Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, своих регионах. Здесь каждый вправе мнить себя пупом Земли!

Украинский национализм: ликбез для русских

Что мы о них знаем, что нам в них нравится или нет

Re: Украинский национализм: ликбез для русских

Новое сообщение ZHAN » 24 фев 2018, 10:27

Ярослав Стебко писал(а):Я просто такого даже в украинских учебниках не читал, что вы привели.
За дополнение спасибо. Но я так и не понял - что изложено неправильно. :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Украинский национализм: ликбез для русских

Новое сообщение Буль Баш » 24 фев 2018, 17:58

ZHAN писал(а): Но я так и не понял - что изложено неправильно.
Не соответствует современному русскому патриотизму. :D
Ребята! Давайте жить дружно!
Аватара пользователя
Буль Баш
старший лейтенант
 
Сообщения: 13747
Зарегистрирован: 15 янв 2012, 19:07
Откуда: Налибоки
Пол: Мужчина

Чей Крым? Большая зачистка и ее последствия

Новое сообщение ZHAN » 25 фев 2018, 21:12

С началом войны с Германией по постановлению от 15 августа 1941 г. из Крыма было депортировано более 61 тыс. немцев. В январе 1942 г. из восточной части Крыма было выселено полтысячи остававшихся там итальянцев - граждан СССР. В июне 1944 г. были депортированы на восток 38 тыс. греков, армян и болгар. 18 мая 1944 г. по обвинению в коллаборационизме началась депортация крымских татар, численностью около 230 тыс. человек. Татары-военнослужащие Красной Армии по окончании войны отправились вслед за "коллаборационистами".
Изображение

Татары оставили после себя 80 тыс. домов, 34 тыс. приусадебных участков, около 500 тыс. голов скота. Были закрыты мечети, школы, ликвидированы библиотеки. Таким образом, крымские татары были лишены своей этносоциальной и этнокультурной среды проживания, создаваемой веками, и любых элементов государственности.

Советская власть в крымской автономии уже не нуждалась. 30 июня 1945 г. КАССР была преобразована в Крымскую область. Стопятидесятилетняя "зачистка" была завершена. Лишние "инородцы", пусть они и коренные жители края, были выброшены из него.

Советские мероприятия 1944 г. естественно продолжили уничтожение гитлеровцами во время предшествующей оккупации крымских евреев и крымчаков. Общее число депортированных за годы войны превысило 300 тыс. На полуострове осталось всего 780 тыс. человек.

Теперь надо было продолжить дело колонизации, поскольку демографическая ситуация привела к экономической и продовольственной катастрофе. К концу 1944 г. из южных и центральных областей России было переселено около 65 тыс. человек. Новые, "хорошие" крымчане создавались за счет очередной русской колонизации. Тогда были заселены русскими крестьянами бывшие татарские районы вокруг Алушты, Ялты, Судака, Бахчисарая, Севастополя, Старого Крыма, Белогорска, районы традиционного разведения эфирно-масличных культур, табака, виноградарства и садоводства, отраслей, совершенно непривычных для большинства русских мигрантов (здесь мы следуем за В. Степановым, "Тюркские народы Крыма", Москва, 2003).

Крым, хорошо или плохо, - это явно не центральные области России. Полученные от государства кредиты были быстро исчерпаны, продуктивный скот попросту съеден, и наступили для переселенцев голодные времена. Многие из них пытались вернуться, но это противоречило политике советского государства. Посему переселенцы продолжали прибывать в Крым до середины 50-х гг. За два послевоенных года в сельское хозяйство полуострова было вложено столько средств, сколько за все три довоенные пятилетки.

Переселялись целыми колхозами, с инвентарем и постройками, на льготные условия. Но приспосабливались к новой среде обитания люди плохо. Дефицит трудовых ресурсов так и не был компенсирован вплоть до начала 1960-х гг. Идею скорейшего заселения Крыма русскими до конца реализовать не удалось.

В результате многие специфические отрасли сельского хозяйства Крыма (горно-долинное садоводство, виноградарство, табаководство, эфирно-масличные культуры) не только не возродились, но и продолжили приходить в упадок из-за неумения и нежелания переселенцев овладеть новым для них делом.

Те же, кто умел, - татары, греки, армяне - осваивали уже Среднюю Азию.

Характерно, что даже зерноводство и картофелеводство для мигрантов тоже оказались не по силам - другие природа, климат, необходимость орошения. В послевоенные годы под посевами оказалось существенно меньше площадей, чем раньше. Многие земли так и не освоены до сих пор.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Чей Крым? "Подарок Хрущева"

Новое сообщение ZHAN » 26 фев 2018, 23:16

19 февраля 1954 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР (а 26 апреля - закон Верховного Совета) о передаче Крымской области в УССР, что обосновывалось экономическими и хозяйственными причинами. Впоследствии это стало многими восприниматься как личный "подарок" Хрущева Украине или же как его подарок по случаю 300-летия Воссоединения (которое тогда же отмечалось).
Изображение

Однако заметим, что в начале 1954 г. (и года не прошло после смерти Сталина) Хрущев еще не занимал тех позиций, чтобы по своей воле ("волюнтаризма") чего-то кому-то дарить в таких масштабах. Он был одним из девяти членов президиума ЦК КПСС, а с сентября 1953 г. - первым секретарем ЦК. Были еще Маленков, Ворошилов, Молотов, которые вполне могли и осадить зарвавшегося новоиспеченного лидера. Только с 1957 г. и разгрома "антипартийной группы" Хрущева можно считать вождем, который мог себе позволить такие жесты. Посему, вспомнив описанные выше крымские реалии, мы можем понять, что "научное размещение продуктивных сил", "единый народнохозяйственный комплекс" и экономическая целесообразность играли вполне даже опережающую роль. Управлять Крымом проще из Киева, а не из Москвы, а бессмысленность такой передачи, которая была бы тогда "вредна интересам" Москвы, и говорить глупо.

Существовало централизованное управление народным хозяйством, где функции распределялись независимо от "национальных интересов".

Из Киева решить проблему разрухи в Крыму было легче. Если уж крымская проблема совпала с юбилеем Воссоединения, мог быть в этом и какой-то идеологический подтекст. Но в указах и законах о "передаче" они никак не фигурируют.
Хотя почему бы и нет? :unknown:

Может, сделали бы это год спустя или за год до того, а так - повод, который можно использовать в пропагандистских целях. Но о "вредном и бессмысленном подарке" говорить, видимо, не стоит.

Почему никто не вспоминает передачу Молдавской АССР из состава Украины к Молдавии, хотя большинство населения Приднестровья составляли украинцы? :unknown:

Та же советская логика - чтобы народнохозяйственный комплекс аграрной Молдавии укрепился более промышленным регионом, пока она врастет в советский экономический организм. Что-то Украина не заявляет претензий на этот "подарок молдаванам". :)

Или "сталинские подарки" более правильные, чем "хрущевские"? :unknown:

Как, например, Шахтинский округ, переданный РСФСР в 1925 году? :unknown:

Или территории, заселенные украинцами и считавшиеся "Западной Украиной", но переданные Белоруссии в 1939 г.? :unknown:

Или этнически украинские районы Курской и Воронежской областей, после революции оставленные в РСФСР, хотя границы проводились по "национальному принципу"? :unknown:

Если уж делить, - так делить. Как в известной старой комедии "Закон есть закон": "все итальянское должно находиться в Италии, а все французское - во Франции".

1992-й год снова дал Крыму автономию, в составе Украины (о чем, собственно, уже шла речь в 1918 году), - не этническую, а территориальную. Право на некую этническую автономию имеют крымские татары, являющиеся коренным народом и имеющие традицию государственности на этих землях, но они не составляют большинство населения, представленное более поздними мигрантами. Караимы и крымчаки (как еще два коренных народа Крыма) слишком немногочисленны, чтобы играть заметную роль в политическом процессе региона. Автономия была компромиссом между статусом обычной области и реализацией лозунгов отделения.

Породило это конституционный парадокс, поскольку Украина - унитарное государство, что, по идее, наличия автономий совсем не предусматривает. :)

Раздел военно-морского Черноморского флота СССР породил проблему базирования уже Черноморского флота Российской Федерации на украинской территории, правила чего были оговорены (но не до конца) в базовом соглашении Украины и России от 1997 года. Это соглашение противоречит постулированному в Конституции Украины внеблоковому статусу, - ведь это делает странным наличие в стране иностранных военных баз.


Условия этого соглашения, во многом двусмысленные, так и не были доведены до логического завершения, поскольку дешевый российский газ делал чрезмерный интерес к Севастополю для украинских властей времен Кучмы "излишним", а России это не было выгодно, поскольку позволяло военно-политическое присутствие де-факто сделать более существенным, чем де-юре. По этой же причине субаренда флотских территорий и помещений превратилась в выгодный теневой бизнес, а владельцы незаконно возведенных особняков на берегу моря упорно сопротивляются инвентаризации имущества флота. Всякая такая попытка расценивается как нарушение Украиной "базовых договоренностей".

Мысли о том, как сильно зависит экономика Севастополя от денег за аренду военно-морской базы и рабочих мест для местных жителей, - морально устаревшие, поскольку мировые цены за подобную аренду в десять раз больше, и любой другой флот на том же месте этот самый Севастополь озолотил бы.

С другой стороны, милитаризация города и окружающего региона выводит из индустрии туризма и отдыха огромные территории, приносившие бы в виду известной специализации экономики Крыма тоже гораздо большие деньги. День, когда российский флот покинет Крым, станет самым важным сигналом о том, что украинское государство наконец-то стало считать свои деньги и рассчитывать возможности, к вящей пользе своих граждан и бюджета, не говоря уже о таком банальном вопросе, как стабильность и предсказуемость ситуации на полуострове.

А что же крымские татары? :unknown:
Они были реабилитированы лишь в 1967 г., но в отличие от тех же чеченцев, они (как и южноукраинские немцы) так и не получили права вернуться на свою родину до 1989 года. Рассеянные от Средней Азии до Краснодарского края, они сохранили связи между собой и при первой возможности стали возвращаться на историческую родину. Ситуация рассеяния сделала их опытными мигрантами (им пришлось многократно менять места жительства) и народом более городским, чем сельским. При переезде в Крым ситуация кардинально изменилась: более 60 % вынуждены были обосноваться в сельской местности, на необустроенных землях. Многие татары покидали Среднюю Азию, фактически не сохранив сбережений и имущества. Места компактного проживания татар до депортации оказались наиболее заселенными новыми мигрантами и являются теперь самыми престижными районами отдыха (ЮБК и Горный Крым). Места в Крыму для его коренных жителей не оказалось.

Экономический кризис 90-х при и так слабом экономическом развитии полуострова, плюс появление 250 тысяч татар, - все это весьма усложнило обстановку в регионе: от неимоверно возросшей безработицы до накала межнациональных отношений. Вернувшиеся татары оказались в фактически дискриминированном положении, составив армию безработных, людей случайных заработков, занимающихся самостроем в степных районах и наблюдающих, как другие люди живут в их домах, на их землях и зарабатывают не физическим или каким другим трудом, а просто на сдаче этих самых помещений на этих самых землях.

Репатриация крымских татар не вызвала энтузиазма у "новых крымчан", часто считающих коренных жителей полуострова "оккупантами" (сам слышал такое), "чурками", навязчивыми людьми "второго сорта", "черными", лишь мешающим им спокойно жить на "исконной славянской земле". Отношение крымских татар к "местным жителям" тоже вполне предсказуемо.

Все это лишь укрепило консолидацию крымскотатарского народа, выступающего весьма организованно со времен депортации и особенно после своей концентрации в Крыму. Организация иерархии меджлисов (органов самоуправления общин) и чрезвычайная консолидация усилий в условиях борьбы за физическое и экономическое выживание позволяет татарам целеустремленно отстаивать различные позиции в социальной и экономической жизни полуострова. Однако заметим, что только крайняя зависимость экономики Крыма от политической стабильности, позволяющей спокойно приезжать отдыхающим и столь же спокойно оставлять свои деньги "на море", не позволяет выйти межэтническим конфликтам на более заметный уровень. Без отдыхающих Крым в экономическом смысле - откровенно бесперспективный, депрессивный и этнически конфликтный регион.

Постоянными являются и разные электоральные предпочтения татар и "новых крымчан". Как-то заставить законно потесниться послевоенных переселенцев могут лишь киевские власти; они же способны сделать более прозрачным распределение земель на Южном Берегу, что для коррумпированного руководства автономии (сидящего буквально на "золотом дне") совершенно невыгодно, а большинству населения до этого в основном и дела нет. Посему татары пока голосовали за проукраинские движения, в отличие от русских. Киев для них - единственный гарант прав. Это является основным отличием татарской проблемы от чеченской: если чеченцы выступали против центральной российской власти, то татары выступают против властей местных и доминирующих настроений местного населения, ориентируясь на "украинский центр".

Насколько "украинский центр" сможет отвечать исторически справедливым требованиям крымских татар, настолько долго Крым будет стабильным регионом. Необходимо знать, что у татар (как тюрков и мусульман) всегда будет парочка весьма неприятных для крымчан и Киева политических альтернатив: ориентация на Турцию как наиболее родственную страну, впитавшую в себя сотни тысяч татар за столетие их вынужденной эмиграции под российским давлением, и варианты с распространением исламского радикализма по чеченскому сценарию в ситуации невозможности отстоять свои права в коррумпированной политической системе крымской автономии. Также необходимо знать, что в Крыму базируются российские военные части, которые в случае необходимости реализуют политическую волю Москвы, если политическая нестабильность в Крыму станет выгодной восточному соседу Украины: ну как не защитить интересы русских в условиях "исламской угрозы", тем более, если Киев это "не сможет" в должной мере. В этом смысле Крым - это территория, где суверенитет украинского государства является в реальности ограниченным и неработающим. Пребывание здесь российского флота - постоянная угроза стабильности Крыма и Украины в целом, поскольку рассчитывать на дружественные отношения с Москвой сейчас уже откровенно не стоит, - неудивительно для "несостоявшегося" (словами Владимира Путина) украинского государства. Возрождение великодержавных настроений в России настолько очевидно, что вопрос о том, когда же начнется большой передел Украины как "искусственного образования", - только вопрос времени. Посему для любителей обсуждать "крымскую проблему" рекомендую обратиться к изучению истории Эльзаса-Лотарингии и их роли в отношениях Франции и Германии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Украина и Россия в контексте "исторической политики"

Новое сообщение ZHAN » 28 фев 2018, 23:44

Среди россиян распространено представление, что в Украине работает мощная пропагандистская машина, которая вбивает в головы несчастным украинцам обезображенное видение их истории. Такое негативное явление, конечно, нуждается в официальной реакции "небезразличных". Поэтому произошло так, что в российско-украинских "исторических отношениях" ведущую роль играют не научные институты, а внешнеполитические ведомства, и путь Украины через века реконструируется в обмене дипломатическими нотами: одни дипломаты делают ударение на "недружественных шагах", а другие в ответной ноте пишут, "что вы все не так поняли". Приятно, что украинские мидовцы будто бы еще держатся (т. е. отбрыкиваются), но ощущается, что украинская "историческая политика" осуществляется лишь в форме объяснений и оправданий. Почему-то никто не задает логичного вопроса: а почему, собственно, кто-то требует от Украины отчета о том, почему украинцы позволяют себе отмечать (праздновать или печалиться) судьбоносные события собственной истории? :unknown:

Думаю, нет нужды обосновывать мысль о том, что события 300- или 500-летней давности парадоксально существенно влияют на сегодняшнюю жизнь. Немцы в 1914 г. были откровенно утешены тем, что нанесли поражение русским на том же самом месте, где в 1410 г. они сами были разгромлены поляками, литовцами и русинами (Грюнвальд-Танненберг). Моральной компенсации пришлось ждать 500 лет.

Теперь "мяч" - на поле других участников средневековой битвы. Понятно, что в 2010 г. юбилей Грюнвальда отмечен в Польше и Литве с энтузиазмом, хотя и без "угара", поскольку потомки участников той битвы сегодня - искренние и взаимно приязненные жители "европейского дома". И будет явным чудом, если МИД Германии начнет слать гневные ноты МИД Польши по поводу самого факта отмечания этой давней битвы.

Или представьте себе протест Франции по поводу празднования в России очередной годовщины Бородина? :unknown:

Или Германии по поводу 9 мая 1945 года? :unknown:

Или Польши по поводу российского "дня национального единства", приуроченного к победе над поляками в 1612 г.? :unknown:

Процитирую из комментария российского МИДа (10.06.2008) по поводу того, что в Украине собрались в 2009 г. отмечать 350-летний юбилей победы войска гетмана Ивана Выговского над московской армией:
"Кровавая битва из-за очередного предательства очередного гетмана". Поскольку мало у какого гетмана с Москвой отношения заканчивались "по хорошему", то здесь с низким и аморальным предательством смешивают сотню лет украинской истории, когда Гетманщину возглавляли сплошные "иуды".
Весьма оскорбительное заявленьице…

Уместно обратиться к другой рекомендации московских "историков в штатском":
"В этих условиях приходится уповать на мудрость украинского народа".
Давайте, действительно, подумаем, почему появляются такие заявления (комментарии)? :unknown:

Кроме обычной великодержавной наглости, лишнего напоминания своим россиянам о "внешних врагах", украинскому населению таким способом напоминают, что "с вами еще не все ясно", - т. е., если вернуться к цитированному мною в разделе о советской украинизации московскому историку А. Марчукову, еще актуален вопрос: "А существуют ли украинцы?".

Можно и не придираться к словам В. Путина о том, что Украина как государство "не состоялась", - просто существует с восточной стороны украинско-российской границы большое сомнения на счет того, а законно ли западнее расположилась какая-то Украина? :unknown: :D

Ясно, что не хочется для Украины такой "исторической политики" как в России, когда тебе историю объясняют в пределах представлений и формулировок советского школьного военрука, для которого немцы до сих пор стоят под Москвой, а в небе барражируют пентагоновские ястребы.

Но все же хочется хоть какой-то политики, которая бы осуществлялась (это напоминает все другие аспекты украинской государственной политики). При чем эту политику нет необходимости выдумывать, ведь каждое государство имеет известные основания своей легитимности, неслучайности своего существования, и подавляющее большинство из этих оснований лежит в прошлом, - т. е. в истории. Былая утраченная государственность, былые достижения и победы, трагедии, живые традиции, память. Когда у граждан государства возникает все больше сомнений в том, что это государство заслуживает существования, когда верится, что ее история - это ложь и выдумка "врагов", то это государство рано или поздно исчезнет с карты. Но кажется, что призывать украинских "вождей" к государственной логике и мышлению - без толку, хотя их государственная "кормушка" не настолько стабильна, как кому-то может показаться (смотри ниже прогнозы на будущее).

Существует иллюзия, что "историческая политика" - это то, чем занимался Президент Виктор Ющенко. Правда же заключается в том, что "историческая политика" является всего лишь составляющей намного более масштабной культурной и гуманитарной политики государства, и если не осуществляются эти последние, то и первая является лишь иллюзией. Когда существует только "политический процесс", а "политики" нет, не следует надеяться на эффективность хаотических телодвижений одного политика, который живет в своем выдуманном мире, - иллюзиях о своей исторической миссии и роли в истории Украины. К тому же существует один важный нюанс. "Исторической политикой" не должен заниматься один политик, поскольку политическая популярность очень даже преходяща, - а поэтому не стоит подвергать эту "политику" риску разделить непопулярность среди граждан с ее "реализатором".

Если украинским гражданам категорично не нравилось то, что делал Президент Л. Кучма, то с такой же предопределенностью им не понравится то, что делает Президент В. Ющенко, если его рейтинг будет столь же низок. Поэтому некие универсально и вневременно значимые для государства вещи, такие как его "фундаментальные основания" нельзя отдавать на откуп кому-то одному из политиков. Потеря исторической легитимности Украины в восприятии общества из-за разочарования в одном "деятеле" станет общим "достоянием" политического бомонда. Было бы еще ничего, если бы у В. Ющенко было какое-то здравое, рациональное понимание сути, методов и цели этой "исторической политики", но, увы…

"Историческая политика" Виктора Андреевича, вопреки очевидной небезосновательности определенных вещей, имела по обыкновению характер ритуальных шаманских заклинаний, интересных только ему самому речей, которые подкрепляются принесением ценных жертв в виде масштабных сооружений загадочного назначения - в киевском Музейном Арсенале, бывших гетманских столицах Батурине и Чигирине, других дорогих декораций или макетов. Новейшие "потемкинские села" стоят столько, сколько стоила бы нормальная "историческая политика" системного характера. Почему "потемкинские"? Потому что мало что известно о том, как в реальности выглядели те сооружения (уничтоженный Меншиковым Батурин тому яркий пример), которые сейчас торжественно восстанавливают.

Увековечивать определенные события и персоналии, конечно, нужно, но не следует превращать это в дорогостоящую профанацию. Существуют давно известные международные нормы охраны и восстановления памятников истории. Но это нам - не указ, ведь зато сколько денег государственных можно "правильно потратить": создать в спешке голливудскую декорацию Батурина (даже "выдумывать" можно исторически более квалифицированно), наставить всяких монументов, исполненных "придворными скульпторами" (слава Богу, что еще не в стиле Церетели).

Виктор Ющенко, будучи детищем советской эпохи, не представляет себе иной "исторической политики", кроме советской "монументальной пропаганды" в том же, вполне известном нам, убогом стиле. У украинских вождей, увы, очень большие проблемы с художественным вкусом. Одна уличная скульптура голодающего 1933 г. в "натуральную величину" где-нибудь посреди тротуара в центре современного сытого Киева производила бы на людей гораздо больше впечатления, чем величественный монумент на склоне Днепра, который "красиво видно издали". Уместно сравнить с "монументальным воплощением" аналогичного украинскому по катастрофическим последствиям ирландского голода 1845–1848 гг. - на набережной Дублина. Зато киевский вариант в сотни (если не в тысячи) раз дороже. Что больше на душу зрителя влияет? Синдром гигантских "родин-матерей" у нас еще, к сожалению, не изжит. Под "дешевые" памятники не получится много украсть.

Если уж хочется "масштабности", то полезнее было бы позаботиться о формировании "украинского национального пантеона". Если украинское государство опирается на "тысячелетнюю традицию творения государственности" (так, во всяком случае, записано в Акте провозглашения независимости 1991 г.), то надо эту традицию "визуализировать", воплотить в зримые образы. У нас население знает "в лицо" только любимого и советской властью Шевченко и тех "украинских деятелей", которые изображены на деньгах. А вне этого далеко не полного списка? :unknown:

Жители венгерской периферии могут посетить столицу - Будапешт - и узреть на Площади героев величественную композицию из скульптур тех людей, которые веками творили Венгрию. Или зайти в свой парламент и увидеть еще более "расширенный" список выдающихся венгров. Очень наглядно. Мне можно возразить, что такие мемориалы - тоже разновидность "монументальной пропаганды", только с позиции национальной идеологии. Конечно, - но в некоторых аспектах Украина еще решает те же задачи, что и Венгрия во второй половине XIX в. Вопрос в адекватности самого подхода к "монументализму".
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Национализм в контексте "исторической политики"

Новое сообщение ZHAN » 03 мар 2018, 01:01

Ясно, что жертв таких трагедий, как Голодомор, надо увековечивать, но: нельзя увековечивать только трагедии! :Yahoo!:
Создается впечатление, что современным украинцам внушается мысль о непреодолимой трагичности и жертвенности их исторической судьбы. Если наше прошлое не имело светлых страниц, то нечего ожидать чего-то хорошего и от будущего. :(
Изображение

Из истории борьбы 1917–1921 гг. у нас "на знамя" подняты студенты и юнкера, погибшие под Крутами в начале 1918 г., и глава Центральной Рады Михаил Грушевский, который их туда послал (не удосужившись создать регулярную армию).
А где украинские победы и достижения? :unknown:
Где памятники людям, которые, несмотря на все горькие исторические обстоятельства, передали потомкам само представление об Украине? :unknown:
Они могли не оказаться победителями, но их упорство и вера тоже достойны увековечения.

Чем Грушевский (вполне, тем не менее, заслуженно попавший в "пантеон") лучше Павла Скоропадского или Симона Петлюры? Чем многократно увековеченный в Украине палач украинцев Петр І "лучше" Ивана Мазепы? Чем Ленин, "указующий путь" в каждом райцентре центральной и юго-восточной Украины, заслужил такое продолжительное почтение? :unknown:

Советская бойня торжественно увековечена, а вот свои собственные украинские достижения и воля к свободе - нет. Столкнуться бы молодому современному украинцу "лицом к лицу" со столь же молодым сотником Дмитром Витовским, нахальная единоличная инициатива которого позволила галичанам в ночь на 1 ноября 1918 г. взять власть во Львове и провозгласить свою республику, - и спросить себя: а что я сделал для страны?

В каждом селе есть памятники односельчанам, погибшим в Великую отечественную. Справедливо? Да. Но неплохо бы добавить к ним списки тех же односельчан, погибших не за СССР, а за Украину, или умерших от террора голодом, - ибо их тоже много, и смерть их не менее достойна увековечения и памяти потомков. И вставали на свой смертный путь они не на другой планете, а в этом же самом селе.

Если на Западной Украине вполне естественно появились памятники Сечевым стрельцам и другим украинским воинам, галицкому королю Даниле, Степану Бандере и бойцам УПА, то в других частях страны советский ментальный барьер еще не преодолен. Сколько украинских солдат и офицеров периода 1918–1921 гг. (а это столь же Восточная Украина, сколь и Западная) уже 90 лет ждут признания потомков… Понятно, что они уже давно умерли и им, может быть, уже все равно. Но это вопрос не к ним, а к нам - которые живут в стране, кровь за которую проливали не мы, а они.

Но вопрос о "визуализации" - гораздо шире, чем вопрос, кому ставить памятник, а кому - нет.

В независимой Украине пока не снято ни одного исторического сериала из отечественной истории и ни одного достойного кинофильма. Любой украинец знает, как выглядел красноармеец и комиссар-большевик, а вот на кого был похож боец украинской армии того же периода - нет. Хотя одни топили страну в крови, а другие ее защищали. Один хороший фильм с таким мощным психологическим зарядом, как "Храброе сердце" Мела Гибсона (про борьбу шотландцев за свою свободу) дал бы большее просветление в душах украинцев, чем десятки памятников.

Государство вроде бы и догадывается о необходимости "что-то такое делать", но обильные средства на это даются людям, неспособным квалифицированно воплотить эту идею, но приближенным к дающим деньги. "Молитва за гетмана Мазепу" Юрия Ильенко (2002) вызывает дрожь: этот фильм был бы уместен, если б он был уже хотя бы третьим про этого персонажа (уже уместно искать новых радикальных трактовок), а вот как первый - ну никак. "Хмельницкий" Николая Мащенко (2008) - исторически безграмотный и творчески мертворожденный. Неудивительно, что наиболее достойным фильмом про тогдашних украинцев остается "Огнем и мечом" (1999) поляка Ежи Гофмана. Не можете нормально снять сами - хоть пригласите специалиста.

Украина имеет гораздо меньше финансовых возможностей для масштабного пропагандистского кинопроизводства. Если в России это все - на потоке ("1612", "Александр: Невская битва", "Адмирал" и т. д.), то вещи бездарные хоть как-то компенсируются другими удачными проектами или как минимум масштабами проката ("пипл все схавает").

Фильм про Александра Невского может быть насквозь высосанным из пальца (вспомним, что эту самую "Невскую битву" уже начали выбрасывать из российских учебников истории) и по сути своей гэбэшно-параноидальным, но его посмотрят миллионы на всем постсоветском пространстве - и поверят в такого дутого "героя", как Александр Невский.

Для поддержки патриотического духа в Польше солдат водят смотреть "Катынь" Анджея Вайды, в России - "Адмирал" Алексея Кравчука, а в Украине? :unknown:

На фоне прорвы советских фильмов про гражданскую войну, методично прокручиваемых по разным телеканалам, нет абсолютно ничего про "мазепинцев", "гетманцев", "петлюровцев" и т. д. Как будто их и не было. И кто-то еще удивляется, почему украинские граждане совершенно не способны разобраться со своей историей: просто в украинском информационном пространстве ее почти нет. Отсутствует государственная поддержка научно-популярных изданий на украинскую историческую тематику, - а ведь взрослые люди, интересующиеся историей, не будут читать школьные учебники! Зато все шаблоны советского учебника, по которому они учились, у них в голове крепко-накрепко пропечатаны. На этом фоне может вообще показаться удивительным, почему Украина до сих пор не распалась, поскольку ее гражданам за последние полтора десятка лет не было ничего дадено вместо советских исторических бредней. Держимся на одном энтузиазме…

В качестве противоположного примера "исторической политики" приведу подготовку к торжественному юбилею побед Петра І в Северной войне. Ощутил я эту подготовку не в России, а в части Союзного государства - Беларуси (правда, при активном участии российских "товарищей"). На научной конференции по поводу 300-летнего юбилея битвы при Лесной 1708 г. ("матери полтавской баталии") все аспекты тогдашних событий излагались в духе Великой отечественной войны, как будто враг еще не покинул советскую землю: шведские агрессоры, вторжение, героическая борьба народных масс. Такое впечатление, что с дьявольской последовательностью раз в сто лет злобный Запад дает России возможность проявить свой неувядаемый патриотизм: то Лжедмитрий, то Карл ХІІ, то Наполеон, то кайзер и фюрер.

Не вижу в патриотизме ничего плохого, а в хорошем знании своей истории - уж тем более. Но ведь не был Карл ХІІ "агрессором" - Россия со своими союзниками напала на Швецию; приход шведов в Беларусь (которая тогда была частью Великого княжества Литовского, союзного Швеции) не было "вторжением", народные массы с одинаковым энтузиазмом сопротивлялись солдатам обоих армий (поскольку они одинаково грабили и бесчинствовали). А потом о чем еще думать, когда вся эта Северная война XVIII в. резюмируется в духе: "а вот теперь [имеется в виду - после Грузинской войны] все поняли, что с нами надо считаться", то понимаешь, что украинские комплексы неполноценности - это еще "детский сад" по сравнению с российскими.

Российское общество "воюет" постоянно, - и со шведами, и с поляками, и с французами, и с немцами, и с грузинами (другие времена - другие масштабы. Это все происходит прямо сейчас, а не в каком-то там XVIII в. И после этой конференции я переосмыслил свое отношение к украинскому "бардаку": ведь в Украине события XVIII в. оцениваются историками именно как события XVIII в.; в научных конференциях принимают участие именно ученые, а не "идеологические работники" и "историки в штатском"; тема твоего доклада не вызывает испуга организаторов, если ты отклоняешься от "линии партии"; а слова о том, что "события Северной войны оцениваются в украинском обществе неоднозначно", в Украине не воспринимаются с удивлением: а как это можно "неоднозначно" что- то воспринимать?

Но моя симпатия к украинской "неоднозначности" отнюдь не означает, что все "исторические темы" нужно исключительно пускать на самотек: все нормальные (и вполне демократические) государства понимают, что их настоящее очень сильно зависит от прошлого, и чем лучше люди в этом прошлом ориентируются, тем более адекватными и ответственными гражданами они будут. Спонтанная активность граждан в "исторической области" часто просто глохнет от безнадежности, отсутствия перспективы и хоть какой-то поддержки "сверху". А вообще же украинским политикам желательно прислушаться к тем неприятным прогнозам, которые вполне небезосновательно формулируются учеными, и уж если откровенно слаба компетенция в решении проблем настоящего, то можно хотя бы дать гражданам возможность ощутить ясность в прошлом. Хоть что-то бы полезное сделали.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Будущее Украины: сценарии

Новое сообщение ZHAN » 04 мар 2018, 20:56

Если вспомнить, что украинским национализмом в его нынешнем состоянии мы называем все идеологии и движения, которые стараются консолидировать и укрепить Украину, то судьба украинского национализма напрямую связана с судьбой украинского государства.
Изображение

Образованное в 1991 г., оно приближается к своему двадцатилетию в весьма плохоньком состоянии: имея внешние атрибуты суверенной государственности, Украина как гражданская нация еще не обрела более-менее единого и общеприемлемого видения себя в мире, своего прошлого и своего будущего.

Нынешний правящий класс, сформированный из советской номенклатуры и полукриминальных кругов 1990-х годов, так и не смог выработать практику эффективного государственного менеджмента и достичь консенсуса в вопросе приоритетов развития страны, ограничиваясь реализацией возможностей по "дерибану" ее ресурсов. Подобная безответственность, свойственная всем политическим силам, делает будущее Украины нестабильным и непредсказуемым.

Вероятность того, что поколения политической элиты в ближайшее время сменятся - невелика, поскольку младшее поколение политиков своими склонностями и представлениями отнюдь не вызывает оптимизма, - в основном такие же уродцы, как и их "воспитатели". В стране отсутствуют моральные авторитеты и лидеры, способные, опираясь на народное доверие, изменить направление движения страны.

Мы движемся во времени, но какое новое качество в результате может обрести Украина? :unknown:

Я попробую изложить некоторые из возможных вариантов развития страны на ближайшее десятилетие. Варианты обычно в футурологии называются "сценариями", назовем и мы их так.

Базовыми интегральными сценариями развития Украины, на наш [Сценарии написаны при участии Лидии Смолы и Евгения Магды в 2009 году.] взгляд, являются следующие:

• реалистический (инерционный): медленная стагнация;

• пессимистический: коллапс и распад;

• оптимистичный: евроатлантическая фантазия.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

1. Инерционный сценарий: стагнация и деградация

Новое сообщение ZHAN » 06 мар 2018, 00:09

До 2020 г. численность населения Украины сократится еще на 4 млн - приблизительно до 42 млн человек, из которых свыше 20 % будут составлять люди старше 65 лет (в 1990 г. их было около 12 %), а доля трудоспособного и наиболее активного населения - в возрасте от 25 до 64 лет - почти 47 % (в любом случае пенсионный возраст будет поднят выше нынешних 55 и 60 лет). Среди них почти половину будет представлять возрастная категория 45–64 года, которая будет формировать когорту следующих пожилых граждан страны - процент последних после 2020 г. станет еще большим. Количество детей до 14 лет будет вдвое меньше сравнительно с 1990. Эти общие показатели, одинаковые для всех сценариев, свидетельствуют о неотвратимом старении народа Украины, которое однозначно будет продолжаться - даже при условиях успешной демографической стратегии. Последняя может лишь замедлить темпы старения.

Социальные обязательства государства будут вынуждать все больше увеличивать налоговое бремя на трудоспособное население, перенося родственные и государственные инвестиции с поддержки молодой генерации и инновационных проектов на содержание пожилых сограждан. Это будет объективным фактором для продолжения популистской экономической политики (правительствами всех партийных ориентаций), которая будет формировать "бюджеты проедания", а не развития, заводя страну в глухой угол экономической стагнации. Рост доли социально зависимого консервативного населения, которое хочет стабильной государственной поддержки, а не каких-либо общественных изменений, существенно будет содействовать популизму власти. С окончанием масштабной приватизации государство останется без источника "легких денег" на социальные расходы. Налоговый прессинг и отсутствие перехода к инновационному развитию будут тормозить формирования малого и среднего бизнеса, будут лишать граждан мотиваций к активной предпринимательской деятельности, не будут создавать условий для возникновения рабочих мест в высокотехнологических и наукоемких сферах. Государственных ресурсов для поддержки и развития последних просто не будет существовать. Утратив остатки собственной инновационности в научной сфере, Украина станет зависимой от иностранных инвестиций и критически зависимой от иностранных технологий.

Такая ситуация будет содействовать активной миграции молодой и квалифицированной рабочей силы за пределы страны, где окажется до 30 % молодых украинцев. Наиболее высокообразованные "кадры" будут двигаться на Запад - в страны ЕС и США, где они будут склонны уже к натурализации (получении гражданства), пользуясь льготными условиями, которые там создаются. Оседание украинских "рабочих рук" за пределами страны логически уменьшит объемы временной трудовой миграции, а это, в свою очередь, существенно сократит инвестиции мигрантов в отечественную экономику. Рабочая сила средней квалификации частично будет двигаться в противоположном направлении - в Россию, у которой будет больше возможностей для устройства трудовых ресурсов из постсоветских стран ради преодоления собственных демографических и экономических диспропорций.

Что касается демографических проблем Украины, то в стране наибольшую "популярность" получит нуклеарная модель семьи, возрастет количество неполных семей, поскольку социальные обстоятельства не будут содействовать повышению рождаемости и стабильности брака. Многодетные и молодые семьи, как и сегодня, будут пополнять ряды неблагополучных, малообеспеченных и неимущих, что особенно распространится на селе и в небольших городах.

Активная миграция молодежи, прежде всего квалифицированной и образованной, из сел и городков в городские агломерации приведет к еще большему старению сельского населения, катастрофическому разрушению медицинской и образовательной инфраструктуры села и, как следствие, - к его физическому вымиранию, исчезновению десятков населенных пунктов, особенно в Центральном и Северном регионе.

Постепенное формирование рынка сельскохозяйственных земель и их распределение между несколькими монополистами приведет к неравномерности экономического развития аграрных регионов, поделив их на развивающиеся и на стабильно депрессивные и вымирающие. Все большая часть трудоспособного сельского населения будет страдать от алкоголизма, хронических болезней, а отсутствие на этом фоне контроля рождаемости и планирования семьи сделает село мощным источником социального сиротства.

Такие социально-экономические обстоятельства не будут содействовать существенному реформированию и активизации функционирования системы здравоохранения и социальных служб, поскольку их реальная деятельность, как и сейчас, будет сосредоточена преимущественно в больших городах и административных центрах. Эта деятельность и в дальнейшем не будет престижной, вследствие чего в неблагополучных местностях будет ощущаться значительный кадровый голод.

При этих условиях влияние структур социальной и медицинской сфер на образ жизни населения будет минимальным, что приведет к усилению существующих негативных тенденций.

Дефицит рабочей силы в отечественной экономике будет составлять несколько миллионов людей, а качество тех трудовых резервов, которые останутся в пределах страны, лишь будет ухудшаться - вследствие социальных болезней: алкоголизма, туберкулеза, ВИЧ/СПИДа, наркомании. Учитывая динамику распространения употребления спиртного среди взрослых и, особенно, подростков, существует вероятность, что на 2020 год зависимых от алкоголя может стать почти вдвое больше, чем сегодня, - они составят приблизительно 10 % населения. Если нынешние темпы распространения социально опасных болезней не будут преодолены, в названном году почти 5–8 % украинцев будут болеть туберкулезом, а 4–5 % - ВИЧ/СПИД. Понятно, что эпидемии туберкулеза и ВИЧ/СПИДа ассоциированные, то есть взаимно усиливают друг друга; т. е. больные СПИДом будут умирать преимущественно именно от туберкулеза. Поэтому суммарный процент пострадавших от обеих эпидемий может и не достигнуть 12–13 % населения, но однозначно охватит его десятую часть. Количество наркозависимых, кроме очевидных социальных причин, будет существенно зависеть еще и от миграционной ситуации и криминогенной обстановки.

Итак, подытожив, можем говорить о том, что, даже без учета "обычных" хронических болезней (которые также зависят от социальных условий), приблизительно 20 % жителей Украины будут исключены из производственного процесса лишь из-за социальных болезней, а это, вместе с дальнейшим ростом смертности, будет приносить (кроме гуманитарных потерь) экономике страны огромные убытки. Речь уже будет идти не столько о профилактике, сколько о регулярном лечении миллионов людей, значительная часть из которых будет нетрудоспособной.

Добавим к этой цифре социально зависимых пенсионеров (свыше 20 %), инвалидов, хронически больных, детей дотрудоспособного возраста (приблизительно 15 %) - и мы увидим, что действительно работать сможет лишь немногим более 40 % населения, а остальные 60 % (!) станут, при государственном перераспределении, их иждивенцами. Поэтому приведенные нами выше нынешние миграционные ориентации молодого трудоспособного и социально мобильного населения отнюдь не покажутся нам завышенными: 30 % молодежи уже сейчас хотели бы покинуть страну.

Дополнительными факторами, которые будут содействовать эмиграции, останутся коррупция, незащищенность частной собственности, неэффективность судебной системы, пессимистические социальные ожидания, вызванные продолжительным отсутствием ощутимых положительных изменений в жизни общества, неверием в возможность что-то изменить к лучшему, недоверием к правящему классу, политической элите. Социальный капитал (социально активные граждане, общественные организации) остается неиспользованным и не накапливается, а следовательно, и не станет партнером и опорой государства в стремлении улучшить жизнь общества. Институты гражданского общества - в состоянии эмбрионального развития, поэтому социальные изменения оказываются замкнуты в области неуклюжей и ситуативной административной политики. Неудовлетворение состоянием вещей, распространенное в украинском обществе, сегодня вызвано системным комплексом факторов, а не конкретными политическими фигурами или силами. Уныние продиктовано и отсутствием хоть приблизительно очерченного видения общего будущего, национальной идеи, социально значимых и конструктивных ценностей, стратегии (не декларативной, а реально действующей) развития страны, отсутствием даже краткосрочных сформулированных планов, не говоря об их выполнении.

При этих условиях едва ли можно ожидать существенного роста производительности труда в украинской экономике - то есть того, что является основным залогом конкурентоспособности экономики в общем, увеличения ВВП и экономического прогресса. Существенной проблемой развития нашей страны является закрепление потребительской модели существования и патерналистских установок, когда объем взятых кредитов не отвечает ни способности потребителей их уплатить, ни возможности слабо капитализированных отечественных банков справиться с ними самостоятельно, без масштабных внешних займов. Результатом станет "финансовый пузырь", который лопнет с вероятными катастрофическими последствиями для банковской системы и потребителей.

В Украине, с ее экономическими проблемами и тенденциями, нынешнее чрезмерное количество слабо капитализированных банков обанкротится или будет выкупленная иностранными инвесторами. В результате придется смириться с почти полной зависимостью банковской системы от иностранных финансовых структур. Единственным "мерилом успешности" украинской экономики станут мировые цены на основные статьи экспорта, которые и будут определять ее общий рост или убыль. Низкое качество рабочей силы станет причиной уменьшения иностранного инвестирования в условиях недостаточности внутренних ресурсов для капитализации. Непрестижность рабочих специальностей, продолжительный упадок профессионально-технического образования, имеющееся несоответствие государственного заказа на специалистов реальным нуждам экономики вычеркнут Украину из списка стран, где относительная дешевизна рабочей силы привлекательно усиливается ее квалификацией.

Наши догадки о том, что бы произошло, если бы украинская экономика попала под влияние непредусмотренного внешнего фактора, являются лишними, поскольку количества очевидных внутренних негативных социальных факторов уже целиком хватает для того, чтобы они самодостаточно вызвали кризисные явления в Украине (по крайней мере в продолжительной перспективе). Итак понятно, что этот, уже существующий и действующий, комплекс факторов может так ослабить украинскую экономику и ее социальный сектор, который при условии наступления дополнительно еще и внешнего кризиса ей будет тяжело удержаться на ногах. Авторы также сознательно пытались игнорировать вероятное разыгрывание "украинской карты" как традиционными, так новыми влиятельными игроками на международной арене. Однако, вернемся к реалиям.

Депопуляция и старение населения будут присущи всем регионам страны, кроме больших городских агломераций, где сосредоточатся основные финансовые ресурсы, рабочие места и инфраструктура, где социальная сфера не деградирует так, как в сельской местности.

Если в центральных (кроме Киева) и северных областях причинами депопуляции станут преимущественно природно-демографические и миграционные факторы и алкоголизм, то на Востоке и Юге на сокращение населения в основном будут работать, кроме "традиционного" пьянства, еще и распространение туберкулеза, ВИЧ/СПИДа, наркомании. В индустриальных районах наибольшей будет диспропорция между количеством мужчин и женщин - вследствие значительно высшей смертности мужчин среднего возраста.

В относительно лучшем социально-демографическом положении будет оставаться, как и сейчас, Западная Украина, однако там огромная трудовая миграция в Европу будет подвергать испытанию прежде всего институт традиционной семьи и качество воспитания детей (если сегодня в этом регионе доля сирот приблизительно в 10 раз меньше, чем на Востоке, то со временем ситуация может измениться в худшую сторону). Следует также добавить, что все указанные выше социальные факторы принадлежат к тем, которые содействуют росту в стране преступности, - и "ведущими" регионами в этом тоже будут оставаться Восток, Юг и Центр.

Социальная структура украинского общества и в дальнейшем будет формироваться по модели стран "третьего мира" - с огромной поляризацией доходов и социальным расслоением. Учитывая очерченные тенденции, становление среднего класса будет происходить чрезвычайно медленно: его пополнение и в дальнейшем будет ограниченным со стороны слаборазвитого, не стимулированного государством малого и среднего бизнеса и, вместе с тем, будет оставлять в стороне работников медицины, образования, социального сферы - вследствие непрестижности и недостаточного финансирования этих отраслей.

Деформированное становление среднего класса замедлит появление в стране "ответственного избирателя", поскольку вследствие объективных социально-демографических процессов (в случае невмешательства государства в управление ими) основную массу граждан все больше будут составлять люди социально зависимые, неимущие, бедные, а следовательно, - склонные откликаться на популистскую демагогию и поддерживать ее. Поэтому невозможность что-либо изменить путем демократической избирательной процедуры со временем приведет к политическому равнодушию даже социально активных личностей (их будет весьма мало, к тому же, они- наименее дисциплинированные избиратели) и стремлению изменения ситуации радикальным путем - благодаря "твердой руке". Вместе с тем политическая и социальная пассивность украинского общества может стать его перманентной чертой, и ожидать каких-то взрывов социального недовольства или массовых протестов в реальности не следует.

Помня о разочаровании послеоранжевого периода и руководствуясь принципом "моя хата скраю", молодые украинцы 2020 г. будут просто избирать себе страну с лучшими условиями жизни и более гуманным обществом или же будут заниматься обычным делом - делать индивидуальную карьеру вопреки любым условиям.

Упомянутый нами дефицит рабочей силы приведет к скоплению в Украине большого количества иностранных мигрантов: часть из них будет находиться в нашей стране временно - с тем, чтобы со временем перебраться в ЕС, а часть будет ориентирована на постоянное местожительство. В зависимости от соблюдения миграционного законодательства, прозрачности европейской и российской границ их количество может достигнуть сотен тысяч. Они будут источником дешевой неквалифицированной рабочей силы и станут питательной средой для организованной международной преступности, наркоторговли и торговли людьми. Учитывая то, что странами выхода этих мигрантов будут преимущественно Западная, Южная и Юго-Восточная Азия, для их интеграции в украинское общество будет существовать ряд социальных, культурных и ментальных препятствий. Опыт других стран показывает, что в условиях стихийности, неконтролированности процесса миграции и обустройства прибывших, они со временем формируют замкнутые анклавы (гетто), которые становятся источником (и объектом) социальной и межэтнической вражды, особенно, если в обществе, которое их принимает, распространяются ксенофобные настроения (что при названных условиях неизбежно даже в странах, значительно более благополучных, чем Украина). Понятно, что иммигранты будут жить в больших городах (местное село нигде в мире не стало местом их локализации), и потому в последних постепенно будут формироваться этнические кварталы. Поскольку города станут основной сердцевиной социального расслоения, конфликты на социальном уровне в них часто будут приобретать межэтнический погромный характер (что сейчас происходит в России).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

1. Инерционный сценарий (окончание)

Новое сообщение ZHAN » 07 мар 2018, 23:56

Теперь, очертив основные характеристики украинского общества при развитии реалистического (инерционного) сценария, следует попробовать определить, какие политические условия и какой "стиль менеджмента" делают такое развитие сейчас очень вероятным. Простейшим ответом станет следующий: условия, при которых политический процесс и партийно-политическая система в Украине не испытают сущностных изменений, а от евроинтеграционных планов придется отказаться или они останутся лишь декларативными. В этом смысле инерционный сценарий становится автоматическим путем к воплощению пессимистического.

На сегодня общей чертой украинских политических "кланов" (поскольку "невиртуальных" политических партий в стране практически не существует) является отсутствие четкой системы ценностей, вместо которой существуют рефлексы приобретения наживы, на основе которой развиваются сами "кланы", и предлагают соответствующую модель развития страны. Из общепризнанной системы ценностей проистекают правила, по которым конкурируют и сосуществуют разные группы интересов в обществе. Но отсутствие такой системы, или же ее изначальная порочность порождают безответственность и наблюдающийся сегодня хаос. Отсутствие такой системы ценностей порождает отсутствие цели функционирования общественных институтов, а от этого происходит их очевидная слабость и неэффективность. Любой институт, у которого отсутствует цель, начинает заниматься обеспечением своих привилегированных участников (обогащением).
Отсутствие у правящего класса стратегических ценностных приоритетов (постсоветский синдром, отсутствие новой программы действий) привели к неадекватности представлений политической элиты о состоянии общества, а также- к неспособности осознать те известные риски, которые существуют, и отсутствия соответствующего стремления их минимизировать. Риски, заметим, в одинаковой мере затронут и правящий класс, а не только широкие массы граждан. Убытки от неудачной внутренней политики будут относительно одинаковыми для всех категорий украинцев, но в абсолютном измерении цифр и объемов собственности они, однозначно, поставят точку - в достижениях нынешней верхней страты общества и "крест" - на ее влиянии на ход событий. Возможно, что местной элите удастся "удержаться на плаву", но при реальном сокращении государственного суверенитета Украины (неминуемом при нынешнем развертывании событий) ей придется привыкать к новым "правилам игры" - то есть к тому, что ее воля не будет решающей.

Пока что руководство государства не способно сформулировать приоритеты общественного развития и выработать стратегическую программу действий и мер, которые необходимо и можно осуществить. Поскольку об этико-нравственных определениях политической деятельности в Украине говорить нет смысла, мы ограничимся оценками функционального характера. Пока не появились новые (или "новые-старые") политические игроки с эффективным проектом "третьей альтернативы", политическое равновесие между нынешними политическими лагерями в Украине является достаточно стабильным. Однако это равновесие отнюдь не является реальной, "принципиальной" поляризацией, поскольку декларативные идеологические расхождения нынешних конкурентов имеют не идеологически-фундаментальный, а технологический характер, ориентированный на перманентный избирательный процесс. Поэтому определить в Украине четкий политический цикл (как в США, например) с соответствующими стратегиями участников для каждой его фазы - невозможно.

Несовершенство украинской Конституции, очевидное с 2005 года, является довольно удобным для действующих политических игроков, потому что из-за своей ежедневной "напряженности" оно не позволяет появиться на политической арене "третьей силе", а существующие две держит в таком равновесии, которое делает успех одинаково достижимым для них обеих. Соответственно, истинного желания усовершенствовать Основной закон у них нет, разве что под этот результат будет заключен продолжительный политический союз.

Но основная проблема для украинского общества заключается в том, что такая ситуация программирует политиков только на тактические действия, которые исключают продолжительную стратегию, - а от нее, собственно, и зависит "в сухом остатке" судьба граждан. Тем временем и управленческая, и пропагандистская активность при пребывании при власти или в оппозиции содержат лишь суетную мотивировку, продиктованную той или другой насущной необходимостью сегодняшнего дня. Поскольку основной месседж каждой политической силы состоит в возражении месседжу соперника, то при смене правительств или парламентских коалиций невозможно достичь преемственности и последовательности в решении стратегических вопросов развития страны. В этих условиях ни одна из политических сил не склонна становиться "идеологической партией", потому что идеология требует хотя бы относительного соблюдения определенных принципиальных приоритетов от выборов до выборов. Такая ситуация логически ведет к размыванию административной вертикали - не в смысле конституционного увеличения полномочий местной власти, а в направлении ее все меньшей контролированности в тех политических вопросах, которые не являются сферой ее компетенции, а именно: языковой и образовательной политики, отношению к территориальной целостности и суверенитету государства. Это означает, что все больше регионов Украины станет объектом целенаправленных деструктивных внешних влияний, которые будут готовить грунт для распада страны. Деятельность же силовых структур будет неэффективной, что будет обусловлено соответствующей кадровой политикой, нечеткостью концепции самой национальной безопасности, перманентными ротациями, вытеснению профессионалов, низким финансированием - эти тенденции мы можем уже наблюдать.

Сегодняшнее осуществление действующего законодательства может завтра закончиться репрессиями для его исполнителей.

Технологический характер ведущих украинских политических проектов, как ни грустно об этом говорить, целиком отвечает запросам общества, неимущего и слабо структурированного, которое пребывает в мировоззренческом хаосе. Такое общество склонно слушать популиста и демагога, а популист и демагог не склонен делать общество другим - дабы не потерять шанс на завтрашнюю победу ради воображаемой стратегии на послезавтра. Результатом такого "завоевания масс" является паралич всех ветвей государственной власти, которая делает невозможным эффективный контроль за социальными процессами и попытки их коррекции.

При условиях стабильной внешней ситуации такое состояние может длиться достаточно долго, но геополитическое расположение Украины может лишь обещать нам наше "удобство" в качестве геополитического "буфера" между мировыми державами. Для "Запада вообще" мы - определенный "ограничитель" для продвижения России, для прагматического Евросоюза - "отстойник" для мигрантов и нестабильный транзитер энергоресурсов, для российского капитала - "свободная территория", лишенная собственного контроля. Для нас самих это вообще ничего не гарантирует и является лишь хорошим стартом для преобразования в "банановую республику" с марионеточной политической "элитой". Дальнейшее выживание Украины как самостоятельного субъекта будет зависеть лишь от мощных целенаправленных усилий правящего класса и граждан для консолидации страны на основании осознания национальных интересов. Шансы на это, сознаемся, весьма невелики.

Накопленное общественное разочарование и недоверие мешает сотрудничеству и организации новой политической силы, поскольку избирателей уже неоднократно одурачивали и они получили "прививку" от одноразовых проектов. Тем более, что члены устоявшихся политических "кланов" считают нарушение взятых ими обязательств перед общественностью или другими группировками правящего класса нормой.

Новый политический проект требует наличия просвещенных квалифицированных людей, которых, как правило, на практике заменяют "раскрученные" политтехнологи. Но последние всегда работают только на "одну избирательную кампанию" - не далее.
Концентрация финансовых ресурсов у олигархов ограничивает возможности финансирования новых проектов. Поскольку политическое спонсорство рассматривается как краткосрочное бизнес-соглашение, то выполнение обязательств перед спонсорами обязательно вступает в противоречие с заявленными перед избирателями целями "новых проектов".

Единственная причина, способная склонить чашу весов в сторону более эффективного государственного менеджмента, - это или выразительная внешняя угроза положению правящего класса (его основной общий капитал - это государственный суверенитет Украины), или комплекс жестких, опять же - внешних, обязательств относительно внутренней политики. После 2005 г. внутренний ресурс социальной активности населения пока что исчерпан, поэтому для правящего класса решающее значение имеет именно внешний фактор, который принудит его к по крайней мере формальной консолидации ради объективно общих интересов. Конечно, ожидать реальной угрозы собственной стране, лишь бы "вдохновиться" на какие-то общественно полезные действия, - это весьма унизительная ситуация, но она является именно таковой. Вместе с тем, нет абсолютно никаких оснований говорить о том, что упомянутый "основной общий капитал" хотя бы как-то осознается даже теми (численно очень небольшими) категориями населения, огромное богатство которых непосредственно зависит от сохранения этого "капитала".

К упомянутым внешним факторам давления мы можем отнести:
1) интеграцию в политико-экономические или военные союзы других государств с четкими требованиями относительно условий членства или
2) угрозу внешней агрессии.

Во втором случае "консолидироваться" может быть уже слишком поздно - и часть правящего класса сможет плавно перейти в категорию марионеточных политических фигур, управляемых извне.

Относительно первого варианта мы должны заметить, что четкие требования к состоянию общества, экономики, политических институтов имеют лишь такие союзы, как ЕС и НАТО. Если же мы ведем речь об интеграции с Российской Федерацией (принимая во внимание продолжительную предсказуемость, стабильность, преемственность ее политики на последующие годы), то для нее основным критерием является подчиненность и лояльность, а не соответствие тем социальным и политическим стандартам, которым она сама не может соответствовать. Реинтеграция с Россией может дать пролонгацию потребительской экономики еще на несколько лет благодаря "благодарности за лояльность", - однако практика свидетельствует, что экономический "пряник" российской внешней политики очень быстро заканчивается жесткой потерей экономического и политического суверенитета. Ответственность же за неудачную внутреннюю политику будет лежать на местном диктаторе на манер Лукашенко (которого игнорируют ведущие демократические государства), а не на "суверенно-демократической" и очень самодостаточной России, которой в ближайшие двадцать лет практически некого бояться, кроме "безумных" западных общественных (неофициальных) правозащитников. Позиция западных официальных представителей будет значительно более сдержанной. Им, последним, Украина де-факто не является позарез необходимой, разве что некие глобальные кризисы (о которых мы предпочитаем не загадывать) заставят их по-другому отнестись к нашей стране.

При таком ходе событий мы можем выбирать лишь между более скорым и более медленным исчезновением Украины как самостоятельного государства - и катастрофой украинского национального проекта, который реализуется, с переменными победами и поражениями, уже на протяжении 150 лет. Ныне мы получаем шанс потерять "все, за что боролись", не из- за военной агрессии, а тихо и мирно, - а следовательно, гораздо постыднее. Поэтому, если мы говорим о состоянии украинского общества и самих украинцев, единственным внешним мотивирующим фактором для положительных внутренних изменений может быть ориентация на "западные стандарты". Понятно, что для лечения общественных болезней совершенно необязательно требовать от Брюсселя "захотеть" членства Украины в ЕС, - ведь можно просто самостоятельно осуществлять системные общественные реформы.

Правда, очерченные нами выше внутренние факторы этому, очевидно, помешают: правящий класс пока что не демонстрирует своей адекватности в осознании собственной ответственности. Расплата за некомпетентность на таком уровне всегда была весьма суровой, особенно на тесноватом Европейском континенте. Тут нет смысла выдумывать "страшилки": они уже есть - и работают.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

2. Пессимистический сценарий: коллапс власти и распад страны

Новое сообщение ZHAN » 09 мар 2018, 00:26

Пессимистический сценарий предусматривает крах украинской государственности в ее нынешней форме. Если не принимать во внимание глобальные климатические катастрофы, военные конфликты и экономические кризисы, крах Украины может состояться лишь вследствие целенаправленных враждебных действий со стороны ее непосредственного геополитического окружения при условии неконсолидированной позиции национальной политической элиты. Внутренняя "неуверенность" является для агрессора залогом экономии масштабных военных (а потому внутриполитически невыгодных) усилий - можно обойтись сугубо экономическими и политико-манипулятивными действиями, что значительно более привлекательно и выгоднее.

На сегодня и на ближайшую перспективу территориальные споры Украина имеет на западе лишь с Румынией, которая как член ЕС и НАТО не может самостоятельно выступить инициатором агрессии, и на востоке - с Россией, которая склонна возобновить свой военно-политический контроль над постсоветским пространством. Умолчим о мотивациях ее руководства: геополитических, экономических и т. п., - ограничимся самим фактом.

В случае сохранения нормальных отношений с Западом и переведения их в более конструктивные (на уровне взаимных обязательств) Украине не следует бояться посягательств со стороны Румынии - они вынырнут на поверхность, лишь если Украина как субъект международных отношений исчезнет из политической карты.

Относительно России политику вести необходимо такую же, как и с Западом, но с вынужденной ограниченностью в масштабах интеграции, которая станет результатом трудного и неудобного выбора.

Румынию можно сдерживать сколько угодно (здесь наша позиция - не решающая), а вот Россия - самостоятельный игрок, который временами может "играться" почти свободно. Зависимость России от мировых экономик и политических сил существует, но она может позволить себе демонстративно этим фактом пренебречь. Для сопротивления восточному соседу Украине достаточно лишь не стать новой "больным человеком Европы", каким двести и сто лет тому назад была Турция, или "пороховой кадкой Европы", которой дважды побывали Балканы. Хотя однозначно: не существует никакой уверенности, что Украина может стать поводом для действительно серьезного конфликта между большими мировыми "игроками". С одной стороны - это грустно: мы не станем поводом ни для горячей, ни для холодной войны (стыдно…). Но это является определенно отрадным фактом, который основную ответственность за судьбу страны возлагает на ее внутреннее состояние, - т. е. на украинских граждан, которым все и решать… Останется вопрос: способны ли украинские граждане решать свою судьбу? Итак, программа-минимум для выживания Украины как государства, как субъекта международных отношений не является весьма сложной, однако при этом остается почти недосягаемой.

В более широком контексте судьба Украины в будущем будет зависеть от качества отношений между Западом (в лице ЕС и США) и Россией. Сегодня продолжается процесс формирования новой европейской системы региональной безопасности, который происходит на фоне постоянно возрастающей военной активности США и их союзников в регионе Ближнего Востока, Персидского залива, вокруг Афганистана и Пакистана, а также активизации официальных и неофициальных "торгов" США с РФ относительно содержания и формы нового соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений. Для Украины наиболее "интересным" будет решение относительно того, действительно ли международные отношения возвращаются к практике ""сфер влияния", при которой все "вводные" скажут о том, что мы окажемся в ""сфере компетенции" России в оплату за ее "лояльность" к реализации будущих амбиций США.

С прагматической точки зрения, ведущие страны ЕС (Германия, Франция, Италия) имеют более всего мотиваций, лишь бы вообще "забыть" о существовании Украины и определить восточную границу Европы с "российской сферой влияния" по восточной границе Польши. Дальнейшее расширение ЕС на восток (с Украиной) в ближайшие двадцать лет может быть вызвано лишь уважительной, жизненно важной для Евросоюза причиной, которой способен стать или полный коллапс отношений с Россией, что минимизирует для ЕС экономическую мотивацию в пользу стратегической, или же мировой продовольственный кризис, связанный только с климатической катастрофой. Будем учитывать (мы же избегаем воображаемых глобальных катастроф), что для "принципиальной" ссоры ЕС с Россией поводы найти очень тяжело - весьма их контакты взаимовыгодны. Поэтому исходим из того, что Евросоюз не очень будет протестовать против "поглощения" Украины Россией, если она не будет применять какую-то брутальную военную агрессию, а использует уже имеющиеся внутренние украинские дестабилизирующие факторы. Последние оставят для ЕС все возможные пути для сугубо "бумажной борьбы" и дипломатических отступлений с "сохранением собственного лица". Европа спокойно остановится на восточной польской границе и будет считать, что это ее естественные пределы. Правда, страны, которые имеют опыт жизни в советском блоке, не сдадутся сразу. Возможно, что преодоление перманентного внутреннего кризиса в Евросоюзе (а он чрезвычайно устраивает "старые" евродержавы вроде Германии и Франции) позволит "новой Европе" больше влиять на формирование единой позиции ЕС во внешней политике. В другом же случае (при нестабильности структуры ЕС) восточная часть блока останется под большим влиянием США, поскольку именно США сможет гарантировать ей безопасность и - не будем кривить душой - выживание на фоне угрозы с востока. То есть: если Евросоюз не стабилизируется и не захочет дальнейшего собственного расширения (возможно, для этого появятся непреодолимые экономические мотивации), единственным и крайне необходимым партнером восточной части ЕС и Украины в сфере безопасности будут оставаться только США.

При таких обстоятельствах произойдет переход Украины к "серой" зоне региональной безопасности Европы и дальнейшее "сползание" в исключительно российскую зону влияния в условиях отсутствия четких гарантий безопасности со стороны ведущих мировых и региональных сил.

Принадлежность Украины к "серой" зоне безопасности в европейском регионе, отсутствие реальных гарантий безопасности внешнеполитическими партнерами, в сочетании со сложной внутриполитической и экономической обстановкой в стране, а также существующее состояние ее военной организации объективно спровоцирует использование против Украины широкого спектра возможных средств влияния и вероятного вмешательства в ее внутренние дела заинтересованных сторон - от политического, экономического до прямого военного давления и проведения специальных, и не исключено, даже военных операций.

Восстановление полномасштабного сотрудничества США, стран НАТО с Россией и отсутствие практических украинских внешнеполитических инициатив может привести к геополитическому размену "украинской карты" с результатами, сомнительными для суверенитета Украины.

Очевидным стало на сегодня резкое, даже критическое, уменьшение боеготовности военной организации государства в условиях дальнейшего роста реальной военной угрозы как в масштабах территории Украины, так и в региональном и мировом измерениях. Рост военных затрат большинства влиятельных стран мира, развертывание в европейском регионе военных формирований нового типа (экспедиционных мобильных сил с возможностью их количественного и качественного наращивания в короткие сроки), принятие и подготовка новых военных доктрин и стратегий (Россия, НАТО, США и т. д.), реальные действия стран вокруг Украины и политические заявления их влиятельных официальных лиц (РФ, Румыния, Польша, Турция, Грузия, Азербайджан и т. п.) свидетельствуют об объективном повышении фактора военной силы (который стремительно продвигается к позиции ведущего) в обеспечении задач безопасности государства.

Что же до возможности прямой военной агрессии со стороны России, то до конца следующего десятилетия качество ее военных мощностей будет оставаться невысоким (не следует безоговорочно доверять декларациям и пропаганде). Однако они неуклонно будут наращиваться. При этом нельзя оставлять без внимания некоторые "фоновые" события, например американо-израильскую антииранскую кампанию, когда "благожелательная" российская позиция обусловит передачу в ее "сферу" стран СНГ. Приобретает явные очертания угроза в связи с принятием в РФ законопроекта "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обороне", который законодательно предоставляет президенту РФ возможность быстро и оперативно использовать вооруженные силы РФ за пределами российской территории. Более того, заявленное в новой редакции "Военной доктрины РФ" возможное применение тактического ядерного оружия в региональных и локальных конфликтах может активно использоваться в качестве инструмента сдерживания НАТО, шантажа и запугивания соседних стран.

Как ни странно, российские эксперты и аналитики при том отмечают возрастающие тенденции ослабления России с дальнейшими вероятными экономическими и политическими катаклизмами для страны. Однако, при любых вариантах, при ведении войны обычными вооружениями шансы на легкую победу над Украиной выглядят иллюзорными (а политическая "цена" такой военной кампании для самой России будет весьма высокой) - разве что планы перевооружения украинской армии останутся целиком нереализованными. Избежать последнего можно или при стабильном повышении расходов на оборону до 2 % бюджета (что маловероятно, учитывая его перманентный социально-популистский характер), или при условии вхождения Украины в военный союз - НАТО (что существенно облегчило бы поддержание обороноспособности или и целиком решило эту проблему самим фактом). Учитывая неоднозначное общественное отношение ко вступлению в Североатлантический альянс, которое будет сохраняться при дальнейшем существовании современной партийно-политической системы и технологического характера политических проектов, Украина, скорее всего, будет просто доводить сотрудничество с этим блоком до такого уровня, когда вопрос официального членства просто станет формальностью. Однако этот вариант действий может происходить лишь при условии понимания (пусть даже недекларативного) реальных интересов страны административной верхушкой государства, независимо от смены коалиций и кабинетов. Дело в том, что этот процесс будет требовать той преемственности в соблюдении стратегических решений, которая априори отсутствует в украинском политикуме. Имея перед собой консолидированную позицию украинской власти, Россия не будет применять силового сценария, а вот в ситуации продолжительной внутриполитической слабости Украины "восточный сосед" может осуществить, например, "ограниченный силовой сценарий": он не будет иметь характера широкомасштабной агрессии, но достигнет тех же стратегических целей значительно меньшими средствами. Потом победителей не будут судить.

Россия также может еще более "экономно" применить стратегию "soft power" ("мягкой силы"), суть которой сводится к влиянию одного государства на поведение и интересы других политических образований косвенным образом - посредством культурных и идеологических моментов. "Мягкая сила" выделяет более тонкие, "деликатные" эффекты влияния, которые достигаются через культуру, церковь, ценности и распространяемые через СМИ идеи, в отличие от "прямых" и брутальных средств влияния на статус соседних государств, таких как военные действия и экономические средства влияния (что называют "жесткой силой").

Очевидной хронологической "планкой" решения основных украинско-российских противоречий станут годы перед 2017 [После харьковских соглашений Медведева-Януковича не стоит торопиться снимать дату "2017". Придерживаться договоренностей не свойственно украинским политикам.] - датой вывода Черноморского флота с украинской территории. Роль Черноморского флота РФ является не военной (в этом смысле он совершенно декоративен), а политической, обеспечивая фактом своего присутствия в Крыму постоянное идеологическое и подрывное влияние России на нестабильный регион, и некий "запасной", потенциальный рычаг для возможного силового сценария передела "украинского наследства". Поэтому обстановка в Крыму станет "ключом" к будущему Украины как суверенного государства в нынешних территориальных границах. За годы независимости Киев показал свою неспособность (за исключением урегулирования ситуации в 1992 г.) контролировать и корректировать социальную и этническую ситуацию на полуострове. Тем временем она аккумулирует в себе ряд конфликтов, которые и станут наиболее банальным поводом для вмешательства России в украинские внутренние дела. Если уж отказаться от стратегии "мягкой силы", то для "жесткой" подойдет как повод исключительно Крым. Заведение в безысходность социальных проблем крымских татар, непрозрачность земельной политики в АРК создают питательную почву для образования радикальных политических течений, вероятно исламско-фундаменталистского характера, которые отстранят от руководства национального крымскотатарского движения умеренные силы.

При возможной негласной внешней поддержке (в том числе со стороны России) ситуация дойдет до межэтнического противостояния, актов насилия, погромов и террористической деятельности. Пророссийская "пятая колонна" (политические сепаратистские силы полуострова при поддержке населения) обратится - возможно, на официальном уровне Верховного Совета АРК - за помощью к Российской Федерации и ее Черноморскому флоту. Россия осуществит "антитеррористическую операцию", которая будет сопровождаться привычными этническими чистками и изгнанием мусульманского населения. Декларативно это будет обусловлено "защитой соотечественников", поскольку "киевская власть не способна контролировать ситуацию на полуострове". Если к тому времени Европейский Союз существенно не диверсифицирует источники поставки энергоресурсов, то он негласно согласится с ограничением территориальной целостности Украины и ее суверенитета - из соображений экономической стабильности. В случае быстрого жесткого реагирования США и НАТО российскую агрессию придется ограничить Крымом, но конфликт не будет разрешен - он лишь законсервируется. Конечно, если на тот момент Украина станет членом НАТО, подобный сценарий не возможен в принципе, но шансы на будущее членство остаются незначительными.

Описанный вариант развития событий вероятен лишь при условии дальнейшей неэффективности центральной киевской власти и продолжительности политического противостояния, которое делает невозможным достижение единства позиции государства относительно защиты своей территориальной целостности. При сохранении на наивысшем уровне политического влияния пророссийских сил развитие ситуации может привести к провозглашению автономии юго-восточных регионов и перехода их под российский протекторат. Невозможность действенного военного отпора и отсутствие единства политических сил Украины сделают ее Вооруженные силы неуправляемыми, что позволит России ввести свои войска через сухопутную границу до Днепра. Другие соседние страны (Румыния, Польша) будут вынуждены "для контролирования ситуации" ввести, в свою очередь, собственные "миротворческие подразделения", которые в дальнейшем будут контролировать определенные части украинской территории. Повторится история раздела "украинского наследства" между соседями. Международные гарантии территориальной целостности и суверенитета Украины, как и сейчас (вспомним Будапештский протокол 1992 г., когда со стороны США и России давались гарантии безопасности Украины в обмен на ее отказ от ядерного оружия), останутся декларациями, и украинская государственность прекратит свое существование в нынешней форме.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

3. Авторитарный сценарий: олигарх-популист

Новое сообщение ZHAN » 10 мар 2018, 00:41

В предыдущих оценках мы исходили из того, что политическая система Украины в дальнейшем будет сохранять нынешние черты парламентской демократии. Однако продолжительная политическая нестабильность, разочарование граждан в демократической процедуре могут сформировать общественный заказ на "твердую руку" - и повернуть развитие страны в русло авторитарного сценария. Для этого необходимо, чтобы кто-то из политических лидеров, популярность или харизматичность которого будет "достаточной", решился разрушить тот консенсус в среде правящего класса, который имеется сегодня.

При невозможности осуществить конструктивные конституционные изменения, направленные на увеличение эффективности ветвей власти, может возникнуть соблазн установить авторитарный режим под поводом разрешения перманентного политического кризиса. Наиболее удобно совершать это, уже владея президентскими полномочиями по контролю силовых структур, поскольку тогда можно без заметного применения силовых методов "обратиться к народу", инициировать референдум относительно увеличения полномочий главы государства. Формальные признаки демократии будут сохранены, но Верховная Рада превратится в "карманный орган", который механически будет утверждать уже принятые лидером решения. На выборах победит провластная партия, а несколько мелких политических движений останутся для имитации плюрализма.

Изображение
Изображение
Константы. Каким бы ни было украинское будущее, ему все равно будут свойственны извечные дилеммы и сюжеты украинского бытия. Карикатуры Дмитрия Скаженика и Игоря Лукьянченко.

Единственным в каком-то смысле положительным вариантом авторитарного сценария может быть "голлистский вариант": когда конструктивные силы общества, гражданские инициативы будут консолидированы и привлечены для модернизации страны, системных реформ, а деятельность власти не будет репрессивной. Тогда, после переходного периода радикальных изменений и оздоровления общества, демократический характер политического режима может быть восстановлен и наполнен конструктивным содержанием.

Однако такой вариант маловероятен, и если авторитарный сценарий в Украине реализуется, то это будет, скорее всего, популистский олигархический режим, который осуществит очередное перераспределение собственности, проведя ряд показательных процессов над "коррупционерами" или "олигархами" из лагеря политических противников и подкупая граждан интенсивными социальными подачками.

Такая политика не изменит негативных тенденций в развитии общества и экономики. Вопреки стремлению сохранить внешнюю видимость демократии, этот режим окажется в международной изоляции (бесспорно, со стороны Запада) и повторит путь режима Лукашенко в Беларуси. В этом случае Украина безальтернативно окажется в орбите российского влияния, а украинская власть станет заложником отношения к себе Кремля, который и без силового сценария достигнет реализации своих внешнеполитических планов по созданию "союзного государства" или "контроля традиционных сфер влияния".

Поэтому авторитарный сценарий мы считаем одним из пессимистических вариантов - он тоже приведет к потере государственного суверенитета, хотя, возможно, с сохранением нынешних административных границ (т. е. территориальной целостности) Украины. Однако тогда останется лишь вопросом времени момент утраты украинской идентичности, который приведет к растворению этого административного образования в новом российском "евразийском пространстве".
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

4. Оптимистичный сценарий: евроатлантическая фантазия

Новое сообщение ZHAN » 11 мар 2018, 21:33

Конечно, может показаться, что выше (в реалистично-инерционном сценарии) мы очертили очевидный "замкнутый круг": объективные социально-демографические процессы, имеющиеся тенденции распространения социальных болезней и социально негативных явлений неотвратимо ведут Украину к стагнации и деградации. Но исторический опыт системных реформ в разных странах мира свидетельствует о возможности сдерживания и преодоления кризисных явлений. Однако предпосылкой для этого должно быть наличие политической воли и единства позиции правящего класса в приоритетных вопросах развития страны. Корни нынешних украинских общественных проблем лежат именно в политической плоскости.

Есть основания говорить о том, что необходимые сдвиги могут произойти лишь при смене поколений политической элиты, потому что основные политические фигуры и акторы сегодняшнего дня неспособны подняться над ситуацией и дать адекватную оценку состояния страны и неутешительным перспективам ее безопасности. Однако пока что трудно утверждать, кто из политических фигур "младшего возраста" и "второго эшелона" современного политического истеблишмента ментально отличается от "старших товарищей". Но, поскольку мы должны представить себе "оптимистичный сценарий", попробуем представить, хотя он - как заявлено в названии - будет всего лишь фантазией…

Одним из вариантов мог бы стать политический проект, альтернативный нынешней "двупартийной системе". Вследствие перманентного политического кризиса и паралича центральной власти в социально и политически активной части общества вызревает стремление создать идеологический политический проект, который бы принципиально отличался от уже дискредитированных и дал бы надежду на возможность реальных изменений. Такой проект должен основываться на ином, открытом принципе партийного строительства - в отличие от существующих диктата руководства политических движений и закрытых партийных списков. Это бы дало возможность привлечь к проекту активную часть общественности, движение могло бы получить новое "лицо", поскольку "нынешние привычные" гражданам уже надоели и целиком дискредитировали себя. Идеологический характер этого движения позволил бы ему перейти границы устойчивых электоральных регионов, но территориальной основой для его развертывания стал бы, вероятно, центр и восток страны (без Донбасса, Крыма и Запада) - именно там (в "середине") конструктивный социальный ресурс остается наименее использованным, а мировоззренческие ориентации населения еще можно изменить.

Если бы этому политическому движению удалось избежать в своем распространении четкого размежевания на "восток-запад", его миссия получила бы более всего шансов на реализацию. Соответственно, его социальной базой стали бы наиболее активные представители малого и среднего бизнеса, молодые средние прослойки.

Обычная опора новых политических проектов сразу на ресурсы определенной финансово-промышленной группы ("клана" или определенного "олигарха") обычно задает быстрый старт, но ограничивает распространение, поэтому диктата одного "спонсора" необходимо избегать. Исходным принципом политической деятельности должна была бы стать готовность к продолжительному политическому планированию на две или три будущих избирательных кампании - с целью постепенной аккумуляции электорального ресурса благодаря соблюдению стойких мировоззренческих и политических приоритетов, формированию доверия избирателей, подготовке гражданских кампаний, систематической работе с молодежью. Такое движение следует начинать с доктринально оппозиционной позиции.

В условиях нынешней политической системы первым успешным шагом этого движения может быть получение позиции "третьей силы" в парламенте с соответствующей "золотой акцией" при формировании коалиции (при сохранении современного проходного процентного барьера на выборах в парламент). Позиция принципиального "третьего меньшего" между двумя ведущими популистскими силами содержит в любом случае больше потенциальных политических дивидендов, чем сегодняшнее участие в ситуативном большинстве. Активизация социального ресурса, конечно, дает потенциально больше возможностей - сравнительно с нынешним временным владением властными позициями. Такое движение способно уравновесить региональную мировоззренческую (сугубо технологическую) поляризацию, создав стабильный "центр" и перевесив чаши весов в пользу осуществления стратегических реформ.

Однако наиболее очевидным препятствием на пути реализации такого проекта является пассивность общества, разочарование, неверие в собственные силы и в возможность лучших перспектив, недоверие граждан ко всем представителям политического истеблишмента, зависимость малого и среднего бизнеса от коррумпированной власти на всех уровнях, которая, по понятным причинам, будет стремиться уничтожить любые политические альтернативы в зародыше. Тем более, такой проект не будет предоставлять его инициаторам перспектив для получения быстрых властных или экономических дивидендов. "Идеализм" или "идеология" требуют значительно более долгосрочных инвестиций, чем сугубо технологические проекты, рассчитанные на ближайшие выборы.

Другой возможностью для Украины выйти из тупика могут стать лишь взаимные уступки основных политических акторов ради достижения консолидированной политической позиции относительно будущего страны и перенесения идеологической конкуренции "этажом ниже" - на конкретные варианты действий в пределах общей парадигмы. Следствием станет образование "широкой коалиции", которая позволит изменить Конституцию Украины, четко разграничив в ней полномочия ветвей власти. В этом случае не является принципиальным то, как именно будут распределены полномочия, поскольку проблема состоит не в характере Основного закона государства, а в том, работает он или нет.

В любом случае необходимо будет вернуться к мажоритарной системе формирования местных органов власти, лишь бы высвободить местные конструктивные социальные ресурсы.

Первой консолидированной позицией должно стать определение внутренне- и внешнеполитических приоритетов - исходя из соображений национальной безопасности. Этот вопрос не оставляет альтернативы необходимости вхождения Украины в определенную систему коллективной безопасности - учитывая факт объективной угрозы со стороны России. План действий относительно членства в НАТО, который сам по себе не является критическим условием членства, будет необходимым, потому что он будет предусматривать комплекс реформ в военной и общественной сфере - тех, на которые украинский правящий класс не способен при условиях самодостаточности.

Жесткий комплекс внешних обязательств есть необходимый, поскольку других стимулов к системным реформам в стране не существует.

Однако этот вариант развития ("широкая коалиция") является наименее вероятным. Очевидно, что до 2020 г. Украина не станет членом ЕС, даже если подкрепит это свое стремление общенациональным консенсусом. Препятствием на этом пути станет продолжительный внутренний кризис Евросоюза, который сам не способен достичь консенсуса собственных членов в вопросах развития наднациональных учреждений и внешней политики. К наиболее острым экономическим проблемам ЕС последних лет относится рост дефицитов государственных бюджетов стран-членов и уровня безработицы (это говорит о внутренних экономических конфликтах), не говоря уже об объективном нежелании "старых евродержав" сокращать свое политическое влияние на формирование общей "европозиции". Поэтому определяющими в политике ЕС на востоке останутся прагматические позиции руководящих континентальных стран (Германии, Франции, Италии), а восточноевропейские симпатики Украины (Польша, страны Балтии) будут оставаться в ситуативной оппозиции.
Единственным весомым толчком к приему Украины в Европейское сообщество может стать лишь осознание последним такой стратегической угрозы со стороны России, которая перевесит скромный комфорт надежных энергопоставок, - или же на это повлияет ситуация новой глобальной нестабильности.

Однако, ориентируясь на общественные стандарты ЕС, Украина может начать преодолевать внутренние социальные нелады, а именно: реформировать систему здравоохранения, социальные службы, правоохранительные структуры, судебную систему, армию, стремясь при этом преодолеть негативное системное влияние всеохватывающей коррупции. Реформа судов и правоохранительных органов станет основным залогом улучшения инвестиционного климата и изменения пессимистического отношения общества к проблемам социальной справедливости. Параллельно с этим преодоление кризисной ситуации относительно социальных болезней (эпидемии туберкулеза и ВИЧ/СПИДа, алкоголизма и наркомании), образовательная реформа (приспособления к реальным нуждам общества) позволят спасти трудовые ресурсы страны от деградации. Поддержка общественных организаций и налаживание их партнерских отношений с государством позволит эффективно аккумулировать социальный капитал. Изменение общественного самоощущения к лучшему, рост доверия к государству и власти будут формировать здоровую социальную среду и будут консолидировать граждан вокруг конструктивных ценностей. Такое состояние вещей или будет содействовать достижению соглашения с ЕС относительно реальной перспективы членства Украины в этой структуре, или позволит Украине (в зависимости от состояния самого ЕС) в нее не вступать, ограничившись тесным ассоциированным сотрудничеством.

При таком развитии событий будут осуществлены необходимые шаги для законного прекращения антигосударственной деятельности ряда ирредентистских организаций в Крыму и на востоке страны. Из вышеизложенного становится очевидным, что наиболее критическим для политического истеблишмента при выборе пути развития страны станет осознание реальности российской угрозы суверенитету Украины, поскольку пророссийская позиция остается одним из самых важных действующих факторов технологического конфликтного манипулирования украинским электоратом. Поэтому отказ руководящих политических сил от ориентации на Россию станет ключевым вопросом выживания украинского государства. Конечно, наиболее удобной для Украины была бы дружеская (или хотя бы конструктивная) позиция России - наибольшего торгового партнера и неизменного исторического соседа, но непреложным фактом настоящего является то, что существование суверенной Украины отрицается Российской Федерацией если не де-юре, то де-факто. Это - суровая и неприятная реальность, которая не оставляет Украине других альтернатив, кроме ориентации на военно-политический союз с Западом.

По оптимистичному прогнозу, новое языковое законодательство учтет практические рекомендации экспертов относительно приоритета развития украинского языка и защиты языков меньшинств, а языковый вопрос перестанет использоваться в политической пропаганде в масштабах государства (при том, что локальных языковых конфликтов избежать будет невозможно - но необходима будет рамочная легитимная схема их разрешения). Информационное пространство страны станет контролируемым благодаря соблюдению действующего законодательства и четкому регулированию, основанному на приоритете национальных интересов. Будут осуществлены программы государственной поддержки национального культурного продукта, создано общественное телевидение, которое будет формировать мировоззренческое единство общества в пределах конструктивного понимания украинской гражданской идентичности. Государственная поддержка отечественного кино- и телепроизводства позволит создавать сериалы (прежде всего) и фильмы на украинскую тематику, осветив в частности ряд принципиально важных исторических сюжетов. Пока что украинцы не могут даже визуально себе представить собственных исторических предшественников, оставаясь в пределах советско-российского, т. е. идеологически тоталитарного видения прошлого. Льготы для украинской книжной продукции позволят исправить заведомо проигрышные позиции отечественного издателя. Будут осуществлены весомые инвестиции в продолжительную культурную стратегию мировоззренческой внутренней интеграции Украины, формирование национально-гражданской идентичности, которая будет требовать реализации долгосрочной гуманитарной стратегии. Последняя должна была бы учитывать специфику всех возрастных категорий населения и сложившихся историко-культурных регионов.
Показателем политической воли украинской власти к реформированию страны станет оздоровление ситуации в Крыму - наиболее проблемном регионе страны. Урегулирование вопроса по распределению земель и компенсационных мер для крымскотатарского сообщества определят четкую государственную политику в сфере межэтнических взаимоотношений и собственности. Учет опыта других стран по созданию работающей туристической инфраструктуры создаст новые перспективы для региона и, особенно, для Севастополя в условиях преобразования города из военной базы в курорт. Налаживание постоянного и интенсивного экономического и военно-политического сотрудничества с Турцией обезопасит регион от вспышки исламского радикализма. Создание в Крыму филиалов ведущих украинских университетов, ориентированных на европейские стандарты образования, создаст условия для нормального социального и образовательного роста крымской молодежи. В результате это изменит к лучшему отношение регионального сообщества к украинской государственности, лишив в перспективе полуостров статуса "украинских Судетов".

Но, к сожалению, мы вынуждены резюмировать, что данный вариант развития Украины является наименее вероятным. Впрочем, "прогнозы - дело неблагодарное"… :(
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Украинский национализм: ликбез для русских. Дочитавшим

Новое сообщение ZHAN » 12 мар 2018, 23:19

Есть у Украины и прошлое, и настоящее, и будущее… Изложение первого основано на исторических фактах, второго - на житейских впечатлениях и социологических наблюдениях, а третьего - на небезосновательных предположениях. :)
Изображение

Автор догадывается, что "единства мнений" по поводу всего изложенного не будет. Да и не нужно, поскольку автору до сих пор нравится плюрализм мнений и тот романтизм и искренность, которые так захватывали и вдохновляли его на рубеже восьмидесятых и девяностых. И пусть с точки зрения житейского опыта мы можем скептически относиться к своему романтизму, но часто именно о нем нам потом приятно вспоминать. Потому что он искренний. А вспоминаем о нем тогда, когда хочется сказать нашим детям: "Я прожил интересную жизнь". Потому что дети ценят ту настоящую правду, которая обещает интересную жизнь и им самим. И они никогда не простят нам общественно бесполезного существования - т. е. банального равнодушия к судьбам Родины. Ведь мы сами и есть "народ", и только от нас сегодня зависит, что унаследуют те, кто через десять или сто лет будут называть себя: "мы - Украинский Народ".

Семилетняя дочка спрашивает: "Папа, а почему на рекламе написано: "Любите Украину"? Ведь все украинцы и так любят Украину? Может, чтобы любили еще больше?"

Что ей ответить? Что такую рекламу оплачивают идиоты? Или что взрослые украинцы по-разному ее любят? Или что Украиной называют очень разные страны, которые, к своему несчастью, находятся на одной и той же территории? :unknown:

Я отвечаю: "Конечно, всегда хочется больше любви, но не стоит это пожелание писать на рекламных щитах".

Но ведь есть вопросы и посложнее: "Папа, а против кого Украина воевала в эту прошлую войну?" - "Да против всех чужих, тех, кто приходил с оружием в руках на ее землю". И не будем пока уточняться, кто это был (сначала выучим географию и историю). Главное - Украина себя героически защищала. Что ей всегда было свойственно, ибо украинский народ пережил многое, но и в XXI в. он остается на своей земле.

Вспомним себя недавних - двадцатилетней давности. Новые чувства и ощущения. Длинная человеческая цепочка вдоль трассы от Ивано-Франковска до Киева снежной зимой 1990 г. Годовщина настоящего воссоединения Украины - января 1991 г. Тогда польские, венгерские, чехословацкие, гэдээровские, румынские "дальнобойщики", вдохновленные собственными революциями и освобождениями, что- то радостно нам кричали, высовываясь из кабин грузовиков и махая руками…

Тогда (это было где-то в Житомирской области) какая-то старенькая бабушка из ближнего села вынесла нам на трассу старый- старый, вылинялый от времени сине-желтый флаг. Как он уцелел, будучи десятилетиями гарантией статьи и отсидки для своей хозяйки? И что заставило сохранить его после всего, что пережило украинское село за предшествующих 70 лет? :unknown:

Наверное, то живучее чувство, о котором и написано в этой теме.

Перемены конца 80-х открыли и для автора неожиданные "семейные тайны" - и оказалось, что его прадед не только "старый большевик", но еще и деятель украинской автокефальной церкви, репрессированный за "буржуазный украинский национализм". :D
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Украинский национализм: ликбез для русских. Побуждения

Новое сообщение ZHAN » 13 мар 2018, 23:13

Идея этой темы возникла довольно банально: в 2005 г. стало очевидно, что русскоязычный читатель явно остро нуждается в некоем ликбезе о стране с названием Украина. Конечно, можно было назвать и "Ликбез для русскоязычных", но "для русских" звучит не так конъюнктурно. Ибо "русские" - это вечно, а вот "русскоязычный в Украине" - как всякий пропагандистский жупел явление все равно временное. Не потому, что с ними должно произойти что-то ужасное, а потому, что это сюжет сиюминутной политики. Ведь понятие "лингвистически своеобразная часть граждан Украины" подразумевает и венгерскоязычную, и румыноязычную, и болгароязычную и т. д. Украину. Просто пока ощущение украинского гражданства еще не всегда совпадает с (русско)язычностью. Но, как показывает история, все когда-нибудь становится на свои места…
Изображение

В какой-то мере написание оказалось ликбезом и для самого автора. Жанр научно-популярной литературы тем и сложен, что требует от автора по возможности очень ясного изложения - для этого надо не только самому очень хорошо разбираться в том, что излагаешь, но и уметь найти общий язык с теми, кто пока не знает столько, сколько знаешь ты, но хочет и не поленится для этого поработать. Поначалу предполагалась книжечка объемом раза в три меньше. Но, пробираясь сквозь дебри украинского исторического процесса, автор начинал вязнуть в целом ряде проблем, - и если по ряду пунктов он мог уверенно опираться на оценки коллег, то иногда у него возникала острая необходимость хорошенько "проветрить помещение".

К тому же русскоязычный читатель, интересующийся историей, неплохо знаком с российским видением украинской истории, которое обычно страдает, мягко говоря, предвзятостью. Поэтому автору пришлось поработать и в том жанре, который в советское время назывался "разоблачением буржуазных фальсификаций", а здесь мог бы называться "критикой имперского мифотворчества". Продукт получился сложный - четыре года работы отображают разное понимание и настроение, ведь автор - вполне живой человек, который вместе со всеми пережил социальные и политические потрясения последних лет. Издательство, увы, не хотело одного лишь "прошлого", поэтому у автора "настоящее" носит скорее характер житейского восприятия, чем научного изложения. Вот лет через 50… :)

Изображение

Что ж, пусть эта тема тоже станет историческим источником по мировосприятию некой части украинства начала XXI в., вполне русскоязычной - но не склонной создавать из этого каких-либо проблем ни себе, ни другим. К сожалению, украинскими т. н. "национально-демократическими силами" общественный позитивный ресурс украинских русскоязычных был откровенно проигнорирован - отчего и достижения сомнительные. Ведь таких - треть страны. А то, что мы "меньше любим Украину", - вранье тех, кто манипулирует украинским общественным мнением.

Да мы за Батьківщину можем вжарить не хуже "бандеровцев" с Западной Украины!

И проводить "границу" по региональному принципу между вменяемыми украинскими гражданами (между дураками можно, конечно, но смысл?) - зазря, поскольку границ между нами никаких быть не может по определению вменяемости. И фигура из трех пальцев - как минимум! - является нашим общим неисчерпаемым ресурсом. Всегда покажем: кому явно, а кому - в кармане. Но обязательно покажем. Не как хамский жест, а как констатацию того, что мы сами за себя отвечаем, живем своим умом, и не надо нас так навязчиво учить.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Перезагрузка национального проекта

Новое сообщение ZHAN » 14 мар 2018, 23:50

Переход из советского мира вранья, мифов, двойной морали, самоцензуры и приспособленчества в неопределенное украинское будущее оказался, бесспорно, болезненным. Очень многие из предоставленных шансов были не использованы и потеряны. Зато очень многие из советских "моральных качеств" теперь пригодились - и стали довольно прибыльными.

Украина еще не стала молодой страной, она пока еще доживает свой "постсовет", т. е. старость жалкого огрызка бессмысленной империи. Оказалось, что построить новую нормальную жизнь гораздо сложнее, чем вернуться в прошлое и жить своими иллюзиями о нем. Выбор у страны предельно прост: или побороться за то, чтобы обрести новую жизнь, или вернуться в "патологию", которая всегда дешевле и проще, поскольку "норма" - это прежде всего адекватное и критичное отношение к себе и окружающему. Просто, но почему-то постсоветскому человеку это дается гораздо труднее, чем комфортное и безответственное существование в идеологическом бреду, где весь мир удобно черно-бел и все, кроме "наших", - либо враги, либо дураки. Трудно, потому что у советского человека были проблемы только "бытовые", а вот мировоззренческие сомнения - никогда!

Такая "патология" похожа одновременно и на старческий маразм, и на инфантилизм: "дяди плохие и дяди хорошие". Это - старческая категоричность в купе с инфантильной безответственностью: вера на слово "взрослым" (то есть властям), самовлюбленный снобизм (мы - белые люди, а они - чурки), а главное - нежелание и неспособность понимать других.

Нам неизбежно предстоит попытаться построить нормальную жизнь, главным критерием которой во все времена были не богатство или "всеобщее равенство", а просто-напросто человеческое достоинство, или - общечеловеческие ценности. Мало что в них в применении к отдельной стране изменилось со времен Никколо Макиавелли, мечтавшего 500 лет назад о свободной Италии: доверие к власти, хорошие законы и хорошая армия. Немного? Правда над реализацией идей Макиавелли пришлось поработать 300 лет. Но иного пути все равно нет… И мы, скорее всего, тоже пройдем этот путь, поскольку история Украины не заканчивается, пока есть люди любящие ее.

Откуда такая уверенность? Окиньте взглядом вышеизложенную историю украинского народа от славянских племен VI в. до актуальной попытки создать гражданскую нацию в XXI в. - у нас нет иного выхода. И не из-за безысходности или запрограммированности "украинского исторического процесса" на некий успех. Мы, как и другие, уже многие поколения "придумываем" себе основания для достойной жизни, опираясь на наше прошлое - мы протягиваем ниточку надежных житейских оснований из прошлого через настоящее в будущее. Но в наших "выдумках" есть много очень реальных вещей: "история украинцев" имеет дело с реальным народом, живущем на своей Родине Бог знает сколько лет; "история Украины" - со всеми, кто жил и живет на реальной территории нынешнего украинского государства. Поэтому никто не может сказать, что у них нет общего прошлого и не должно быть общего будущего.
Изображение

Возможно, в какой-то из многочисленных "историй России" и не найдется место для такой соседней страны, как Украина: это если Россия - от Ужгорода до Владивостока. Но не будем придираться к соседям: это их личное дело. Если живешь в свободной стране - можешь научиться уважать свободу других. Жаль, правда, что другие не всегда уважают твою свободу.

Подобно другим народам мы будем "выдумывать себя" - как и делали это все те полторы тысячи лет, сколько осознаем себя на своей земле. Конечно, один факт "долгого пребывания" здесь далеко не главный аргумент.

Важен смысл, идея. А "украинская идея" всегда была идеей уже упомянутого человеческого достоинства. И в этом вопросе совершенно неважно, сколько было адептов украинской идеи в разное время или как в разное время называли себя те, кто сегодня называется "украинцами".

"Украинский национализм" вполне подпадает под подзабытую риторику "вождя мирового пролетариата" В. И. Ленина: он был всегда национализмом "угнетенной нации" и не нес в себе заряда "великодержавного шовинизма". В силу известных исторических обстоятельств люди, называвшие себя "свидомыми украинцами", всегда находились в оппозиции. Стать "русским" или "поляком" последние 500 лет было проще. Украинский проект последних 200 лет был обречен обстоятельствами на борьбу с притеснениями, унижениями и тиранией. И если каждый национализм имеет две ипостаси: "для себя" и "по отношению к другим", то украинский все время должен был искать себе поддержку среди соотечественников другой национальности и противостоять внешним давлениям. Поэтому часто идеологами и участниками украинского движения все время оказывались люди неукраинского этнического происхождения - просто имеющие совесть.

Один из инициаторов Кирилло-Мефодиевского общества - Николай Костомаров - был наполовину русским; зачинатель "украинской истории" и "хлопоман", человек, отвергнутый своей социальной средой, - польский шляхтич Владимир Антонович; один из авторов радикального украинского национализма - русский Дмитрий Донцов; идеолог украинского консерватизма и монархизма - поляк Вячеслав Липинский.

В XXI в. украинство имеет шанс создать общий для всех живущих в стране Украинский Дом. Что, правда, безусловно подразумевает со стороны всех граждан знание и уважение украинского языка, украинской истории и любовь к своей Родине. Слава Богу, Украина не охвачена манией величия. Да и вряд ли когда-нибудь станет великой державой - но, может, это как раз и хорошо? Неплохо быть и "средним европейским государством". Из всероссийской гражданской войны 1917–1920 гг. в свою неожиданную независимость вырулила, например, одномиллионная Эстония - лишь благодаря своей внутренней консолидации, мудрости и терпению своих политиков и военных. А до этого у них даже не было "самостийников"! А 40 миллионов украинцев пропустили свой шанс. Тогда.

Возникает вопрос: а является ли то независимое государство, которое существует с 1991 г., настоящей "Украиной"? Мой ответ: пока еще нет, поскольку УКРАИНСКОЕ государство должно кое-чему соответствовать. Существует ряд критериев, согласно которым Украина и должна выстраивать свою легитимность, - и далеко не все они пока что соблюдены.

Реализации исконных вольностей добивались Богдан Хмельницкий и Иван Мазепа; идею общественного договора элит отстаивал мазепинец Пилип Орлик; за реабилитацию "народного языка" выступали полтавчанин Иван Котляревский в 1798 г. и галицкая "Русская троица" в 1837; к сохранению украинской идентичности стремились галичане во время "Весны народов" 1848 г.; свобод для человека и местных общин добивались и кирилло-мефодиевские братчики 1840х, и громадовцы 1870-х; равноправных отношений с соседями хотели все украинские партии и движения в предыдущую борьбу за независимость - 1917–1920 гг.; "Воля народам! Воля людині!" ("Свобода народам! Свобода человеку!") - именно этого хотели бойцы УПА, воюя против Гитлера и против Сталина; за соблюдение прав человека выступали члены украинских диссидентских организаций послевоенного периода. За эти ценности проливали свою кровь тысячи наших соотечественников, миллионы из них своими жизнями расплачивались за свои устремления. И что - кто-то теперь мне скажет, что нынешняя "Украина" - это то, за что они боролись?

Нам еще есть за что побороться - и что построить! Но кроме ожидаемых испытаний - это наш шанс приобщиться к реализации одного из действительно достойных проектов Новейшей эпохи - украинского. И пусть нас всех не смущает текущая политика - это все пена на фоне настоящих ценностей.

Украину всегда созидали обычные люди. Поэтому не стоит недооценивать свою роль в истории - ведь это действительно наша история! Как было написано на значках Сичевых Стрельцов в 1914 г.: "Не ридать, а здобувать!" - ("Не рыдать, а достигать!"). Сто лет прошло, - а не поспорите…

Так, может, пора?.. :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Украинский национализм: ликбез. Сведения об авторе

Новое сообщение ZHAN » 15 мар 2018, 22:55

Добровольное, "чиста-сердечное" признание вины по обвинению в украинском национализме уместно всегда начинать с биографических сведений о подозреваемом. Облегчу работу компетентным органам…

Подозреваемый родился в 1973 г. в Киеве в семье потомственных украинских националистов, перешедших для маскировки своей враждебной сущности на русский язык. Прадедушка подозреваемого (сапожник, из крестьян) был обучен грамоте Марией Ульяновой (проживавшей тогда в Киеве), привлечен ею к революционной деятельности, "сидел" при царизме за подстрекательство к забастовкам и перевозку "Искры". Но в 1920-х годах сбился с пути и примкнул к украинской автокефальной церкви. В 1938 г. справедливо осужден органами госбезопасности как "украинский буржуазный националист" и "троцкистско-бухаринский агент фашизма".

В 1991 г. подозреваемый закончил среднюю школу № 170, которая, вопреки устоявшемуся мнению, готовит не только футболистов киевского "Динамо". В 1989–1991 гг. принимал участие в массовых акциях т. н. "национально-демократических сил" и посильно способствовал развалу нашей великой родины - СССР.

В 1991–1996 гг. учился на историческом факультете Национального университета им. Т. Шевченко, где прошел школу извращения отечественной истории в духе националистических фальсификаций. В том же 1996 г. путем интриг стал председателем Научного общества студентов и аспирантов университета, а благодаря изощренному плагиату стал победителем конкурса НАН Украины для молодых ученых-историков.

В 2001 г., несмотря на справедливые возражения блюстителей чистоты науки, защитил в Институте международных отношений при Университете им. Т. Шевченко кандидатскую диссертацию, посвященную контрреволюционному идейному течению "украинского консерватизма". Последний был придуман буржуазным наймитом, польским помещиком Вячеславом Липинским (1882–1931) и имел задачей сбить с пути социалистического строительства идейно незрелые классовые прослойки.

Потом подозреваемый проводил подрывную работу в разных киевских вузах, маскируя ее под "преподавание". С 2009 г. занимается этим же самым в Национальном педагогическом университете им. М. П. Драгоманова.

Подозреваемый прошел сложный порочный путь растления прогрессивной научной общественности:
с 2003 г. - член редколлегии научного сборника "Украинский консерватизм и гетманское движение";
в 2008 г. - ученый секретарь Института европейских исследований НАН Украины;
в 2008–2009 гг. - директор Центра социогуманитарных исследований им. В. Липинского;
с 2009 г. - председатель правления всеукраинского Научного гуманитарного общества.

В 2008–2009 гг. - член редакционного совета общественно-политического еженедельника "Український тиждень". Автор многочисленных псевдонаучных, лживых и подстрекательских статей в разных враждебных изданиях. Водит знакомства с иностранцами и имеет родственников за границей.

Автор гнусных книг, наполненных клеветническими измышлениями:
монографии "Консерватор на фоне эпохи: Вячеслав Липинский и общественная мысль европейских "правых"" (К., 2002),
брошюры "Этносы, народы, нации: найди отличия" (К., 2008),
учебников "Древняя Шотландия" (К., 2003), "Кельтская Британия: племена, государства, династии с древнейших времен до конца XV в." (К., 2005),
"Британия в древности и средневековье" (К., 2010, в печати).

Соавтор:
"Этносоциология: термины и понятия" (К., 2003, ошибочно отмечена премией им. Т. Шевченко одноименного университета как лучший гуманитарный учебник года),
"Этнонациональная структура украинского общества. Справочник" (К., 2004),
"Анатомия Оранжевой революции" (Штутгарт, 2005),
"Гуманитарная политика украинского государства" (К., 2006).

Автор статей с разными инсинуациями в многотомной "Энциклопедии истории Украины" (с 2003) и "Социологической энциклопедии" (К., 2008).

Контакты с сообщниками поддерживает через электронную почту: u.nationalism@gmail.com

Для темы использована книга: Кирилл Галушко - украинский национализм: ликбез для русских, или кто и зачем придумал Украину.
Изображение
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 49172
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Политические идеологии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron