецких войск, самые разные ценности. И тем самым ускорил свой бесславный конец.

В феврале 1915 года по инициативе генерал-квартирмейстера Северо-Западного фронта М.Д. Бонч-Бруевича и начальника контрразведки штаба фронта Н.С. Батюшина Мясоедова арестовали, обвинили в шпионаже и мародерстве. Главной уликой стали показания подпоручика Якова Колаковского, который попал в немецкий плен и, дабы выбраться из него, согласился работать на германскую разведку.

В декабре 1914 года он явился к российскому военному агенту в Стокгольме Кандаурову и поведал, что, находясь в плену, предложил немцам сделаться для них шпионом. Уже в России он показал: «При отправлении меня в Россию из Берлина лейтенант Бауермейстер советовал мне обратиться в Петрограде к отставному жандармскому подполковнику Мясоедову, у которого я могу узнать много ценных для немцев сведений».

Протокол допроса Мясоедова Охранное отделение отправило в контрразведку Главного штаба. Так началось дело Мясоедова. Как отмечал историк К.Ф. Шацилло, вещественные доказательства, приложенные к делу Мясоедова, представляют собой несколько пухлых досье – его переписка с женой, детьми, любовницами, компаньонами Фрейдбергами, со знакомыми. «Ничего, подтверждающего обвинение в шпионаже, здесь нет, – свидетельствует Шацилло. – Бесспорных фактов, уличавших Мясоедова в шпионаже, не было выявлено и позже, во время следствия».

Правда, Бонч-Бруевич утверждал, что Мясоедова поймали с поличным. И в своих мемуарах сообщал, что для разоблачения Мясоедова контрразведка приставила к нему своих людей под видом водителя и механика. Мясоедов ничего не заподозрил и, остановившись на ночлег, был пойман на месте преступления. Пока его «адресат» разглядывал переданные полковником секретные документы, один из переодетых офицеров вошел в комнату, схватил и объявил о его аресте…

Будущий вождь белого движения Антон Иванович Деникин вспоминал:
«У меня лично сомнений в виновности Мясоедова нет, ибо мне стали известны обстоятельства, проливающие свет на это темное дело. Мне их сообщил генерал Крымов, человек очень близкий Гучкову и ведший с ним работу. В начале войны к Гучкову явился японский военный агент и, взяв с него слово, что разговор их не будет предан гласности, сообщил: на ответственный пост назначен полковник Мясоедов, который состоял на шпионской службе против России у японцев…

Военный агент добавил, что считает своим долгом предупредить Гучкова, но так как, по традиции, имена секретных сотрудников никогда не выдаются, он просит хранить факт его посещения и сообщения секретным. Гучков начал очень энергичную кампанию против Мясоедова, окончившуюся его разоблачением, но, связанный словом, не называл источника своего осведомления».
В марте 1915 года военный суд приговорил Мясоедова к смерти. Командующий не утвердил приговор, «ввиду разногласия судей», но дело решила резолюция Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича: «Все равно повесить!». Мясоедов отправлял телеграммы жене и дочери: «Клянусь, что невиновен, умоляй Сухомлиновых спасти, просить государя императора помиловать». В отчаянии он даже пытался осколками пенсне перерезать себе вены… Через пять с половиной часов после объявления приговора его повесили в Варшавской цитадели…

По делу Мясоедова арестовали 19 его близких и дальних знакомых, в том числе женщин, в шпионаже обвинили даже его жену. Жертвой этого дела стал и военный министр В.А. Сухомлинов: его отправили в отставку, потом уволили с военной службы, а затем в апреле 1916 года арестовали, посадив на время следствия в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. Обвиняли его тоже в предательстве и измене: мол, он выполнял задание немецкой разведки сорвать снабжение фронта снарядами, не давать фронту пушек и винтовок…

После войны начальник немецкой разведки Вальтер Николаи писал: «Приговор… является судебной ошибкой. Мясоедов никогда не оказывал услуг Германии». В России еще во время Первой мировой ходили слухи, что Мясоедов стал жертвой придворных интриг: мол, с ним расправились в угоду общественному мнению, чтобы свалить на «происки шпиона» военные неудачи русской армии в Восточной Пруссии в 1914 году. А был ли он шпионом – это еще вопрос…

Большинство историков, исследовавших дело Мясоедова, считают его невиновным в шпионаже. Как считает историк Владимир Хутарев-Гарнишевский, исследователи рассматривают «дело Мясоедова» как часть спланированной кампании оппозиции в лице лидера партии Октябристов А.И. Гучкова против военного министра В.А. Сухомлинова.

«Истинной же целью дел против Мясоедова и Сухомлинова была, безусловно, дискредитация царского правительства и кадровой политики Николая II. Этот шпионский скандал был самым громким в предреволюционной России. Он открыл ящик Пандоры, стал началом масштабной охоты на немецких шпионов в русской армии и правительстве, продлившейся два года и завершившейся подозрениями в измене самой императрицы», – отмечает Владимир Хутарев-Гарнишевский.

Впрочем, официально пересмотра дела Мясоедова и реабилитации в его отношении не было.

Что же касается Сухомлинова, то его судили уже при «новом режиме» – Временном правительстве. Суд проходил с 10 августа по 12 сентября 1917 года. Генерала признали виновным в девяти из десяти предъявленных ему обвинений, включая измену, и приговорили к каторге, замененной из соображений гуманности на тюремное заключение. Его снова посадили в Трубецкой бастион. Как ни странно, свободу принесли ему большевики – Сухомлинов по возрасту попал под амнистию в честь Первомая 1918 года. Выйдя из тюрьмы, не стал испытывать судьбу и поспешил сразу же покинуть Россию. Жил в Германии, до своей смерти в 1926 году успел написать воспоминания.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Я предал царя»

Новое сообщение ZHAN » 30 июн 2021, 22:14

«Кругом измена и трусость и обман!» – записал в своем дневнике Николай II в тот день, 2 марта 1917 года, когда после уговоров со стороны генерала Рузского подписал акт об отречении от престола.

Сегодня порой можно услышать, что отречение Николая II от престола стало результатом предательства его окружения – высших офицеров Российской империи. Да и вообще, в событиях февраля 1917 года, когда рухнула монархия, был весьма силен «элемент» измены и предательства. Взять хотя бы великого князя Кирилла Владимировича, вышедшего в Петрограде на улицу с красным бантом. Разве он не совершил предательство по отношению к Романовым?..

«Обострение ситуации происходило постепенно. Из 121 перлюстрированного письма депутатов Думы, генералов, высших сановников, деятелей Церкви с конца 1916 по 23 февраля 1917 года лишь в одном высказывалась надежда, что Николай II способен овладеть ситуацией. Эти люди не хотели революции, боялись ее, но были уже готовы к ее приходу. Общая мысль: страна катится в пропасть! Основная масса устала от Николая II», – отмечает историк Владлен Измозик.

Накануне Февральской революции мотив предательства буквально носился в воздухе. Обе стороны обвиняли друг друга в предательстве. Правительство обвиняло либеральную оппозицию в предательстве интересов государства в критический момент его существования, те точно так же обвиняли царя и его окружение в предательстве интересов страны. Более того, ходили грязные слухи о предательстве императрицы Александры Федоровны, немки по происхождению, – в пользу Германии.

Дошло до того, что Николай II распорядился провести секретное расследование, чтобы выявить источник слухов о «сношениях» императрицы с немцами и даже ее предательстве Родины. Агенты выяснили, что слухи распространялись германским Генеральным штабом. Правда, не исключено, что они просто выдали желаемое за действительное и сообщили царю то, что он хотел услышать…

Как вспоминал будущий вождь белого движения Антон Иванович Деникин, а в то время, в начале 1917 года, командующий 8-м корпусом на Румынском фронте,
«наиболее потрясающее впечатление производило роковое слово „Измена“. Оно относилось к императрице. В армии громко, не стесняясь ни местом, ни временем, шли разговоры о настойчивом требовании Императрицей сепаратного мира, о предательстве ее в отношении фельдмаршала Китченера, о поезде которого она якобы сообщила немцам…»
Впоследствии, уже после падения монархии, «злосчастный слух» об измене не подтвердился ни одним фактом и был опровергнут расследованием комиссии, специально назначенной Временным правительством. Но это уже по большому счету не имело никакого значения. Дело было сделано: черная тень обвинения в предательстве легла на царскую семью. Это сыграло, по словам Антона Ивановича Деникина, огромную, если не роковую, роль в отношении армии, особенно монархически настроенных офицеров, к царской династии и к революции.

После того, как стало известно о начавшихся беспорядках в Петрограде и Николай II выехал туда, 1 марта 1917 года монарха направили во Псков, где находился Штаб главнокомандующего Северным фронтом генерал-адъютанта Николая Рузского. Как вспоминал Рузский, после тягостного молчания царь объявил, что,
«как ему ни тяжко, но в данный момент для спасения родины, России, он решил отречься от престола в пользу своего сына. Регентом же назначает своего брата Михаила Александровича».
Как считает современный историк Петр Мультатули, фактически все генерал-адъютанты, начиная с великого князя Николая Николаевича, предали главу государства и своего Верховного главнокомандующего, совершив по отношению к нему акт государственной измены. Вспоминая ситуацию, при которой произошло отречение, Николай II рассказывал фрейлине Анне Вырубовой:
«Куда я ни посмотрю, всюду вижу предательство».
«Особенно больно», по словам царя, его поразила телеграмма великого князя Николая Николаевича-младшего, бывшего Верховного главнокомандующего.

«Что мне оставалось делать, когда все мне изменили? – сразу после отречения сказал император дворцовому коменданту генералу Владимиру Воейкову. – Первый – Николаша» (так в семье называли Николая Николаевича-младшего).

Не меньшее впечатление произвело на царя поведение начальника Штаба генерала Алексеева и главнокомандующих. Император «с большой горечью» говорил «о грязном предательстве Алексеева и других генералов».

Генерал Алексей Ермолович Эверт, командовавший Западным фронтом, спустя полгода, осенью 1917 года, свое поведение в дни Февральской революции оценивал как предательство. Беседуя с князем Владимиром Друцким-Соколинским, он, «не скрывая и не прячась, открыто обвинял себя в предательстве государя». «Я, как и другие главнокомандующие, – заявил Алексей Эверт, – предал царя, и за это злодеяние все мы должны заплатить своею жизнью».
Изображение

За несколько дней до своей гибели Николай II сказал:
«Бог дает мне силы простить всем врагам, но я не могу простить генерала Рузского».
Он не знал, что за свое предательство генерал заплатил самой высокой ценой. В мае 1917 года он уехал лечиться на курорт в Кисловодск, где его застала Гражданская война. Затем он перебрался в Пятигорск, где его вместе с другими «бывшими» чекисты взяли в заложники, обещая казнить в случае неподчинения населения советской власти. И буквально через месяц после объявления большевиками красного террора имя генерала Рузского оказалось в расстрельных списках. Его лично казнил – изрубил кинжалом – Геворк Атарбеков, председатель местного ВЧК.

Атарбеков, которого называли «железным Геворком», был зловещей личностью. Даже соратники поражались его патологической жестокости, варварству и коварству, которые он, естественно, оправдывал делом революции. Дело дошло до того, что его по ультимативному требованию Ударной коммунистической роты в 1919 году отстранили от должности и под конвоем отправили в Москву. Специальная комиссия ЦК партии установила «преступность Атарбекова и других сотрудников Астраханского Особого отдела». Однако его покровители – большевики с Кавказа, в числе которых был и Сталин, – спасли его от наказания, так что Атарбекова освободили и даже повысили в должности. Но не зря говорят, что есть высший суд: в марте 1925 года «железный Геворк» погиб в авиакатастрофе…

Кстати, генерал Алексей Эверт тоже, если можно так сказать, поплатился за совершенное им, по его же словам, предательство. Его арестовали в сентябре 1918 года после объявления в Советской России красного террора, содержался в Можайске и убит там же конвоирами якобы при попытке к бегству.

Любопытная деталь: как считает историк Михаил Сафонов, Николай II сознательно подписал акт об отречении в такой форме, чтобы при определенных условиях его можно было юридически оспорить. Сегодня подлинник этого документа хранится в Государственном архиве РФ в личном фонде Николая II.

«В отличие от большинства историков, писавших об отречении от престола последнего представителя династии Романовых, я держал этот раритет в собственных руках, – рассказывает Михаил Сафонов. – Документ напечатан на пишущей машинке на листе большого формата. В левом углу помещено слово „Ставка“. Затем посредине текста вместо заглавия написано: „Начальнику штаба“.

После текста манифеста в нижнем углу на машинке напечатано: „г. Псков. …Марта …час …мин 1917 г.“. В эту печатную надпись тонким пером чернилами вписаны цифры „2-го“, „15“ и „3“. Но после цифра „3“ была тщательно затерта. Так что первоначальная печатно-рукописная дата превратилась в „2-го марта 15 час мин 1917 г.“. В правом нижнем углу – подпись: „Николай“. В левом нижнем углу под обозначением даты – скрепа чернилами: „Министр Императорского Двора генерал-адъютант граф Фредерикс“».

Нетрудно заметить, что нигде человек, от имени которого написан этот документ, не назван ни самодержцем, ни императором. Это просто некто «Николай», не назван по имени и фамилии и Алексеев. Между тем, для императорских манифестов была выработана устойчивая формула. Она воспроизводилась типографским способом на печатных бланках Министерства Императорского двора: «Божьей Милостью мы, Николай Второй, Император и Самодержец Всероссийский…» Завершала манифест подпись царя. Час и минута подписи никогда не обозначались.

Существовала строго установленная процедура оформления манифестов. Несмотря на то, что в конце XIX века в России появились пишущие машинки, текст манифеста, на котором ставилась подпись царя, обязательно переписывался от руки. Только в таком виде он получал юридическую силу.

«Может быть, у царя не было возможности оформить надлежащим образом акт своего добровольного отречения? Нет ни малейшего сомнения, что такая возможность у самодержца была», – отмечает Михаил Сафонов.

Николай подписал телеграмму в своем царском вагоне, на перроне города Пскова, где находился штаб Северного фронта. Рядом с царским поездом располагался свитский вагон. Здесь находилась Военно-походная канцелярия императора с персоналом. Служащие канцелярии перепечатывали текст телеграммы на пишущей машинке. Министр Императорского двора В.Б. Фредерикс, через руки которого в течение десятилетий проходили важнейшие документы, скрепил текст телеграммы своей подписью.

«Почему же Николай подписал эту „филькину грамоту“? – размышляет Михаил Сафонов. – Он пытался спасти свою семью. Из Ставки в Псков передали ложные сведения о том, что его жена и больные дети, оставшиеся в Царском Селе без охраны, могут стать заложниками. Если царь откажется отречься, то произойдут дальнейшие эксцессы, которые будут угрожать царским детям, а затем начнется междоусобная война.

Видимо, это и предопределило дальнейшую тактику Николая. Царь объявил о своей готовности отречься, тем не менее он вовсе не собирался расставаться с властью, а лишь искал способ сохранить ее и спасти семью. Поэтому и подписал документ, который при благоприятных обстоятельствах легко можно было бы оспорить как юридически несостоятельный. К тому же подчистка в дате подлинного документа полностью дезавуировала его. Так что никакого акта об отречении Николая II в действительности не существует…»

«В первый момент, когда стало известно о беспорядках в Петрограде, все командующие фронтами начали формировать части для отправки на подавление „бунта“ в Петрограде, – отмечает историк Владлен Измозик. – Но сведения о событиях в Москве, где гарнизон перешел на сторону революции, и в Кронштадте, где матросы стали убивать офицеров, изменили их точку зрения. Стало понятно, что в тылу может начаться Гражданская война. Отсюда – их мнение о необходимости отречения царя».

Другое дело, что монархисты в огромном числе отступили от своего государя. Вот где предательство! Но и царь бросил их, отказался их возглавить. И что они должны были делать, если монарх, вождь, оказался таким слабым и ничтожным?

Конечно, не заслуживает уважения великий князь Кирилл Владимирович, который не только пришел к Думе во главе Гвардейского экипажа, но и дал интервью вместе с женой: в нем он жаловался на отсутствие свободы и радовался, что стал свободным гражданином. Все это отдает неприкрытым лукавством…

Другое дело – великий князь Николай Михайлович, который в декабре 1916 года пытался убедить Николая II пойти на соглашение с Думой. Это была открытая политическая позиция, а не предательство. Поэтому, на мой взгляд, надо разделять тех, кто до событий Февральской революции выступал против власти в различных формах (в подполье, в Думе, в печати, в докладах), и тех, кто немедленно переметнулся на сторону победителей.

И все-таки чем была Февральская революция: стихийным восстанием или заговором-предательством? :unknown:

Две точки зрения на это, как говорится, имеют место быть и имеют право на существование.

«Дворцовые перевороты XVIII века – вот где торжество предательства! – считает Владлен Измозик. – Но у нас почему-то не принято говорить, что и Елизавета Петровна, и Екатерина II взошли на престол в результате предательства военных. А тех, кто не под покровом ночи, а открыто выступил против негодного правителя, Николая II, именуют предателями! Где логика?»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Утопист, пророк, аскет

Новое сообщение ZHAN » 01 июл 2021, 21:03

Нет никакого сомнения в том, что Ленин – искусный и очень талантливый политик, умевший отказываться от прежних взглядов, заимствовать положения своих оппонентов, на ходу менять союзников. И все – во имя дела революции. Враги нередко обвиняли его в предательстве, но предателем он никогда не был.

Пожалуй, самая громкая история: после того, как Ленин вернулся в марте 1917 года из-за границы и заявил о том, что он против продолжения войны, многие восприняли это как предательство национальных интересов. Мол, прибыл из Германии, «немецкий шпион», «агент кайзера Вильгельма». В Российском государственном архиве социально-политической истории сохранились критические письма, направленные в 1917 году Ленину и в партию большевиков самыми простыми гражданами.

К примеру, организация, называвшая себя «Противошпион», 15 апреля 1917 года обратилась к вождю большевиков с недвусмысленным угрожающим письмом:
«Герр Ленин! Ввиду недопустимых действий с вашей стороны, явно указывающих на то, что вы заражены германским золотом и немецким духом, вы вносите смуту в русский народ и армию, чтобы облегчить наступательные действия Австро-Германии, Наша Патриотическая Организация решила вас уничтожить. Жребий пал на меня, но, не желая пачкать руки в поганой крови, советую вам уехать из пределов России не позже 20 апреля сего года, иначе вы будете убиты, несмотря на усилия охраны. Берегитесь, мое оружие выроет вас из-под земли!»
А вот – письмо анонимное письмо, подписанное «Крестьянин – гражданин земли Русской».
«Гн Ленин! Я крестьянин и верный сын России был и буду. Вместе с ней я переживаю ее радости и горе. Я ненавидел старый строй и вообще ненавижу всякие насилия над личностью человека и его имуществом. Случайно я послушал, что Вы и Ваши товарищи говорят Русскому народу с балкона Кшесинской…

Неужели Вы приехали в нашу родную Русь сеять смуты и волновать простой народ?! Вы кричите: долой войну! Да укажите Вы, ради Бога, как это сделать? Пусть Ваши друзья немцы протянут руку мира, и мы с радостью пожмем эту руку. Немцы разорили полмира, немцы избивали всех стариков, женщин и детей, немцы готовят нам удар, желая поработить нас, и Вы кричите: долой войну! долой власть и порядок! бейте друг друга! грабьте тех, у кого что есть! И это проповедуете Вы?! Да знаете ли, что, роя эту яму распри, Вы сами первый упадете в нее…

Чего Вы добиваетесь? Власти! Этого – никогда не будет! Вас уже ненавидят все умные люди и презирают как провокатора и мятежника. С Вами небольшая кучка злых людей, и они первые убегут от Вас при первой вспышке возмущенного народа. Вы – враг России! Вы – враг русского свободного народа! Вы – друг немцу и раб Вильгельма…»
«Требуем от Вас жить не в роскошных апартаментах балер[ины] Кшесинской, куда следует поместить калек-воинов, а в палатке или сделанной Вашими собственными руками хижине, в которой следует поставить на видное место портрет Вашего благодетеля Вильгельма, доставившего Вас в своем автомобиле и давшего Вам деньги на провокационную деятельность против свободы русского народа. Прочь, провокатор, вместе со своими подкупными друзьями!» – говорилось тогда же в письме Ленину от «учащихся начальных школ Дальнего Востока».

От соблазна обвинить большевиков в национальном предательстве не удержался даже известный художник, певец русского мира Иван Билибин. В своей известной карикатуре он изобразил бородатого мужика в шляпе, держащего в руках красное знамя с лозунгом «Все долой», а в кармане – газету «Правда». За спиной этого персонажа – кайзеровские солдаты с винтовками в руках, бочками пива и бутылкой шампанского. Название гласит: «О том, как немцы большевика на Россию выпускали».

После заключения в марте 1918 года «похабного» Брестского мира Ленина и большевиков обвиняли в предательстве национальных интересов России, но для вождя это был лишь ход в политической игре. Просто все дело в том, что он был не государственным деятелем, а прежде всего революционером.

«Разве мог бы государственный деятель подписать унизительный, грабительский Брестский мир, по которому страна несла колоссальные территориальные и материальные потери? – говорит историк Александр Смирнов, ведущий научный сотрудник Музея политической истории России. – А революционер – мог. Потому что для него было важно в условиях революции удержать власть и добиться передышки. Ленин обвинял Временное правительство в том, что оно не подписывает мир с немцами. Да, члены правительства, будучи государственными деятелями, понимали, что Германия не захочет подписывать невыгодный для себя мир, предъявит ультиматум, потребует и аннексию, и контрибуцию…»

Ленин был жестким политиком. Своих оппонентов, а тем более идейных врагов он клеймил нещадно. Обвинял во всех смертных грехах, в том числе и в предательстве.

Кого же Ленин зачислял в «лигу» предателей? Все зависело от ситуации.

Как отмечает историк Владлен Измозик, термин «предательство» Ленин начал употреблять с началом Первой мировой войны. В предательстве делу социализма и революции он обвинял вождей немецкой социал-демократической партии, которые поддержали свое правительство в войне. В том же самом он обвинял и большинство вождей II Интернационала, занявших «оборонческую» позицию. В дальнейшем Ленин, говоря о социал-демократах, нередко использовал термин «социал-предательство».

В августе 1917 года в предательстве Ленин обвинил буржуазию. «Восстание Корнилова доказало для России то, что для всех стран доказала вся история, именно, что буржуазия предаст родину и пойдет на все преступления, лишь бы отстоять свою власть над народом и свои доходы», – отмечал вождь. Правда, он и прежде буржуазию не жаловал, но теперь уже открыто объявил ее врагом, продолжив эту линию и во время Гражданской войны.

«Только насильственное свержение буржуазии, конфискация ее собственности, разрушение всего буржуазного государственного аппарата снизу доверху, парламентского, судебного, военного, бюрократического, административного, муниципального и проч., вплоть до поголовного изгнания или интернирования эксплуататоров наиболее опасных и упорных, установление над ними строгого надзора для борьбы с неизбежными попытками сопротивления и реставрации капиталистического рабства, только подобные меры в состоянии обеспечить действительное подчинение всего класса эксплуататоров», – отмечал вождь.

В 1920 году в своей известной статье «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме» Ленин заявил, что
«меньшевики и эсеры в России (как и все вожди II Интернационала во всем мире в 1914–1920 гг.) начали с предательства, оправдывая прямо или косвенно „защиту отечества“, т. е. защиту своей грабительской буржуазии. Они продолжили предательство, вступая в коалицию с буржуазией своей страны и борясь вместе со своей буржуазией против революционного пролетариата своей страны».
Вместе с тем Ленин обладал поразительным качеством: он умел прощать своих оппонентов – опять-таки ради дела революции. Как отмечает историк Владлен Измозик, Ленин не раз разочаровывался в тех, кого прежде считал своими сторонниками (о Георгии Плеханове он даже написал статью «Как чуть не погасла „Искра“»), яростно нападал на них, когда считал их позицию абсолютно неверной. Однако в предательстве их не обвинял.

Показательна судьба соратников Ленина – Григория Зиновьева и Льва Каменева, накануне Октябрьской революции выступивших против ленинского плана вооруженного захвата власти. Они заявили о своем несогласии с решением ЦК, а на следующий день после заседания оповестили ЦК, что поскольку они остались в меньшинстве при голосовании, то считают своим долгом обратиться с письмом к московскому, петроградскому комитетам с развернутой аргументацией, почему нельзя идти на вооруженное восстание.

Более того, Лев Каменев опубликовал в газете «Новая жизнь», издававшейся Максимом Горьким, заметку, в которой говорилось:
«Взять на себя инициативу вооруженного восстания в настоящий момент, при данном соотношении общественных сил, независимо и за несколько дней до съезда Советов, было бы недопустимым, гибельным для дела революции и пролетариата шагом».
Зиновьева и Каменева впоследствии обвиняли в том, что они разгласили, разболтали тайные замыслы вооруженного выступления. По сегодняшним меркам – совершили предательство. На самом деле – ничего подобного. О том, что большевики готовят мятеж, еще с начала октября 1917 года открыто говорилось в петроградских газетах. Даже дата называлась – 20 октября. Другое дело, что когда она прошла и ничего не произошло, власти расслабились…

Как отреагировал Ленин? 18 октября 1917 года он написал письмо в ЦК в связи с позицией Каменева и Зиновьева, неоднократно называл их поведение «штрейкбрехерским», а их самих «штрейкбрехерами». Но вовсе не предателями. Разногласия продолжались несколько дней, а затем Зиновьев и Каменев снова стали соратниками. Более того, после революции Зиновьев получил один из ключевых постов в стране, став председателем Петроградского совета, а затем Союза коммун Северной области.

После смерти Ленина Зиновьев считался наследником Ленина. На последнем при жизни Ленина XII партийном съезде, когда сам Владимир Ильич не мог выступать, политический отчет ЦК прочитал Зиновьев. И Каменева Ленин высоко ценил – как умелого администратора, поэтому сделал заместителем в правительстве и поручал в свое отсутствие вести заседания Политбюро и Совнаркома…

Кстати, через три недели после Октябрьского переворота, когда Каменев, Зиновьев и еще ряд товарищей, в том числе членов ЦК (Ногин, Милютин) выступали за соглашение с меньшевиками и эсерами, Ленин опять их клеймил, называл «дезертирами», но опять же это был кратковременный эпизод разногласий в руководстве партии.

Другой яркий пример – отношения Ленина с Львом Троцким. Владимир Ильич награждал его всяческими обидными прозвищами, которые служили синонимами предательства: «иудушка», «проститутка»… «Иудушка Троцкий распинался на пленуме против ликвидаторства и отзовизма. Клялся и божился, что он партиен. Получал субсидию…» Но когда Троцкий понадобился для дела революции, все разногласия отошли на задний план.

Кстати, Ленин имел в виду вовсе не евангельского Иуду, а героя романа Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы» – Порфирия (Иудушку) Головлева, подлеца и лицемера. Однако статью «О краске стыда у Иудушки Троцкого» Ленин публиковать не стал. Ее напечатал Сталин в январе 1932 года.

Возвращаясь к обвинениям Ленина… Он был неподкупен, точнее, он не брезговал пользоваться самыми разными источниками финансирования, но использовал их исключительно в пользу дела, которым одержим, – революции.

Был ли он предателем национальных интересов? Ни в коей мере, поскольку для него не существовало иных ценностей, кроме как диктатуры пролетариата и мировой революции… Он подчеркивал, что интересы мирового социализма стоят выше национальных и государственных.

Недаром французский посол в Петрограде Морис Палеолог в апреле 1917 года записал такие строки:
«Утопист и фанатик, пророк и метафизик, чуждый представлению о невозможном и абсурдном, недоступный никакому чувству справедливости и жалости, жестокий и коварный, безумно гордый, Ленин отдает на службу своим мессианистическим мечтам смелую и холодную волю, неумолимую логику, необыкновенную силу убеждения и уменье повелевать… Субъект тем более опасен, что говорят, будто он целомудрен, умерен, аскет. В нем есть, – каким я его себе представляю, – черты Савонаролы, Марата, Бланки и Бакунина».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Нелояльные военспецы

Новое сообщение ZHAN » 02 июл 2021, 20:04

Лев Троцкий в одном из своих выступлений в конце 1919 года, когда победа Красной армии в Гражданской войне стала уже очевидной, заявил:
«У нас оказалось немало предателей и изменников, немало случаев перехода бывших офицеров в лагерь врага… Приливы и отливы были в этом процессе и у нас, происходил сложный естественный и искусственный отбор, в котором играло роль много факторов, а, прежде всего, самый ход военных операций, наши неудачи и удачи, наше международное положение».
«Измена командармов» – так назвал свое исследование известный исследователь истории Гражданской войны, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Славяноведения РАН Андрей Ганин. Много лет он занимался научными изысканиями, посвященными судьбам командующих советскими армиями и фронтами, изменивших большевикам и перешедших на сторону их противников.

Как известно, в конце 1917 года старую российскую армию демобилизовали. Большевики планировали перейти на принцип добровольной армии, но уже события февраля–марта 1918 года под Псковом и Нарвой, когда фронт еле-еле удалось остановить, заставили их отказаться от этого принципа.

Кроме того, требовались опытные командиры, которые могли бы справиться с расхристанной солдатской вольницей. Офицерский корпус раскололся: наиболее непримиримая часть, считавшая большевиков предателями и инородцами, пришедшими к власти на немецкие деньги, стремившимися уничтожить подлинную Россию, поддержала белых и пробиралась на Дон в Добровольческую армию. Еще одна часть поддержала большевиков. Но и те и другие представляли лишь малую часть русского офицерства.

Основная масса офицеров заняла выжидательную позицию, в братоубийственной войне участвовать они не хотели. Ситуация сама подталкивала их к тому, чтобы делать выбор. Одни, видя разгул красного террора, принимали сторону противников большевиков, другие, по самым разным причинам, шли к ним на службу. Кто-то просто чтобы выжить, кто-то по идейным соображениям, видя в большевиках тех, кто потенциально может собрать заново рухнувшую державу и восстановить порядок.

Как отмечает Андрей Ганин, создание Рабоче-крестьянской Красной армии было бы невозможным без привлечения в ее ряды десятков тысяч бывших офицеров, получивших наименование «военспецов» – военных специалистов. Новая власть использовала знания и опыт этих людей, хотя и не особенно доверяла им, воспринимала классово чуждыми. Да и из военспецов далеко не все шли с не доверявшими им большевиками до конца. Позднее от основной массы «бывших», по существу, избавились, заменив старые кадры новыми, полностью лояльными большевикам, но поначалу без них – просто никак.

Военный историк А.Г. Кавтарадзе писал, что из 100 командармов РККА военными специалистами являлись 82 человека, в том числе 62 бывших кадровых офицера. Советскими фронтами, по его же подсчетам, командовали 20 человек, в том числе 17 военспецов.

«В Красную армию офицеры попадали по разным причинам. Основной причиной являлась мобилизация. Что касается мотивов добровольного поступления, то среди них было и патриотическое стремление защищать страну от немцев, и попытка удержать под своим контролем органы военного управления, не допустив в них большевиков, намерения организовать подпольную борьбу с большевиками и, наконец, элементарное отсутствие средств к существованию. Разумеется, те, кто оказался в рядах красных не по своей воле, были первыми кандидатами на измену.

Измены офицеров, ставших военными специалистами Красной армии, не были редкостью. Случаи измен получили некоторое распространение даже на самом верху советской военной иерархии – среди командующих армиями и фронтами. Разумеется, такие измены были наиболее опасны. Таких громких измен было несколько, соответственно, они составляли сравнительно небольшой процент среди высшего командного состава РККА: изменили красным 6,7 % из 120 командармов и командующих фронтами», – отмечает Андрей Ганин.

Измена большевикам нередко носила «групповой», если можно так выразиться, характер. Военная академия летом 1918 года перешла на сторону противника почти в полном составе – сначала в Екатеринбурге, а затем в Казани.

В результате, как отмечает Андрей Ганин, Красная армия лишилась важнейшего военно-учебного заведения и сотен высококвалифицированных специалистов. Известны и другие яркие примеры – измена Штаба Приволжского военного округа в июне 1918 года, измена Полевого штаба 14-й армии в Екатеринославе в июне 1919 года, измены работников Штаба 8-й армии или группы военспецов из состава 2-й бригады 35-й стрелковой дивизии летом–осенью 1919 года.

В ходе событий Гражданской войны под Петроградом на сторону белых практически в полном составе перешел бывший Семеновский полк, который, в отличие от других частей прежней армии, не был демобилизован, поскольку в нем продолжали нести службу солдаты-беженцы, которые не могли вернуться домой из-за оккупации. С 1 мая 1918 года воинская часть официально стала именоваться Полком по охране города Петрограда.

Рядовой состав стали называть дружинниками, они несли охрану самых ответственных постов: в Государственном банке, Государственной сберегательной кассе, Гербовом казначействе и на других важнейших объектах.

Полк перешел в вéдение Комиссариата внутренних дел, провозгласив принцип: «Мы не коммунисты, но мы будем честно нести нашу службу». Каждый новобранец, поступавший в полк, подписывал бумагу:
«Я, нижеподписавшийся, поступая солдатом в Полк по охране города Петрограда, обязуюсь: не принимать участия ни в каких политических организациях и выступлениях – честно и добросовестно исполнять обязанности службы».
В связи с этим в бывшем Семеновском полку, в отличие от подразделений Красной армии, не было создано коммунистической ячейки. Большевики доверяли полку, Председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий даже как-то заметил однажды: «Семеновцы – это честные белогвардейцы».

Однако лояльность оказалась обманчивой. Группа кадровых офицеров-семеновцев помогала офицерам переправляться за пределы Советской России – в Добровольческую армию или в Финляндию. Через курьеров удалось наладить связь с генералом Н.Н. Юденичем, созрел план, заключавшийся в том, что полк можно использовать для захвата власти в Петрограде при подходе белых. Кроме того, в полку действовала влиятельная группа эсеров.

Осенью 1918 года большевики произвели чистку полка от «ненужного элемента», а сам полк перевели в ве́дение Комиссариата по военным делам. 25 декабря 1918 года полк переименован в 3-й стрелковый полк Особой Петроградской бригады. В мае 1919 года, когда началось первое наступление белой армии на Петроград, полк срочно направили затыкать дыру на фронте – в район железнодорожной станции «Сиверская». Там почти в полном составе полк сдался противнику. Бригадный комиссар А.С. Раков вместе с командиром полка П.П. Тавриным отстреливались из штаба, но командир вскоре был ранен, а Раков застрелился, дабы не сдаваться в плен. Коммунистов арестовали, а «наиболее опасных из них» расстреляли.

Спустя неделю тела убитых красноармейцев перевезли в Петроград и 8 июня 1919 года с почестями похоронили на Марсовом поле. В честь Ракова переименовали Итальянскую улицу в центре Петрограда, которая носила его имя вплоть до конца 1991 года, когда значительной части магистралей вернули исторические названия.

Что же касается «семеновцев», предавших большевиков, то 3-й стрелковый полк участвовал в наступлении на Гатчину в составе белого Северного корпуса. Командующий корпусом генерал А.П. Родзянко на торжественном смотре полка объявил о возвращении ему имени Семеновского…

Вообще, тема измены в Красной армии изучена довольно слабо. В советское время ее практически игнорировали, дабы не бросить тень на Красную армию, и многие историки переключились на изучение белой армии, явно испытывая симпатии к стороне, проигравшей в Гражданской войне, а к истории Красной армии стали относиться высокомерно. И только сейчас исследователи начинают приходить к некоей золотой середине, пытаясь посмотреть со стороны на события, не вставая ни на чью точку зрения.

Еще в конце 1920-х годов в книге «Военное искусство Красной армии» бывший советский главком С.С. Каменев отметил, что
«не обойтись и без освещения печальных страниц истории предательства и перебежек части командного состава из строевого офицерства. Эти страницы истории замалчивать нельзя, так как случаи были далеко не единичные и по своим последствиям очень болезненные для Красной армии. На этом фоне предательства представители другой части старого офицерства, честно выполнявшего свою работу и оправдавшего доверие рабочих и крестьян, будут ярче отмечены как активные участники революции».
«Проблема лояльности командных кадров в Гражданской войне серьезна, масштабна и интересна. Ведь, по всей видимости, речь идет о тысячах, если не о десятках тысяч офицеров, перебегавших из одного лагеря в другой или бежавших за границу. Таким образом, речь идет о явлении, которое, возможно, меняет некоторые базовые представления о Гражданской войне – например, стереотип незыблемости противоборствующих лагерей», – отмечает историк Андрей Ганин.

Как указывает исследователь, из командармов изменили советской власти пять человек, в том числе три бывших кадровых офицера (Б.П. Богословский, Н.Д. Всеволодов, Ф.Е. Махин) и два бывших офицера военного времени (И.Л. Сорокин и А.И. Харченко). Самым высокопоставленным изменником за всю Гражданскую войну в лагере красных оказался главнокомандующий Восточным советским фронтом, бывший подполковник М.А. Муравьев.

«В советской историографии об этих людях или не упоминали вовсе, или же их действиям, даже задолго до измены, приписывали вредительский характер, а созидательная работа изменников игнорировалась или выдавалась за умелую маскировку», – отмечает Андрей Ганин.

В апреле 1918 года арестован в Москве за злоупотребления властью и связи с анархистами, но уже в мае освобожден, поскольку был своим по духу, а 13 июня назначен главнокомандующим Восточным фронтом.

«В результате новейших архивных исследований удалось установить, что вероятной причиной измены Муравьева стал его конфликт с высшим советским военным руководством, в котором конструктивную позицию, с точки зрения интересов Красной армии, занимал как раз Муравьев, – отмечает Андрей Ганин. – Создание фронта на Востоке было воспринято военным руководителем Высшего военного совета бывшим генералом М.Д. Бонч-Бруевичем и, под его влиянием, председателем этого совета Л.Д. Троцким отрицательно. Свою роль сыграло резкое неприятие Бонч-Бруевичем какой-либо конкуренции в военном руководстве.

Фактически центр попытался сорвать создание фронта, насаждая отрядную систему, принятую в войсках завесы. М.А. Муравьев был возмущен этими дезорганизаторскими предложениями. С учетом его личностных особенностей – налета авантюризма, стремления играть роль (в том числе как руководителя мощного и важного фронта) – эти события могли стать катализатором последовавшего через несколько дней выступления против советской власти».

Конфликт разворачивался на фоне окончательного разрыва большевиков с левыми эсерами и левоэсеровского восстания в Москве, а также череды восстаний, поднятых эсерами в Ярославле, Рыбинске и Муроме. Муравьев был близок к партии левых эсеров, причем Ленин 7 июля просил членов РВС организовать личный надзор за ним.

Все это переполняло чашу терпения Муравьева. В ночь на 10 июля он тайно от членов РВС отбыл из Казани в Симбирск, куда вызвал командующего 1-й армией М.Н. Тухачевского со штабом. В Симбирске он занял стратегические объекты города, арестовал Тухачевского, объявил себя главнокомандующим армии, действующей против германцев, и призвал войска и население к восстановлению фронта против Германии. Кроме того, он выступил с инициативой создания Поволжской Советской республики.

Ленин и Троцкий в совместном правительственном обращении заявили, что «Бывший главнокомандующий на чехословацком фронте, левый эсер Муравьев, объявляется изменником и врагом народа. Всякий честный гражданин обязан его застрелить на месте». Впрочем, это обращение опубликовали 12 июля 1918 года, когда сам Муравьев уже был мертв.

Накануне он явился на заседание исполкома губернского Совета вместе с представителями левоэсеровской фракции, потребовав отдать ему власть. Однако здание уже окружили латышские стрелки, бронеотряд и особый отрядом ЧК. Во время заседания появившиеся из засады красногвардейцы и чекисты и объявили Муравьеву о его аресте. Тот оказал вооруженное сопротивление и был убит, по другим данным – застрелился…

И наконец, случай с Василием Яковлевым (настоящие имя Константин Мячин) – пример того, как старый большевик, разочаровавшийся в партии, перешел на сторону противника. Биография у него самая что ни на есть революционная: родом из крестьянской семьи, во время Первой русской революции участвовал в создании отрядов боевиков, участвовал в экспроприациях на территории Башкирии, затем в 1908 году эмигрировал, жил в Бельгии, Германии, Италии, Швейцарии. В Россию вернулся в 1917 году. Активно участвовал в революционных событиях в Петрограде, даже стал комиссаром центральной телеграфной станции и помощником председателя ВЧК.

Именно Василий Яковлев в 1918 году руководил перевозкой бывшего императора Николая II из Тобольска в Екатеринбург. 13 мая 1918 года Лев Троцкий назначил Яковлева командующим Урало-Оренбургским фронтом, с 22 июня Яковлев декретом РВС Восточного фронта назначен командующим созданной из уфимской и оренбургской групп войск 2-й армией, 26 июня снят с этой должности, а 3 июля назначен комиссаром той же армии при командарме Махине.

В августе 1918 года направлен в занятую белыми Уфу для подпольной работы. Спустя три месяца он предложил свои услуги Уфимской директории, при этом подготовил воззвание к красноармейцам с призывом прекратить гражданскую бойню. Свой переход он объяснял разочарованием в большевиках.

У белых Василий Яковлев был арестован, в начале 1919 года освобожден под подписку о невыезде и бежал в Харбин. Там работал электромонтером, служил на КВЖД, переехал в Шанхай, где устроился в советское консульство секретарем, служил в аппарате главного политического советника при правительстве Сунь Ятсена М.М. Бородина. Позднее Яковлев попал в китайскую тюрьму, бежал в Советский Союз, где в 1927 году арестован и осужден на десять лет лагерей. Удивительное дело: в 1933 году не только досрочно освобожден, но даже стал сотрудником ГУЛАГа. Впрочем, большого террора он не пережил: в феврале 1938 года его вновь арестовали, а в сентябре расстреляли.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Сочувствую той партии, которая стремится к справедливости»

Новое сообщение ZHAN » 03 июл 2021, 13:22

Военачальники белой армии, точно как же, как и Красной, к предательству относились крайне жестко. А предателями они считали всех офицеров, которые изменили присяге и пошли служить большевикам.

«Испокон века вся военная идеология наша заключалась в известной формуле: «За веру, царя и отечество». На ней выросли, воспитались и воспитывали других десятки поколений», – отмечал вождь белого движения генерал Антон Иванович Деникин в своих «Очерках русской смуты».

В числе тех, кого белые считали изменниками, были известные генералы русской армии Алексей Брусилов, профессор Академии Генштаба Николай Данилов, командующий Южным фронтом Владимир Егорьев, бывший главком Юго-Западного фронта Первой мировой Алексей Гутор, бывший военный министр Алексей Поливанов… Прощение могло быть только тем, кто, покинув красных, переходил на сторону белых.

«Наивно… верить заявлениям генерала Брусилова, что он с молодых лет „социалист и республиканец“, – отмечал Деникин в „Очерках русской смуты“. – Он – воспитанный в традициях старой гвардии, близкий к придворным кругам, проникнутый насквозь их мировоззрением, „барин“ – по привычкам, вкусам, симпатиям и окружению. Нельзя всю долгую жизнь так лгать себе и другим».

В ноябре 1918 года генерал Деникин издал приказ, согласно которому служба офицеров у большевиков расценивалась как предательство:
«Всех, кто не оставит безотлагательно ряды Красной армии, ждет проклятие народное и полевой суд Русской армии – суровый и беспощадный».
В одной из листовок, выпущенной на Северо-Западе летом 1919 года от имени «Штаба Белой армии» и обращенной к солдатам Красной армии, звучал призыв:
«Смело арестовывайте своих комиссаров и коммунистов и переходите к нам. Желающие воевать с нами вместе получат двухнедельный отдых в тылу ранее чем встать в наши ряды; нежелающие – пойдут в тыл… Решайтесь, пока не поздно. Пока мы смотрим на Вас, как на людей, обманутых комиссарами, увидя же Ваше упорство – сочтем Вас за верных слуг большевиков; тогда не спасет Вас ничто…».
А в листовке «Штаба Народной Белой армии», изданной тогда же и адресованной «бывшим офицерам, остающимся еще в Красной армии», говорилось следующее:
«Кровавому большевизму давно был бы положен конец, если бы не ваша холопская поддержка… Вы – главный мускул, дающий силу кровавому террору. Опускающиеся на головы мучеников руки палачей – ваши руки. До сего мы взывали к вашему заглушенному патриотическому чувству; теперь мы ультимативно заявляем: не с нами – значит, против нас… Всякое ваше сотрудничество с коммунистами дальше будет рассматриваться как измена России».
Еще в 1914 году в стихотворении «Петроград» Зинаиды Гиппиус прозвучали горькие и жестокие строки, которые с полным правом можно было бы адресовать офицерам, забывшим о присяге:
«Изменникам измены не позорны. // Придет отмщению своя пора. // Но стыдно тем, кто, весело – покорны, // С предателями предали Петра»…
«Для одних герой, для других предатель» – эта нехитрая формула чаще всего приходит в голову, когда речь идет о генерале Александре Панфомировиче Николаеве. Белые казнили его в июне 1919 года в городе Ямбурге (ныне – Кингисепп) за «измену». Большевики сразу же назвали Николаева, недавнего царского офицера, перешедшего на их сторону, героем.

Как отмечает ямбургский историк Сергей Зирин, трудно сказать, какими мотивами руководствовался Николаев, решив вскоре после награждения его Временным правительством 10 октября 1917 года боевым орденом Святого Владимира II степени с мечами, вскоре добровольно пойти на службу к большевикам, которые вели курс на развал прежней армии. Той армии, с которой он связал всю судьбу, в рядах которой, не имея соответствующего образования, сделал блестящую карьеру, был обласкан наградами и чинами…

При «проклятом царском режиме» Александр Николаев сумел сделать блестящую военную карьеру. Сын солдата, в 17 лет принят на военную службу вольноопределяющимся и вскоре зачислен в Московское пехотное юнкерское училище. Затем последовательно поднимался по карьерной лестнице. Прошел курс в Офицерской стрелковой школе, участвовал в рядах 2-го Восточно-Сибирского стрелкового полка в Русско-японской войне, был ранен, за боевые отличия произведен в подполковники, а также удостоен Золотого оружия с надписью «За храбрость».

После начала Первой мировой войны Николаев назначен командиром Новотрокского пехотного полка. В конце декабря 1915 года произведен в генерал-майоры, с мая 1916 года командовал бригадой 19-й пехотной дивизии, а к октябрю 1917-го возглавлял уже и саму эту дивизию. Правда, как потом отмечали его недоброжелатели, Николаева обвиняли в «шкурном карьеризме», беспощадности к солдатам, грубости к офицерам, подхалимстве перед начальством.

В первые же дни Октябрьского переворота Николаев, сняв с себя генеральские погоны, пошел в завком Петроградского паровозостроительного завода и попросил принять его… рабочим.

«Непостижимый и экстраординарный шаг, – отмечает историк Сергей Зирин. – Может быть, Николаев рассчитывал, что его поступок сразу же сделает его героем в глазах рабочих и позволит ему занять привилегированное место у большевиков, остро нуждавшихся в военспецах. Ведь нельзя же поверить, что он собирался всерьез становиться разнорабочим на постройке паровозов. С завода он был направлен в распоряжение районного военного комиссариата».

С момента организации Красной армии Николаев служил в ней, руководил Невским районным комиссариатом по военным делам и командовал отрядом по охране коммуникаций по Неве. С июня 1918 года – комбриг, командовал 3-й бригадой 2-й Петроградской пехотной дивизии, сражался против белых под Ямбургом и Гдовом. Советские авторы подчеркивали, что Николаев не был коммунистом, а в анкете в графе о партийной принадлежности указал:
«Сочувствую той партии, которая стремится к справедливости».
Как не без иронии отмечает Сергей Зирин, советские источники утверждают, что бригада под командованием А.П. Николаева стойко сражалась против белогвардейцев на Нарвском участке, где он Николаев показал себя опытным военным руководителем.

«Подтверждения подобной оценке службе комбрига пока не обнаружено, – указывает Зирин. – Зато не подлежит сомнению, что комбриг Николаев вошел в историю Гражданской войны не благодаря своим победам, а факту полного разгрома его бригады под Ямбургом».

Белые начали внезапное и стремительное наступление на Северо-Западе в мае 1919 года.

«Поручик Данилов со своим отрядом, сняв погоны и кокарды, и одев вместо них большевицкие звезды, переправился на лодках ночью через Плюссу, занял в тылу у красных главные перекрестки дорог и окружил штаб, не понесся потерь, – вспоминал генерал А.П. Родзянко, командовавший наступавшим Северным корпусом, впоследствии развернутым в армию. – Одновременно с захватом штаба, главные силы ударом заняли переправы, причем было захвачено три бронированных поезда и батарея, стоявшая у Гавриловской. Вся бригада Николаева была частью разбита, частью взята в плен, лишь кое-какие незначительные остатки ее, минуя заставы поручика Данилова, бежали к юго-востоку в Лужском направлении».

13 мая взятого в плен Николаева доставили из Попковой Горы в штаб отряда полковника графа Палена, размещавшийся на станции «Гостицы», 14 мая его перевели в село Скамья, где в это время находился генерал Родзянко со своим штабом. На первом же допросе Николаев заявил генералу Родзянко, что
«перешел к красным по убеждению, так как считает большевиков единственной законной русской властью».
Именно так следовало из оперативной телеграммы № 501 подполковника Крузенштерна начальнику Эстонского Генерального штаба.

14 мая упомянутый подполковник К.А. фон Крузенштерн, представитель Северного корпуса по связям с эстонским командованием, сообщал в эстонский штаб:
«По получении до сего времени сведениям трофеи корпуса достигли <…> более 1500 пленных, 2 батареи, более 30 пулеметов, три бронированных поезда, два пассажирских состава, весь штаб 3 бригады 6 дивизии с начальником бригады генералом Николаевым, начштаба бригады и комиссарами, а также весь бригадный обоз с более 300 лошадьми».
В книгах советских авторов, посвященных защите красного Петрограда от «белых банд», говорится, что белые уговаривали Николаева перейти к ним, но источники в стане белых этого не подтверждают.

«Вскоре в комнату, где мы находились, влетел капитан Данилов. Невысокого роста, стройный, с красивым продолговатым лицом, рука у него после недавнего ранения на перевязи, на груди Георгиевский крест, полученный им в Великую войну…

Узнав, что генерал Родзянко в Ямбурге, он пришел просить, чтобы поскорей повесили бы Николаева. „Он свободно разгуливает по Ямбургу, – возмущенно говорил Данилов, – и, того и гляди, удерет. Как начальник отряда, взявшего в плен Николаева, я предъявляю права на его шкуру“. Родзянко смеется громко и заразительно, и обещает назначить скоро суд над Николаевым. Генерал мало изменился с того времени, когда я его в последний раз видел во время войны в Петербурге», – вспоминал полковник А. Гершельман в своих мемуарах «В рядах Северо-Западной армии».

Слова Данилова о том, что, мол, Николаев «свободно разгуливает по Ямбургу», связаны с тем, что тот, в отличие от остальных пленных Красной армии, содержался под стражей не в тюрьме, а в частном доме. И ему, действительно, разрешались прогулки по городу.

Военно-полевой суд, состоявший из офицеров гвардии, постановил казнить А.П. Николаева через повешение с лишением офицерской чести. Что и произошло 28 мая 1919 года. Перед казнью над его головой сломали шашку…

Как сообщала большевистская газета «Боевая правда», Николаева казнили на том месте, где были братские могилы красноармейцев, которые белые сравняли с землей. Неподалеку стоял разрушенный памятник Карлу Марксу. По версии, принятой в книгах советских историков, перед казнью Николаев гордо произнес: «Я теряю чины и ордена. Вы отнимаете от меня жизнь. Вы отняли все, но не отнимите от меня веру в грядущее счастье людей». Сказав это, он сам надел себе петлю на шею.

После того, как в августе 1919 года Красная армия отбила Ямбург, останки Николаева торжественно перезахоронили с воинскими почестями как героя Красной армии. Выпустили даже плакаты с его изображением в военной форме царского времени, при генеральских погонах и регалиях. Крупными буквами было напечатано: «Красный генерал Николаев, расстрелянный под Петербургом Юденичем за то, что отказался служить у белых и объявил, что служит Советам по убеждению».

Останки Николаева эксгумировали и 3 октября 1919 года доставили на поезде из Ямбурга в Петроград. Очень вовремя, потому что 12 октября уверенная в своих силах Северо-Западная армия под командованием генерала Н.Н. Юденича снова взяла Ямбург и стремительным наскоком двинулась к Петрограду…

Лев Троцкий хотел устроить похороны на Марсовом поле, где создавался пантеон жертв революции. Однако, по просьбе вдовы Николаева, его похоронили на заводском Фарфоровском кладбище, которое располагалось неподалеку от квартиры, где проживала его семья. Когда в конце 1920-х годах началось разорение Фарфоровского кладбища (впоследствии оно полностью ликвидировано), останки А.П. Николаева перенесли уже в очередной раз. Его окончательным местом упокоения стало Никольское кладбище Александро-Невской лавры.

Приказом Реввоенсовета РСФСР в начале 1920 года комбриг А.П. Николаев посмертно награжден орденом Красного Знамени. В документе указывалось: «Бывший генерал царской армии не только не отрекся от своей связи с нашей Красной армией, наоборот – бросил вызов в лицо своим палачам и умер с возгласом: „Да здравствует власть рабочих и крестьян!“».

В честь Александра Николаева переименовали Базарную площадь и Нарвскую улицу в Ямбурге, ставшем в 1922 году Кингисеппом. Спустя 49 лет после смерти генерала, в июле 1968 года, на одном из зданий бывшей Базарной площади установили мемориальную доску, посвященную А.П. Николаеву.

Как сегодня относиться к генералу Николаеву, когда оценки белых и красных едва ли не поменялись на диаметрально противоположные?

«Безусловно, он заслуживает симпатии, поскольку под страхом казни не отрекся от убеждений, – считает ямбургский краевед Андрей Белобородов. – Правда, не знаю почему, у меня никогда не было к нему жалости как к жертве Гражданской войны. Он военный, и естественно, что военные погибают во время конфликтов. Считаю, что по всем направлениям это был его выбор. А если судить с точки зрения обывателя: ему не повезло…».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Генерал Яша»

Новое сообщение ZHAN » 04 июл 2021, 12:54

Предателей из числа белых военачальников самого высшего ранга – считанные единицы, случай с генералом Яковом Александровичем Слащевым – особый. Он стал первым и самым известным «возвращенцем» из антибольшевистской эмиграции. После чего «герой Перекопа», зимой 1919/20 года со сравнительно небольшой группой войск сумевший героически отразить попытку красных прорваться на полуостров, сразу же стал «предателем Крымским».

«По большому счету, без Якова Слащева не было бы никакого белого Крыма, – подчеркивает крупнейший исследователь Гражданской войны историк Александр Пученков. – Именно Слащев с горсткой храбрецов сумел на рубеже 1919–1920 годов отстоять Крым от большевиков. Ведь Деникин в начале 1920 года с остатками армии бежал из Новороссийска в Крым, потому что больше было некуда. Если бы Слащев не удержал Крым, белые были бы в буквальном смысле выброшены в море еще в начале весны 1920 года.

Слащев стал своего рода „белым Суворовым“. Но когда к власти в Крыму пришел генерал Петр Николаевич Врангель, естественно, что двум таким харизматичным персонам стало тесно в одной берлоге. Врангель и Слащев органически не переваривали друг друга. Слащев был невероятно храбрый, экспрессивный, эпатажный человек, полководец божьей милостью. Но всех вокруг себя, без исключения, он считал бездарностями».

Яков Слащев – родом из семьи потомственных дворян Слащевых, в 1905 году окончил Павловское военное училище, откуда выпущен подпоручиком в лейб-гвардии Финляндский полк. В 1911 году окончил Николаевскую военную академию, правда, по 2-му разряду, без права причисления к Генеральному штабу – из-за недостаточно высокого среднего балла. В конце марта 1914 года переведен в Пажеский корпус с назначением младшим офицером и зачислением в гвардейскую пехоту.

Звездный час Якова Слащева начался в Первую мировую войну, в которой он участвовал в рядах лейб-гвардии Финляндского полка. Дважды был контужен, пять раз ранен. Награжден орденом Святого Георгия IV степени, пожалован Георгиевским оружием. В октябре 1916 года произведен в полковники, к 1917 году – помощник командира Финляндского полка. В середине июля 1917 года назначен командующим Московским гвардейским полком.

Свой выбор в Гражданскую войну Слащев сделал еще в декабре 1917-го: присоединился к белогвардейской Добровольческой армии. Там отличился, стал незаменимым. Он был бесстрашен, за что пользовался любовью и уважением среди солдат и офицеров, снискал прозвище «Генерал Яша». В мае 1919 года за боевые отличия произведен в генерал-майоры, в декабре назначен командующим 3-го армейского корпуса. Именно его силами Слащев и отстоял Перекоп. Затем, при власти Врангеля в Крыму, стал командующим Крымским корпусом, произведен в генерал-лейтенанты. В мае 1920 года командовал успешным белым десантом на побережье Азовского моря. Было Слащеву тогда всего-то тридцать четыре года…
Изображение

18 августа 1920 года приказом генерала Врангеля он получил право именоваться «Слащев-Крымский». Но белое движение клонилось к закату… В ноябре 1920 года в составе Русской армии Слащев эвакуировался из Крыма в Константинополь. А дальше пошел разлад.

«Слащев был бесконечно обижен, потому что Крым, с его точки зрения, был сдан из-за бездарности Врангеля как полководца, – отмечает Александр Пученков. – Он считал, что в ситуации гораздо более худшей, когда, казалось, было вообще невозможно удержать Крым, он с несколькими тысячами бойцов его спас. А когда вроде бы было сделано невероятно много, построены неприступные укрепления, – Крым удержать не удалось. И когда белая армия оказывается в Турции, Слащев начинает писать одно за другим произведения, смысл которых сводился к одному: мы здесь, потому что нами руководит бездарный генерал Врангель».

«Я не знаю, много ли честных, исполнивших свой долг людей было выброшено таким образом на улицы Константинополя без крова, пищи, и, по типичному беженскому выражению, «без пиастров», но я знаю, что я – Слащев – отдавший Родине все, отстоявший Крым в начале 1920 года с 3000 солдат от вторжения 30 000 полчищ красных, – я, заслуги которого увековечил своим приказом сам Врангель, добавивший, по просьбе населения, к моей фамилии наименование „Крымский“, – я выброшен за борт, – отмечал Слащев. – Я говорю все это не для того, чтобы хвастать своими заслугами, я намеренно подчеркиваю, что о них говорил не я, а сам Врангель, но я хочу сказать только, что если так поступил штаб со Слащевым, то чего же ожидать от него рядовому офицеру или солдату?».

Причина сдачи Крыма, по Слащеву, выглядела следующим образом:
«Высшее командование оказалось не на высоте своего призвания… Виноваты не войска, а зависть, себялюбие, выставление своих интересов выше государственных и личные счеты».
Тут же над головой Слащева начали сгущаться тучи. Он стал «козлом отпущения», его, наверное, рано или поздно подстрелил бы кто-нибудь из поклонников Врангеля…

«Слащев мог адекватно чувствовать себя только в атмосфере продолжающегося боя. В мирной атмосфере ему было тесно, а оказаться не у дел – было неприемлемо вдвойне», – отмечает Александр Пученков.

За попытку «дворцового переворота» против Врангеля тот разжаловал «героя Перекопа» в рядового и уволил без права ношения мундира. Правда, официально это сделали по приговору «суда чести». Слащев ответил, что его произвел в полковники государь император, и только он может его и разжаловать. Так недавний герой белого движения стремительно стал «чужим среди своих».

В Советской России внимательно следили за тем, что происходило в русской эмиграции, поскольку не могли недооценивать ее опасность. И ее «внутреннее разложение», разумеется, было большевикам только на руку.

В первую годовщину взятия Крыма, 3 ноября 1921 года, ВЦИК РСФСР объявил амнистию участникам белого движения. Слащев тут же вступил в переговоры с представителями Советской России и был амнистирован, хотя по декрету амнистия распространялась лишь на рядовых, а о его репрессиях против врагов белых в Крыму знали многие. Москва закрыла на это глаза, поскольку для нее генерал Слащев становился козырем в политической игре: его возвращение в Россию было чрезвычайно выгодно для большевиков.

Слащев поддался советской пропаганде. Смутило ли его то, что, соглашаясь сотрудничать с большевиками, он предает белое движение?

«Нет, не смутило. Белое движение к тому времени сконцентрировалось на фигуре генерала Врангеля – его смертельного врага, – считает Александр Пученков. – Когда Слащев оказался в Москве, его начинают привлекать к преподавательской работе, он пишет воспоминания о Гражданской войне (для Истпарта), где дает крайне нелицеприятные характеристики всем виднейшим участникам белого дела, но при этом сугубо военную сторону операций описывает виртуозно точно. За Слащевым в Советскую Россию потянулось еще несколько генералов. Может быть, если бы белые не развернули мощную пропагандистскую кампанию, смысл которой сводился к тому, что реэмигранты – это предатели Отечества, то поток возвращенцев оказался бы еще больше».

Вскоре Слащев написал воззвание к бывшим соратникам:
«Я, Слащев-Крымский, зову вас, офицеры и солдаты, подчиниться советской власти и вернуться на родину, в противном случае вы окажетесь наемниками иностранного капитала и, что еще хуже, наемниками против своей родины, своего родного народа… Если меня спросят, как я, защитник Крыма от красных, перешел теперь к ним, я отвечу: я защищал не Крым, а честь России. Ныне меня зовут защищать честь России, и я еду выполнять мой долг, считая, что все русские, военные – в особенности, должны быть в настоящий момент в России».
Измена Слащева наделала много шума в белоэмигрантских кругах. «Предатель Крымский», «перебежчик», «алкоголик» (Слащев, действительно, злоупотреблял спиртным, но не так безобразно, как описывали его недруги). Врангель заклеймил Слащева не только как предателя, но и как психически неуравновешенного, неадекватного человека, вдобавок наркомана-кокаиниста.

«Хороший строевой офицер, генерал Слащев, имея сборные случайные войска, отлично справлялся со своей задачей. С горстью людей, среди общего развала, он отстоял Крым. Однако полная, вне всякого контроля, самостоятельность, сознание безнаказанности окончательно вскружили ему голову. Неуравновешенный от природы, слабохарактерный, легко поддающийся самой низкопробной лести, плохо разбирающийся в людях, к тому же подверженный болезненному пристрастию к наркотикам и вину, он в атмосфере общего развала окончательно запутался», – заявил барон Врангель.

Слащев, действительно, пристрастился к наркотикам, но это стало следствием его частых ранений в Гражданскую войну. Чтобы уменьшить боль от ранения в живот, полученного в 1919 году и не заживавшее более полугода, он начал колоть себе морфий, потом пристрастился к кокаину…

В своей книжке «Оборона Крыма» Слащев признавался, что его идеология «потерпела страшный излом за это бурное время», однако «прежнюю идеологию изжить… мне удалось лишь в самое последнее время, когда у меня открылись глаза и я понял многое, чего не понимал во время переживания излагаемых событий».

В Москве Слащеву обещали «военную работу». Что именно – не расшифровывалось, но он надеялся, что ему предложат командовать едва ли не корпусом. В итоге вернувшегося в Советскую Россию Слащева в буквальном смысле слова сослали преподавать на высшие командирские курсы «Выстрел»…

Как вспоминал дважды Герой Советского Союза генерал Павел Батов, Слащев «преподавал блестяще, на лекциях народу полно, и напряжение в аудитории было порой, как в бою. Многие командиры-слушатели сами сражались с врангелевцами, в том числе и на подступах к Крыму, а бывший белогвардейский генерал не жалел ни язвительности, ни насмешки, разбирая ту или иную операцию наших войск». Среди учеников Слащева – будущие маршалы Василевский, Малиновский, Толбухин.

Нет сомнения, что большевикам генерал Слащев был нужен до поры до времени. Для пролетарского государства он все равно оставался чужим. Наверное, и сам Слащев понимал, что он в очередной раз оказался чужим, да и теперь еще и среди чужих: ни большевики, ни Советы, ни окружавшая его действительность в РСФСР ни в коей мере не были для него своими. Белые, оставшиеся в эмиграции, тоже для него уже не были своими: они прокляли его как изменника и предателя.

Между тем атмосфера в Советской России стремительно менялась. Характерным ее проявлением было обращение к Сталину, подготовленное в октябре 1926 года комсомольцами Мелитопольского округа Украинской ССР (письмо сохранилось в Российском государственном архиве социально-политической истории). Молодые строители коммунизма изъявляли желание лично расправиться со Слащевым – по примеру того, как в мае 1926 года в Париже убили бывшего главу Директории Украинской народной республики Симона (Семена) Петлюру. Его застрелил анархист Самуил Шварцбурд из города Измаил, заявивший, что он мстит за еврейские погромы 1918–1920 годов на Украине…

Вот что говорилось в письме мелитопольских комсомольцев:
«Собравшись на одном из комсомольских занятий, разбирая историю РКСМ, мы вычитали, что генерал Слащев, который находится в настоящее время в СССР, зверски расправлялся с комсомольцами одной из подпольных комсомольских организаций. Кроме того, как бывший белый генерал был очень жесток. Нашему селянству особенно памятны зверства солдат и офицеров Слащева, которые действовали по его указу; так как в 1920 году белые банды оперировали в наших местностях.

И наряду с этим Слащев преспокойным образом за свои зверские деяния получает у нас хорошее условие для своей жизни, и мы забыли того, что сколько вреда было сделано Слащевым для трудового населения нашей Республики. Многие из гр-н нашей местности при воспоминании о Слащеве сжимают руку в кулак, и естественно требуют не того, чего предоставили Слащеву, а требуют должного наказания, наказание, которое должен понести закостенелый враг трудового крестьянства и вообще всего пролетариата, попавшись к нам в руки.

Мы, комсомольцы, тоже возмущены тем, что враг нашей Республики живет в СССР, мы отлично понимаем, что Слащева используют как спеца, в которых мы нуждаемся в данный момент, но, на наш взгляд, и на взгляд всех трудящихся, эта заслуга его как спеца недостаточна для того, чтобы он оставался в СССР, преступность Слащева велика [и] требует того, чтобы он предстал перед пролетарским судом и отчитался о своих прошлых преступлениях, и понес должное наказание, наказание подобное тому, какое „Его превосходительство“ применяло к комсомольцам в 1919 году.

Возмущение наше доходит даже до того, что некоторые ребята высказываются совершить путешествие в Москву и, попав, Слащева убить, его так убить, как убили Петлюру во Франции в Париже.

Наша просьба, тов. Сталин, дать разъяснение, насколько большую пользу приносит Слащев в деле строительства нашей Республики, на наш взгляд, можно и без него обойтись, кроме того, как бы не случилось такое явление, когда какая-то птица высиживала яйца гадюки, не замечая, что таковая может принести ей вред, окрепнувши, когда выведется, освоившись с новой обстановкой, вспомнив, что природой она унаследовала ядовитые зубы и начнет кусать своих покровителей. Так не лучше ли, тов. Сталин, раздавить гадючьи яйца в лице Его превосходительства генерала Слащева вовремя, чтобы не почувствовать укуса гадюки.

…Почему же Слащев составляет исключение, что за привилегия держать на службе бывшего белого генерала? Попадись он в руки кр[асноармей]цу, который еще не забыл тех трудностей борьбы, который истрепал свои нервы, утерял половину своей физической силы в период борьбы со Слащевым и с подобными Слащеву, но у него, наверно, хватило бы силы в руках сжать ему горло в отместку за то, что он является врагом в период Гражданской войны».
Можно предположить, что подобный выпад против Слащева вовсе не единичный, тем не менее, письмо положили под сукно: до «великого перелома» и тем более «большого террора» было еще далеко, Яков Слащев еще, по-видимому, не сыграл до конца ту партию, которую ему предназначили чекисты.

Однако Якова Слащева все-таки настигла пуля из его прошлой жизни. Среди слушателей курсов оказался 24-летний Лазарь Коленберг, родной брат человека, расстрелянного в 1919 году по приказу Слащева за сочувствие большевикам. В январе 1929 года Коленберг застрелил Слащева на его московской квартире. Как он сам заявил следствию – по соображениям личной мести. Коленберга признали невменяемым и отпустили на свободу.

Яков Слащев, действительно, был очень скор на расправу и чрезвычайно жесток, недаром выведенный Михаилом Булгаковым в пьесе «Бег» генерал Хлудов своими прототипом имел именно Слащева…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Секретарь, сбежавший от Сталина

Новое сообщение ZHAN » 05 июл 2021, 21:53

Не зря говорят, что история – учебник нравственности, где к тому же еще и нет однозначных ответов о том, что такое хорошо и что такое плохо… Взять хотя бы феномен перебежчиков. Секретарь Сталина Борис Бажанов бежал за рубеж и там рассказал все, что знал о политическом режиме в советской стране. Предательство? По отношению к Сталину и тем, с кем Бажанов непосредственно работал, – да. Но он ведь попытался донести миру правду о том зле, которое творилось на его родине. С этой точки зрения, его поступок достоин другой оценки. Да, он предал своего патрона, которому присягал. Но предал ли он страну – еще большой вопрос…
Изображение

История достаточно известная. Борис Георгиевич Бажанов был ровесником века: родился в августе 1900 года. Родом с Украины, его юность пришлась на лихие годы, когда власть там менялась едва ли не каждый месяц. По его собственным воспоминаниям, выбор у него был невелик: между украинским национализмом и коммунизмом. Первый его ничуть не прельщал…

Карьера Бажанова была на редкость стремительной, и этим он, несомненно, обязан победившей революции, которая смела все сословные преграды и открыла «социальные лифты» представителям народных низов. За короткое время он взлетел буквально к самым вершинам власти. В 1922 году совсем еще молодой человек (всего-то 22 года), он поступил на работу в Организационно-инструкторский отдел ЦК РКП(б), которым заведовал тогда Лазарь Каганович. Говоря современным языком, был его спичрайтером: занимался подготовкой его выступлений и статей. В августе 1923 года его назначили помощником Сталина по делам Политбюро, а затем и секретарем Политбюро.

Это как раз то время, когда Сталин сделал все, чтобы изолировать заболевшего вождя и перехватить все бразды управления страной. Бажанова называли личным секретарем вождя и даже прозвали «памятью Политбюро». Он был очень хорошо информирован обо всем происходящем в высших эшелонах власти. В 1926 году Бажанов стал членом Высшего совета по спорту, сотрудником Народного комиссариата финансов СССР, а также занял должность редактора «Финансовой газеты».

В конце 1920-х годов во время командировки в Среднюю Азию бежал в Персию. Мотив? По словам самого Бориса Бажанова, он разочаровался в идеях коммунизма. Организовав себе командировку, 1 января 1928 года нелегально перешел персидскую границу и сдался иранским властям. Выяснив, что Персия договорилась выдать его СССР, он нелегально перешел персидско-индийскую границу, откуда с помощью английского посольства перебрался во Францию.

Конечно, в Москве бегство Бажанова восприняли очень нервозно, тем более, что подобное не было единичным случаем. 21 ноября 1929 года Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило «проект закона о перебежчиках с поправками т. Сталина», подписанный в тот же день как постановление ЦИК СССР. Перебежчики объявлялись вне закона, что влекло за собой расстрел
«должностных лиц, граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в СССР».
В 1929 году Борис Бажанов начал свою публицистическую деятельность. Сначала появились его статьи в газетах, затем в 1930 году в Париже вышла его книга «Воспоминания бывшего секретаря Сталина», вмиг сделавшая его знаменитым. Сначала она появилась на французском языке, затем была переиздана на многих других европейских языках. Вспоминается название знаменитого рассказа Александра Аверченко «Дюжина ножей в спину революции». Здесь тоже была «дюжина ножей», но только в спину сталинской системы управления…

По словам самого Бажанова, в середине 1920-х годов, после работы секретарем в Политбюро, он пережил
«большую, быструю и глубокую эволюцию, в которой уже доходил до конца, – из коммуниста становился убежденным противником коммунизма… Допустить, что какая-то группа профессиональных революционеров проходит через море жертв и крови для того, чтобы захватить все богатства страны, пользоваться ими и пользоваться властью, и что это и есть цель социальной революции, – такая идея нам представлялась кощунственной».
По словам самого Бориса Бажанова,
«власти Кремля никогда не сделали ни малейшей попытки оспорить то, что я писал (да и не могли бы это сделать), и предпочли избрать тактику полного замалчивания – мое имя не должно было нигде упоминаться. Самым усердным читателем моих статей был Сталин: позднейшие перебежчики из советского полпредства во Франции показали, что Сталин требовал, чтобы всякая моя новая статья ему немедленно посылалась аэропланом».
Впрочем, совершенно не стоит делать из Бориса Бажанова этакого борца с силами зла. Он был человеком своей эпохи и продуктом своего времени. Алексей Павлович Балашов, ровесник и сослуживец Бажанова по Оргинструкторскому отделу и секретариату ЦК, на закате своей жизни, в 1989–1991 годах, давал интервью Юрию Мархашову, в которых отзывался о Бажанове не очень высоко, обвинял его в откровенных выдумках.
«У Б[ажанов]а есть одна удивительная способность: о чем бы он ни заговорил, обязательно получается гадость… Б[ажанов] пишет о Растопчине и его „рядовых“ сотрудниках в оскорбительном тоне, да еще причисляет себя по рангу к ним… Я бы назвал бессовестными его домыслы об „интригах“, которыми, якобы, занимались сотрудники подотдела ради новых должностей».
«Бажанов весьма преувеличивал свою роль и не стеснялся сочинять ради коммерческого успеха своих мемуаров. Насколько знаю, его книга особого успеха на Западе не имела. Русская эмиграция к людям типа Бажанова относилась тоже настороженно, он все-таки был другой по духу. Тем более что эмиграция представляла в миниатюре дореволюционную Россию со множеством идейных направлений, групп и группочек», – считает петербургский историк Владлен Измозик.

Какие тайны Советского Союза раскрыл Борис Бажанов? :unknown:

Он описал, как принимались политические решения в СССР в 1923–1926 годах, как в ЦК еще при жизни Ленина разворачивались и происходила борьба не на жизнь, а на смерть между Сталиным, Троцким и Зиновьевым. Бажанов рассказал, что с противниками Сталина жестоко расправлялись. На несогласных находили компромат – настоящий или сфабрикованный, могли исключить из партии и лишить работы.

Еще до начала массовых репрессий, в 1920-х годах, при невыясненных обстоятельствах стали уходить из жизни партийные деятели, которые явно не были союзниками Сталина. Например, Эфраим Склянский, ближайший друг Троцкого. Сталин лично послал его торговым представителем в США, где его вскоре обнаружили мертвым. По официальной версии, тот утонул, катаясь на моторной лодке. Бажанов был уверен, что Склянского убили. Также весьма странной он считал неожиданную смерть наркомвоенмора Михаила Фрунзе – в результате хирургической операции. После гибели Фрунзе его пост занял ставленник Сталина Климент Ворошилов.

Описал Бажанов и эпизод, когда случайно застал Сталина за прослушиванием телефонных разговоров:
«В первые дни моей работы я десятки раз в день хожу к Сталину докладывать ему полученные для Политбюро бумаги. Я очень быстро замечаю, что ни содержание, ни судьба этих бумаг совершенно его не интересуют… В секретариате Сталина мне разъясняют, что Сталин никаких бумаг не читает и никакими делами не интересуется. Меня начинает занимать вопрос, чем же он интересуется.

В ближайшие дни я получаю неожиданный ответ на этот вопрос. Я вхожу к Сталину с каким-то срочным делом, как всегда, без доклада. Я застаю Сталина говорящим по телефону. То есть, не говорящим, а слушающим – он держит телефонную трубку и слушает… Наконец я с удивлением замечаю, что на всех четырех телефонных аппаратах, которые стоят на столе Сталина, трубка лежит, и он держит у уха трубку от какого-то непонятного и мне не известного телефона, шнур от которого идет почему-то в ящик сталинского стола…

Мне нужно всего несколько секунд, чтобы это заметить и сообразить, что у Сталина в его письменном столе есть какая-то центральная станция, при помощи которой он может включиться и подслушать любой разговор, конечно, „вертушек“. Члены правительства, говорящие по „вертушкам“, все твердо уверены, что их подслушать нельзя – телефон автоматический. Говорят они поэтому совершенно откровенно, и так можно узнать все их секреты».
По словам Бажанова, сами по себе представители партийной верхушки – вполне приятные люди.
«Орджоникидзе был прям и честен. Рудзутак – превосходный работник, скромный и честный… Почти со всеми членами партийной верхушки у меня превосходные личные отношения, дружелюбные и приятные. Даже сталинских сознательных бюрократов – Молотова, Кагановича, Куйбышева не могу ни в чем упрекнуть, они всегда были очень милы. А в то же время разве мягкий, культурный и приятный Сокольников, когда командовал армией, не провел массовых расстрелов на Юге России во время Гражданской войны? А Орджоникидзе на Кавказе?

Страшное дело – волчья доктрина и вера в нее. Только когда хорошо разберешься во всем этом и хорошо знаешь всех этих людей, видишь, во что неминуемо превращает людей доктрина, проповедующая насилие, революцию и уничтожение „классовых“ врагов».
А вот как Бажанов отзывался о Сталине:
«Всегда спокоен, хорошо владеет собой. Скрытен и хитер чрезвычайно. Мстителен необыкновенно. Никогда ничего не прощает и не забывает – отомстит через двадцать лет. Найти в его характере какие-либо симпатичные черты очень трудно – мне не удалось».
По всем канонам, подобному перебежчику полагалась смерть. На Бажанова было совершено несколько покушений, но он всякий раз уходил от возмездия, а затем его, как ни удивительно, оставили в покое.

«Видимо, он все-таки был мало интересен, поскольку никаких реальных секретов не раскрыл. Убивали сбежавших из СССР сотрудников ОГПУ—НКВД, да и то не всех», – отмечает Владлен Измозик.

Во время Советско-финляндской войны 1939–1940 годов Борис Бажанов пытался организовать формирование из советских военнопленных, которое должно было принять участие в боевых действиях на стороне Финляндии – против Красной армии и назвал его Русской народной армией. Так и хочется сказать – предтеча армии генерала-предателя Власова. Но все гораздо сложнее, чем простая прямолинейная схема.

Во время Второй мировой, еще до нападения Германии на СССР, один из главных идеологов нацистов Альфред Розенберг пытался склонить Бажанова к сотрудничеству, но тот отказался.

«Вернувшись (из Германии) в Париж, я делаю также доклад представителям русских организаций, – вспоминал Борис Бажанов. – Среди присутствующих есть информаторы гестапо. Один из них задает мне провокационный вопрос: „Так, по-вашему, нужно или не нужно сотрудничать с немцами?“ Я отвечаю, что не нужно – в этом сотрудничестве нет никакого смысла.

К чести немцев должен сказать, что до конца войны я буду спокойно жить в Париже, заниматься физикой и техникой, и немцы никогда меня не тронут пальцем. А в конце войны, перед занятием Парижа, мне приходится на время уехать в Бельгию, и коммунистические бандиты, которые придут меня убивать, меня дома не застанут».

После войны Бажанов прожил еще очень долгую жизнь. В 1977 году в Париже, в самый разгар холодной войны, вышло второе издание его книги. Оно было дополнено с учетом всех событий, произошедших с начала 1930-х годов.

«Во время Второй мировой войны я отошел от политики и в течение следующих тридцати лет занимался наукой и техникой. Но мой опыт пребывания в центре коммунистической власти и вытекающее из него знание коммунизма позволило мне все следующие годы продолжать изучение коммунизма и его эволюции», – отмечал Бажанов.

Он даже пережил Леонида Ильича Брежнева, застал андроповскую «предперестройку». Умер Бажанов 30 декабря 1982 года в Париже… На волне перестройки к его мемуарам отнеслись как к вновь открывшейся правде. Сегодня к откровениям Бажанова историки относятся более взвешенно, даже осторожно, поскольку есть уже и другие источники, в том числе и немалое число документов того времени. Тем не менее как один из источников в ряду других мемуары Бажанова вполне востребованы и сегодня.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Власов от НКВД

Новое сообщение ZHAN » 06 июл 2021, 21:17

«Я действительно предатель. Но я предатель только по отношению к Сталину», – заявил в интервью одной из японских газет перебежчик из Советского Союза – комиссар государственной безопасности 3-го ранга Генрих Люшков, начальник Управления НКВД Дальневосточного края. 13 июня 1938 года он перешел границу марионеточного государства Маньчжоу-го, созданного Японией на оккупированной территории Маньчжурии, и сдался японским властям.

В конторе, в которой служил Генрих Люшков, людей всегда делили на «своих» и «чужих» и предательство не прощали, а потому имя Люшкова стерли из истории НКВД. Причем настолько тщательно, что российским историкам, пытающимся восстановить детали биографии Люшкова, приходится обращаться к работам американского исследователя профессора Элвина Дэвида Кукса. Ему удалось не только познакомиться с документами японской и немецкой разведок, а также и собрать свидетельства людей, работавших с Люшковым после его побега.

Генрих Люшков, ровесник XX века, родом из небогатой одесской еврейской семьи. Пошел по стопам старшего брата-революционера, в 17 лет вступил в РСДРП. Во время революции молодые люди делали стремительную головокружительную карьеру, о которой прежде и помыслить не могли. В 19 лет Люшков стал комиссаром Первой отдельной стрелковой бригады 14-й Отдельной ударной армии. После окончания Гражданской войны перешел на работу в ЧК Украины. На весьма способного сотрудника обратили внимание в Москве.

Люшкову поручили заняться промышленным шпионажем на заводах главной авиастроительной фирмы вероятного противника – Германии, его отправили туда с разведывательными целями, и в 1930 году он лично докладывал Сталину о результатах своей поездки. По словам Кукса, служба в Германии – предмет особой гордости Люшкова: он с удовольствием вспоминал, как заслужил благосклонность Сталина.

А дальше Люшков стал бороться с внутренними врагами. Точнее – заниматься фабрикацией дел. Обо всем этом он поведал после своего бегства в Японию. В 1933 году сфабриковал дело «Российской национальной партии», вошедшее в историю под названием «Дело славистов». В декабре 1934 года его откомандировали в Ленинград, и он участвовал в расследовании убийства Кирова. В 1935 году вел дело никогда не существовавшего «Ленинградского террористического центра» и раскрывал несуществующий заговор против Сталина в Кремле. Летом 1936 года Люшкову доверили разоблачение троцкистско-зиновьевского центра… Недаром американец Кукс называет Люшкова «безжалостным, верным и опытным чекистским топориком» в руках Сталина, Ягоды и Ежова.

«Он был не просто исполнителем, бездумно выполняющим приказы, – говорит историк Владимир Мильбах, специализирующийся на изучении советских репрессий 1930-х годов. – Нет, Генрих Люшков был исполнителем ревностным, ретивым, старался выполнить и перевыполнить планы по выявлению врагов народа».

Бежав из Советского Союза, Люшков заявил, что еще во время расследования убийства Кирова у него возникли первые серьезные сомнения в правильности того, чем он занимается, и той политики, которую ведет Кремль. Люшков якобы осознал: «Все дело в болезненных подозрениях Сталина и желании искоренить малейший запах потенциальной оппозиции», а убийство Кирова вождь использовал, чтобы «придумывать обвинения в заговоре, террористических бандах и шпионских сетях».

Правда, так он заявил потом, а тогда, с 1935-го по 1938 год, добросовестно выполнял свои обязанности. Он считался правой рукой Генриха Ягоды, лично готовил тексты записок и докладов наркома в ЦК. После расстрела Ягоды новый нарком Николай Ежов провел чистку аппарата, но Люшков уцелел, да еще и пошел на повышение: его назначили начальником управления НКВД Азово-Черноморского края. Там известно, какими методами он усердно боролся с троцкистами и прочими врага народа, за что получил орден Ленина.

В конце июля 1937 года Люшкова назначили начальником Дальневосточного управления НКВД. Люшкову поставили задачу – в свете грядущей войны с Японией искоренить «пятую колонну» и выявить японских шпионов. Особое внимание Сталин приказал обратить на маршала Блюхера.

Нет сомнения, что резидентура японской разведки на Дальнем Востоке, конечно же, существовала, только органы НКВД искореняли вовсе не тех, кто к ней принадлежал. Прибыв в Хабаровск, Люшков «разоблачил» практически все прежнее руководство местного управления НКВД. В кратчайшие сроки практически арестована вся старая партийная элита. Аресты носили массовый характер, внесудебные тройки выносили смертные приговоры, которые приводились в исполнение незамедлительно.

Согласно указаниям Люшкова, в сентябре-октябре 1937 года более 135 тысяч корейцев депортировали с Дальнего Востока (тоже «пятая колонна»!) и отправили в Среднюю Азию. Вслед за ними выслали и около 25 тысяч этнических китайцев, живших во Владивостоке или в пределах 69 миль от Маньчжоу-го.
Изображение
Г. Люшков

В начале 1938 года Люшков инициировал волну арестов на Тихоокеанском флоте. Позже в Японии он сообщил о результатах своей деятельности:
«Во второй половине 1937 года и в 1938 году как антисоветские элементы были арестованы 1200 командиров и политических работников высшего и старшего звена, и приблизительно 3000 командиров и политработников среднего и младшего звена».
Однако даже в таких условиях нарыть компромат на Блюхера у Люшкова не получилось: он было практически безупречным и очень осторожным. В результате постановлением политбюро ЦК ВКП (б) от 26 мая 1938 года Люшков освобожден «от работы Начальника УНКВД Дальневосточного края, с отзывом его для работы в центральном аппарате НКВД СССР», он не без основания подозревал, что его вызов в Москву грозит ему смертью: его сотрут в порошок так же, как он уничтожил сотни мифических врагов народа…

Тогда Люшков, по всей видимости, и задумал бегство. Последнее заседание тройки с участием Люшкова состоялось 8 июня 1938 года, а спустя пять дней он отправился на границу с Маньчжурией под предлогом переговоров с особо важным агентом. А сам перешел границу и сдался первому же патрулю.

Кстати, комиссар государственной безопасности 3-го ранга, нарком внутренних дел Украинской ССР Александр Успенский в подобной ситуации в ноябре 1938 года поступил несколько иначе. Предчувствия, что поступивший вызов в Москву за «повышением» означает последующий арест, он имитировал самоубийство, оставив в служебном кабинете записку «Ищите труп в Днепре…». Там действительно нашли его китель и фуражку. Между тем, Успенский бежал в Воронеж, а затем жил по заранее заготовленным поддельным документам на имя рабочего Ивана Лаврентьевича Шмашковского в различных городах страны. Его объявили во всесоюзный розыск, и в апреле 1939 года органы НКВД арестовали его в городе Миассе Челябинской области. Он признал себя виновным в контрреволюционном заговоре и в шпионаже в пользу Германии, после чего в январе 1940 года был расстрелян…

Японцы поначалу подумали, что бегство Генриха Люшкова – это часть игры по внедрению агента. От принудительного возвращения в СССР Люшкова спасло лишь вмешательство верховного японского командования.

Американский исследователь Кукс уверен:
«Бегство Люшкова ускорило падение Ежова: 23 ноября 1938 года он попросил Сталина освободить его от занимаемой должности. Отставка была принята без промедления. Его сменил Берия, а дискредитированного Ежова в конце концов расстреляли в 1940 году».
Сохранить информацию о бегстве Люшкова в тайне, на что очень надеялось советское руководство, не удалось. Люшков тоже понимал, что только огласка его бегства станет хоть какой-то гарантией его личной безопасности. Через месяц после побега, 13 июля 1938 года, он выступил в Токио перед японскими и зарубежными корреспондентами.

То, о чем он сообщил, многим уже так или иначе было известно в общих чертах, но когда эти факты звучали из уст человека «из системы», это выглядело как приговор. Люшков заявил, что в СССР
«за последние несколько лет было арестовано более двух миллионов человек, несколько сотен тысяч расстреляно, а для содержания политзаключенных потребовалось дополнительно 30 исправительно-трудовых лагерей… Зиновьев, Каменев, Томский, Рыков, Бухарин и многие другие были казнены как враги Сталина, противодействовавшие его разрушительной политике».
Говоря о громких политических процессах, в которых он участвовал, Люшков заявил:
«Перед всем миром я могу удостоверить с полной ответственностью, что все эти мнимые заговоры никогда не существовали и все они были преднамеренно сфабрикованы».
Записки Люшкова вошли в книгу «Почему бегут из СССР?», изданную в 1939 году в Шанхае. Причинами своего бегства он называл желание «спасти народ от сталинского террористического режима и обманной политики», от которой
«жестко пострадало несколько сот тысяч ни в чем не повинных советских граждан… Государственное и экономическое положение и весь уклад жизни рабочего класса стоят на крайне низком уровне, и только неслыханными в истории репрессиями поддерживается порядок. Население трепещет от ужаса, и для каждого ясно, что его наиболее ненавистным врагом является Сталин».
Люшкову удалось вывезти из Хабаровска секретные документы, которые звучали как приговор сталинскому режиму. Среди них – последняя записка комкора Альберта Лапина, помощника Василия Блюхера, написанная им кровью 21 сентября 1937 года в Хабаровской тюрьме:
«В Москве во время допросов меня пытали. Чтобы избежать боли, я сделал ложные заявления. Мне всегда угрожали новые пытки. Для меня это было то же самое, что смерть или унижение… Я служил Советскому правительству верой и правдой 17 лет. Заслуживаю ли я такого обращения? У меня нет силы терпеть больше».
Впрочем, Кукс выступил не только как разоблачитель ужасов сталинского режима, но и «поделился» с японцами военными и оборонительными секретами. И если первое можно было назвать гражданским поступком (хотя у Люшкова, причастного к репрессиям, руки были по локоть в крови: только за один год «чистки» на Дальнем Востоке на совести Люшкова было не менее пяти тысяч жизней), это было уже откровенным предательством страны. Не случайно публикация известного российского историка Владимира Мильбаха, посвященная Генриху Люшкову, так и называется – «Протест или предательство?».

Американец Кукс на нескольких десятках страниц своей книги перечисляет сведения, которые японские спецслужбы получили от Люшкова. Там фигурировали дислокация штабов армейских корпусов и дивизий, авиационных бригад, их оснащенность, расположение укрепрайонов ОКДВА и войск НКВД, баз Тихоокеанского флота, имена командного состава, координаты советских станций радиоперехвата, секретные радиокоды, данные советской агентуры в Харбине и Токио.

В то же время показания Люшкова имели парадоксальное значение для дальнейшей политики Японии. Полковник Кондзуми Контиро из японского Генштаба рассказывал:
«В полученной от Люшкова информации нас поразило то, что войска, которые Советский Союз мог сконцентрировать против Японии, обладали, как оказалось, подавляющим превосходством… Это делало фактически невозможным осуществление ранее составленных планов военных операций против СССР».
Правоту Люшкова подтвердили ожесточенные бои у озера Хасан, когда советские дивизии под командованием Блюхера успешно отразили японцев…

В СССР Люшкова в 1939 году заочно приговорили к смертной казни, а все сотрудники, назначенные когда-то им, были арестованы и расстреляны. Тем не менее современные исследователи задумываются: а может быть, Люшкова специально заслали к японцам, чтобы дезинформировать их, обезопасить Дальний Восток от их нападения? В пользу этой версии говорит то обстоятельство, что с его женой Ниной поступили на редкость мягко. 19 января 1939 года ее осудили как члена семьи изменника Родины на 8 лет лагерей и отправили в Карлаг. Но всего через год, 15 февраля 1940 года, ее дело пересмотрели и лагерь заменили пятилетней ссылкой. Да и, наконец, сам Люшков остался жив, хотя, как известно, ведомство, где он служил, предателей разыскивало по всему миру и карало с беспощадной силой.

Семь лет после побега Люшков работал сначала на разведуправление Генштаба императорской армии (Бюро по изучению Восточной Азии), а затем в интересах штаба Квантунской армии. Как отмечает Владимир Мильбах, под фамилией «Маратов» Люшков готовил сводки об экономическом и политическом положении в СССР.

Люшкова убили японцы: после того как в августе 1945 года Квантунская армия капитулировала перед СССР, капитан Такеока Ютака получил приказ уничтожить Люшкова. По всей видимости, чтобы он не попал в руки русских или американцев: трудно было предсказать, какие тайны мог поведать человек, уже единожды предавший. Ютака вспоминал, что в качестве альтернативы предложил тому покончить жизнь самоубийством. А когда получил отказ, застрелил его.

Так чем был поступок Генриха Люшкова – протестом против сталинского режима или предательством?

«Предательство самое однозначное, – говорит историк Владимир Мильбах. – Генрих Люшков пытался выставить себя борцом против Сталина, хотел на этой почве найти покровительство. Я бы назвал его „Власовым от НКВД“… Он понимал, что как борец против сталинизма он совершенно не интересен японцам, именно поэтому и прихватил с собой ценные материалы Военного ведомства. Иными словами, он сознательно стремился продать себя как можно дороже.

Яркий контраст по отношению с другим деятелем Советского государства, бежавшего из СССР и выступившего с обвинениями в адрес сталинского режима, – Федором Раскольниковым. Тот поступил благородно и не запятнал свою честь предательством: он не изменил стране, не наносил ущерба государству, не выдавал государственные тайны».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«А старик-то был прав!»

Новое сообщение ZHAN » 07 июл 2021, 18:56

После заключения в августе 1939 года пакта Молотова – Риббентропа видный германский коммунист, один из лидеров международного рабочего движения Вильгельм Мюнценберг публично заявил:
«Предатель – ты, Сталин!»
Сегодня его высказывание назвали бы «оценочным суждением», но тогда в этом мнении он был вовсе не одинок. Шок, который испытали компартии Европы после заключения пакта Молотова – Риббентропа, можно сравнить разве что с докладом Хрущева на XX съезде о разоблачении сталинизма. И то и другое вызвало эффект разорвавшейся бомбы…

Напомним то, что известно достаточно хорошо. Согласно пакту, его участники обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. Но и это еще не все: стороны отказывались от союзных отношений с другими державами, «прямо или косвенно направленных против другой стороны». Это официально. О том, что к пакту прилагались секретные протоколы о разделе сфер влияния в Европе, стало известно гораздо позже…

После подписания пакта исполком Коминтерна оказался в весьма щекотливом положении: ему нужны было объяснить, что же случилось, если после многих лет борьбы с фашизмом, после того, как Гитлера клеймили на всех углах как исчадие ада, вдруг оказалось возможным заключить с ним договор? В глазах многих подобная перемена выглядела как предательство. Многие, верившие Сталину и возлагавшие надежды на СССР в борьбе против фашизма, почувствовали себя жестоко обманутыми…

Столь радикальный поворот во внешней политике требовал объяснений. Перед представителями Политбюро и Коминтерна Сталин произнес речь, в которой обосновывал свое решение заключить пакт с Гитлером и прекратить переговоры с англо-французскими представителями. Он заявил, что победа мировой революции невозможна без большой войны. Вождь отметил: мол, заключив соглашение с англо-французами, мы войну предотвратим, а договор с Германией даст ей возможность развязать в Европе такую войну, которая сделает хозяином положения Советский Союз. По словам Сталина, германская сторона, несомненно, будет в этой войне обречена на поражение, а СССР окажется в роли арбитра и поможет германским коммунистам.

Как отмечал историк Рафаил Ганелин, факт произнесения этой речи нередко ставился под сомнение, поскольку она нигде не была опубликована. Однако израильский исследователь Шаули обнаружил отчет двух высокопоставленных представителей чехословацкой компартии, которые приехали в Москву в августе 1939 года и безуспешно пытались добиться встречи со Сталиным или Молотовым. Только 6 октября их принял заведующий центрально-европейским отделом Наркоминдела Александр Александров, который объяснил ситуацию практически в тех же выражениях, что и Сталин 19 августа в той «речи, которой не было».

«Принято считать, что Сталин и партия неотделимы друг от друга, – отмечал Рафаил Ганелин. – Оказывается – нет! 23 августа 1939 года, когда в Москве подписывали пакт с Германией, все члены Политбюро были отправлены на охоту. Одним словом, Сталину никто и ничто не должно было помешать, даже гипотетически».

О том, что взаимодействие между Сталиным и Гитлером, которое касалось просто немыслимым, в действительности возможно, не раз предупреждал главный враг Сталина – изгнанник Лев Троцкий. К его прогнозу на Западе не хотели прислушиваться. Теперь же, когда события развернулись именно так, как предупреждал Троцкий, со всех сторон только и слышалось:
«А старик-то был прав!».
«Подписание советско-германского пакта явилось, может быть, самой болевой точкой в истории международного коммунистического движения… Сталин пошел на союз с Гитлером, не известив об этом зарубежные компартии… Новая политическая стратегия Сталина требовала от зарубежных компартий полного прекращения антифашистской пропаганды», – отмечал историк Вадим Роговин.

Перестраиваться приходилось на ходу, особенно после того, как спустя неделю после заключения пакта, 1 сентября 1939 года, Германия напала на Польшу.

7 сентября 1939 года на встрече с Георгием Димитровым, одним из лидеров Коминтерна, Сталин определил основные позиции, по которым необходим кардинальный пересмотр политической стратегии и тактики этой организации.

Во-первых, он потребовал отказаться от деления капиталистических держав на агрессивные и неагрессивные, фашистские и демократические, которое, по его словам, во время войны потеряло прежний смысл. Руководствуясь этой установкой, Коминтерн снял лозунг о фашизме как главном источнике империалистической агрессии. Сам термин «фашизм» применительно к Германии исчез из документов Коминтерна, как и со страниц советской печати.

Во-вторых, Сталин заявил, что начавшаяся в Европе война идет между двумя группами капиталистических стран за передел мира. Такая оценка, по мнению историка Роговина, начисто игнорировала человеконенавистнические замыслы германского фашизма, его претензии на порабощение Европы и всего мира. В соответствии с этим, компартиям стран, уже вовлеченных во Вторую мировую войну, было предписано перестать разоблачать фашизм и выступать против своих правительств.

Чуть позже президиум Исполкома Коминтерна направил телеграмму в адрес ЦК французской компартии, уже к тому времени нелегальной, в которой указывалось:
«Позиция национальной обороны недопустима для французских коммунистов в этой войне…»
Столь резкий поворот в стратегии и тактике Коминтерна многие коммунисты восприняли как откровенное предательство, что вызвало массовый их отток из компартий капиталистических стран. Некоторые коминтерновцы, прежде выступавшие горячими и искренними друзьями СССР, превратились в ярых антикоммунистов. В знак протеста против заключения пакта Молотова – Риббентропа примерно треть коммунистов-депутатов французского парламента вышла из партии.

Находившийся в то время в Бельгии советский разведчик Леопольд Треппер впоследствии вспоминал:
«Годами руководство Коминтерна твердило, что борьба против Гитлера – это демократическая борьба против варварства. А в свете советско-германского пакта эта война вдруг стала империалистической. Коммунистам предписывалось начать широковещательную кампанию против войны и разоблачать империалистические цели Англии».
Более того, Сталин обвинил Англию и Францию в том, что они отклонили поддержанные Советским Союзом «мирные предложения» Германии, выдвинутые «после начала военных действий». Речь шла о том, что, захватив Польшу, германское правительство обратилось к правительствам Англии и Франции с предложением прекратить военные действия и объявить мир. Более того, Сталин объявил Англию и Францию агрессорами, утверждая, что это они напали на Германию, «взяв на себя ответственность за нынешнюю войну». Про то, что Англия и Франция, вступив в войну, выполнили свои гарантии по отношению к Польше, он не упоминал.

Ситуация усугубилась еще больше после того, как 17 сентября Красная армия вступила на территорию тогдашней Польши, а 28 сентября СССР подписал с Германией договор о дружбе и границах, что было юридическим признанием ликвидации Польши как суверенного государства.

Да, в Европе многие не забывали: пребывание Западной Украины и Западной Беларуси в составе Польши – исторический нонсенс, ставший результатом советско-польской войны 1920 года и последовавшего за ней в 1921 году Рижского мира. Да, по условиям договора, заключенного в Риге, граница Польши прошла не там, где она была предписана по условиям Версальского мирного договора 1919 года. Польша оставила за собой территории, которые она завоевала огнем и мечом, воспользовавшись паническим отступлением Красной армии. И в 1921 году западные государства закрыли глаза на подобное приращение территории Польши, тем не менее ее границы международно признали…

В Советском Союзе заключение пакта Молотова – Риббентропа, а затем и договора о дружбе и границах между СССР и Германией вызвало самые разные толки. Кроме тех, кто привык, как говорится, колебаться вместе с генеральной линией и не задумываться о сути происходящего, были и такие, кто даже в условиях тотальной пропаганды и отсутствия альтернативных источников информации думал собственным умом. Донесения агентов НКВД свидетельствовали, что многие советские граждане недоумевали по поводу крутого разворота СССР во внешней политике.

Вот лишь некоторые высказывания, подслушанные в августе–сентябре 1939 года в Киеве:
«…Какая-то удивительная созвучность между речами Молотова и Гитлера, в чем дело? Неужели у нас с немцами зашло дальше, чем пакт о ненападении?»,
«Раньше термин „поджигатели войны“ употреблялся по отношению к Германии, а теперь Молотов употребляет его по отношению к Англии и Франции…»,
«…Непонятно одно, так усиленно агитировать против фашизма, разжигали среди Красной армии любовь к родине и ненависть к фашизму, а теперь так постыдно протянули руки фашистам»…

Однако 31 октября Молотов в своей речи на сессии Верховного Совета окончательно расставил все точки над «и»:
«На смену вражды… пришло сближение и установление дружественных отношений между СССР и Германией. <…> Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция… стоят за продолжение войны и против заключения мира. <…> Преступно вести такую войну, как война за „уничтожение гитлеризма“. <…> Сильная Германия является необходимым условием прочного мира в Европе. <…> Новые советско-германские отношения построены на прочной базе взаимных интересов».
Вильгельм Мюнценберг, со слов которого мы начали эту статью, относился к числу тех непримиримых антифашистов, которые не приняли «новую линию» Сталина в отношении Гитлера. Еще в 1924 году его избрали депутатом рейхстага от Германской коммунистической партии, а после прихода Гитлера к власти в 1933 году он эмигрировал во Францию, где издал «Коричневую книгу гитлеровского террора и поджога рейхстага», ее перевели более чем на 20 языков, и она стала серьезным оружием антифашистской пропаганды.
Изображение
В. Мюнценберг, не побоявшийся публично обвинить Сталина в предательстве. Убит в июне 1940 г.

Во Франции Мюнценберг организовал Всемирное общество помощи жертвам германского фашизма, в 1935 году организовал в Париже Международный антифашистский конгресс деятелей культуры. Когда в 1936 году Мюнценберг из разведывательных источников получил информацию о секретных переговорах Сталина с Гитлером, он назвал их предательством Сталина по отношению к мировому коммунистическому движению и выступил с открытой и острой критикой вождя СССР.

После этого началась его травля со стороны недавних соратников. Вальтер Ульбрихт, лидер германской компартии в изгнании, выполняя волю Сталина, вывел Мюнценберга из состава ЦК партии. В 1937-м французская полиция будто бы даже спасла Мюнценберга от покушения, организованного агентами ГПУ. После того как был подписан пакт Молотова – Риббентропа, Вилли Мюнценберг резко высказался против: «Сталин, ты – предатель!» – смело написал он в своей статье в антинацистском журнале «Zukunf» t («Будущее»), который он сам и издавал.

В 1939–1940 годах Мюнценберг работал на французском радио, организовав антифашистское вещание на Германию. В июне 1940 года, спасаясь от наступающих немцев, бежал из Парижа. В конце октября того же года охотники нашли его повешенным в лесу возле французской деревни Сен-Марселлен, что недалеко от Гренобля (вне зоны нацистской оккупации). Речь шла об убийстве: Мюнценберга сначала задушили, обезобразили лицо до неузнаваемости, а только потом повесили.

Преступников не нашли, да не очень-то их и искали. Сегодня историки выдвигают несколько версий: то ли Мюнценберга повесили агенты НКВД, которые за ним уже давно охотились, то ли акцию по уничтожению политического противника провело гестапо…
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Измена, которой не было

Новое сообщение ZHAN » 08 июл 2021, 20:41

16 августа 1941 года, спустя менее чем два месяца после начала Великой Отечественной войны, издан приказ Ставки Верховного Главного командования Красной армии за № 270, объявлявший пленных изменниками Родины и оклеветавший трех советских генералов.

Начинался приказ с того, что
«части Красной армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, мужественно, а порой – прямо героически. Даже те части нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения. Известно, что отдельные части нашей армии, попав в окружение врага, используют все возможности для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из окружения».
Далее приводились примеры героического поведения военачальников, а затем указывалось:
«Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место несколько позорных фактов сдачи в плен врагу. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам».
Персонально были названы трое попавших в плен: командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, командовавший 12-й армией генерал-майор Понеделин и командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов. Все они были обвинены в трусости, предательстве, измене.
«Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен врагу члены Военных Советов армий, командиры, политработники, особоотдельщики, находившиеся в окружении, – говорилось далее в приказе, – проявили недопустимую растерянность, позорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Понеделиным, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу».
И наконец:
«Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту, как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава».
Если начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен –
«уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи».
Историки не перестают спорить вокруг сути и последствий этого приказа. Одни говорят: учитывая тяжелейшую обстановку на фронте, потери огромных территорий, приказ был оправдан. Он помог слабым духом осознать всю меру ответственности за судьбу страны, что лежала на плечах каждого солдата. Другие возражают: в то время, когда люди ждали убедительного объяснения причин, почему легендарная и несокрушимая Красная армия отступает, руководство страны переложило проблемы с больной головы на здоровую, нашло козла отпущения.

«Надо было срочно развеять в массах нежелательные и опасные сомнения, – отмечает публицист Лев Сидоровский. – За дело взялся сам Сталин с присущей ему жестокостью и бесцеремонностью. Первыми козлами отпущения стали девять руководителей Западного фронта, которые, по постановлению Государственного комитета обороны, были арестованы и преданы суду военного трибунала. Их били, пытали, вынудили „признаться“ в организации военного заговора против Сталина. Последний сразу же подписал приговор об их казни, сказав при этом своему бессменному секретарю Поскребышеву: „Передай Ульриху [председателю Военной коллегии Верховного суда СССР] – пусть выбросит весь этот хлам о «заговоре»“. И запретил принимать какие-либо апелляции… За первой расправой последовали другие. В чем только ни обвиняли фронтовых командиров! И опять вышла неувязка: многих из них принимали в Кремле, хвалили за безупречную службу, назначили на высокие должности…

„Мудрый вождь“ все это прекрасно понимал. Надо было обнаружить массового врага, развернуть крупномасштабную кампанию – такую, чтобы в нее включились миллионы и „Выход“ был найден. Ровно через месяц после ареста командующего Западным фронтом Дмитрия Павлова и работников его штаба от имени Ставки издан приказ № 270, написанный под диктовку Сталина. <…> Иными словами, виновные в поражении советских войск, в отступлении на многие сотни километров найдены и публично названы: это были окруженцы и попавшие в плен! Они объявлялись изменниками Родины и подлежали суровому наказанию».

Да, действительно, за годы войны в фашистском плену побывало чуть более четырех миллионов советских бойцов, большая часть из них оказалась там летом и осенью 1941 года. Причем дезертирство и массовая сдача в плен в первые месяцы войны превратились в проблему огромного масштаба. Причины тут самого разного порядка, но огульно обвинять всех попавших (или даже сдавшихся в плен) в предательстве – совершенно несправедливо.

Многие пережившие раскулачивание и репрессии просто не хотели воевать за режим, который растоптал их человеческое достоинство. Именно его они видели предателем народных интересов, а потому считали себя свободными от каких-либо обязательств по отношению к нему. Тем более что первые недели войны власть в Москве выглядела растерянной и подавленной, а власти на местах зачастую откровенно спасались бегством, что явно не прибавляло желания их защищать.

Многие наивно поверили нацистской пропаганде, вещавшей, что «победоносный вермахт» приходит в СССР как освободитель от большевизма. Считанные дни потребовались для того, чтобы убедиться, что это совершенно не так, что гитлеровских идеологов интересует только захват территории, порабощение и истребление населения. И для многих из тех, кто выбрал плен вместо смерти, прозрение оказалось страшным.

Но роковой поступок уже совершен, пути назад зачастую уже не было, бежать некуда: население Прибалтики, Западной Украины в большинстве своем тогда не испытывало никаких симпатий к представителям Красной армии, и ждать какой-либо поддержки от них не приходилось. А если кто и готов был оказать помощь, то запуган до смерти, на кону – не только собственная судьба, но и жизнь детей и близких…

«Конечно, на фронте и тогда, и позже не обходилось без предательства. Были и рядовые, и командиры, которые проявляли трусость и малодушие, спасая собственную шкуру, становились перебежчиками, пособниками врага, – отмечает Лев Сидоровский. – Но беда в том, что приказ № 270 огульно, без разбирательства и учета конкретных условий обвинял каждого, кто попал в руки врага, в тягчайшем преступлении перед Родиной. Приговор был один – расстрел на месте без суда и следствия. Таким образом, бесчеловечный приказ по своей сути благословлял произвол, причем – в сложной и неопределенной фронтовой обстановке, и это в то время, когда до́рог был каждый воин, каждый штык. Все окруженцы и пленные становились вне закона. Позор темным пятном ложился также на их родных и близких».

Вскоре после объявления приказа № 270 Глава политуправления Красной армии Лев Мехлис издал директиву, в которой говорилось: «Каждый, кто попал в плен, – изменник Родины», и добавлялось: «Лучше покончить жизнь самоубийством, чем попасть живым в руки врага».

Историк Леонид Максименков замечает, что появлению приказа предшествовало известие о том, что в плен к немцам попал сын Сталина. В сообщении берлинского радио значилось: Яков Джугашвили захвачен в плен к востоку от Витебска соединением бронетанковых войск под командованием генерала Шмидта, после установления личности и перевода в штаб сын Сталина якобы заявил, что он «понял бессмысленность сопротивления германским войскам и поэтому сам перешел на сторону немцев». После того как немцы стали сбрасывать с самолетов листовки с фотографией пленного Якова (на обороте напечатан бланк «пропуска» для перехода на сторону вермахта), никаких сомнений не оставалось – в плену действительно сын вождя…

Увы, плен стал трагической судьбой сотен тысяч бойцов Великой Отечественной войны в первые ее месяцы. Однако страшно еще и то, что военнопленных поставили в один ряд с предателями. В прежних войнах, которые вела наша страна, подобного не было. Плен – беда, даже позор, но он не равнозначен предательству. Так было и во время Русско-японской войны, и в ходе Первой мировой войны: пленные предателями не считались. Теперь ситуация изменилась.

«Немецкая пропаганда очень активно использовала этот факт, – отмечает историк Борис Хавкин. – Советским военнопленным – это зафиксировано в массе немецких пропагандистских материалов – просто говорили: Сталин и родина от вас отказались, вы изменники, вы предатели и вас ждет расстрел, поэтому давайте, служите нам в качестве вспомогательных бойцов».

Нацистская пропаганда муссировали слова, которые приписывали то Молотову, то Сталину, мол, «у нас нет военнопленных, а есть дезертиры из Красной армии» или в такой версии: «У нас нет военнопленных. У нас есть только предатели».

«Очень много, кстати, бывших военнопленных, в особенности в конце войны, вступали в „хильсвиллиге“, то есть в так называемые вспомогательные части при вермахте, – указывает Борис Хавкин. – Или же вот отправляйтесь в лагеря, где вас все равно ждет неминуемая смерть… В одном только Сталинградском котле, кроме немецких, румынских, итальянских и прочих частей, было пленено порядка 50 тысяч советских „хильсвиллиге“, то есть солдат вспомогательных частей».

В 1960-е годы, на излете хрущевской оттепели, появился кинофильм «Чистое небо» Григория Чухрая. Один из его героев, Евгений Урбанский, говорит: «Разве я виноват, что я попал в плен, разве виноват, что бежал, и меня поймали, и собаки драли мое мясо, разве я виноват в этом?» А когда пытается вновь вступить в ряды коммунистической партии, ему отказывают и говорят: «А неизвестно, что ты там делал, в плену. А почему ты остался жив?»

Константин Симонов в своем бессмертном романе «Живые и мертвые» не побоялся ввести такой эпизод, как краткое пребывание главного героя, политрука Синцова, в плену, во время прорыва немцев под Москвой. Оттуда ему удалось бежать и добраться до своих. Однако в экранизации романа историю с пленом вырезали, по всей видимости, по цензурным соображениям…

Что же касается трех советских военачальников, упомянутых в приказе № 270, якобы вставших на путь предательства, то они вовсе не изменники. Хотя против них и были возбуждены уголовные дела по обвинению их в измене Родине. Судьи Военной коллегии Верховного Суда СССР заочно приговорили каждого к расстрелу. Пострадали жены и совершеннолетние дети Понеделина и Кириллова.

Командующий 28-й армией Западного фронта генерал-лейтенант Владимир Качалов не сдался в плен, а 4 августа 1941 года погиб в бою под Рославлем. В декабре 1953 года заочно осужденного к расстрелу Качалова реабилитировали. В мае 1965-го его посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени, а спустя два года на окраине села Старинки, где в неравном бою погибли командарм и его однополчане, установили обелиск…

А вот Павел Понеделин и Николай Кириллов действительно оказались в плену. Но Родине они не изменили, вели себя мужественно и с достоинством, на все предложения нацистов и русских коллаборационистов о сотрудничестве ответили категорическим отказом. После освобождения из плена американцы предлагали Понеделину службу в армии США, но тот отказался. Оба – Кириллов и Понеделин – вернулись на родину. Затем их арестовали, в 1950 году вновь приговорили к расстрелу. Приговор немедленно привели в исполнение.

«…Почему лишь очень немногие люди в России знают о том, – замечает Лев Сидоровский, – как приказ Ставки Верховного Главнокомандования Красной армии № 270, который бесчеловечно приравнял всех советских военнопленных к изменникам Родины, оклеветал в том числе и трех генералов, истинных патриотов Отечества, ставших жертвами грубого сталинского произвола».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Лучше смерть, чем измена!»

Новое сообщение ZHAN » 09 июл 2021, 21:29

Великая Отечественная война явила примеры не только высочайших подвигов, самопожертвования и героизма, но и не менее глубоких падений – предательства и измены. В военной терминологии подобное явление называют коллаборационизмом. Для нашей страны синонимом предательства стал генерал Андрей Власов, создавший под крылом нацистов «Русскую освободительную армию» (РОА), – как бы его ни пытались впоследствии оправдать те, кто называет его действия «третьим путем» в войне. Факт остается фактом: он перешел на сторону врага, повернул оружие против своих же собственных сограждан… За что Власов и его приспешники казнены в 1946 году, и сегодня, хоть и обвинения в антисоветской агитации и пропаганде с них сняты, реабилитации не подлежат.

Несколько лет назад огромный скандал вызвала защита диссертации историка Кирилла Александрова «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг.» (сокращенно КОНР, это было детище генерала Власова). А ведь, по сути, в ней делалась попытка понять, как и почему стали предателями десятки тысяч советских граждан. Нацисты привлекали в РОА русских офицеров-эмигрантов, составивших костяк военного формирования, антикоммунизмом и реваншистскими настроениями.

Кирилл Александров признавал, наши военнопленные, включая командно-начальствующий состав, которые сотрудничали с противником, совершили государственную измену. Именно поэтому деятельность генералов и офицеров КОНР закончилась для власовцев катастрофой.

В исследовании отмечалось, что мотивы сотрудничества с врагом самые разные – от идейных до карьерных и приспособленческих. Служба граждан СССР и белоэмигрантов во время Второй мировой войны на стороне Германии явление, имевшие не только военное, но и политическое значение, и причинами были, в первую очередь, инерция Гражданской войны и особенности сталинского режима…

Речь пойдет о тех советских военачальниках, которые, попав в плен, вели себя достойно. Не перешли на сторону врага, оставались верны присяге и Отечеству, не поддались на уговоры и таких было большинство. Едва ли не самый яркий пример – судьба генерала Дмитрия Карбышева, ставшего символом верности, мужества и несгибаемости.

Попавший в плен генерал-майор Владимир Сотенский, начальник артиллерии 5-й армии Киевского особого военного округа, на допросе 29 сентября 1941 года в штабе 2-й немецкой армии заявил:
«Любовь к Отечеству – преобладающее чувство у русского народа… Воля к сопротивлению не сломлена. Людям ясно, что идет борьба за существование всей страны… Эта немецко-русская война закончится только русской победой».
Владимир Сотенский погиб в плену в конце апреля 1945-го… Впрочем, еще неизвестно, как бы сложилась его судьба на Родине. Ведь нередко прошедшие тяжкий плен советские военачальники несли наказание в соответствии с негласным сталинским принципом «все попавшие в плен – предатели».

Именно так произошло с командующим 12-й армией генерал-майором Павлом Понеделиным и командиром 13-го стрелкового корпуса той же армии генерал-майором Николаем Кирилловым. После того, как в начале августа 1941 года в районе Умани на Украине были окружены и почти полностью погибли две армии Южного фронта (6-я и 12-я), Ставка Верховного главнокомандующего издала приказ, в котором эти два военачальника объявлены предателями, добровольно сдавшимися в плен. Закрытым судебным заседанием военной коллегии Верховного Суда СССР от 13 октября 1941 года их признали виновными в измене Родине и заочно приговорили к расстрелу.

Павла Понеделина обвинили в том, что,
«имея полную возможность пробиться из окружения к своим, как это сделало большинство частей армии, он не организовал отпора врагу, не проявил настойчивости и воли к победе, а поддался панике, проявил трусость и, дезертировав, сдался в плен врагу».
Николая Кириллова – в том же самом:
«…вместо того, чтобы выполнить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стойкого отпора противнику и выхода из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу».
Как отмечает исследователь Петр Лаврук, автор книги «Красные генералы в немецком плену», есть немало свидетелей того, что генерал Понеделин в плену сохранил стойкость, мужество и чувство чести. Немцы, дабы использовать козырь в вербовке, сообщили генералу, что Сталин поставил его вне закона. Что, собственно говоря, было чистой правдой.

Павел Понеделин ответил:
«То, что я объявлен вне закона, – это наше семейное дело. По окончании войны народ разберется, кто изменник. Я был верным сыном Родины и буду верен ей до конца».
Немцы резонно спросили: мол, вы все равно погибнете – или в плену, или на Родине, так не лучше ли сотрудничать с нами? «Нет, лучше смерть, чем измена!» – ответил Понеделин.

В декабре 1942 года с Понеделиным встречался генерал Власов, который предложил тому принять участие в создании русской добровольческой армии под началом нацистов. Тот категорически отказался, Николай Кириллов также ответил отказом…

Сотрудничать с немцами отказался и генерал-лейтенант Иван Музыченко, командовавший 6-й армией, тоже попавший в плен в «уманском котле». На допросе у немцев 9 августа 1941 года на вопрос «Предположительная продолжительность войны?» он ответил:
«Россия готовится к очень долгой войне. Россия не Франция, где можно осуществить прорыв за 30 дней. Все жизненно необходимые и военные производства эвакуированы за Урал… Поэтому захват внутрироссийских промышленных областей принесет неожиданное для немцев решение. Содержание гарнизонов на всей европейской части России не может длиться долго. Когда решается судьба Отчизны, народ будет биться до последнего, включая Сибирь».
И пожалуй, ключевая фраза в ответе Музыченко, которая может служить подлинной формулой патриотизма:
«Правительство может совершать ошибки и даже преступления, режим может быть далек от совершенства, но каждый человек любит родину и всегда будет готов рисковать своей жизнью, несмотря на обиды».
Старший лейтенант Пауле, который вел допрос, в конце вывел резюме, где в отношении генерала Музыченко говорилось следующее:
«Беспощадный в решениях, генерал представляет тип прошедшего кровавую школу большевика, сурового солдата… Он глубоко укоренен в большевистской идее и только, как сам говорил, 1939 год поколебал его веру. Судьбу своей армии и свой плен переносит тяжело и считает, что жизнь пропала, независимо от того, что ему предстоит. Он верит в непобедимость России…»
Что касается 1939-го года, то речь шла о «чистке» в армии, когда, по словам Музыченко, сказанным на допросе, небольшая кучка людей захватила власть в стране. «НКВД – страшный орган, который мог любого из нас уничтожить в один момент», – такие слова Музыченко значатся в протоколе допроса…

Иван Музыченко провел в плену всю войну, в конце апреля 1945-го освобожден американцами и передан советской военной миссии в Париже. Затем прошел проверку в НКВД, восстановлен в кадрах Советской армии, направлен на учебу на Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. Один из немногих советских военачальников, кому повезло, пройдя плен, не получить за это наказание на Родине.

К Павлу Понеделину и Николаю Кириллову, которые выдержали все муки плена, не были сломлены, судьба оказалась не столь благосклонна. Поначалу заочный приговор в их отношении отменили, дело вернули на доследование. Однако в самом конце 1945 года они вновь арестованы и заключены в Лефортовскую тюрьму, пять лет находились под следствием. Они до последнего надеялись, что к ним отнесутся по справедливости. Но сложилось иначе, против них, всеми правдами и неправдами (последнее более точно!), собрали три тома обвинений. Некоторые сослуживцы, которым, очевидно, пообещали за это жизнь, оговорили, оклеветали их…

«Журналистская удача, – отмечает Петр Лаврук, – подарила мне знакомство с генерал-майором Антюфеевым Иваном Михайловичем, командиром 327-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии. Он, как и Понеделин, и Кириллов, тоже находился в плену в тюрьме Вюльцбург, затем был репатриирован в Париж. Вернулись вместе на Родину».

Иван Антюфеев вспоминал о Понеделине:
«Павел Григорьевич как никто другой переживал трагедию плена. Как никак, а из всех нас тридцати генералов, которые вернулись из этого ада, он и его подчиненный генерал Кириллов уже были заочно осуждены к расстрелу. И они, и мы не знали, как нас встретят на Родине, как оценят наше поведение в застенках противника. Бывало, он сам себя успокаивал: „Не наша вина, что мы оказались пленниками. Главное, мы не изменили Родине. Наоборот, доказали своим поведением, что мы невинны и Отечеству не изменили…“».
Петр Лаврук приводит фрагменты допросов Павла Понеделина в Министерстве госбезопасности СССР. Не всегда можно понять, что действительно говорил военачальник, а что от него просто требовали подписать. Но одно место обращает на себя внимание. На вопрос: «В чем вы признаете себя виновным?», Понеделин четко отвечает:
«Виноват я только в том, что сдался в плен врагу».
На другом допросе на категоричное требование рассказать о том, как он намеревался капитулировать перед противником, Понеделин ответил:
«Такого намерения я не имел. Я командовал войсками до последнего момента и лично участвовал в последней попытке прорваться из полного окружения. Мысли о капитуляции у меня никогда не возникало… Утверждаю, что в беседе с Власовым его работу на немцев я назвал изменой советскому народу и заявил ему, что на этот путь я никогда не стану».
Изображение
Генерал-майор П. Понеделин (в центре) в сопровождении офицеров вермахта, август 1941 г.

25 августа 1950 года Понеделин и Кириллов осуждены к расстрелу за измену Родине. Причем Понеделину, кроме сдачи в плен, вменили и еще одну расстрельную статью: признали виновным в том, что во время пребывания в плену он вел дневник, в котором
«возводил клевету на одного из руководителей партии и советского правительства, подвергал антисоветской критике политику советской власти и клеветал на боеспособность советских войск».
«…Я не был врагом народа и не способен им быть, – заявил Понеделин в своем последнем слове. – Прошу вас вернуть меня к обществу, дать мне возможность работать и радоваться вместе с этим обществом».

Говорить о справедливости можно было только после смерти Сталина. Первым, кто встал на защиту честного имени Понеделина и Кириллова, стал писатель Николай Симонов. Он отмечал, что генералы достойно сражались, сковывали серьезные силы врага, но были поставлены в такие условия, что предотвратить разгром вверенных им войск не могли. Они сражались до последней возможности, чтобы прорваться, переходили в рукопашные схватки… А Сталин, подавленный неудачами первых недель войны, просто переложил на Понеделина, Кириллова, да и многих других военачальников, обвиненных в измене, свою вину и ответственность за ошибки и просчеты, допущенные перед войной.

За восстановление честного имени боролась и жена Понеделина Нина Михайловна. После того как Понеделина заочно приговорили к расстрелу, ее арестовали как «члена семьи изменника Родины», она получила пять лет лагерей.

В ноябре 1955 года Нина Понеделина, которая твердо верила в невиновность мужа, обратилась к Никите Хрущеву:
«Павла Григорьевича Понеделина я знаю с 1930 года как честного, стойкого, чуткого командира, товарища и человека, отдавшего всю жизнь партии, делу Ленина и работе. За Гражданскую войну был награжден двумя орденами Красного Знамени. За Финскую войну имел высшую награду – орден Ленина. Убедительно прошу помочь разобраться и сообщить мне, виновен ли мой муж и в чем, жив ли он и где находится».
В 1956 году дело Понеделина и Кириллова пересмотрели, и их посмертно реабилитировали.

Петр Лаврук вспоминает о своей встрече с Ниной Михайловной весной 1991 года в ее скромной квартире в Москве. Беседовали они тогда о многом. Нина Михайловна вспоминала об эпизоде в заключении: в колонии города Саратова она встретилась с бывшим сослуживцем мужа комдивом Юлием Гродисом. По ее словам, некогда цветущий здоровяк, начальник разведотдела штаба Ленинградского военного округа был похож на старца. Его арестовали еще в 1937 году. Пятнадцать лет, будучи за колючей проволокой, он не перестал бороться за свое честное имя.

«Нина Михайловна произнесла слова Гродиса: „Бесчестие жизни не стоит! – вспоминает Петр Лаврук. – Пожалуй, это она относила и к своему мужу“».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 63330
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

След.

Вернуться в Вопросы российской истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1