Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

СССР и Россия на бойне

Начнем с вопросов РИО, а затем можем и на другие ответить. По личному разумению

Потери Польши во Второй мировой войне

Новое сообщение ZHAN » 10 июл 2018, 09:21

Современная официальная цифра потерь Польши во Второй мировой войне – 5,62—5,82 млн человек в границах на 1 сентября 1939 года. Эта цифра была обнародована польским Институтом национальной памяти в 2009 году. Ранее была принята цифра в 6028 тыс. погибших поляков и польских евреев, введенная в оборот коммунистическим режимом в 1946 году. Мы будем пытаться оценить польские потери в границах на 1 сентября 1939 года, т. е. с включением района Вильно, Западной Белоруссии и Западной Украины. Согласно оценке 2009 года, примерно 150 тыс. польских граждан, включая жертв Катыни, погибли от рук бойцов Красной Армии и рук НКВД. Сюда, очевидно, входят бойцы Армии Крайовой и бойцы Украинской повстанческой армии, погибшие в столкновениях с советскими войсками до 9 мая 1945 года, а также потери мирных жителей. В оценку 2009 года входит также примерно 3 млн погибших польских евреев. Заметим, что здесь просто взята наиболее распространенная оценка числа жертв холокоста в Польше в 3 млн человек, в том числе 1 млн – на оккупированных СССР территориях [Gilbert M. Atlas of the Holocaust; Frumkin G. Population Changes in Europe Since 1939].
Изображение

Согласно разбивке по категориям потерь общего их числа в 6028 тыс. человек, опубликованной в 1947 году, 123 718 тыс. человек приходилось на потери военнослужащих, 3,2 млн человек – на потери евреев и 2,7 млн – потери поляков из числа гражданских лиц [Poland. Bureau odszkodowan wojennych, Statement on war losses and damages of Poland in 1939—1945. Warsaw, 1947].

Необходимо подчеркнуть, что вследствие чрезвычайно значительного изменения границ Польского государства в 1939—1945 годах и значительных миграций населения никакая демографическая оценка общей величины польских потерь в войне на основе сравнения данных довоенных и послевоенных переписей населения в принципе невозможна. Оценки польских потерь диктовались главным образом политическими соображениями. Так, оценка в 6028 тыс. погибших диктовалась прежде всего соображением, чтобы жертвы этнических поляков хотя бы немного превышали жертвы польских евреев (соответственно 3,028 млн и 3 млн человек).

Польский эмигрант Францишек Прох оценивает потери Польши в 6090 тыс. человек, из которых на жертвы в результате действий Германии приходится 5040 тыс. человек, а на жертвы, понесенные в результате действий СССР – 1050 тыс. человек. На военные потери в войне против Германии, по оценке Ф. Проха, приходится 295 тыс. погибших, включая 32 тыс. евреев.

Эта оценка кажется нам существенно завышенной. С учетом того, что евреи составляли не более 13 % населения Польши, а доля их в армии, особенно в боевых частях, была еще меньше, в кампании 1939 года могло погибнуть не более 7 тыс. евреев. Потери же польских вооруженных сил, преимущественно Армии Крайовой, в борьбе против советских войск оцениваются в 65 тыс. человек, включая жертв Катыни. Потери гражданского населения Польши в ходе польско-германской войны в сентябре 1939 года оцениваются в 500 тыс. человек, включая 50 тыс. евреев, а потери гражданского населения во время Варшавского восстания 1944 года – в 100 тыс. человек.

Жертвы польского гражданского населения в результате действий советских войск в 1944—1945 годах Ф. Прох оценил в 50 тыс. человек. Жертвами нацистского террора он считает 4145 тыс. гражданских лиц, включая 2350 тыс. евреев, а жертвами советского террора – 935 тыс. человек, включая 100 тыс. евреев. Общее число польских евреев, погибших в годы войны, Ф. Прох оценивает в 2532 тыс. человек, из которых жертвами холокоста могут считаться 2350 тыс. [Proch F. Poland’s Way of the CrosS. N.Y.: Polish Association of former politicsl prisoners of Nazi and Soviet concentration camps, 1987].

Более низкой оценки потерь Польши в 5,6 млн человек придерживается другой польский исследователь, Тадеуш Пиотровский. Он оценивает число жертв германской оккупации и холокоста в 5150 тыс. человек, число жертв советской оккупации 1939—1941 годов в 350 тыс. человек, а число жертв среди польского населения в ходе украинско-польской войны на Волыни и в Галиции в 1943—1944 годах в 100 тыс. человек. По оценке Т. Пиотровского, евреев погибло 3,1 млн, поляков – 2 млн и украинцев, белорусов и немцев – 500 тыс. человек [Piotrowski T. Poland World War II Casualties //Project in Posterum. Preserving the past for the future, 2005].

Из потерь гражданского населения Польши, по оценке Американского бюро переписи, 3 млн приходится на современную территорию Польши, а 2 млн – на территорию Польши, аннексированную СССР [U.S. Bureau of the Census The Population of Poland Ed. W. Parker Mauldin, Washington. 1954].

Польский исследователь Чеслав Лучак оценивает потери Польши в 5,9—6,0 млн погибших и умерших, включая 2,9—3,0 млн евреев. Потери поляков он оценивает в 2 млн человек, включая 1,5 млн человек на территории Польши, оккупированной Германией, и 0,5 млн человек, оккупированной сначала Советским Союзом, а потом Германией. Ч. Лучак полагает, что погибло также около 1 млн украинцев и белорусов, живших в польских границах 1939 года. Они составляли около 20 % населения довоенной Польши [Luczak C. Szanse i trudnosci bilansu demograficznego Polski w latach 1939—1945 //Dzieje Najnowsze Rocznik XXI. Warszawa, 1994].

Что показательно, ни одна из польских оценок потерь Польши во Второй мировой войне не выделяет потери немцев, проживавших в Польше до 1939 года. По германским оценкам, в вермахте погибло около 108 тыс. бывших граждан Польши, главным образом фольксдойче, но также и некоторое число этнических поляков. Общая численность немецкого населения Польши, согласно переписи 1931 года, составляла 741 тыс. человек, в том числе 90,2 тыс. – на территориях, впоследствии аннексированных СССР. В 1939—1941 годах большинство немцев с этих территорий вернулись в оккупированное Германией Польское генерал-губернаторство. К концу 1939 года численность немецкого населения Польши могла возрасти до 822 тыс. человек. Число жертв среди мирного немецкого населения во время депортаций 1945—1948 годов могло составить до 50 тыс. человек. В советский плен попало 60 277 поляков, служивших в вермахте. 3128 из них погибли в плену [Россия и СССР в войнах XX века, табл. 198]. Очевидно, эти погибшие входят в 108 тыс. погибших военнослужащих вермахта, призванных с территории Польши.

Польский исследователь Анджей Пачковски оценивает число поляков, погибших в результате советских репрессий, в 120—130 тыс. человек, полагая, что из 1 млн депортированных поляков погибло 90—100 тыс. человек, а еще примерно 30 тыс. было расстреляно [Courtois S. The Black Book of Communism: Crimes, Terror, Repression, Harvard Univ Pr, 1999].

Однако число депортированных здесь завышено почти втрое, и далеко не все из них являлись этническими поляками. Количество же казненных, вероятно, примерно соответствует истине, но сюда входят не только поляки, но и белорусы, украинцы и евреи. 21 857 поляков, включая 14 552 офицера и полицейских и 7305 гражданских лиц, были казнены по решению Политбюро от 5 марта 1940 года в мае – июне того же года в Катыни и других местах [Катынское дело // Военные архивы России. Вып. 1. М., 1993].

Кроме того, при отступлении советских войск из Западной Украины и Западной Белоруссии летом 1941 года органами НКВД было расстреляно при эвакуации тюрем не менее 6348 человек, включая 2464 человека в Львовской области, 1101 человека в Дрогобычской области, 1000 человек в Станиславовской области, 692 человека в Тарнопольской области, 230 человек в Ровенской области, 231 человека в Волынской области и не менее 630 человек в тюрьмах Западной Белоруссии [Эвакуация заключенных из тюрем НКВД СССР в 1941—1942 годах / Публ. А.И. Кокурина // Военно-исторический архив. Вып. 2. М., 1997].

По оценке российского исследователя Павла Поляна, в 1940—1941 годах из Западной Украины и Западной Белоруссии было выслано примерно 276 тыс. поляков и беженцев из Польши, среди которых было и некоторое число евреев, а также примерно 11 тыс. украинцев и 21 тыс. белорусов [Полян П. География насильственных миграций в СССР // Население и общество. Информационный бюллетень Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, 1999, № 37].

Однако документы НКВД дают более высокие цифры. В справке от 1 мая 1944 года, подписанной наркомом внутренних дел Л.П. Берией, отмечалось, что на 1 сентября 1941 года было учтено 389 382 высланных из Западной Украины и Западной Белоруссии польских граждан, в том числе 25 314 – в лагерях военнопленных. Поскольку почти все они были освобождены по амнистии от 12 августа 1941 года, о которой польское правительство в изгнании договорилось в Москве, в данном случае речь идет только о поляках и евреях. Смертность среди депортированных была высокой. До 1 июля 1941 года умерло 12 313 человек из числа поляков и евреев. С учетом этого смертность среди украинцев и белорусов должна была составить порядка 1 тыс. человек. Общее число депортированных из бывших польских земель можно оценить в 434 тыс. человек. Еще 11 516 поляков и евреев умерли в период с 1 июля 1941 года и до конца 1943 года. С учетом того, что до этого 119 855 бойцов армии Андерса и членов их семей были выпущены в Иран, а 36 510 человек переданы в просоветскую польскую армию Зигмунта Берлинга, смертность среди оставшихся поляков и евреев составила около 4,9 %. С учетом этого смертность среди депортированных из Восточной Польши украинцев и беларусов должна была составить около 1,5 тыс. человек. Всего жертвами советских репрессий 1940—1941 годов стали примерно 26,3 тыс. умерших в заключении и ссылке и примерно в 28,2 тыс. расстрелянных. В сумме это дает 54,5 тыс. жертв, включая не менее 14,6 тыс. военнослужащих.

