Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Антироссийские исторические мифы

Начнем с вопросов РИО, а затем можем и на другие ответить. По личному разумению

Миф о голодоморе

Новое сообщение ZHAN » 26 апр 2019, 11:39

Первая волна широкого информационного распространения мифа о голоде на Украине 1932–1933 гг. как преднамеренного голодомора украинцев была инициирована еще в начале 1980-х гг. в США и Канаде. Американский президент Рональд Рейган даже подписал в 1984 г. специальный закон о создании Комиссии по расследованию причин голода среди украинского населения и причастности к нему советской власти. Результатом работы комиссии стало обвинение сталинского режима в геноциде украинцев.
Изображение

В 2000-х гг. миф о голодоморе как геноциде украинцев получил второе рождение. Активную пропагандистскую кампанию по его признанию развернул в бытность своего президентства на Украине В. В. Ющенко. При этом в ход зачастую шли подложные фотографии и документы. Так, к примеру, в качестве доказательства приводились фотоматериалы по голоду в Поволжье в 1921–1922 гг. Подразумевалось, что один народ целенаправленно уничтожал другой: русские – украинцев.
Изображение

Однако нет веских оснований утверждать, что голод был организован искусственно или был направлен против украинского населения. Причиной голода стала сильная засуха, а вовсе не политические мероприятия. Периодически такие голодные годы происходили в России и прежде, охватывая в том числе и украинские регионы. Можно было обвинять власти в том, что они оперативно не предотвратили голод, а вовсе не в том, что они его организовали. Голодала в 1932–1933 гг. не только Украина. Голодали другие регионы – Казахстан, Северный Кавказ, Западная Сибирь, Урал, Средняя и Нижняя Волга, Центральный Черноземный округ. Перебои с продовольствием были даже в Москве, Ленинграде и в частях РККА. Преподносить в качестве жертв общегосударственной трагедии исключительно одних украинцев кощунственно по отношению к другим народам Советского Союза. Так, в Казахстане удельный вес жертв голода был выше, чем на Украине. В Украинской ССР к тому же проживало наряду с украинцами значительное число русских. Не имеется ни одного свидетельства о действовавших в отношении них во время голода каких-либо преференциях.

Нельзя сказать, что государство со Сталиным во главе не делало ничего для организации борьбы с голодом. СССР минимизировал экспорт зерна, нарушая взятые на себя ранее торговые обязательства. В 1933 г. постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) продажа зерна за границу и вовсе была прекращена, СССР стал закупать зерновые за границей. Неоднократно снижались заготовительные нормы для украинского крестьянства. Была организована специальная продовольственная, семенная и фуражная помощь. Осуществлялась переброска хлеба из других регионов страны. Жесткие меры принимались для борьбы со спекулянтами и расхитителями продовольствия.

Валовой сбор зерна на Украине в рассматриваемый период действительно сократился, это указывает на то, что причина продовольственного кризиса состояла именно в сельскохозяйственном сбое, а не в практике реквизиций: 1930 г. – 1431,3 млн пудов, 1931 г. – 1100 млн пудов, 1932 г. – 918,8 млн пудов, 1933 г. – 1412,5 млн пудов. Соответственно, снизились и объемы зерна, сданного государству: 1930 г. – 487,5 млн пудов, 1931 г. – 431,3 млн пудов, 1932 г. – 255 млн пудов, 1933 г. – 317 млн пудов. Процент сдачи государству уменьшился, таким образом, с 39,2 % в 1931 г. до 22,4 % в 1933 г. Никакого провоцирования властями голода из этих цифр не следует.

Учитывая, что на Украине в этот период проживало менее 30 млн человек, на душу населения из оставшегося в хозяйствах зерна приходилось в 1932 г. – 21,1 пуда, а в 1933 г. – 36,5 пуда. Научно же обоснованная норма потребления на человека составляет 20–25 пудов (или 320–400 кг). Следовательно, власти тут ни при чем.

Причина заключалась в другом – в значительных социальных диспропорциях среди украинского крестьянства. Продукция аграрного сектора оказалась сосредоточена в руках относительно узкой группы кулачества, пытавшегося из-за возникших для него угроз в связи с коллективизацией парализовать деятельность советских органов власти. Кулацкие диверсии и саботаж не были, как это часто преподносится, исключительно выдумкой большевистской пропаганды, а представляли реальный вызов утверждавшейся модели государственности.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о подготовке удара СССР по Германии

Новое сообщение ZHAN » 27 апр 2019, 11:56

Миф заключается в утверждении подготовки советским политическим и военным руководством удара по гитлеровской Германии. Соответственно, Гитлер просто упреждал Сталина в осуществлении военных планов либо даже был вынужден напасть на СССР.

Наиболее яркое и популярное выражение этот миф получил в работах В. Суворова (Резуна) «Ледокол» и И. Бунича «Операция „Гроза“: ошибка в третьем знаке». Коммунистическая и нацистская идеологии уравниваются, а война во многом предстает столкновением двух диктаторов за господство над Европой и миром.

Даже если допустить, что были уничтожены документы, касающиеся подготовки СССР к превентивному удару, представить себе, что огромные массы войск и техники могли передислоцироваться с места на место на основании одних только устных распоряжений ограниченного круга лиц, невозможно. Многие исследователи отмечают ряд серьезных фактических несоответствий и прямых искажений в подобных фальсификациях.

Вот лишь один пример: В. Резун в качестве доказательства подготовки СССР к агрессивной войне в Европе указывает на создание легкого колесно-гусеничного танка А-20, наименование которого он расшифровывает как «автострадный». В действительности литера А являлась обозначением принадлежности изделия к определенному заводу-изготовителю, в данном случае – Харьковскому тракторному. Точно так же обозначалась и гражданская продукция, выпускавшаяся на этом комбинате. Не говоря уж о том, что было выпущено всего 2 (!) опытных экземпляра этого танка, который стал прообразом Т-34.

Несостоятельность фальсификаций становится очевидной при ознакомлении с национал-социалистской литературой, выражавшей идеологию Третьего рейха [ Mein Kampf. Munich, 1942; Rosenberg. A. The Myth of the Twentieth Centure: An Evalution jf the Spiritual – intellectual Confrontation of Our Time. Costa Mesa, 1993].

Перспектива войны с СССР, причем войны наступательной, была декларирована национал-социалистами задолго до 1941 г. – и даже до прихода к власти. Стратегия «натиска на Восток» преподносилась в качестве вечной борьбы германцев против азиатских орд [Рюруп Р. Немцы и война против СССР // Другая война 1939–1945. – М., 1996].

Составленный А. Розенбергом подробный план послевоенной эксплуатации советского пространства не был бы разработан, если бы речь шла лишь о предупреждении агрессии Сталина. Так что нападение на СССР не являлось превентивной мерой, а носило стратегический для Третьего рейха характер [Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1944 гг.). – М., 1968; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. Документы, материалы. – М., 1987].

Была ли действительно речь И. В. Сталина от 5 мая 1941 г. перед выпускниками военных академий и высшим командным составом армии [Искусство кино. 1990. № 5] приоткрытием занавеса над принятой к исполнению программой завоевания Европы?

По воспоминаниям Г. К. Жукова, Сталин категорически отверг предложение нанести упреждающий удар по немцам. На ссылки Г. К. Жукова и С. К. Тимошенко на его выступление 5 мая генеральный секретарь заметил:
«Так я сказал это, чтобы подбодрить присутствующих, чтобы они думали о победе, а не о непобедимости немецкой армии, о чем трубят газеты всего мира».
[Военно-исторический журнал. 1995. № 3.]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 28 апр 2019, 13:57

Миф о насильственной оккупации и советизации Прибалтийских республик

Ретроспективный анализ показывает, что центробежные процессы в позднем СССР начались с переосмысления пакта Молотова – Риббентропа, представленного в качестве попирающего международное право договора агрессоров о разделе Европы. Провозглашение независимости прибалтийских республик, воинствующая русофобская риторика средств массовой информации, процессы над русскими пенсионерами как военными преступниками в латвийском суде являются прямым следствием пересмотра истории.

В постсоветской Литве порицают СССР за участие в разделе Польши, но в результате этого раздела к прибалтийской республике отошла область Вильно. По переписи 1897 г. в нынешней столице Литвы проживало всего лишь 2,1 % литовцев, что свидетельствует о сомнительной необходимости данного присоединения [Кожинов В. В. Россия. Век XX (1939–1964). Опыт беспристрастного исследования. – М., 1999].

Последовательное отрицание правомерности договора 1939 г. предполагало бы передачу Вильнюса в ведение Польши или Беларуси.

С точки зрения международного права советское присоединение Прибалтики было осуществлено юридически корректно, поскольку санкционировалось законодательными собраниями республик. Население так называемых «оккупированных территорий» встретило завоевателей вполне лояльно, не оказав какого-либо существенного сопротивления. Более того, согласно данным исследования историка А. Д. Маркова,
«в восточнопольских землях украинцы, белорусы и евреи нередко организовывали повстанческие отряды… нападая на отступавшие от немцев польские части… Непольское население превращало польские знамена, отрывая от них белые полосы, в красные, засыпало цветами колонны Красной Армии… указывало места, где поляки прятали оружие, участвовало в обезвреживании небольших польских частей».
[Марков А. Д. Военно-политические аспекты присоединения к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии // Великая Отечественна война в оценке молодых. – М., 1997.]

Советизация Прибалтики представляла собой альтернативу ее германизации, сулившей прибалтийским народам тяжкие последствия. Так, меморандум А. Розенберга 1941 г. предполагал превращение прибалтийской зоны
«в территорию немецкого расселения, призванную ассимилировать наиболее подходящие в расовом отношении местные элементы… Необходимо будет обеспечить отток значительных слоев интеллигенции, особенно латышской, в центральные русские области, затем приступить к заселению Прибалтики крупными массами немецких крестьян… Не исключено переселение в эти районы также датчан, норвежцев, голландцев, а после победоносного окончания войны и англичан, чтобы через одно или два поколения присоединить эту страну, уже полностью онемеченную, к коренным землям Германии».
[Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. – М., 1973. Т.2.]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о событиях в Катыни

Новое сообщение ZHAN » 29 апр 2019, 08:55

Польша вплоть до начала Второй мировой войны воспринималась как основной плацдарм грядущей войны против коммунистической России. Воспользовавшись сумятицей Гражданской войны, Польша захватила часть Беларуси, Украины, Литвы с Вильнюсом. С ее территории совершали диверсионные рейды антисоветские бандформирования, такие как 10-тысячный отряд С. Н. Булак-Балаховича. Это было агрессивное государство, представлявшее источник опасности для всех граничащих с ним стран Восточной Европы. Наиболее вероятным сценарием начала будущего военного конфликта советские генштабисты долгое время считали войну не с Германией, а именно с Польшей. Именно в ее агрессивных устремлениях, которым покровительствовали западные державы, Советский Союз видел главную для себя угрозу. И для этих опасений были все основания.

Сегодня началась новая фаза дискуссии по определению виновных в развязывании Второй мировой войны. В этом списке фигурируют Германия, СССР и реже – западные страны. Однако в нем совершенно неоправданно отсутствует польское государство. А ведь именно Польша сорвала подписание Восточного пакта. Именно она категорически отвергала все варианты соглашений по сдерживанию агрессора.

В настоящее время не принято афишировать тот факт, что в 1938 г. оккупация Чехословакии осуществлялась не одними немцами, а совместными силами Германии и Польши. В том же году польские войска были демонстративно подведены к границам Литвы, провоцируя начало нового конфликта. Звучали призывы: «Вперед на Каунас!» Только твердая позиция Советского Союза спасла Литву в той ситуации.

Интересно в этом контексте упомянуть и визит министра иностранных дел Польши Ю. Бека в Германию в 1939 г. В ходе переговоров с Гитлером и Риббентропом он от лица польского государства высказывал пожелание об отходе в состав Польши территории советской Украины. Речь шла о польско-германском пакте раздела территории СССР. И если бы Сталин не пошел на подписание пресловутого договора с Германией, то вполне реален был бы антисоветский союз. Идея о совместном польско-германском походе против СССР сохраняла свою актуальность и во время Второй мировой войны. Под ее знамена готовы были встать среди прочих и многие находящиеся в советском плену польские офицеры.

Впрочем, не менее конфронтационны были шаги польской довоенной политики в отношении Германии. Польша де-факто присвоила себе этнически немецкий Данциг, являвшийся по условиям Версальского мира вольным городом. В ответ на поднятый Германией данцигский вопрос в Польше начались немецкие погромы. Польские власти сквозь пальцы смотрели на эту ситуацию. Ответным шагом Германия начинает военные действия. Расчеты официальной Варшавы на заступничество Запада оказались иллюзорными. Роль жертвы, которая разыгрывается современной Польшей, оказывается далека от ее подлинного исторического облика.

Дискуссия о событиях в Катыни ведется довольно давно. Однако поражает, насколько легко российские официальные лица приняли версию немецкой стороны в расследовании катынского дела. Это была, как известно, версия Геббельса. Она абсолютно не доказана, во многих своих аргументах абсурдна и многократно раскритикована.

Напомню историю данного вопроса. Для расследования событий в Катыни были созданы две комиссии – немецкая и советская. Собранные Геббельсом эксперты заявляли, что расстрел польских офицеров был осуществлен НКВД весной 1940 г. Выводы экспертной комиссии Бурденко доказывали версию, что расстрел поляков в Катынском лесу был произведен немцами осенью 1941 г. Обе стороны представили свидетелей. Но свидетели, естественно, поддаются внушению, а потому абсолютизировать их показания, вероятно, не следует, тем более что они кардинально противоречили друг другу.

В сухом остатке имеем следующее.

1. Едва ли не главным аргументом геббельсовской версии было то, что польские офицеры в 1940 г. неожиданно после перевода их под Смоленск прекратили писать письма родным. Однако для советской практики приговоры с пометкой «без права переписки» являлись типичными. Корреспонденция от польских офицеров была тем более нежелательной ввиду использования их в противоречие международным конвенциям в качестве рабочей силы.

2. Прежде чем принимать геббельсовскую версию, российские официальные лица должны были хотя бы учесть тот факт, что все жертвы Катыни расстреляны немецкими патронами. Пытаясь найти этому какое-то объяснение, сторонники гипотезы о расстреле поляков НКВД выдвинули предположение, что патроны могли быть импортированы из Германии в начале 1930-х гг. Но где доказательства наличия такого импорта и соответствующего вооружения энкавэдэшников? В Катыни обнаружены патроны калибра 7-65 мм. В СССР пистолетов для такого калибра пуль не существовало. Советское нарезное оружие было рассчитано на патроны 7-62 мм. Зачем бы вдруг потребовалось импортировать патроны, которые не соответствовали отечественным оружейным стандартам, непонятно.

3. Еще один факт – пленные были связаны бумажным шпагатом. В СССР выпускали только шпагаты, сделанные из пеньки. Производство бумажных шпагатов было налажено в Германии. Это тоже импорт?

4. Способ расстрела катынских жертв был типичен для гестапо – выстрел в затылок в упор. НКВД расстреливал иначе: дистанционный выстрел из мелкокалиберной винтовки с последующим контрольным выстрелом в висок.

5. В архивах управления НКВД в Смоленске должны были сохраниться хотя бы следственные дела перемещенных польских офицеров. Смоленский архив, как известно, был вывезен в 1943 г. в Германию, а с 1947 г. находится в США. С начала 1950-х гг. в Соединенных Штатах действовала специальная комиссия, искавшая подтверждения геббельсовской теории. Ничего из Смоленского архива для подтверждения версии о расстреле НКВД предъявлено не было.

6. Катынский лес в 1940 г. не был безлюдной территорией. Он традиционно являлся местом массовых гуляний. Там же функционировал пионерский лагерь. Работал он и летом 1940 г., и в июне 1941 г. Получается, что НКВД устроил расстрел на территории детского учреждения, а потом ничего не подозревающие пионеры разгуливали поверх свежих захоронений, не чувствуя трупного запаха, о котором говорилось в отчетах обеих комиссий.

7. И немецкая, и советская стороны сходились в одном – расстрелянных было более 11 тыс. человек. Поляки корректировали эту цифру в сторону уменьшения – 4,5 тыс. человек. Почему? Это соотносится с данными о количестве заключенных польских офицеров. Но дело-то как раз в том, что в Катынском лесу были расстреляны не только поляки. Среди жертв расстрела были также русские и евреи. Это вполне подчиняется логике немецких оккупационных войск, но не логике НКВД.

8. Документы расследования немецкой комиссии пропали: одна часть сгорела в ходе польского восстания в Варшаве, другая сожжена в Берлине перед капитуляцией Германии. Удивительное дело: официально переданные в начале 1990-х гг. Леху Валенсе «катынские документы» также пропали. Геббельсовской аргументации предлагается, таким образом, поверить на слово.

И вот на фоне этой нехватки доказательств появляются некие документы, будто бы извлеченные из российских архивов и будто бы доказывающие правоту Геббельса. Сам факт противоречия материальных и письменных источников должен был вызвать вопрос о возможной подделке последних. Однако никаких подозрений у современных российских властей не возникло.

В конце 1980-х гг. началось массированное давление западной общественности на Советский Союз с требованиями раскрыть архивы и предъявить всему миру свидетельство причастности НКВД к катынскому расстрелу. В 1990 г. «лучший немец» М. С. Горбачев заявил, что документы найдены. В 1992 г. эти «доказательства» в виде трех документов были предъявлены общественности.

Любой человек, мало-мальски знакомый с принципами архивного дела, может понять, что это абсолютная фальшивка. 8)

Письмо Л. П. Берии с предложением расстрела польских военнопленных написано не на бланке, у него нет номера. Ни один архивист не станет принимать всерьез подобную бумагу.

Все эти «документы» помечены грифом «Совершенно секретно», а не «Строго секретно», как действительно маркировались секретные бумаги.

На документах такого рода должно было быть указано, кто их оформлял, что сделано с копиями, черновиками и т. п. Ничего этого на представленных бумагах нет.

Зато налицо множество исторических нелепиц. Упоминается «чрезвычайная тройка», хотя к 1940 г. тройки уже были упразднены. Да и сами тройки, в то время когда они существовали, формировались по совершенно иному принципу – представитель областного управления НКВД, секретарь обкома и прокурор, а потому заявленный в «документах» состав из трех энкавэдэшников был невозможен. Упоминается даже КПСС, которой, как известно, в 1940 г. еще не существовало. :D

Документы явно фальшивые. :evil:

Россия приняла на себя несовершенное ей преступление. И это целиком вписывается в логику информационных войн. У страны создается комплекс исторической неполноценности, ощущение национальной вины. :fool:

И в данном случае уместно привести слова создателя катынского мифа Й. Геббельса:
«Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 30 апр 2019, 10:37

Миф о пакте Молотова – Риббентропа как поводе для начала Второй мировой войны

Широко распространенным, особенно на Западе, стал миф о «преступном характере» советско-германского договора о ненападении (пакт Молотова – Риббентропа) как поводе для развязывания Второй мировой войны. Раздаются предложения перенести дату начала Второй мировой с 1 сентября на 23 августа 1939 г.

Хотя даже без детального, давно сделанного анализа событий [Смирнов В. П. Мюнхенская конференция и советско-германский пакт о ненападении в дискуссиях российских историков // Вестник МГИМО Университета. 2009. № 01; Мягков М. Ю., Ржешевский О. А. Упущенный шанс: англо-франко-советские переговоры летом 1939 г. и советско-германский пакт от 23 августа 1939 г. // Вестник МГИМО Университета. 2009. № 04; Секистов В. А. Война и политика: военно-политический очерк военных действий в Западной Европе и бассейне Средиземного моря. 1939–1945. —М.: Воен. изд-во, 1970; Куманев Г. А. Советско-германский пакт о ненападении и его последствия // Мир и политика. Август 2011. № 08 (59)] простая логика подсказывает, что Германия просто не могла за одну неделю – с 23 августа, когда был подписан договор, до 1 сентября 1939 г., когда началось немецкое вторжение в Польшу – подготовиться к мировой войне.

На самом деле план вторжения в Польшу был утвержден Гитлером еще в апреле 1939 г., то есть за четыре месяца до подписания пакта Молотова – Риббентропа. Значит, Германия вторгалась бы в Польшу вне зависимости от того, был бы подписан договор с СССР или нет.

При этом фактически замалчиваются события, связанные с подготовкой и подписанием в сентябре 1938 г. Мюнхенских соглашений Англии, Франции, Италии и Германии, и их последствия для европейской и мировой политики. А ведь именно они во многом подтолкнули Гитлера к дальнейшей эскалации нацистской агрессии в Европе.

Например, английский посол в Германии Невилл Гендерсон неоднократно в беседах со своими зарубежными коллегами и при личном общении с Гитлером говорил, что «немцы правы, утверждая, что из-за негибкости чехов единственным эффективным средством остается применение силы», «Германии суждено властвовать над Европой… Англия и Германия должны установить близкие отношения… и господствовать над миром», а буквально за несколько дней до начала Второй мировой войны заявил, что «не может исключать… возможности заключения Британией союза с Германией», одновременно советуя собственному правительству «не провоцировать» Гитлера [Lukacs J. The Great Powers and Eastern Europe. – New York: American Book Co., 1953; Meehan Р. The Unnecessary War. Whitehall and the German Resistance to Hitler. London, 1992; Gordon Craig and F. Gilbert (Editors), The Diplomats, 1919–1939. Princeton, 1953].

И не стоит думать, что Гендерсон был этакой белой вороной в дипломатии. Его выступления вполне соответствовали настроениям английской политики, что прекрасно подтверждает высказывание премьер-министра Великобритании Невилла Чемберлена, адресованное Гитлеру во время их встречи 15 сентября 1938 г.:
«Достаточно лишь сказать, что факт расовой мотивации действий национал-социалистической партии <…> исключает всякий империализм»
[Aufzeichnung über Unterredung Neville Chamberlains mit Hitler auf dem Obersalzberg (15. September 1938): Akten zur deutschen auswärtigen Politik 1918–1945, Serie D, Bd. IV. Baden-Baden, 1995 (1950): Dokument 487].

По сути аналогичной позиции придерживались и французы. Еще в ноябре 1937 г. на встрече в Лондоне премьер-министр Франции Камиль Шотан и министр иностранных дел Ивон Дельбос, обсуждая с английскими коллегами возможную агрессию Германии против Чехословакии, отмечали, что, несмотря на наличие соглашений между Францией, СССР и Чехословакией о взаимопомощи, подписанных в мае 1935 г., Франция не будет препятствовать Германии, если аннексия Судетской области будет проведена без прямого «акта агрессии» [Сиполс В. Я. Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны. 2-е изд., дораб. и доп. – М.: Международные отношения, 1989].

История не дала возможности Шотану и Дельбосу делом «подтвердить» сделанное заявление, но за них это не менее успешно сделали в Мюнхене Эдуард Даладье и Жорж-Этьен Бонне, продемонстрировав «преемственность» курса на «умиротворение» нацистской Германии.

К тому же как-то «забылось», что сразу же за «мюнхенским сговором» последовало подписание англо-германской и франко-германской деклараций о мире (30 сентября и 6 декабря 1938 г.), которые, по сути, ничем не отличались от советско-германского договора о ненападении августа 1939 г.

Вот только пакт Молотова – Риббентропа, подписанный в тот момент, когда лишь чудо могло остановить германское вторжение в Польшу, не позволил этой агрессии сразу же вылиться в завоевание «жизненного пространства на Востоке».

Договоры и соглашения Англии и Франции с Гитлером, наоборот, весьма поспособствовали укреплению уверенности нацистов в полной безнаказанности своих действий.

Было бы интересно в преддверии печальной годовщины событий сентября 1938 г. в Мюнхене предложить западным «партнерам» принять резолюцию, аналогичную Резолюции ПАСЕ № 1481 (призывающей к осуждению преступлений тоталитарных коммунистических режимов), и вести отсчет Второй мировой от «мюнхенского сговора», а также провести ряд международных конференций с подробным разбором документов и фактов. Или как минимум публично, с широким привлечением СМИ проанализировать их реакцию на подобное предложение. :)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 01 май 2019, 14:23

Миф о том, что, узнав о нападении Германии на СССР, Сталин испугался, впал в прострацию и несколько дней находился на даче, ничего не делая и ожидая ареста

Этот миф получил широкое распространение благодаря Н. С. Хрущеву, который в феврале 1956 г. на XX съезде КПСС в знаменитом докладе «О культе личности и его последствиях» заявил:
«Было бы неправильным забывать, что после первых серьезных поражений Сталин думал, что наступил конец. <…> После этого в течение долгого времени Сталин фактически не руководил военными действиями, прекратив делать что-либо вообще».
[Хрущев Н. С. Доклад на закрытом заседании XX съезда КПСС 24–25 февраля 1956 г.]
Изображение

Несмотря на то что за минувшие с тех пор 60 лет утверждение Хрущева, находившегося, заметим, в первые дни войны далеко от Москвы, было много раз опровергнуто, его продолжают распространять некоторые либеральные историки, в том числе имеющие высокий статус. :evil:

Один из них – директор Государственного архива РФ (ГА РФ) доктор исторических наук С. В. Мироненко. Накануне 70-летнего юбилея Великой Победы он щедро делился с читателями «Коммерсанта» пропахшей нафталином хрущевской дезинформацией, заявив:
«Сталин, как это стало известно из воспоминаний Никиты Хрущева, Анастаса Микояна, а также управляющего делами Совнаркома Чадаева (потом – Государственного комитета обороны), находился на „ближней даче“, но связаться с ним было невозможно. Никто не мог понять, что происходит. И тогда ближайшие соратники – Клим Ворошилов, Маленков, Булганин – решаются на совершенно чрезвычайный шаг: ехать на „ближнюю дачу“, чего категорически нельзя было делать без вызова „хозяина“. Сталина они нашли бледного, подавленного и услышали от него замечательные слова: „Ленин оставил нам великую державу, а мы ее просрали“. Он думал, они приехали его арестовывать».
[«Разоблачение фальсификатора и изготовленной им фальшивки неизбежно». Директор Государственного архива РФ Сергей Мироненко о пользе чтения исторических документов // http://kommersant.ru/gallery/2712788]

В действительности 22 июня в 5 часов 45 минут якобы «впавший в прострацию» Сталин уже принял первых посетителей. Ими были наркомы иностранных дел, внутренних дел и обороны В. М. Молотов, Л. П. Берия и С. К. Тимошенко, начальник Политуправления Красной армии Л. З. Мехлис и начальник Генштаба Г. К. Жуков.

Всего же в первый день войны у Сталина было 29 встреч. Все они прошли не на даче в Кунцево, а в сталинском кабинете в Кремле.
Последний посетитель вышел из него в 16 часов 25 минут. Эта информация зафиксирована в тетрадях, в которых велся учет принятых Сталиным лиц [На приеме у Сталина. – М., 2008; Ильинский И. Великая Отечественная: Правда против мифов / И. Ильинский. – М.: Изд-во Московского гуманитарного университета, 2015].

В них с точностью до минуты указывалось время вхождения в сталинский кабинет и время выхода каждого посетителя. Достоверность этого документа никем не ставится под сомнение.

Благодаря тетради учета посетителей можно установить то, что 23 июня своего первого посетителя (им был Молотов) руководитель Советского государства принял очень рано – в 3 часа 20 минут. Пять минут спустя к нему пришли К. Е. Ворошилов и Л. П. Берия. Всего же в этот день у Сталина побывал 21 посетитель.

24 июня на приеме у него были 20 человек.

25 июня у Сталина состоялось 29 встреч, 26 июня – 28, 27 июня – 30, 28 июня – 21 встреча, последние посетители вышли из его кабинета в 00 часов 50 минут, то есть уже 29 июня.
«Все эти дни и ночи он, как всегда, работал, некогда ему было теряться или дар речи терять».
– свидетельствовал Молотов.

[Чуев Ф. И. Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. – М.: ТЕРРА, 1991. Л. М. Каганович также решительно отвергает «клеветнические, пасквильные выдумки, будто в первые дни войны у руководства – у Сталина была растерянность» (Каганович Л. М. Памятные записки. – М.: Вагриус, 2003.]

Всего же в «прострации» (если верить Хрущеву и Мироненко) за первую неделю войны руководитель СССР провел, согласно записям в тетради учета посетителей, 173 встречи. А ведь «эти записи, – справедливо заметил историк Ю. В. Емельянов, – не позволяют составить полного впечатления о рабочем времени Сталина, так как здесь не учитывается время, когда он говорил по телефону и работал в одиночестве» [Емельянов Ю. В. Сталин. На вершине власти. – М.: Вече, 2007].

В последующие дни Сталин работал над Директивой Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей (принята 29 июня) и постановлением Президиума Верховного Совета СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) об образовании Государственного комитета обороны (ГКО) (принято 30 июня).

ГКО не был предусмотрен Конституцией СССР. Его учреждение диктовалось экстремальными условиями начала Великой Отечественной войны, необходимостью скорейшей мобилизации всех сил на отпор врагу и требованиями максимальной централизации руководства. ГКО был наделен всей полнотой власти, его решения и распоряжения были обязательны для всех государственных и военных органов, граждан страны. Тот факт, что ГКО возглавил именно Сталин, также не свидетельствует о его испуге и прострации.

Наконец, в те же дни руководитель Советского Союза готовил текст своего выступления. 3 июля Сталин выступил с ним по радио. Эту его без преувеличения историческую речь слушали десятки миллионов людей. Ни у кого из них не возникло впечатления, что Сталин был испуган или находится в прострации.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о коллаборационистах как патриотах России

Новое сообщение ZHAN » 02 май 2019, 09:19

Попытки оправдания и даже восхваления сотрудничества с нацистами Власова, Краснова и Шкуро, а в крайнем варианте – всех антисоветских военизированных формирований, которые якобы боролись за освобождение России от «жидо-большевистского ига», потребовали создания мифа о коллаборационистах-патриотах. Миф этот был очень распространен в эмигрантской среде и пользуется определенной популярностью среди части патриотического движения в современной России. Некоторые ангажированные авторы даже сконструировали термин «Великая Гражданская война 1941–1945 гг.».

Расчеты коллаборационистов на вероятность воссоздания независимого российского государства после разгрома СССР были не более чем утопией.

Надо отдать должное немцам – сами они никогда не поддерживали ожиданий «русских патриотов» насчет такой возможности, о чем всегда прямо и заявляли.

Достаточно посмотреть на факты геноцида русского населения на оккупированных территориях, чтобы понять, что немцев интересы русского народа и его политическое существование не волновали вообще.

Даже если сравнить максимальную численность коллаборационистских формирований (1,5 млн человек) с численностью вермахта и его союзников в составе действующей армии, то становится очевидной вся абсурдность надежд на построение «свободной России».

Мало того, при оправдании власовцев, казаков Краснова и других забывается существенный факт: они были объединены на основе отрицательной политической мотивации – ненависти к большевизму. Если даже допустить, что СССР был бы разгромлен, то весьма разнородным силам, не говоря уж о национальном коллаборационизме, скорее всего не удалось бы договориться между собой. Подтверждением этому служат и разрозненность антибольшевистских сил в Гражданской войне, и политические дрязги в среде русской эмиграции в 1920–1930-е гг.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 03 май 2019, 09:19

Миф о том, что Красная армия в 1944 г. могла, но не пришла на помощь Варшавскому восстанию, позволив гитлеровцам его подавить

Правдой в этом мифе является лишь то, что нацисты подавили восстание и разрушили город. Все остальное – фальсификация истории, предпринятая в русле кампании по дискредитации СССР и Красной армии. Ее цель – приравнять СССР к нацистской Германии. Причем первую попытку возложить ответственность за поражение восстания на Красную армию его инициаторы предприняли в августе 1944 г., когда на улицах польской столицы продолжались бои. Чтобы разоблачить вымыслы фальсификаторов, обратимся к надежно установленным фактам.

В июне-июле 1944 г., когда союзники в Нормандии пытались преодолеть сопротивление не лучших частей вермахта, Красная армия, с блеском проведя операцию «Багратион» – одну из крупнейших во Второй мировой войне, освободила Белоруссию и начала освобождение Польши и Прибалтики. И хотя к концу июля наступательный порыв 1-го Белорусского фронта ослабел, 1 августа генералу В. И. Чуйкову удалось форсировать Вислу и захватить плацдарм у деревни Малый Магнуш. 2 и 3 августа Чуйков продолжал расширять плацдарм и переправлять на него войска. Позже он вспоминал:
«Это было очень трудно, так как с мостами у нас дело не ладилось: вражеские самолеты сразу же разбивали их».
[Чуйков В. И. От Сталинграда до Берлина. – М.: Сов. Россия, 1985.]

Чуйков привел факты, о которых сегодня не вспоминают польские историки и журналисты:
«Жаркая схватка развернулась на участке обороны 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии. Стрелковая рота, которой командовал Владимир Трифонович Бурба, занимала оборону во ржи… Шесть атак одну за другой предприняли гитлеровцы, но не могли пробиться через рубеж, занятый гвардейцами.

Началась седьмая атака. Танки вплотную подошли к позициям наших пехотинцев. Лейтенант устремился навстречу головному танку и связкой гранат подбил его. Но тут надвинулся второй танк. Бурба, не видя другого способа остановить врага, со второй связкой гранат бросился под вражескую машину и подорвал ее.

Офицер-коммунист до последнего дыхания был верен присяге. Ценой своей жизни он задержал врага. Воодушевленные бессмертным подвигом командира, гвардейцы стояли насмерть. Никто не щадил своей жизни, у всех была одна мысль: выстоять и победить, отомстить врагу за смерть любимого командира. Рядовой Петр Хлюстин – маленького роста, восемнадцатилетний, скромный и тихий смоленский паренек, – когда вражеский танк приблизился вплотную к нему, выскочил с двумя связками гранат из горящей ржи и кинулся наперерез бронированному чудовищу. Первая связка угодила в борт. И тут пулеметная очередь прошила грудь героя. Падая, он швырнул вторую связку под гусеницы. Танк не прошел».
Несмотря на массовый героизм, возможности продолжать наступление 1-й Белорусский фронт не имел. С начала операции «Багратион» части фронта прошли с боями более 600 км. От них отстали обозы с боеприпасами, медикаментами, продовольствием и горючим, а приданная фронту 16-я воздушная армия не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы, что временно лишило его воздушного прикрытия.

О трудностях, возникших у советских частей, было осведомлено и германское командование. Оно не собиралось ждать, когда красноармейцы подтянут тылы, боеприпасы и резервы. Командующий 1-м Белорусским фронтом К. К. Рокоссовский вспоминал:
«Нащупав у нас слабое место – промежуток между Прагой и Седлецом (Седльце), противник решил отсюда нанести удар во фланг и тыл войск, форсировавших Вислу южнее польской столицы. Для этого он сосредоточил на восточном берегу в районе Праги несколько дивизий: 4-ю танковую, 1-ю танковую дивизию „Герман Геринг“, 19-ю танковую и 73-ю пехотную. 2 августа немцы нанесли свой контрудар, но были встречены на подступах к Праге подходящими туда с юга частями нашей 2-й танковой армии. Завязался упорный встречный бой. Немецкие войска оказались в более выгодном положении, так как они опирались на сильный Варшавский укрепленный район».
[Рокоссовский К. К. Солдатский долг. – М.: Воениздат, 1972.]

В крупном танковом сражении под Воломином успех сопутствовал противнику. Советские войска понесли большие потери и перешли к обороне.

Вопреки азам военной стратегии, варшавяне восстали не только в неподходящий момент, но и не скоординировали свои действия с Красной армией. На то были свои причины. Восстание началось по требованию обосновавшегося в Лондоне польского эмигрантского правительства. По замыслу его главы С. Миколайчика подконтрольные ему бойцы Армии крайовой (АК) должны были захватить власть в польской столице в тот момент, когда немцы Варшаву оставят, а Красная армия и 1-я армия Войска польского в нее еще не войдут. Столь хитрым способом лондонские поляки хотели утвердить свою власть в Польше. Поскольку затея была направлена против СССР и левых сил Польши, свой план лондонские сидельцы держали в тайне от Москвы. Толкая варшавян к выступлению, Миколайчик умолчал о том, что англичане отказали в активной помощи повстанцам. Но Миколайчика это не смущало – рисковать жизнью предстояло не ему…

Всем тем, кто перекладывает ответственность за неудачу восстания на Красную армию, стоит знать, что с конца июля польский премьер находился в Москве. Зная, что Варшава должна восстать, Миколайчик умолчал об этом 31 июля во время беседы с наркомом иностранных дел СССР В. М. Молотовым. Только 3 августа, на третий день восстания, в ходе встречи с И. В. Сталиным Миколайчик сообщил, что столица Польши восстала и там уже находятся несколько министров эмигрантского правительства. На замечание Сталина, что в городе хозяйничают немецкие войска, самонадеянный польский политик уверенно заявил, что Варшава будет свободна буквально со дня на день. Просить о помощи поляк счел излишним.

9 августа во время следующей встречи со Сталиным Миколайчик оценивал перспективы восстания уже более осторожно. Дело в том, что события в польской столице пошли по сценарию, далекому от грез польского правительства в эмиграции. Историк Е. В. Яковлева констатировала то, что
«потери плохо вооруженных повстанческих отрядов уже в результате первой атаки оцениваются почти в 2000 человек убитых и раненых. Некоторые из отрядов ввиду своего подавляющего превосходства немцы практически уничтожили полностью… Часть отрядов была распущена командирами, осознавшими бесперспективность дальнейших наступательных действий»
[Яковлева Е. В. Польша против СССР. – М.: Вече, 2007.]

Миколайчик уже не уверял Сталина в скором изгнании немцев из Варшавы, а просил помочь оружием и боеприпасами. И такую помощь Сталин обещал. С просьбой о помощи повстанцам путем нанесения ударов по немецким позициям Миколайчик к Сталину не обращался.

Пытаясь опровергнуть установленные факты, польский историк Э. Дурачински пишет:
«9 августа перед отъездом из Москвы премьер-министр был вынужден просить Сталина о помощи сражающейся столице. Помощь не пришла, а споры о том, почему так получилось, ведутся до сих пор»
[Дурачински Э. Польские варианты политики по отношению к СССР (1943–1945) // Польша – СССР. 1945–1989: Избранные политические проблемы, наследие прошлого. Коллективная монография. – М.: Институт российской истории РАН, 2005.]

«Согласиться с мнением польского историка о том, „почему так получилось“, – возражает ему В. Г. Макаров, – довольно трудно. Для начала следовало бы ответить на вопрос, а планировал ли Миколайчик вообще просить Сталина о помощи до начала авантюры в Варшаве… Этот вопрос современные польские историки и политики старательно обходят стороной – мол, сколько людей, столько и мнений» [Макаров В. Г. Варшавское восстание 1944 г. в оценках польских и российских историков // Россия и Польша. История общая и разобщенная / Под ред. Е. И. Пивовара, О. В. Павленко. – М.: Аспект Пресс, 2015].

Согласиться с мнением Дурачински нельзя еще и потому, что помощь повстанцам Советский Союз оказал. С 13 сентября по 1 октября 1944 г. авиация 1-го Белорусского фронта произвела в помощь восставшим 4821 самолето-вылет, в том числе с грузами для повстанческих войск – 2535. Советские самолеты по заявкам повстанцев прикрывали их районы с воздуха, бомбили и штурмовали немецкие войска в городе. Зенитная артиллерия фронта прикрывала повстанческие отряды от налетов вражеской авиации, а наземная артиллерия стремилась подавить огнем неприятельские артиллерийские и минометные батареи.

И все-таки 2 октября восставшие капитулировали. В 1944 г. штаб АК, по горячим следам проанализировав варшавские события, в аналитическом документе для внутреннего пользования признал:
«Причина неудачи сражения за Варшаву лежит в общем срыве советского наступления на Висле в результате переброски сюда в конце июня – начале августа новых немецких дивизий… Неверно предположение, будто советские войска не заняли Варшаву, потому что желали гибели оплота польской независимости».
[Назаревич Р. Варшавское восстание. 1944 год: политические аспекты. – М.: Прогресс, 1989.]

Несмотря на это, западные политики, историки и журналисты до сих пор настойчиво заявляют прямо противоположное. Им кажется логичным обвинять Советский Союз в провале Варшавского восстания, затеянного против СССР, о подготовке и начале которого в Кремле не знали. 8)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о непропорциональных потерях СССР в войне

Новое сообщение ZHAN » 04 май 2019, 09:43

«Завалили врага трупами!» Эта фраза впервые была озвучена Виктором Астафьевым на съезде Союза писателей России в 1989 г. Впоследствии она стала весьма популярной у тех авторов, которые стремились дискредитировать как личность Сталина, так и советский строй в целом. Суть мифа – утверждение о том, что в течение всей войны качество командования в РККА на всех уровнях было ниже, чем в вермахте, а ценность человеческой жизни не ставилась в Красной армии ни во что. В этом же, соответственно, усматривается и причина более высоких, чем у Германии, потерь СССР.

На основании этого мифа делается вывод, что победа в войне была достигнута посредством преступной по отношению к собственному народу тактике – «завалить неприятеля трупами». В силу астрономических масштабов людских потерь ставится вопрос о правомерности оценки итогов Второй мировой войны в качестве победы.

А. И. Солженицын эпатирует читательскую аудиторию фантастическими цифрами потерь военнослужащих, составляющих 44 млн человек [Солженицын А. И. Публицистика. – Вермонт-Париж, 1989].

Согласно современным демографическим расчетам, в начале 1941 г. население СССР составляло 195,3 млн человек, а в 1946 г. – 157,2 млн, что позволяет установить убыль в размере 38,1 млн [Народонаселение. Энциклопедический словарь. – М., 1994].

Причем в число потерь военных лет входили не только военнослужащие, но и мирные жители, погибшие в зоне оккупации, эмигранты, а также люди, умершие естественной смертью. Если предположить, что превышение смертности над рождаемостью составляло 1,3 % (столько же, сколько в США), то за пять лет войны естественные потери должны были составить 12,7 млн [Демографический энциклопедический словарь. – М., 1985].

Эмигрантский отток оценивается исследователями в 5,5 млн человек [Народы России. Энциклопедия. – М., 1994].

Реконструируя демографическую картину, можно заключить, что лишь треть людских потерь связана с войной. Это соответствует официальной оценке количества погибших: около 20 млн. Из них потери армии составили менее половины. По оценке специальной комиссии конца 1980-х – начала 1990-х гг., производившей свои расчеты на основе сведений о численности советских войск, – 8,6 млн человек [Людские потери СССР в Великой Отечественной войне. – СПб., 1995; Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование. – М., 1993].

Историк и демограф, профессор Гарвардского и Бостонского университетов С. Максудов полагал, что из них 0,8 млн умерло в силу естественных причин. Кроме того, к армейским потерям относились и лица, попавшие в плен, далеко не все из которых погибли в немецких лагерях. А были еще и без вести пропавшие, что не тождественно погибшим [Максудов С. О фронтовых потерях Советской Армии в годы Второй мировой войны // Свободная мысль. 1993. № 10].

По немецким данным, потери вермахта на Восточном фронте составили 2,8 млн человек. Казалось бы, значительно меньше, чем советских жертв. Но немецкая статистика в отличие от отечественной фиксировала лишь достоверные документированные смерти, не учитывая гибель лиц без вести пропавших, число которых было, по-видимому, значительным в конце войны [Мерцалов А. Н., Мерцалова Л. А. Довольно о войне? – Воронеж, 1992].

Помимо немцев на Восточном фронте воевали миллионы других европейцев – союзников Третьего рейха. По официальным данным, совместные потери Германии и ее союзников в боях с советскими войсками составили 4,3 млн человек. Но кроме того, на Восточном фронте воевали военные соединения государств, не объявлявших войны СССР, – испанцы, французы, бельгийцы, чехи, датчане. Их участие в войне по сей день остается белым пятном в историографии. В советском плену оказалось 467 147 представителей указанных наций, что свидетельствует об их значительном количестве в войсках противника и, соответственно, о вероятности крупных потерь [Гриф секретности снят].

В обоснование версии, что немецкие солдаты воевали более профессионально, в публикациях приводятся ссылки на соотношение самолетов, сбитых советскими летчиками-истребителями и асами люфтваффе. Если советские рекордсмены, трижды герои СССР И. Н. Кожедуб и А. И. Покрышкин сбили, соответственно, 62 и 59 самолетов противника, то в авиации германской армии имелись 34 летчика, перешагнувших планку 150 самолетов, среди которых первенство принадлежало Эриху Хартману – 352 машины [Грибанов С. Заложники времени. – М., 1992].

Но причина разительного несоответствия показателей, по-видимому, заключается в системе подсчета. В советской статистике фиксировались лишь сбитые самолеты, факт уничтожения которых подтверждался несколькими свидетелями и представлялся доказанным. Кроме того, немцы, как правило, записывали на счет выдающихся асов совокупность самолетов, сбитых авиационным подразделением.

Вопрос о потерях СССР в войне в сравнении с потерями Германии и ее союзников действительно представляется непростым. Однако сторонники гипотезы чрезмерных потерь РККА и малых потерь вермахта (иногда называется соотношение 10:1) упускают из виду очевидное соображение: если бы Красная армия действительно воевала так плохо, а вермахт так хорошо, как им представляется, да еще при таких потерях, то почему тогда Германия все-таки проиграла?

Мало того, почему тогда уже в 1943 г. Гитлер был вынужден объявить тотальную мобилизацию, а штрафные подразделения появились в вермахте еще в период Московской битвы?

Не отрицая факта превышения советскими военными потерями немецких, следует признать беспочвенность рассматриваемого мифа. В целом потери советских войск и армии неприятеля можно считать сопоставимыми, что опровергает тезис о достижении победы за счет массового заклания властями собственного народа.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о решающей роли США в победе над Японией

Новое сообщение ZHAN » 05 май 2019, 13:51

Попытка пересмотра истории Второй мировой войны состоит и в утверждении, что СССР не внес решающего вклада в победу. На роль победителей утверждаются другие страны. Лишить победы можно даже без прямой фальсификации, элементарно замалчивая факты. Если говорить исключительно о битвах в Западной Европе, Африке и Тихом океане, то легко сформировать представление, что решающие события войны разворачивались именно там.

Этот мотив со всей очевидностью прослеживается и в обращении, прозвучавшем на встрече президента США с премьер-министром Великобритании:
«Мы вместе победили нацистов и охотились за лидерами „Аль-Каиды“»
[Кэмерон и Обама приготовили новый заговор // http://dni.ru/polit/2015/1/15/291832.html]

Из этой формулы следует, что основными творцами победы являлись страны англо-саксонского сообщества. Они якобы и сегодня ведут непримиримую борьбу с «мировым злом». Принципиально ничего нового для американской историографии в этой позиции нет. Из приводимых ниже фрагментов изданных в США работ разных лет следует, что слова Б. Обамы базируются на складывающемся годами фундаменте:
«Вторая мировая война была организована триумфом войск, командного состава, штабов и верховного командования, всех составных элементов армии США».
[Stimson H., Bundy M. On Active service in Peace and War. N.Y., 1949.]
«Победа на фронтах Второй мировой войны в значительной степени была обеспечена благодаря американской промышленности, американским ресурсам и американским людским резервам».
[Howe Q. Ashes of Victory World War and lts Aftermath. N.Y., 1972.]
«Хотя США вступили в войну с опозданием, их вклад в победу был решающим. Без их солдат и громадного производства бомб, кораблей и самолетов союзники наверняка потерпели бы поражение».
[Rider’s Digest Great Events of 20-th Centuary How they Change Our Lives. N.Y., 1977.]

И уже само собой разумеется, что англо-американским войскам приписывается решающий вклад в победу над Японией.

Миф отнюдь не нов. Еще 12 января 1953 г. в ответе на запрос американских историков о роли СССР в победе над Японией президент США Гарри Трумэн заявил, что
«русские не внесли в нее никакого военного вклада»
[The Army Air Force in World War II, Vol. V. Pacific: Matterhorn to Nagasaki, June 1944 – August 1945. Chicago, 1955]

Этот миф подпитывает мнение, что именно атомные бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 г., «напугавшие» императорское правительство, заставили Японию подписать капитуляцию.

Анализ документов показывает, что это далеко не так.

Американский исследователь, ведущий сотрудник компании British American Security Information Council Уорд Уилсон в своей работе «Пять мифов о ядерном оружии» [Wilson W. Five myths about nuclear weapons. N.Y., 2013] убедительно показал, что на самом деле послужило причиной капитуляции японского руководства.

Действительно, 9–10 августа в Токио прошло несколько экстренных совещаний высшего руководства Японии, закончившихся предложением к союзникам рассмотреть условия, на которых Япония готова сдаться. Однако доклад японских специалистов, изучивших обстоятельства и последствия бомбардировки Хиросимы (кстати, неплохо представлявших, что такое ядерное оружие, так как Япония тоже занималась его разработкой в рамках проекта «Ни»), был передан наверх лишь к вечеру 10 августа, то есть после принятия решения. А инициатива созыва Высшего совета по управлению войной, исходившая от министра иностранных дел Того Сигэнори, была озвучена еще 8-го числа и вызвана отнюдь не атомным ударом.

Тут нужно оговориться, что американская авиация в ходе массовых бомбардировок уничтожила к началу августа 1945 г. 66 японских городов, в результате чего погибло и было ранено более 1 млн человек, сотни тысяч лишились крова. Уничтожение еще двух городов, пусть и с применением нового вида оружия, не могло произвести – да и не произвело – на японское руководство ошеломляющего впечатления.

Уилсон, кстати, цитирует отставного японского политика Сидэхара Кидзюро, который заявил, что «
люди постепенно привыкнут к тому, что их бомбят каждый день. Со временем их единство и решимость только окрепнут».
Это мнение разделялось подавляющим большинством высокопоставленных руководителей Японии.

Вполне естественно задаться вопросом: а что тогда, если не бомбардировки, включая и атомные, могло заставить императора и его министров неожиданно плотно заняться обсуждением вопроса о капитуляции? :unknown:

Ответ очевиден – вступление в войну Советского Союза. Именно этот факт полностью менял расстановку сил на Тихом океане.

Японское командование понимало, что проигрывает войну, анализ обстановки показывал: высадка американских войск на острова метрополии будет стоить им миллионных жертв. Кстати, понимали это и американцы, что открывало им возможность для соглашений и переговоров. Вступление же в войну СССР, сопровождавшееся ошеломительным (в течение нескольких дней) разгромом полуторамиллионной Квантунской армии в Манчжурии, наглядно демонстрировало, что отражать нападение уже двух великих держав Япония не в состоянии. К тому же японская разведка прогнозировала, что американские войска начнут высадку лишь через несколько месяцев. Советские же войска могли оказаться на японской территории в считанные дни.

Именно вступление СССР в войну перечеркнуло все японские планы, касающиеся сроков принятия решения об окончании войны. Недаром премьер-министр Японии Кантаро Судзуки в своем выступлении 9 августа на так называемом Высшем совете по руководству войной сказал:
«Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным продолжение войны».
[Кошкин А. А. Атомных бомб не хватило. Победную точку в войне с Японией поставила Красная армия // Аргументы и факты. № 36 от 5 сентября 2012.]

В последнем обращении императора Хирохито от 17 августа 1945 г. «К солдатам и матросам» также четко объяснилась главная причина капитуляции:
«Когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление… означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи».
Так что ответ на ставший сейчас вдруг опять актуальным вопрос, какое из государств сыграло решающую роль в разгроме не только нацисткой Германии, но и Японии, вполне очевиден – СССР. :Yahoo!:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Новое сообщение ZHAN » 06 май 2019, 14:52

Миф о ГУЛАГе как основном факторе советского экономического чуда

Одним из наиболее распространенных мифов по дискредитации сталинского периода истории СССР является тезис о том, что советское экономическое чудо было достигнуто главным образом посредством эксплуатации рабского труда заключенных. ГУЛАГ преподносится как главный и едва ли не единственный фактор форсированного восстановления народного хозяйства. Отсюда следует, что подвиг народа по преодолению в кратчайшие сроки послевоенной разрухи является продуктом советской пропаганды. СССР будто бы смог осуществить прорыв в экономике только за счет неорабовладельческой модели управления.

Гулаговский компонент действительно имел определенное значение в обеспечении экономического прорыва. И. В. Сталин не был первым, кто открыл возможность использования труда заключенных для решения экономических задач. Данный ресурс использовался в те годы и в странах Запада.

Действительно, в СССР в послевоенный период существовали заказы министерств на дешевую лагерную силу. Заключенных бросали на наиболее тяжелые направления трудового фронта, например на урановые рудники. Разработка их была, как известно, стратегически необходима СССР для реализации атомного проекта.

Однако фактор ГУЛАГа для сталинской экономики не следует преувеличивать. Доля заключенных в лагерях и колониях в 1950 г. составляла лишь 3,2 % от общей численности экономически занятого населения СССР. Понятно, что определяющего значения гулаговцы для экономики страны при данном их удельном весе оказывать не могли.

[The Conference Board and Groningen Growth and Development Centre, Total Economy Database, January 2009 // http://www.conference-board.org/economics/; Суслов А. Б. Спецконтингент и принудительный труд в советских пенитенциарных концепциях 1930-х годов // Отечественная история. 2004. № 5; Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в Советском государстве (1917–1941 гг.). – Уфа, 1994.]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о государственном национализме и антисемитизме в СССР

Новое сообщение ZHAN » 07 май 2019, 13:29

Идеологически советский режим в позднесталинский период трансформировался из левокоммунистического в национал-большевистский. Однако национал-большевизм и национализм (нацизм) не одно и то же. Установление знака равенства между ними является грубой исторической фальсификацией.

Пролетарский интернационализм после войны по-прежнему был в числе ключевых идеологических принципов. Действительно, в стране была развернута широкая кампания против «безродного космополитизма». Но одновременно, о чем предпочитают умалчивать, осуществлялось пропагандистское наступление против «великодержавного шовинизма». Оба уклона – космополитический и шовинистический – И. В. Сталин считал одинаково опасными.

Непосредственное политическое проявление борьба с «шовинистами» нашла в ходе «Ленинградского дела». «Ленинградцы», по-видимому, действительно были недовольны засильем инородцев, прежде всего «кавказцев», в руководстве партии. Отсюда проистекало поставленное им в вину предложение о создании автономной по отношению к ВКП(б) Российской коммунистической партии.

Сама постановка вопроса о засилье инородцев была направлена персонально против И. В. Сталина.

Учитывая обнаруженную «групповщину» (клановость) выходцев из Ленинграда, заговор их представлялся ему вполне реальным. Для вынесения в отношении них смертного приговора пошли даже на чрезвычайный шаг, восстановив отмененную высшую меру наказания и нарушив правовую норму о том, что закон обратной силы не имеет. Столь резкие шаги И. В. Сталин мог предпринять при наличии реальной угрозы.

Один из лидеров ленинградской группировки – глава Госплана Н. А. Вознесенский – был, по свидетельству А. И. Микояна, убежденным великорусским шовинистом. О его нетерпимом отношении к инородцам было известно и Сталину: он говорил о председателе Госплана как шовинисте «редкой степени». Для Н. А. Вознесенского, согласно сталинской оценке,
«не только грузины и армяне, но даже украинцы – не люди»
[Емельянов Ю. В. Сталин: на вершине власти. – М., 2002.]

Связь этой оценки и репрессий по «Ленинградскому делу» представляется достаточно очевидной.

Наступление на великорусский национализм наряду с борьбой с космополитизмом осуществлялось и в сфере культуры. Так, критике за «русскую национальную ограниченность» подверглось творчество А. Т. Твардовского. В «Василии Теркине» рецензентами обнаруживалось узкое понимание национального, отсутствие признаков интернационализма, «мужицкий идиотизм».

В историографии были осуждены «ревизионистские» попытки оправдания войн Екатерины II, пересмотра тезиса о Российской империи как тюрьме народов, подъема на щит в качестве героев русского народа царских генералов М. Д. Скобелева, М. И. Драгомирова, А. А. Брусилова [Вдовин А. И. Русские в XX веке. – М., 2004].

Именно в сталинские годы впервые в общественных науках был сформулирован тезис о создании в СССР новой, невиданной прежде многонациональной общности – советского народа. Данный концепт не мог появиться без согласования с И. В. Сталиным. Какая-либо русско-националистическая составляющая понятия «советский народ» оказывалась неуместной.

Под сталинским национализмом чаще всего подразумевается антисемитизм. Миф о И. В. Сталине как антисемите был запущен в широкий оборот с подачи Л. Д. Троцкого. Ему данный тезис был необходим для обоснования перерождения режима («сталинского термидора»). В дальнейшем троцкистский миф был подхвачен Н. С. Хрущевым.

Сталин действительно допускал на бытовом уровне антисемитскую риторику. Однако в официальных его выступлениях ничего подобного не содержалось. Наоборот, публично Сталин оценивал антисемитизм крайне негативно:
«Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма. Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма. В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью».
[Сталин И. В. Об антисемитизме // Правда. 30 ноября 1936. № 329.]

Еще во время Ялтинской конференции И. В. Сталин говорил Ф. Д. Рузвельту, что является сторонником сионизма [Bohlen Ch. Witness to History. London, 1973].

В значительной степени именно благодаря СССР в 1948 г. на территории Палестины было образовано еврейское национальное государство Израиль. Оно рассматривалось первоначально как советский форпост на Ближнем Востоке, противовес ориентированному тогда на Британскую империю арабскому миру. Важную роль в борьбе за суверенитет израильского государства сыграло оружие, поставлявшееся с санкции Сталина из Чехословакии в Израиль. Другое дело, что когда среди части евреев СССР на волне энтузиазма в связи с успехами Израиля еврейской идентичности стали отдавать предпочтение перед советской, сталинская политика поддержки сионистского движения завершилась.

Импульсом послужил стихийный, несанкционированный властями митинг, устроенный евреями Москвы в честь первого израильского посла Голды Мейер, когда она посещала московскую синагогу. Во время приема в Кремле супруга В. М. Молотова, рассматривавшегося наиболее вероятным преемником Сталина, обратилась к израильтянке на идиш: «Я еврейская дочь!» Интересы Израиля для части советской политической элиты оказались важнее, чем интересы СССР. Это вынудило Сталина начать ее чистку от сионизма, но эта чистка никогда на всех евреев не распространялась [Советско-Израильские отношения. Т.1. Кн. 1–2. – М., 2001].

Как наиболее очевидное проявление сталинской антисемитской политики часто подают «дело» Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Однако сам его роспуск не являлся чем-то беспрецедентным. После войны были распущены многие антифашистские организации (в том числе национальные), поскольку задачи они свои выполнили. ЕАК просуществовал даже дольше других. Непосредственно к ликвидации организации Сталина подтолкнуло послание представителей еврейской общественности с предложением создать в Крыму союзную республику на основе титульной нации евреев. Письмо было написано в ультимативной форме.

Однако, опять-таки, разгром ЕАК, проводимый в основном по обвинениям в связях с разведками иностранных государств, не являлся какой-либо националистической акцией. Жорес Медведев свидетельствует, что курс Сталина в еврейском вопросе
«был политическим и проявлялся в форме антисионизма, а не юдофобии»
[Медведев Ж. Сталин и создание государства Израиль // http://scepsis.net/library/id_1633.html]

Для того чтобы убедиться в отсутствии государственного антисемитизма в СССР в послевоенные годы, достаточно обратиться к перечню номинантов Сталинской премии в области литературы и искусства. Количество представленных в нем лиц еврейской национальности оставалось на пике борьбы с «безродным космополитизмом» весьма значительным. Причем награды выдавались именно за активное участие в этой борьбе.

Космополитизм, таким образом, вопреки раскручиваемому мифу не был для Сталина синонимом еврейской идентичности.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о виновности СССР в развязывании холодной войны

Новое сообщение ZHAN » 08 май 2019, 21:44

Установившиеся с 2014 г. отношения России и возглавляемого США западного мира определяются многими экспертами как новая холодная война (или холодная война 2.0). Соответственно, снова и снова поднимается вопрос о том, кто виновен в развязывании первой холодной войны. На Западе доминирует вполне определенное мнение: виновен СССР. Это утверждение укладывается в выстраиваемую схему обоснования присущей России империалистичности.
Изображение

Российской империи приписывается главная роль в развязывании Первой мировой войны как реализации стремления утвердиться на Балканах и овладеть Константинополем. На СССР возлагается вина за развязывание Второй мировой войны как реализации стратегии советско-германского раздела Европы. И опять-таки именно Советский Союз обвиняется в развязывании холодной войны, являющейся, по сути, третьей мировой. Ему приписываются в данном случае амбиции советизации всей Европы и, возможно, Ближнего Востока.

И вот финальный (уже не исторический, а политический) итог: обвинение современной России в развязывании новой глобальной конфронтации – холодной войны 2.0. Новая приписываемая имперская амбиция – восстановление СССР. Получается, что Россия самим фактом своего существования несет угрозу миру.

Удивительно, что современная российская учебная литература, за редкими исключениями, в определении истоков холодной войны либо занимает нейтральную позицию – «виноваты все», либо и вовсе транслирует точку зрения англо-американской историографии.

Обратимся к учебнику «История России. XX век» под редакцией доктора исторических наук Андрея Зубова [История России. XX век. В 2 т. / Отв. ред. А. Зубов. T. II. 1939–2007 гг. – M., 2009]. В работе над ним приняли участие более 30 историков, представляющих ведущие академические и вузовские структуры страны, а также ряд зарубежных центров. Сталинская послевоенная внешняя политика интерпретируется в нем как переход от коммунистического к имперско-геополитическому экспансионизму. А вот Фултонская речь Черчилля трактуется как выступление в защиту «христианской цивилизации». :evil:

Какие претензии в дискуссии о виновниках развязывания холодной войны предъявлялись СССР? :unknown:

Установление просоветского режима в Польше, ультиматум, предъявленный Сталиным Турции в отношении проливов и Западной Армении, затягивание вывода советских войск с территории Ирана, поддержка коммунистической революции в Греции – все это были реальные шаги по укреплению геополитического положения Советского Союза.

При этом обращают на себя внимание два обстоятельства, связанные, соответственно, с европейским и турецким направлениями.

Вопреки распространенному мнению, ни в одной из европейских стран, где находились советские войска, не было установлено в 1945–1946 гг. однопартийное коммунистическое правительство. А ведь именно в этом обвиняют СССР сегодня – замене по итогам Второй мировой войны «фашистского рабства коммунистическим». Однопартийные коммунистические правительства в восточноевропейских странах формируются только с 1947 г., когда холодная война была уже в полном разгаре. Сталин ограничивал наши претензии в Европе примерно той зоной, которую еще основоположник цивилизационного подхода в истории Николай Данилевский определял как естественные границы славянско-православного культурного типа [Данилевский Н. Я. Россия и Европа. – М., 1991].

Споры с Турцией также восходили ко временам противостояния Российской и Османской империй. Вернуть Западную Армению армянам, изгнанным турками со своей родины, подвергшимся турецкому геноциду, – корректно ли трактовать такую установку в качестве проявления сталинского империализма? :unknown:

Во Второй мировой войне Турция не принимала участия, но готова была вступить в нее на стороне Германии и нанести удар по Закавказью. Сценарий был сорван только потому, что немецкие войска потерпели сокрушительное поражение под Сталинградом. Геополитическая необходимость минимизации реальных угроз, связанных с возможностью перекрытия в условиях войны проливов Босфор и Дарданеллы, а также использования территории Западной Армении в качестве плацдарма для нанесения удара по территории советских закавказских республик и определяла позицию Сталина по турецкому направлению.

Впрочем, политика СССР в отношении послевоенного территориального переустройства была достаточно гибкой. Как только обнаружилось, что ряд региональных вопросов может привести к новому глобальному конфликту, Сталин пошел на компромиссы – свернул помощь греческим коммунистам, снял претензии к Турции, вывел советские войска из Северного Ирана.

Даже если признать справедливость предъявляемых СССР перечисленных выше обвинений, это не означает, что Советский Союз инициировал новый конфликт с Западом. Война менее всего была нужна именно СССР, поскольку,
во-первых, Советский Союз больше всего пострадал демографически, экономически и инфраструктурно во Второй мировой войне, и его экономический потенциал уступал потенциалу США;
во-вторых, наша страна не обладала на тот момент ядерным оружием, которое уже имелось у Соединенных Штатов;
в-третьих, Советский Союз являлся на тот момент побеждающей стороной в соперничестве за умы и сердца (сегодня это назвали бы «мягкой силой») – и ему не было необходимости менять формат противоборства с идеологического на военный.

После победы над фашизмом симпатии к СССР достигли исторического апогея. Ориентированные на Москву коммунистические партии существовали в большинстве стран мира (всего на 1945 г. 76 коммунистических и рабочих партий). Просоветские настроения доминировали и среди мировой интеллектуальной элиты.

Коммунисты вплоть до середины 1950-х гг. неизменно получали наибольшее число голосов при выборах в Национальное собрание Франции, это опровергает распространенный тезис, что коммунизм был привнесен в Европу в 1945 г. исключительно на советских штыках.

О том, что у Советского Союза были планы нанесения удара по странам Запада, ничего не известно. И напротив, такие планы вплоть до 1949 г., пока СССР не обзавелся собственным ядерным оружием, находились постоянно на столах политического и военного руководства государств англо-саксонского блока.

Первый план такого рода – операция «Немыслимое» – был инициирован Уинстоном Черчиллем еще до капитуляции Германии.

Предполагаемой датой начала военных действий было определено 1 июля 1945 г. Против СССР предполагалось использовать сохраненные нацистские подразделения. Сепаратные переговоры с Германией – невозможные для СССР (нацистская идеология была определена как человеконенавистническая) – были вполне возможны для Англии и США и реально проводились. Нацистские преступники – специалисты по военному делу, организации диверсий, пропагандистской работе – укрывались под крылом западных служб, рекрутировались на новую войну.

Операции «Немыслимое» не был дан ход только из-за отрицательного заключения экспертов о ее исходе. Война, как показывали их расчеты, будет, во-первых, длительной, во-вторых, дорогостоящей, в-третьих, приведет к поражениям в Европе и на Ближнем Востоке.

Новый план войны против СССР «Тоталити» был разработан уже американским генералитетом в конце 1945 г.

По нему, а это было уже после ужасов Хиросимы и Нагасаки, предполагалась ядерная бомбардировка 20 советских городов. Мир висел на волоске. Остановило американцев только то, что к концу 1945 г. ядерный арсенал США еще не соответствовал масштабу планируемой операции. Исполнение плана было отложено. В него вносились коррективы, менялись кодовые названия – «Пинчер» (1946), «Бройлер» (1947), «Граббер», «Эразер», «Даблстар», «Хафмун», «Фролик», «Интермеццо», «Флитвуд», «Сиззл», «Чариотир» (1948), «Дропшот», «Оффтэкл» (1949).

Мировая трагедия не произошла только потому, что СССР вопреки западным экспертным прогнозам о 15 годах восстановительного периода создал собственное ядерное оружие уже в 1949 г., а затем сумел достичь ядерного паритета.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о том, что Ю. А. Гагарин не был первым космонавтом

Новое сообщение ZHAN » 09 май 2019, 23:17

Одним из величайших достижений в истории Советского Союза было первенство в освоении космоса. Олицетворением этого успеха стала фигура Ю. А. Гагарина. Десакрализация ее означала уничтожение героической патетики самого факта советского космического прорыва.
Изображение

И вот сначала в западных, а затем и в российских СМИ факт того, что именно Ю. А. Гагарин был первым в истории космонавтом, ставится под сомнение. Называется целая череда его предшественников. Неафишированность их полетов объясняется произошедшими неудачами, стоившими пилотам жизни. Складывается картина преобладающей линии неудач, по отношению к которым гагаринский полет предстает скорее как исключение.

В литературе фигурируют по меньшей мере около десятка космонавтов, чей полет датируется ранее 12 апреля 1961 г.: Алексей Ледовский, Сергей Шиборин, Андрей Митков, Мария Громова, Владимир Завадовский, Петр Долгов, Иван Качур, Геннадий Михайлов, Владимир Ильюшин [Кречетников А. Юрий Гагарин не был первым космонавтом?; Лихачева Л. Б., Соловей А. В. Энциклопедия заблуждений. СССР. – М., 2005].

Живописуются сюжеты о «космических невозвращенцах», мучительно погибавших в космосе из-за невозможности вернуться на Землю в течение нескольких недель или даже месяцев.

По одной из распространившихся на Западе еще в начале 1960-х гг. сенсационных версий, Ю. А. Гагарин вовсе не совершал своего знаменитого полета. Он лишь сыграл роль первого космонавта, заменив физически неготового для представления широкой общественности сына авиаконструктора С. В. Ильюшина – Владимира. В 1964 г. в издании Книги Гиннесса именно Ильюшин был назван первым космонавтом планеты. «Доказательству» этого посвящен снятый в 1999 г. в США специальный документальный фильм.

Для дискредитации советской истории была использована традиционная схема – «победа на костях»: объяснение успехов и достижений массовыми человеческими жертвами.

Триумф гагаринского полета, согласно этой интерпретации, стал возможен только благодаря гибели его предшественников. Подразумевалось, что СССР штурмовал космос, используя мобилизацию военного типа. Такая расстановка акцентов обесценивала успех советского космического прорыва.

На самом деле никаких достоверных источников о догагаринских полетах не существует. Не подтверждается даже само существование многих из перечисленных космонавтов, являвшихся попросту вымышленными фигурами. В некоторых случаях в число жертв космонавтики зачисляются пилоты, погибшие при самых разных обстоятельствах (например, в результате автомобильной катастрофы).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 10 май 2019, 10:43

Миф о застое как исчерпывающей характеристике брежневского периода

Данный миф возник в начале перестройки с подачи горбачевского руководства и с тех пор доминирует в общественном сознании, встречается в научной и учебной литературе. Это вполне укладывается в предельно упрощенную схему истории советского периода, согласно которой все развитие может быть представлено как последовательная смена тоталитаризма, оттепели, застоя и перестройки.

Тезис о застое первоначально был использован официальными идеологами во второй половине 1980-х гг. для критики состояния общества и обоснования необходимости серьезных перемен. При этом сам застой трактовался в основном как замедление темпов общественного (прежде всего экономического) развития. Отсюда выводилась необходимость ускорения социально-экономического развития.

Однако по мере того, как перестройка сталкивалась с возрастающими трудностями, под застоем стали понимать системный кризис советского государства и общества, выход из которого путем отдельных реформ невозможен. Новый подход к проблеме застоя был удобен для горбачевской команды по двум причинам: с одной стороны, застой позволял списать собственные просчеты на ошибки предшественников, а с другой – был призван доказать населению необходимость радикальных преобразований для преодоления «тяжелого наследия прошлого».

В постсоветской России ссылки на якобы катастрофичное состояние советского общества в середине 1980-х гг. стали поводом для оправдания неудач перестройки и объяснения провала ельцинских реформ.

Безусловно, снижение темпов социально-экономического развития в 1970–1980-е гг. может показаться застоем в сравнении с быстрыми темпами первых пятилеток и послевоенного восстановления. Но по меркам нормально развивающегося общества, в том числе по меркам западных экономик, эти темпы были вполне приемлемыми. Практически не было ни одной сферы советского общества, в которой наблюдался бы абсолютный застой (то есть прекращение развития). Ключевые проблемы советского строя находились не в количественной, а в качественной плоскости.

Миф о застое служит удобным обоснованием русофобского тезиса о том, что вплоть до либеральных реформ 1990-х гг. в отечественной истории практически не было ничего позитивного [В самой крайней форме этот тезис звучит так: «История России начинается с 1991 года»].

Другой крайностью в освещении изучаемого периода является представление о нем как о золотом веке советской истории.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о Л. И. Брежневе как бездарном руководителе

Новое сообщение ZHAN » 11 май 2019, 11:27

Истоки мифа уходят в октябрьские события 1964 г., когда частью высшего руководства, планировавшего смещение Н. С. Хрущева, фигура Брежнева рассматривалась как временная, компромиссная. В позднебрежневский период миф получил воплощение в анекдотах о «маразматическом склеротике», поток которых не мог пресечь никакой идеологический контроль. Легализация и широкое распространение мифа происходит в годы перестройки, когда фигура Л. И. Брежнева в общественном сознании становится олицетворением всего негативного.

Между тем Л. И. Брежнев прошел большую жизненную школу и был хорошо подготовлен к политической деятельности. Вопреки распространенному мнению о его малограмотности, он хорошо учился. На протяжении своей долгой карьеры работал в сфере промышленного производства, сельском хозяйстве, партийных, государственных и военных органах разных уровней. Неплохо был знаком со спецификой различных регионов страны, работал на Украине, в Молдавии, Казахстане. От начала и до конца прошел Великую Отечественную войну. Неоднократно бывал на передовой и по крайней мере однажды был спасен от неминуемой гибели. Уже будучи руководителем страны, считал борьбу за мир важнейшей своей задачей.

Ставшие предметом одной из его книг бои на Малой земле, невзирая на чрезмерную популяризацию самого произведения, были посвящены одному действительно героическому эпизоду войны, обделенному вниманием пишущих на военные темы. В послевоенные годы с именем Брежнева будут связаны освоение целины и прорыв в космос, чему будущий генсек отдавал много сил и здоровья, вникая во все тонкости и много работая на местах.

Брежнев останется в истории как политик-прагматик, умевший выстраивать кадровую политику, избегавший резких непродуманных решений, заботившийся о благополучии страны и ее мирном развитии. Его взвешенная политика вплоть до конца 1970-х гг. соответствовала ожиданиям значительной части населения.

С середины 1970-х гг. из-за ухудшения здоровья он постепенно утрачивает дееспособность. Тем не менее его попытки уйти на пенсию отвергались соратниками, не готовыми к серьезным переменам в высшем руководстве. Имеются сведения, что Брежнев все-таки планировал свой переход на почетную должность и подыскивал себе замену. Но за пять дней до планируемых кадровых перестановок генсек умер. Подробнее.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 12 май 2019, 13:56

Миф о «ползучей ресталинизации» как основе идеологии правящей элиты брежневского периода

Рождение мифа можно отнести к 1966 г., когда группа известных деятелей науки и культуры обратились к Брежневу с протестом по поводу наметившейся, по их мнению, реабилитации Сталина. Опасения были спровоцированы упоминанием имени Сталина в докладе к юбилею Победы в 1965 г.

Однако в тексте Сталин был упомянут лишь один раз как руководитель образованного для отпора врагу Государственного комитета обороны. При подготовке статьи для газеты «Правда» к отмечаемому в 1969 г. 70-летию Сталина Брежнев занял точку зрения умеренных членов высшего руководства. Газетный материал в итоге получился в духе Постановления ЦК о культе личности 1956 г., составленного по принципу «с одной стороны», «с другой стороны». Через десять лет ситуация повторилась.

В окружении генсека и на руководящих постах было немало людей, известных либеральными антисталинскими взглядами: Г. А. Арбатов, А. Е. Бовин, В. В. Загладин, Н. Н. Иноземцев, А. Н. Яковлев. Не встретили отклика у руководства обращения участников войны с предложением о переименовании Волгограда в Сталинград.

Правда, в правление К. У. Черненко соответствующий проект был подготовлен, но он умер и началась перестройка.

В целом с середины 1960-х гг. критика сталинского культа прекратилась, но и реабилитации вождя не последовало. Брежневское руководство, с молодых лет хорошо запомнившее методы сталинской эпохи, не желало нарушения своего спокойствия.

Причина обвинений в «ползучей ресталинизации» состоит в том, что после хрущевской критики культа личности любое упоминание имени Сталина даже в нейтральном контексте воспринимается определенной частью общества как апология тоталитаризма.

Проблема заключается не только в личности Сталина. Критика его, как правило, сопровождается огульным отрицанием целой эпохи, одним из наиболее ярких символов которой и являлся Сталин. Встречающиеся как в современной России, так и на Западе попытки приравнять сталинизм к фашизму носят не только антисталинский, но и откровенно антироссийский и русофобский характер.

Поэтому весьма слабые намерения брежневского руководства более объективно подойти к рассмотрению личности Сталина и по сей день сталкиваются с негативной оценкой.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Мифы о советской агрессии в Афганистане

Новое сообщение ZHAN » 13 май 2019, 08:41

В историографии и средствах массовой информации утвердился стереотип о советской агрессии в Афганистане. СССР преподносится в этом конфликте как однозначный агрессор, а афганская сторона – как жертва. В действительности сторон конфликта было много.

Причиной кровавой драмы Афганистана был не ввод советских войск, который усугубил проблему, а грубая модернизаторская практика местных доктринеров-интеллигентов, пытавшихся разрушить традиционные устои афганского общества. Свергший в 1973 г. своего двоюродного брата короля М. Захир-Шаха принц М. Дауд, по определению западных СМИ, пытался построить модель афганского общества по формуле «Маркс и Аллах». Во время инаугурации он демонстрировал пренебрежение к нормам мусульманского этикета, распивая перед телекамерами виски.

Но «левый уклон» Дауда меркнет перед радикализмом программы пришедших к власти вследствие Апрельской революции 1978 г. халькистов: был провозглашен курс реализации социалистической доктрины, минуя капиталистическую фазу.

Несмотря на обвинения западной печати, советское руководство оказалось застигнуто халькистской революцией врасплох. У Кремля существовали прекрасные отношения и с Захир-Шахом, и с Даудом, а левачество халькистов вызывало ассоциации с патологией полпотовского режима, на борьбу с которым в те годы были направлены значительные усилия. Ультралевые позиции в среде халькистов занимал Х. Амин, но именно его фигура менее всего устраивала Москву. Амин провозгласил форсирование темпов социалистического строительства, декларировав, что молодое поколение афганцев будет жить при коммунизме. Он критиковал советское руководство, которое, по его мнению, затянуло процесс социализации, отказывался принимать советников из среднеазиатских республик, полагая, что в данном регионе практика искоренения феодальных пережитков оказалась малоэффективной.

На встрече с делегацией из СССР Амин заявил: «Я более советский, чем вы».

Большие усилия потребовались окружению Амина, чтобы убедить его не включать в афганскую конституцию статью, провозглашавшую диктатуру пролетариата. Административное устройство Афганистана предполагалось переориентировать на советскую модель, учредив национальные республики – пуштунскую, таджикскую, белуджскую и др.

Из всех исторических персонажей Амин особо высоко ценил Сталина, пытаясь ему подражать.

Кремль замещает халькистскую кадровую структуру Амина парчамистской Б. Кармаля. Парчамисты вместо социалистической революции говорили лишь о национально-демократической. Советское вмешательство предполагало сгладить леворадикальную парадигму революционного движения, соотнеся ее каким-то образом с исламской традицией. Показательно, что еще до ввода советских войск 30 уездов из 185 находились под влиянием мятежников-исламистов. Таким образом, следует констатировать, что афганская война как столкновение модернизаторских и традиционалистских сил проходила и без советского фактора, который стал не причиной, а одним из сопутствующих обстоятельств.

Сложная иерархически-клановая система власти традиционных обществ оказалась в афганскую войну фактически вне поля зрения. Между тем ряд ошибок в сфере взаимоотношений клановых корпораций носил роковой характер. Исстари Афганистаном управляли пуштуны племени дуррани. Переворот Дауда имел под собой клановую подоплеку, был попыткой захватить власть находящегося исторически на второй ступеньке иерархии и противостоящего официальной власти племени гильзаев.

Тотальное разрушение клановой системы произошло после эпатирующего сознание афганских старейшин утверждения на посту руководителя государства Н. М. Тараки, выходца из крестьянской семьи второстепенного племени маллахейль.

Б. Кармаль являлся представителем знатного рода, за что парчамистов их халькистские оппоненты порицали как слуг аристократии. Вместе с тем по линии матери советский ставленник был таджиком, что считалось немыслимым для афганского контекста восприятия власти.

Советско-американские противоречия

Безусловно, ввод советских войск в Афганистан был серьезной ошибкой или, точнее сказать, западней. О заинтересованности США в подобном сценарии и об участии американских спецслужб в его реализации признавался З. Бжезинский. Д. Ф. Устинов убеждал, что афганцы разбегутся или сдадут оружие при первых выстрелах. Когда по прошествии нескольких дней после штурма президентского дворца стало ясно, что «маленькая победоносная война» не состоится, один из главных инициаторов советской экспансии, заместитель министра внутренних дел генерал-майор В. С. Папутин, покончил жизнь самоубийством.

Какими мотивами руководствовалась четверка кремлевских лидеров – Брежнев, Громыко, Андропов, Устинов (Косыгин отсутствовал, сославшись на болезнь), принимавшая решение о вводе войск? З. Бжезинский усматривал стратегический замысел вступления советской армии в Афганистан в попытке реализации стародавней имперской доктрины внешней политики России: создание плацдарма для выхода к Индийскому океану.

Исторический контекст международной ситуации конца 1970-х гг. в регионе Ближнего Востока и Центральной Азии характеризовался рядом неудач советской дипломатии: Кэмп-Дэвидское соглашение, поражение на выборах в премьер-министры Индии И. Ганди, переворот в Ираке, исламская революция в Иране обусловили реваншистские умонастроения в кремлевских верхах. Кроме того, Л. И. Брежнев чувствовал себя персонально оскорбленным Амином, который осуществил переворот вопреки демонстративной поддержке Кремлем Тараки, посетившего Москву в преддверии своего свержения и получившего там заверения в помощи. Брежнев был возмущен аминовским своеволием:
«Какой же подонок – Амин: задушить человека, с которым вместе участвовал в революции. Кто же стоит во главе афганской революции? И что скажут в других странах? Разве можно верить слову Брежнева, если его заверения в поддержке и защите остаются словами?»
[Чазов Е. И. Здоровье и власть. – М.: ГЕОТАР-Медиа, 2009.]

Принято считать, что в СССР переоценили масштабы угрозы американского проникновения в Афганистан. Но определенные основания для подобного рода опасений имелись. З. Бжезинский разработал стратегию создания так называемого «зеленого подбрюшья» у южных границ СССР. Спецслужбы подозревали Амина в сотрудничестве с ЦРУ, что обусловливалось ненормативной с советской точки зрения биографией руководителя социалистической партии – обучением в США, а не в Университете дружбы народов, совершенное владение английским языком при незнании русского.

В контексте гонки вооружений существенным геополитическим фактором являлись находившиеся в Афганистане урановые рудники.

При сравнительной прозрачности южных границ СССР всерьез рассматривалась перспектива возрождения басмаческого движения в Средней Азии.

На юге Советского Союза отсутствовала надежная система ПВО, и потому в случае размещения на территории Афганистана американских ракет типа «Першинг» ставились под угрозу многие ключевые советские объекты, в том числе космодром Байконур. Вероятным при американизации Афганистана представлялось создание в приграничных с СССР районах систем наблюдений за ядерными испытаниями, осуществляемыми на среднеазиатских полигонах.

Антиамериканский вектор исламской революции 1979 г. действительно заставлял США искать страну, которая взяла бы на себя прежние функции Ирана.

Не следует сбрасывать со счетов, что помимо СССР и США в борьбе за Афганистан участвовали и иные геополитические субъекты.

Геополитическая игра Турции

Вследствие активности резидента ЦРУ в Анкаре Пола Хенци в конце 1970-х гг. был реанимирован пантюркистский проект создания «Новой Великой Османской империи» вплоть до включения в нее южных республик из состава СССР. Несмотря на преобладание индоевропейского населения, к которому относились составлявшие большинство пуштуны и таджики, Афганистан также рассматривался как зона османизации.

Геополитическая игра Китая

За советско-американским противостоянием, как правило, упускают, что в Афганистане действовал еще один важный геополитический игрок – маоистский Китай. Конец 1970-х гг. ознаменовался новым витком эскалации напряженности между Пекином и Москвой, выразившейся в военных действиях на территории Кампучии и Вьетнама, кульминация которых пришлась именно на 1979 г. Успех вьетнамской операции 1979 г. по свержению диктатуры красных кхмеров был расценен как опыт для аналогичного предприятия по отношению к Афганистану.

Геополитическая игра Пакистана

Поддержка Кремлем Дели предполагала антисоветский вектор политики президента Пакистана Зия-уль-Хака. Советизация Афганистана означала создание петли удушения Пакистана как геополитического субъекта. Еще до введения советского «ограниченного контингента» на территории Пакистана были размещены 300 тыс. афганских беженцев, из которых организовывались группировки моджахедов. Представители советских спецслужб утверждали о существовании у Исламабада проекта, по которому контролируемые оппозицией сепаратистски настроенные регионы северного Афганистана присоединялись бы к Пакистану, что перерезало мост не только между Москвой и Кабулом, но также между Москвой и Дели. В СССР опасались, что, получив контроль над афганскими урановыми рудниками, Пакистан создаст собственное ядерное оружие, последствия чего в свете индо-пакистанской конфронтации были бы непредсказуемыми.

Геополитическая игра Ирана

Революционный Тегеран, с которым ассоциировался мусульманский фундаментализм, провозгласил устами Хомейни «экспорт исламской революции». Естественно, что Афганистан как пограничное государство должен был одним из первых подвергнуться хомейнизации. Проводниками тегеранской политики в Афганистане выступали хазарейцы, исповедующие шиитскую версию ислама и ставшие жертвами масштабных репрессий со стороны аминовского режима. Революционная исламизация Афганистана приводила к созданию «зеленой оси» Тегеран – Кабул – Исламабад. «Джихад меча» велся на афганской земле еще до прихода советских войск. Фундаменталистские мятежники сжигали светские школы, убивали учителей, детей-учеников и т. п. На вопрос, адресованный одному из пленных моджахедов о мотивах убийства школьников, тот отвечал, что это осуществляется ради их спасения от неверных.

В афганском геополитическом клубке переплелось множество интересов, конспирологических замыслов, мегаисторическая борьба и субъективные амбиции.

Современный миф о советской агрессии в Афганистане как волюнтаристской прихоти четырех кремлевских старцев несостоятелен и является следствием преднамеренной демонизации исторического прошлого СССР.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 14 май 2019, 17:58

Миф о восстановлении исторической правды в годы перестройки

В перестройку в общественном сознании утверждалась мысль о необходимости пересмотра отечественной истории, особенно советского ее периода. Это преподносилось как выявление белых пятен в истории и отказ от догм советской историографии.

Безусловно, освещение истории СССР с позиций марксизма-ленинизма в значительной мере носило идеологизированный характер. Но это не умаляло значения сделанного советскими историками в непростых для научного творчества условиях.

Пересмотр истории имел определенные положительные результаты. Восстанавливалась память о недостаточно известных или вовсе неизвестных событиях, именах. Появилась возможность иначе посмотреть на социальные процессы, выявлялись новые механизмы общественного развития.

Но представление о том, что «теперь-то мы, наконец, узнали подлинную историю», оказалось иллюзорным.

Пересмотр зачастую подразумевал простую смену акцентов в оценках.

Героизация истории сменялась рассмотрением ее как цепи преступлений и ошибок, превращаясь в итоге в сплошную трагедию.

Так, в освещении Великой Отечественной войны стали доминировать сюжеты о поражениях Красной армии в 1941 г., о якобы бессмысленных и огромных советских потерях, о непрофессионализме высшего советского руководства, о необоснованных репрессиях против ряда народов, о генерале Власове как борце с тоталитарным советским режимом и т. п. В результате победа, являвшаяся предметом особой национальной гордости советского народа, превращалась в некую случайность, выстраданную вопреки всем объективным обстоятельствам.

Подобная картина наблюдалась и по другим проблемным вопросам.

Опасность мифа заключалась в том, что он, по сути, лишал общество его истории, а народ – своих корней [Преподавание истории в России и политика. Материалы круглого стола. – М., 2010].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Антироссийские исторические мифы

Новое сообщение ZHAN » 15 май 2019, 12:24

Миф о статье Н. Андреевой «Не могу поступаться принципами» как антиперестроечном манифесте

Миф возник после публикации 13 марта 1988 г. в «Советской России» указанной статьи. Ее автор – преподаватель химии ленинградского вуза Нина Андреева. Фактическое авторство иногда приписывают Е. К. Лигачеву, но он это отрицает. Статья стала одним из элементов острой общественной дискуссии о Сталине и сталинизме, в которой к 1988 г. преобладал резко критический тон. Н. Андреева, не отрицая негативных сторон советской истории периода 1930–1950-х гг., призвала к более объективному освещению сталинской политики. Трагические моменты, по мнению автора, не могут заслонить великих свершений советского народа. Н. Андреева указала на опасность нигилистического отношения к истории.

На короткое время статья стала предметом изучения в партийных организациях и идеологическим ориентиром. Но очень быстро ситуация резко изменилась. Два дня подряд по 6–7 часов (!) Политбюро обсуждало статью. М. С. Горбачев, А. Н. Яковлев, В. А. Медведев, а вслед за ними и другие члены Политбюро осудили статью, назвав ее антиперестроечным манифестом. 5 апреля в «Правде» было дано опровержение статьи.

По прошествии времени статья Н. Андреевой представляется вполне взвешенной в русле заявленной лидерами перестройки верности социалистическому выбору. Тем более что название статьи фактически заимствовано из выступления М. С. Горбачева на пленуме ЦК КПСС в феврале 1988 г., на котором он заявил о приверженности принципам социализма.

Однако в 1988 г. любые попытки объективно разобраться в личности и деятельности Сталина встречали резкий отпор со стороны радикальной интеллигенции и части высшего руководства. Тогда же возник стилистически характерный как раз для сталинских времен термин «нинандреевщина».

Осуждение статьи Андреевой на столь высоком уровне было важным сигналом, свидетельствовавшим о серьезности намерений высшего руководства страны в плане отказа не только от социалистических ценностей, но и от защиты истории от искажений.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Мифы, связанные с ГКЧП

Новое сообщение ZHAN » 16 май 2019, 11:00

История ГКЧП была короткой, но оставила после себя немало домыслов.

Прежде всего это квалификация событий 19–21 августа 1991 г. как путча. Такое определение, озвученное в те же дни президентом Б. Н. Ельциным, не позволяет четко ответить на вопросы о том, кто и против кого устроил путч. С формально-юридической стороны путч – это тяжкое государственное преступление, а совершившие его подлежат суровой уголовной ответственности. Но суд по делу ГКЧП вследствие объявленной амнистии до конца доведен не был, а презумпция невиновности не позволяет называть людей преступниками лишь на основании факта участия в комитете.

Но и с фактической стороны термин «путч» сомнителен. Его организаторы обладали полнотой государственной власти и не претендовали на большее; они не лишали полномочий президента СССР М. С. Горбачева; их действия не только не несли угрозы СССР, но были направлены на его сохранение. Введенные по приказу ГКЧП в Москву войска не сделали ни одного выстрела, не захватили ни одно здание. Единственный конкретный шаг, на который осмелились члены комитета, – решение о приостановлении выпуска ряда газет, так, впрочем, и не доведенное до исполнения.

Еще один домысел связан с информацией о якобы готовившемся штурме Белого Дома, где находилось в те дни российское руководство. Иллюзия реальности штурма поддерживается широко известными фактами массовых действий по организации обороны Белого Дома. Однако сама по себе организация обороны еще не свидетельствует о неизбежности нападения. Уже вскоре после поражения ГКЧП стало ясно, что никаких приказов на штурм Белого Дома отдано не было. Выдвинутые Горбачевым члены ГКЧП сами действовали в русле горбачевской линии на ненасилие и не брали на себя ответственности.

В ночь, когда ожидался штурм, российское руководство оставило своих защитников и укрылось в бункере Белого Дома, где имелось все необходимое для жизни. Российскому президенту была предоставлена возможность укрыться на территории американского посольства, но он в последний момент отказался.

Еще один миф связан с представлением о заранее намеченном гэкачепистами аресте и изоляции Б. Н. Ельцина. Передвижения российского президента действительно отслеживались утром 19 августа, пока он из Архангельского не переместился в Белый Дом. Даже сторонники Ельцина признают, что задержать его в тех условиях не составляло особого труда. Однако никаких указаний на этот счет так и не поступило.

Следующий миф о ГКЧП как о «кровавой хунте» возник после гибели трех человек из числа защитников Белого Дома. Погибших немедленно представили к званию Героев России и похоронили со всеми государственными почестями. Проводившееся весьма тщательное расследование уголовного дела по данному факту пришло к заключению, что вины военнослужащих в происшедшей трагедии нет. Такой исход был спровоцирован агрессивными действиями разгоряченной толпы, препятствовавшей отходу бронетехники с занимаемых позиций.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о гайдаровском историческом прорыве

Новое сообщение ZHAN » 17 май 2019, 15:13

Антигосударственные исторические мифы выражаются не только в формате дискредитации образа соответствующего государства. Еще один распространенный прием – возвеличивание тех исторических персон, которые осуществляли антигосударственную деятельность. Одной из таких персон является Егор Тимурович Гайдар.
Изображение

В народе, как показывают социологические опросы, отношение к Гайдару резко негативное. Его имя называется в числе политиков, принесших стране наибольший вред. И эта оценка дается народом, несмотря на утверждаемый во многих учебниках взгляд об объективной необходимости гайдаровских преобразований.

Требуется поистине большое искусство, чтобы представить Гайдара в положительном ключе. Падение производства за гайдаровский 1992 г. составило 19 % ВВП и было самым масштабным в истории России со времен Гражданской войны. Падение индустриального сектора было еще более значительным. Гайдар сознательно реализовывал курс деиндустриализации. Он исходил из убеждения, что качество отечественных товаров априори значительно хуже западных, а потому делал ставку на импорт.

Особое неприятие из всех составляющих прежней экономической системы вызывал у него разросшийся военно-промышленный комплекс. Поскольку ВПК был системообразующим в экономике, удар по нему обернулся остановкой других отраслей. Резко увеличилась безработица. Отказ от ценового регулирования привел к скачкообразному росту цен и фактическому обнулению денежных вкладов граждан. Это в момент похоронило надежды на формирование среднего класса. Стремительное обнищание одних соотносилось со столь же стремительным обогащением других. Кадры, представляющие бюджетные сферы – ученые, врачи, учителя, – оказались на социальном дне.

Результат гайдаровской политики – обрушение по всем направлениям. Причем к этому обрушению правительство Гайдара вело целенаправленно. В истории существует немного примеров реализации государством курса самоликвидации. Еще меньше примеров, когда за такого рода политику устанавливали бы памятники. Но памятник Гайдару был установлен в ноябре 2013 г. у входа в здание Библиотеки иностранной литературы в Москве.

Героизация Гайдара сегодня нужна, во-первых, для того, чтобы показать, что, разрушая советскую систему государственности, власти действовали правильно, во-вторых, для обоснования целесообразности гайдарономики-2. В целом речь идет о возрождении, казалось бы, бесповоротно свернутого в России либерального проекта.

Выдвигается довод, согласно которому разрушения гайдаровского периода являлись фактором последующего, наступившего уже в 2000-е гг., экономического роста. Одновременно сторонники гайдараномики крайне критически относятся к путинскому периоду, указывая, что эффект роста ВВП сводится к благоприятной конъюнктуре мировых цен на углеводороды. Но тогда к экономическому росту 2000-х гг. Гайдар не имеет отношения. И главное – системы жизнеспособной экономики не было создано ни при самом Гайдаре, ни после него. Так что объяснение по принципу отложенного во времени успеха оказывается также несостоятельным.

Реформы Гайдара позиционировались как научно обоснованная программа скачкообразного транзитного перехода. Но вот оценки нобелевских лауреатов по экономике: фактически все они в один голос заявляли об ошибочности политики шоковой терапии.

Однако дело заключалось не только и не столько в экономике. Гайдар был радикальным элитаристом. Он, как известно, воспитывался в среде советской элиты. Принадлежностью к ней определились его увлеченность, презрительное отношение к большинству и, соответственно, презрение к его ценностям. Отсюда гайдаровская постановка задачи – смена вектора истории России. Разрушить империю, разрушить во что бы то ни стало! Героизация Гайдара является в этом смысле общественным вызовом, продолжением на уровне символики борьбы элитаристского меньшинства («креативного класса») с нереформируемым большинством.

Любая социальная система нуждается в точке отсчета. По отношению к современной России это вопрос о преемственности более чем тысячелетней истории российской государственности. И здесь фигура Гайдара оказывается особо показательной.

Если российскую идентичность выводить из многовековых цивилизационно-ценностных накоплений России, то фигура Гайдара – очевидное зло.

Но если считать, что низвержение СССР и всего прежнего исторического опыта России было благо, то Гайдар – герой, низвергатель Левиафана – государства.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о первоначальном накоплении капитала

Новое сообщение ZHAN » 18 май 2019, 14:08

В массовом восприятии приватизация («прихватизация») – это беспрецедентное расхищение государственной собственности. То, что принадлежало прежде всему народу, перешло немногим частным лицам. Власть обвиняли в соучастии в ограблении народа. В выборных кампаниях 1995–1996 и 1999–2000 гг. ставился вопрос об ответственности за осуществленное мошенничество. Отсюда – значительный электоральный рейтинг партий левой идеологической направленности во главе с КПРФ. За главным организатором приватизационного процесса А. Б. Чубайсом закрепился образ «демона» новой русской революции.
Изображение

Однако в противоположность народному восприятию стал формироваться либеральный миф о том, что приватизация в России – это объективное явление первоначального накопления капитала.

Формирование олигархата, обнищание народа, моральное вырождение соучаствовавшего в приватизационном распределении госаппарата – все это, дескать, нормально в свете исторического перехода к рыночной экономике. Так якобы исторически развивались все «цивилизованные страны». Появление класса олигархов объясняется наличием у определенной группы социума особых предпринимательских способностей. Однако подавляющее большинство народа оказалось не способно быть эффективным в условиях глобальной конкуренции. Бедность объяснялась в либеральной трактовке непрофессиональностью, отсутствием деловых качеств. Ты беден – значит, неспособен.

А. Б. Чубайс прямо истолковывал, например, низкие доходы лиц, связанных с научной и образовательной деятельностью:
«Если ты доцент, профессор, завкафедрой в профильном направлении и у тебя нет своего бизнеса, да на кой черт ты мне нужен вообще?»
[http://www.kommersant.ru/doc/2212682]

Мифологичность выдвинутого объяснения природы российской приватизации обнаруживается при анализе процесса первоначального накопления каптала на Западе. Этот процесс, безусловно, нельзя отнести к светлым страницам истории человечества. Он был сопряжен со значительным социальным конфликтом, обнищанием одних и обогащением других, установлением системы капиталистической эксплуатации.

Но нигде и никогда первоначальное накопление капитала не осуществлялось за счет раздела государственного имущества. Напротив, это было временем усиления института королевской власти, утверждения абсолютистской модели государственности. Российский случай относится к историческим прецедентам иного рода.

В истории различных государств имеются периоды безвременья, когда при потере управления центральной властью происходило расхищение временщиками государственного имущества. Именно это и произошло в России в 1990-х гг. Каких-то особых предпринимательских способностей «новой элите» для осуществления приватизации не требовалось. Нужны были совершенно иные качества, связанные прежде всего с отсутствием моральных ограничителей.

За произошедшей с Россией в 1990-е гг. трансформацией с подачи кинорежиссера С. Говорухина прочно закрепилось понятие «криминальная революция». То, что посредством ее решалась задача передела собственности, общепризнанный факт.

Процесс первоначального капиталистического накопления, который в Великобритании занял более столетия, в России был пройден за несколько лет.

Если называть вещи своими именами, при видимой законности осуществлялось расхищение государственной (общенародной) собственности. Распродажа предприятий доходнейших отраслей шла по заведомо заниженным ценам. Стоимость на ваучерном аукционе на момент приватизации и на фондовом рынке через пару лет после завершения приватизационной кампании отличалась на порядок [Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России. – М., 2001; Назаров М. В. Вождю Третьего Рима. – М., 2004].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Миф о восстановлении В. В. Путиным СССР

Новое сообщение ZHAN » 20 май 2019, 00:16

Победив в холодной войне, США нуждались в создании нового образа врага, чтобы укреплять свои геополитические позиции в мире. На роль одного из таких врагов была выведена Российская Федерация. Российская агрессия была определена американским президентом Бараком Обамой в качестве одного из трех мировых зол (наряду с террористической организацией ИГИЛ и вирусом Эболы). Для объяснения причин возобновленной конфронтации используется образ возрождаемой В. В. Путиным под видом Евразийского союза новой версии СССР.

Обвинения в замысле реставрировать Советский Союз последовали именно тогда, когда Россия стала позиционировать себя как суверенная держава. Президент Путин был фактически единодушно представлен в западных СМИ как скрытый империалист, внедренный в демократический лагерь из недр КГБ с целью возвращения России на империалистическую платформу.

Реальных оснований говорить о возрождении СССР нет ни по одной из позиций. Экономически Россия ориентировалась в большей степени на Западную Европу, а после 2014 г. – больше на Китай, чем на постсоветское пространство.

Российская финансовая система ориентирована на доллары и евро, соответственно, не может интегрировать финансовые системы государств ближнего зарубежья.

Культурная и прежде всего языковая общность за постсоветские годы снизились.

Даже политически Москва лишь отвечала на вызовы, играла вторым номером. Так было и во время конфликта в Осетии, и во время второго Майдана на Украине. Был присоединен к России Крым, но на присоединение Новороссии или хотя бы отторжение ее от Украины Москва не пошла.

Тем не менее образ России как агрессора был создан и приобрел в мировом информационном пространстве характер самоочевидного положения.

Историческая аналогия с СССР потребовалась из-за утвердившегося мифа о планетарной советской агрессивности. Миф о советской агрессивности накладывается на другой миф – о новой российской агрессивности. Эту аналогию, еще находясь на посту госсекретаря, проводила, в частности, Хиллари Клинтон:
«Мы отмечаем некий сдвиг в сторону повторной советизации региона. Но, конечно, это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, называться Евразийским союзом или что-то в этом роде. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это».
[Клинтон: США не допустят возрождения СССР //http://www.newscom.md/rus/klinton-ssha-ne-dopustyat-vozrozhdeniya-sssr.html]

Трудно себе вообразить, чтобы российские лидеры высказывались подобным образом, к примеру, о НАФТА (Североамериканской зоне свободной торговли, в которую помимо США входят Канада и Мексика). Показательно, что соответствующее заявление Хиллари Клинтон сделала не в посткрымский период напряжения российско-американских отношений, а еще в 2012 г.

Важная роль в этом мифе отводится Путину. Запад высказывается в отношении него вполне определенно: Путин – враг. Но геополитическим врагом для Запада является и Россия. Неприязнь к Путину на Западе увязывается с неприятием России и большинства российского народа.

Такая экстраполяция прослеживается и в высказываниях отечественных либералов.

Ольга Бакушинская:
«Я замечу, что в Израиле много любителей Путина, что уж тут врать. Это и пожилые люди, и люди плохого образования, и повышенной внутренней провинциальности, и в Европе они есть. И даже в Америке. Потом весь шарик придется чистить от этой гнили. Если шарик вообще останется. И мне не дает покоя мысль, что на этот раз гниль расползлась из России. Вы же прокляты будете всем человечеством, суки. Не страшно?»
[https://www.facebook.com/bakushinskaya/posts/837281009640145]

Юлия Латынина:
«Избиратель Путина является люмпеном и избиратель Путина является быдлом»
[http://echo.msk.ru/programs/code/862205-echo/]

Борис Акунин:
«В России живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих народа, и народы эти с давних пор люто враждуют между собой. Есть мы, и есть они. У Нас свои герои: Чехов там, Мандельштам, Пастернак, Сахаров. У Них свои: Иван Грозный, Сталин, Дзержинский. Теперь вот Путин».
[https://www.facebook.com/borisakunin/posts/552606668222684]

Путинофобия в представленных высказываниях оказывается частным случаем россиефобии. А далее выражаются надежды, что низвержение Путина приведет к изменению самой российской цивилизационной парадигмы. Через негативизацию образа национального лидера дискредитируется сама Россия. Именно она является главным адресатом антипутинской кампании.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Антироссийские исторические мифы. Заключение

Новое сообщение ZHAN » 20 май 2019, 21:17

О необходимости формирования государственной исторической политики России

Тактика ведения борьбы в информационных войнах часто сравнивается с атакой роя пчел. «Рой» атакует противника одновременно со всех сторон. «Пчелы» разрозненны, но действуют синхронно и подчинены общему замыслу. Государство, реагируя на каждый «укус», расходует несопоставимые ресурсы и в конечном итоге оказывается истощено. СССР в свое время оказался не готовым к противодействию такой тактике.

Именно так атакуется сегодня российское прошлое. Бороться с каждой пчелой в отдельности бесполезно. Да и сама по себе такая борьба приводит к признанию значимости каждого отдельно взятого противника. Противостоять этим атакам можно, лишь выстроив собственную ценностно-смысловую систему. Каждый факт в этой системе, каждая интерпретация встраивается с созданную теоретическую и ценностную матрицу. Наличие такой матрицы позволяет парировать любые новые выпады, отталкиваясь от уже готового методологического фундамента.

Но именно системы осмысления и представления истории у нас сегодня нет. Историки занимаются фактами – и не более того. Работа с документами превратилась в самоцель. Установился своеобразный архивный фетишизм. Итог – блокировка познавательных и ценностных потенциалов истории. Российская историческая наука оказалась безоружна перед противником. Не говоря уже о том, что часть академического сообщества (и не малая) перешла под его знамена.

Ключевым моментом такого обезоруживания стал запрет на наличие государственной идеологии. Из истории выхолащивались, во-первых, ценности, во-вторых, смыслы. После этого российскую историю можно было уже брать голыми руками. Историческое сознание народа при отсутствии должной профессиональной защиты со стороны гуманитарной науки было поражено. Итог – реализация сценария гибели России (операция «самоликвидация № 2»):
Изображение
Антироссийские исторические мифы в сценарии поражения исторического сознания


Вызовы времени, связанные с новым информационным наступлением, в фокусе которого оказывается история России, диктуют необходимость формирования государственной исторической политики.

Впервые это понятие стало использоваться еще в 1980-е гг. в Германии, его появление связано с курсом Гельмута Коля, добивавшегося более позитивного переосмысления феномена немецкого патриотизма. Через ревизию истории проводилась мысль, что немцам надо поменьше каяться за преступления прошлого. Готовилась почва для позиционирования Германии в качестве лидера Европы. Первоначально понятием «историческая политика» оперировали противники соответствующего политического курса, но затем взяли на вооружение его сторонники.

В 2004 г. группа польских историков выступила с инициативой разработки и проведения активной исторической политики. Опыт ее проведения в Польше имеет давнюю традицию. Еще в Средние века в польских интеллектуальных кругах вырабатывались исторические концепты, используемые против геополитических соперников Польши, в частности против России. Реализация исторической политики на новом этапе уже дала определенные результаты.

Среди них – извинения, принесенные Российской Федерацией по весьма запутанному и неоднозначному «Катынскому делу». :fool:

Во многих других странах, в которых соответствующее понятие не используется, государственная историческая политика реализуется по существу. Существовала она и в СССР – и до определенного момента была достаточно успешной.

Термин «исторический фронт» являлся действительным отражением идеологических боев за историю. Существовало специальное направление критики буржуазных ревизионистов в исторической науке.

Однако со временем от вопросов целостного осмысления исторического процесса советская гуманитаристика уходит. Теоретический же арсенал исчерпывался трудами классиков марксизма, безнадежно устаревшими применительно к новым вызовам и реалиям. В итоге, когда идеологические шлюзы были открыты, выяснилось, что к открытой полемике мы не готовы. :(

Деидеологизация истории в России означала по факту принятие идеологии геополитических противников. Распространение россиефобских мифов задавалось принятым как нечто само собой разумеющееся общим представлением о ходе истории.

Мифы сводились к либеральной версии в ее различных модификациях. Суть ее состояла в последовательном освобождении человека от различных социальных обременителей. Современной ее версией выступает, в частности, теория модернизации.

Но если социальные связи являются обременителями для человека и в процессе истории он освобождается от зависимости от них, то все, что связано с социальностью – государство, народ, религия, традиции, – наделяется негативными характеристиками. А здесь уже один шаг до негативного вердикта в отношении всей страны.

Такому подходу могла бы противостоять концепция солидаризационного развития. Она может выражаться в разных версиях – как история государствостроительства, как история цивилизаций, как история классовой борьбы, как история борьбы добра и зла.

Однако не взята ни одна из версий. :cry:

Только в 2012 г. впервые за долгое время на уровне высшей власти были произнесены слова о том, что у России свой собственный путь развития, свой собственный цивилизационный код. Заявление было сделано, но пояснения, в чем состоит этот код, не последовало. Пояснить, казалось бы, должны были ученые-гуманитарии, прежде всего историки.

Однако выяснялось, что отечественная гуманитарная наука попросту не готова к решению подобных задач. В категориях определения ценностной матрицы России, ее историософии она не работает.

Практическое значение истории состоит в ее связи с настоящим. Через эту связь проектируется будущее.

Политически история либо легитимизирует настоящее, существующий порядок вещей, либо делегитимизирует его. Отсюда выстраиваются разные проекции будущего.

Если история завершается триумфом настоящего (легитимизационная схема), то политическим выводом из этой схемы является идеология охранительства. Именно такая модель истории была взята за основу официального курса в Российской империи.

Установление противоречия между прошлым и настоящим определяет делегитимизационный подход. Разрешение этого противоречия может иметь двоякий характер – либо взятие реванша в будущем (национального, классового), либо самоликвидация.

Идеологией классового реванша определялась, в частности, советская версия истории.

Негативизация отечественного прошлого в постсоветской историографии, напротив, приводит к синдрому самоуничижения и не оставляет российскому сообществу перспектив в будущем.

Мировой опыт гибели империй указывает, что эрозия государственности всегда начиналась с кампании по дискредитации национального прошлого. Не является исключением в этом отношении и распад СССР. Хронологически начало кампании по негативизации было приурочено к семидесятилетней годовщине Октябрьской революции. На волне провозглашенного курса гласности популярные журналы в авангарде с «Огоньком» повели методичное освещение белых пятен истории. Проявляемая при этом тенденциозность подачи материала неизменно оборачивалась превращением белых пятен в черные. 8)

За ревизией истории следовали политические выводы. Так, официальное признание незаконности присоединения Прибалтики к СССР вызвало постановку вопроса о завершении советской оккупации. Пересмотр событий прошлого шел в направлении от осуждения сталинизма к отрицанию всего исторического опыта России. На первом этапе острие критики было направлено против сталинского и отчасти брежневского режимов, на втором – советского периода в целостности, на третьем – всей российской национальной истории.

В итоге выносился приговор об аномальности цивилизационного опыта России на мировом фоне. :evil:

История имеет непосредственную связь как с внутренней, так и с внешней политикой государства. Функционально ее связь с внешней политикой выражается в решении следующих задач:

• отстаивание территориальных интересов и статуса страны;

• формирование ее положительного образа в мире;

• обоснование желаемого положения в мироустройстве.

Применительно к внутренней политике государства ее функции определяются:

• формированием цивилизационной и гражданской идентичности;

• мотивацией народа на свершения;

• решением задач социализации молодежи, включая прививку патриотических и иных значимых гражданских ценностей;

• обоснованием единства страны;

• обоснованием суверенности государства.

Реализация этих функций через историю может осуществляться двояко – через определение смысла государственной общности и через представление примеров для подражания.

Государственное управление должно выстраиваться в соответствии с алгоритмом: определение ценностей —> выдвижение целей —> идентификация проблем и их решение —> достижение результата. Причем каждый этап должен соотноситься с историей.

Выдвижение ценностей предполагает наличие их образного выражения в священной истории. Любой претендующий на самовоспроизводство во времени социум должен иметь не только представление о едином прошлом, но и сакральную историческую матрицу – священную историю. На уровне школьного образования существует потребность именно в священной истории, посредством которой передаются базовые ценности соответствующего сообщества, проводится мысль об их устойчивом воспроизводстве в историческом времени.

Цели государственной политики соотносятся с другой исторической дисциплинарной нишей – историософией. Предметную область историософии составляет целостное концептуальное осмысление истории, выявление ее движущих факторов, смыслов и перспективы будущего.

Применительно к России ключевые вопросы историософии формулируются следующим образом:

• Что есть Россия и какова ее судьба?

• Существует ли особая историческая миссия России в мире?

• Может ли Россия развиваться своим особым путем, не повторяя всех этапов западной истории?

Историософский подход помогает сформировать определенную мировоззренческую позицию относительно истории и сущности своей страны. Историософский подход к истории России позволяет подчеркнуть:

• преемственность российской истории;

• наличие устойчивого цивилизационно-идентичного ядра России;

• существование особого ценностного фундамента исторического воспроизводства российской государственности;

• специфичность российской исторической судьбы и собственной модели жизнеобеспечения;

• особую исторически сформировавшуюся цивилизационную миссию России в мире.

Наконец, выбор средств государственного управления должен опираться на исторический опыт соответствующего государства. Не всякий успешно функционирующий в рамках одной цивилизации институт будет столь же успешен при перенесении его в иную цивилизационную среду. Провалами заканчивались всякий раз попытки «демократизации» России в соответствии с западной политической практикой. Исторически каждая значимая попытка такого рода оборачивалась системными общественными потрясениями уровня «всероссийских бунтов» и «гражданских войн».

Исторический опыт указывает государственному управленцу, что можно и чего нельзя делать применительно к соответствующим цивилизационно-средовым условиям.

Осталась мелочь - найти и привести к власти таких управленцев, которые будут этим опытом пользоваться! :Yahoo!:

По материалам: Вардан Багдасарян. Антироссийские исторические мифы. ООО Издательство «Питер», 2016
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 52752
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Вопросы российской истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron