Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Методологи - тоталитарный технократизм

Что мы о них знаем, что нам в них нравится или нет

Методологи - тоталитарный технократизм

Новое сообщение ZHAN » 06 окт 2016, 12:36

Назначение Сергея Кириенко на пост первого замглавы АП вновь подняло интерес к секте (ложе) методологов, чьим членом он является.

Основоположник методологии Георгий Щедровицкий ещё в перестройку сформулировал, как они будут захватывать власть в стране:
«Нас десятки тысяч. Становиться незаменимыми полезными секретарями при «губернаторе», советниками, заместителями, идти в выборные органы. Но никогда не забывать, кто мы и какова наша высокая миссия. Иными путями нельзя достичь в России никакого влияния».
Именно методологи ещё в 2002-м придумали концепцию «Русского Мiра».

К концу 1990-х в России существовала сила, чьё влияние превосходило влияние всех политических партий и групп вместе взятых. Это — методологи (игротехники), философско-управленческое течение, придуманное ещё в начале 1950-х философами Александром Зиновьевым, Георгием Щедровицким и Мерабом Мамардашвили. К концу 1960-х главным авторитетом этой группы стал Щедровицкий.

В советское время методологи были единственной легальной внесистемной силой, что ко времени перестройки позволило им иметь в своих рядах десятки тысяч адептов. Практически все действующие силы реформаторских либеральных сил были родом из этой секты/ложи/кружка. Их влияние сохранилось и до наших дней: к примеру, представителями методологов являются Вячеслав Сурков и Елена Мизулина. Ну и — Сергей Кириенко, который при Росатоме создал «мозговой центр» методологов (его в ранге вице-президента Росатома возглавляет сын Георгия Щедровицкого, Пётр Щедровицкий). Ещё один такой «мозговой центр» функционирует при ВШЭ — «Форсайт-центр».
Изображение
Кириенко назначает Путина главой ФСБ, 1998 год

О влиятельности методологов даже при суверенной демократии Путина приведём такой факт: идея «Русского Мiра», чьи плоды мы видим не только в Новороссии, но и в нынешней России, была придумана именно ими ещё в 2002 году — Петром Щедровицким и Сергеем Переслегиным.

Методологов часто путают с либералами или неолибералами. Но это не так. Убедиться в этом можно, проследив, к примеру, за их риторикой на «I международной конференции «Русский мiр – проблемы и перспективы» 2002-го года, где и были заложены основы нынешних, посткрымских скреп:

«А. Был провозглашен зачин реализации «русского проекта» — антикризисного цивилизационного проекта Российской Федерации.

Б. Слово «империя» либо «неоимперия» в итоговую резолюцию не попало, зато вовсю и многожды произносилось словосочетания про «русские диаспоры» и их «российскую метрополию».

Странна была такая стеснительность, но, тем не менее, конференция решила обозначить жёстко централизованную конструкцию, (неотличимую от имперской, коль о той же метрополии речь), которую и решила строить, как «…новую общностью — Русский Мiр…».

В. «Русский народ» был признан разделённым народом и, мало того, в целях формирования у него (народа) «позитивного мироощущения» полагалось необходимым и целительным воздействие, прежде всего, через электронные СМИ на социальную психологию оного (народа).

Г. В процессе дискуссий обозначились, но не нашли отражение в резолюции, расколы участников (конференции) по отношению к ценностям: монархии, необходимой «чистоты русской крови» и Православия».
Изображение
(Методологи — кураторы «Русского Мiра»)

Чтобы понять, что из себя представляет идеология методологов (игротехников), почитаем воспоминания одного из их участников, представителя «Школы эффективных лидеров» Валерия Лебедева: «Но вернемся к основной теме: к теме о попытке завоевания политической власти не с помощью дворцового переворота, восстания, революции или даже демократических выборов, а с помощью группы прошедших игры людей. Которые становятся настолько незаменимыми в качестве советников высших политиков и (чуть позже) генераторов основных государственных идей, что постепенно сначала реальная, а потом и юридическо-политическая власть переходит к ним.

В позднее советское время эту идею проводил в жизнь Георгий Петрович Щедровицкий. Причем, настолько тайно, что эта его мощнейшая пружина всей деятельности скрыта до сих пор.

В самом начале 1970-х, когда Георгий Петрович, или ГП, как его все называли, приезжал в Минск и вел там со своей ранней командой сеансы разоблачения старого мышления, он был иногда в частных разговорах откровенен. В схеме своей главный стратегический стимул всей его жизни выглядел так.

Мы через свои готовим кадры. Не кадры (тьфу, казённое партийное слово), но члены тайного масонского ордена, со своим ритуалом, уставом и секретной сверхзадачей. Идея была как раз в том, чтобы разобрать устройство социума на узлы и детали, посмотреть, как оно устроено, найти там блок управления, пути подхода к нему, проникнуть, взяться за рычаги и править в нужную сторону
Изображение
Методологи

Сильной стороной СМД-методологии (Системо-Мысле-Деятельность), которую уже давно развивал Щедровицкий, была схематизация. То есть, представление любого социального устройства или процесса в виде схем, блоков, фигурок и функциональных связей между ними с помощью стрелок. Все становилось очень наглядным и понятным. Где, какой блок, кто с кем и как связан, куда нужно войти, чтобы сделать то-то и то-то.

Методологи («члены новой Восточной технократической ложи») должны были проникать во все властные структуры. Вступать в партию. Становиться незаменимыми полезными секретарями при «губернаторе», советниками, заместителями, идти в выборные органы. Но никогда не забывать, кто они и какова их высокая миссия.

В качестве одного из ритуалов, скрепляющих «пляшущих человечков» из схем ГП между собой в реальной жизни, точнее, в их методолого-масонской ложе, были кодовые слова, произносимые во время любых выступлений и где бы то ни было. Например, проходит какая-то конференция, в которой участвуют несколько щедровитян. Последняя фраза кончившего выступление должна была стать началом выступления следующего докладчика. Например, Лефевр завершал: «Очевидно, что только методология СМД может обеспечить прорыв в познании социальной действительности».

Садится. На трибуну поднимается Раппапорт и начинает: «Очевидно, что только методология СМД может обеспечить прорыв в познании социальной действительности». При этом, совершенно неважно, о чем пойдёт речь дальше, и как это связано с парольной фразой.

Между прочим, как раз в воспоминаниях Александра Раппапорта (ныне доктора архитектуры и художника) есть кое-какие намёки на «теорию заговора» ГП.

Он пишет:

«ГП поощрял вступление членов кружка в КПСС, полагая, что в советском обществе иными путями вообще нельзя достичь никакого влияния, а защиту кандидатской всегда в шутку называл обретением дворянских привилегий.

Вообще, как я теперь это понимаю, ГП ждал каких-то реформ, так как ясно видел, что дела в СССР идут в тупик. Но он не предполагал, что выход из кризиса будет найден в возвращении к рыночным структурам. Скорее всего, он предполагал, что победит особый тип социалистической технократии, так как во всем мире, в том числе и на Западе, роль социального планирования и управления (а вместе с ними и бюрократии) постоянно росла. При этом, под техникой он имел в виду не машины из железа, а какие-то иные машины вроде «машин мышления» или «машин проектирования». Большинство оппонентов ГП видели в нём как раз мыслителя тоталитарного толка, технократия которого будет технократией для избранных, а для остальных обернётся самым свирепым рабством».

Саша Раппапорт рассказывал мне о методах вовлечения неофитов в захватывающую конспиративную деятельность очень красочно. Что-то вроде: вот говорит ГП, что в самом скором времени мы сначала сделаем то, потом это, наши люди сначала здесь, затем глядишь — там, они уже везде! Никто ничего не понял, а мы всё изменили, всех перетасовали, страна идёт в другую сторону! Вроде как прыгает перед тобой манипулятор, а потом вдруг раз — скакнул вверх, и висит, где-то зацепившись ногой за крюк люстры, сардонически глумливо ухмыляется: ну, как я вас уработал, а?!

Саша так все это воспроизвёл и показал, будто и сам уже повис вниз головой.

Организационно-деятельностные игры Щедровицкий задумал как раз под дальнейшее развитие и реализацию «интеллектуального переворота» в СССР. Пропустить через игры сотни тысяч людей и создать массовый класс своих сторонников. Это будут директора предприятий, начальники цехов, райкомы-горкомы-обкомы, судьи, преподаватели высшей школы, министерские чиновники всех рангов. Кажется, не было категории населения, которых не охватило бы «игровое движение» конца 1970-х и всех 1980-х годов. Хотя нет, были такие категории — это армия. А также КГБ и МВД. Там, насколько мне известно, ОДИ не проводили. А какой же захват власти без силовиков? Но эти системы считались Георгием Петровичем чем-то вроде исполнительных органов. Будет приказ из политических верхов, — те выполнят — и всё.

Странным образом, в советской прессе (тем более на телевидении) нигде и никогда не говорилось об этом массовом движении и вовлечении в ОДИ. Хотя оно было совершенно официальным. Ибо игры заказывались, например, руководством области или министерства, или заводом. Решение, разумеется, утверждалось также на парткомах. Бухгалтерия выделяла немалые средства. Нужно было оплатить приезд команды игротехников — это иногда человек 15-20. Всех разместить (часто в хороших гостиницах). Всем выплатить гонорары — причём немалые. Помнится, я привозил с одной игры до 1000 рублей — тех, ещё полновесных. Затем, командировать на игру (на неделю или даже больше) своих работников с сохранением содержания.

В общем, всё это нужно было взять из бюджета и проводить официально как повышение квалификации. Но при всём при том, как я уже сказал, никакого освещения в прессе. Разве что в многотиражках что-то такое проскакивало: «Успешно прошел семинар по переподготовке кадров нашего завода». Да уж, подробностями не баловали. Ибо подробности шокировали бы. Там всплывали бы ужасные детали с экологией района (были игры по экологии). Или на игре отменных результатов добивались как раз те группы, в которых в качестве моделей принималась деятельность с частной собственностью и децентрализацией, или со свободой прессы.

Игры, коих только сам Щедровицкий провел под сотню, а его ученики, которые размножались как нейтроны в атомном реакторе, многие сотни, — ни на йоту не приблизили лично ГП к вожделенной власти. Но эти игры дали совершенно неожиданный результат, как для господствующей идеологии, так и лично для ГП: они подготовили массовую поддержку горбачёвской перестройки, а потом и обвального перехода к рынку. И, что важно, как раз в среде производственников и управленцев. Они после игр вовсе не ужасались перспективе крушения принципов общественной собственности, руководящей роли партии, идеологии марксизма-ленинизма и даже в целом отмены СССР. Мысль простая: если я в процессе игры, став собственником завода, вел дело гораздо успешнее, чем в положении реального директора, подотчётного по вертикали министерским чиновникам, а по горизонтали вместе с вертикалью — партийным инстанциям, то на хрен мне они сдались? Я охотно поменяю свое кресло советского начальника на роль простого беспартийного собственника.
Изображение

Помню, во время игры в Оренбурге (1990 год) секретарь обкома по промышленности со звучной фамилией Сперанский (дальний потомок того), примерно так мне и говорил. Равно как и директриса меховой фабрики, которая так преисполнилась светлыми чувствами к нам за наше культуртрегерство, что пригласила домой на званый ужин, а потом на свою фабрику и выписала мне и руководителю игры (Борису Островскому) по себестоимости отменнейшие и дефицитнейшие дубленки и меховые куртки.

Ожидал ли Щедровицкий от своих игр вот такого рыночного эффекта развала СССР и перехода России к эпохе дикого первоначального накопления? Он не был большим сторонником массовых разграблений. Но зато он высоко ценил сам факт идеологии как некоего скрепляющего общество стержня. Важно только было сменить неправильную идеологию (каковая была в СССР) на правильную, которую он предлагал в играх. Она, эта идеология, чем-то напоминала учение Мухаммада, в котором главное — это формула: нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммад — пророк его. Только у ГП не было этого ненужного удвоения на Аллаха и его пророка. Хватало и одного Щедровицкого.

Да, сам Георгий Петрович не встал во главе новой России (тут его расчёты дали осечку). Встали совсем другие люди. И одним из них был Михаил Ходорковский».

Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 43678
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Методологи - тоталитарный технократизм

Новое сообщение Буль Баш » 08 окт 2016, 20:37

ZHAN писал(а):И одним из них был Михаил Ходорковский
Был да сплыл. Посидев попутно. :D
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 12461
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Методологи. Правила жизни

Новое сообщение ZHAN » 04 ноя 2016, 10:28

России нужен тоталитаризм и не нужна наука. Но руководить отсталой, раннефеодальной Россией должна интеллигенция, прогрессоры. Главный смысл жизни не в развитии, а в порядке. Основу мышления закладывает семья и страта. На ближайшие 200 лет идеологией России должна стать методология. Так представлял себе идеальный мир основоположник методологии Георгий Щедровицкий.
Изображение

С приходом на вторые-третьи по значимости роли в управленческой иерархии страны руководителей администрации Президента Вайно и Кириенко методология начинает определять тактику существования Системы. Попытавшись разобраться в сути этого квазифилософского учения, мы сможем понять, как станет жить страна в ближайшие годы.

Основателем методологии является Георгий Петрович Щедровицкий. Посмотрим на правила жизни и самого, как называли его ученики, ГП. Цитаты этих правил приведены из двух работ Щедровицкого: надиктованной на магнитофон в 1980-81 годах автобиографии (она была издана в 2001 году) и его лекций, проведённых в стенах театра «На досках», руководимого Сергеем Кургиняном, в 1989 году.

Я родился и вырос в семье так называемого ответственного работника. Это тот слой — иначе можно сказать «класс» — людей, который непосредственно строил и выстроил в нашей стране социализм. Когда я размышляю над тем, почему я стал таким, каким я стал, то я, конечно, очень многое отношу именно на счет характера и сложностей жизни семьи.

Это первый очень важный момент. Второй, тесно связанный с первым, — тот, что семья отца принадлежала к кругу еврейской партийной интеллигенции, но была как бы на его периферии. Этот момент тоже очень важен и должен быть специально выделен. Сам отец был родом из Смоленска. Мать его носила очень известную на западе Белоруссии фамилию Сольц и была двоюродной сестрой Арона Сольца, которого в 30-е годы называли «совестью партии».

Более возвышенного образа, чем образ танкиста — в кожаной куртке, с очками на фуражке (тогда еще не было шлемов), вылезающего из люка или влезающего туда, — у меня не было, и когда меня спрашивали, кем я собираюсь быть, то я отвечал: танкистом и только танкистом. Мы жили в атмосфере постоянных разговоров о войне, и я себя воображал танкистом или даже командующим огромными массами танков. Как я теперь понимаю, мыслил я точно так же, как Гудериан, войну представлял себе как столкновение многих тысяч танков и имитировал их прорывы и охваты в детских играх.

Я не считал себя евреем, — как раз наоборот, у меня было совершенно другое мироощущение: я был советский, русский от начала до конца.

Мир марксистской, партийной идеологии — он каким-то удивительным образом целиком завладел моей душой: я буквально существовал в этой системе идеологических представлений и норм. К нравственно-этическому ригоризму, унаследованному от матери, добавлялся ещё этот коммунистическо-социалистический ригоризм.

Формальная учёба, переписывание «Капитала» Маркса и лыжи — вот основное, что меня в период юношества занимало. Причём, переписывал «Капитал» не только на русском, но параллельно и на немецком, готическим шрифтом. Это дало мне одно из очень важных качеств, в какой-то мере присущих мне и раньше, а именно умение и способность работать практически сколько угодно, бесконечно долго, если работа была интересной. Я мог переписывать «Капитал» по четырнадцать часов подряд. Всё свободное время я тратил на это, бежал к работе над ним от всякого дела, и это стало для меня даже маниакальной идеей. Как только мне удавалось освободиться, я садился за стол и начинал с упоением и восторгом эту, с внешней точки зрения, совершенно бессмысленную работу.

Любопытно, что, куда бы я ни попадал, всюду очень плохо социализировался и рано или поздно оказывался в невероятно жёсткой оппозиции: между тем, что мне казалось правильным, человеческим, достойным, нормальным, и той ситуацией, которая развертывалась помимо моей воли.

Мой преподаватель Анатолий Александрович Смирнов каждую статью, которая к нему попадала, редактировал, убирая всё интересное, все смелые мысли и оставлял только то, что и так всем давно известно. Как же так? — Георгий Петрович, миленький, — отвечал он, — когда вы станете таким старым, как я, вы будете знать, что главный смысл всякой жизни всё-таки не в развитии, а в порядке. Если не будет порядка, то не будет и никакого развития. А если будет порядок, то и развитие — маленькое, осторожное — всегда будет происходить.

Я формировался через чтение, через мышление, а не через опыт жизни. Меня всегда интересовало только то, что было значимо для достижения моих конечных целей и задач.

Развитие идёт и должно идти через определённые переломы. Человек в ходе своего ученичества и становления обязательно должен иметь возможность «оставлять хвосты» в другом месте и постоянно начинать жизнь снова.

Конфликтное существование является наиболее благоприятным для формирования человеческой личности.

Человек в своём развитии до какого-то момента ищет «Великий Рим» — то, где существуют наивысшие образцы человеческого существования, образцы самих людей. А лет в тридцать пять я понял, что эти образцы, по-видимому, заключены в членах самого Московского методологического кружка и в том, что мы сами творим. Я пришёл к выводу, что наш коллектив, Московский методологический кружок, это и есть то высшее, чего достигло человечество. И с этого момента проблема «Великого Рима» исчезла, её решение я сформулировал очень чётко: «Великий Рим» заключен в нас самих, мы и есть «Великий Рим».

Любой человек имеет два опыта: опыт свой собственный, индивидуальный, и опыт общечеловеческий, опыт той группы, страты, класса, к которым он себя причисляет. И в том, как он реагирует на те или иные ситуации и обстоятельства, как он ведёт себя в тех или иных ситуациях и обстоятельствах, очень многое определяется не его индивидуальным опытом и не тем, что мы отнесли бы к нему лично, а его стратовой, классовой принадлежностью.

Современные поколения являются принципиально аисторическими. Для них не существует ни исторической действительности, ни их собственного действия в истории.
Ты драться умеешь, говорить правду можешь, или будешь всегда врать?!, — вот с чего начинается становление ребенка.

Путь к дальнейшему развитию России и людей России идет прежде всего через восстановление, или воссоздание культуры — новой культуры, ибо я понимал, что восстановление прежней культуры невозможно. Я сформулировал для себя основной принцип, который определял всю дальнейшую мою жизнь и работу: для того чтобы Россия могла занять своё место в мире, нужно восстановить интеллигенцию России. Я себя мыслю идеологом интеллигенции, идеологом культурной, культурологической, культуротехнической работы. И в этом смысле моя позиция является сугубо элитарной.

Я разницы между тоталитаризмом и не-тоталитаризмом не вижу. Понимаете? Не вижу. И считаю: тоталитарная организация есть будущая единственная организация всякого человеческого общества. Просто Германия и СССР немножко, «на ноздрю», вырвались вперед. Но это ждёт всех, включая и гордую Британию. Другого не будет — это ж есть необходимость развития человеческого общества, чёрт побери!

Тоталитаризм есть творение российского народа. Народа! И соответствует его духу и способу жизни. Он это принял, поддерживал и всегда осуществлял. Я же понимаю, что потенции к творчеству ни у кого нету. А поэтому тоталитаризм-то ведь всем очень нужен.

Весь вопрос в какой семье вы родились — если в герцогской, то у вас будет мышление и даже идеальный мир, а если в семье свинопаса, то в вашем сознании никакого идеального мира не будет. Вы будете думать о колбасе и о том, пороть Васиссуалия Лоханкина сегодня или завтра. Родившийся в вороньей слободке, будет обитателем вороньей слободки. И это — необходимо. Противно, но необходимо. И никуда не денешься.

Мне уже в 1952 году казались бессмысленными демократические установки русской интеллигенции — установки, которые выражались в слезах по поводу жизни народа, условий его существования, в заботах и стонах о народе. Я тогда же сформулировал принцип, которого придерживаюсь и сейчас. Каждый должен заботиться о себе, в первую очередь о себе как о культурной личности, и в этом состоят его обязанности, его обязательства перед людьми, каждый отвечает за своё личное поведение: не быть подлым, не приспосабливаться к условиям жизни, наоборот, постоянно сохранять неколебимыми принципы и позицию, бороться за сохранение принципиальности в любой ситуации. В этом и состоит социально-стратовая позиция.

Как говорил Николай Бухарин, «Творец всегда из породы недовольных». И я это принимаю, мне это кажется правильным. Конформист не может быть творцом — зачем ему это нужно?

Нашей стране ведь не нужны ни инженеры, ни учёные, ни дизайнеры. Ничего такого ни в первобытнообщинном строе, ни в феодальном быть не может. Поэтому спрашивать в условиях раннего феодализма: «Что там у вас должен делать инженер?» — это бессмысленное занятие. Точно так же, как спрашивать, что должен делать у нас инженер, дизайнер или как должен работать ассортимент. Нужно, чтобы всего этого не было. Но тогда мы с вами автоматически становимся недочеловеками. И это очень обидно, а мне так просто противно.

Я представлял себя прогрессором в этом мире, как у Стругацких.

Чтобы быть личностью, надо быть свободным. Это я понял очень чётко. И чем дальше двигалась жизнь, тем больше я в этой идее укреплялся.

Я понял, что всякого рода непоследовательность сохраняет человеку жизнь, но лишает его самодостаточности и разрушает его личность.

Время науки кончилось. На её место выходит методология. И это есть, говорю я, главное занятие ближайших 200 лет, а для нашей страны оно просто как бы предуготовлено.
Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
капитан
 
Сообщения: 43678
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина


Вернуться в Политические идеологии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Majestic-12 [Bot] и гости: 1