Всего в регулярных воинских соединениях и в партизанских отрядах сражалось около 2 млн поляков. Потери польских вооруженных сил, по современным польским официальным данным, составили:
Около 70 тыс. убитых и пропавших без вести, 250 тыс. пленных в ходе боев с немецкими войсками с 1 сентября по 5 октября 1939 года.
6—7 тыс. погибших и пропавших без вести, 250 тыс. пленными в боях с советскими войсками 17—30 сентября 1939 года.
34 тыс. бойцов Армии Крайовой, погибших до начала Варшавского восстания. Еще до 6 тыс. погибших могли составить потери партизан коммунистической Армии Людовой и других групп, не связанных непосредственно с Армией Крайовой.
10 тыс. бойцов Армии Крайовой и присоединившихся к ним повстанцев из Армии Людовой и других отрядов погибшими, 7 тыс. пропавшими без вести в ходе Варшавского восстания 1 августа – 2 октября 1944 года. 17 тыс. повстанцев попали в плен. Погибли 150 тыс. мирных жителей Варшавы, а 520 тыс. жителей были депортированы из города.
20—30 тыс. бойцов Армии Крайовой, интернированных советскими войсками и сосланных в Сибирь.
2,1 тыс. солдат польской армии погибли в боях во Франции в мае – июне 1940 года и в Норвегии в апреле – июне 1940 года.
2,6 тыс. польских солдат погибли в боях в Северной Африке в 1942—1943 годах и в Италии в 1943—1945 годах.
5,3 тыс. польских солдат погибли в боях на Западном фронте после высадки в Нормандии в июне 1944 – мае 1945 года.
17,5 тыс. польских солдат погибли и 10 тыс. пропали без вести в составе двух армий Войска польского на советско-германском фронте в 1943—1945 годах [Вклад Польши и поляков в победу союзников во II мировой войне; Отчет о потерях и военном ущербе, причиненном Польше в 1939—1945 гг. Варшава, 1947].

Кроме того, около 12 тыс. поляков умерли в германских лагерях для военнопленных. Столь небольшое число жертв среди поляков, оказавшихся в германском плену, объясняется тем, что они находились под защитой Женевской конвенции об обращении с военнопленными, и немцы не применяли против них массовых репрессий.

В октябре 1945 года в лагерях и тюрьмах НКВД находилось «27 100 польских граждан, поляков по национальности, арестованных и интернированных в 1944—1945 гг. на территории Польши в порядке очистки тыла действующей Красной Армии». 12 289 из них предполагалось выпустить, а 14 725 человек, включая командный состав Армии Крайовой, оставить в заключении [Бугай Н.Ф. Депортации поляков].

Можно предположить, что большинство из оставшихся оставались в заключении до середины 50-х годов. Если предположить, что смертность у них за это время не меньше, чем у тех, кто был депортирован в 1940—1941 годах, то в советском плену должны были погибнуть около 0,9 тыс. бойцов АК. Вероятно, еще не менее 1 тыс. бойцов АК погибли в 1943—1945 годах в стычках с советскими войсками и партизанами.

Общие потери польских вооруженных сил можно оценить примерно в 199,9 тыс. человек, включая сюда и офицеров, расстрелянных в Катыни.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Потери Польши во Второй мировой войне (окончание)

Новое сообщение ZHAN » 10 июл 2018, 09:22

Согласно польским оценкам, к началу 1939 года население территорий, аннексированных СССР, составляло 13 299 тыс. человек, из которых 5274 тыс. составляли поляки, а 1109 тыс. человек евреи. Кроме того, в качестве беженцев на эти территории прибыли 138 тыс. поляков и 198 тыс. евреев [Concise statistical year-book of Poland, Polish Ministry of Information. London, June 1941; Piotrowski T. Poland’s Holocaust. Jefferson (N.C.): McFarland & Company, Inc., 1998]. Некоторые из них до 1941 года вернулись в генерал-губернаторство. К середине 1941 года на аннексированных СССР польских территориях могло оказаться, с учетом естественного прироста 1940—1941 годов, до 1340 тыс. евреев. Из них до 50 тыс. могло погибнуть в рядах Красной Армии.

Общее нееврейское и непольское население Западной Украины и Западной Белоруссии в конце 1939 года можно оценить в 6916 тыс. человек. К середине 1941 года его численность за счет естественного прироста могла увеличиться до 7,1 млн человек. Их потери в период Великой Отечественной войны, исходя из нашей оценки общей величины советских потерь, можно оценить в 0,6 млн человек, включая сюда погибших как в рядах Красной Армии, так и в рядах Украинской повстанческой армии, советских партизан и прогерманских коллаборационистских формирований, а также в результате репрессий германских оккупационных властей.

Согласно данным переписи населения 1931 года, в Польше проживало 3 130,6 тыс. евреев. Предполагается, что численность еврейского населения к 1939 году не возросла из-за высокого уровня эмиграции еврейского населения. Так, с 1921 по 1937 год в США, Латинскую Америку и Европу из Польши выехало 395 тысяч евреев; с 1923 по 1937 год в Палестину переселилось более 270 тысяч польских евреев [Najnowsze dzieje zydow w Polsce w zaiysie (do 1950 roku). Pod red. J. Tomaszewskiego. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 1993].

Можно предположить, что в 1932—1938 годах Польшу покинули около 289 тыс. евреев. А если бы темп роста еврейского населения был бы равен среднепольскому, то к началу 1939 года оно выросло бы на 340 тыс. человек. Таким образом, к началу 1939 года еврейское население Польши могло возрасти не более чем до 3192 тыс. человек, а к концу 1939 года за счет естественного прироста должно было увеличиться до 3237 тыс. человек

Если принять традиционную оценку числа жертв холокоста в Польше в 3 млн человек, то избежать холокоста смогли около 131 тыс. человек. Однако, как мы уже установили по отношению к Литве и Латвии, где число жертв холокоста удалось посчитать достаточно точно по немецким документам, истинное количество погибших оказалось ниже наиболее распространенной оценки соответственно на 14,8 % и 24,4 %. Если мы применим коэффициент, полученный для Литвы, где численность евреев значительно больше, чем в Латвии, и условия холокоста были близки к польским, то число жертв холокоста в Польше можно будет оценить в 2,56 млн человек. Тогда примерное число евреев, избежавших холокоста, можно оценить в 681 тыс. человек. Из этого числа, по нашим оценкам, около 7 тыс. погибли в составе польской армии, а не менее 50 тыс. – в составе Красной Армии. Кроме того, несколько десятков тысяч евреев, эвакуированных в восточные районы СССР, могли погибнуть от голода и болезней.

В данной работе мы не ставим себе целью определение общего числа жертв холокоста и их распределение по странам. Это требует очень серьезного и обязательно международного монографического исследования. Исходя же из общего завышения традиционной цифры жертв холокоста в 6 миллионов человек, как минимум, на 15 %, мы оцениваем общее число жертв «окончательного решения еврейского вопроса» в Европе в 5,1 млн человек. Это число не включает тех евреев, которые погибли как в армиях сражающихся государств, так и на не оккупированной Германией территории от голода и болезней.

Гораздо сложнее оценить потери польского гражданского населения, как в Генерал-губернаторстве, так и на территории Западной Украины, Западной Белоруссии и Вильно. Потери от советских депортаций и репрессий составили, вероятно, не менее 37,2 тыс. человек (включая поляков и евреев). А вот насчет репрессий немцев по отношению к польскому гражданскому населению надежных числовых данных нет. В частности, нет данных о том, сколько именно поляков были отправлены в концлагеря и сколько из них погибли там. Неизвестно также, сколько поляков было расстреляно в качестве заложников или погибли в результате карательных акций немцев против партизан и польского подполья. Нет также основанных на первоисточниках сводных данных о числе поляков, ставших жертвами боевых действий в 1939 и 1944—1945 годах.

Вызывает сомнения официальная цифра в 150 тыс. мирных варшавян, погибших во время Варшавского восстания. Она базируется на утверждении германского наместника в Польше Ганса Франка, который в донесении о подавлении Варшавского восстания утверждал, что убито 200 тыс. повстанцев. Позднее, как мы уже отмечали, появились гораздо более реалистические цифры потерь повстанцев. Что же касается потерь мирного населения в 150 тыс. человек, то это цифра представляется абсолютно фантастической. К началу Варшавского восстания за счет уничтожения местных евреев, потерь во время первой осады в 1939 году, нахождения значительной части варшавян в лагерях военнопленных или в польских войсках за пределами страны, а также переезда многих жителей столицы в сельскую местность в поисках продовольствия в Варшаве оставалось меньше населения, чем в Будапеште к началу уличных боев 24—25 декабря 1944 года. Бои в Будапеште продолжались 51 день, всего на 12 дней меньше, чем бои в Варшаве, причем советские войска обрушили на столицу Венгрии на порядок больше бомб и снарядов, чем германские войска на Варшаву в августе – сентябре 1944 года. Но жертвы мирного населения Будапешта оцениваются лишь в 38 тыс. человек, причем по большей части это были смерти от голода, а не от боевых действий. В Варшаве также мог быть голод из-за прекращения подвоза продовольствия, но общее число жертв среди мирного населения польской столицы вряд ли превышало 40 тыс. погибших, как от голода, так и от боевых действий. При этом надо подчеркнуть, что голода в Польше в годы войны не было. Сельское хозяйство, несмотря на реквизиции, производило достаточно продовольствия. Голод был искусственно создан только в еврейских гетто, но это было частью нацистской политики по уничтожению евреев.

Число жертв партизанской и подпольной борьбы в рядах Армии Крайовой до Варшавского восстания, как мы уже отмечали, оценивается в 34 тыс. погибших и казненных. С жертвами среди партизан прокоммунистической Гвардии Людовой общее число погибших, вероятно, достигает 40 тыс. Можно предположить, что примерно такое же количество мирных жителей стали жертвами немецких карательных операций и расстрела заложников.

Число жертв боевых действий среди поляков в 1939 и 1944—1945 годах мы условно оцениваем в 50 тыс. человек. Следует сказать, что никаких сводок этого вида потерь по горячим следам не делалось, поэтому все существующие оценки числа мирных жителей Польши, погибших в ходе боевых действий, условны.

В результате украинско-польской войны 1943—1944 годов на Волыни и в Галиции жертвы поляков оцениваются в пределах от 35 до 60 тыс. человек. К настоящему времени установлены поименно 33 454 польские жертвы на Волыни [Turowski J., Siemaszko W. Zbrodnie nacjonalistow ukrainskich dokonane na ludnosci polskiej na Wolyniu, 1939—1945]. С учетом того, что какая-то часть жертв еще не установлена, мы оцениваем число погибших на Волыни поляков в 40—45 тыс. человек, а в Галиции – в 20—25 тыс. человек. Наиболее вероятной суммарной оценкой представляется 85 тыс. погибших. Потери украинцев, которые оцениваются в 15—20 тыс. человек на Волыни и в Галиции, включены нами в сумму украинских и белорусских потерь в 0,6 млн человек. Из этой суммы до половины составляют погибшие в Красной Армии.

Число жертв геноцида цыган в Польше оценивается в 35 тыс. человек. Возможно, эта оценка также преувеличена.

В 2006 году польская неправительственная организация «Карта» начала создавать банк данных жертв войны. К лету 2009 года в банке было уже около 1,5 млн имен, и создатели банка надеются удвоить это число в следующие три года. Один из руководителей проекта историк Анджей Кунерт полагает, что общее число погибших в годы Второй мировой войны в границах Польши 1939 года значительно меньше введенной в оборот коммунистами цифры 6028 тыс. погибших (28 тысяч были добавлены к 6 миллионам для придания цифре потерь видимости точности), и в реальности составляют около 4,5 млн жертв. Хотя историк теоретически допускает, что число погибших может достичь и 7—8 млн человек [Czarnecka M. Poland honours World War II victims in cyber space // Polish NewS. 2009. 28 June].

Оценка общих потерь Польши в 4,5 млн человек кажется нам наиболее близкой к действительности. Если принять эту величину, то примерную оценку числа поляков, погибших в германских тюрьмах и концлагерях, а также на принудительных работах в Германии, можно получить, вычтя из цифры общих потерь все остальные категории потерь, а именно: потери польских вооруженных сил и партизан в 199,9 тыс. человек; жертвы холокоста в 2,56 млн человек; 50 тыс. евреев, погибших в рядах Красной Армии, 39,9 тыс. – жертвы советских депортаций и репрессий среди польского и еврейского гражданского населения; 65 тыс. – жертвы поляков в войне с украинцами на Западной Украине в 1943—1944 годах; 0,6 млн – потери украинцев и белорусов; 50 тыс. – жертвы поляков в результате боевых действий на территории Польши в 1939 и 1944—1945 годах; 40 тыс. – жертвы мирного населения Варшавы во время восстания 1944 года; 40 тыс. – жертвы польского гражданского населения в результате антипартизанских акций и расстрелов заложников; 35 тыс. – жертвы геноцида цыган; 108 тыс. человек – поляки и польские немцы, погибшие в рядах вермахта; 50 тыс. – польские немцы, погибшие в ходе изгнания из Польши в 1945—1946 годах. Тогда на поляков, погибших в концлагерях и в результате принудительного труда, приходится 567 тыс. погибших. Общие потери поляков достигают 1,23 млн человек, если мы примем, что среди погибших в вермахте немцы составляли две трети, а поляки – одну треть.

Таким образом, мы оцениваем потери Польши в 4,5 млн человек, из которых на долю погибших военнослужащих приходится не менее 550 тыс. человек.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Потери Венгрии во Второй мировой войне

Новое сообщение ZHAN » 11 июл 2018, 10:06

Потери венгерской армии во Второй мировой войне составили 110—120 тыс. убитых и умерших от ран [Stark T. Hungary’s Human Losses in World War II. Uppsala Univ., 1995]. Мы примем верхнюю оценку в 120 тыс. погибших.
Изображение

Согласно данным германского командования, потери венгерских сухопутных войск и авиации на Восточном фронте в период с 22 июня 1941 года по 6 апреля 1943 года составили 39 886 убитых, 55 924 раненых и 28 618 пропавших без вести. Из этого числа с начала советско-германской войны и до конца 1942 года было убито 6167 человек, ранено – 25 813, а пропало без вести всего 3016 человек. До конца 1943 года венгерские потери возросли до 39 868 убитых, 55 924 раненых и 28 618 пропавших без вести. Поскольку в феврале – декабре 1943 года венгерские войска вели лишь очень ограниченные боевые действия против партизан, то рост потерь произошел главным образом за счет более полных потерь в декабре 1942 – январе 1943 года. К концу 1944 года (более поздних германских данных нет) венгерские потери на Восточном фронте достигли 42 361 убитым, 74 056 ранеными и 32 097 пропавшими без вести [Human Losses in World War II. Losses of German Allies].

Здесь явно сохраняется большой недоучет потерь пропавшими без вести (пленными). Сравнительно небольшое число раненых по сравнению с убитыми (1,75 раненого на 1 убитого), по всей вероятности, объясняется тем, что значительная часть раненых оказалась среди пленных.

Жертвами геноцида цыган стали 28 тыс. человек [Kendrick D. The Destiny of Europe’s GypsieS].

Число евреев, погибших в Венгрии в границах на начало 1939 года, т. е. без аннексированных в 1940—1941 годах территорий Румынии и Югославии, но с включением Закарпатской Украины и Южной Словакии, исчисляется в 200 тыс. человек [Gilbert M. Atlas of the Holocaust].

На территории т. н. Трианонской Венгрии (в границах 1920 года, без аннексированных территорий) убыль еврейского населения в 1941—1946 годах составила 169,4 тыс. человек. Т. Штарк оценивает число жертв холокоста Венгрии в границах на середину 1941 года в 450—540 тыс. человек [Stark T. Hungary’s Hungarian Jews During the Holocaust and After the Second World War, 1939—1949: A Statistical Review. N. Y: Columbia University Press, 2000].

Мы принимаем в качестве наименее вероятной нижнюю оценку Штарка, т. е. исходим из того, что в Венгрии в границах 1941 года погибло 450 тыс. евреев. Из этой цифры надо вычесть примерно 20—25 тыс. евреев, погибших в составе трудовых батальонов венгерской армии [Stark T. Hungary’s Human Losses in World War II]. Здесь мы также воспользуемся нижней оценкой в 20 тыс. погибших. Также из этого числа надо вычесть примерно 8 тыс. евреев, погибших при осаде Будапешта в декабре 1944 – феврале 1945 года. Еще примерно 7 тыс. евреев во время осады Будапешта стали жертвами расправ со стороны германских и венгерских солдат и членов венгерской ультраправой партии «Скрещенные стрелы» и должны быть причислены к жертвам холокоста [Ungvary K. Battle for Budapest. One Hundred Days in World War II: Translated from Hungarian. London: I.B.Tauris & Co Ltd, 2003]. Тогда число жертв собственно холокоста, т. е. представителей мирного еврейского населения Венгрии, истребленного нацистами, составит 422 тыс. человек. В советском плену оказалось 10 173 еврея и 383 цыгана [Галицкий В.П. Вражеские военнопленные в СССР (1941—1945 гг.) С. 46, табл. 5]. Практически все из них были военнослужащими венгерской армии. К 27 июня 1945 года евреев в советском плену осталось только 5016 человек. Можно предположить, что, с учетом того, что до середины 1945 года из советского плена было отпущено 1225 евреев, не менее 3,8 тыс. венгерских евреев погибло в советском плену. Жертвы геноцида цыган в Венгрии оцениваются в 28 тыс. человек. В советском плену оказалось 383 цыгана. Вероятно, все они служили в венгерской армии. В советском плену умер 51 цыган. Повышенная смертность венгерских евреев в советском плену, очевидно, была вызвана тем, что почти все они попали в плен в суровую зиму 1942/43 года. С учетом евреев и цыган общее число военнопленных военнослужащих венгерской армии можно оценить в 524,3 тыс. человек. Согласно официальным российским данным, из 513 767 пленных венгров погибло в плену 54 755 человек [Россия и СССР в войнах XX века, табл. 198]. Как отмечает венгерский исследователь Тамаш Штарк, общее число венгерских пленных в СССР составляет около 600 тыс. человек, из которых не менее 40 %, а возможно, и 50 % составляли гражданские пленные, не служившие в армии. По его данным, в 1946—1949 годах в единственный репатриационный лагерь в Дебрецене было возвращено около 220 тыс. пленных. Из 100 288 человек, репатриированных между 4 июня и 31 октября 1947 года, 9,3 % составляли интернированные гражданские лица. А среди 42 892 человек, репатриированных в период с 1 мая по 15 августа 1948 года, гражданские лица составили 8,5 %. Однако реальная доля интернированных гражданских лиц была выше, поскольку среди гражданских лиц, репатриированных между 4 июня и 31 октября 1947 года, 38 % составляли женщины, а среди репатриированных в период с 1 мая по 15 августа 1948 года их доля составляла 32 %. Между тем, согласно мемуарам вернувшихся и очевидцев, женщины среди гражданских интернированных составляли лишь очень незначительное меньшинство. Поэтому реальная доля гражданских интернированных среди интернированных и пленных была значительно выше, чем 9 %, но их репатриировали позднее, чем основную массу военнопленных. Из 65 170 умерших в советском плену венгров только 29 168 человек можно найти в списках венгерской армии. Как правило, на советских карточках таких пленных графы «звание» и «часть» оставались незаполненными. Поэтому, как полагает Т. Штарк, около половины из 600 тыс. венгерских пленных должны были составлять гражданские лица. Сам Штарк, занимаясь поиском отдельных индивидуумов, нашел среди пленных 17 лиц старше 65 лет и 5 15-летних, а число 16-летних в базе данных венгерских пленных наверняка превышает 1000 человек, при том, что 16-летних в Венгрии не призывали. Нередко среди двух мужчин, взятых в плен из одной и той же семьи в одной и той же деревне и в одно и то же время, один был записан как военный, а другой как гражданский. Гражданские лица были направлены в СССР двумя волнами. Первая волна следовала через два или три дня после занятия советскими войсками того или иного крупного венгерского населенного пункта. Мирных жителей собирали якобы на работы по восстановлению разрушенных домов, затем заключали в лагеря и отправляли в Советский Союз. Вторая волна интернирования прошла через 1—1,5 месяца после прихода Красной Армии. В отличие от первой, вторая волна депортаций была тщательно спланирована и касалась прежде всего немецкого населения Венгрии и венгерского населения тех территорий, которые были аннексированы Венгрией в 1938—1941 годах; во время первой волны депортации гражданских лиц из Будапешта и его окрестностей. Так, командующий 2-м Украинским фронтом маршал Р.Я. Малиновский в своем докладе Сталину 13 февраля 1945 года, подводя итоги битвы за Будапешт, сообщал, что в плен было захвачено 110 тыс. неприятельских солдат, не считая тех, кто был захвачен сразу после взятия города. 15 февраля «Правда» написала о 120 тыс. неприятельских военнослужащих, плененных в Будапеште. В итоговом же докладе командования 2-го Украинского фронта о результатах Будапештской операции говорилось о 138 тыс. пленных. Между тем, по данным венгерского историка Кристиана Унгвари, гарнизон Будапешта состоял из 54 тыс. венгерских и 48 тыс. германских солдат и офицеров. Из них примерно 800 германских солдат смогли прорваться к своим. Из оставшихся около 38,5 тыс. венгерских и около 11,5 тыс. германских военнослужащих попали в плен, а около 15,5 тыс. венгерских и около 25,7 тыс. германских военнослужащих погибли [Ungvary K. Battle for Budapest. One Hundred Days in World War II, table 32].

Если исходить из максимальной оценки числа пленных в Будапеште в 138 тыс. человек, то общее число гражданских лиц среди пленных можно оценить в 88 тыс. человек. Т. Штарк оценивает общее число гражданских пленных в Будапеште от 50 до 100 тыс. человек. Принимая во внимание, что советские генералы и маршалы имели обыкновение завышать общее число пленных не только за счет гражданских пленных, но и за счет никогда не существовавших «мертвых душ», более близкой к действительности кажется оценка в 50 тыс. гражданских пленных. Интересно, что, основываясь на официальных советских данных из сборника «Гриф секретности снят», К. Унгвари оценивает советские потери в ходе битвы за Будапешт в 130 тыс. раненых, 44 тыс. убитых и около 2 тыс. пленных. Румынские же войска, по его оценке, потеряли в битве за Будапешт около 12 тыс. раненых, 11 тыс. убитых и до 1 тыс. пленных. Однако, как мы уже показали, официальные советские данные о потерях многократно занижены, прежде всего за счет убитых. Если предположить, что в битве за Будапешт убитые и раненые советские военнослужащие соотносятся примерно так же, как убитые и раненые румынские военнослужащие, то общее число убитых в рядах Красной Армии в ходе битвы за Будапешт можно оценить в 119 тыс. убитых, а вместе с румынскими войсками – в 130 тыс. убитых. Общее соотношение потерь убитыми оказывается 3,16:1 в пользу германо-венгерских войск, а соотношение только советских и германских потерь убитыми – 4,6:1 в пользу немцев.

Штарк также склоняется к более низкой цифре числа гражданских пленных в Будапеште. Он цитирует сообщение швейцарского посольства о том, что в концлагере в Гёдёллё было сосредоточено около 40 тыс. гражданских интернированных из Будапешта. Поскольку некоторое число интернированных находилось также в лагерях в Ясберени, Байе, Цегледе и в Кишкунфеледбхазе, венгерский исследователь склоняется к оценке числа гражданских пленных в Будапеште в 50 тыс. человек [Stark T. Ungarische Zivilisten in sowjetischer Gefangenschaft. Ein Sonderfall // Kriegsgefangene des Zweiten Weltkrieges.Gefangennahme, Lagerleben / Hrsg. Von Gunter Bischof, Stefan Karner, Barbara Stelzl-Marx (Ludwig Boltzmann-Institut-Kriegsfolgen-Forschung Bd.4), Oldenbourg, 2005.].

Штарк оценивает численность венгерской армии осенью 1944 года почти в 1 млн человек, из которых к февралю 1945 года почти половина дезертировала и оказалась на территории, уже занятой советскими войсками, 65 тыс. солдат и офицеров с оружием в руках перешли на сторону Красной Армии. Большинство из них бежало еще из запасных частей или, получив повестки, так и не явилось на сборные пункты. Эти люди никогда не были на фронте. Очевидно, что значительная часть дезертиров после окончания войны была объявлена военнопленными и отправлена в лагеря. К ноябрю 1944 года министерство обороны Венгрии оценивало число тех, кто находился в советском плену, в 70 тыс. человек. Под натиском Красной Армии с ноября 1944 года по апрель 1945 года, по оценке Т. Штарка, почти 1 млн венгров, в том числе 580 тыс. военнослужащих, отступил в Германию (и в Австрию). В это число, очевидно, входят и венгерские немцы, служившие в 25-й и 26-й венгерских пехотных дивизиях СС. Эти дивизии почти не участвовали в боевых действиях и понесли лишь незначительные потери. Еще две венгерские дивизии СС, 22-я и 33-я кавалерийские, были уничтожены в Будапеште. Примерно 300 тыс. военнослужащих, по послевоенной оценке Министерства обороны, достигли западных зон оккупации. Остальные 280 тыс. военнослужащих и 350 тыс. гражданских лиц были взяты в плен Красной Армией. В Закарпатье было депортировано в СССР около 30 тыс. венгров и немцев призывного возраста, из которых примерно 5 тыс. погибли в ходе депортации, согласно статистическому отчету, составленному еще в июле 1945 года. С остальной территории Венгрии (без Трансильвании и Будапешта) в СССР было депортировано 179 608 гражданских лиц. Также, по оценке Штарка, из 110 тыс. пленных в Будапеште, о захвате которых объявило советское командование, на германских и венгерских военнопленных приходилось не более чем по 30 тыс. человек, а не менее 50 тыс. составляли гражданские пленные. По оценке Штарка, собственно военнопленных венгерской армии Красная Армия захватила примерно 380 тыс., а примерно 440 тыс. составили гражданские пленные. Часть гражданских пленных, а также примерно 20 тыс. военнопленных были отпущены на территории Венгрии, а примерно 600 тыс. венгерских пленных (360 тыс. военных и 240 тыс. гражданских лиц) оказались в советских лагерях. Среди отпущенных на свободу 21 765 венгров, 1225 евреев, 992 украинца из Закарпатья и 4 цыган, вероятно, преобладали те, кто изъявил желание служить в просоветских венгерских формированиях. Из таких формирований успел принять участие в боях за Будапешт только Будайский добровольческий полк. Из 2,5 тыс. бойцов полк потерял около 600 убитых и умерших от ран. Из числа же примерно 524 тыс. венгерских граждан, которых советская сторона числила военнопленными, военнослужащими в действительности были только 360 тыс. человек. Очевидно, в СССР сочли венгерскими военнопленными значительную часть гражданских лиц призывного возраста. С учетом смертности евреев и цыган общее число умерших в советском плену венгерских военнослужащих можно оценить в 58,8 тыс. человек, или 16,3 %. В советском плену погиб каждый шестой из оказавшихся там солдат венгерской армии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Потери Венгрии во ВМВ (окончание)

Новое сообщение ZHAN » 11 июл 2018, 10:07

Сложнее оценить потери гражданских пленных. По свидетельству Штарка, всего в советских архивах есть личные дела на 526 606 пленных из Венгрии. Это очень близко к общему числу пленных в советских лагерях, определенных нами. Разница в 2,3 тыс. могла образоваться за счет пленных, отпущенных для участия в просоветских военных формированиях, в тот же Будайский полк. На них могли в связи с этим завести отдельные дела, даже если их не отправляли в советские лагеря. В первой партии пленных, отправленной на родину в октябре 1947 года и насчитывавшей 100 288 человек, было 90 723, включая 817 евреев – бойцов трудовых батальонов, и 9565 гражданских лиц, включая 16 родившихся в заключении детей. Всего же, по оценке Штарка, из примерно 600 тыс. венгерских пленных по крайней мере 200 тыс. никогда не вернулись на родину и практически все погибли [Stark T. Genocide or Genocidal Massacre?: The Case of Hungarian Prisoners in Soviet Custody // Human Rights Review, April-June 2000].

Вероятно, из этого числа надо вычесть примерно 25 тыс. оставшихся в живых депортированных из Закарпатья, которые, скорее всего, вернулись на родину, которая была уже Советским Союзом. Тогда общее число военнопленных, погибших в советском плену, можно оценить в 60,1 тыс. человек, а число гражданских пленных, погибших в СССР, – не менее 115 тыс., включая не менее 5 тыс. уроженцев Закарпатья.

Оценку Штарка косвенно подтверждают некоторые документы из архивов МВД СССР. Так, к 1 февраля 1947 года через советские лагеря прошло только 477 478 военнопленных венгров, что значительно меньше заявленной в 1956 году цифры в 513 766 человек. В документе 1947 года особо оговаривалось, что в число военнопленных не включены 12 032 гражданских лица, переданных на учет в качестве интернированных, и 10 352 человека, задержанных при облавах в Будапеште и освобожденных на месте фронтовым командованием.

Из 477 478 военнопленных к 1 февраля 1947 года умерло 47 966 человек, было освобождено и репатриировано из-за нетрудоспособности 194 246 человек, передано на формирование национальных воинских частей и в партизанские школы 21 820 человек. Кроме того, среди венгерских военнопленных было выявлено 1699 советских граждан, из которых 1688 было освобождено, а 11 передано в трибунал. Еще 129 граждан СССР оставалось среди военнопленных. Не ясно, идет ли речь о венграх – уроженцах Закарпатской области или о советских гражданах другой национальности.

За вычетом советских граждан, общее число венгерских военнопленных может быть уменьшено до 475 450 человек. Кроме того, на 1 февраля 1947 года насчитывалось 20 189 гражданских интернированных. Еще 8466 интернированных были репатриированы в период с января 1945 по февраль 1947 года, а 4260 умерло. Но вполне возможно, что гражданские лица имелись и среди репатриированных венгерских военнопленных. Скорее всего советские органы считали военнопленными всех мужчин, которые служили в армии в период войны, независимо от того, находились ли они на службе в момент задержания. Стоит также отметить, что среди 20 189 гражданских интернированных было 7493 женщины. Венгров среди гражданских интернированных из Венгрии было 15 503, немцев – 4508, евреев – 100, прочих – 68 человек. Не исключено, что одним из 110 остававшихся в живых евреев был знаменитый Рауль Валленберг, если, конечно, он к тому времени не был уже убит. Хотя вероятнее, он проходил не как еврей, а как швед.

Тем не менее по справке ГУПВИ МВД СССР от 28 января 1949 года на начало этого года было учтено в качестве военнопленных 526 604 венгра, включая 10 352 освобожденных в Будапеште вскоре после облав. Из оставшихся было передано на учет в качестве гражданских интернированных всего 10 человек. Освобожденных граждан СССР среди них числится уже в полтора раза больше, чем в 1947 году, – 2922 человека. Число умерших венгров достигло к тому времени 51 005 человек, а на учете в лагерях оставался всего 8021 венгр.

Из этого примера следует, что категории гражданских и военных пленных были весьма условным понятием, вследствие чего общее число венгерских военнопленных весьма значительно колебалось год от года. Стоит вспомнить, что в сообщении Л.П. Берии главе НКИД В.М. Молотову от 6 июня 1945 года утверждалось, что на 4 июня НКВД принял всего 2 641 246 военнопленных, из которых венгры составляют только 422 145 человек. Из этого числа после капитуляции Германии было взято 1 366 298 военнопленных [Военнопленные в СССР. 1939—1956].

Сомнительно, чтобы после 4 июня 1945 года Красная Армия имела возможность захватить сколько-нибудь существенное количество военнопленных венгров. Но уже в справке НКВД от 27 июня 1945 года говорилось о 3 120 944 военнопленных за годы Великой Отечественной войны. Можно предположить, что рост числа военнопленных по сравнению с 4 июня на 478 302 человека произошел главным образом за счет гражданских пленных. Подавляющее большинство их было взято в 1945 году и объявлено военнопленными.

Интересно, что только 6 июня 1945 года была дана директива ГУПВИ НКВД о раздельном учете военнопленных и интернированных. Но можно также предположить, что разница возникла главным образом за счет умерших и освобожденных и умерших военнопленных. Таких к 27 июня 1945 года насчитывалось 462 465 человек, в том числе умерших 318 489. К тому времени венгров умерло 31 820 человек, а на формирование национальных частей их было обращено 21 787. В сумме это дает 475 752 венгерских военнопленных, что все равно почти на 51 тыс. меньше появившегося позднее числа 526 тыс. пленных.

В документе от 28 января 1949 года фигурировали 10 165 военнопленных евреев, в подавляющем большинстве служивших в венгерской армии. Из них 645 были переданы на учет в качестве гражданских интернированных, 3645 умерли, и лишь 9 человек числились в лагерях на начало 1949 года. Заметим, что смертность евреев после 1 января 1949 года могла увеличиться лишь за счет погибших среди 645 гражданских пленных и 22 переданных в ГУЛАГ и 3 переданных в тюрьмы (среди этих последних, вероятно, и был Р. Валленберг), а также за счет 14 человек, убывших по иным причинам. Общее число умерших в советском плену венгерских евреев вряд ли превышало 4 тыс. человек. Можно предположить, что в венгерской армии служило и большинство учтенных в документе 1949 года 5354 западных украинцев, из которых гражданскими пленными были сочтены 319 человек, а умерло всего 2 человека. Цыган, также, по всей вероятности, служивших в венгерской армии, в 1949 году числилось 370. Из них 49 было признано гражданскими пленными, а 51 человек умер. Не исключено, что умерших цыган в действительности было 64, если предположить, что на умерших приходится разница в числе 383 цыган, насчитывавшихся в 1956 году. За счет евреев, цыган и украинцев общее число тех, кто числился в тот или иной период военнопленным венгерской армии, возрастает до 543,5 тыс. человек.

Во время боев в Будапеште погибло около 38 тыс. мирных жителей. Из них 13 тыс. погибли от пуль и осколков или были завалены рухнувшими зданиями, а 25 тыс. умерли от голода и болезней или были расстреляны. Это стало следствием того, что 870-тысячное население венгерской столицы не было эвакуировано и испытало на себе всю тяжесть уличных боев, проходивших в Будапеште с 24 декабря 1944 года по 13 февраля 1945 года. Еще примерно 330 тыс. жителей Будапешта покинули город до декабря 1944 года, главным образом, из-за англо-американских бомбардировок. В результате этих бомбардировок было разрушено или повреждено до 38 % всех городских зданий. Общее число погибших в ходе наземных боевых действий и англо-американских бомбардировок оценивается в 44,5 тыс. человек. Сюда входят и жертвы преступлений, совершенных как германскими, так и советскими солдатами. Красноармейцы «отличились» в Венгрии массовыми изнасилованиями, но, в отличие от Германии, жертв изнасилования убивали лишь в очень редких случаях. В тех случаях, когда некоторые населенные пункты временно освобождались германо-венгерскими войсками от советских войск, число изнасилованных, по оценке венгерских властей, составляло 10—15 % от общей численности населения. Массовые изнасилования и грабежи вызвали протесты даже со стороны венгерских коммунистов [Ungvary K. Battle for Budapest].

Потери Венгрии во Второй мировой войне составили, по нашей оценке, 788,9 тыс. человек, в том числе 179,4 тыс. человек погибших военнослужащих. Из них только 600 человек погибли, сражаясь на стороне Красной Армии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Потери Румынии во Второй мировой войне

Новое сообщение ZHAN » 12 июл 2018, 09:12

Румынские потери во Второй мировой войне исчисляются нами в границах на 1 сентября 1941 года, с Бессарабией и Северной Буковиной, вновь включенных в состав Румынии в начале августа 1941 года и вновь отобранных у нее Советским Союзом в августе 1944 года, а также без Северной Трансильвании, уступленной Румынией Венгрии по решению Венского арбитража 30 августа 1940 года.
Изображение

Согласно германским данным, с 22 июня 1941 года по 31 августа 1944 года потери румынской армии и ВВС составили 17 524 убитыми, 102 637 ранеными и 199 869 пропавшими без вести. С 31 июля по 31 августа 1944 года потери возросли всего на 527 убитых, 1894 раненых и 170 пропавших без вести. До конца 1942 года румынские потери составили 11 003 убитыми, 40 525 ранеными и 3829 пропавшими без вести. До конца 1943 года они возросли до 13 846 убитых, 84 387 раненых и 173 748 пропавших без вести[Human Losses in World War II. Losses of German AllieS. (Heer and Luftwaffe, as reported by the Heeresarzt) (BA/MA RW 6/553, 6/554, RH 2/1355)].

Небольшое число пропавших без вести указывает на значительный недоучет потерь в ноябре – декабре 1942 года, когда румынские войска во время советского контрнаступления понесли большие потери пленными. Вероятно, эти потери были, полностью или частично, включены в потери 1943 года. Дело в том, что помесячные потери 1943 года дают в сумме всего 3517 пропавших без вести, тогда как в итоговых потерях на конец 1943 года по сравнению с итоговыми потерями 1942 года число пропавших без вести выросло на 169 981 человека. И впервые этот рост показан в итоговых потерях на конец апреля 1943 года, когда число пропавших без вести по сравнению с итоговыми данными на конец марта того же года возросло с 4291 до 170 906.

Согласно румынским официальным данным, потери вооруженных сил Румынии составили 71 585 убитыми, 243 625 ранеными и 309 533 пропавшими без вести во время войны против СССР в июне 1941 – августе 1944 года. Во время войны против Германии и ее союзников в августе 1944 – мае 1945 года румынские потери составили 21 735 убитыми, 90 344 ранеными и 58 443 пропавшими без вести. Румынская сухопутная армия в войне против СССР потеряла 70 406 убитыми, 242 132 ранеными и 307 476 пропавшими без вести. Ее потери в борьбе против Германии составили 21 355 убитыми, 89 962 ранеными и 57 974 пропавшими без вести. Румынские ВВС потеряли 4172 человека, из них 2977 человек во время боевых действий на стороне Германии (972 погибших, 1167 раненых и 838 пропавших без вести) и 1195 человек в ходе боевых действий против Германии и Венгрии на заключительном этапе войны (соответственно 356, 371 и 468).

Потери флота в борьбе только против СССР составили 207 убитыми, 323 ранеными и 1219 пропавшими без вести, а в борьбе против Германии – соответственно 24, 11 и 1. Общие потери румынских вооруженных сил во Второй мировой войне составили 92 940 убитыми, 333 966 ранеными и 331 357 пропавшими без вести[991]. Если мы возьмем официальные румынские данные о потерях армии и ВВС в борьбе против Красной Армии и вычтем из них германские данные о румынских потерях до конца августа 1944 года, мы фактически получим примерную величину румынских потерь в ходе Ясско-Кишиневской операции – 53 854 убитых, 140 662 раненых и 108 445 пропавших без вести. Тогда получается, что из общего числа раненых в румынской армии и ВВС на Ясско-Кишиневскую операцию приходится 57,8 %, а из общего числа убитых – 75,4 %. Это представляется совершенно невероятным, учитывая, что уже 25 августа румынские войска прекратили боевые действия против советских войск. Скорее всего в румынские итоговые данные были включены все недоучтенные германским командованием потери с июня 1941 года до августа 1944 года. Не исключено также, что часть раненых румын учитывалась германским командованием среди пропавших без вести. Скорее всего в румынских данных есть двойной счет в случае, если часть раненых сначала учтена в качестве раненых, а затем – как пропавшие без вести. Кроме того, в румынских данных часть убитых, включенных германским командованием в число пропавших без вести, может быть показана уже как убитые, и в число убитых могут быть включены умершие от ран. Но и с учетом всех этих оговорок румынские потери пленными в Ясско-Кишиневской операции, фактически уже после того, как Румыния перешла на сторону Антигитлеровской коалиции, вряд ли превышают 130 тыс. человек.

Всего в советском плену оказалось 187 367 румын, из которых умерло 54 612 человек [Россия и СССР в войнах XX века, табл. 198]. Кроме того, в советский плен попало 14 129 молдаван, служивших в румынской армии. Смертность среди находившихся в советском плену молдаван неизвестна. Можно предположить, что большинство молдаван вскоре после пленения были призваны в Красную Армию. Всего, по некоторым оценкам, в Красную Армию было призвано 256,8 тыс. жителей Бессарабии и Северной Буковины, из которых погибло, по официальным российским данным, до 53,9 тыс. человек.

Поскольку мы установили, что данный источник занижает потери Красной Армии погибшими примерно в 3,1 раза, то число молдаван, погибших в рядах Красной Армии, можно было бы оценить в 167 тыс. погибших, а с учетом безвозвратных потерь украинцев, евреев и русских, призванных в Красную Армию с бывших румынских территорий, общие потери жителей Бессарабии и Северной Буковины в рядах Красной Армии можно было бы оценить в 200 тыс. погибших. Однако цифра 53,9 тыс. слишком мала, и к ней нельзя применять коэффициент, полученный для общей величины безвозвратных потерь, поскольку число 53,9 тыс. значительно меньше возможной статистической погрешности. Поэтому мы будем исходить из общей оценки числа мобилизованных жителей бывших румынских территорий в 256,8 тыс. человек. По нашей оценке, в рядах Красной Армии погибло до 60 % всех мобилизованных. Подавляющее число молдаван воевало лишь последние девять с половиной месяцев войны, что, формально говоря, уменьшало вероятность их гибели по сравнению со всеми мобилизованными, многие из которых вступили в бой еще в июне 1941 года. С другой стороны, большинство жителей бывших румынских территорий мобилизовывались непосредственно в части, и потери среди них были особенно велики. На последние 9 1/2 месяца войны приходится примерно 22 % потерь убитыми и умершими от ран, или 4,9 млн человек.

Среднесписочная численность сухопутных войск и авиации, находившихся на фронте, составила для II квартала 1945 года 6135,3 тыс. человек, а для III квартала 1944 года – 6714,3 тыс. человек. Предположим, что за период с августа 1944 года по май 1945 года почти все раненые и больные успели вернуться в строй, и новый призыв приходился лишь на замещение безвозвратных потерь, а также примерно 100 тыс. пленных. Тогда в Красную Армию за этот период должно было поступить около 4,4 млн призывников. Всего за этот период через соединения, находящиеся на фронте, должно было пройти около 11,1 млн военнослужащих. Вероятность погибнуть для них составляла примерно 44 %. Тогда число погибших на фронте жителей Бессарабии и Северной Буковины можно оценить в 113 тыс. человек. Это очень близко стоит к существующим румынским и молдавским оценкам в 110 тыс. призывников из Бессарабии и Северной Буковины, погибших в рядах Красной Армии.

Для формирования просоветской дивизии «Тудор Владимиреску» и других частей румынской армии в 1943—1945 годах из лагерей были освобождены 20 374 румына и 7 молдаван. С учетом того, что в советский плен попали 201 496 советских военнослужащих, общее число погибших в бою среди пропавших без вести в войне против СССР можно оценить в 129 139 человек. Если принять смертность от ран в румынской армии в 7 %, учитывая, что число раненых превышает число убитых всего в 1,2 раза, то в борьбе против СССР румынские войска могли потерять около 17 тыс. умершими от ран, а в борьбе против Германии – около 6,3 тыс. человек. В Германии умерло 229 румынских пленных. В Венгрии похоронено 8566 венгерских военнослужащих. В Чехии похоронено около 1,5 тыс. румынских военнослужащих, а в Словакии – 15 077. В сумме это дает примерно 25 372 человека, что на 3637 человек больше, чем число убитых в войне против Германии и Венгрии. Однако румыны несли значительные потери и в боях в Северной Трансильвании. Предполагая, что число погибших там румынских солдат равно числу погибших на территории современной Венгрии, число убитых в Северной Трансильвании можно оценить в 8,6 тыс. человек. Предполагая, что все умершие от ран в августе 1944 – мае 1945 года были похоронены в Румынии, общее число убитых в войне против Германии и Венгрии мы оцениваем в 34 тыс. человек, а вместе с умершими в германском плену – в 229 человек. Тогда общее число погибших из числа пропавших без вести в этой войне можно оценить в 12 494 человека. Тогда число румынских военных, переживших германский и румынский плен, мы можем оценить в 45 949 человек.

Общие потери румынской армии в борьбе против СССР мы оцениваем в 272,3 тыс. погибших, а потери в борьбе против Германии и Венгрии – в 40,5 тыс. погибших.

Жертвами геноцида стали 36 тыс. румынских цыган. Жертвы холокоста, с включением сюда евреев Северной Трансильвании, оцениваются в 469 тыс. человек, в том числе 325 тыс. – на территории Бессарабии и Северной Буковины [Gilbert M. Atlas of the Holocaust]. Число жертв холокоста в Северной Трансильвании оценивается в 135 тыс. человек. Следует подчеркнуть, что румынские официальные цифры числа погибших евреев Бессарабии и Северной Буковины значительно меньше – примерно 90 тыс. из 147 тыс. [Comisia prezidentiala pentru alaliza dictaturii comuniste din Romania. Raport final., Bucuresti: Humanitas, 2008]. Они кажутся нам ближе к действительности.

Общее число уничтоженных евреев Румынии в границах на 1 сентября 1941 года мы оцениваем в 233 тыс. человек. Не исключено, что часть евреев этого региона в 1944 году была призвана в Красную Армию и погибла в ее рядах.

В результате бомбардировок союзной авиации погибли 7693 мирных жителя. Во время первой советской оккупации Бессарабии и Северной Буковины в 1940—1941 годах 12—13 июня 1941 года было депортировано и арестовано 30 839 человек. Из этого числа на депортированных приходится 25 711 человек. Сколько из этих людей было расстреляно или не пережило заключение или депортацию, точно неизвестно. Можно предположить, что это число составляло не менее 5 тыс. человек. Н.Ф. Бугай оценивает число расстрелянных в 1 тыс. человек, что представляется нам близким к действительности, а число погибших в лагерях и на месте депортаций в 19 тыс. человек, что также представляется нам вполне реалистичной оценкой [Бугай Н.Ф. Л. Берия – И. Сталину: «Согласно Вашему указанию»].

К середине сентября 1941 года в местах спецпоселения и заключения находилось 22 848 выходцев из Бессарабии и Северной Буковины [Пасат В. Трудные страницы истории Молдовы, 1940—1950-е гг. М.: Терра, 1994]. С учетом этого общее число расстрелянных и умерших к этому времени можно оценить в 8 тыс. человек. Из этого числа примерно 1 тыс. расстрелянных была найдена в тюрьмах Румынии и Северной Буковины, в том числе 450 – в Кишиневе, после освобождения их германо-румынскими войсками в июле 1941 года. Поскольку основная смертность депортированных пришлась на зиму 1941/42 года, смертность среди высланных из Бессарабии и Буковины с середины сентября 1941 года и до концы войны мы оцениваем в 12 тыс. человек, а общее число жертв первой советской оккупации – в 20 тыс. человек. Кроме того, число мирных жителей Бессарабии и Северной Буковины, погибших в ходе боевых действий в 1941—1944 годах, оценивается румынскими и молдавскими историками в 55 тыс. человек [Полунин А. Молдавия хочет денег за «советскую оккупацию». Или хотя бы газ // Свободная пресса. 2010. 23 апреля].

Нам эта последняя оценка представляется значительно завышенной. Условно мы принимаем число погибших во время боевых действий в 25 тыс. человек.

По утверждению германского фельдмаршала Э. фон Манштейна, тесно взаимодействовавшего с румынскими войсками в бытность командующим 11-й армией и группой армий «Дон», «румынские соединения… продолжали оставаться лучшими из наших союзников», которые «в рамках своих возможностей, на многих участках храбро сражались» [Манштейн Э. фон. Утерянные победы: Пер. с нем. М.: ACT; СПб: Terra Fantastica, 1999].

Также по признанию бывшего немецкого офицера связи с румынскими войсками, «мы оценивали румынские части как лучшие из наших союзников», хотя уровень их командного состава по сравнению с немецким оставлял желать лучшего:
«Мое впечатление от простых солдат было положительным, но, к сожалению, оно не касалось офицерского состава. Большинство солдат были простыми сыновьями фермеров, так как в те времена, как и сейчас, Румыния была плодородной аграрной страной. Офицеры прибывали почти исключительно из больших городов, и среди них была крайне распространена франкофилия. Никто из этих офицеров не горел желанием оказаться в бою. Когда я сказал румынским офицерам, что их штабы были слишком далеко от линии фронта, они ответили, что у них «было достаточно телефонного кабеля»…

Несколько раз меня приглашали пообедать на командном пункте румынской дивизии. Каждый раз это был большой обед из нескольких смен блюд, и он мог длиться многие часы. Все же я никогда не видел, чтобы обычные солдаты ели что-нибудь, кроме одного блюда, состоявшего в основном из крупной фасоли.

У немецкого офицерского корпуса было другое отношение к этому вопросу. Немецкий командир роты стоял последним в очереди у полевой кухни. Это было традицией!»
[Кунов К. фон. Свинцовый ливень Восточного фронта: Пер. с англ. М.: Яуза-Пресс, 2009]

На Восточном фронте румынская армия во Второй мировой войне играла важную роль, во многом сравнимую с той, которую в Первой мировой войне играла здесь армия Австро-Венгрии. И соотношение потерь погибшими с Красной Армией у румынской армии в 1941—1944 годах было близко 1:1.

Общие потери Румынии во Второй мировой войне мы оцениваем в 747,5 тыс. погибших, в том числе в 425,8 тыс. военнослужащих, из которых 153,5 тыс. погибли, сражаясь на стороне Антигитлеровской коалиции. Кроме того, некоторое число немцев Румынии, точно не установленное, погибло в составе германской армии, в частности, в составе 11-й моторизованной добровольческой дивизии СС «Нордланд».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Соотношение потерь сторон на Африкано-Европейском ТБД

Новое сообщение ZHAN » 13 июл 2018, 14:08

Мы попытаемся подсчитать соотношение потерь убитыми и умершими от ран, т. е. основных боевых безвозвратных потерь, между вермахтом и его противниками на Африкано-Европейском театре боевых действий.
Изображение

В период с 1 сентября 1939 года до 20 апреля 1945 года (в конце апреля 1945 года боевых действий вне советско-германского фронта и Балкан на африкано-европейских театрах уже практически не было) потери германской сухопутной армии на Западе составили 109 046 убитыми и 772 460 пропавшими без вести, включая примерно 250 тыс. окруженных в Рурском котле и в своем большинстве уже прекративших сопротивление. На Юго-Западе потери составили соответственно 48 750 убитых и 215 525 пропавших без вести, а на Юго-Востоке – 22 370 и 24 620 [Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма].

Мы исключим из сравнения Юго-Восток (Балканы), где по большей части шла специфическая партизанская борьба коллаборационистских и антифашистских формирований и где трудно определить потери сторон. В то же время мы добавим к итогу потери германской сухопутной армии во время Польской кампании 1939 года и Норвежской кампании 1940 года. Они составили соответственно 16 343 убитыми, умершими от ран и несчастных случаев и 320 пропавших без вести и 4975 убитыми и умершими и 691 пропавший без вести [Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии, 1933—1945].

Если очистить эти показатели от умерших от ран и несчастных случаев, то потери убитыми в Польской кампании можно оценить в 12 163 человека, а в Норвежской кампании – в 3703.

Общее число убитых военнослужащих германских сухопутных сил во время борьбы против западных союзников можно оценить в 173 662 человека, а пропавших без вести – 998 996.

Надо определить также потери основных германских союзников – итальянцев. Из сравнения мы также исключим специфический Восточно-Африканский театр, где главную роль играли колониальные войска. Потери итальянской армии во Франции в июне 1940 года составили около 1 тыс. убитыми. Потери итальянской армии в Северной Африке составили 20 776 убитыми и пропавшими без вести. 37 152 человека погибшими и пропавшими без вести потеряли итальянцы в боях на Сицилии летом 1943 года. Потери итальянской сухопутной армии пленными в Северной Африке и в Сицилии составили в совокупности не менее 250 тыс. человек. Во время боев в Италии 8 сентября 1943 года 5927 итальянцев погибли, сражаясь в итальянских частях на стороне англо-американских союзников, а 13 тыс. человек погибли, сражаясь на стороне Германии. Еще 17 488 итальянцев погибли в антифашистском движении Сопротивления. В целом потери итальянской сухопутной армии в борьбе на стороне Германии можно оценить в 72 тыс. убитыми и 250 тыс. пленными.

А вот какими были потери стран Антигитлеровской коалиции.

Французская армия потеряла в борьбе против Германии и Италии в 1939—1940 и 1944—1945 годах около 130 тыс. убитых и 1540 тыс. пленных, включая 67,4 тыс. марокканцев и других выходцев из Северной Африки (24,6 тыс. французских солдат умерло в германском плену) [de La Gorce P.-M. L’aventure coloniale de la France – L’Empire ecartele, 1936—1946. Paris: Denoel, 1988].
Кроме того, погибли около 20 тыс. участников французского движения Сопротивления.

Потери голландской армии в борьбе против Германии в 1940 году составили 2,2 тыс. убитыми, а потери бельгийской армии – 8,8 тыс. убитыми. Голландских и бельгийских пленных, взятых в рамках общих капитуляций этих стран уже после фактического прекращения боев, мы в расчет не принимаем.

Потери американской сухопутной армии на африкано-европейских театрах боевых действий составили 153 270 убитыми, 6058 погибшими из числа пропавших без вести и 95 532 пленными. Потери ВВС армии на африкано-европейских театрах боевых действий составили 34 140 убитыми, 1133 погибшими из числа пропавших без вести и 34 856 пленными. Следовательно, потери собственно сухопутных сил США на африкано-европейских театрах боевых действий составили 124 055 убитыми и 60 676 пленными.

Потери сухопутных сил Великобритании на африкано-европейских театрах боевых действий (за исключением Восточной Африки и Балкан) мы оцениваем в 80,1 тыс. убитых и 70,3 тыс. пленных [Ellis J. World War II – A statistical survey].

Потери канадской сухопутной армии на африкано-европейских театрах боевых действий мы оцениваем около 20 тыс. убитыми и около 6 тыс. пленными. Потери сухопутной армии Австралии на африкано-европейских театрах мы оцениваем в 2,3 тыс. убитыми и 5 тыс. пленными, а потери сухопутной армии Новой Зеландии – в 4,5 тыс. убитыми и 6 тыс. пленными.

Потери индийской сухопутной армии на африкано-европейских театрах боевых действий мы оцениваем в 3 тыс. убитых и 12 тыс. пленных

Потери норвежской сухопутной армии в 1940 году и в ходе последующих боевых действий в составе британских вооруженных сил мы оцениваем в 2 тыс. убитых.

Потери бразильской армии во время итальянской кампании мы оцениваем в 0,5 тыс. убитых.

Суммарные потери германских и итальянских сухопутных сил на африкано-европейских театрах боевых действий (за исключением Восточной Африки, Балкан и советско-германского фронта) в период с 1 сентября 1939 года по 20 апреля 1945 года составили около 245,7 тыс. убитыми и около 1249 тыс. пленными. Число пленных, возможно, несколько завышено, поскольку мы условно считаем пленными всех солдат германских сухопутных сил, числящихся пропавшими без вести на тех театрах, где они сражались против западных союзников, но на итоговый результат это не влияет.

Суммарные потери сухопутных сил Англии и США и их союзников на африкано-европейских театрах (за исключением Восточной Африки) можно оценить в 420,9 тыс. убитыми и 1699,4 тыс. пленными.

Общее соотношение потерь сухопутных сил убитыми и пленными оказывается 1,42:1 в пользу Германии. Если брать только соотношение потерь убитыми, то оно окажется также в пользу Германии и Италии – 1,71:1. В действительности германский перевес может быть несколько меньше, поскольку часть тех германских пропавших без вести, которых мы отнесли к пленным, на самом деле могла погибнуть в бою.

Германский перевес образовался почти исключительно за счет огромных потерь французских войск убитыми и пленными. Это было следствием той катастрофы, которую французская армия потерпела в мае – июне 1940 года. Тогда французская сухопутная армия потеряла 85 310 убитыми (включая 5,4 тыс. марокканцев) и около 12 тыс. пропавшими без вести, подавляющее большинство из которых следует отнести к убитым [de La Gorce P.-M. L’aventure coloniale de la France].

Потери же германской сухопутной армии в мае – июне 1940 года составили 48 185 убитыми и 968 пропавшими без вести, которых, вероятно, в большинстве надо отнести к убитым [Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии, 1933—1945].

Учитывая, что немцы несли потери в боях не только против французских, но и против британских, бельгийских и голландских войск, на потери в борьбе против французских войск вряд ли приходится больше двух третей от общего объема потерь. Тогда соотношение потерь убитыми получится 3,0:1 в пользу немцев.

Низкие боевые качества французской армии во Второй мировой войне были обусловлены стремлением французского политического и военного руководства придерживаться сугубо оборонительного и позиционного образа действий, чтобы не допустить повторения огромных потерь Первой мировой войны, когда погибло около 1,4 млн французских солдат и офицеров. Правительство Франции любой ценой стремилось избежать войны, и нежелание воевать передалось широким массам населения, не исключая солдат и офицеров. Это и привело к катастрофическому соотношению германских и французских потерь.

Если исключить из подсчета потери Франции и предполагаемые потери Германии и Италии, понесенные в борьбе против Франции (до 34 тыс. убитыми в 1940 году и примерно столько же в 1944—1945 годах), то общее соотношение потерь окажется уже в пользу западных союзников: 1426,7 тыс. к 450 тыс., или 3,17:1.

В потерях же убитыми и в этом случае сохранится перевес на стороне Германии, но он уменьшится до 1,64:1.

Это соотношение отражает определенный качественный перевес германской армии над англо-американскими войсками, который, однако, был с лихвой компенсирован их численным и техническим превосходством, вследствие которого вермахт нес большие потери пленными. Это превосходство было следствием как общего промышленного превосходства США над Германией, так и наличия советско-германского фронта, где Красная Армия вынуждала Германию держать основную часть своей сухопутной армии и танковых соединений.

Этот германский перевес может быть подтвержден и некоторыми статистическими данными. Так, в ходе боев в Нормандии с 6 июня по 10 сентября 1944 года 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» потеряла, по немецким оценкам, около 9 тыс. убитыми, ранеными и пленными, а входившая в тот же 1-й танковый корпус СС 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» потеряла в период с 6 июня по 30 сентября около 5 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Противостоявшие же им войска 1-й канадской армии только в период до 23 августа потеряли 18 444 убитых, раненых и пропавших без вести. Один только канадский батальон «Регина райфлс» потерял 926 человек, включая 224 убитых, 688 раненых и 14 пропавших без вести, что превышало его штатную численность к началу операции – 845 человек [Reynolds M. Steel Inferno. I SS Panzer Corps in Normandy. N.Y.: Dell Publishing, 1998]. Даже если предположить, что потери канадских войск после 23 августа были незначительными, общее соотношение потерь оказывается 1,32:1 в пользу немцев. Учитывая же, что среди канадцев было мало пленных, тогда как в немецких потерях пленные составляли значительную часть, соотношение потерь убитыми, скорее всего, было более чем 1,5:1 в пользу немцев.

Интересно, что потери Италии не играют принципиальной роли в соотношении потерь армий держав Оси и Антигитлеровской коалиции. Это объясняется сравнительно небольшой ролью итальянской армии в войне. На всех основных театрах боевых действий она сражалась вместе с германскими войсками, которые всегда играли ведущую боевую роль, даже если численно уступали итальянцам.

Низкая же боеспособность итальянской армии находит свое историко-генетическое объяснение в событиях, восходящих еще к истокам Римской империи. Тогда римские легионы стали комплектоваться добровольцами. Одновременно легионы перестали размещать на территории Италии, где осталась только немногочисленная преторианская гвардия, охранявшая императора. Легионы же концентрировались в основном в пограничных провинциях. Легионеры, выходя в отставку, обычно оседали там, получив участок земли. Таким образом, наиболее воинственные люди и «гены воинственности», которые они несли, вымывались из Италии. Наоборот, там концентрировались артисты и художники, обслуживающие императора и римскую знать. Италия стала страной музыкантов, певцов и художников, но в послеримский период никогда не блистала военными успехами. Для того чтобы укомплектовать сравнительно немногочисленные авиацию и флот, людей с «геном воинственности» еще хватало. И во Второй мировой войне итальянские летчики и моряки сражались сравнительно неплохо. Достаточно вспомнить знаменитую 9-ю флотилию МАС (малых противолодочных средств) князя Валерио Боргезе. Но для того, чтобы укомплектовать должным образом многочисленную сухопутную армию, подходящего людского материала катастрофически не хватало. Не случайно наиболее боеспособными в итальянской армии были альпийские стрелки, которые в значительной мере были потомками лангобардов – воинственного германского племени, вторгнувшегося в Северную Италию во второй половине VI века.

Германская армия, напротив, во Второй мировой войне опиралась на богатую военную традицию, прежде всего прусскую и баварскую, на сильный милитаристский дух, сохранявшийся в стране, несмотря на все ограничения Версальского мирного договора. Большую роль в качественном превосходстве вермахта над западными союзниками играло и то, что с момента прихода к власти вождя нацистов Адольфа Гитлера в 1933 году Германия целенаправленно готовилась к агрессии, создавая мощную армию как ее главный инструмент, тогда как западных союзников война застала слабо подготовленными к ведению боевых действий как в материальном, так и в моральном отношении.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Советское участие в Гражданской войне в Китае, 1946—1950 гг

Новое сообщение ZHAN » 17 июл 2018, 09:22

В ходе Гражданской войны между Гоминьданом и коммунистами, начавшейся в 1946 году, СССР послал в коммунистическую Народно-освободительную армию Китая военную миссию, состоявшую из советников и специалистов. Они помогли бойцам НОАК освоить трофейную японскую технику, переданную Советской Армией, а потом – и советское вооружение, которое стало также поставляться китайским коммунистам.
Изображение

Советские военные специалисты также участвовали в боях, главным образом в качестве летчиков и зенитчиков. Они сражались с гоминьдановской авиацией и обучали летчиков и бойцов ПВО НОАК.

В сентябре 1949 года, когда победа коммунистов уже не вызывала сомнений, в Китай была направлена новая большая группа советских военных специалистов. К концу декабря в Китае было 1012 советских военных специалистов.

В октябре 1950 года, в связи с предстоящим вступлением НОАК в Корейскую войну, советские советники и военные специалисты, а также части созданной в феврале 1950 года группы советских войск, обеспечивавших ПВО Шанхая, покинули Китай. Большинство из них было использовано для формирования 64-го авиакорпуса, прикрывавшего Северную Корею и Северо-Восточный Китай от налетов американской авиации. Потери корпуса учтены в потерях Корейской войны.
Боевых потерь советские летчики не имели. В катастрофах разбились два истребителя, и летчики погибли.

В Китае советские безвозвратные потери среди советников и специалистов составили, главным образом в 1949—1950 годах, 936 человек, в том числе 155 офицеров и 44 гражданских лица [Россия и СССР в войнах XX века].

Сюда входят также умершие советские военнослужащие из состава советских оккупационных войск на северо-востоке Китая с сентября 1945 года и до начала мая 1946 года, когда советские войска оставили Маньчжурию, а также из персонала советской военной базы в Порт-Артуре (Люйшуне).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Советское участие в войне в Корее, 1950—1953 гг

Новое сообщение ZHAN » 18 июл 2018, 08:44

С самого начала Корейской войны в частях Народной армии Северной Кореи, совершившей 25 июня 1950 года нападение на Южную Корею, находились советские военные советники, которые в боях не участвовали. Их численность перед началом войны составляла 4020 человек. Кроме того, имелось 273 гражданских специалиста.
Изображение

Но с первых дней американская авиация установила господство в воздухе. Уже 20 августа 1950 года советский посол и главный военный советник в Северной Корее генерал-полковник Т.Ф. Штыков сообщал в Москву со ссылкой на личного секретаря Ким Ир Сена:
«С начала августа американцы перешли к непрерывной массированной бомбардировке войск тяжелыми самолетами, такой бомбардировке подвергались все войска фронта. Группами по 30—40 самолетов они сбрасывали на войска ящики, которые в воздухе раскрывались, а оттуда высыпалось много мелких бомб. Это вызывало большие потери в живой силе и технике. Например, в результате такого налета 18.8.50 г. в 4-й дивизии почти не осталось людей, был разбит штаб и погиб командир дивизии.

Такое же положение в 3-й и 12-й дивизиях, которые в результате бомбежки вынуждены были оставить свои позиции.

Ким Ир Сен никогда не был в таком расстроенном состоянии. Он просит, нельзя ли обратиться за помощью и прислать интернациональные летные силы для прикрытия войск, что без прикрытия войскам воевать тяжело».
[Орлов А.С., Гаврилов В.А. Тайны Корейской войны. М.: Вече, 2003.]

Но советские летчики начали участвовать в боях только после того, как войска ООН, костяк которых составляли американские части, в октябре 1950 года вышли к китайско-корейской границе, и в войну вступили сотни тысяч т. н. «китайских народных добровольцев» (в действительности – регулярных соединений НОАК). Для прикрытия северо-восточных районов Китая, которые американцы, правда, не бомбили, а также для прикрытия стратегических объектов Северной Кореи был сформирован советский 64-й истребительный авиакорпус, базировавшийся на пограничных китайских аэродромах. В 1952 году он насчитывал 26 тыс. человек.

За все время Корейской войны погибло 120 советских летчиков и 335 (по другим данным – 345) [Лобов Г. В небе Северной Кореи // Авиация и космонавтика, 1991, № 2.] боевых самолетов. Всего же советские военные советники и специалисты потеряли в Корее убитыми и умершими 315 человек. Из этого числа было убито 282 человека, включая 161 офицера, умерло от ран 12, включая 3 офицеров, умерло от болезней 21, включая 4 офицеров [Россия и СССР в войнах XX века. Табл. 205].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Советская интервенция в Венгрии, 1956 г.

Новое сообщение ZHAN » 19 июл 2018, 08:32

Советская военная интервенция в Венгрии была предпринята 4 ноября 1956 года для подавления вспыхнувшей в стране антикоммунистической революции. К 15 ноября сопротивление повстанцев было в основном подавлено.
Изображение

Ранее, в октябре, советские войска, уже дислоцированные в Венгрии, принимали участие в боях в Будапеште против повстанцев.

Общие безвозвратные потери советских войск составили 720 человек. Из этого числа было убито и умерло от ран 669 человек, включая 85 офицеров, пропал без вести 51 человек, включая 2 офицеров. Советские потери ранеными составили 1540 человек, включая 138 офицеров.

Потери повстанцев и мирных венгерских жителей составили 2652 убитых и 19 226 раненых [Советский Союз и венгерский кризис 1956 года: Документы. М.: РОССПЭН, 1998].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Советская интервенция в Чехословакии, 1968 г

Новое сообщение ZHAN » 20 июл 2018, 09:11

21 августа 1968 года на территорию Чехословакии были введены советские войска, а также армии Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши. Целью интервенции было подавление либеральной тенденции в коммунистическом руководстве Чехословакии, названной «пражской весной» и ставившей своей целью построение «социализма с человеческим лицом». Сопротивление вводу войск оказано не было.
Изображение

Безвозвратные потери Советской Армии в период с 21 августа по 20 сентября составили 96 человек. Кроме того, в результате катастрофы вертолета погибло 2 советских корреспондента. В результате действий мирных граждан Чехословакии, выразившихся главным образом в блокировании дорог, по которым двигались войска, а также в нападении на отдельных военнослужащих, было убито и умерло от ран 12 человек, включая 1 офицера, погибло в результате катастроф и других несчастных случаев 48 человек, включая 12 офицеров, погибло в результате неосторожного обращения с оружием 24 человека, включая 2 офицеров, от болезней умерло 4 человека, включая 2 офицеров. Погибло при других обстоятельствах 3 человека, включая 2 офицеров, покончило с собой 5 солдат и сержантов. Было ранено и травмировано в результате враждебных действий местного населения 25 человек, включая 7 офицеров. Получили травмы в результате несчастных случаев и катастроф 46 человек, включая 12 офицеров. Было ранено в результате неосторожного обращения с оружием 16 солдат и сержантов [Россия и СССР в войнах XX века. С. 532, табл. 210].

Обращает на себя внимание большое количество погибших в результате неосторожного обращения с оружием – 24 человека, почти четверть всех безвозвратных потерь, а также наличие графы «Погибло при других обстоятельствах». Нельзя исключить, что в эту графу включены расстрелянные по приговору трибуналов. Можно предположить, что гибелью в результате неосторожного обращения с оружием маскируются как самоубийцы, так и военнослужащие, погибшие в результате конфликтов с сослуживцами.

В результате действий советских военнослужащих, главным образом беспорядочной стрельбы, а также автомобильных инцидентов, погибло 108 чехов и словаков, почти все – мирные граждане, и более 500 было ранено [Вайль П. В августе 68-го // Российская газета. 2008. 20 августа].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 48313
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Вопросы российской истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron